Доска объявлений

«Российские гималайские исследования: вчера, сегодня, завтра».

Уважаемые коллеги!
Санкт-Петербургский союз ученых планирует провести в Санкт-Петербурге 21-23 ноября 2017 года совместно с Русским географическим обществом всероссийскую междисциплинарную научную конференцию «Российские гималайские исследования: вчера, сегодня, завтра».
new-1
В задачи конференции входит:
показать вклад российских исследователей и путешественников в изучение Гималаев в период Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации;
продемонстрировать широкий спектр современных научных исследований, проводимых российскими учеными по гималайской тематике;
выявить корпус российских ученых, изучающих Гималаи в области естественных, гуманитарных и социальных наук;
обсудить перспективы будущих исследований в Гималаях, включая подготовку и проведение комплексных научных экспедиций;
содействовать сотрудничеству ученых и развитию междисциплинарных гималайских исследований.

«Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО»

Омский филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук

Информационное письмо № 1

 

 Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в LVIII Российской (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых (РАЭСК-58) «Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты», которая состоится 16-21 апреля 2018 г. в г. Омск на базе Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

К участию в конференции приглашаются студенты, магистранты, аспиранты и молодые исследователи из России и зарубежья.

Работу планируется провести по следующим направлениям:

  1. Историография, теория и методология археологии.
  2. Палеолит-мезолит.
  3. Неолит-энеолит.
  4. Бронзовый век.
  5. Ранний железный век.
  6. Средневековье и Новое время.
  7. Антропология, этнология и этноархеология.
  8. Музееведение и охрана культурного наследия.
  9. Информационные технологии в археологических и этнологических исследованиях.

Оргкомитет:

Директор ОФ ИАЭТ СО РАН, д-р ист. наук, проф., зав. кафедрой этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского Н.А. Томилов; канд. ист. наук, доц. С.Н. Корусенко, канд. ист. наук, доц. И.В. Толпеко, канд. ист. наук, доц. Т.А. Горбунова.

Оргкомитет принимает предложения и заявки по тематике круглых столов, проведение которых планируется в ходе работы конференции.

Для участия в конференции необходимо подать заявку с темой доклада до 20 ноября 2017 г. для подачи проекта на конкурс грантов РФФИ. Адрес электронной почты: raesk58@yandex.ru. Тезисы докладов будут приниматься до 31 января 2018 года. Требования для оформления тезисов будут изложены во втором информационном письме. Тезисы, поступившие, после 31 января 2017 года к публикации приниматься не будут. При этом за участником сохраняется право очного выступления с докладом на конференции.

Информация о маршруте проезда и условиях проживания будут сообщены в следующих информационных письмах.

Контактные данные.

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского:

Светлана Николаевна Корусенко: tomil65@rambler.ru

Ирина Васильевна Толпеко: itolpeko@yandex.ru

Татьяна Александровна Горбунова: GorbunovaTA@omsu.ru

 

Форма заявки

Ф.И.О. (полностью)

Место учебы/работы (ВУЗ, курс, год магистратуры/аспирантуры, должность)

Тематическое направление

Тема доклада (публикации)

Научный руководитель (Ф.И.О., ученая степень и звание, место работы, должность)

Контактный телефон, адрес электронной почты

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

Тюменский научный центр СО РАН,

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

 Информационное письмо № 1

Уважаемые коллеги!

Институт проблем освоения Севера ТюмНЦ СО РАН

приглашает Вас принять участие в IV всероссийской конференции

 

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

2-6 апреля 2018 года, г. Тюмень

 

В рамках конференции предполагаются следующие секции:

  1. Древнейшие свидетельства заселения, освоения Северной Евразии и адаптации к северной биосфере (новые археологические и антропологические данные, древние технологии и производства, стратегии освоения территорий и др.)
  2. Проблемы этнокультурного взаимодействия в исторической динамике (этнология, социокультурные сообщества на Севере; арктическая урбанистика; землепользование, системы передвижения и восприятия пространства у народов Севера и др.)
  3. Биоразнообразие и динамика природных комплексов Севера (видовое, экосистемное и ландшафтное разнообразие Севера, его естественная и антропогенная трансформация, экологические последствия освоения Севера, рациональное природопользование, особо охраняемые природные территории и др.)

 

Заявки на участие с указанием направления и темы доклада принимаются в электронном виде до 15 ноября 2017 г. (см. приложение)

Убедительно просим вас прислать предварительные темы докладов в срок, это необходимо для составления предварительной программы и важно для заявки на грант РФФИ.

 

Сбор материалов для публикации продлится до 1 февраля 2018 г.

Материалы конференции (объем статьи 10-12 тыс. знаков) будут размещены постатейно в eLIBRARY и индексироваться в РИНЦ.

 

В работе конференции предусмотрена культурная программа с экскурсией в Тобольский кремль с заездом в музей Григория Распутина в селе Покровском, возможно посещение целебных горячих источников Тюмени

 

Если у Вас есть вопросы или нужна дополнительная информация, пожалуйста, обращайтесь:

homo-nord@rambler.ru или (3452) 40-63-60.

Текущая информация будет отражаться на сайте http://ipdn.ru/nauchnye-meropriyatiya/chelovek-i-sever/

 

С уважением, Оргкомитет


Заявка участника

IV Всероссийской конференции

«Человек и север: антропология, археология, экология», 2018

 

ФИО (полностью), ученая степень, звание Название организации, город,телефон e-mail № Секции Предварительное название Соавторыи их e-mail Форма доклада(устная / постер)

 

Название файла заявки должно включать номер секции + имя первого автора (образец: секция 2.Петров)

Пожалуйста, отсылайте заявку только на адрес конференции homo-nord@rambler.ru

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / Прародина индоевропейцев / Происхождение индоевропейцев и их расселение в свете археологических данных

Происхождение индоевропейцев и их расселение в свете археологических данных

Скачать страницу в PDF

Зализняк
Зализняк, индоевропейские языки, прародина индоевропейцев,

д.и.н., проф. Л.Л.Зализняк

 

Часть 1.  В ПОИСКАХ ПРАРОДИНЫ

 Предисловие

Настоящая работа являет собой попытку популярного изложения сложных проблем индоевропеистики широкому кругу образованных читателей. С начала 90-х годов прошлого века, когда автор данной работы заинтересовался индоевропеистикой, опубликовано несколько его статей. Большинство из них рассчитано не на узкий круг профессиональных индоевропеистов (лингвистов, археологов), а на широкую аудиторию интересующихся древней историей читателей и, прежде всего, студентов историков и археологов исторических факультетов университетов Украины. Поэтому часть этих текстов существует в виде отдельных глав учебных пособий для исторических факультетов Украины. Одним из стимулов для этой работы послужил небывалый взрыв на постсоветском пространстве фантастических квазинаучных «концепций» неисчислимых мифотворцев.

Свою роль сыграл и тот факт, что большинство современных исследователей в той или иной мере включают территорию Украины в прародину индоевропейцев, а некоторые даже сужают последнюю до степей между Южными Карпатами и Кавказом. Несмотря на то, что добытые в Украине археологические и антропологические материалы активно интерпретируются на Западе, индоевропеистика еще не стала приоритетной проблематикой для украинских палеоэтнологов, археологов, лингвистов.

Мое видение проблемы происхождения и ранней истории индоевропейцев сложилось на основе разработок многих поколений индоевропеистов из разных стран. Ни в коей мере не претендуя на авторство большинства затронутых в работе положений и не имея иллюзий относительно окончательного решения проблемы этногенеза индоевропейцев или исчерпывающего анализа всей необъятной литературы по индоевропеистике, автор пытается дать критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Существует гигантская литература на разных языках народов мира, посвященная поискам страны, откуда предки родственных индоевропейских народов 5-4 тыс. лет назад заселили пространство между Атлантикой на западе, Индией на востоке, Скандинавией на севере и Индийским океаном на юге. Учитывая ограниченный объём работ, ориентированной на широкую аудиторию, библиография статьи сужена к важнейшим работам проблематики. Определенный жанр и ограниченный объём работы исключает возможность полного историографического анализа затронутых в ней проблем, что потребовало бы полноценного монографического исследования.

Прямыми предшественниками данной статьи были работы автора, вышедшие за последние четверть столетия (Залізняк, 1994, с. 78-116; 1998, с.248-265; 2005, с.12-37; 1999; 200; 2012, с.209-268; Zaliznyak, 1997, p.117-125). Работа фактически являет собой дополненный и отредактированный перевод на русский язык одной из двух посвященных индоевропеистике глав курса лекций для исторических факультетов Украины, вышедшей в 2012 г. (Леонід Залізняк Стародавня історія України.- К., 2012, 542 с.). Полный текст книги можно найти в интернете.

Термин Украина употребляется не в качества названия государства или этнонима, а как топоним, обозначающий регион, территорию.

Хочу искренне поблагодарить глубоко уважаемого мною со студенческой скамьи классика современной археологии и древней истории Льва Самойловича Клейна за любезное предложение и представленную возможность поместить этот далекий от совершенства текст на данном сайте.

 

Открытие индоевропейцев

Высокий уровень развития человечества в начале третьего тысячелетия в значительной мере предопределен культурными достижениями европей­ской цивилизации, основателями и творцами которой были, прежде всего, народы индоевропейской языковой семьи – индоевропейцы (далее и-е). Кроме того, расселение и-е народов в значительной мере предопределило современную этнополитическую карту Европы и Западной Азии. Этим объясняется чрезвычайная научная значимость проблемы происхождения индоевропейской семьи народов для истории человечества вообще и для первобытной истории Украины в частности.

Тайна происхождения и-е вот уже больше двух столетий волнует ученых многих стран. Главная сложность в ее решении лежит, прежде всего, в комплексности и междисциплинарности проблемы. То есть для ее решения необходимо привлечение данных и методик разных научных дисциплин: лингвистики, археологии, первобытной истории, антропологии, письменных источников, этнографии, мифологии, палеогеографии, ботаники, зоологии, и даже генетики и молекулярной биологии. Ни одна из них отдельно, в том числе и последние сенсационные построения генетиков, не в силах решить проблему самостоятельно.

Чернобыльская катастрофа 1986 г. совпала во времени с 200-летием великого открытия члена Верховного суда Индии в Калькутте сэра Уильяма Джонса, которое Гегель сравнил с открытием Нового Света Колумбом. Читая книгу религиозных гимнов арийских завоевателей Индии Ригведу, У.Джонс пришел к заключению о родственности генетических предшественников и-е языков – санскрита, латыни, древнегреческого, германских, славянских. Дело английского юриста продолжили немецкие лингвисты ХІХ ст., которые разработали принципы сравнительного анализа языков и окончательно доказали происхождение и-е от одного общего предка. С тех пор тщательно исследованы как современные, так и мертвые и-е языки. Последние известны по священным текстам Ригведы середины ІІ тыс. до н.э., позже записанные санскритом, гимнам Авесты рубежа ІІ-І тыс. до н.э., протогреческому языку древних Микен второй половины ІІ тыс. до н.э., клинописям хеттов Анатолии ІІ тыс. до н.э., тохарским священным текстам Синдзяна Западного Китая.

 

Классификация индоевропейских языков и народов

Рис.1

Рис. 1. Древо индоевропейских языков.

В середине ХІХ ст. немецкий лингвист А.Шлейхер предложил принцип реконструкции праиндоевропейской лексики методом сравнительной лингвистической палеонтологии. Применение сравнительной лингвистики позволило разработать схему генетического древа и-е языков. Следствием столетних усилий лингвистов была классификация и-е языков, которая в основном оформилась к концу ХІХ ст. Однако и поныне среди специалистов нет единого мнения о количестве не только языков, но и языковых групп и-е народов. К числу наиболее признанных принадлежит классификационная схема, которая охватывает 13 этноязыковых групп и-е народов: анатолийская, индийская, иранская, греческая, италийская, кельтская, иллирийская, фригийская, армянская, тохарская, германская, балтская, славянская (рис. 1). Каждая из этих групп состоит из многих близкородственных живущих ныне и уже мертвых языков.

Анатолийская (хетто-лувийская) группа охватывает хеттский, лувийский, палайский, лидийский, ликийский, карийский, а также, так называемые «малые языки»: писидийский, киликийский, меонский. Они функционировали в Малой Азии (Анатолии) на протяжении ІІ тыс. до н.э. Три первых языка известны с текстов 15000 глиняных клинописных табличек, добытых немецким археологом Гуго Винклером в 1906 г. В процессе раскопок столицы Хеттского царства города Хаттуса восточнее Анкары. Тексты были исполнены аккадской (ассиро-вавилонской) клинописью, но неизвестным языком, который был дешифрован в 1914 г. чехом Б. Грозным и получил название хеттского или несийского. Среди массы ритуальных и деловых текстов на хеттском языке найдены немногочисленные записи на родственном хеттскому лувийском и палайском языках, а также на неиндоевропейском хаттском. Автохтоны Малой Азии хатты были завоеваны в начале ІІІ тыс. до н.э. хеттами, однако повлияли на язык индоевропейских завоевателей.

Раннеанатолийские хеттский, лувийский, палалайский языки функционировали в Малой Азии до VIII ст. до н.э. и в античное время дали начало позднеанатолийским лидийскому, карийскому, киликийскому и др. языкам, носители которых были ассимилированы греками в эллинистическое время около ІІІ ст. до н.э.

Индийская (индо-арийская) группа: митанийский, ведийский, санскрит, пракриты, урду, хинди, бихали, бенгали, ория, маратхи, синдхи, панджаби, раджастхани, гуджарати, бхили, кхандеши, пахари, кафирские или нуристанские, дардские языки, цыганские диалекты.

На митанийском языке разговаривала правящая верхушка государства Миттани, которое в ХV–ХІІІ ст. до н.э. существовало в верховьях Тигра и Евфрата. Индийская группа языков происходит от языка ариев, которые в середине в ІІ тыс. до н.э. продвинулись с севера в долину Инда. Древнейшая часть их гимнов была записана в І тыс. до н.э. ведийским языком, а в ІІІ ст. до н.э. – ІV ст. н.э. – литературным языком санскритом. Классическим санскритом написаны священные ведийские книги брахманы, упанишады, сутры, а также эпические поэмы Махабхарата и Рамаяна. Параллельно с литературным санскритом в раннесредневековой Индии функционировали живые языки пракриты. От них происходят современные языки Индии: хинди, урду, быхалы, бенгали и т.п. Тексты на хинди известны с ХІІІ ст.

Кафирские, или нуристанские, языки распространены в Нуристане – горном районе Афганистана. В горах Северного Афганистана и прилежащих горных районах Пакистана и Индии распространены близкие кафирским дардские языки.

Иранская (ирано-арийская) группа языков: авестийский, древне-персидский, мидийский, согдийский, хорезмийский, бактрийский, парфянский, пехлеви, сакский, массагетский, скифский, сарматский, аланский, осетинский, ягнобский, афганский, муджанский, памирский, новоперский, таджицкий, талышский, курдский, белуджский, татский м т.д. Ирано-арийская группа родственна индо-арийской и происходит от языка ариев, которые во второй половине ІІ тыс. до н.э. заселили Иран или Айриян, что означает «страна ариев». Позднее их гимны были записаны авестийским языком в священной книге последователей Заратустры Авесте Древнеперский язык представлен клинописями ахеменидского времени (VI–IV cт. до н.э.), в том числе историческими текстами Дария Великого и его преемников. Мидийский – язык племен, которые населяли Северный Иран в   VIІІ–VI ст. до н.э. перед появлением Персидского царства Ахеменидов. Парфяне жили в Центральной Азии ІІІ ст. до н. э. – ІІІ ст. н.э., до того времени, пока их царство не завоевали в 224 г. Сасаниды. Пехлеви – литературный язык Персии сасанидского времени (ІІІ–VIІ ст. н.э.). В начале нашей эры в Центральной Азии функционировал также согдийский, хорезмийский и бактрийский языки иранской группы.

Среди североиранских языков евразийской степи известны мертвые языки кочевников саков, массагетов, скифов, сарматов, алан и прямых потомков последних осетин Северного Кавказа. Ягнобский язык Средней Азии является прямым продолжением согдийского языка. Много современных иранских языков происходят от фарси – языка Персии раннего средневековья. К ним принадлежит новоперский с литературными памятниками от ІХ ст. н.э., близкий к ней таджикский, афганский (пашто), курдский, талышский и татский Азербайджана, белуджский и др.

В истории греческого языка выделяют три главные эпохи: древнегреческую (ХV ст. до н.э. – ІV ст. н.э.), византийскую (ІV–ХV ст. н.э.) и новогреческую (с ХV ст.). Древнегреческая эпоха делится на четыре периода: архаический (микенский или ахейский), который датируется ХV–VIІІ ст. до н.э., классический (VIІІ–ІV ст. до н.э.), эллинистический (ІV–І ст. до н.э.), позднегреческий (І–ІV ст. н.э.). В классический и эллинистический периоды в Восточном Средиземноморье были распространены диалекты: ионийско-аттический, ахейский, эолийский и дорийский. Греческие колонии Северного Причерноморья (Тира, Ольвия, Пантикапей, Танаис, Фанагория и др.) пользовались ионийским диалектом, поскольку были основаны выходцами из столицы Ионии г. Милета в Малой Азии

Древнейшие памятники греческого языка написаны крито-микенским линейным письмом «В» в ХV–ХІІ ст. до н.э. Поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея», описывающие события Троянской войны ХІІ ст. до н.э. впервые были записаны в VІІІ–VІ ст. до н.э. древнегреческим алфавитом, что положило основу классическому греческому языку. Классический период характеризуется распространением в греческом мире аттического диалекта. Именно на нем в эллинистический период формировалось общегреческое койне, которое во время походов Александра Македонского распространи­лось по всему Восточному Средиземноморью, где господствовало в римские и византийские времена. Литературный язык Византии строго соответствовал нормам классического аттического диалекта V–ІV ст. до н.э. Его использовал двор византийского императора вплоть до падения Константинополя под ударами турков 1453 г. Окончательно современный новогреческий язык сформировался только в ХVІІІ–ХІХ ст.

Италийская (романская) группа языков включают оскский, вольский, умбрийский, латинский и происходящие от последнего романские языки: итальянский, испанский, португальский, каталонский, сардинский, ретороманский, провансальский, французский, румынский и др. Надписи родственными оскским, вольским, умбрийским, латинским, появились в Центральной Италии в середине І тыс. до н.э. В процессе романизации провинций в первой половине І тыс. до н.э. латинские диалекты распространились по Римской империи. В раннем средневековье этот «кухонный латинский» стал основой для формирования романской группы языков.

Кельтскую группу языков составляют галльский, ирландский, бретонский, конский, валлийский, гелльский (шотландский), наречие о.Мен. Античные источники впервые упоминают кельтов в V ст. до н.э. на территориях между Карпатами на востоке и Атлантическим побережьем на западе. В ІV–ІІІ ст. до н.э. имела место мощная кельтская экспансия на Британские острова, на территорию Франции, Пиренейский, Апеннинский, Балканский полуострова, в Малую Азию, в центральных районах которой они осели под именем галатов. С кельтами связывают латенскую археологическую культуру V–І ст. до н.э., а районом их формирования считают северо-западные предгорья Альп. Вследствие экспансии сначала Римской империи, а позже германских племен (прежде всего англов, саксов, ютов) кельты были вытеснены на крайний северо-запад Европы.

Язык ассимилированных римлянами галлов территории Франции начала І тыс. н.э. известен очень мало по немногочисленным включениям в латинские тексты. Бретонский, корнский, валлийский языки полуостровов Бретонь во Франции, Корнуолл и Уэльс в Великобритании произошли от языка бриттов, которые рассеялись под натиском англосаксов у V–VІІ cт. Шотландский и менский языки близки с ирландским, который фиксируется письменными источниками ІV, VІІ, ХІ ст.

Иллирийская группа языков охватывает балкано-иллирийский, месапский, албанский языки. Иллирийцы – группа индоевропейских племен, которая, судя по античным источникам, по крайней мере с VІІ ст. до н.э. обитала в Карпатской котловине, на Среднем Дунае, на северо-западе Балканского полуострова (рис. 2). Ее археологическим соответствием служит так называемый восточный гальштат VІІІ–V ст. до н.э. Иллирийские племена были ассимилированы римлянами, а позже южными славянами. Албанский язык – иллирийский реликт, который подвергся существенному влиянию латыни, греческого, славянских и фракийских диалектов. Албанские тексты известны с ХV ст. Месапский – ответвление от иллирийского языкового массива северо-запада Балканского полуострова, который сохранился в виде намогильных и бытовых надписей V–I ст. до н.э. на востоке Апеннинского полуострова в Калабрии.

 

Рис.2

Рис. 2. Языковые группы индоевропейцев. (Залізняк, 2012, с.219)

 

Во фригийскую группу входят фракийские диалекты даков, гетов, мезов, одрисов, трибалов, которые в античные времена обитали в Трансильвании, на Нижнем Дунае и на северо-востоке Балканского полуострова. Они были ассимилированы римлянами в ІІ–ІV ст. и славянами в раннем средневековье. Их романизированными потомками были средневековые волохи – прямые предки современных румын, язык которых, однако, принадлежит к романской группе. Фригийцы – народ, предки которого (мушки) в ХІІ ст. до н.э. пришли из северо-востока Балканского полуострова в Малую Азию. И. М. Дьяконов считал, что они принимали участие в разрушении Трои и Хеттского царства (История Древнего Востока, 1988, т. 2, с. 194). Позже на севере Анатолии возникло государство Фригия со столицей Гордион, которое разрушили киммерийцы около 675 г. до н.э. Фригийские надписи датируются VІІ–ІІІ ст. до н.э.

Армянский язык родственный фригийскому, а через него связан с фракийскими диалектами Балкан. По античным источникам армяне пришли в Закавказье с Фригии, а фригийцы в Малую Азию с Фракии, что подтверждается археологическими материалами. И. М. Дьяконов считал армян потомками фригийцев, часть которых после падения Фригии отошла на восток в Закавказье на земли хуритто-урартийцев. Праармянский язык частично трансформировался под влиянием языка аборигенов.

Древнейшие армянские тексты датируются V ст., когда епископом Месропом Маштоцем был создан армянский алфавит. Язык того времени (грабар) функционировал до ХІХ ст. В ХІІ–ХVІ ст. начали формироваться два диалекта современного армянского: восточный араратский и западный константинопольский.

Тохарский язык – условное название и-е диалектов, которые в VІ–VІІ ст. н.э. функционировали в Китайском Туркестане (Уйгурии). Известен из религиозных текстов Синьцзяна. В. Н. Даниленко (1974, с. 234) считал предками тохар население ямной культуры, которое в ІІІ тыс. до н.э. достигло Центральной Азии, где трансформировалось в афанасьевскую культуру. В песках Западного Китая найдены мумии светлопигментированых северных европеоидов І тыс. до н.э., геном которых демонстрирует сходство с геномом кельтов и германцев северо-запада Европы. Некоторые исследователи связывают эти находки с тохарами, окончательно ассимилированными в Х ст. тюрками-уйгурами.

Германские языки делятся на три группы: северную (скандинавскую), восточную (готскую) и западную. Древнейшие германские тексты представлены архаическими руническими надписями Скандинавии, которые датируются ІІІ–VІІІ ст. н.э. и несут черты общегерманского языка до его расчленения. Многочисленные древнеисландские тексты ХІІІ ст. сохранили богатую скандинавскую поэзию (Старшая Эдда) и прозу (саги) Х-ХІІ ст. Приблизительно с ХV ст. начался распад древнеисландского, или древнескандинавского, языка на западноскандинавскую (норвежский, исландский) и восточноскандинавскую (шведский, датский) ветви.

К восточногерманской группе, кроме готского, известного по переводу Библии епископом Ульфилой, входили ныне мертвые языки вандалов и бургундов.

К западногерманским языкам относятся древнеанглийский (англосаксонские тексты VІІ ст.), древнефризский, древненижненемецкий (саксонские тексты ІХ ст.), древневерхненемецкий. Древнейшими памятниками западногерманских языков есть англо-саксонский эпос VІІІ ст. «Беовульф», известный по рукописям Х ст., верхненемецкая «Песнь про Нибелунгов» VІІІ ст., саксонский эпос ІХ ст. «Хелиад».

Среди современных германских языков – английский, который в ХІ–ХІІІ ст. подвергся существенному влиянию французского, фламандский – потомок древнефризского, голландский – ответвление древненижненемецкого. Современный немецкий язык состоит из двух диалектов – в прошлом отдельных языков (нижненемецкого и верхненемецкого). Среди германских языков и диалектов современности следует упомянуть идиш, бурский, фарерский, швейцарский.

Балтские языки делятся на западнобалтские – мертвый прусский (исчез в ХVІІІ ст.) и ятвягский, который был распространен в средние века на территории Северо-Восточной Польши и Западной Белоруссии, и восточнобалтские. К последним относят литовский, латвийский, латгальский, а также распространенный до ХVІІ ст. на Балтийском побережье Литвы и Латвии куршский. Среди мертвых селонский и голядский Подмосковья, балтский язык Верхнего Поднепровья. В начале средневековья балтские языки были распространены от Нижней Вислы на западе до Верхней Волги и Оки на востоке, от Балтии на севере до Припяти, Десны и Сейма на юге. Балтские языки полнее других сохранили древнюю языковую индоевропейскую систему.

Славянские языки делятся на западные, восточные и южные. Восточнославянскиеукраинский, белорусский, русский. Западнославянские делятся на три подгруппы: лехитскую (польский, кашубский, полабский), чешско-словацкую и серболужецкую. Родственный с полабским кашубский язык был распространен в Польском Поморье западнее Нижней Вислы. Лужицкий – язык лужицких сербов верховьев Шпрее в Германии. Южнославянские языки — сербский, хорватский, болгарский, словенский, македонский. Славянские языки близки между собой, поскольку происходят от одного древнеславянского языка, который распался относительно недавно в V–VII ст. Предположительно носителями древнеславянского до его распада были анты и склавины территории Украины, археологическими соответствиями которых было население культур Прага-Корчак и Пеньковка.

Большинство современных индоевропеистов, признавая существование 13 упомянутых групп индоевропейских языков, отказались от упрощенной схемы этногенеза индоевропейских народов по принципу генетического дерева, предложенному еще в ХІХ ст. Очевидно процесс глоттогенезиса и этногенеза происходил не только путем трансформации или разделения материнского языка на дочерние, но, возможно в большей мере, в процессе взаимодействия языков между собой, в том числе и с неиндоевропейскими.

Высокую степень родственности индоевропейских языков ученые объясняют их происхождением от общего генетического предка – протоиндоевропейского языка. Имеется в виду, что более 5 тыс. лет тому назад в каком-то ограниченном регионе Евразии жил народ, от языка которого ведут начало все индоевропейские языки. Перед наукой возникла задача поисков родины индоевропейских народов и выявления путей их расселения. Под индоевропейской прародиной лингвисты имеют в виду регион, который занимали носители праязыка до его распада в ІV тыс. до н.э.

 

История поисков индоевропейской прародины

Поиски и-е прародины имеют двухсотлетнюю драматическую историю, которую неоднократно анализировали разные исследователи (Сафронов 1989). Сразу же после открытия Уильяма Джонса прародиной была провозглашена Индия, а санскрит Ригведы рассматривался чуть ли не предком всех языков, который будто бы сохранил все особенности индоевропейского протоязыка. Считалось, что благодаря благоприятному климату Индии происходили демографические взрывы, и избытки и-е населения расселялись на запад в Европу и в Западную Азию.

Однако очень скоро выяснилось, что языки иранской Авесты ненамного младше санскрита Ригведы. То есть общий предок всех и-е народов мог жить в Иране или где-то на Ближнем Востоке, где именно в это время были сделаны великие археологические открытия.

В 30—50 гг. ХІХ ст. индоевропейцев выводили из Центральной Азии, которую тогда считали «кузницей народов». Эта версия подпитывалась историческими данными о миграционных волнах, которые периодически прибывали из Центральной Азии в Европу на протяжении последних двух тысяч лет. Имеются в виду приход в Европу сарматов, тюркских и монгольских племен гуннов, болгар, авар, хазар, печенегов, торков, половцев, монголов, калмыков и др. К тому же в это время вырос интерес европейцев к Центральной Азии, поскольку началась ее колонизация русскими с севера и англичанами с юга.

Однако бурное развитие лингвистической палеонтологии в середине ХІХ ст. показало несоответствие Азии природно-климатическим реалиям прародины. Реконструированный лингвистами общий и-е язык свидетельствовал, что прародина располагалась в регионе с умеренным климатом и соответствующей ему флорой (береза, осина, сосна, бук и т.п.) и фауной (тетерев, бобр, медведь и т.п.). Кроме того, выяснилось, что большинство и-е языков локализировались не в Азии, а в Европе. Между Рейном и Днепром концентрируется подавляющее большинство древних индоевропейских гидронимов.

Со второй половины ХІХ ст. многие исследователи переносят и-е прародину в Европу. Взрыв немецкого патриотизма во второй половине ХІХ ст., обусловленный объединением Германии О. Бисмарком, не мог не повлиять на судьбу индоевропеистики. Ведь большинство специалистов того времени были этническими немцами. Так рост немецкого патриотизма стимулировала популярность концепции происхождения и-е с территории Германии.

Ссылаясь на установленный лингвистами умеренный климат прародины, ее начинают локализировать именно в Германии. Дополнительным аргументом послужила североевропеоидная внешность древнейших индоевропейцев. Светлые волосы и голубые глаза – признак аристократичности как у ариев Ригведы, так и древних греков, судя по их мифологии. Кроме того, немецкие археологи пришли к заключению о беспрерывном этнокультурном развитии на территории Германии от археологической культуры линейно-ленточной керамики VІ тыс. до н.э. до современных немцев.

Основателем этой концепции считают Л.Гейгера, который в 1871 г., опираясь на аргумент бука, березы, дуба, ясеня угря и трех времен года в реконструированном языке праиндоевропейцев, а также на свидетельства Тацита об автохтонности германцев на восток от Рейна предложил Германию в качестве возможной прародины индоевропейцев (Geiger, 1871).

Значительный вклад в развитие центральноевропейской гипотезы происхождения и-е внес известный немецкий филолог Герман Хирт. Он пришел к выводу, что немецкий язык является прямым потомком праиндоевропейского. Языки других и-е народов будто бы возникли в процессе смешивания языка прибывших с севера Центральной Европы индогерманцев с языками аборигенов (Hirt 1892).

Идеи Л.Гейгера и Г.Хирта существенно развил Густав Косинна. Филолог по образованию Г.Косинна проанализировал громадный археологический материал и в 1926 г. издал книгу «Происхождение и распространение германцев в доисторическое и раннеисторическое время» (Kossinna 1926), которую использовали нацисты в качестве научного обоснования своей агрессии на восток. Г.Косинна прослеживает за археологическими материалами эпохи неолита и бронзы «14 колониальных походов мегалитических индоевропейцев на восток через Среднюю Европу до Черного моря». Понятно, что эта политизированная псевдонаучная версия расселения и-е потерпела крах вместе с Третьим Рейхом.

В 70-х годах ХХ ст. П.Босх-Жимпера (1961) и Г. Девото (1962) выводили и-е из культуры линейно-ленточной керамики. Они осуществили попытку проследить фазы развития и-е от дунайского неолита V тыс. до н.э. до эпохи бронзы и даже до исторических и-е народов раннежелезного века. П. Босх-Жимпера считал культуру Триполье индоевропейской, поскольку, по его мнению, она формировалась на основе культуры линейно-ленточной керамики.

Рис.3

Рис.3. Степной курган

Почти вместе с центральноевропейской концепцией происхождения и-е родилась и степная. Ее сторонники считают прародиной степи от Нижнего Дуная до Волги. Основоположником этой концепции по праву считается выдающийся немецкий ученый, энциклопедист индоевропеистики Освальд Шрадер. В своих многочисленных трудах, которые увидели свет между 1880 и 1920 гг., он не только обобщил все достижения лингвистов, но и проанализировал и существенно развил их с привлечением археологических материалов, в том числе из причерноморских степей. Лингвистическая реконструкция скотоводческого общества древних индоевропейцев была блестяще подтверждена археологией. О.Шрадер считал протоиндоевропейцами скотоводов восточноевропейской степи ІІІ–ІІ тыс. до н.э., которые оставили на Юге Восточной Европы тысячи курганов (рис. 3). Поскольку и-е языки распространены в Европе и Западной Азии, то, по мнению О.Шрадера, их прародина должна располагаться где-то посередине – в степях Восточной Европы.

Рис.4

Рис. 4. Погребение степняка ямной культуры ІІІ тыс. до н.э. (Давня історія України, 1994, с.63)

Гордон Чайлд в книге «Арийцы» 1926 г. существенно развил идеи О. Шрадера, сузив прародину индоевропейцев к степям Украины. На основании новых археологических материалов он показал, что подкурганные погребения с охрой на юге Украины (рис. 4) оставлены древнейшими индоевропейскими скотоводами, которые именно отсюда начали расселяться по Евразии.

Будучи последователем Г. Чайлда, Т. Сулимирский (1933; 1968) высказал мысль, что и-е культуры шнуровой керамики Центральной Европы, сформировались вследствие миграции ямников с причерноморских степей на запад.

В своей книге 1950 г. Г. Чайлд поддержал Т. Сулимирского и сделал вывод, что ямники с юга Украины через Подунавье мигрировали в Центральную Европу, где положили начало культурам шнуровой керамики, от которых большинство исследователей выводят кельтов, германцев, балтов, славян. Ямную культуру юга Восточной Европы исследователь считал нерасчлененными и-е, которые продвинулись не только на Верхний Дунай, но и на север Балкан, где основали баденскую культуру, а также в Грецию и Анатолию, где положили начало греческой и анатолийской ветвям и-е.

Радикальной последовательницей Гордона Чайлда была Мария Гимбутас (1970, с.483; 1985), которая считала ямников протоиндо­европейцами , «которые продвигались на запад и юг в V-IV тыс. до н.э. с нижнего Дона и Нижней Волги». Под индоевнропеизацией Европы исследовательница понимала расселение воинствующих носителей курганной культуры степей Восточной Европы на Балканы и в Западную Европу, заселенную в то время неиндоевропейскими группами балкано- дунайского неолита и культуры воронковидных кубков.

Из-за схематизма, игнорирования лингвистических данных и некоторого радикализма работы М.Гимбутас подверглись критике, но ее вклад в развитие идей О.Шрадера и Г.Чайлда безусловный, а степная версия происхождения индоевропейцев остается достаточно убедительной. Среди ее последователей следует вспомнить В.Даниленко (1974), Д.Мэллори (1989), Д.Энтони (1986; 1991), Ю.Павленко (1994) и др.

Ближневосточная версия происхождения и-е родилась на рассвете индоевропеистики. В 1822 р. Г.Линк и Ф.Миллер помещали и-е родину в Закавказье. Под влиянием панвавилонизма Т.Момзен считал, что и-е происходят из Месопотамии. Однако наиболее развернутую аргументацию происхождение и-е с Ближнего Востока, точнее с Армянского нагорья представили в своей двухтомной энциклопедической работе 1984 г. Г.Т.Гамкрелидзе и В.В.Иванов. На основании глубокого анализа огромного массива лингвистического материала и обобщения наработок предшественников исследователи дали широкую картину хозяйства, быта, материальной культуры, верований праиндоевропейцев и природно-ландшафтную характеристику их прародины.

Вместе с тем, размещение прародины на Армянском нагорье и попытка аргументировать путь заселения индоевропейцами Европы в обход Каспийского моря с востока не выдерживает критики. Для Закавказья не свойственны растения (осина, граб, тис, вереск) и животные (бобр, рысь, тетерев, лось, краб), которые характерны для и-е родины. Очень малочисленна тут и соответствующая гидронимика. Не подтверждается археологическим материалом и путешествие и-е вокруг Каспия через Среднюю Азию, Нижнее Поволжье и степи Украины на запад.

Колин Ренфрю (1987) размещает и-е родину в границах полумесяца плодородия – на юге Анатолии. Это предположение принципиально для его концепции, потому что она базируется на очевидном факте миграции ранних земледельцев Ближнего Востока на запад в Европу и на восток в Азию. Исследователь оттолкнулся от ностратической концепции В. Иллича-Свитыча (1964, 1971), в соотствии с которой лингвистическое родство и-е с народами афразийской, эламо-дравидийской, уральской и сино-кавказской семей объясняется их общей прародиной на Ближнем Востоке. Указав, что носители упомянутых языков родственны также генетически, К.Ренфрю утверждает, что их расселение с общей прародины состоялось в VIII-V тыс. до н.э. в процессе распространения воспроизводящего хозяйства (Renfrew, 1987). Не опровергая сам факт упомянутых миграций, большинство индоевропеистов сомневается, что среди мигрантов с Ближнего Востока были индоевропейцы.

Балканская концепция происхождения и-е связана с открытием в первой половине ХХ ст. балкано-дунайской неолитической протоцивилизации VII-V тыс. до н.э. Именно отсюда по данным археологии состоялась неолитизация Европы. Это дало основание Б.Горнунгу (1956) и В.Георгиеву (1966) предположить, что праиндоевропейцы сформировались на Нижнем Дунае вследствие смешивания местных мезолитических охотников с неолитическими мигрантами с Балкан. Слабым местом концепции является чрезвычайная бедность мезолита Нижнего Дуная. Прародиной и-е считал Балканы и И.Дьяконов (1982).

 

Прародина индоевропейцев по данным палеолингвистики

Реалии и-е прародины должны соответствовать природно-ландшафтным, социально-экономическим и культурно-историческим характеристикам, реконструированным с помощью лингвистического анализа древнейших общих элементов базового словаря разных и-е языков.

ХІХ столетие было эпохой смелых реконструкций общества, хозяйства, культуры, духовного мира, природного окружения ранних индоевропейцев с помощью так называемой лингвистической палеонтологии. Удачные работы А.Куна (Kuhn, 1845) и Я.Гримма (Grimm, 1848) спровоцировали многочисленные палеолингвистические исследования, авторы которых не всегда придерживались строгих правил сравнительного анализа и-е языков. Критика попыток реконструкций праиндоевропейских реалий с помощью лингвистического анализа дала возможность А.Шлейхеру (1863) ввести такие реконструкции в рамки строгих правил. Однако настоящее открытия мира праиндоевропейцев принадлежит О.Шрадеру (1886), который обобщил результаты реконструкций предшественников, уточнив и проверив их с привлечением материалов эпохи бронзы, которые в это время появились в распоряжении исследователей.

Методом лингвистической палеонтологии ученым удалось реконструировать этапы формирования и-е праязыка. Опираясь на разработки Ф.Соссюра и А.Мейе, М.Д.Андреев (1986) предположил существование трех стадий его формирования: бореальной, ранне- и поздне-индоевропейской.

Реконструированный на основе общей и-е лексики праязык на этапе, предшествующем ее распаду в ІV тыс. до н.э. на отдельные языковые группы анализировали Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванов (1984). Праиндоевропейский словарь свидетельствует, что его носители жили в умеренной зоне, хотя и с резко континентальным климатом, с холодными зимами и теплым летом. Жили как в горной, так и в равнинной местности, среди рек, болот, хвойных и лиственных лесов. Были хорошо знакомы с природно-климатической спецификой степей.

Экономика праиндоевропейцев на момент распада имела скотоводческо-земледельческий характер. Однако значительное развитие скотоводческой терминологии свидетельствует о доминировании в хозяйстве именно этой отрасли. Среди домашних животных фигурируют лошадь, бык, корова, овца, коза, свинья, собака. Доминировало отгонное скотоводство мясомолочного направления. Праиндоевропейцы владели совершенными методами обработки продуктов животноводства: шкур, шерсти, молока. Культ коня и быка занимал важное место в идеологии.

Достаточно высокого уровня достигло земледелие. Совершился переход от мотыжного к ранней форме пашенного земледелия, с применением рала и сохи, которую тянула пара волов. Выращивали ячмень, пшеницу, лен. Урожай собирали серпами и молотили, зерно мололи зернотерками и жерновами. Пекли хлеб. Знали садоводство (яблоки, вишни, виноград) и пчеловодство. Изготавливали разнообразную глиняную посуду. Были знакомы с металлургией меди, бронзы, серебра, золота. Особую роль играл колесный транспорт: в повозки запрягали быков, коней. Умели ездить верхом.

Рис.5.

Рис. 5. Изображение боевой индоевропейской колесницы на могильной плите ІІ тыс. до н.э. (Швеция). (Меллори 1989)

Значительная роль скотоводства в хозяйстве обусловила специфику общественного строя. Он характеризировался патриархальностью, доминированием мужчины в семье и роде, воинственностью. Общество делилось на три страты: жрецов, военную аристократию и простых общинников (пастухов, земледельцев, воинов). Воинственный дух эпохи отражался в строительстве первых укрепленных поселений – крепостей. Своеобразие духовного мира состояло в сакрализации войны, верховного бога-воина. Поклонялись оружию, коню, боевой колеснице (рис. 5), огню, солнцу-колесу, символом которых была свастика.

Важным элементом и-е мифологии является мировое дерево. Кстати, это свидетельствует, что прародина была достаточно лесистым регионом. Точнее локализировать ее помогают растения и животные, названия которых присутствуют в воссозданном лингвистами позднеевропейском языке.

Растения: дуб, береза, бук, граб, ясень, осина, верба, тис, сосна, орех, вереск, роза, мох. Животные: волк, медведь, рысь, лисица, шакал, дикий кабан, олень, лось, дикий бык, заяц, змея, мышь, вошь рыба, птица, орел, журавль, ворона, тетерев, гусь, лебедь, барс-леопард, лев, обезьяна, слон.

Четыре последних животных нетипичны для европейской фауны, хотя львы и барсы обитали на Балканах еще 2 тыс. лет. назад. Установлено, что слова, обозначающие барса, льва, обезьяну и слона, в и-е праязык попали с Ближнего Востока, скорее всего от афразийцев Леванта (Гамкрелидзе, Иванов 1984, с. 506, 510).

Таким образом, растительный и животный мир и-е прародины отвечает умеренной зоне Европы. Это дало основание большинству современных исследователей размещать ее между Рейном на западе, Нижней Волгой на востоке, Балтией на севере и Дунаем на юге (Bosh-Gimpera, 1961; Devoto, 1962; Grossland, 1967; Gimbutas, 1970; 1985; Häusler, 1985; Горнунг, 1964; Georgiev, 1966; Mаllоry, 1989; Childe, 1926; Sulіmirski, 1968, Залізняк, 1994, 1999, 2012, Павленко, 1994, Конча, 2004). В тех же пределах размещает прародину в своей фундаментальной монографии 2007 г. Л.С.Клейн.

Реконструкция единого словаря праиндоевропейцев дала основание утверждать, что до своего распада они уже знали земледелие, скотоводство, керамическую посуду, металлургию меди и золота, колесо, то есть находились на стадии энеолита. Другими словами, распад произошел не позднее ІV — ІІІ тыс. до н.э. (Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с.667-738, 868-870). О том же свидетельствует открытие хеттского, палайского, лувийского отдельных и-е языков вследствие дешифровки текстов из библиотеки столицы Хеттского царства Хатусы ІІ тыс. до н.э. Так как имеются убедительные археологические доказательства, что хетты пришли в Анатолию в начале ІІІ тыс. до н.э., то распад праиндоевропейцев на отдельные ветви начался не позднее ІV тыс. до н.э.

Г.Кюн считал, что праиндоевропейское единство существовало в верхнем палеолите, и связывал его с мадленской культурой Франции (Kühn, 1932). С.В.Конча видит нерасчлененных индоевропейцев в раннем мезолите низменностей между Нижним Рейном на западе и Средним Днепром на востоке (Конча, 2004).

 

Лингвистические контакты праиндоевропейцев

Архаическая и-е гидронимика концентрируется в Центральной Европе между Рейном на западе, Средним Днепром на востоке, Балтикой на севере и Дунаем на юге (Гамкрелидзе, Иванов 1984, с. 945).

Точнее локализировать прародину позволяют выявленные в и-е языках следы контактов с финно-уграми, картвелами и народами Ближнего Востока (прахаттами, прахуриттами, афразийами, шумерами, эламцами). Лингвистический анализ свидетельствует, что прафинно-угры до их распада в ІІІ тыс. до н.э. заимствовали у и-е значительное количество сельскохозяйственной терминологии (свинья, поросенок, коза, зерно, сено, секира-молот и др.). Разнообразная и-е лексика присутствует в картвельских языках (грузинском, мегрельском, сванском) (Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с. 877). Особенно важным для локализации и-е прародины является наличие в их языках параллелей с языками народов Ближнего Востока.

Известный лингвист В.Иллич-Свитыч (1964) отмечал, что определенную часть аграрной и животноводческой лексики и-е заимствовали у прасемитов и шумеров. В качестве примера прасемитских заимствований исследователь назвал слова: tauro – бык, gait – коза, agno – ягненок, bar – зерно, крупа, dehno – хлеб, зерно, kern – жернов, medu – мед, сладкий, sekur – секира, nahu – сосуд, корабль, haster – звезда, septm – семь, klau – ключ и др. По В. Илличу-Свитычу, из языка шумеров и-е заимствовали слова: kou – корова, reud – руда, auesk – золото, akro – нива, duer – двери, hkor – горы и др. (Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с. 272–276).

Однако особенно много земледельческой и животноводческой терминологии, названий продуктов питания, предметов быта и-е заимствовали у прахаттов и прахуритов, прародину которых локализуют в Анатолии и в верховьях Тигра и Евфрата. С. А. Старостин (1988, с. 112–163) считает, что приведенные В. Илличем-Свитычем корни klau, medu, akгo, bar и некоторые другие вовсе не прасемитские или шумерские, а хатто-хуритские. Кроме того он наводит многочисленные примеры хатто-хуритской лексики в и-е языках. Вот лишь некоторые из них: ekuo – конь, kago – коза, porko – поросенок, hvelena – волна, ouig – овес, hag – ягода, rughio – рожь, lino – льон, kulo – кол, спис, gueran – жернов, sel – село, dholo – долина, arho – простор, ареал, tuer – творог, sur – сыр, bhar – ячмень, penkue – пять и многие другие. Анализ этих лингвистических заимствований свидетельствует, что произошли они в процессе непосредственных контактов праиндоевропейцев с более развитыми прахатто-хуритами не позже V тыс. до н.э. (Старостин, 1988, с. 112–113, 152–154).

Характер всех этих выразительных языковых параллелей между праиндоевропейским, с одной стороны, и с праугрофиннским, пракартвельским, языками упомянутых народов Ближнего Востока с другой, свидетельствует, что они есть следствием тесных контактов праиндоевропейцев с указанными народами. То есть, искомая прародина должна была находится где-то между родинами этих этнических групп, что дает возможность точнее ее локализировать. Известно, что прародина финно-угров – лесостепи между Доном и Уралом, картвелов – Центральный Кавказ. Относительно упомянутых ближневосточных заимствований в и-е языках, то их источником, по нашему мнению, мог быть балкано-дунайский неолит, в том числе носители трипольской культуры Правобережной Украины. Ведь неолитическая колонизация Балкан и Подунавья происходила VІІ — VІ тыс. до н.э. с Малой Азии родины хатто-хуритов.

 

Анализ современных версий и-е прародины

В наше время пять регионов претендуют на почетное право называться и-е прародиной: Центральная Европа между Рейном и Вислой (И. Гейгер, Г. Хирт, Г. Косинна, П. Босх-Жимпера, Г. Девото), Ближний Восток (Т. Гамкрелидзе, В. Иванов, К. Ренфрю), Балканы (Б. Горнунг, В. Георгиев, И. Дьяконов) и лесостепная и степная зоны между Днестром и Волгой (О. Шрадер, Г. Чайлд, Т. Сулимирский, В. Даниленко, М. Гимбутас, Д. Мэллори, Д. Энтони, Ю. Павленко). Часть исследователей обьединяют в и-е прародину Центральную Европу с восточноевропейскими степями до Волги (А.Хойслер, Л.Зализняк, С.Конча). Какая из этих версий более правдоподобна?

Концепция происхождения и-е с Центральной Европы (земель между Рейном, Вислой и Верхним Дунаем) была особенно популярна в конце ХІХ – в первой половине ХХ ст. Как отмечалось, ее осноположниками были Л. Гейгер, Г. Хирт, Г. Косинна.

Рис.6

Рис. 6. Индоевропеец. Реконструкция по черепу. (Давня історія України, 1994, с.29)

В основе построений упомянутых немецких исследователей лежит совпадение природно-климатических реалий праиндоевропейского словаря с природой и умеренным климатом Центральной Европы, а также североевропеоидная внешность ранних и-е (рис. 6). Немаловажным является и факт совпадения основного ареала и-е гидронимики с территориями нескольких археологических культур. Имеются в виду культуры линейно-ленточной керамики, воронковидных кубков, шаровидных амфор, шнуровой керамики, которые с VІ по ІІ тыс. до н.э. последовательно сменяли друг друга на указанных территориях Центральной Европы.

В индоевропейском характере культур шнуровой керамики сейчас никто не сомневается. Их генетическими предшественниками были культуры воронковидных кубков и шаровидных амфор. Однако нет оснований называть индоевропейской культуру линейно-ленточной керамики, поскольку в ней отсутствуют реконструируемые лингвистами определяющие и-е черты: скотоводческое направление экономики, доминирование мужчин в обществе, воинственный характер последнего — присутствие военной элиты, крепостей, культа войны, оружия, боевой колесницы, коня, солнца, огня и т.п. Носители традиций культуры линейно-ленточной керамики, по нашему мнению, принадлежали к кругу неолита Балкан, неиндоевропейский характер которого признают большинство исследователей.

Размещению прародины в Центральной Европе мешает присутствие в и-е языках следов тесных лингвистических контактов с пракартвелами Кавказа и финно-уграми, родиной которых были лесостепи между Доном и Южным Уралом. Если праиндоевропейцы жили в Центральной Европе, то как они могли контактировать с жителями Кавказа и Задонья?

Большинство современных ученых считают Центральную Европу родиной шнуровых культур ІІІ-ІІ тыс. до н.э., носители которых были предками северных ветвей и-е: кельтов, германцев, балтов, славян. Однако родиной всех и-е народов Центральная Европа не могла быть потому, что южных и-е (иллирийцы, фригийцы, греки, хетты, италики, армяне), а также восточных (индо-иранцы) невозможно вывести от шнуровиков ни лингвистически, ни археологически. Кроме того, в лесостепях и степях Украины и-е появились раньше древнейших шнуровиков – не позднее конца V тыс. до н.э. (среднестоговцы).

Ближний Восток также не мог быть и-е прародиной, потому что тут была родина неиндоевропейских этносов: хаттской, хуритской, эламской, афразийской лингвистических общностей. Картографирование и-е языков показывает, что этот регион был южной периферией их ойкумены. И-е хетты, лувийцы, палайцы, фригийцы, армяне появляются тут достаточно поздно – в ІІІ-ІІ тыс. до н.э., то есть уже после распада праиндоевропейского языка в ІV тыс. до н.э. В отличие от Европы тут почти отсутствует и-е гидронимика.

Холодный континентальный климат прародины с морозной снежной зимой не отвечает реалиям Ближнего Востока. Нет тут почти половины растений и животных, которые фигурируют в и-е языке (осина, граб, липа, вереск, бобр, тетерев, рысь и т.п.). С другой стороны, в и-е словаре отсутствуют названия типичных представителей ближневосточной фауны и флоры (кипарис, кедр и т.п.). Что касается льва, барса, обезьяны и слона, то их названия оказались заимствованными с прасемитского. Если эти животные были типичными для и-е прародины, то зачем было их заимствовать у южных соседей? Праиндоевропейцы не могли жить на Ближнем Востоке потому, что сильное влияние их языка прослежено у финно-угров, родина которых расположена слишком далеко на север от Ближнего Востока, что исключает возможность контактов с ними.

Допустив, что и-е происходят с Балкан, мы проигнорируем их языковые связи не только с финно-уграми, но и с картвелами Кавказа. Невозможно вывести с Балкан и их восточную ветвь – индо-иранцев. Этому противоречат данные как археологии, так и лингвистики. И-е гидронимы известны лишь на севере Балкан. Основная их масса распространена севернее, между Рейном и Днепром. Гипотезе о происхождении и-е от балканских неолитических земледельцев противоречит и тот факт, что появление первых и-е на исторической арене в ІV–ІІІ тыс. до н. э. совпало с аридизацией климата, выделением скотоводства в отдельную отрасль и его распространением на гигантских просторах Евразии и, наконец, с коллапсом самого земледельческого неолита Балкан и Подунавья. Что же дает основание некоторым исследователям считать Балканский полуостров и-е прародиной?

Известный исследователь Колин Ренфрю справедливо считает, что грандиозному лингвистическому явлению распространения и-е языков должен отвечать не менее масштабный социально-экономический процесс. По мнению ученого таким глобальным явлением в первобытной истории была неолитизация Европы. Имеется в виду расселение древних земледельцев и животноводов с Ближнего Востока на Балканы и далее в Европу.

Аргументированную критику попыток К.Ренфрю вывести и-е из Ближнего Востока с позиций новых генетических исследований дал Р.Солларис (1998, с.128, 129). Биомолекулярный анализ палеоантропологических и палеозоологических остатков демонстрирует соответствие изменения генома европейцев и доместицированных животных ближневосточного происхождения. Это убедительно свидетельствует о колонизации Европы неолитическим населением с Ближнего Востока. Однако субстратные явления в греческом и других и-е языках свидетельствуют, что и-е пришли на Балканы уже после их освоения неолитическими колонистами из Анатолии. Генетическое родство народов ностратической семьи языков Евразии объясняется, по мнению Р.Соллариса (1988, с.132), существованием общих предков населения Евразии, которые еще в начале верхнего палеолита 40 тыс. лет назад расселились из Западного Средиземноморья на запад и восток.

Факт перетекания «излишков» раннеземледельческого населения с Ближнего Востока на Балканы и далее в Европу не вызывает сомнения. Однако было ли оно индоевропейским? Ведь археология свидетельствует, что с первых очагов производящей экономики на юге Анатолии, в Сирии, Палестине, в горах Загросу вырастает не и-е, а эламская, хаттская, хуритская, шумерская и афразийская общности. Именно в последних имеют прямые параллели материальная и духовная культура и экономика неолитических земледельцев Балкан. Их антропологический тип близок к типу неолитических жителей Ближнего Востока и существенно отличается от антропологии первых достоверных индоевропейцев, живших в ІV тыс. до н. э. в Центральной Европе (культура шнуровой керамики) и в лесостепях между Днепром и Волгой (среднестоговская и ямная культуры). Если неолитическое население Балкан и Ближнего Востока было носителем южноевропейского или средиземноморского антропологического типа (грацильные, невысокие европеоиды), то упомянутые индоевропейцы были массивными, высокими северными европеоидами (Потехина 1992) (рис. 6). Глиняные статуэтки с Балкан изображают людей с большим носом специфической формы (Залізняк, 1994, с. 85), которые являются важной определяющей чертой восточносредиземноморского антропологического типа, по В.П.Алексееву (1974, с. 224, 225).

Прямым потомком неолитической протоцивилизации Балкан была Минойская цивилизация, которая сформировалась на о.Крит около 2000 г. до н.э. По М.Гимбутас минойское линейное письмо «А» происходит от знаковой системы неолитических земледельцев Балкан ІV тыс. до н. э. Попытки дешифровки текстов минойцев показали, что их язык принадлежит к группе семитских (Gimbutas 1985; Гамкрелидзе, Иванов 1984, с. 912, 968; Renfrew 1987, p.50). Поскольку минойцы были потомками Балканского неолита, то последний никак не мог быть индоевропейским. Как археологи, так и лингвисты пришли к выводу, что до появления первых и-е в Греции во ІІ тыс. до н. э. тут жили неиндоевропеские племена.

Таким образом, культурно, лингвистически, антропологически и генетически балканский неолит был тесно связан с неиндоевропейской неолитической протоцивилизацией Ближнего Востока. Похоже, что упомянутое значительное число сельскохозяйственных терминов ближневосточного происхождения в и-е языках объясняется интенсивным культурным влиянием балканских земледельцев, генетически связанных с Ближним Востоком, на предков и-е – аборигенов Центральной и юга Восточной Европы.

 

Степная версия происхождения индоевропейцев

К наиболее аргументированным и популярным в наше время версиям расположения прародины и-е народов относится степная, по которой и-е зародились в степях между Днестром, Нижней Волгой и Кавказом. Ее основоположниками были упомянутые О.Шрадер (1886) и Г.Чайлд (1926, 1950), которые еще в конце ХІХ – начале ХХ ст. высказали мысль, что первый импульс к индоевропеизации Евразии пришел от древнейших скотоводов северопричерноморских степей и лесостепей. Позднее эту гипотезу фундаментально обосновали и развили Т.Сулимирский (1968), В.Даниленко (1969; 1974), М.Гимбутас (1970; 1985), Д.Мэллори (1989), Д.Энтони (1991). Ее сторонником был Ю.Павленко (1994).

По этой версии древнейшие и-е сформировались на юге Украины вследствие сложных исторических процессов, приведших к выделению скотоводства в отдельную отрасль первобытной экономики. Вследствие длительной аграрной колонизации ближневосточными мотыжными земледельцами Балкан и Подунавья резервы мотыжного земледелия в Центральной Европе были исчерпаны. Дальнейшее расширение воспроизводящей экономики в степной и лесной зонах требовало увеличения роли скотоводства. Этому способствовала прогрессирующая аридизация климата, которая вела к кризису земледельческой экономики Балкан и Подунавья, в то же время создавая благоприятные условия для распространения разных форм животноводства. Тому же способствовало сведение лиственных лесов Центральной Европы и Правобережной Украины неолитическими земледельцами в ІV-V тыс. до н. э., поскольку пустоши на месте бывших полей становились потенциальными пастбищами.

Мотыжные земледельцы неолита пасли своих немногочисленных животных близ селений. Во время созревания урожая их отгоняли подальше от посевов. Так, зарождалась древнейшая отгонная форма скотоводства. Ей свойственно выпасать животных летом на пастбищах, удаленных от постоянных поселений. Именно этот древнейший вид скотоводства дал возможность обществам с воспроизводящей экономикой колонизировать не только евразийские степи, но и продвинутся в леса средней полосы Европы.

Выделение скотоводства из древней смешанной земледельческо-животноводческой экономики балкано-дунайского неолита в отдельную отрасль началось на юге Украины, на границе занятых мотыжными земледельцами плодородных черноземов Правобережья Днепра и евразийских степей, ставших с этого времени домом подвижных и воинственных скотоводческих народов. Таким образом, в ІV тыс. до н. э. территория Украины стала порубежьем между оседлыми миролюбивыми земледельцами Подунавья и подвижными, воинственными скотоводами евразийских степей.

Именно на юге Украины земледельческая протоцивилизация Балкан и Подунавья через свой северо-восточный форпост – трипольскую культуру – непосредственно влияла на предков древнейших скотоводов – мезолитических и неолитических охотников и рыболовов лесостепей бассейнов Днепра и Северского Донца. Последние получили от балкано-дунайских потомков древнейших земледельцев и скотоводов Ближнего Востока не только навыки воспроизводящего хозяйства, но и ближневосточную сельскохозяйственную терминологию, прослеженную лингвистами в и-е языках (Иллич-Свитыч 1964; 1971; Старостин, 1988). Локализация в степях и лесостепях между Днестром, Нижним Доном и Кубанью первых пастухов-скотоводов хорошо согласуется с тремя основными направлениями праиндоевропейских лингвистических контактов. На западе они непосредственно граничили с носителями сельскохозяйственной лексики ближневосточного происхождения (трипольцы), на северо-востоке – угро-финской, а на юго-восток – картвельской лексики Кавказа (рис. 2).

М.Гимбутас помещала родину скотоводства и его первых и-е носителей в Среднем Поволжье, с чем трудно согласится. Ведь скотоводство родилось от комплексного мотыжного земледелия в процессе отделения в самостоятельную отрасль экономики. То есть, это могло произойти только при условии непосредственных и тесных контактов первых скотоводов с большими аграрными общностями, такими как раннеземледельческая протоцивилизация Балкан и Подунавья.

Ничего подобного в Поволжье не было. Ближайший центр земледелия лежал на 800 км южнее от Среднего Поволжья за Великим Кавказским хребтом в бассейнах рек Кура и Аракс. Если бы первые скотоводы позаимствовали производящее хозяйство вместе с аграрной терминологией оттуда, то последняя была бы, в основном, картвельской. Однако значительное число общеиндоевропейских скотоводческо-земледельческих терминов не кавказского, а анатолийского происхождения. Таким образом, они были прямо позаимствованы праиндоевропейцами у неолитического населения Балкан и Подунавья – непосредственных потомков неолитических колонистов с Анатолии, скорее всего прахатто-хуритов.

Полученные от трипольцев скотоводческие навыки прижились и быстро развились в отдельную отрасль в благоприятных условиях степей и лесостепей Левобережной Украины. Стада коров и отары овец интенсивно передвигались в поисках пастбищ, что требовало от скотоводов подвижного способа жизни. Это стимулировало быстрое распространение колесного транспорта, приручение в ІV тыс. до н. э. коней, которых вместе с быками использовали в качестве тягловых животных. Постоянные поиски пастбищ приводили к военным столкновениям с соседями, что милитаризировало общество. Пастушеское хозяйство оказалось очень продуктивным. Один пастух выпасал стадо, способное прокормить много людей. В условиях постоянных конфликтов за пастбища и коров излишек мужских рабочих рук трансформировался в профессиональных воинов.

У скотоводов, в отличие от земледельцев, не женщина, а мужчина стал главной фигурой в семье и общине, поскольку все жизнеобеспечение лежало на пастухах и воинах. Возможность накопления скота в одних руках создавало условия для имущественной дифференциации общества. Появляется военная элита. Милитаризация общества определила строительство древнейших крепостей, распространение культов верховного бога воина и пастуха, боевой колесницы, оружия, коня, солнца-колеса (свастика), огня.

Рис.7

Рис. 7. Глиняная посуда ямной (1-4), а также посуда и боевые молоты (ваджры) катакомбной культур ІІІ-ІІ тыс. до н.э. Юг Украины. Катакомбные сосуды и топоры — ингульская культура

Эти древнейшие скотоводы юга Восточной Европы ІV-ІІІ тыс. до н. э. еще не были настоящими номадами, которые проводили всю жизнь на коне или на повозке в постоянных перекочевках за стадами и табунами животных. Номадизм, как способ кочевой жизни и развитая форма скотоводческой экономики, окончательно сформировался в степях только в начале І тыс. до н.э. В основе хозяйства степняков ІV-ІІІ тыс. до н. э. лежало менее подвижное отгонное скотоводство. Оно предусматривало более или менее оседлое проживание женщин и детей в стационарных поселениях в долинах рек, где выращивали ячмень, пшеницу, разводили свиней, коз, ловили рыбу. Мужское население все больше времени проводило со стадами коров, овец и коней на летних степных пастбищах. Весной животных в сопровождении пастухов и вооруженной охраны гнали далеко в степь и только осенью возвращали на зимовку домой. Этот полуоседлый способ жизни быстро приобретал все более подвижные формы из-за возрастания роли скотоводства.

Рис.8

Рис. 8. Каменные антропоморфные стелы индоевропейских скотоводов ІІІ тыс. до н.э. Степи Северного Причерноморья. (Давня історія України, 1994, с.48, 49)

Эти ранние полукочевые скотоводы оставили мало поселений, но большое количество курганов. Особенно много их было насыпано ямниками (сотни тысяч) в ІІІ тыс. до н. э. Археологи узнают их по так называемому степному погребальному комплексу. Его важнейшими элементами являются курганная насыпь, помещение покойника в могильную яму в скорченном положении, засыпка погребенного порошком красной охры. В могилу клали грубые глиняные горшки, часто орнаментированные отпечатками шнура и наколами, оружие (каменные боевые молоты и булавы) (рис. 7). В углах ямы ставили колеса, символизирующие погребальную повозку, а часто и ее детали (рис. 4). В курганах находят каменные антропоморфные стелы, которые изображают родового патриарха с соответствующими атрибутами вождя-воина и пастуха (рис. 8). Важным признаком первых и-е юга Украины является доместикация коня, следы которой прослеживаются в лесостепном Поднепровье с ІV- ІІІ тыс. до н. э. (Телегин 1973).

Рис. 9

Рис. 9. Андроновская колесница. Реконструкция А.И.Соловьева, по (Акашев, Хабдулина, 2011).

Небывалое по размаху расселение древнейших и-е с юга Украины на бескрайних степных просторах до Среднего Дуная на западе и до Алтая на востоке объясняется скотоводческой экономикой, распространением колесного транспорта – повозок и боевых колесниц (рис. 9), тягловых животных (бык, конь), а позже и всадничества, которые обусловили подвижный способ жизни, воинственность и грандиозный масштаб экспансии ранних и-е (рис. 2).

 

От Рейна до Донца

Однако ограничение и-е прародины лишь степями и лесостепями Украины не объясняет, почему основной массив древнейшей и-е гидронимики лежит в Центральной Европе между Рейном и Днепром. Не вяжутся с югом Украины и такие природные реалии как горы, болота, распространение осины, бука, тиса, вереска, бобров, тетеревов и т.п. Эти элементы природного окружения более характерны для умеренного и прохладного климата Центральной Европы, чем для знойных степей Черноморья. Да и северно-европеоидная внешность первых и-е, о чем свидетельствуют древнейшие письменные источники, не вяжется с Причерноморьем.

Эти противоречия снимаются, если предположить существование единого этнокультурного субстрата между Нижним Рейном и Донцом, на котором в V-ІV тыс. до н.э. начали формироваться древнейшие индоевропейцы Причерноморья и Центральной Европы. Такой субстрат начал вырисовываться в последней трети ХХ ст. в ходе исследований мезолитических памятников на Северо-Немецкой, Польской, Полесской низменностях, в бассейнах Немана и Донца.

Среднеевропейские низменности, которые тянутся от бассейна Темзы через север Германии, Польшу, Полесье до Среднего Днепра, начиная с финального палеолита и вплоть до средневековья были своеобразным коридором, которым с запада на восток катились миграционные волны. Первыми этим путем с Ютландии до Днепра 12 тыс. лет тому прошли охотники на северного оленя культуры Лингби (рис. 10). Они заселили только что освобожденные от ледника Среднеевропейские низменности, дав начало родственным культурам охотников на северного оленя последнего тысячелетия ледниковой эпохи: Аренсбург Северной Германии, Свидер и Красноселье бассейнов Вислы, Немана, Припяти, Верхнего Днепра.

 

Рис.10

Рис. 10. Карта распространения памятников типа Бромме-Лингби, около 11 тыс. л. назад. (Залізняк, 2005, с.45) Условные знаки: 1- стоянки культуры Лингби, 2- местонахождения наконечников Лингби, 3- направления миграции населения культуры Лингби, 4- южная и восточная граница зандровых низменностей.

 

Мезолит Среднеевропейских низменностей начался с новой волны переселенцев на восток, которая привела к сложению культурной области Дювенси. В нее входят родственные раннемезолитические культуры Стар Кар Англии, Дювенси Германии, Клостерлунд Дании, Коморница Польши, Кудлаевка Полесья и бассейна Немана (рис. 11, 12).

Рис.11

Рис. 11. Область культур Дювенси VІІІ-VІІ тыс. до н.э. (Зализняк, 1991, с.12, 13; 1998, с.215) Условные знаки: 1- коморницкие треугольники и острия, 2- острия типа Кудлаевка, 3- памятники культур: Кудлаевка, 4- Коморница, 5- Мелстед (1-5) и Дювенси (6-10), 6- Свадборг, 7- граница зандровых низменностей.

 

Рис.12

Рис. 12. Карта стоянок кудлаевской культуры Полесья VІІІ-VІІ тыс. до н.э. (Залізняк, 2009, с.101) 1 — Люботынь 3; 2 — Криница; 3 — Поляны; 4 — Броды; 5 — Мартыновичи; 6 — Кухари; 7 — Таценки; 8 — Селище; 9 — Кудлаевка. Условные знаки: …… — граница лесовых плато; → — направление миграции кудлаевского населения.

 

Особенно мощной была миграция в Атлантическом периоде голоцена носителей традиций культуры маглемозе Юго-Западной Балтики. В бореале в VІІ тыс. до н.э. Маглемозе трансформировалась в культуру Свадборг Ютландии, население которой вследствие трансгрессии Балтики около 6000 лет до н.э. мигрировало на восток, где приняло участие в формировании яниславицкой культуры бассейнов Вислы, Немана и Припяти (рис. 13) (Kozlowsky 1978, p. 67, 68; Зализняк 1978, 1984, 1991, с.38-41, 2009, с.206-210). В конце VІ тыс. до н.э. носители яниславицких традиций продвинулись долиной Днепра в Надпорожье и далее на восток в бассейн Северского Донца (рис. 15). Об этом свидетельствует карта распространения характерных яниславицких острий (рис. 14).

 

Рис.13

Рис. 13. Карта распространения памятников яниславицкой культуры VІ-V тыс. до н.э.. Бассейн Немана (Зализняк, 1991, с.29)

 

Рис.14

Рис. 14. Карта распространения острий с микрорезцовым сколом на пластинах на территории Украины. (Залізняк, 2005, с.109) Условные знаки: 1-стоянки с сериями острий, 2-пункты с 1-3 остриями, 3-направление миграции с Южной Балтики в VII-V тыс. до н.э., 4-граница Полесья, 5-южная граница лесов в Атлантикуме.

 

Рис.15

Рис. 15. Острия на пластинах с микрорезцовыми сколами со стоянок Украины. Тип Яниславица и подобные. (Залізняк, 2005, с.110)

Процесс проникновения лесных охотников культурных традиций маглемозе с Полесья на юг, вероятно, стимулировался подвижкой в южном направлении по долинам рек широколиственных лесов в связи с общим потеплением и увлажнением климата в конце мезолита. В результате распространения лесных и лесостепных биотопов с соответствующей фауной по долинам рек вплоть до Черного и Азовского морей создались условия для продвижения на юг и юго-восток Украины лесных охотников яниславицкой культуры.

Так, в VI-V тыс. до н.э. сформировалась позднемезолитическая культурная общность постмаглемозе, которая охватывала низменные пространства от Ютландии до Северского Донца (рис. 16). В нее входили мезолитические культуры постмаглемозе Западной и Южной Прибалтики, Яниславица бассейнов Вислы, Немана, Припяти, а также донецкая культура бассейна Северского Донца. Кремневый инвентарь этих культур убедительно свидетельствует об их родстве и генезисе на основе мезолита Балтики. Многочисленные находки характерных для мезолита Балтики и Полесья микролитов в Надпорожье и даже на Северском Донце свидетельствует, что мигранты с Балтики достигли Донца (Залізняк, 1991, с. 40, 41; 2005, с. 109–111).

В V тыс. до н.э. на основе постмаглемозе, но под южным влиянием культурных общностей балкано-дунайского неолита сформировалась группа лесных неолитических культур: Эртебёлле Юго-Западной и Цедмар Южной Балтики, Дубичай бассейна Немана, волынская бассейна Припяти и Немана, днепро-донецкая Среднего Поднепровья и донецкая Северского Донца (рис. 16). Среди неолитических доноров упомянутых культур лесного неолита Немецкой, Польской, Полосской низменностей и Среднего Поднепровья особую роль сыграли культуры линейно-ленточной керамики и Кукутени-Триполье.

 

Рис.16

Рис. 16. Позднемезолитическая и неолитическая подоснова индоевропейцев (VІ-V тыс. до н. э.). (Залізняк, 1994, с.89; 1998, с. 217) Культуры позднего мезолита: 1- Лейен-Вартен, 2- Свадборг, 3- Хойница- Пенки, 4- Яниславица, 5- пункты находок яниславицких острий, 6- донецкая культура. Культуры неолита: 7- гребечатой керамики, 8- воронковидных кубков, 9- балканский неолит. І- балкано-дунайский неолит ближневосточного происхождения, ІІ- пракартвелы Кавказа, ІІІ- прафинноугры.

 

Существование культурно-генетической общности на равнинах от Нижнего Рейна до Северского Донца подтверждает не только археология. Упомянутые выше автохтонные охотничьи сообщества среднеевропейских низменностей и Поднепровья были связаны не только единым типом лесного охотничье-рыболовецкого хозяйства и материальной культурой, но и антропологическим типом населения. О проникновении северных европеоидов из Западной Балтики на Средний Днепр и Юго-Восток Украины в мезолите и неолите давно писали антропологи (Гохман 1966, Кондукторова 1973). Сравнение материалов мезолитических и неолитических могильников Поднепровья VI-IV тыс. до н.э. с синхронными захоронениями Ютландии свидетельствует как об определенном культурном, так и о генетическом родстве населения, оставившего их. Похожими оказались не только погребальный обряд, но и антропологический тип погребенных (рис. 4). Это были высокие, очень массивные, широколицые северные европеоиды, погребенные в вытянутом положении на спине (Телегин, 1991, Потехина 1999). В V тыс. до н.э. это население продвинулось лесостепной полосой в Левобережную Украину и на восток Среднего Поволжья (могильник Съезжее), образовав мариупольскую культурную общность, представленную многочисленными могильниками мариупольского типа с многочисленными остеологическими остатками массивных северных европеоидов (Телегин, 1991). От этого антропологического массива происходит население ранних индоевропейских общностей IV тыс. до н.э. – среднестоговской и ямной культур лесостепной Украины.

Таким образом, в VI-V тыс. до н.э. североевропейское охотничье население, которое с конца ледниковой эпохи проживало на низинных лесных просторах Южной Балтики и Полесья продвинулось Левобережьем Днепра в бассейн Северского Донца. Образовалась огромная этнокультурная общность, которая протянулась от Ютландии до Донца на две тысячи км и состояла из родственных культур охотников и рыболовов. Под воздействием земледельческих культур балкано-дунайского неолита с юга постмаглемезская мезолитическая общность перешла на неолитический этап развития. Из-за распространения степей вследствие аридизации климата указанные аборигенные общества северных европеоидов начали переходить к скотоводству и трансформировались в древнейшие и-е культуры IV тыс. до н.э. (среднестоговская на Левобережьи Днепра и воронковидных кубков в Центральной Европе).

Таким образом, древнейшие индоевропейцы IV-III тыс. до н.э. носители среднестоговской и ямной культур (возникли на базе днепро-донецкой и мариупольской культур) на востоке и культур воронковидных кубков и шаровидных амфор (потомки культуры Эртебелле) на западе принадлежали к североевропейскому антропологическому типу. Вместе с тем, у носителей этих ранних индоевропейских культур прослеживается некоторая грацилизация скелета, что свидетельствует об их формировании на основании местных северных европеоидов в условиях определенного притока более грацильного неиндоевропейского населения с колонизированного земледельцами Подунавья. Массивными северными европеоидами, по мнению Е.Е.Кузминой (1994, с.244-247), были также носители андроновской культуры Центральной Азии (рис. 9).

Североевропеоидную внешность ранних и-е подтверждают письменные источники и мифология, которые свидетельствуют о светлой пигментации индоевропейцев II тыс. до н.э. Так, в Ригведе арийцы характеризуются эпитетом «Svitnya», что означает «светлый, светлокожий». Герой известного арийского эпоса «Махабхарата» часто имеют глаза цвета «синего лотоса». По ведийской традиции настоящий брахман должен иметь каштановые волосы и серые глаза. В Илиаде ахейцы золотоволосые блондины (Ахиллес, Менелай, Одиссей), ахейские женщины и даже богиня Гера светловолосые. Златовласым изображали и бога Аполлона. На египетских рельефах времен Тутмоса IV (1420-1411 г. до н.э.) хеттские колесничие (мариану) имеют нордическую внешность, в отличии от их арменоидных оруженосцев. В середине I тыс. до н.э. к царю Персии с Индии будто бы приходили светловолосые потомки ариев (Лелеков, 1982, с. 33). По свидетельствам античных авторов высокими блондинами были кельты Центральной и Западной Европы. К тому же североевропеоидному типу, как не удивительно, принадлежали легендарные тохары Синдзяна в Западном Китае. Об этом свидетельствуют их мумифицированные тела, которые датируются приблизительно 1200 г. до н.э. и настенные тохарские росписи VII-VI ст. н.э. Древнекитайские хроники также свидетельствуют о голубоглазых блондинах, которые в древности жили в пустынях Центральной Азии.

Принадлежность древнейших индоевропейцев к северным европеоидам согласуется с локализацией прародины между Рейном и Северским Донцом, где к VI-V тыс. до н.э. по данным современной археологии сформировалась этнокультурная общность (рис. 16), на основе которой возникли древнейшие и-е культуры (мариупольская, среднестоговская, ямная, воронковидных кубков, шаровидных амфор).

Подводя итог, можно предположить, что прародиной и-е вероятно были Немецкая, Польская, Днепровская низменности и бассейн Донца. В конце мезолита в VI–V тыс. до н.э. эти территории были заселены массивными северными европеоидами с Прибалтики. В V тыс. до н.э. на их генетической основе формируется группа родственных неолитических культур, которые развивались под прогрессивным воздействием земледельческой протоцивилизации Балкан. Следствием контактов с последней, в условиях аридизации климата и расширения степей, произошла трансформация автохтонов праиндоевропейцев в собственно индоевропейское раннескотоводческое подвижное общество (Залізняк 1994, с.96-99; 1998, с. 216-218, 240-247; Zaliznyak, 1997, p.117-125; 2005). Археологическим маркером этого процесса является начало формирования в приазовских и причерноморских степях в конце V–IV тыс. до н.э. скотоводческого курганного погребального обряда (курган, погребения со скорченными и окрашенными охрой скелетами, антропоморфные стелы с изображениями оружия и пастушеских атрибутов, следы культа коня, быка, колесного транспорта, оружия и т.п.).

Если автор этих строк считает выделенную им постмаглемезскую этнокультурную общность VI–V тыс. до н.э. (рис. 16) праиндоевропейцами, субстратом, на котором формировались собственно индоевропейцы, то другой украинский исследователь С.В.Конча рассматривает носителей постмаглемозе как уже сложившихся индоевропейцев до их распада на отдельные этно-языковые ветви. По мнению С.В.Кончи «имеются весомые основания датировать индоевропейскую общность ранним мезолитом (VIII–VII тыс. до н.э.), а начало ее распада связывать с расселением яниславицкого населения на восток, в Полесье, и далее, до бассейна Донца в VI–V тыс. до н.э.». Исследователь считает, что определяющий для ранних и-е культурный комплекс (подвижное пастушеское скотоводство, курганный погребальный обряд, культы коня, быка, колеса-солнца, оружия, патриарха пастуха-воина и т.п.) был приобретен и-е позже, уже после распада праиндоевропейской общности в IV–III тыс. до н.э. (Конча, 2004, с.191-203).

Так или иначе, на низменностях от Нижнего Рейна на западе до Среднего Днепра и Северского Донца на востоке археологически прослеживается культурно-историческая общность, которая начала формироваться с окончанием ледниковой эпохи и которая возможно была этнокультурной подосновой индоевропейской группы народов.

Проблема индоевропейской родины далека от своего окончательного решения. Высказанные выше соображения, несомненно, будут корректироваться и уточнятся по мере поступления новых фактов и применения новейших научных методик к решению проблем индоевропеистики.

 

ЛИТЕРАТУРА:

Акашев К.А., Хабдулина М.К. Древности Астаны: Городище Бозок.-Астана, 2011.- 260 с.

Алексеев В.П. География человеческих рас. –М., 1974.- 350 с.

Андреев Н.Д. Раннеиндоевропейский язык.- М., 1986.

Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы.- Т.1, 2.- Тбилиси, 1984.- 1330 с.

Горнунг Б.В. К вопросу об образовании индоэвропейской языковой общности.- М., 1964.

Гохман И.И. Население Украины в эпоху мезолита и неолита (Антропологи­ческий очерк).- М.,1966.

Даниленко В.Н. Неолит Украины. –К., 1969.- 260 с.

Даниленко В.Н. Энеолит Украины.- К., 1974.

Дьяконов И.М. О прародине носителей индоевропейских диалектов // Вестник древней истории.- №4.- 1982.- С.11-25.

Залізняк Л.Л. Рудоострiвська мезолiтична культура // Археологiя. – 1978. – № 25. – С. 12 – 21.

Зализняк Л.Л. Мезолит Юго-Восточного Полесья. – К.: Наукова думка, 1984 . – 120 с.

Зализняк Л.Л. Населе­ние Полесья в мезолите. – К., 1991.-190 c.

Залізняк Л.Л. Нариси стародавньої історії України.-К., 1994.- 255 c.

Залізняк Л.Л. Передісторія України Х –V тис. до н.э. – К., 1998. – 307 c.

Залізняк Л.Л. Первісна історія України.- К., 1999.- 264 с.

Залізняк Л.Л. Мезоліт заходу Східної Європи // Кам’яна доба України.- №12.- К., 2009.- 278 с.

Залізняк Л.Л. Стародавня історія України.- К., 2012.- 542 c.

Зализняк Л.Л. Фінальний палеолит и мезолит континентальної України // Кам’яна доба України.- №8.- К., 2005.- 184 с.

Залізняк Л.Л. Мезоліт заходу Східної Європи // Кам’яна доба України.- №12.- К., 2009.- 278 с.

Иллич-Свитыч В.М. Древнейшие индоевропейско-семитские контакты // Проблемы индоевропейского языкознания.- М., 1964.- С.3-12.

Иллич-Свитыч В.М. Опыт сравнения ностратических языков. Введение // Сравнительный словарь.-Т.1- 2.- М., 1964.- С.3-12.

Клейн Л.С. Древние миграции и происхождение индоевропейских народов.-СПб, 2007.

Кондукторова Т.С. Антропология населения Украины ме­зо­­ли­та, неолита и эпохи бронзы.- М.,1973.

Конча С.В. Перспективи етногенетичних реконструкцій за кам’яної доби. (Матеріали індоєвропеїстики) // Кам’яна доба України, вип. 5.- К., 2004.- с.191-203.

Кузмина Е.Е. Откуда пришли индо-арии? — М., 1994.- 414 с.

Лелеков А.А. К новейшему решению индоевропейской проблемы // Вестник Древней Истории.- №3.- 1982.

Монгайт А.Л. Археология Западной Eвропы. Каменный век.-Т.1.-М.,1973.-355с.

Павленко Ю.В. Передісторія давніх Русів у світовому контексті.-К.,Фенікс, 1994, 400 с.

Павленко Ю. В. Історія світової цивілізації.- К.,Либідь, 1996.-358 с.

Ригведа.- М., 1989.

Потехина И.Д. Население Украины эпохи неолита и раннего энеолита по антропологическим данным.-К., 1999.- 210 c.

Салларес Р. Языки, генетика и археология //Вестник древней истории.-№3.-1998.- С.122-133.

Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. – Горький, 1989.- 402 c.

Cтаростин С.А. Индоевропейско-северокавказские изоглосы // Древний Восток: этнокультурные связи.- М., 1983.- С.112-164.

Телегін Д.Я. Середньостогівська культура епохи міді.- К., 1974.- 168 с.

Телегин Д.Я. Неолитические могильники мариупольского типа.-К.,1991.- 94 c.

Шлейхер А. Краткий очерк доисторической жизни северо-восточного отдела индо-германских языков // Записки Императорской Академии.- Т. VIII.-Приложение.-СПб, 1865.

Шрадер О. Сравнительное языковедение и первобытная история.- Спб., 1886.

Ясперс К. Смысл и постижение истории.-М., 1991.

Anthony D. The ‘Kurgan culture’, Indo-European Îrigins, and the Domestication of the Horse: A Reconsideration// Current Antropology.-N 27.-1986.- S. 291 — 313.

Anthony D. The Archaeology of Indo-European Origins // The Journal of Indo European Studies.- Vol. 19.- N 3-4.- 1991.- p.193- 222.

Bosh — Gimpera P. Les Indo — Europeens: problems arheoloques. — Paris. — 1961.

Child G. The aryans. — N.Y., 1926.

Child G. The prehistory of European Society. — London, 1950.

Cuno I.G. Forschungen in Gebeite der alten Volkerkunde. — Bd.1. — Berlin, 1871.

Devoto G. Origini Indoeuropee. — Firenze, 1962.

Geiger L. Zur Entwickelungschichte der Menschheit. — Stuttgart, 1871.

Georgiev V. Introduzione dla storia delle linque Indoeuropee. — Roma, 1966.

Gimbutas M. The kurgan culture// Actes du VII CIPP. — Prague, 1970.

Gimbutas M. Primary and secondery of the Indoeuropeans // Journal of Indo — Europian stadies. — N 13. — 1985. — P. 185 — 202.

Grimm J. Gеschichte der deutschen Sprache. — Leipzig, 1848. — Bd.1.

Grossland R.A. Immigrants from the North // Cambrige Ancient History.- 1967.- Vol.1.-Pt.2.- P.234-276.

Hausler A. Kultyrbeziehungen zwishen Ost und Mitteleuropa in Neolitikum // Jahresschrift   fur   mitteldeutsche Vergeschichte. — 68. — 1985. — S. 21 — 70.

Hirt H. Die Urheimat der Indogermanen. // Indogermanische Forschungen, 1892. – B.1. – S. 464-485.

Kossinna G. Ursprung und Verbreitung der Germanen in vor und fruhgeschictlichen Zeit.- Leipzig, 1926.

Kuhn A. Zur altesten Geschichte der indogermanischen Volker. — Berlin, 1845.

Kühn H. Herkunft und Heimat der Indogermanen // Proceeding of the First International Congress of Prehistoric and Protohistoric Sciences, London,1932. — Oxford University Press., 1934. — P.237 – 242.

Mallory J. In search of the Indo — Europeans. — London, 1989. – 286 p.

Renfrew C. Archaeology and language. — N.Y., 1987. — P. 340.

Schleicher A. Der wirtschaftliche Culturstand der Indogermanischen Urvolkes // Hildebrander Jachre­schrift. — H.1. -1863.- S. 401-411.

Sulimirski T. Die schnurkeramischen Kulturen und das indoeuropaische Problem // La Pologne au VII Congres international des sciences prehistoriques. — Part I. – Warsaw, 1933 — P. 287 — 308.

Sulimirski T. Corded ware and globular amphorae North East of the Carpathians.- London, 1968.

Zaliznyak L.L. Mesolithic forest hunters in Ukrainian Polessye.- BAR N 659. – Oxford, 1997b. – 140 p.

Zaliznyak L.L. Ukraine and the Problem of Indo-European Original Motherland // Archeology in Ukrainе, Kyiv-Ostin 2005.- Р. 102-137.

 

 

 


Похожие статьи

Экология прародины индоевропейцев: снег зимой или снег в горах?

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Еще раз о концепции Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике

Статья рассматривает проблему локализации индоевропейской прародины. В настоящее время наиболее системной лингвистической теорией является теория Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова, показывающая происхождение ИЕ с Ближнего Востока. Несмотря на известный скептицизм по этому поводу, она хорошо ложится на археологический материал.

Индоевропейская прародина и дилетантская парадигма

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

Дилетанская традиция в трактовке происхождения индоевропейцев

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Комментариев: 43 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Несколько замечаний:
    1. Фракийцы и Фригийцы , вроде, как разные народы. Родство армянского и Фригийского тоже, насколько я знаю, не доказано.
    2. «Точнее локализировать прародину позволяют выявленные в и-е языках следы контактов с финно-уграми, картвелами и народами Ближнего Востока (прахаттами, прахуриттами, афразийами, шумерами, эламцами)»
    У Финно-угров контакты по мнению Напольских и др. с индо-иранцами. Мнение о контактах с картвелами и афразийцами неоднократно опровергалось спциалистами, в том числе на этом сайте. Контакты с Шумером и Эламом — без комментариев.
    3. «южных и-е (иллирийцы, фригийцы, греки, хетты, италики, армяне), а также восточных (индо-иранцы) невозможно вывести от шнуровиков ни лингвистически, ни археологически.» 
    А кого можно вывести лингвистически от шнуровиков?
    4. «Выделение скотоводства из древней смешанной земледельческо-животноводческой экономики балкано-дунайского неолита в отдельную отрасль началось на юге Украины»
    Самарская и Хвалынская культуры игнорируются ?
    5. «Локализация в степях и лесостепях между Днестром, Нижним Доном и Кубанью первых пастухов-скотоводов хорошо согласуется с тремя основными направлениями праиндоевропейских лингвистических контактов. На западе они непосредственно граничили с носителями сельскохозяйственной лексики ближневосточного происхождения (трипольцы), на северо-востоке – угро-финской, а на юго-восток – картвельской лексики Кавказа»
    Нижний Дон находится между Днестром и Кубанью. На Днестре жили земледельцы Трипольцы ( до Днепра). Финно-угров по соседству с Донскими степями , вроде как, пока не находили. К тому же в то время они жили очень далеко на восток. Кубань — территория Майкопской культуры, которая , а также Большой кавказский хребет находились между причерноморскими степями и Картвелами.
    5. «М.Гимбутас помещала родину скотоводства и его первых и-е носителей в Среднем Поволжье, с чем трудно согласится. Ведь скотоводство родилось от комплексного мотыжного земледелия в процессе отделения в самостоятельную отрасль экономики. То есть, это могло произойти только при условии непосредственных и тесных контактов первых скотоводов с большими аграрными общностями, такими как раннеземледельческая протоцивилизация Балкан и Подунавья.»
    Самарцы и Хвалынцы об этом , похоже, не знали.
    Кстати, постоянно упомянаемые скотоводы — это кто?  Средний Стог и Ямная ?
    6. «Ничего подобного в Поволжье не было. Ближайший центр земледелия лежал на 800 км южнее от Среднего Поволжья за Великим Кавказским хребтом в бассейнах рек Кура и Аракс.»
    Ближайший центр земледелия был Майкоп. А его картвельским пока никто не считал.
    7. «Однако значительное число общеиндоевропейских скотоводческо-земледельческих терминов не кавказского, а анатолийского происхождения»
    Например ?
    Дальше разбирать статью уже неинтересно.
     

    • From Леонид Зализняк  to Борис Яковлев
      Уважаемый Борис! Попробую ответить на Ваши вопросы.

      В первую очередь, прошу обратить внимание на Предисловие к статье и, прежде всего, на первую фразу — статья популярная и рассчитана на широкую аудиторию. Потому на подробности места не было, иначе пришлось бы писать монографию. 
      Из Ваших вопросов я понял, что Вы сторонник волжской версии прародины. Иначе и «разбирать статью не интересно». Вы имеете полное право на собственную версию, как и я на свой вариант, который не соответствует Вашему. И бог нам судья. Попробую коротко обосновать свое видение предмета.

      Если нарисовать карту степного энеолита Восточной Европы (Мариуполь-Сьезжее, Средний Стог — Хвалынск, ямная к-ра юга Украины и Поволжья), то получится головастик обращенный в сторону Н.Днепра. Наиболее многочисленные, древние и богатые памятники (курганы и поселения), с наибольшим числом погребений, антропологии- на западе, а хвост на востоке. Т.е. степной энеолит Поволжья вторичный после энеолита Н.Дона, Левобережной Украины, Н.Днепра.
      К тому же, Мариуполь, на котором он вырастает на западе, имеет глубокие неолитические и мезолитические корни, которые опускаются в 8-6 тыс. ВС.Исследовано больше 20неолитических могильников с сотнями антропологических остатков сев. европеоидов(Телегин, 1991) и даже мезолитические — Васильевка 1, 2, 3 и др. Ничего подобного на Волге до Сьезжего нет.  Поэтому, по моему субьективному мнению,  нижневожский энеолит есть результатом расселения на восток с территории Ю-В Украины и Н.Подонья носителей культ. традиций Мареуполя, С.Стога, ямной культуры.
      Другими словами, мне кажется, что ранние формы пастушеского скотоводства начали зарождаться в Ю-В Украине в Vтыс. ВС., откуда волнами осваивали евразийскую степь на восток (Съезжее, Хвалынск, ямная) и на запад тоже до степей на Среднем Дунае. Ямники ІІІ тыс. ВС уже были носителми сформировавшегося отгонного пастушеского скотоводства. Перечисленные сообщества мне представляются и-е.

      Попробую ответить на Ваши вопросы конкретно – курсив. 
       
       Борис Яковлев:
      03.03.2016 в 00:15
      Несколько замечаний: 1. Фракийцы и Фригийцы , вроде, как разные народы. Родство армянского и Фригийского тоже, насколько я знаю, не доказано.
      Л.З: Согласен, что фракийцы и фригийцы разные народы, но родственные, входящие в фригийскую группу и-е, которую иногда называют фракийской.
      Что касается родства  армян с фригийцами, то тут я с Вами не согласен и версия И.Дьяконова и Л. Клейна мне кажется более убедительной. Они считают, что воинственные мушки ближневосточных источников, которые ок. 1200 л. ВС двигались с Балка (возможно из Фракии) в Анатолию и, возможно, имели отношение к известному по Гомеру разрушению Трои, а также Хеттского государства, были предками фригийцев. Последние основали государство Фригию, разрушено в 675 г. ВС киммерийцами. Остатки фригийцев отошли на восток и под влиянием хурито-урартийцев трансформировались в армян (по И..Дьяконову и Л.Клейну). Конечно, эта версия не окончательна, но для меня достаточно убедительна.  
      2. «Точнее локализировать прародину позволяют выявленные в и-е языках следы контактов с финно-уграми, картвелами  
      Л.З. (я археолог, но не лингвист, поэтому отсылаю Вас к Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с.870-880)и народами Ближнего Востока (прахаттами, прахуриттами, афразийами, шумерами, эламцами)»
       Л.З. Читаем о прахатто-хуритских заимствованиях и-е у Старостин, 1988, а о шумеро-афразийских —  Иллич-Свиточ, 1964, , см. библиогрфию статьи.
      У Финно-угров контакты по мнению Напольских и др. с индо-иранцами. Мнение о контактах с картвелами и афразийцами неоднократно опровергалось спциалистами, в том числе на этом сайте. Контакты с Шумером и Эламом — без комментариев.
       Л.З.   Комментарии имеются. Согласен, связи подвергаются критике, но пока что мнение классиков мне кажется более убедительным. Вынужден повториться: читаем Иллич-Свиточ, 1964, 1971, Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с.870-880, Старостин, 1988.
      3. «южных и-е (иллирийцы, фригийцы, греки, хетты, италики, армяне), а также восточных (индо-иранцы) невозможно вывести от шнуровиков ни лингвистически, ни археологически.»  А кого можно вывести лингвистически от шнуровиков?
      Л.З.   Относительно лингвистики – не буду настаивать, а вот относительно археологии – то германцев, балтов , славян вывести пробуют от шнуровиков и достаточно убедительно (но не индо-иранцев, греков или анатолийцев).
      4. «Выделение скотоводства из древней смешанной земледельческо-животноводческой экономики балкано-дунайского неолита в отдельную отрасль началось на юге Украины» Самарская и Хвалынская культуры игнорируются ?
      Л.З.   Абсолютно верно. Ведь последние вторичны по отношению к их аналогам западнее. (См. начало моих ком.)
      5. «Локализация в степях и лесостепях между Днестром, Нижним Доном и Кубанью первых пастухов-скотоводов хорошо согласуется с тремя основными направлениями праиндоевропейских лингвистических контактов. На западе они непосредственно граничили с носителями сельскохозяйственной лексики ближневосточного происхождения (трипольцы), на северо-востоке – угро-финской, а на юго-восток – картвельской лексики Кавказа» Нижний Дон находится между Днестром и Кубанью. На Днестре жили земледельцы Трипольцы ( до Днепра). Финно-угров по соседству с Донскими степями , вроде как, пока не находили. К тому же в то время они жили очень далеко на восток. Кубань — территория Майкопской культуры, которая , а также Большой кавказский хребет находились между причерноморскими степями и Картвелами.
      Л.З.   Очень сложно. Не совсем понимаю суть вопроса.
      5. «М.Гимбутас помещала родину скотоводства и его первых и-е носителей в Среднем Поволжье, с чем трудно согласится. Ведь скотоводство родилось от комплексного мотыжного земледелия в процессе отделения в самостоятельную отрасль экономики. То есть, это могло произойти только при условии непосредственных и тесных контактов первых скотоводов с большими аграрными общностями, такими как раннеземледельческая протоцивилизация Балкан и Подунавья.» Самарцы и Хвалынцы об этом , похоже, не знали.
      Л.З.   Абсолютно верно – не знали. Не хочу повторяться, но пастушеское скотоводство зарождалось несколько раньше и западнее. Конечно, это мое субьективное мнение и оно не есть истиной в последней инстанции. Кстати, постоянно упомянаемые скотоводы — это кто?  Средний Стог и Ямная ?
      Л.З.   Это Мариуполь, С.Стог, ямники. Следует отметить, что употребляемый мной архаичный термин Средний Стог в значении степного энеолита юга Украины существенно устарел и сейчас распался, благодаря большим усилиям Ю.Рассамакина,  на 4 культурные общности (квитянская, стоговская, мариупольская культуры), корни которых, как минимум, в Vтыс. ВС.
      6. «Ничего подобного в Поволжье не было. Ближайший центр земледелия лежал на 800 км южнее от Среднего Поволжья за Великим Кавказским хребтом в бассейнах рек Кура и Аракс.» Ближайший центр земледелия был Майкоп. А его картвельским пока никто не считал.
      Л.З.   О Майкопе говорить не приходится, поскольку это втор. полов. ІV- ІІІ тыс. ВС., а речь идет о зарождении пастушеского скотоводства (Мариуполь и последующие)- Vтыс. ВС. Кстати, Майкоп по Сафронову афразийцы или другие Б-В народы, но не и-е. Конечно, не все с этим согласны.
      7. «Однако значительное число общеиндоевропейских скотоводческо-земледельческих терминов не кавказского, а анатолийского происхождения» Например ?
      Л.З.  Читаем Старостин 1988 о хатто-хуритских заимствованиях в и-е языках. См. библиографию статьи.
      Дальше разбирать статью уже неинтересно.
      Л.З.   Мне тоже отвечать неинтересно. И даже не по причине  несогласованности позиций, а вследствии агрессивности вопрошающего, потому что его точка зрения не совпадает с моей, на абсолютной истинности которой я не настаиваю.
      Надеюсь на более толерантную форму дискуссии.
       С уважением,    Л.Зализняк

      • Господин Клейн как бы не специалист, мягко говоря, в арм. языкознании, так и в археологии Арм. Нагорья, хотя Вы упомянули о том, что эти предположения подтверждаются археологически:»По античным источникам армяне пришли в Закавказье с Фригии, а фригийцы в Малую Азию с Фракии, что подтверждается археологическими материалами.» Можно узнать подробнее, какими именно археологическими матералами? Версия Дьяконова тоже имеет большие недостатки, к примеру его этимология самоназвания армян противоречит звуковым законам арм. языка. Не могло самоназвание армян появиться из слова Хатти. Это не упрощение для более широкого круга читателей, это очень низкий уровень подачи материала. Ещё Вы пишете: «Для Закавказья не свойственны растения (осина, граб, тис, вереск) и животные (бобр, рысь, тетерев, лось, краб), которые характерны для и-е родины. Очень малочисленна тут и соответствующая гидронимика.» Дуб, бук и граб основные деревья в Армении можно сказать, осина вполне себе хорошо растет до высот, откуда начинаются луга. Тис я кроме Кавказа вообще нигде больше в бывш. СССР не видел. Про бобров на Кавказе писал еще в 18 веке: «И все же в былые времена по Северной Двине лохматые гидростроители доходили чуть не до Ледовитого океана, а на речушках Сибири и Кавказа их поселения можно было встретить в горах на порядочной высоте. Недаром же Петр Симон Паллас в 1788 году писал о ценах на бобровую струю, добываемую на Тереке, Куре и Алазани.» Рысь на Кавказе еще как водится, то же самое тетерев, то же самое лось. Данная Ваша цитата явное искажение реальности. Вот на счет крабов не знаю, но раков пруд пруди. И это в случае, если данная флора и фауна действительно должна быть характерной для и-е родины. 

  • Уважаемый Леонид Львович,
    Добрый вечер!
     
    Извините за увиденную Вами » агрессивность» . Это не агрессивность , а скорее недоумение.  В Вашей статье я увидел не просто идеи с которыми не согласен — тут Вы правы, время рассудит-  но и , скажем так, определенную фантазию, по моему мнению, ничем необоснованную. Постараюсь объяснить.
    Что касается авторов на которых Вы постоянно ссылаетесь, то Гамкрелидзе-Иванова полностью раскритиковали, начиная с Дьяконова и заканчивая работами на этом сайте. То же касается и Сафронова, которого критиковал даже положительно настроенный Трубачев. Иллич-Свиточ писал 50 лет назад и скорее давал направления для исследований , чем ответы на вопросы. Кстати, по поводу заимствований в И.Е. языках «земледельческо-скотоводческой» лексики вышеупомянутые авторы имели различные точки зрения. 
    Так , что по поводу контактов:Чтобы доказывать наличие или отсутствие контактов с картвелами нужно знать , где они жили в Vт.до н.э., а этого никто пока не знает. Предположения Иллич-Свиточа , хотя и интересны , но никем не доказаны.Финно-угры в Vт.до н.э. жили на Ю.-З.Сибири и, возможно, имели первые контакты с тохарами, а точно доказанные с индо-иранцами. Контакты с хурритами четко прослеживаются только у  Анатолийцев, а у остальных групп И.-Е. лни пока никем не доказаны.
    Теперь по поводу моих предыдущих комментариев:
    На западе они непосредственно граничили с носителями сельскохозяйственной лексики ближневосточного происхождения (трипольцы) 
    Мы знаем , кем были трипольцы по языку? Предполагать можно многое.
    невозможно вывести от шнуровиков ни лингвистически, ни археологически
    Меня удивило слово лингвистически. Рад, что Вы согласились , что оно здесь малоуместно.
    Локализация в степях и лесостепях между Днестром, Нижним Доном и Кубанью
    Непонятно зачем упомянать Нижний Дон, который между Днестром и Кубанью. К тому же Днестр — территория трипольцев. Или имелось в виду — между Днепром и Нижним Доном?
    кстати, Майкоп по Сафронову афразийцы или другие Б-В народы
    Или? Какие ? И опять же не картвелы.
    Резюмируя:  в популярной, как Вы пишете,  статье, по моему мнению, нужно корректнее относиться к информации, иначе говоря упомянать и другие точки зрения, а не использовать давно устаревшие и раскритикованные, а также быть аккуратнее с подачей информации.
    А что касается происхождения И.-Е., то у нас действительно разные взгляды  так что   спорить здесь, видимо, не о чем — вряд ли кому то удастся убедить оппонета. Можно только добавлять комментарии исключительно для информации.
    Что касается «головастика» я бы его развернул в другую сторону. Я понимаю, что Вы развиваете идеи Телегина, но не только им сильна индоевропеистика.
    Кстати, Вы пишете Съезжее, Хвалынск, ямная — направление получается с Востока на Запад. 
    Опять же, не касаясь Мариуполской КИО в целом, цепочку — Елшанская, Средне-волжская, Самарская, Хвалынская никто еще не опроверг.
    По поводу происхождения и развития скотоводческих степных культур от Днепра до Урала существует богатая современная литература, Вам как археологу естественно известная.Одним из достижений И.Е. является доместикация коня, которая  движется в направлении с Востока на Зарад, как и появление его в захоронениях и распространения культа.
    Но это чисто напоминание, как я уже писал — спорить вряд ли стоит.
     
     
     
     
     
     
     
     

  • Уважаемые друзья и коллеги!

    Статью 20-ти летней давности (с поправками и добавлениями) я перевел с украинского на русский (потратив 2 недели!) только из личного уважения к классику нашей археологии  Л.С.Клейну. Большинство ее позиций – расхожие места индоевропеистики, которые однако мало известны широкой аудитории, что есть одной из важных причин катастрофического распространения исторического мифотворчества на постсоветском пространстве.

    Я не предполагал дискуссий по поводу тех самых расхожих мест индоевропеистики в моей работе. Во-первых, мне 65 л. и не имею свободного времени, во-вторых- изложенные мной для широкой аудитории позиции в большинстве своем не оригинальны и дискутируются и формулируются уже 200 л. (ведущая библиография прилагается), и в третьих — “argumentsisbusinessoffools”. Поэтому дискуссия на тему несоответствия природных реалий Армянского нагорья реконструированному в ХІХ ст. праиндоевропескому словарю мне кажется нецелесообразной, поскольку на эту тему уже высказалось много авторитетных исследователей.

    Могу претендовать лишь на авторство последнего параграфа – «От Рейна до Донца», поскольку основной моей специализацией в археологии (по которой я защитил две диссертации и написал десяток книг) есть мезолит Балтийской провинции. На низменностях от Верхнего Рейна до Донца археологически и антропологически реконструируется обширная культурно-историческая общность, которая могла бы быть этно-культурным субстратом и-е. По меньшей мере, индоевропеистам стоило бы учитывать в своих реконструкциях этот культурно-исторический феномен. Поэтому буду благодарен читателям, которые сконцентрируют свое внимание на критике именно этой позиции в моей работе.
    Л.Зализняк
     
     

  • (В ответ на пока почему то еще неопубликованный ответ)
    Леонид Львович, так может не стоило публиковать первую часть вашей статьи, тем более 20-летней давности? В инете полно работ по истории индовроепеистики и проблеммам прародины. И читатели , особенно на этом сайте, обычно отлично их знают. Просто , читая в вашей статье про многие устаревшие или недоказанные гипотезы, поневоле начинаешь терять веру в основную часть.
     
    С уважением
    Б. Яковлев

    • Уважаемый Борис!

      Как соредактор сайта, я полностью поддерживаю мнение проф. Л.С.Клейна, который был инициатором того, чтобы статья Л.Л.Зализняка была переведена и опубликована. «Генофонд.рф» читают не только специалисты, а для неспециалистов это статья представляет собой энциклопедический источник знаний о проблеме, очень четко и логично изложенный.
      Надежда Маркина

  • Уважаемая Надежда!
    Я не совсем согласенс Вами, думается читатели имеют право на актуальную информацию, а не гипотезы приличной древности — а ведь первая часть данной статьи — это пересказ книги Сафронова, 1988 г. Но я не собираюсь оспаривать право администрации на выбор публикаций.У меня просьба — нельзя ли в тему об И.Е. прародинах выложить соответствующую работу Мэллори? Думается, она не менее интересна читателям и даст им возможность взгянуть на данный вопрос несколько с другой стороны.
    С уважением
    Борис

    • Уважаемый Борис, спасибо за предложение — мы рассмотрим возможность его реализации.

      Что же касается актуальности… Не зря в научных проектах и экспертизах требуется оценить отдельно новизну, отдельно — актуальность. И их так же нельзя смешивать, как нельзя мух и варенье. Новые взгляды мы широко освещаем на сайте. Но столь часто куда большую и непреходящую актуальность имеют обзоры известных ученых, дающих общую панораму. И именно такая актуальность свойственна статье Л.Л. Зализняка.
      Не берусь судить о других науках, но генетике следование моде и погоне за новизной служит очень плохую службу.

      К тому же наш сайт междисциплинарный — и представители иных наук не имеют возможности читать обширную специальную литературу по обсуждаемым вопросам. И поэтому обзоры ведущих специалистов, нацеленные на междисциплинарную аудиторию — столь ценная (но, увы — редкая) находка.

  • Уважаемый Борис (извините, не знаю отчества)!

    Не уверен, что в научной дискуссии с кем бы то ни было стоит употреблять выражения «ничем не обоснованная фантазия,никем не доказанные предположения» или призывать оппонента «не оперировать предположениями». Последнее предполагает, что призывающий оперирует исключительно абсолютными истинами. Индоевропеистика наука не точная, поэтому все, кто ее касается (не только Л.Зализняк, но даже и Б.Яковлев) оперируют предположениями. К сожалению, абсолютные истины известны только богу.
    Как по мне,  не очень корректен и призыв «корректнее относиться к информации, иначе говоря упоминать и другие точки зрения, а не использовать давно устаревшие и раскритикованные, а также быть аккуратнее с подачей информации». Упоминать все «другие точки зрения» физически невозможно через ограниченный формат и популярный жанр работы, о чем я писал не раз.
    Б.Яковлев: Что касается авторов на которых Вы постоянно ссылаетесь, то Гамкрелидзе-Иванова полностью раскритиковали (!?), начиная с Дьяконова и заканчивая работами на этом сайте. То же касается и Сафронова, которого критиковал даже положительно настроенный Трубачев…. Предположения Иллич-Свиточа, хотя и интересны , но никем не доказаны.
    Л.З.: А что в индоевропеистике доказано? А если не ссылаться на «раскритикованных» исследователей, то и вовсе сослаться будет не на кого. Ведь критиковали всех без исключения, даже нас с Вами любимых. С Вашей принципиальностью придется закрыть индоевропеистику, как впрочем, все другие отрасли науки.
    Что касается Гамкрелидзе с Ивановым (1984) их действительно «раскритиковали», но не «полностью», как Вы выразились, т.е. не насмерть. Я, как и многие более квалифицированные индоевропеисты, противник размещения и-е прародины на Армянском нагорье, и сомневаюсь в возможности похода ранних и-е вокруг Каспия на Нижнюю Волгу и далее на запад. Но лингвистическая часть их фундаментального двухтомника далеко не потеряла актуальности и в наше время.
     
    Несколько ответов на конкретные вопросы (курсив).
    Б.Яковлев: Мы знаем, кем были трипольцы по языку? Предполагать можно многое.
    Л.З.: Знать не знаем, но предполагать можем. Вынужден снова оперировать ненавистными для уважаемого оппонента предположениями.
    Неолитизация Балкан, Подунавья, Центральной Европы от Среднего Рейна до Среднего Днепра происходила в VIIIV тыс. ВС в режиме колонизации указанных территорий мотыжными земледельцами из Анатолии. Как известно, Малая Азия — родина хаттов, восточными соседями которых были хуриты. Можем предположить, что балкано-дунайский неолит (в т.ч. его С-В форпост Кукутени-Триполье) в этническом отношении был, скорее всего, прахатто-хуритским, во всяком случае имел однозначно ближневосточные этно-культурные корни. Не случайно значительная часть сельхоз лексики и-е имеет хатто-хуритские корни (Старостин, 1988). Автохтоны Центральной и запада Восточной Европы (будущие и-е) в процессе неолитизации получили от балкано-дунайских колонистов вместе с неолитическими новшествами и соответствующую хатто-хуритскую терминологию (Залізняк, 1998, с.238, 239; Павленко 2003).
    Б.Яковлев: Днестр – территория трипольцев.
    Л.З.: Не совсем так. Верхний и Средний Днестр трипольский, а на Нижнем степном участке трипольцев, как и на всем степном Причетноморье, не было. Если не считать усатовцев, которые, как по мне, уже не трипольцы.
    Б.Яковлев: цепочку — Елшанская, Средне-волжская, Самарская, Хвалынская никто еще не опроверг.
    Л.З.: Но мало кто и поддержал, кроме ее авторов. Я вижу степной энеолит Восточной Европы несколько иначе: зарождение вV тыс. ВС на основе Мариуполя и синхронных явлений Ю-В Украины с последующим продвижением степями на восток (Съезжее, Хвалынск, ранние ямники) и на запад в Подунавье. Но соглашусь с Вами, что дискутировать  в данном случае не стоит. Вы имеете право на свое видение предмета. Время рассудит.
    Б.Яковлев:Финно-угры в Vт.до н.э. жили на Ю.-З.Сибири.
    Л.З.: Это всего лишь одна из версий. Есть и другая, сторонники которой размещают фин-угр родину в лесостепях между Доном и Уралом.
    У меня есть несколько работ посвященных первым насельникам севера Восточной Европы (Залізняк 2005, с.104-107; Zaliznyak, 2002). Имеется ввиду постсвидерский мезолитVIIIV тыс. ВС территорий от Восточной Балтики до Урала. Он сформировался вследствие миграции с бассейнов Немана, В.Днепра, Припяти и Вислы свидерских охотников на северного оленя. Высказано предположение, что именно эти колонисты освобожденных от ледника территорий были далекими предками финно-угров (Залізняк 2005, с.104-107), а также:
    Zaliznyak L.The primary population of East European North according to archaeology data // The Roots of Peoples and Langguages of Northen Eurasia.- № IV.- Oulu, 2002.- Р.301-317.
     
    С уважением,  Л.Зализняк

  • Уважаемый Борис!
    А Вы не только агрессивны, но и не сдержанны. Если не сказать большего. Что значит «почему-то еще не опубликованный ответ» (!?). Не спешите, будет Вам ответ. И почему Вы решили, что я обязан Вам отвечать? Если Вы и далее будете писать мне в такой нервно-агрессивной форме, то уж точно не дождетесь ответа.
    А обвинение, что мой обзор простой пересказ Сафронова, это, извините, чистая неправда. И почему именно Сафронова? Историографических обзоров в индоевропеистике великое множество и наверное каждый из них в чем-то перекликается с другими.
    Действительно, я как и многие другие, касаюсь исследований Чайлда, Сулимирского, Гимбутас и др. исследователей. Но как без этого? Ведь  я даю короткий историографический обзор проблематики  и должен упомянуть главные концепции даже если они кажутся Вам«устаревшими или недоказанными гипотезами», которые Вас не устраивают. Я тоже не сторонник балканской версии происхождения и-е, но писать приходится. Если Вы не понимаете таких элементарных вещей, не понимаете специфики жанра, то очень печально.
    А Ваше утверждение об «отличном знании истории индоевропеистики», что делает статью Зализняка для Вас неинтересной, не подтверждается нашей перепиской. Перечитайте ее и сами убедитесь. А если не интересно – не читайте.
    Абсолютно согласен с редакторами сайта, что на постсоветском пространстве имеем дефицит литературы доступно излагающей сложные проблемы прошлого (в частности индоевропеистики), что создает  благодатную почву для расцвета неисчислимых квазинаучных фантазий на грунте той же индоевропеистики.
    Однако не считаю правильным относить данную работу к числу научно-популярных.  Назову три содержащихся в ней важных, с моей точки зрения, гипотезы.
    1.       Концепция постмаглемезской мезо-неолитической общности на низменностях между Нижним Рейном и Донцом, которая могла быть субстратом древнейших и-е. По крайней мере, индоевропеистам в своих построениях следует учитывать существование этого феномена.
    2.       Попытка обоснования протохаттской или протохатто-хуритской этно-лингвистической специфики балкано-дунайского неолита VIIIV тыс. ВС,в т.ч. Триполья, чем объясняется ближневосточная (прежде всего хаттськая) сельхоз лексика в и-е языках (Иллич-Свитыч, 1964, 1971, Старостин, 1988).
    3.       Версия зарождения пастушеского степного энеолита в V тыс. ВС в Ю-В Украине на основе Мариуполя и синхронных ему явлений с последующим расселением евразийскими степями на восток и в Подунавье.
    Уважаемый Борис, не волнуйтесь. Все будет хорошо.
     
    С уважением,    Л.Зализняк

  • Уважаемые , Елена Владимировна и Надежда Вячеславовна!
    Для начала повольте поздравить вас с наступающим 8 марта ! Поздравляю сейчас, поскольку потом может не быть возможности. Счастья вам , здоровья и исполнения всех желаний!
    За Мэллори заранее благодарен. Да, думаю, не только я.
    Елена Владимировна, пользуясь случаем, не подскажете — предполагается ли вашим коллективом или, возможно, другими публикаций касающихся культур : Самарской, Хвалынской, Средний Стог и Ямочно-гребенчатой керамики?
    Леонид Львович,
    Дорый день!
    Спасибо за ответ. Еще раз извините, если что-то в моих ответах показалось некорректным. Дальнейшее обсуждение первой части Вашей статьи , думаю,малопродуктивно — мне понятна Ваша т. зрения, Вам моя , а убеждать друг друга дело неблагодарное. К сожалению я лингвист , а не археолог, тем более не особо много читал по З.-Европейскому мезолиту, поэтому не могу обсудить основную часть статьи. Но прочитал с интересом, спасибо. Кстати, позвольте вопрос как к специалисту — что Вы думаете по поводу происхождения и дальнейшего развития культуры ямочно-гребенчатой керамики?
    PS Не подумайте. что очередной камень в огород — просто для сведения) То, что Балканский неолит родом из М. Азии спору нет, но А. Касьян считает, что родства между Хатским и Хурритским ( а также С.-Кавказскими) нет.

  • Леонид Львович,
    Я просто увидел Ваш мне ответ, который еще не был опубликован — поэтому и написал «почему-то еще не опубликованный ответ» Т.е. я его мог видеть, а остальные нет, соответственно я и удивился. А за то, что находите время отвечать — Вам действительно спасибо.
     

  • Статья весьма полезная, особенно при сопоставлении с материалами генетических исследований Генофонда. Дискуссия также полезна, что и свидетельствует о нужности статьи. Несколько огорчает не вполне корректная форма, в которую облекает свои аргументы (их, к сожалению, мало и они не очень продуманы) Борис Яковлев. Но это также полезное свидетельство определенных процессов, происходящих в России.  

  • Уважаемый Юрий,
    а можно конкретнее где и в чем непродуманы мои аргументы?
    И , кстати, какие процессы происходят в России?
     
    Уважаемый Рахметолла,
    У Вас в статье все несколько понамешано, поэтому я пробегусь тезисно, может Вам будет интересно:
    1. Я присоединяюсь к тем , для кого лингвистическая аргументация Гамкрелидзе-Иванова полностью несостоятельна.
    2. Связь Пракартвельского и И.-Е. языков предполагал Иллич-Свиточ 50 лет назад. После него ничего серьезного на эту тему написано не было. Во всяком случае я не знаю.
    Также повторяю — науке неизвестно пока , окуда пришли Картвелы. Поэтому, даже если была эта связь , где она происходила, мы не знаем.
    3. Как считает А. Касьян, мнению которого я всецело доверяю, Хаттский, Хурито-Урартский  и С.-Кавказские не родственники. У С.-Кавказского, насколько я знаю, не существует полного пра- С.-Кавк. словаря , поэтому и сравнивать пока не с чем.
    4. По поводу взаимодействия Синташты ( а точнее Андроново) все написано у Кузьминой.
    5.  Простое сходство мифологических сюжетов ни о чем не говорит.
    6. Майкоп скорее G2 чем J2 . Но Вам лучше обратиться к специалистам на этом сайте.
    7. По поводу Катакомбной к. спросите у Л.С. Клейна. Он ее , насколько я знаю, лично копал и вряд ли кто ответит профессиональнее.
    8.Совпадения антропотипов КВК и Боян сомнительны.Также как и КШК и Винча.
    Опять же — спросите у Л.Л. Зализняка — это близкая ему область.
    С уважением
    Борис
     

    • Уважаемый Борис Яковлев. На мой взгляд правы Гамкрелидзе и Иванов (именно в том, где размещают прародину индоевропейцев). Есть работы В.Дыбо и А.Дыбо. У них говорится о круглых храмах, планировке поселений и т.п. у праиндоевропейцев. Все это есть в куро-араксе. Почитайте их статьи на эту тему. Картвелы сейчас живут там, где жили их предки. Об автохтонном происхождении армян говорится в работах Широкова. Что касается Кузьминой, то у нее много фантастики В этой статье я пытался немного разобраться с языковой принадлежностью андроновцев. Могу добавить, что андроновцы-федоровцы по одонтологическим данным являются потомками населения льяловской культуры. В свою очередь льяловцы в основном ведут свое происхождение от населения верхневолжской культуры, а последняя культура, скорее всего, вышла из афонтовской https://www.researchgate.net/publication/263834753_Korrelacia_azykovyh_semej_i_Y-gaplogrupp

  • Статья Леонида Львовича Зализняка, как он сам признал (в самой статье) представляет собой «далекий от совершенства текст». А кто из нас пишет совершенные тексты? Вопрос в том, насколько этот текст далек от совершенства.

    Как мне представляется, текст наиболее далек от совершенства в своей популяризаторской части, потому что здесь археолог вынужден пересказывать идеи и факты в далеких от его непосредственной компетентности науках, а наиболее этот текст заслуживает восприятия в непосредственно археологических рассуждениях. Вот ради трактовки этих проблем я и пригласил автора дать нам свою статью. А его описание общей ситуации с популярным изложением лингвистических проблем мы не стали сокращать, чтобы полнее представить авторское понимание всей картины.

    В археологической же части концепция автора очень интересна, потому что широкая прародина от центральной Европы до Дона, хотя в общем плане и выдвигалась некоторыми исследователями (например, А. Хойслером), но никем не была конкретно разработана на материале, к тому же у Зализняка она опущена в мезолит, что в нынешней дискуссии необычно. Предложенное им решение (другой вариант его представлен у его бывшего аспиранта С. Кончи) позволяет оценить некоторые трудности с современными открытиями генетиков, которые предположили происхождение индоевропейцев (всех или не всех) из ямной культуры. Если речь идет обо всех индоевропейцах, то появляются трудности со временем распада праиндоевропейского языка – по глоттохронологии он значительно раньше ямной культуры. А если не всех, то это уже не вопрос о происхождении индоевропейцев, а о происхождении, скажем, ариев.  

    Во всех случаях генетики не могут объяснить распределение «ямного» генетического вклада по культурам Европы: очень сильного на севере и всё более слабого при продвижении к югу – к территории ямной культуры. Тогда как именно идея Зализняка и Кончи о продвижении балтийского мезолитического населения к юго-востоку могла бы как-то разрешить это противоречие.

    Я знаю, что некоторые археологи возражают именно против трактовок Зализняком соотношений мезолитических и пост-мезолитических культур. Вот это было бы интересно рассмотреть  подробнее, и было бы желательно, чтобы Л. Л. Зализняк или они сами изложили свои возражения, а Зализняк ответил на них. Это был бы очень важный поворот в обсуждении.

     

  • Выскажу и несколько критических замечаний вдобавок к обсуждаемым.

    Генеалогическое древо и.е. языков представлено у Зализяка на рисунке 1. Но не указано по чьей версии, а их же много, и каждая имела свои лингвистические обоснования. Если это оригинальная версия автора, тогда нужно давать свои обоснования. На карте рис. 2 показаны стрелками движения языковых подсемей индоевропейцев. Но на этой карте анатолийцы, греки, фракийцы, иллирийцы и арии с тохарами расходятся из одного, степного центра, а германцы, кельты и италики и балты со славянами – из другого – центрально-европейского. Кроме территориальной близости это не обосновано ничем.  Чем, например, обосновано, что хетто-лувийцы прибыли в Анатолию из степей, а не из Центральной Европы? У меня как раз впечатление, что они прибыли в Анатолию из Среднего Подунавья, ассоциируясь с баденской культурой. Отсюда бесчисленные аналогии баденской культуры с Троей.

    Распад праиндоевропейского по археологическим соответствиям словарю Зализняк, исходя из труда Гамкрелидзе и Иванова, датирует не позднее IV — III тыс. до н. э., но по глоттохронологии, по разным ее версиям, можно сдвинуть эту дату на несколько тысячелетий вглубь веков. Хетты, рассуждает Зализняк, прибыли в Анатолию к началу III тыс., значит они выделились из общеиндоевропейского ствола не позднее IV тыс. (в другом месте он прямо пишет: в IV тыс.). Но хетты могли придти в Анатолию намного позже выделения, после длительного самостоятельного существования. То есть в Анатолию пришли не праиндоевропейцы и там стали хеттами, а прахетты! Эти рассуждения противоречат главной идее Зализняка – о мезолитическом времени формирования индоевропейцев.

    Во многих местах статьи Зализняк обращает внимание на доместикацию коня и как-то плавно переходит к рассуждениям о роли коня и колесницы в идентификации индоевропейцев. Тут не грех бы припомнить, что от энеолита вплоть до пост-ямных культур (в частности катакомбной) в повозки запрягались не кони, а быки. Кони в упряжке появились только в Синташте и андроновской культуре (с рубежа III и II тыс. до н. э.). Долгое время после одомашнивания конь использовался как мясное животное. Таким он, по-видимому и был в культуре праиндоевропейцев.     

     

    • Лев Самуилович,
      я не археолог, но, что касается роли коня :
      1.  Судя по находкам ритуальных захоронений черепов и костей лошади уже в могильниках Самарской  и Хвалынской к-р, а также наличию скипетров-изображений лошадей с уздой в памятниках Хвалынской и последующих культур, лошадь вряд ли была только мясо-молочным животным.
      2.  Как пишет Science ( http://science.sciencemag.org/content/323/5919/1332)
      лошадь как транспорт использовалась уже в ранних памятниках  Ботайской культуры — которая была переферией коневодства и заимствовала его у Агидельской или Хвалынской ( скорее всего через Суртандинскую)
      3. Коневодство малореально при отсутствии  верховых пастухов .
      4. В Синташте и Андроново кони в упряжке , насколько я помню написанное у Кузьминой, не появились, а уже использовались. Притом специально выведенные.
       
      С уважением
      Борис

      • Уважаемый Борис, есть серьезные возражения к тому, что именно на Ботае в Казахстане разводили лошадей. Параметры костей ботайских лошадей резко отличаются от параметров костей колесничих лошадей эпохи бронзы. Ботайские лошади соответствую параметрам диких тарпанов.
        Здесь — критика: http://www.nationalmuseum.md/ro/press_releases/journal_tyragetia/tyragetia_serie_noua_vol_vii_xxii_nr_1_arheologie_istorie_antica/#Tyragetiaiframe/27/

        • Уважаемый Павел,
          Критику не нашел, подскажите , где она там?
           Сравнивать размеры и телосложение ботайских лошадей , основная часть которого шла в пищу, с лошадьми эпохи колесниц не стоит. Тем более, несмотря на то , что  Ботай  относительная переферия коневодства, у лошадей этой культуры точно найдены потертости на зубах от удил. Найдены не только отечественными, но и рядом зарубежных специалистов, располагающими гораздо лучшими условиями для исследований.
          А что касается отличий доместицированных коней и диких в культурах энеолита степной зоны, то я не археолог и не палеозоолог, и могу только доверять мнению авторитетов. Для меня в данном вопросе это Дергачев В.А., Васильев И.Б. и особенно Петренко А.Г.
          А у них сомнений нет, начиная как минимум с Хвалынской и Среднестоговской нультур. Достаточно почитать работы Петренко.
          С уважением
          Б. Яковлев
          С уважением

          • Борис, на Ботае есть зуб лошади с следами нарушения зубной эмали. Но, это не удила. Дрение удила были из мягких материалов. Такие зубную эмаль не сотрут. Только металлические удила оставляют потертость на зубах. Но, их тогда ещё не изобрели. Такие следы на зубах может оставить кремневое орудие. И то, что зубы животных входили в состав ожерелий — доподлинно известно. Об этом мы в критической статье тоже пишем. Главная суть статьи в том, что доподлинно домашние лошади Волго-Уралья сушественно отличаются от ботайских. Причем, Косинцев сам обрабатывал эти все коллекции.
            Вы упомянули об авторитетах. Васильев — был мой учитель и соавтор. С Дергачевым мы дружны уже лет 15-ть. Петренко я помогал в её работах с коллекциями. Но, вопрос о том, лошади Съзжей, Хвалынска, Варфолмеевки дикие, или домашние — пока не решен доподлинно. То, что они домашние — было внутреннее убеждение авторов. Но прямых доказательств, увы — никаких! 

            • Павел,
              Добрый вечер!
              По Ботаю я оринтировался на статьи  Science, где разные зарубежные
              исследователи признают наличие дом. лошади, а также критику  взглядов Косинцева .
              Ссылки в моих ответах Л. Зализняку.
              А что касается лошадей Сьезжего и Хвалынска, то я понял, что Петренко считает, что они там были. Если у таких авторитетов есть убеждения в этом, то я тем более в это верю.
              Тут, мне думается проблема, что может служить доказательством. Железных удил нет, жесткого седла тоже, повозок нет, доказать сложно.
              Если говорить о следах на зубах, то это могли быть костяные псалии и даже кожаный ременб. Сыромятная кожа постоянно трущаяся о субы следы оставит.
               В общем, как мне кажется, доместикация лошади начиная со Сьезжего как минимум по косвенным данным имела место быть.
              А так конечно будем ждать дальше.
              с уважением
              Борис
               

  • 1. Культ коня возможен (и дикого и домашнего) как источника питания. Так называемые скипетры, с моей точки зрения, не скипетры и изображают не коня, а единорога (они все с рогом). Я об этом не раз писал. Узда на них сомнительна. Они есть в разных культурах, в том числе явно земледельческих.

    2. Никаких повозок в хвалынской культуре и других из этого круга не засвидетельствовано. Косвенные свидетельства использования лошади как транспортного средства сугубо гипотетичны, а аргументы Энтони насчет верховой езда подвергнуты веским сомнениям. Вьючное животное — тоже транспорт.

    3. Даже табунное коневодство не так уж нереально без верховых пастухов (стада северных оленей как-то сопровождались), но суть не в этом, а в том, что интенсивное одомашнивание совершалось видимо как стойловое. 

    4. По-вашему, кони Синташты были выведены для нее в предшествующих культурах? Почему же они там не были поставлены в упряжку и для чего их те вывели, если в упряжке они использовали быков?.

  • Глубокоуважаемый Лев Самойлович!
    Попробую ответить на Ваши вопросы.
    О постмаглемезской общности VI-Vтыс. ВС Среднеевропейских низменностей как возможном субстрате (в т.ч. антропологическом), на котором с V тыс. ВС начали формироваться пастушеские и-е культуры (Мариуполь, постмариуполь, стоговская, скелянская, квитянская) с последующим их продвижением степями на восток, а позже и на запад.
    Упомянутая общность часть большей конструкции, т.н. балтийской культурно-исторической провинции, которая функционировала последние 12,5 тыс. лет на низменностях от Н.Рейна до Днепра и Десны, иногда выплескиваясь далеко на восток. Как шнуровики на Верхнюю и даже Сред. Волгу, или Яниславица в Надпорожье и на Сев.Донец (рис. 14). Гипотезу балтийской культ-ист. провинции я продвигаю последние четверть столетия. См. напр. Залізняк, 1998, с.268-270; 2009, с.206-213; 2012, с.446-466; Археологя, 2006, №3, с.3-1. Все есть в ин-те. Ее суть в периодических волнах миграций (не менее 12-15) которые катились с запада на восток, начиная с финального палеолита до средневековья включительно и почти ни одной в обратном направлении.
    Первыми были носители культуры Гамбург (12,5 тлн), затем Лингби – 11 тлн (рис. 10), затем Свидер, Красноселье с бассейнов Вислы, Немана, Припяти проследовали далеко на сев-вост. В мезолите имеем две волны переселенцев с Ю-З Балтики кудлаевка (рис. 12) и Яниславица (рис. 13), что привело к формированию на Среднеевропейских низменностях двух обширных культурно-исторических областей – Дювенси (рис. 11) и постмаглемезе (рис. 16).
    В неолите с запада через Юж. Польшу на Волынь переселились линейно-ленточники, затем КВК, позже шаровидные амфоры (вплоть до Смоленска, Киева, Новгород-Северского. Экспансия шнуровиков с Цент. Европы достигла В. и С.Волги. А по Л.С.Клейну (2007) через цепочку культур могла достичь Зап.Китая. Звучит фантастически, но лингвистические параллели тохарского с зап. и-е языками и генетические параллели светло пигментированных мумий 1 тыс. до н.э., найденных в пустынях Зап. Китая с геномом зап. и-е дают надежду.
    Во II тыс. до н.э. от Вислы до Десны распространились тшинецко-комаровская и родственная ей сосницкая культуры, а в II тыс. до н.э. от Ю-В Балтики до Чернигова, Киева, Роси – Милоград (возможно нерасчлененные балто-славяне). В РЖВ имеем три волны германских переселенцев с запада через Польшу в Зап.Украину, до С.Днепра и даже в степь и Крым: Ясторф, Пшевор (вандалы), Вельбар (готы). В средневековье балтийская провинция меняет ист. форму и функционирует в режиме военной и экономической экспансии: варяги, тевтонцы, крестоносцы, литовская, польская экспансии, и если хотите, Карл ХII.
    Единственное исключение из этого «железного» правила – расселение в VI-VI ст. с Волыни на запад на В.Вислу славян (культ. Прага-Корчак).
    Сказанное дает все основания утверждать что указанная мезо-неолитическая общность VI-V тыс. ВС от Рейна до Днепра и Донца именно западного балтийского происхождения, а не наоборот. Тем более, что это подтверждают яркие и массовые типологические параллели мезолита Полесья с балтийским.
    Касательно оппонентов, отрицающих связь мезолита Полесья с Балтикой, то их сейчас практически нет. А может они не заявляют о себе, во всяком случае, мне не известны. Эту связь в свое время (70-80-е гг) признали классики балтийского мезолитоведения: Р.Шильд, С.Козловский, Х.Венцковская, Р.Римантене, Л.Кольцов. Не отрицает балтийские истоки яниславицкой культуры Польши, Литвы, Беларуси, Украины и современная докторская генерация Москвы (М.Жилин, А.Сорокин и др.), Вильнюса (Т.Остраускас), Минска (В.Ксензов, В.Обуховский), Могилева (Колосов).
    В нач. 90-х известная польская мезолитчица Л.Доманская пробовала вывести Яниславицу с Кавказа через Украину, но после визита в Киев четверть столетия тому и знакомства с моими материалами, кажется, отказалась от прежних взглядов. По крайней мере, насколько мне это известно.
    В 90-е гг. в горах Крыма в пещере Шпан-Коба  и др. найдено несколько атипичных острий янисл. типа (не больше 20, тогда как в Полесье, на Висле и Немане их тысячи) (рис. 15). Была попытка молодых киевских мезолитчиков  (Коэн, Нужный, Яневич, Гаскевич) вывести Яниславицу из Крыма. Пришлось писать критическую статью: «Шпанская культура. Реальность и мифы» (есть в ин-те, набрать «Камяна доба України, вип.1) с.121-131. Кажется, убедил коллег, потому что вот уже 15 лет. они не настаивают на крымской версии.
    Так что относительно оппонентов балтийской версии истоков Яниславицы не знаю кого и посоветовать. Не исключено, что уже ««новые родились командиры». Но я не слышал. Однако готов ответить на их вопросы.
     
    С уважением,    Л.Зализняк

  • Добрый день, Лев самуилович!
    Я не спорю, что повозки достаточно позднее явление — не раньше конца IV т. до н.э. ,но то, что запрягали только волов мне представляется сомнительным. Что мешало запрячь хорошо известную лошадь?
    К тому же думается, не столько важно, когда И.-Е. начали запрягать коня в повозку, а когда стали использовать его в качестве транспорта ( вьюки, верхом, волокуши), что значительно повысило мобильность.
    Процесс именно одомашнивания лошади, возможно, происходил в стойле, но коневодство в стойле уже в то время ( V-IV т.л. до н.э.) малореально. Одной лошади нужно в день минимум 25 кг сена. В год — около 9 тонн. Стаду из 10 голов — 90 тонн ( около 900 куб.м.). Все это количество травы нужно скосить  и доставить к стойлу. Трава не сельскохозяйственные культуры, кремниевым серпом ее не накосишь, а для 10 лошадей нужно скосить на площади минимум 10 га. и как то доставить.
    Так, что коневодство почти с начала должно было быть отгонно-пастбищным, а оно без верховых пастухов вряд ли возможно. Наличие следов удил в Ботайской к. 3500 л. до н.э. явно это подтверждает. Для вьючной лошади удила не нужны.
    Северный олень приручен на Юге Сибири на рубеже н.э. явно под воздействием степных культур. С самого начала он использовался как верховое и вьючное животное, затем у Саами и Ненцев как упряжное.  Пасли оленей или верхом или с упряжки при помощи лаек.
    В Синташте , если не ошабаюсь, найдены колесницы возраста 2000 л. до н.э.  Значит какое-то время они существовали и до этого времени.
    С уважением
    Борис
     
     
     

  • Уывжаемый, Рахметолла!
    Маглемозе — финно-угры … » Это посильнее «Фауста» Гете»
    Почитайте «Введение в уралистику» Напольских

  • Уважаемый Рахметолла!
    Извините, но спорить на тему Гамкрелидзе-Иванова не буду.
    Дыбо А.В. — алтаист. И , честно говоря , не помню у нее про круглые храмы и планировку поселений И.-Е.  Да и какая планировка поселений у ранне-неолитических скотоводов?
    Может кому-то, особенно ученым Грузии и известно, где жили раньше Картвелы, но мне лично нет.
    Фантастика в работах Кузьминой? …Сильно.
    И по поводу Вашей работы. Извините, но у Вас столько всего перемешано на страницу печатного текста… от И.-Е. до Малайско-полинезийских….

    «Корреляция языковых семей и Y-гаплогрупп» …
    Думаю, что даже специалисты уровня Елены Владимировны не возьмутся сейчас писать на эту тему, кроме конечно общих моментов.
     

  • Многоуважаемый г. Яковлев,

    Вы можете сомневаться в том, что до Синтатшты в повозки в степях и в лесостепи запрягали только быков (волов), а колеса в повозках были только сплошные массивные (без спиц), и управляли стрекалами, но таковы факты.  Их много. А упряжек лошадей нет ни одной.

    «Что мешало запрячь хорошо известную лошадь?» — это другой вопрос. Предлагаю Вам поломать над ним голову и придумать красивые гипотезы. Но мы имеем дело с фактами.

    Как люди обходились со скотом в стойлах, чем кормили, как заготавливали и т. п. — тоже поле для гипотез. И вообще каким было раннее коневодство, с чего начиналось.

    На какие следы удил в ботайской культуре Вы ссылаетесь? Ни одна деталь удил не найдена. Следы потертостей на конских зубах, обнаруженные Дэвидом Энтони? Самый доказательный череп оказался гораздо более поздним, остальные — не наверняка от удил.

    «В Синташте , если не ошабаюсь, найдены колесницы возраста 2000 л. до н.э.  Значит какое-то время они существовали и до этого времени». Продолжим эту логику: а если они существали и до этого времени, то существовали и еще раньше… Где-то они начались, но по этой логике у них нет начала.

    А если исходить из фактов, то у предшествующих культур их нет. Значит, либо они возникли на рубеже их с Синташтой (начала вообще обычно фиксируются очень трудно), либо они принесены со стороны (вместе с культурой Синташты — есть такие гипотезы).

    С безусловным уважением,

    ЛСК

     

  • Уважамый Лев Самойлович!
    Отвечаю на остальные Ваши вопросы о генеалогическом дереве и-е, о подробностях расселения пеласгов, ранних анатолийцев и тохар, о коне в и-е традиции.
    1.       О генеалогическом дереве и-е на рис. 1. Обзор проблемы генезиса и расселения и-е не может обойтись без лингвистических сюжетов, на авторство которых я не претендую. Я ведь археолог, а не лингвист. Поэтому пользовался (с соответствующими ссылками) построениями авторитетных лингвистов как западных, так восточноевропейских (Иллич-Свитыч, Старостин, Гамкрелидзе, Иванов и др.), хотя кто-то из них и «полностью раскритикован», как образно выразился мой оппонент уважаемый Борис Яковлев.
    «Дерево» на рис. 1 – генеалогическая схема, разработанная немцами еще к концу Х1Х ст., существующая во многих, но достаточно близких вариантах. Помнится я рисовал его лет 20 назад с какой-то англоязычной энциклопедии. Отыскать первоисточник уже не смог, хотя и пробовал. Моя правка свелась лишь к разделению индо-иранцев на две ветви, что, впрочем, сделано авторитетными лингвистами задолго до меня.
    2.       О подробностях расселения пеласгов, ранних анатолийцев (рис. 2). Проблемам расселения и-е посвящена вторая часть моего обзора, но раз вопрос задан, то забегая вперед, отвечу на него. Замечу, что по поводу расселения и-е сказано так много, что эти проблемы в наше время, в большинстве случаев, решаются в режиме присоединения или нет к той или иной точке зрения. Рис. 2 – это схема расположения и-е в древности. К нашим временам, как известно, «все смешалось в доме Облонских». А схема, извините за тавтологию, она схематична, т.е. не точна, а значит и порождает вопросы.
    Как известно, большинство исследователей выводят пеласгов и ранних анатолийцев с севера Балкан, Подунавья. Многие считают, что на Н. и С.Дунай первые и-е пришли несколькими волнами с причерноморских степей. Например в 90-е гг предполагали 4 такие волны – среднестоговцы, нижнемихайловцы, усатовцы и ямники (см. напр. Телегин 1990, Залізняк, 1994, с.105-108). Тогда пеласгов и первых анатолийцев связывали с упомянутыми первыми волнами и-е с востока в Подунавье (Средний Стог), подвинутыми на юг 2-й и 3-тей н.михайловской и усатовской волнами (греки, фригийцы, протоармяне), в свою очередь подвинутых мощной миграцией ямников нач. III тыс. ВС (Залізняк, 1994, с.105-108, 1999, с.121-124; Павленко 1994).
    К нашему времени  эта 20-летней давности схема во многом устарела. Очевидно следует согласится с Л.С.Клейном (2007), который связывает появление пеласгов в Греции и хетто-лувийцев в Анатолии в нач. III тыс. ВС с миграцией на юг баденцев из Подунавья под давлением тех же ямников. Но, все равно, не обошлось без древнейших и-е Сев. Причерноморья IV-III тыс. ВС. Имеются ввиду не только упомянутые ямники, но и предшествующие волны и-е на Дунай IV тыс. ВС, которые, по моему субъективному мнению, определенным образом повлияли на сложение Бадена.
    3.       О тохарах уже писал в предыдущем комменте. В.Даниленко (1974) считал тохар потомкам афанасиевцев, которых, в свою очередь, генетически связывал с ямниками. Поскольку последнее время ямников все больше связывают с праиранцами (не без участия Л.С.Клейна) схема В.Даниленка вызывает сомнения. Учитывая лингвистические и генетические связи тохар с северо-западными и-е (германцами, балтами, славянами), то предположение того же Л.С.Клейна (2007) о генетической связи тохар через цепочку культур с восточными шнуровиками Поволжья (Фатьяново), хотя и выглядит фантастически, но может оказаться исторической реальностью. Конечно, требуются дополнительные аргументы.
    4.       О коневодстве у и-е, согласен с Л.С.Клейна, а также с квалифицированными комментариями неизвестного автора от 06.03.2016 09.57 (не подписался). В степи колесо, повозка, запряжённая, очевидно, волами, известна у ранних ямников с конца IV тыс. ВС. Пока что достоверных арх. данных о конской упряжи в евразийской степи до Синташты (нач. II тыс. ВС) мы не знаем. И конечно же, коней впрягали сначала в повозки, колесницы (возможно с конца III тыс. ВС), а всадничество явление значительно более позднее. Достоверно знаем о всадниках у киммерийцев (900 г. до н.э.), с возможным зарождением у белозерцев (1200-900 г. до н.э.).
    Проблема и с точным временем и местом доместикации коня. Очевидно, коней сначала содержали для получения мяса. Построения на основе Батая пока что не дают убедительной аргументации о доместицированных конях в IV тыс. ВС. Известный конский череп с потертостями от удил из Дереивки на Днепре после анализа С-14 оказался не среднестоговским, как предполагалось, а катакомбным. Так что достоверных арх. данных о доместицированом коне раньше Синташты пока что нет. Остается надеятся, что в будущем такие аргументы появятся.
     
    С уважением,    Л.Зализняк 

  • Уважаемые оппоненты!
    Вот ссылки на статьи об одомашнивании лошади в Ботайской культуре.
    http://www.sciencedaily.com/releases/2009/03/090305141627.htm
    http://science.sciencemag.org/content/323/5919/1332
    https://www.sciencedaily.com/releases/2009/04/090423142541.htm
    Вы как археологи  лучше меня сможете определить, насколько этому можно верить.
     
    С уважением
    Б. Яковлев

  • Уважаемый Борис! Ваши газетные статьи (пусть на англ.) по Батаю не убеждают. Батай — это загонная охота. Под скалой Солютре во Франции найдено остатки 100 000 лошадей, но о доместикации нет речи. И в статьях, и в личных разговорах с участниками конференций в Батае не получил доказательств доместификации коня. Скорее всего это загонная охота. Хотя возможны новые аргументы — тогда и поговорим. В археологии — лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Хотя Вы лингвист, а это жанр разговорный.  
    С уважением,    Л.Зализняк  

  • Уважаемый Леонид Львович!
    Мне Science всегда казался приличным журналом, хоть и на английском.
    Но вот обзор о Ботае на русском, выводы — те же. http://www.ipdn.ru/rics/pdf/374.pdf
    А вообще-то по поводу доместикации лошади, большинство вопросов , мо моему мнению, снято Дергачевым ( О скипетрах, о лошадях…)
    Что касается охоты на дикую лошадь, то охотились по всей Европе, причем здесь Ботай.
    С уважением
    Б. Яковлев

  • Уважаемый Борис! Спасибо за последнюю статью о доместикации лошади на Батае. Я прочел ее (как и вчерашние английские). Пока, что не очень убеждает. Прямых доказательств пока как не было, так и нет.Хотя на ранних стадиях, говорят палеозоологи, следы доместикации проследить трудно. Будем ждать более убедительных аргументов.
    К тому же, авторы статьи пишут о синхронности Батая с ямниками. Тогда о середине IV тыс. ВС, как о времени домест. коня в Казахстане говорить не приходится, в лучшем случа рубеж IV-III тыс. ВС.
    С уважением,  Л.Зализняк

  • Уважаемый Леонид Львович,
    Вы правы — палеозоологи говорят именно о том, что следы использования лошади как  средства транспорта сложно выявить, особенно до появления металла. Тем более если использовалась бестрензельная уздечка и отсутствовало жесткое седло — оставить повреждения практически нечем . Нужно также учесть, что для верховой езды использовалась меньшая часть стада — большая часть шла в пищу.
    Кстати, насколько помню, Петренко писал, что лошади у Хвалынцев и Среднестоговцев были достаточно рослые — 140-150 (у тарпана степного рост 120- 135) и достаточно тонкопясные, что косвенно подтверждает использование их верхом. Большинство одомашненых видо животных уменьшилось в размерах.
    По вопросу  доместикации  нужно учесть также , что лошадь далеко не лучшее
     животное для одомашниванияв как стойловое животное в качестве пищи. У нее в отличии от жвачных маленький желудок, она хуже переваривает траву, которой ей требуется раза в два больше, чем КРС такого же веса. Соответственно ей нужны пастбища большие по размерам.
    Следовательно, как я уже писал выше, для нормального выпаса ( особенно тебеневки) были необходимы верховые пастухи.
    Резюмируя: Доказать использование лошади как средства транспорта, особенно верхового, очень сложно, хотя многочисленные косвенные данные об этом свидетельствуют.
    С уважением
    Б. Яковлев
     

  • Уважаемый Леонид Львович,

    спасибо за Ваши ценные разъяснения. У меня по Вашим пунктам есть всего три замечания:

    1. Рисунок генеалогическое древа ие языков (рис.1) у Вас всё же явно случайный. У лингвистов о древе разные представления и схем много (разное ветвление, разные даты ответвления, разная группировка ветвей, и для каждой версии есть свои основания). Поэтому указывать авторство лингвиста, конечно, обязательно при опоре на какой-то конкретный вариант.

    2. Пеласгов я вообще не считаю исключительно древним, субстратным народом Балканского полуострова. На мой взгляд, это чуть искаженное при письме имя пеласти — филистимлян и критян, появившихся тут и там (на Крите и в Палестине) в 13-м веке из Центральной Европы с нашестивем «народов моря». Побывали они тогда в разных местах Средиземноморья. Наследили.

    3. О тохарах моя первая статья (фатьяново- карасук) устарела. После открытий А. А. Ковалева склоняюсь к мысли, что это чемурчекская культура или что-то близкое к ней.

    Искренне Ваш

    ЛСК

  • Уважаемый Леонид Львович!
    Было бы чрезвычайно интересно провести генетический анализ тех северных европеоидов. Сохранился ли костный материал? Хотелось также бы знать точку зрения генетиков — Елены Владимировны и Олега Павловича Балановских на процессы и сроки грацилизации этих европеоидов, хотя бы теоретически. Кроме того, в каких условиях при процессах грацилизации при смешивании с южным населением возможно сохранение гена светлых волос? Ведь рыжеволосость — признак рецессивный? Если бы это дало некую связь с генетическим материалом из Южного Оленеостровского могильника, то многое прояснилось бы с северными аспектами происхождения индоевропейцев.

  • Уважаемый Леонид Львович! Вношу маленькое уточнение: Уильям Джонс не читал «книгу религиозных гимнов арийских завоевателей Индии Ригведу». В то время ее вообще никто ее еще не читал. Обратились к ней только немцы в 19-м веке, и с этого, собственно, началась индоевропеистика. Джонс читал тексты на эпическом и классическом санскрите. А гипотезу о родстве санскрита с персидским, латынью и греческим до Джонса высказал Nathaniel Brassey Halhed в своей «Бенгальской грамматике» (1778 г.). 
    Кроме того, об арийском «завоевании» и «завоевателях» сейчас говорить не принято, и это не из «политкорректности», а потому, что нет реальных фактов, которые бы это подтверждали. Была растянутая во времени миграция, по-видимому, неколькими волнами.

  • Здравствуйте, Леонид Львович!Очень понравилась Ваша статья [двадцатилетней давности].  Тем, что открыла для меня большую приледниковую общность и в какой-то мере уравнивает вклад приледниковых неолитических культур с более южными культурами.Но у меня есть одно замечание/вопрос и несколько общих рассуждений.1)В языке саамов есть 20% -ный [не-индоевропейский] языковой субстрат, который (как говорят) достался саамам именно от приледниковых охотников Западной Европы. Так что, возможно, не все приледниковые охотники Западной Европы были  пра-индоевропейцами по языку. (А возможно, что пра-индоевропейцев в при-ледниковье и вообще не было?) По-вашему — саамский субстрат — он относился к какой-то другой археологической [и генетической] формации?Кроме того, насколько я помню, согласно данным генетики — западно-европейские охотники хоть и обладали светлыми глазами, но были смуглы и темноволосы. А белокожесть пришла из более южных областей (где принимать солнечные ванны наверное более комфортно). Таким образом, данные генетиков дают какую-то возможность для проверки Вашей гипотезы на прочность.Возможно, Вы уже модернизировали свою гипотезу, и она как-то объясняет эти новые факты?***********************2)Похоже, что генетики поставили перед индо-европеистами непростую задачу выбора между R1a и R1b. Но стоит ли выбирать? Ведь некоторые лингвисты уже давно высказывались, что единого индо-европейского языка и не было. А он изначально «собрался» из диалектов — типа языкового союза. Таким образом, индо-европейскую пра-родину возможно следует искать в той древней археологической культуре, где (условно говоря) было 50% R1a + 50% R1b. 3)Интересно было бы проследить роль R1a и R1b. Как говорят лингвисты, индо-европейские языки занимают промежуточное положение между языками «средиземноморскими» (или даже восточно-кавказскими) и языками урало-алтайскими. Так что R1b (раз уж среди них есть и фараоны) возможно отвечали за «средиземноморский» вклад, а R1a соответственно за урало-алтайский.4)Так же было бы интересно исследовать чей (R1a или R1b) вклад в базовую лексику (список Сводеша) был более весом. А так же — почему полного смешения (R1a + R1b) не произошло и индоевропейцы тяготеют или к одной гаплогруппе или к другой.

Добавить комментарий

Избранное

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

Публикуем рассказ участников генетико-антропологической экспедиции лаборатории популяционной генетики человека МГНЦ и лаборатории геномной географии ИОГена по обследованию генофонда коми-пермяков.

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015