Доска объявлений

Сегодня — День рождения генетики.

8 февраля 1865 года на заседании научного общества в Брюнне (Австро-Венгрия, ныне – Брно, Чехия), австрийский биолог и ботаник Грегор Иоганн Мендель (Gregor Johann Mendel, 1822-1884) выступил с докладом, формулирующем закономерности наследования моногенных признаков (законы Менделя).

В 1866 году Мендель опубликовал результаты своих опытов в работе «Versuche über Pflanzen-Hybriden» («Опыты с гибридами растений»). Это стало первым шагом на пути к современной генетике.

Однако работы Менделя не получили положительных отзывов и не были замечены. Мендель не был признан своими современниками. Опыты с горохом принесли ему титул «отец генетики», но, к сожалению, только после его смерти.

На могиле Грегора Менделя установлена плита с надписью «Мое время еще придет!»

(опубликовано в Facebook на странице CMD Центр Молекулярной Диагностики)

 

Новый раздел на сайте — Палеогеография о древнем человеке

На сайте появился новый раздел «Палеогеография о древнем человеке«

Поэт, генетик, гражданин. Выставка, посвященная 125-летию со дня рождения А.С.Серебровского в Дарвиновском музее.

17 января 2017 — 19 марта 2017

Выставка «Поэт, генетик, гражданин» приурочена к 125-летию со дня рождения одного из основоположников российской генетики Александра Сергеевича Серебровского. Выставка расскажет о том, как генетик с мировым именем писал тонкие лирические стихи, и как поэт-символист изучал особенности наследования окраски и лохмоногости кур. Можно ли совместить науку и искусство? Что может быть поэтичного в домашней птице? Можно ли черпать вдохновение в таких «скучных» вещах, как генофонд и хромосомные аномалии?

Александр Сергеевич Серебровский прожил недолгую, но очень яркую жизнь. Его творчество пришлось на начало XX века – время бурного расцвета молодой науки генетики и, в то же время, гонений на классическую школу генетики в нашей стране. Проследить нелегкий жизненный путь учёного помогут уникальные фотографии и рисунки, предоставленные для выставки Архивом РАН. Их дополняют материалы, переданные музею кафедрой генетики биологического факультета МГУ. А.С. Серебровский основал эту кафедру и заведовал ею до конца жизни.

Вклад А.С. Серебровского в науку велик и многогранен. На выставке вы узнаете, как Александр Сергеевич развенчал миф о неделимости гена, как предлагал бороться с вредными насекомыми генетическими методами и даже о том, как Серебровский-генетик предлагал «улучшать человечество».

Курица – символ 2017 года – стала одним из главных героев выставки. Поджарые бойцовые петухи и роскошные павловские куры, иссиня-черный орпингтон и полосатый плимутрок… как не похожи они друг на друга! Посетителей ждут не только чудесные птицы из коллекции музея, но и изумительные рисунки, специально заказанные для иллюстраций к монографии о генетике курицы 1926 года. Акварели Н.Н. Львовой предоставлены для выставки Мемориальным кабинетом-музей Н.И. Вавилова Института общей генетики РАН. Почти десятилетие посвятил А.С. Серебровский изучению генетики курицы. Ему удалось выяснить, как наследуются у кур окраска и форма пера, лохмоногость, скорость роста и развития, яйценоскость и размеры яиц. Им и его сотрудниками были построены первые карты хромосом курицы. А.С. Серебровский считал, что гены – такое же богатство, как нефть или газ. Он даже придумал специальный термин «генофонд» для всей совокупности генов какого-либо вида. И подобно тому, как геологи ищут залежи железа и угля, считал необходимым изучать геногеографию – распределение в пространстве различных наследственных задатков. Им было организовано несколько экспедиций для изучения геногеографии кур Дагестана, Кабардино-Балкарии, Армении.

И куда бы вы ни посмотрели, вас будут сопровождать лиричные стихи А.С. Серебровского, посвященные детству, любви, одиночеству и… генам.

Серебровский

big_61ad33447a

big_abb4a914ee

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Языки, гены, народы / Происхождение и родственные связи языков народов России

Происхождение и родственные связи языков народов России

Скачать страницу в PDF

фото с сайта Polit.ru
фото с сайта Polit.ru
Доклад чл-корр. РАН А.В.Дыбо на заседании Президиума РАН

 

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН),  размещенное на сайте РАН.

Читайте также ниже, в разделе «Мнения экспертов» комментарий профессора Л.С.Клейна «Языки, археологические культуры и старые гипотезы»

К настоящему времени насчитывается более 6000 человеческих языков; на территории Евразии их около 1000, на территории России — около 200. Существуют различные способы их классификации: типологические (по сходным структурным особенностям); генеалогические (такие классификации строят генеалогические деревья языков, в которых объединяются в один узел родственные языки). Этим занимается сравнительно-историческое языкознание, оно же — лингвистическая компаративистика.

В докладе вводятся формальное понятие языкового родства и основные положения сравнительно-исторического метода. Излагается современное представление о целях и возможностях сравнительно-исторического изучения языков мира.

Демонстрируются достижения классической компаративистики и данные, полученные в последние 50 лет на основании применения сравнительно-исторического метода к отдаленно родственным языкам.

1. Индоевропейская семья. Местонахождение индоевропейской прародины к настоящему времени спорно, но после получения датировок распада отдельных групп вопрос встает на более материальную почву. Так, судя по реконструируемой для праиндоевропейского лексике природного окружения, степь должна быть исключена из возможных прародин; ландшафт явно указывает на горную местность; кроме того, праиндоевропейское состояние никак не может соотноситься по времени с ямной культурой, поскольку распадается за 1000 лет до ее существования; таким образом, можно отказаться от «курганной гипотезы» М. Гимбутас.

1.1. Славянские языки. Недавно отработанное нами для совместной работы с генетиками балто-славянское древо дает датировку распада славянских языков на две группы — восточнославянские и прочие, около 2-го в. н.э. (что является более ранней датой, чем принятая ранее у глоттохронологов VI-VIII вв.). Во II-III вв. н.э. существовали, действительно, две археологических культуры, атрибуируемых праславянам: Пшеворская и Зарубинецкая. Датировка распада пра-балто-славянского единства падает на 1400-1300 до н.э. (что совпадает с предшествующими глоттохронологическими датировками). Это совпадает со временем формирования Поморской группы памятников Лужицкой археологической культуры — возможно, началом отделения праславянского от группы западно-балтийских диалектов.

1.2. Иранские языки: на территории РФ компактно проживают носители осетинского (северо-восточный иранский) и татского (юго-западный иранский) языков. Иранская группа составляет внутри индоевропейской семьи группу более высокого порядка с индоарийскими и дардскими языками. Вероятно, именно это единство следует связывать со степной ямной культурой. Не исключено, что именно контакты с праиранцами как носителями более поздней срубной культуры дали значительное количество заимствованной культурной лексики в финно-угорских языках. Распад иранского единства датируется приблизительно 1300 г. до н.э.

2. Алтайская семья языков. Праалтайский язык по предварительным оценкам мог распасться около VI тысячелетия до н.э. Восстанавливаемая лексика природного окружения и фрагменты культурной лексики в целом не противоречат гипотезе связи праалтайского с археологической культурой Яншао ( VII-III тыс.л. до н.э.).

2.1. Глоттохронологически датированное генеалогическое древо тюркских языков дает датировку первого распада пратюрков в районе рубежа эры. Эта дата хорошо коррелирует с тем фактом, что реконструируемые для пратюркского состояния слова, представляющие собой китайские заимствования, заимствованы в фонетическом облике, свойственном эпохам Западной и Восточной Хань; более того, цитируемые в ханьских исторических источниках слова из языка сюнну — это главным образом слова тюркского праязыка. Это позволяет отождествить носителей пратюркского языка с какой-то частью народов кочевой империи сюнну, которая как раз в это время выходит на историческую арену. Лексика природного окружения, восстанавливаемая для пратюркского состояния, позволяет связывать прародину тюрков с широкой территорией от монгольского Алтая до Ордоса. Мы находим заимствования из пратюркского языка в лексике, реконструируемой для прасамодийского и праенисейского состояний.

2.2. На территории РФ представлены три языка монгольской группы: калмыцкий, бурятский, хамниганский. Первый распад монгольской группы датируется V — VII вв. н.э. В прамонгольском языке наблюдается значительное количество заимствований из пратюркского, в том числе через тюркский заимствованы древнекитайские слова. О времени и месте распада монгольских языков косвенно говорят следующие факты: а) не обнаруживается прамонгольских (т.е. встречающихся в дагурском, могольском и кукунорской группе) древне-китаизмов и древне-иранизмов, которые не были бы заимствованы через тюркское посредство; б) имеются заимствования в прамонгольский из среднекитайского без тюркского посредства; в) имеются заимствования в прамонгольский из согдийского через древнетюркский; г) ряд формально прамонгольских тюркизмов (с развитием t > č) отсутствует в дагурском; д) ряд заимствований из (ранне)древнетюркского (с фонетическими приметами общетюркского) не обнаруживается в языках кукунорской группы; другая группа таких заимствований не обнаруживается в дагурском. Специалисты склоняются к признанию прамонголов лесными охотниками, однако восстанавливаемая терминология войлочного производства все-таки показывает скотоводческий характер прамонгольской культуры.

2.3. Тунгусо-маньчжурская группа. Сейчас большинство исследователей — сторонники приамурской прародины для пра-тунгусо-маньчжурских языков (ср. лексику природного окружения; наличие ПТМ термина для рыбьей кожи и под.).

3. Уральская семья. О контактах и местоположении прауральского пока трудно говорить. Обычно его прародину располагают в Западной Сибири, но приводится новая аргументация в пользу более западной локализации. Имеются данные о контактах двух дочерних групп. Прафинноугорский (распад — III-II тыс. до н.э.) содержит значительное количество заимствований предположительно из праиндоиранского или праязыка какой-то из его дочерних семей; место этих контактов относят обычно к локализации археологической срубной культуры. Прасамодийский (распад близок к рубежу эры) демонстрирует пратюркские и праенисейские контакты.

На основании ступенчатой реконструкции и с помощью применения глоттохронологических методик компаративисты продолжают работу по установлению древнего родства языков.

На территории России представлены языки, относящиеся в основном к двум макросемьям Старого Света — ностратической (семьи: индоевропейская, алтайская, уральская) и дене-кавказской (семьи: северокавказская, сино-тибетская, енисейская); кроме того, пока неуверенно аффилируемые группы (эскимосо-алеутская семья — возможно, ностратическая; юкагирская группа — по одной гипотезе ностратическая, близкая к уральским языкам, по другой — палеосибирская; чукотско-камчатская семья, возможно, вместе с нивхским (и юкагирским?) составляющая палеосибирскую макросемью).Многие из языковых групп и семей находятся в статусе исчезающих. Таковы все языки самодийской группы уральской семьи; все языки тунгусо-маньчжурской группы алтайской семьи; все российские языки западно-кавказской группы северокавказской макросемьи; последний сохранившийся язык енисейской семьи — кетский; юкагирская группа языков.

Стираются диалектные различия внутри языков; между тем, диалекты представляют собой естественную среду, подпитывающую литературные языки. Кроме того, диалектное разнообразие предоставляет чрезвычайно ценный материал для историка языка, который может пролить свет на историко-языковые изменения и дать возможность восстановить предковые формы существующих идиомов. Все это делает необходимой работу по фиксации (документации) языков и диалектов с помощью современных средств (интегральное описание; ср. наши действующие проекты «Полная электронная этимологическая база по тюркским языкам» (Программа фундаментальных исследований Секции языка и литературы ОИФН РАН «Язык и литература в контексте культурной динамики», рук. Шеймович А.В.), «Создание корпусов миноритарных тюркских языков России» (направление 3 «Создание и развитие корпусных ресурсов по языкам народов России» Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Корпусная лингвистика», рук. А.В.Дыбо); «Построение виртуальной лаборатории для надёжного хранения и распределённой обработки данных исчезающих языков» (РФФИ 14-06-00271, рук. А.В.Дыбо), «Разработка анкет для сбора материалов к интегральному описанию миноритарных тюркских языков и диалектов России» (РГНФ № 15-04-00370, рук. А.В.Дыбо), «Информационная система для описания малочисленных языков народов мира. Создание описаний алтайских и уральских языков России, находящихся на грани исчезновения» (РНФ № 15-18-00044, рук. В.М.Алпатов) и ряд других проектов, объединяемых теми же целями.

Работа по документации языков и диалектов России, проводимая в рамках этих проектов, позволяет значительно уточнить внутриязыковую классификацию, понять сложную историю отношений между различными идиомами и их носителями, уточнить историческую реконструкцию языков в связи с историей народов. (Пример: в результате августовской экспедиции по изучению хакасских диалектов нам удалось обнаружить ранее не идентифицировавшийся идиом, который может являться остатком западно-хакасского диалекта, впоследствии стертого шорской миграцией. Другой след этого диалекта мы обнаруживаем в мигрировавшем на территорию Ганьсу на рубеже 1-го тыс. н.э. сарыг-югурском языке).

Уже сейчас можно утверждать, что не исключено генетическое родство между макросемьями языком Евразии, в которые входят языки народов России.


Мнения экспертов

2016-10-03 12:42:33

Языки, археологические культуры и старые гипотезы

С большим интересом и увлечением прочел отличный доклад Анны Владимировны.

Прежде всего меня вдохновили ее выводы лингвиста  о безусловном отказе от «курганной гипотезы» Марии Гимбутас, от ямной культуры как предковой для всех индоевропейцев (или для части европейских народов) и от  степного их происхождения. Старая и многократно критикованная, гипотеза эта ныне приобрела непомерный вес из-за поддержки со стороны генетиков (Haak et al 2015; Allentoft et al. 2015) вопреки упорному отказу археологов, придерживающихся других концепций (не «курганной гипотезы»), признавать ее достоверной. Я тоже не раз выступал с ее критикой уже после выступления генетиков (ряд мои статей есть и на этом сайте http://генофонд.рф/?page_id=1044, http://генофонд.рф/?page_id=3921, http://генофонд.рф/?page_id=4424). Независимое мнение  видного лингвиста очень важно в этом плане.

Генетики с несомненностью установили существенное сходство между культурами шнуровой керамики и ямной в их генофонде. Генетика точная наука, и эти факты отныне – материал для дальнейших исследований. Но их трактовка как свидетельство миграции ямной культуры и порождения из нее всех культур шнуровой керамики мне представляется недостаточно обоснованной и, возможно, ошибочной.

Дело не только в том, что ямная культура по времени далека от распада индоевропейского праязыка (минимум на  тысячу лет) и не в том, что ямная культура и культуры шнуровой керамики в основном одновременны (первая половина III тыс. до н. э.), но и в том, что культур с ямными погребениями под курганами в степях минимум две – ямная (на востоке) и буджакская (на западе – от Прута до Дуная), а все конкретные попытки установить воздействие степняков на Европу в раннебронзовом веке связаны с буджакской культурой и ее карпато-дунайским ответвлением, тогда как анализы ДНК, на которых покоится поддержка степной гипотезы Гимбутас – Мэллори – Этнони, производились только по образцам ямной культуры Поволжья, которая не имеет решительно никаких археологических свидетельств связей с культурами территорий Венгрии и Германии.

Об ошибочности толкования обнаруженных сходств генофонда как происходящих из миграции говорит и парадоксальное распределение выявленного «ямного» компонента в позднейших культурах  Европы: он обильно представлен на севере Европы – в Скандинавии, менее заметен в ее центре и вовсе слаб на Дунае, рядом с европейским ареалом степных курганов (степные курганы имеются на равнинах Венгрии, Сербии, Румынии и Болгарии). Если массовая миграция ямной культуры была бы реальностью, то градиент убывания был бы прямо противоположным. А так остается предполагать источник этого компонента ямной культуры и культур шнуровой керамики где-то на севере.

Еще одна команда генетиков выявила возможность фиксирования миграций по выявленным гаплогруппам (см. обзор статьи на сайте). Для начала бронзового века они как раз выявили вспышку миграционной активности гаплогруппы R1b, связанной с ямной культурой. Но это оказалась не та клада R1b, которая характерна для ямной культуры (Z2103), а другая (L11). А та, что в ямной культуре, как раз миграционных вспышек не дает.

Еще более разительный результат получен опять же командой Д. Райха (инициатора первых сенсаций о ямной культуре). Они проследили генетические связи многих популяций Европы (см. обзор статьи на сайте). Особенно они надеялись найти ключ к ямной культуре в кавказских (армянских) популяциях. Оказалось, что армянские популяции по связям вообще в стороне от европейских узлов связей, а вот у степняков раннего и среднего бронзового века оказалась мощная генетическая связь (57%) с восточными охотниками-собирателями, у которых почти столь же мощная связь (43%) оказалась со скандинавскими популяциями. А это означает, что степняки раннебронзового века и скандинавы состоят в сильном родстве, что и согласуется с предположением, что общий источник – где-то на севере, в районе Балтики.

Переходя к праиндоевропейскому словарю, мне представляется, что идея Анны Владимировны о нестепном ландшафте прародины обоснована, но вывод о горной местности требует проверки и уточнения. Те лексемы, которые послужили для этого основой (связанные с камнями и их конгломератами, допускают и иное толкование: не только горные местности (которыми изобилуют Анатолия и  Закавказье), но и послеледниковый рельеф Центральной и Северной Европы (я об этом уже писал).

Перечень народов, который приводит А.В., мне кажется, стоило бы дополнить этносами, возможно, не титульными на карте РФ и вообще не официально представленными, но живыми в сегодняшней реальности. Среди ираноязычных народов у нас есть не только таты и осетины, но и таджики, которых в одной Москве больше, чем татов во всей России. Стоило бы назвать и индоариев – цыган.

Из археологических культур, претендующих на связь с ираноязычными народами, упомянута срубная культура, но совершенно выпали андроновские — вероятно, потому, что они подозреваются в  индоарийской этничности, но на мой взгляд на эту роль скорее должны рассматриваться катакомбные культуры.

Насчет культур, которые А.В. рассматривает, как связанные с первобытными славянами, у меня большие сомнения. Все эти культуры – поморская, пшеворская, зарубинецкая, да и черняховская – по духу абсолютно неславянские. Я понимаю, что А.В. следует за археологическими светилами недавнего прошлого, прошлого века – Рыбаковым, Третьяковым, Седовым, у которых были свои представления о славянском этногенезе: он должен непременно сохранять славян на той территории, где они сейчас живут. О сторонниках других взглядов Третьяков прямо писал: «Они хотят отнять у славян их родину». При таких установках, их объективность неизбежно становилась очень ограниченной. Они, так же как их польские коллеги,  строили концепции о местном происхождении славян и их последующем распространении из этого очага. Только у польских археологов очаг был в Польше, а у советских – в пределах СССР, на Украине. Некоторые советские археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) согласились с поляками и выводили всех славян из Польши (это рассматривалось как смелость и фронда).

Только некоторые молодые археологи еще в советское время стали критиковать эти концепции, видя в них массу изъянов, а после падения советской власти эти критики создали собственные концепции и школы, гораздо более осторожные и объективные в выводах — в Польше Годловский  и др., в России Щукин и др.

Мне представляется, что все культуры погребальных урн (а речь идет о них) – не славянские. Это культуры не горшков, а мисок и блюд, это культуры фибул и бритв, культуры мечей и умбонов. Славяне же и позже (до IX века) не имели мечей и металлических щитов (их оружие было другим), не брились (очень почитали бороды), женщины их не носили платьев на фибулах, их пища была типа каш и щей (похлебок), а пища германцев и кельтов состояла из твердых блюд с запиванием жидкостями из кружек (кубков). Да и письменные источники знают на всех землях, где размещены эти культуры, германцев (лугиев, вандалов, бастарнов, готов).

Славян, вероятно, нужно искать севернее, ближе к балтам. Нас могут спросить, не унизительно ли для славян, что на территории их нынешних государств жили в древности германцы? Ни в коей мере. Так же, как для немцев не унизительно  сознавать, что чуть не вся территория Германии – вплоть до бассейна Эльбы, —  была в раннем средневековье славянской.

Жаль, что в докладе мало затронуты северокавказские языки, это значительная группа в Российской Федерации. Но доклад и без того широк, подытоживает состояние науки в целой отрасли и стимулирует мысль.


Похожие статьи

Контакты прототюркского языка (опубликовано на сайте Постнаука)

Как строить деревья? Проверка на лезгинских языках

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

К вопросу о перспективах развития ностратического языкознания

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Новые методы в генеалогической классификации языков и лингвистической реконструкции

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Комментариев: 9 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Языки, археологические культуры и старые гипотезы

    С большим интересом и увлечением прочел отличный доклад Анны Владимировны.

    Прежде всего меня вдохновили ее выводы лингвиста  о безусловном отказе от «курганной гипотезы» Марии Гимбутас, от ямной культуры как предковой для всех индоевропейцев (или для части европейских народов) и от  степного их происхождения. Старая и многократно критикованная, гипотеза эта ныне приобрела непомерный вес из-за поддержки со стороны генетиков (Haak et al 2015; Allentoft et al. 2015) вопреки упорному отказу археологов, придерживающихся других концепций (не «курганной гипотезы»), признавать ее достоверной. Я тоже не раз выступал с ее критикой уже после выступления генетиков (ряд мои статей есть и на этом сайте). Независимое мнение  видного лингвиста очень важно в этом плане.

    Генетики с несомненностью установили существенное сходство между культурами шнуровой керамики и ямной в их генофонде. Генетика точная наука, и эти факты отныне – материал для дальнейших исследований. Но их трактовка как свидетельство миграции ямной культуры и порождения всех культур шнуровой керамики в результате, мне представляется недостаточно обоснованной и, возможно, ошибочной.

    Дело не только в том, что ямная культура по времени далека от распада индоевропейского праязыка (минимум на  тысячу лет) и не в том, что ямная культура и культуры шнуровой керамики в основном одновременны (первая половина III тыс. до н. э.), но и в том, что культур с ямными погребениями под курганами в степях минимум две – ямная (на востоке) и буджакская (на западе – от Прута до Дуная), а все конкретные попытки установить воздействие степняков на Европу в раннебронзовом веке связаны с буджакской культурой и ее карпато-дунайским ответвлением, тогда как анализы ДНК, на которых покоится поддержка степной гипотезы Гимбутас – Мэллори – Этнони, производились только по образцам ямной культуры Поволжья, которая не имеет решительно никаких археологических свидетельств связей с культурами территорий Венгрии и Германии.

    Об ошибочности толкования обнаруженных сходств генофонда как происходящих миграции говорит и парадоксальное распределение выявленного «ямного» компонента в позднейших культурах  Европы: он обильно представлен на севере Европы – в Скандинавии, мене заметен в ее центре и вовсе слаб на Дунае, рядом с европейским ареалом степных курганов (степные курганы имеются на равнинах Венгрии, Сербии, Румынии и Болгарии). Если массовая миграция ямной культуры была бы реальностью, то градиент убывания был бы прямо противоположным. А так остается предполагать источник этого компонента ямной культуры и культур шнуровой керамики где-то на севере.

    Еще одна команда генетиков выявила возможность фиксирования миграций по выявленным гаплогруппам (см. на этом сайте реферат Н. Маркиной «Генетики читают историю по Y-хромосоме»). Для начала бронзового века они как раз выявили вспышку миграционной активности гаплогруппы R1b, связанной с ямной культурой. Но это оказалась не та клада R1b, которая характерна для ямной культуры (Z2103), а другая (L11). А та, что в ямной культуре, как раз миграционных вспышек не дает.

    Еще более разительный результат получен опять же командой Д. Райха (инициатора первых сенсаций о ямной культуре). Они проследили генетические связи многих популяций Европы (см. здесь на сайте реферат Н. Маркиной «Генетика первых земледельцев и их влияние…»). Особенно они надеялись найти ключ к ямной культуре в кавказских (армянских) популяциях. Оказалось, что армянские популяции по связям вообще в стороне от европейских узлов связей, а вот у степняков раннего и среднего бронзового века оказалась мощная генетическая связь (57%) с восточными охотниками-собирателями, у которых почти столь же мощная связь (43%) оказалась со скандинавскими популяциями. А это означает, что степняки раннебронзового века и скандинавы в сильном родстве, что и согласуется с предположением, что общий источник – где-то на севере, в районе Балтики.

    Переходя к праиндоевропейскому словарю, мне представляется, что идея Анны Владимировны о нестепном ландшафте прародины обоснована, но вывод о горной местности требует проверки и уточнения. Те лексемы, которые послужили для этого основой (связанные с камнями и их конгломератами, допускают и иное толкование: не только горные местности (которыми изобилуют Анатолия и  Закавказье), но и послеледниковый рельеф Центральной и Северной Европы (я об этом уже писал).

    Перечень народов, который приводит А.В., мне кажется, стоило бы дополнить этносами, возможно, не титульными на карте РФ и вообще не официально представленными, но живыми в сегодняшней реальности. Среди ираноязычных народов у нас есть не только таты и осетины, но и таджики, которых в одной Москве больше, чем татов во всей России. Стоило бы назвать и индоариев – цыган.

    Из археологических культур, претендующих на связь с ираноязычными народами, упомянута срубная культура, но совершенно выпали андроновские — вероятно, потому, что они подозреваются в  индоарийской этничности, но на мой взгляд на эту роль скорее должны рассматриваться катакомбные культуры.

    Насчет культур, которые А.В. рассматривает, как связанные с первобытными славянами, у меня большие сомнения. Все эти культуры – поморская, пшеворская, зарубинецкая, да и черняховская – по духу абсолютно неславянские. Я понимаю, А.В. следует за археологическими светилами недавнего прошлого, прошлого века – Рыбаковым, Третьяковым, Седовым, у которых были свои представления о славянском этногенезе: он должен непременно сохранять славян на той территории, где они сейчас живут. О сторонниках других взглядов Третьяков прямо писал: «Они хотят отнять у славян их родину». При таких установках, их объективность неизбежно становилась очень ограниченной. Они, так же как их польские коллеги,  строили концепции о местном происхождении славян и их последующем распространении из этого очага. Только у польских археологов очаг был в Польше, а у советских – в пределах СССР, на Украине. Некоторые советские археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) согласились с поляками и выводили всех славян из Польши (это рассматривалось как смелость и фронда).

    Только некоторые молодые археологи еще в советское время стали критиковать эти концепции, видя в них массу изъянов, а после падения советской власти эти критики создали собственные концепции и школы, гораздо более осторожные и объективные в выводах. Это в Польше Годловский  и др., в России Щукин и др.

    Мне представляется, что все культуры погребальных урн (а речь идет о них) – не славянские. Это культуры не горшков, а мисок и блюд, это культуры фибул и бритв, культуры мечей и умбонов. Славяне же и позже (до IX века) не имели мечей и металлических щитов (их оружие было другим), не брились (очень почитали бороды), женщины их не носили платьев на фибулах, их пища была типа каш и щей (похлебок), а пища германцев и кельтов состояла из твердых блюд с запиванием жидкостями из кружек (кубков). Да и письменные источники знают на всех землях, где размещены эти культуры, германцев (лугиев, вандалов, бастарнов, готов).

    Славян, вероятно, нужно искать севернее, ближе к балтам. Нас могут спросить, не унизительно ли это для славян, что на территории их нынешних государств жили в древности германцы? Ни в коей мере. Так же, как для немцев не унизительно  сознавать, что чуть не вся территория Германии – вплоть до бассейна Эльбы, -  была в раннем средневековье славянской.

    Жаль, что в докладе мало затронуты северокавказские языки, это значительная группа в Российской Федерации. Но доклад и без того широк, подытоживает состояние науки в целой отрасли и стимулирует мысль.   

     

    • Прежде всего меня вдохновили ее выводы лингвиста  о безусловном отказе от «курганной гипотезы» Марии Гимбутас, от ямной культуры как предковой для всех индоевропейцев (или для части европейских народов) и от  степного их происхождения. — ямная гипотеза и «курганная» гипотеза это разные гипотезы. «Курганная» гипотеза не связанна с ямной гипотезой. Написано же только про ямную культуру. Вообще говоря, условно «курганную» гипотезу впервые высказал Чайлд, ну а Гимбутас ее стала продвигать и дала ей название. «Курганная» гипотеза не сводится к ямной гипотезе и довольно аморфна, по ней ямная культура одна из многих индоевропейских культур, даже она утверждает, что индоевропейцы существовали и разделились раньше ямной культуры. Поэтому, хоронить ее очень даже рано с любой точки зрения.
       
      Славяне же и позже (до IX века) не имели мечей и металлических щитов (их оружие было другим) — это неправда. Меч слово праславянское, боле того, судя по наличию аблаута, очень древнее. Более того, есть раннее описание:
      «Ведь перед тем вождь аваров отправил посольство к Давренту (Добрęте) и к важнейшим князьям склавинского народа, требуя, чтобы они покорились аварам и обязались платить дань. Даврит и старейшины склавинские отвечали: «Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который бы подчинил себе силу нашу? Не другие нашею землею, а мы чужою привыкли обладать. И в этом мы уверены, пока будут на свете война и мечи».» (МЕНАНДР ВИЗАНТИЕЦ (ПРОТИКТОР) , VI век)
       
      Щиты тоже естественно были. Щит слово праславянское. Более того, они упоминаются даже в водных битвах, где вообще использовалось особое оружие, отличное от обыденного. Такие битвы вызывали у греков неподдельный интерес и поэтому удостоились описания, в отличии от остальных:
      «Племена славян и антов сходны… Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с помощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их (присутствии). А если случится, что камыши бывают видимы снаружи, неопытные люди считают их за растущие в воде, лица же, знакомые (с этою уловкою) и распознающие камыш по его обрезу и (занимаемому им) положению, пронзают камышами глотки (лежащих) или вырывают камыши и тем самым заставляют (лежащих) вынырнуть из воды, так как они уже не в состоянии дольше оставаться в воде. Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые«. («СТРАТЕГИКОНА» МАВРИКИЯ , VI век)
       
      Это при всем при том, что описаний славян буквально единицы, и все они очень краткие и описывают только необычные для греко-римского мира явления, поэтому, что там да как у славян было в быту да и на войне практически неизвестно.
      См. http://генофонд.рф/?page_id=4602&all_comments=1
       

    • Ровно пара замечаний.
       
      I. О славянах и оружии. 
       
      Цитирую по — М. М. Казанский. Вооружение и конское снаряжение славян V—VII вв. (Stratum plus 2015. №5):
       
      * Рассматриваются предметы вооружения, экипировки всадника и конского снаряжения славян в V—VII в. (пражская, пеньковская и колочинская культуры). Это копья и дротики, мечи и кинжалы, топоры, стрелы, детали лука и колчана, фрагменты кольчуг и панцырей, шпоры, удила и пр.
       
      Комментарии, как говорится, излишни.
       
      II. Монография Еремина по латенизированным культурам и статья Щукина за 1999-ый год, где излагаются аналогичные взгляды в научном плане — сдаты в утиль, причем не только благодаря деятельности их критиков (монография Пачковой 2006-ого года), но и со стороны таких близких к группе Щукина ученых, как Мачинский, который опираясь на исследование Пачковой лично заявил, что:
       
      1) Зарубинецкая культура по большей части основана выходцами из поморской культуры.
       
      2) Хронологические лакуны Еремина и Щукина в действительности миф и их не только нет (это еще Пачкова указала деликатно группе Щукина), но даже если бы они были, они бы все равно не имели ровным счетом никакой доказательной силы.
       
      См.:
       
      * Мачинский Д. А. О прародине славян в I–V вв. и об этносоциуме русь/рос в IX в. (чрезвычайно развернутый комментарий к некоторым сообщениям «Баварского географа») // Истоки славянства и Руси. X чтения памяти Анны Мачинской. СПб., 2012.
       
      Далее, о прошлом. Вот новая монография по висло-одерской прародине славян — Загорульский Э.М. Славяне: Происхождение и расселение на территории Беларуси. Минск, 2012.
       
      Да, о балтах. Седов еще в 2003-ем году, ссылаясь на профессиональных лингвистов, указал, что славяне по языку ближе всего к западным балтам. (См.: Седов В.В. Славяне в римское время // Доклад на XIII съезде славистов, Москва, Институт археологии РАН, 2003).
       
      Только между прусским и славянским есть общая фонологическая (!) инновация:
       
      * These developmentswere limited to Slavic, perhaps with the exception of the early rounding of *a, *ā and their merger with *o, *ō, which was shared by Prussian and may therefore have been a dialectal Balto-Slavic innovation. (c) Kortlandt, Frederik. Balto-Slavic phonological developments. // Baltistica, 43/1, 2008.
       
      P.S.
      Да, заявляю, что это мое последние повяление на этом сайте. 

  • Лев Самуилович, спасибо! Цыгане были упомянуты, даже имелись картинки в презентации с индоарийскими соответствиями. Из народов были выбраны для упоминания те, для которых отмечено компактное проживание на территории РФ, поэтому не все имеющиеся иранцы были перечислены. Что касается аргументации в пользу не-степного ландшафта индоевропейской «прародины», конечно, камни — лишь один из примеров такой аргументации; она изложена более подробно еще в книге Гамкрелидзе — Иванов, есть еще кое-что у меня в статье; кроме того, много свидетельств за лесной биоценоз. 
    Относительно связи археологических культур с языковыми группами, разумеется, чрезвычайно трудно хоть что-то решительно утверждать. Безусловно, для таких решений необходимо более плотное сотрудничество лингвистов с археологами, причем лингвистам хотелось бы видеть у археологов эксплицитное выделение признаков, служащих различительными при выделении археологических культур, определение того, как они связаны (и связаны ли) между собой, и какие из них встречены в каких археологических памятниках — без этого связывание археологических ареалов с языковыми вряд ли может претендовать на какую-то точность.

  • Тоскливо как-то в который раз приводить исторические ФАКТЫ, на которые здесь просто никак не реагируют. … Итак, попробуем еще раз: 
    1) А. В. Дыбо:  «Так, судя по реконструируемой для праиндоевропейского лексике природного окружения, степь должна быть исключена из возможных прародин; ландшафт явно указывает на горную местность». Я ЛИЧНО дарил Анне Владимировне свою книгу «Прародина русов», где есть целый раздел О так называемом “аргументе горного  ландшафта”  http://www.rummuseum.ru/portal/node/93
    Начало оттуда: Итак, согласно мнению Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова «такая разветвленная горная лексика» индоевропейцев состоит из (1) *p[h]er(k[h]o)u-, (2) *Hk’o(e/o)r-, (3) *k[h]el-, (4) *(o)nt’- *mnot[h]-, итого из четырех слов. Разберемся. 1) «Связь общеиндоевропейского имени ‘бога грома’ *p[h]er(k[h]o)u-n- и ‘горного дуба’, ‘дубового леса на горе’, ‘горы’, ‘скалы’ *p[h]er(k[h]o)u- легко объясняется древнейшими представлениями о ‘молнии’, поражающей мощные дубы на вершинах гор. Такие представления должны были отражать постоянно наблюдаемые явления в высокогорных районах обитания древних индоевропейских племен» [Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы…, с. 615]. Как нам представляется, в высокогорных районах на вершинах гор лежат вечные снега (или хотя бы альпийские луга) и парят гордые орлы. А если вершины гор поросли дубовым лесом, то это не очень высокие горы. А может быть, просто холмы. Или небольшие холмики. Да и на равнине молнии часто бьют в высокие дубы, и это были постоянно наблюдаемые явления… На предыдущей странице этой же книги Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова есть такое замечание: «Основа *p[h]er(k[h]o)u- в индоевропейском выражает значение ‘дуб’, ‘лес’, но никогда не обозначает ‘древесины’» [Там же, с. 614]. Оказывается, основное значение основы *p[h]er(k[h]o)u- не столько ‘гора’, ‘скала’, сколько ‘дуб’, ‘лес’. »  (А «горный дуб» — это вообще анекдот, из той серии, как Гамкрелидзе/Иванов реконструировали на основании названия ежа (и только ежа) в целом ряде групп языков индоевропейского… мангуста!).
     
    2) А. В. Дыбо: «праиндоевропейское состояние никак не может соотноситься по времени с ямной культурой, поскольку распадается за 1000 лет до ее существования; таким образом, можно отказаться от «курганной гипотезы» М. Гимбутас»
    И, разумеется, Л. С. Клейн: » меня вдохновили ее выводы лингвиста  о безусловном отказе от «курганной гипотезы» Марии Гимбутас, от ямной культуры как предковой для всех индоевропейцев (или для части европейских народов) и от  степного их происхождения.» И практически на одном дыхании: «Генетики с несомненностью установили существенное сходство между культурами шнуровой керамики и ямной в их генофонде. …ямная культура и культуры шнуровой керамики в основном одновременны (первая половина III тыс. до н. э.)…анализы ДНК, на которых покоится поддержка степной гипотезы Гимбутас – Мэллори – Этнони, производились только по образцам ямной культуры Поволжья, которая не имеет решительно никаких археологических свидетельств связей с культурами территорий Венгрии и Германии».
     
    Интересно, это только мне кажется единственно возможным вывод из данных заявлений Л. С. Клейна, что раз генетическое сходство между носителями ямной культуры Поволжья и культур шнуровой керамики Центральной Европы УЖЕ было, а прямой археологической связи между ними УЖЕ не было, то эпоха единства их носителей была РАНЕЕ чем 3 тыс. до н. э.? Сам Л. С. Клейн до этого не смог додуматься?
     
    А вот что было ранее: «Украшение посуды шнуровым орнаментом впервые использовали среднестоговские племена. …Не исключена возможность, что в период наибольшего проникновения на северо-запад среднестоговские племена внесли своеобразный импульс, который привел к появлению наиболее ранних образцов шнуровой керамики у местного населения лесостепного Правобережья, в частности круглодонных горшков типа Бурты-Зеленки в Каневском Поднепровье и нижнем Поросье. …Как известно, шнуровая орнаментация глиняной посуды широко распространяется в Европе в эпоху ранней бронзы, где во второй половине – конце ІІІ тыс. до н. э. [с учетом калиброванных дат – уже с конца IV – начала III тыс. до н. э. – И. Р.] на большой площади сложилась область так называемых культур шнуровой керамики – среднеднепровская, подкарпатская, городско-здовбицкая, фатьяновская, злоцкая, саксонско-тюрингская, чешско-моравская и другие» [Телегін Д. Я. Середньостогівська культура епохи міді. – К.: Наукова думка, 1973. – С. 154, 157, 156].  Т. е. так считал первооткрыватель среднестоговской культуры в своей основной монографии по данной теме. Л. С. Клейну неизвестна эта книга?
    По моему мнению, вполне вероятно, что первые проникновения среднестоговцев на север происходили значительно ранее распространения культур шнуровой керамики: «Обычай степных племен домешивать в глину ракушки распространяется далеко на север в лесную зону. Керамика с примесью толченых раковин часто встречается на первом этапе развития волосовской культуры. Керамика с раковинной примесью появляется в Подмосковье» [Телегін Д. Я. Дніпро-донецька культура: До історії населення епохи неоліту – раннього металу Півдня Східної Європи. – К.: Наукова думка, 1968. – С. 165]. См. http://www.rummuseum.ru/portal/node/103
    А вот о происхождении ямной культуры:  «Перерастание среднестоговской культуры в ямную прослеживается не только при анализе керамики, а и при изучении хозяйства, похоронного обряда, антропологического состава населения и т. д. Так, население среднестоговской культуры, как и ямной культуры, занималось коневодством. Обряд скорченных на спине захоронений среднестоговского времени еще долго сохраняется и в ямной культуре. Первые курганы, которые потом стают одной из основных черт погребальнольного обряда ямных племен, появляются на Нижнем Дону еще в конце среднестоговского времени. Ранний этап ямной культуры в Поволжье и Подонье, как и на Украине, следует датировать позднесреднестоговским временем, то есть не ранее середины ІІІ тыс. до н. э.» [Телегін Д. Я. Середньостогівська культура епохи міді. – К.: Наукова думка, 1973. – С. 152-153]. Впрочем, согласно калиброванным датам речь идет скорее о конце IV тыс. до н. э. См. http://www.rummuseum.ru/portal/node/104
     
    3) Очень утомляют также непрерывные рассуждения противников этой концепции о «СТЕПНОЙ прародине индоевропейцев». Степи-то тянутся до Маньчжурии и Тибета. Я лично — НЕ сторонник гипотезы М. Гимбутас о происхождении  индоепвропейцев из Поволжья. Я выдвинул собственную ЛЕСОСТЕПНУЮ концепцию прародины индоевропейцев, совпадающей с ранним этапом среднестоговской культуры между Ингулом и Доном. В это время был атлантический климатический оптимум, и земли к северу от Черного и Азовского морей были ЛЕСОСТЕПЬЮ. Т. е. были одинаково пригодны и для скотоводства, и для земледелия. Такое же КОМПЛЕКСНОЕ земледельческо-скотоводческо-рыболовческое хозяйство было и у среднестоговцев. Оно досталось им в наследство от племен сурской и днепро-донецкой культур. Они НЕ были «степняками».

  • Просто мне наивно казалось, что после моего анализа говорить об «аргументе горного ландшафта» в отношении индоевропейской прародины будет в приличном обществе как-то не принято. А Анна Владимировна Дыбо — это как раз приличное общество…

  • Те лексемы, которые послужили для этого основой

    А что это за лексемы? Те же Т. Гамкрелидзе и В. Иванов считают, что на прародине была горная местность. Но как-то не припомнится из их работы никакого массива горных лексем. Только перку, мон- да кел-.. Причем некоторые значат и «лес».Как-то маловато для «разветвленной лексики», и посажения индоевроейцев в горы. Ну то, что у ИЕ есть слова для холмов и горных лесов — это есть в той же приволжской возвышенности, например. В степи.
     
     
    Терминология, связанная, например, с водным бассейном в PIE будет побогаче. Значит, это морской народ? ) Нет.К тому же у ряда лингвистов встречал публикации, что ИЕ — это очен очень грубо «евразийская» лексика наложенная на северокавказскую морфологию… Гор там в Евразии предостаточно будет, а контактировать с кавказсцами евразийцы могли уж точно в ближневосточных горах.Что же касается проводимой Гамкрелидзе и Ивановым политики «высоких гор»,а не просто там нагорий мелких из Ригведы в сочетаниях «высокая гора» и у хеттов — ну так это естественные сочетания. Даже у тех же славян, которых уж точно в жизни никто в горы не поместит как природину говорится о высоком человеке «гора!», и вообще «на высокой-высокой горе»… Все курганные даже искусственные насыпи в народе имеют в названиях «гора»… Потому что это естественно.Вот и спрашивается, это о каких таких лексемах там идет речь, что позволяет индоевроейцев в горы поместить 100%-но? Да еще так, чтобы «отказаться от курганной»
     

Добавить комментарий

Избранное

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015