Доска объявлений

XII КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XII Конгресс антропологов и этнологов России

Ижевск, 3–6 июля 2017 г.

ТРЕТЬЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

 

Уважаемые коллеги!

 

В Оргкомитет Конгресса поступило более полутора тысяч заявок на участие. Руководителями сессий проведена работа по отбору заявок, соответствующих теме Конгресса.

Информация о структуре Конгресса и прошедших отбор заявках будет размещена на сайтах Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН: http://www.iea-ras.ru/index.php?go=Ethno&in=cat&id=9 и Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН   http://udnii.ru/files/assets/12КАЭР%20список%20утвержденных%20заявок%20ИТОГ.docx .

Обращаем внимание, что в материалах Конгресса допустима одна индивидуальная публикация (плюс одна в соавторстве).

Просим вас до 23 апреля 2015 г. подтвердить личное участие в форуме, заполнив «Регистрационную форму участника», размещенную по адресу: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLScM0Rwg-roD6a_hgwI2vzxzVlk6iSwcarRI5DecrWN3NbyEtQ/viewform

По вашему желанию, регистрационную форму можно заполнить отдельным файлом и направить по электронной почте на адрес Оргкомитета (aaer_2017@mail.ru, тел. в Москве +7-495-954-89-53, тел. в Ижевске 8-909-0554583).

Заполненная регистрационная форма станет основанием для направления персонального приглашения.

Заезд участников Конгресса – 2 и 3 июля 2017 г. Программа Конгресса, информация о бронировании гостиниц и экскурсиях будут представлены в следующем информационном письме.

 

ОРГКОМИТЕТ КАЭР

 

 

Примечание от Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза»

Читайте примечание от проф. Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза» — его ответ на статью А.А.Клесова.

III Молодежная антропологическая конференция «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы»

III Молодежная антропологическая конференция

«Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы»

Центр физической антропологии

Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

25–26 апреля 2017

Ленинский проспект 32А

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

18 этаж, Малый зал заседаний

Для присутствия на конференции нужно зарегистрироваться у организаторов до 20 апреля.

Наталья Лейбова cpha-conference@yandex.ru

Для прохода в здание РАН нужно обязательно иметь паспорт.

Программа

 

25 апреля

Ведущие заседаний: к.и.н. Герасимова Маргарита Михайловна

                                    к.и.н. Лейбова Наталья Александровна

 

11.00                Открытие Конференции. Приветствие:

Васильев Сергей Владимирович, д.и.н, заведующий Центром физической

антропологии ИЭА РАН;

Герасимова Маргарита Михайловна, к.и.н., заведующая Кабинетом-музеем имени

В.П.  Алексеева Центра физической антропологии ИЭА РАН

 

11.15 – 12.00  Лекция: Васильев Сергей Владимирович, д.и.н, ИЭА РАН, Москва.

«Полицентризм против моноцентризма», или «один вид – один  центр», или «почему не

Китай?»

 

12.00 – 14.00  Доклады участников

 

Чагаров Онгар Салихович, ИА РАН, Москва.

Взаимосвязь остеометрических характеристик и изотопного состава (по материалам Среднедонской археологической культуры)

Перерыв на чай и  кофе

Безбородых Виталий Иванович, ИЭА РАН, Москва.

Некоторые итоги изучения антропологических материалов позднескифских некрополей Предгорного Крыма

 Абрамова Александра Николаевна, Кубанский государственный университет, Краснодар.

Сравнительная остеологическая характеристика меотов Прикубанья IV в. до н.э. – III в.н.э.

 

14.00 – 15.00  Перерыв

16.00 – 18.00 Доклады участников

 

Штаненко Анастасия Валерьевна, ИЭА РАН, Москва.

К вопросу об определении понятия «человеческие останки».

 

Южакова Алена Владимировна, ИЭА РАН, Москва.

Краниологическая характеристика Тарских татар XVII–XVIII вв.

 

Агджоян Анастасия Торосовна, ИОГен РАН, Москва.

Генофонды крымских и белорусских татар: западный предел средневековой степной миграции

Перерыв на чай и  кофе

Макеева Анна Игоревна, ИЭА РАН, Москва.

Дерматоглифическая дифференциация татароязычных групп Волго-Уральского региона

 

Схаляхо Роза Арамбиевна, Медико-генетический научный центр РАМН, Москва.

Генофонды ногайцев Северного Кавказа и Нижнего Поволжья в Евразийском контексте  (по данным Y-хромосомы)

 


26 апреля

Ведущие заседаний: к.и.н. Герасимова Маргарита Михайловна

                                    к.и.н. Лейбова Наталья Александровна

 

11.00 – 11.45 Лекция: Гончарова Наталия Николаевна, к.б.н., МГУ, Москва.

«Магические мантры» биометрии (о некоторых заблуждениях, связанных с применением статистических методов)

 

11.45 – 14.00 Доклады участников

 

Широбоков Иван Григорьевич, МАЭ (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург.

Статистика в краниологии: почему мы ей пользуемся, но не доверяем

Перерыв на чай и  кофе

Евтеев Андрей Алексеевич, НИИиМА МГУ, Москва.

«Мировые» главные компоненты краниометрических признаков: межгрупповой анализ сквозь призму индивидуальной изменчивости

 

 Степанов Глеб Дмитриевич, Медико-генетический научный центр РАМН, Москва.

Анализ предковых компонентов различных генофондов инструментами  Structure/Admixture

 

14.00 – 15.00  Перерыв

15.00 – 18.00 Доклады участников

 

Гильмитдинова Алина Харисовна, ЦПИ, Москва.

Особенности линейных пропорций тела народов Северной Азии

 

Палипана Сиддиянуге Дашика Сандипани, кафедра генетики МГУ, Москва. Положение генофонда населения Шри Ланки (веддов и сингалов) в генетическом пространстве народов Южной Азии (по данным анализа Y-хромосомы)

 

Вергелес Марина Олеговна, НИИиМА МГУ, Москва.

Описательные признаки лица Западноевропейского населения XV –XVII веков по материалам портретной живописи

Перерыв на чай и  кофе

Волкова Елизавета Валерьевна, Институт археологии АН РТ, Казань.

Зубочелюстные патологии пьяноборской группы из могильника Старый Чекмак

 

Сапухина Елена Андреевна, кафедра антропологии МГУ, Москва.

Население Болгара золотоордынского времени по краниофенетическим данным

 

Регламент выступлений докладчиков –   до 20 минут;

вопросы непосредственно после прочтения доклада

 

 

 

 

 

Схема проезда

к зданию Президиума РАН по адресу: Москва, Ленинский проспект 32 А

 

  1. От станции метро Ленинский проспект (южный вестибюль) или станции  МЦК Площадь Гагарина пешком 5–10 минут до подъезда № 1 главного здания Президиума РАН;
  2. От станции метро Октябрьская (кольцевая) любым видом наземного транспорта в сторону области до остановки Площадь Гагарина, далее пешком 3–5 минут до подъезда № 1 главного здания Президиума РАН.

 

 

 

Уважаемые коллеги!

Убедительно просим Вас рассчитывать время на дорогу:  Институт этнологии и антропологии РАН находится на 18 этаже, лифты работают не очень оперативно.

 

Гардероб находится на 0 этаже;

Столовая расположена на 3 этаже.

 

 

При себе обязательно иметь паспорт!

 

 

С уважением,

ОРГКОМИТЕТ

 

Контактный телефон                                        +7 915 117 5292   (Лейбова Наталья)

Участникам дискуссий на сайте

Дорогие друзья! Сообщаем Вам, что с 11 по 19 апреля двое из модераторов будут находиться в отпуске. В связи с этим комментарии к материалам сайта будут модерироваться медленнее, чем обычно, и появляться на сайте с задержкой. Надеемся на Ваше понимание :)

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

                             ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

                       Международная научная конференция

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой

в рамках Второго Международного эпического форума

«Эпосы народов мира на Земле Олонхо»

6-8 июля 2017 г. Российская Федерация, Республика Саха (Якутия),

город Якутск

 

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт Олонхо Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова совместно с ЮНЕСКО, Правительством Республики Саха (Якутия) 6-8 июля 2017 г. проводит Международную научную конференцию “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой в рамках II Международного эпического форума «Эпосы народов мира на Земле Олонхо».

Цель конференции – дальнейшее углубление и расширение научного изучения национальных эпосов; обсуждение проблем по реализации программы ЮНЕСКО по культурному разнообразию в киберпространстве; изучение вопросов сохранения сказительского искусства и использования потенциала эпического наследия народов мира в условиях глобализации.

Основные направления работы конференции[1]:

  • Генезис и типология национальных эпосов
  • Эпос в контексте этнической истории
  • Сказительское искусство
  • Эпическое наследие в контексте этномузыковедения
  • Современное бытование эпического творчества
  • Памятники эпического наследия и вопросы их издания
  • Язык и поэтика национальных эпосов
  • Вопросы перевода эпических памятников
  • Информационные технологии в сохранении и актуализации эпического наследия

В рамках конференции будет проведен Круглый стол в целях реализации долгосрочного международного проекта «Эпосы народов мира: проблемы и перспективы сравнительного изучения» под патронатом ЮНЕСКО.

Также планируется участие во II Международном фестивале сказителей «По зову Земли Олонхо», который состоится в Хангаласском улусе, г. Якутске.

Рабочие языки: русский, английский

Форма участия в конференции:

— очная (публикация и выступление с докладом);

— заочная (публикация).

Для участия в конференции необходимо:

  • В срок до 15 мая 2017 года направить на электронный адрес institute-olonkho@mail.ru организационного комитета регистрационную заявку с пометкой «Конференция» и тезис доклада.
  • В срок до 30 августа 2017 года предоставить полный текст доклада для издания материалов Международной научной конференции “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” в серии «Эпосоведение» научного рецензируемого журнала «Вестник СВФУ имени М.К. Аммосова», которая включена в систему Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

Форма регистрационной заявки на участие и требования к оформлению материалов.

Форма заявки

Фамилия, имя, отчество участника (полностью)  
Название доклада  
Направление конференции  
Место учёбы, работы  
Должность  
Ученая степень, ученое звание  
Почтовый адрес (с индексом)  
Контактный телефон  
E-mail  
Форма участия (очная, заочная)  

 

Оплата командировочных расходов за счет направляющей стороны. Проживание и питание во время конференции обеспечивается принимающей стороной. 

Требования к оформлению тезисов докладов

Объем 3-5 страниц (электронный вариант), поля: верхнее и нижнее — 2 см., левое — 2 см., правое — 2 см., шрифт — Times New Roman, размер шрифта — 14, интервал — 1,5; отступ — 1,25, выравнивание по ширине, без переносов; сноски концевые, в квадратных скобках:[1, с. 45]. На первой странице в правом верхнем углу указывается фамилия и инициалы автора, место работы (учебы), далее через пробел по центру печатается название доклада.

С требованиями к оформлению статей, публикуемых в серии “Эпосоведение”, можете ознакомиться на сайте www.epossvfu.ru.

Контактные данные: 677000, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Кулаковского, 42, ГУК СВФУ, Научно-исследовательский институт Олонхо, каб. 101 (Анисимов Руслан Николаевич, Николаева Наталия Алексеевна).

E-mail: institute-olonkho@mail.ru

Тел.: 8(4112) 49-68-83; 32-09-41

Информация о конференции размещена по адресам: http://iolonkho.s-vfu.ru http://olonkho.info

 

С уважением,

Оргкомитет конференции

[1] Секционная работа конференции формируется по итогам поступивших заявок.

Юхновская культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике новую статью — юхновская культура раннего железного века в российско-украинском лесостепном черноземье.

Городецкая культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике статью от проф. Л.С.Клейна о городецкой культуре раннего железного века.

«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

Информационное письмо № 3.

Институт языкознания РАН,

Уфимский научный центр,

Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН,

Академия наук Республики Башкортостан,

Министерство образования Республики Башкортостан

Всемирный курултай башкир

 

Уважаемые коллеги!

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН приглашает Вас принять участие в  XVII Всероссийской научной конференции (с международным участием) «Актуальные проблемы диалектологии языков народов России», которая состоится 1-2 июня 2017 г.

 

Цель конференции: анализ и обсуждение вопросов аккумуляции опыта в области диалектологических исследований, современных тенденций в изучении новых диалектных материалов, а также сохранение диалектов в условиях глобализации и техногенного развития человеческой цивилизации, укрепление научных связей и обмен опытом.

 

На конференции будут рассматриваться следующие проблемы:
1. Актуальные проблемы тюркской диалектологии.
2. Актуальные проблемы славянской, финно-угорской диалектологии.
3. Диалектология и этнолингвистика.
4. Диалектология и смежные дисциплины.
5. Язык, история и культура в памятниках письменности.

  1. Актуальные проблемы разработки корпусов тюркских языков.
  2. Обучение родным и государственным языкам в условиях диалекта (на примере полиэтнических регионов Российской Федерации).
  3. Билингвизм и социолингвистика.

Секции данной конференции будут посвящены юбилейным датам известных башкирских диалектологов Н.Х. Максютовой (1932-2004), Т.Х. Кусимовой (1927-2001), У.Ф. Надергулова (1937-1999) и их научной деятельности.

 

Для участия в конференции необходимо в срок  до  20 апреля  2017 г. отправить на электронный адрес оргкомитета dialectologiya2017@mail.ru:

1) заявку на участие в конференции;

2) текст статьи.

Требования к оформлению статей: объем статьи 5-7 стр. в формате Word for Windows – 2003/2007. Формат страницы: А 4 (210 x 297 мм). Поля: сверху, снизу, справа, слева – 2 см. Шрифт: кегль – 14; тип –Times New Roman; абзацные отступы – 1,25. Межстрочный интервал – полуторный. Переносы не ставить. В тексте допускаются рисунки, графики, таблицы – не более 1. Рисунки, графики, схемы должны выполняться в графических редакторах, поддерживающих векторную графику; таблица – в режиме таблиц.

В левом верхнем углу проставляется индекс УДК. Инициалы и фамилия автор(ов), город указываются справа строчными буквами курсивом. На следующей строке печатается название статьи прописными буквами, шрифт – полужирный. Через одну строку печатается курсивом аннотация до 200 знаков и ключевые слова до 7 знаков на русском языке. Через одну строку – название доклада на английском языке прописными буквами, шрифт – полужирный. Далее следует резюме курсивом до 200 знаков и ключевые слова до 7 слов на английском языке. После отступа в 1,5 интервала следует текст, печатаемый через полуторный интервал.

Оформление ссылок в тексте статьи: [Дмитриев 1948, 147]. Список использованной литературы дается в алфавитном порядке после слова «Литература», набранного 14 кеглем и расположенного посередине.

В качестве рабочих языков конференции приняты башкирский, русский, английский. Если используются специальные шрифты для набора текстов на национальных языках, просим приложить все необходимые шрифты.

Текст статьи должен соответствовать теме конференции, быть тщательно выверен и отредактирован. Оргкомитет оставляет за собой право отбора докладов для включения в программу конференции. Рукописи и другие представленные материалы не рецензируются и не возвращаются. Публикация материалов предполагается к началу конференции. Сборник статей будет включен в РИНЦ.

Командировочные расходы участников несет направляющая сторона.

 

Адрес оргкомитета: 450054, г. Уфа, пр. Октября, 71, каб. 410
Отдел языкознания Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук.
Т.: (347) 235-60-50; факс (347) 235-60-77
Отв. секретарь – к.ф.н. Валиева Мадина Раилевна,

E-mail: dialectologiya2017@mail.ru
Режим работы конференции:

31 мая – заезд участников

1 июня – пленарное заседание

2 июня – секционные заседания

3 июня – отъезд участников конференции


Заявка

Заявка на участие в XVII Всероссийской научной конференции
«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

ФИО (полностью)
Тема доклада
Форма участия     (очная, заочная)
Уч. степень, уч. звание
Должность
Название организации/ Адрес организации
Телефон (раб., моб.)
E-mail

 

 


Пример оформления статьи

Л.Г. Хабибов, г. Уфа

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОСЛОЖНЕННЫХ АФФИКСОВ НАПРАВИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В ГОВОРАХ БАШКИРСКОГО И ТАТАРСКОГО ЯЗЫКОВ

 

Аннотация, аннотация, аннотация (до 200 знаков).

Ключевые слова: (до 7 слов).

 

TITLE. Abstract, abstract, abstract (until 200 symbols).

Keywords: (until 7 words)

 

Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст.

Литература

Азнабаев А.М., Псянчин В.Ш. Историческая грамматика башкирского языка. – Уфа: Изд-во БашГУ, 1983. – 244 с.

Диалектологический атлас башкирского языка / Отв. ред. Ф.Г. Хисамитдинова. – Уфа: Китап, 2005. – 234 с., 169 карт.

Хисамитдинова Ф.Г. Отражение диалектной лексики в «Академическом словаре башкирского языка» // Актуальные проблемы диалектологии языков народов России: Материалы XIII Международной конференции (Уфа, 13-14 сентября 2013 г.). – Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2013. – С. 148-154.

 

 

 

 

VII Алексеевские чтения

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ ИМ. А.Х. ХАЛИКОВА АН РТ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН

НИИ И МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ МГУ

 

Информационное письмо № 2

 

Уважаемые коллеги!

 

Напоминаем Вам, что Всероссийская научная конференция «VII Алексеевские чтения» памяти академиков В.П. Алексеева и Т.И. Алексеевой состоится в Казани с 22 по 25 мая 2017 года. Место проведения конференции здание Академии наук Республики Татарстан (Баумана, 20).

Организационный взнос для участников конференции составляет 400 р. Средства будут использованы главным образом для организации кофе-брейков.

Оргкомитет конференции берет на себя распечатку постерных докладов. Требования к постерам: размер 65х90 см, ориентация книжная. Постеры необходимо прислать до 15 мая.

Всех участников, кому необходимы официальные приглашения для участия в конференции, просим написать об этом заблаговременно.

В рамках программы конференции на 25 мая запланирована экскурсия в Болгар с посещением Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника и Музея Болгарской цивилизации. Экскурсия для всех участников конференции бесплатная. Ориентировочное время возвращения из Болгара в Казань 19.00-20.00. Просим заранее сообщить о Вашем намерении участвовать в данном мероприятии.

В приложении к информационному письму список гостиниц наиболее удобно расположенных к месту проведения конференции. Три гостиницы предоставляют скидку для участников чтений (стоимость номера за сутки учетом скидок):

  • гостиница «Фатима». Одноместный номер – 1580 руб., двухместный номер – 2280 руб.
  • гостиница «Кристалл». Одноместный номер – 2425 руб. (включен завтрак), двухместный номер – 2380 руб. (включен завтрак), трехместный номер – 3380 руб. (включен завтрак).
  • гостиница «Ногай». Одноместный номер – 2480 руб., двухместный номер – 3040 руб., двухкомнатный номер – 3520 руб.

Если Вы решили воспользоваться данным предложением, сообщите нам даты пребывания в Казани, название гостиницы и условия размещения, мы забронируем  Вам номер.

Секретари конференции:

Е.М. Макарова +7 965 599 89 53

Е.В. Волкова +7 960 040 47 07

Эл. адрес: aleks.chteniya7@yandex.ru

Список гостиниц

 

  1. Гостиница «Московская»

Адрес: ул. Московская, д. 11 (остановка ЦУМ, метро «Кремлевская»)

Телефон: (843) 227-54-00

е-mail: Moskovskaya-hotel@mail.ru

http://moskovskaya-hotel.ru/

Двухместный номер от 2100 р.

 

  1. Хостел «Сарацин»

Адрес: ул. Большая Красная, д. 20

Телефон: (843) 238-24-14

е-mail: saracen-hostel@mail.ru

http://www.saracen-hostel.com/

Двухместный номер от 1620 р.

 

 

  1. Хостел «Казанское Подворье»

Адрес: ул. Баумана, д. 68

Телефон: 8 800 222 60 20

e-mail: kazan-hostel@mail.ru baumana68kazan@gmail.com

http://www.kazan-hostel.com/

Одноместный номер от 900 р., двухместный от 1400 р.

 

  1. Хостел «Крылья»

Адрес: ул. Чернышевского, д. 16

Телефон: 8 800 222 45 57

e-mail: kazan.wingshostel@mail.ru

https://kazan.wingshostel.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Гостиница «Рахат»

Адрес: ул. Дзержинского, д. 18

Телефон: (843) 292-56-31

http://rahathotel.ru/

https://ostrovok.ru/hotel/russia/kazan/id990744/rahat_hotel/#

Двухместный номер от 1400 р.

 

  1. Мини-отель на Набережной

Адрес: ул. Тази Гиззата, д. 28

Телефон: +7 (843) 258-61-63, +7 (960) 048-61-63, +7(987) 290-15-06

e-mail: bereg.kzn@mail.ru <mailto:bereg.kzn@mail.ru>

http://www.minihotelbereg.ru/index.php

Одноместный номер от 1500 р., двухместный от 1900 р.

 

  1. АМАКС Сафар-отель

Адрес: ул. Односторонка Гривки, д. 1

Телефон: Администратор отеля: (843) 527-95-95, (843) 527-96-96

Отдел бронирования номеров: (843) 527-95-40

Факс: +7 (843) 527-9-527

kazan@amaks-hotels.ru

Одноместный номер от 2600 р., доп.место +1000 р.

 

  1. Хостел «Аврора» (White Hostel)

Адрес: ул. Гаяза Исхаки, д. 15

Телефон:  (843) 203-39-22, 8 917 864 25 24

e-mail: whitehostel@bk.ru

http://whitehostel.ru/

Двухместный номер от 1600 р.

 

  1. Хостел «Кукуруза»

Адрес: пер. Односторонки Гривки, д.10, подъезд 11

Телефон: (843) 237-50-79, 8 917 25 09 509

http://www.hostelkukuruza.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Хостел «Happy House»

Адрес: ул. Островского, д. 39/6

Телефон: 8 987 225 88 82

http://happyhostelkzn.ru/

Двухместный номер от 1228 р.

 

  1. Гостиница «Колви»

Адрес: ул. Худякова, д. 7

Телефон/факс: (843) 292 28 48, 292 13 33, 292 04 14.

е-mail: reception@kolvihotel.ru
Skype: kolvihotel

http://kolvihotel.ru/about-us/

Одноместный номер от 1725 р., двухместный от 2400 р.

 

  1. Хостел Горький 6

Адрес: ул. Максима Горького, д. 6

Телефон: (843) 253-22-93

http://kazan-hostel.ru/

http://www.101hotels.ru/main/cities/kazan/hostel_gorkogo_6.html

Двухместный номер от 1657 р.

 

  1. Хостел «Kremlin»

Адрес: ул. Большая Красная, д. 8

Телефон: (843) 233-07-88, 8 917 888 68 86

е-mail: hostel-kremlin@mail.ru

http://hostel-kremlin.com/about

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Хостел «Green Point»

Адрес: ул. Профсоюзная, д. 23/12

Телефон: 8 800 700 42 85, 8 962 558 95 99

е-mail: gph.kazan@gmail.com

http://gphostel.ru/

Двухместный номер от 1400 р.

 

  1. Хостел «City Hostel Kazan»

Адрес: ул. Островского, д. 67

Телефон: (843)514-88-98

http://www.cityhostelkazan.ru/

Двухместный номер от 1600 р.

 

  1. Хостел «Пушкин»

Адрес: ул. Пушкина, д. 1/55а

Телефон: (843) 225-87-65, 8 800 700 55 37

е-mail: info@hostelpushkin.ru

http://hostelpushkin.ru/

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Хостел «Зеленый Дом»

Адрес: ул. Чернышевского, д. 24/23

Телефон:  8 965 585 31 58
Skype: moshostel41

е-mail: mos.hostel.41@gmail.com greenhousekzn@bk.ru

http://greenhousekzn.ru/

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Отель «Сафьян»

Адрес: ул. Сафьян, д. 6

Телефон: (843) 293-34-34

http://safyan-hotel.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Хостел «Kunak House»

Адрес: ул. Сафьян, д. 8

Телефон: 8 800 775 23 13, 8 999 164 17 07

е-mail: kunak-house@mail.ru

https://www.kunak-house.ru/home-en

Четырехместный номер от 1600 р.

 

  1. Гостиница «Татарстан»

Адрес: ул. Пушкина, д. 4

Телефон: Администратор: (843) 238-83-79, 231-66-03, Бронирование: (843) 231-67-04, Факс:(843) 264-68-33

е-mail: tathotel@yandex.ru

http://www.hotel-tatarstan.ru/

Одноместный номер от 2200 р., двухместный от 2800 р.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Россия и исламский мир» — Международная научно-практическая конференция

ГРУППА СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВИДЕНИЯ «РОССИЯ — ИСЛАМСКИЙ МИР»

РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ЦЕНТР ИСЛАМОВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ АН РТ

 

С 15 по 16 мая 2017 г. в городе Казани состоится Международная научно-практическая конференция

 «Россия и исламский мир: направления взаимодействия и поиски ответа на вызовы современности»

 В рамках мероприятия планируется обсуждение вопросов общего и особенного в культурно-религиозном и социально-политическом пространстве исламского мира, специфики развития мусульманского сообщества в центральных и периферийных регионах. Особое внимание будет уделено проблеме трансформации радикальных идей в условиях глобализации, вопросам теории и практики традиционных форм ислама в исторической ретроспективе, а также взаимодействию ислама с другими конфессиями (христианством, иудаизмом и др.).

 

В рамках конференции состоится работа секций и круглых столов:

 

  1. Исламский мир в условиях глобализационных трансформаций;
  2. Угроза радикализма в контексте развития стратегических отношений России и исламского мира;
  3. Исторические и современные взаимосвязи России и стран СНГ с исламским миром;
  4. Цивилизационные аспекты межрелигиозного диалога между исламом и православием.
  5. Взаимодействие России и исламского мира глазами молодых ученых.

 

Участники и гости мероприятия смогут принять участие в культурной программе и экскурсии по местным достопримечательностям.

Для участия в работе конференции приглашаются исламоведы, социологи, историки, религиоведы, политологи и другие специалисты.

По итогам работы конференции планируется издание сборника статей.

 

Заявки (Приложение 1) на участие в конференции принимаются до 20 апреля, а тексты докладов (Приложение 2) для публикации – до 31 мая 2017 г. по адресу: cii.anrt@tatar.ru.

 

Последний день подачи заявки: 20 апреля 2017 г.

 

Место проведения пленарного заседания 15 мая 2017 г.:

Казань, ул. Баумана 20, Академия наук РТ, Актовый зал, 2 этаж. Начало в 10.00.

 

 

Приложение 1

 

 

ЗАЯВКА

на участие в Международной научно-практической конференции

«Россия и исламский мир: направления развития и поиски ответа на вызовы современности»

 

 

Организация________________________________________________________________

Фамилия, имя отчество участника конференции (полностью) ______________________

Ученая степень______________________________________________________________

Ученое звание_______________________________________________________________

Должность__________________________________________________________________

Почтовый адрес_____________________________________________________________

Контактный телефон_________________________________________________________

Электронный адрес__________________________________________________________

Название доклада____________________________________________________________

 

 

Оргкомитет оставляет за собой право отбора присланных заявок и материалов. В связи с ограниченным наличием средств командировочные расходы (проезд, проживание в гостинице) предоставляются организаторами конференции по предварительному согласованию.

 

Просим сообщить заранее о необходимости предоставления технического оборудования и выхода в интернет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение 2

Требования к оформлению статей:

Материалы для публикации принимаются по электронной почте. Формат присылаемых материалов: в электронном виде объемом до 20 тыс. знаков; Microsoft Office (doc, rtf), шрифт 14, полуторный интервал, все поля по 2 см., отступ ‑ 1,25 см.; сноски постраничные, оформленные по ГОСТ 7.1–2003, название доклада; ФИО автора с указанием должности, места работы и электронной почты; резюме (до 50 слов) и ключевые слова (до 15 слов) принимаются на русском и английском языках; УДК.

 

Сноски постраничные.

Образец оформления сносок:

  1. Абелева И.Ю. Речь о речи. Коммуникативная система человека. М.: Логос, 2004. С. 25.
  2. Антонова Н.А. Стратегии и тактики педагогического дискурса // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М.А. Кормилицыной, О.Б. Сиротининой. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 2007. С. 30
  3. Маркелова Т.И. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке // Филологические науки. 1995. № 3. С. 62.
  4. Школовая И.С. Лингвистические и семиотические аспекты конструирования и личности в электронной коммуникации. Дис. … канд. филол. наук. Тверь, 2005. С. 23…
  5. ОГАЧО Ф. И-46. Оп. 1. Д. 1009. Л. 25.
  6. Панасюк А.И. Имидж: определение центрального понятия в имиджелогии // Аспекты имиджелогии. 2004. 26 марта. [Электронный ресурс]. URL: academim.org/ art/ pan1_2html (дата обращения: 17.04.2014).

 

На последней странице текста приводится список литературы и источников с полным библиографическим описанием согласно ГОСТ 7.1–2003.

 

По вопросам организации и проведения конференции можно обращаться в оргкомитет:

 

  1. Директор ЦИИ АН РТ Патеев Ринат Фаикович (pateev@bk.ru);
  2. Cекретарь-референт ЦИИ АН РТ Гибадуллина Миляуша Рустемовна (anrt@tatar.ru).

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / Прародина индоевропейцев / Экология прародины индоевропейцев: снег зимой или снег в горах?

Экология прародины индоевропейцев: снег зимой или снег в горах?

Скачать страницу в PDF

Sergej Koncha-Chernigov-2010

В продолжение завязавшейся дискуссии вокруг концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе — В.В.Иванова хочу предложить вниманию читателей сайта свою статью, опубликованную впервые уже довольно давно в «Вестнике Киевского университета»[i] (в переводе с украинского и c незначительными изменениями). В ней речь идёт о «горной лексике» общеиндоевропейского словаря, на показательности которой акцентировал внимание Станислав Григорьев, а также о вопросах знакомства древних индоевропейцев со снегом и зимой.

«Зимняя» терминология сравнительно неплохо представлена в общеиндоевропейском лексическом фонде, что трактовалось многими, как указание на северную атрибуцию прародины индоевропейцев. Т.B.Гамкрелидзе и В.B.Иванов пытались показать, что знакомство с соответствующими явлениями происходило на высокогорьях, в пределах субтропической – тропической зон. Но так ли это? Действительно ли прародина располагалась среди гор? Предлагаю над этим поразмышлять.


Спор о прародине

Со времени «открытия» родства языков Европы, Ирана и Индии и до наших дней продолжаются споры вокруг вопроса о локализации центра складывания первоначального индоевропейского языка («праязыка»), а также центра (центров) его распространения на обширных пространствах Евразийского континента [см. об истории вопроса: Шрадер, 1886; Mallory, 1973; Kilian, 1983; Сафронов, 1989: 12-27; Конча, 1998].

Одним из ключевых моментов дискуссии на протяжении всей истории поисков индоевропейской прародины является вопрос о её южной (субтропической: Средиземноморье, Ближний Восток, Средняя Азия) или же северной (умеренная и субарктическая зоны) привязке. Сторонники первой точки зрения, начиная уже с середины ХIХ в. полагали, что индоевропейцы эпохи общего языка жили в тёплом климате, вблизи от древнейших центров зарождения земледелия, скотоводства, металлургии и других выдающихся достижений древней культуры. При наличии различных вариантов локализации, в целом прародину размещали южнее линии Чёрное море – Кавказ – Аральское море [Pictet, 1859; Шрадер, 1886: 121-129, 146-155; Mallory, 1973: 25-35].

Их оппоненты считали необходимым искать прародину севернее этих географических ориентиров. При этом сторонники северной локализации прародины опирались на данные сравнительного анализа лексики и.-е. языков, позволявшие утверждать, что индоевропейцы эпохи общего языка хорошо знали таких представителей животного и растительного мира как рысь, белка, тетерев, бобр, медведь, лось, берёза, вереск, бук – неизвестных, либо слабо представленных в странах, прилегающих к Средиземному морю, и на Ближнем Востоке, но характерных для умеренной полосы Европы [Mann, 1943; Specht, 1947: 28-72; Thime, 1953: 546-566; Kilian, 1983: 31-46]. Кроме этого, подчёркивалось наличие в и.-е. языках общих названий для льда, снега и мороза, что, как будто, указывало на проживание носителей общеиндоевропейского языка в краях с суровой зимой, тем более, что название именно этого времени года (и.-е. *ĝheim-) оказалось в разных и.-е. языках наиболее устойчивым.

 

Гипотеза Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова

Однако современные специалисты по индоевропейскому языкознанию Тамаз Гамкрелидзе и Вячеслав Иванов, вслед за некоторыми авторами конца ХIХ – начала ХХ в., справедливо замечают, что снег, лёд, мороз известны также жителям тёплых стран, живущих в горных местностях, где также зимой выпадает снег, круглогодично сохраняется прохладная температура, благодаря чему снег и лёд могут часто наблюдаться на высокогорьях. Более того, авторы считают, что прародина индоевропейцев должна располагаться как раз именно в краях с высокогорным рельефом. В пользу этого мнения приводится список общеиндоевропейских слов, представляемых как специфические горные термины, которые могли появиться в общем и.-е. языке и хорошо сохраниться в дочерних языках только в случае проживания носителей праязыка непосредственно в горах [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 665-670].

Согласно гипотезе Т.Гамкрелидзе и В.Иванова, колыбель древнейших носителей и.-е. языка должна была находиться в Закавказье – на Армянском нагорье. Подавляющее большинство специалистов по индоевропеистике не согласились с этим выводом, противоречащим устоявшимся взглядам, но тезис о горном характере прародины, тем не менее, был принят многими и ныне считается одним из принципиально важных факторов при определении экологического окружения древнейших индоевропейцев [Сафронов, 1989: 46; Леман, 1991; Павленко, 1994: 45-47; Григорьев, 1999].

Принятие этого тезиса должно приводить к отказу от поисков центра распространения и.-е. языков в открытых степях и лесостепях Восточной Европы, где прародину индоевропейцев пытались локализовать такие известные исследователи как Отто Шрадер, Гордон Чайлд, Мария Гимбутас и др., а также на равнинах севера Центральной Европы, где её были склонны размещать многие видные лингвисты [Hirt, 1905; Pokorny, 1936, 1949; Specht, 1944, 1947; Thime, 1953; Schmid, 1972].

 

«Зимняя» и «горная» терминология индоевропейцев

Казалось бы, поскольку положение о горном характере прародины вносит столь важные коррективы в определение направления поисков, оно требует тщательной проверки, но, увы, рядом исследователей данное утверждение было принято практически без попыток критического осмысления. Попробуем разобраться – действительно ли приведенные Т.Гамкрелидзе и В.Ивановым данные позволяют сделать вывод о непременной привязке прародины к горному ландшафту. Для удобства обобщим соответствующий «зимний» и «горный» лексический материал[ii] [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 613-616, 665-683; ср. Pokorny, 1958-1959] в виде таблиц.

 

Таблица 1. Названия снега, мороза, зимы в и.-е. языках

И.-е. праформа, Языковая группа (язык)
Значение Герм. Балт. Слав. Кельт. Лат. Алб.
*sneigh-“снег” гот. snaiwsд.-в.-н. snēoд.англ.snāw прус.snaygisлит. sniēga “снежит” о.-сл.*snĕgъ д.-ирл. snechtasnigid “идет дождь, снег”вал. nyf “снег” nix,(р.) niuis,ninguit“снежит”
*eis- / *īs-“лёд”, “холод” д.-в.-н. īsд.англ.   īs“лёд”
*(i)eg-“лёд”, “холод” д.исл. jaki“льдинка” ирл. аigвал. брет. іen“лёд”
*preuso-“иней”, “мороз” д.исл. frjósaд.англ.frēosan д.-в.-н. frīosan “мёрзнуть” вал. rhew“мороз” pruīna“иней”“изморозь”
heim- / *ĝhiiōm-“зима” д. исл. gōi“зимний месяц” лит. žiemà“зима”, žiemiaî       “север”лтш. ziema“зима” о.-сл.*zima ирл. ga(i)mвал. gaem“зима”галл. giamon-“зимний месяц” hiems“холодная пора”,“зима” dimёr“зима”

 

Таблица 1 (продолжение)

И.-е. праформа, Языковая группа (язык)
Значение Греч. Арм. Иран. Др.- инд. Хетт. Тохар.
*sneigh-“снег” Νιφάς ,νιφέμεννείφει“снежит” авест. snaēžāţ“снежит”    siņeha“снег”инд. snih- “влажный”
*eis- / *īs-“лёд”, “холод” авест. aēxa-“лёд”, “мороз”афган. yaxnί“мороз”памир. aγd“замёрзший”
*(i)eg-“лёд”, “холод” egan“лёд”
*preuso-“иней”, “мороз” pruşvā“иней”
? *krus-t-“лёд”, “холод”,“мороз”* κρύσταλλος “лёд”гом. κρύος“мороз” krost-kross-krossune“холод”
ĝheim- / *ĝhiiōm-“зима” Χεϊμα “зима,холодная до­­ждливая пора”,χιών “снег” jmeṙn “зима”jiun “снег” авест. zyā(p.) zimō“зима”памир. вахан. zæm “снег” hēmantá-,hēman “зимой”himá “снег” gimmant-“зима”

 

Таблица 2. Названия, связываемые с горным ландшафтом в и.-е. языках

И.-е. праформа, Языковая группа (язык)
Значение Герм. Балт. Слав. Кельт. Лат. Алб.
*khel-/ *khol-“холм”,“возвышенность” д.исл. holmr“остров”д.англ. hyll“холм” лит. kálnasлтш. kaĺns“гора” о.-сл. *čelo        “чело”, “лоб” др.-ирл. coll“голова” columen“вершина” collis “холм”
*bhergh-“гора”, “висота” д.-в.-н. bergд.исл. bjargд.англ.beorg “гора” о.-сл.*ber(e)g-“берег” др.-ирл. briгалл. briga“гора” burg“гора”, “высота”
*ment-“гора”“возвышенность”“выступ” брет. menezвалл. mynydd“гора” mōns«гора”(р.) montis,mentum“выступ”
*Heguor-“вершина” лтш. agrs“ранний”
*ond-“гора”, “скала” ирл. ond, onn“гора”, “скала”
*guer-/ *gurі-“гора”, “горный лес” прус. garian“дерево”лит. gíreлтш. dzira“лес” о.-сл. *gora“гора”болг., с.-хв.гора   “лес” gur “скала”
*perkuu-/ *peru-“дуб”, “горный лес”, “божество грома, связанное с культом дуба” д.-в.-н. Fergunna“лесистые го­ры”, “горный лес”гот. fairguni   “горная местность” лит. Perkunas“бог грома”прус.     рerkunіs“гром” о.-сл. *Perunъ“бог грома”укр. перун“гром”рус. перуны“молнии” гал. Hercynia silva,Άρκυνια ορη,Ερκοζ “дубовый лес” quercus “дуб”

Peren-di

“небо”,

“бог”

 

Κεραυνον ορεων

(Страбон в Иллирии)

 

Таблица 2 (продолжение)

И.-е. праформа, Языковая группа (язык)
Значение Греч. Арм. Иран. Др.- инд. Хетт. Тохар.
*khel-/ *khol-“холм”,“возвышенность” κολώνη“холм”κολοφών“вершина” kalmara“гора”
*bhergh-“гора”, “висота” -berj“высота” ав. bæræzant- “высокий”осет. bærzond-“высота, гора”    brhant-“высокий”,“огромный”
*ment-“гора”,“возвышенность”“выступ” авест. mati“предгорье”  

 

*ond-“гора”, “скала” adri-“большая скала”
*Heguor-“вершина” авест. Aγra-“вершина”, “начало” ágra-“вершина”“верх”

Hekur

“вершина горы”

*guer-/ *gurі-“гора”, “горный лес” δειρός “холм”гом. βορέης“северный (горный) ветер” авест. gairi- “гора”    giri- “гора”
*perkuu-/ *peru-“дуб”, “горный лес”, “божество грома, связанное с культом дуба” кафир.Pärun“бог войны” parkati “священное дерево”

Parjànya

“бог грозы”

пандж. pargāi “каменный дуб”

peru peruna“скала”

 

Сокращения: авест., ав. – авестийский, алб. – албанский, арм. – армянский, афган. – афганский, балт. – балтский, болг. – болгарский, брет. – бретонский, вал. – валлийский, галл. – галльский, герм. – германский, гом. – гомеровский, гот. – готский, греч. – (древне)греческий, д.англ. – древнеанглийский, д.-в.-н. – древневерхненемецкий, др.-инд. – древнеиндийский, др.-ирл. – древнеирландский, д.исл. – древнеисландский, и.-е. – индоевропейский, иран. – иранский, ирл. – ирландский, кафир. – кафирский, кельт. – кельтский, лат. – латинский, лит. – литовский, лтш. – латышский, о.-сл. – общеславянский, осет. – осетинский, памир. – памирский, пандж. – панджаби, прус. – (древне)прусский, рус. – русский, с.-хв. – сербско-хорватский, слав. – славянский, тохар. – тохарский, укр. – украинский, хетт. – хеттский, (р.) – родительный падеж.

 

Горы и высоты

Как видим, «горная терминология» представлена словами со значениями: ‘вершина’, ‘возвышенность’, ‘гора’, ‘холм’, ‘горный лес’, ‘горный дуб’. Уже с первого взгляда половина из этих названий вызывает сомнения относительно трактовки их как терминов, указывающих на (высоко)горный характер древнейших мест обитания. Действительно, слова обозначающие высоту, верхушку чего-либо, нечто возвышающееся, выпуклое, в части тех языков и диалектов, носители которых поселились в горном ландшафте, естественно связаны с горами. Но это только указывает на то, что в праязыке были понятия высоты, выпуклости (неровности местности) или верхушки чего-либо (ср. вариации значений *bhergh- и *Heguor-) – дерева, например. Мнение, будто лексемы *bhergh-, *Heguor- изначально обозначали именно горы, возвышающиеся до небес, и их привычный для глаза каждого индоевропейца образ породил абстрактные понятия высоты и вершины [ср. Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 667-669], является не более чем умозрительным предположением. Совсем не обязательно эти понятия изначально были связаны непременно с горами, или, вообще, с особенностями рельефа земной поверхности.

Если мы и примем, вслед за Т.Гамкрелидзе и В.Ивановым, значение ‘холм’ в качестве основного для лексемы *khel-, (которая в ряде языков имеет значение ‘лоб’, ‘голова’, ‘остров’, ‘верхушка’), следует учесть, что холмы и возвышенности известны не только в горных местностях. Следовательно, лексема *khel- в качестве доказательства горного ландшафта прародины никоим образом привлечена быть не может.

Хотя для ряда слов: *guer- / *guri-, *ment-, м. б. *bhergh-, *ond-восстановление первоначального значения ‘гора’ выглядит убедительным, но и они не могут послужить однозначным доказательством горного характера прародины. Ведь далеко не факт, что эти слова обозначали именно горы в нашем нынешнем понимании.

Понятие «гора» может применяться жителями равнинных ландшафтов для обозначения возвышений рельефа, которые не являются горами в современном научно-географическом смысле этого слова [ср. Шафарик, 1848, I, 1: 216]. Например, можно вспомнить место из летописи, где рассказывается об основании Киева: “И сhдяше Кии на горh, кдh нынh увоз Боричевъ, а Щекъ сhдяше на горh, где нынh зовется Щековица…” и т. д. Или: “Бh бо тогда вода текуще возлh горы Киевьския и на Подолh не сhдяхуть людье, но на горh” (Ипат. л.) и т. п. Хотя славянское гора (*gora) продолжает и.-е. *guer-/ *guri-, как известно, «горы», на которых возник и стоит Киев, являются лишь участком возвышенного берега равнинной реки.

Поскольку невозможно установить – перенесли ли жители горных стран названия гор как таковых на равнинные всхолмления или наоборот, сколь бы ни был обширен набор слов со значением ‘гора’ или ‘холм’, они не могут считаться доказательством горного характера прародины. То же самое можно сказать и о семе ‘горный лес’: неизвестно чтó скрывалось под этим названием – действительно лес в горах или покрытый древесной растительностью высокий берег (*bhergh-) водоёма.

 

Горный дуб и повелитель грозы

Сказанное может вызвать впечатление, будто на основе лексики в принципе невозможно обнаружить доказательств размещения индоевропейцев в каком-то определенном виде ландшафта. Но это не совсем так. Доказательством расположения носителей и.-е. «праязыка» в горах могли бы быть термины для каких-то очень специфических реалий горного рельефа и горного климата, особенно названия животных и растений, не встречающихся на равнинах. Поскольку значительная часть носителей индоевропейских языков (греки, армяне, албанцы, хетты, иранцы, отчасти кельты, германцы, индоарии и др.) исторически тесно связана с горными странами и местностями со специфическим горным биотопом, теоретически такая возможность не исключена.

В списке Т.Гамкрелидзе и В.Иванова мы находим лишь одно название, якобы касающееся специфически горной флоры – это лексема *perkuu-, для которой авторы реконструируют значение ‘горный дуб’ [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 614]. Сюда же отнесена форма *peru-, которую авторы считают бессуфиксальным вариантом этой же лексемы с тождественной семантикой.

Значение ‘горный дуб’, точнее – ‘каменный дуб’ или ‘скальный дуб’ подтверждает для этой лексемы только язык панджаби, относящийся к индоарийской языковой группе и распространённый в бассейне среднего Инда и в западных отрогах Гималаев. В латинском и других языках соответствующие рефлексы лексемы имеют значение просто ‘дуб’, в германской и кельтской языковых группах представлено значение ‘горный лес’, ‘лесистые горы’, реже – ‘дубовый лес’. У балтских народов этот же корень воплотился в имени Perkun(a)s – божества грома и неба, культ которого связан с дубом. Родственным Perkunas’у считается славянский Перун – белор. Пярун, польск. Piorun и т. д. (имеющий, однако, основу *peru-), культ которого также связан с дубом и громом [Pokorny, 1958, II: 822]. Ярко выраженный сакральный характер, связанный с небом и грозой, имеют рефлексы основы и в ряде других и.-е. языков [Иванов, Топоров, 1974: 4-30; Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 614-615].

Сложную и запутанную связь понятий ‘небо’ – ‘гроза’ – ‘дуб’ – ‘дубовый лес’ – ‘бог неба, воплотившийся в дубе (или связанный с ним)’ Т.Гамкрелидзе и В.Иванов объясняют следующим образом: “Связь … имени бога грома с названием ‘горного дуба’, ‘дубового леса на горе’, ‘горы’, ‘скалы’ легко объясняется древнейшими представлениями о молнии, поражающей мощные дубы на вершинах гор. Такие представления должны были отражать постоянно наблюдаемые явления в высокогорных районах обитания древних индоевропейских племён” [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 615].

Вполне вероятно, конечно, что эффект попадания молнии в дерево должен был вызывать у наших далёких предков религиозные чувства. Но убедительность предложенного объяснения наталкивается на существенные препятствия: во-первых, молнии попадали не только в дубы, во-вторых, подобное явление могли наблюдать не только жители высокогорных местностей. В пользу последнего свидетельствует, в частности, то, что представления о связи между грозовым небом и дубом наиболее ярко сохранились у балтов и славян – равнинных жителей [Иванов, Топоров, 1974: 6, 12-17].

Как видим, объяснение Т.Гамкрелидзе и В.Иванова выглядит довольно натянутым. Но следует учесть, что вопрос о соотношении основ *peru- / *perkuu- и первичности их значений в целом недостаточно разработан в научной литературе. Некоторые исследователи отделяют этимологию имени Перуна, т. е. персонифицированной грозы (основа *peru-) от названия дуба — основа *perkuu- [Фасмер, т. III: 246-247]. Но даже, если это так, отрицать определенную историческую связь между этими двумя основами трудно, особенно учитывая идейно и функционально почти совпадающих балтского и славянского мифологических персонажей, чьи имена восходят к *perkuu- и *peru- [ср. Иванов, Топоров, 1974: 4-30].

Возможно, здесь следует видеть контаминацию, переосмысление и дальнейшее перераспределение первично разных основ с разными значениями, что произошло вследствие осмысления дуба (*perkuu-), на определенном этапе мифологических представлений, как священного дерева могущественного божества (бога грозы (?) *Рeru-), и атрибутирования дубового леса, как места чествования божества[1].

Мифологическое осмысление дуба как дерева бога грозы могло произойти, на мой взгляд, из-за близости их «мифологического статуса»: дуб у многих народов считался самым мощным и важным деревом, своего рода «царём» мира деревьев и растений[2], так же бог грома (Зевс, Юпитер, Перкунас, Индра) почитался у индоевропейских народов, как самый сильный среди богов, нередко выступая небесным воплощением патриарха, главы рода и вождя.

То обстоятельство, что в ряде германских и кельтских языков основа *perkuu- ‘дуб’, ‘дубовый лес’ стала обозначать лес в горах, легко объясняется тем, что именно возвышенности, в частности покрытые лесом, у многих древних народов становились местами поклонения и отправления культов [Рыбаков, 1983: 285-303]. Поэтому естественно, что в некоторых диалектных группах обозначение священной обители наиболее грозного бога распространилось на покрытые лесом возвышенности и горные массивы. В их ряду наиболее знаменит известный в эпоху поздней античности Герцинский лес – череда средневысоких горных хребтов к северу от Дуная, название которого восходит к пракельтскому *рerkuni- [3].

Как бы ни было, вполне очевидно, что убедительных доказательств употребления основы *perkuu- в качестве обозначения специфически горного растения мы не имеем. Перенос в отдельных языках названия дуба на горные разновидности вполне естественен. Для основы *peru- значение ‘дуб’ или ‘горный дуб’ вообще не засвидетельствовано.

 

Зима и снег

Таким образом, вся совокупность приведенных Т.Гамкрелидзе и В.Ивановым аргументов не даёт оснований для привязки индоевропейской прародины к горному ландшафту.

Конечно само по себе обстоятельство отсутствия в и.-е. словаре специфической горной терминологии не может быть использовано как доказательство расположения и.-е. прародины в равнинных местностях, ведь существенная часть древней ландшафтно-экологической лексики несомненно была утрачена в процессе многочисленных миграций потомков носителей общеиндо­европейского языка.

Но если строгих доказательств пребывания индоевропейцев эпохи «праязыка» в горном ландшафте нет, то как быть с терминами, отображающими холодное время года, указывающими на знакомство со снегом, морозом, льдом? Являются ли они свидетельством в пользу отнесения прародины к умеренной (или субарктической) природной зоне?

Следует, видимо, согласиться с теми авторами, которые считают, что само по себе наличие в и.-е. словаре имен для зимы, снега, мороза и льда не позволяет делать однозначных и прямых выводов о северной атрибуции прародины. Однако наблюдения над семантической вариативностью соответствующих лексем в отдельных языках, как кажется, могут дать более определённые результаты.

В ряде южных и.-е. языков — индоиранских, греческом и армянском общеиндоевропейское слово для зимы (*ĝhiiem-) обозначает также снег: др.-инд. himá, др.-греч. χιών, арм. jiun ‘снег’ [Pokorny, 1958, I: 425-426], памир. вахан. zəm ‘снег’ [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, т. 2: 681]. В то же время в части этих языков выступает и общеиндоевропейское *sneigh-: греческое νιφας, др.-инд. siņeha, т. е. для обозначения снега используются синонимические дублеты.

В чём может быть причина такого перераспределения значений в южных языках? Первичной (общеиндоевропейской) эта ситуация не могла быть — ведь невероятно чтобы во всех северных и.-е. языках, где основы *ĝheim-/*ĝhiiem- и *sneigh — семантически чётко разграничены, одно из древних названий снега стало обозначать холодное время года и только его, а за другим повсеместно закрепилось исключительно первичное значение, т. е. ‘снег’ (ср. таблицу 1). Скорее, как собственно и считается многими исследователями, совпадение значений в южных языках является вторичным и относительно поздним. Т. е. древние греки, армяне и часть ариев стали обозначать снег словом, ранее обозначавшим холодное время года – зиму.

Причина этого семантического сдвига нечасто обсуждается в литературе, но представляется достаточно прозрачной.

Как известно, снег в субтропической зоне, куда входят центральная и южная части Балканского полуострова, Анатолия, Закавказье, Месопотамия и тем более в тропиках, куда относится Северная Индия, выпадает почти исключительно в горах, а на высокогорьях держится круглый год – и зимой, и летом. В низинах же, где зимой становится лишь немного прохладнее, чем летом, но крайне редко температура опускается ниже нуля, осадки обычно бывают в виде дождей. Т. е. оппозиция ‘холодная снежная зима’ – ‘тёплое дождливое лето’ в субтропических странах не столько обусловлено сезонно, сколько зависит от уровня поднятия рельефа в каждой конкретной области. Представляется очевидным, что если носители греческого, армянского и индоиранских языков были автохтонами юга, понятие ‘зимы’, как прохладной и дождливой, но мало связанной со снегом, поры года, не могло быть перенесено на снег, выпадающий и долго лежащий в высокогорных районах, постоянно украшающий вершины высоких гор.

Таким образом, следует, очевидно, полагать, что семантическое смещение ‘зима’ → ‘снег’ было обусловлено тем, что холодный снег в горах явился своего рода олицетворением свойств морозной северной зимы, как бы напоминая о ней тем, кто был с ней ранее знаком. Это обстоятельство служит достаточно убедительным указанием на перемещение предков греков, армян,[4] индоариев а также части иранцев из краёв, где зимнее время сопряжено с морозами и где повсюду выпадает снег, в южные страны, где снег встречается только в горах[5].

 

Map-Climat--IE

Карта климатических поясов и размещение основных индоевропейских языков в раннеисторическое время. А — армянский, Б — балтский, Г — германский, Гр — греческий, Инд — индоарийский, Ир — иранский, К — кельтский, Л -латинский, Пам — памирский ваханский (язык иранской группы), С — славянский, Х — хеттский.

 

Вывод

Итак, мы приходим к заключению, что языковые предки греков, армян, индоариев приходят на свои исторические места обитания с территорий с ярко выраженной и снежной зимней порой, т. е. из областей умеренной зоны. Видимо там же, к северу от субтропической зоны, мы должны искать общий центр распространения носителей индоевропейских языков. Находиться он мог как в областях прилегающих к горным массивам, так и вдали от них.

 

Литература:

 

Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индо­европейцы. — Тбилиси: Изд. Тбил. университета, 1984. Тт. 1-2.

Григорьев С. А. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинск, 1999.

Дьяконов И. М. О прародине носителей индоевропейских диа­лектов // Вестник Древней Истории. 1982. № 3. С. 3 — 30.

Иванов Вяч. Вс., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. — М.: Наука, 1974.

Конча С. В. Проблема прабатьківщини індоєвропейців в історіографії // Архео­ло­гія. – 1998. — № 3. – С. 77 – 90.

Леман В. П. Новое в индоевропеистических исследованиях. Пер. с англ. // Вопросы языкознания. 1991. № 4. С. 18 — 27.

Майрхофер М. Индоевропейская грамматика. Фонетика // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 21. — М.: Прогресс, 1988. С. 122 — 159

Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. (Пер. с франц.) М. — Л.: Гос. Соц. Эконом. изд., 1938.

Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. — К.: Фенікс, 1994.

Порциг В. Членение индоевропейской языковой области. Пер. с нем. (Heidelberg, 1954). — М.: Прогресс, 1964.

Рыбаков Б. Язычество древних славян. – М.: Наука, 1983.

Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: Высшая школа, 1974.

Сафронов В. А. Индоевропейские прародины. — Горький: Волго-вятское книжн. изд-во, 1989.

Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. (Пер. с нем.) — М.: Прогресс, 1980.

Шафарик П.І. Славянскія древности. (Пер. с чешского). — М.: Изд-во Моск. Университета, 1848. Т.1 — 3.

Шрадер О. Сравнительное языкознание и первобытная история (Пер. с нем.). — СПб.: Изд-во А.Бенке., 1886.

Hirt H. Die Indogermanen, ihre Verbreitung, ihre Urheimat und ihre Kultur. Bd. 1-2. Strassburg: Karl J. Trübner, 1905 — 1907.

Kilian L. Zum Ursprung der Indogermanen. Forschungen aus Linguistik, Pràhistorie und Anthropologie. — Bonn: Habelt, 1983.

Mallory J. P. A History of the Indo-European problem // The Journal of Indo-European Studies . Vol. 1., 1973. № 1. P. 21 – 66.

Mann S. E. Die Urheimat der “Indoeuropäer”. Sprachwissenschaftliche Zeugnisse // Die Urheimat der Indogermanen. Hrsg. von Anton Scherer. – Darmstadt: Wisseschaftliche Buchgeselschaft, 1968. S. 224 – 255.

Pictet A. Les origines Indo-Europeennes ou les Aryas primitifs, essae de paleontologie linguistique. Р. I – II. Paris: Joël Cherbuliez, 1859-1863.

Pokorny J. Substratteorie und Urheimat der Indogermanen // Mitteilungen der Anthropologischen Gesellschaft. Bd. 66. Wien, 1936. S. 69 – 91.

Pokorny J. Die Träger der Kultur der Jungsteinzeit und die Indogermanenfrage // Urgeschichte der Schweiz. Hrsg. von Otto Tschumi; Huber & Co., Frauenfeld 1949. S. 689 – 693

Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch. Bd. I-II. Bern- München: Francke Verlag, 1958-1959.

Schmid W.P. Baltische Gewassernamen und das vorgeschichtliche Europa // Indogermanische Forschungen. Bd. 77. H.1. 1972. S. 1-18.

Specht F. Die Ausbreitung der Indogermanen. Berlin: Walter de Gruyter & Co, 1944.

Specht F. Die Ursprung der indogermanischen Declination. – Gottingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1947.

Thime P. Die Heimat der indogermanischen Gemeinsprache // Abhandlung der Akademie der Wissenschaften und Literatur. – Mainz; Wiesbaden, 1953. S. 539 – 613.

 

 

[1] Но возможно также предположение, требующее специального лингвистического обоснования, что *perkuu- является основой прилагательного, производной от основы *peru- “гроза”, “бог грозы”, которое изначально применялось для обозначения места поклонения божеству грома и молнии и других его атрибутов.

[2] Видимо не случайно у славян древнее название дуба заменено табуистичным *dębъ, буквально означающим “дуплистый”, подобно тому, как изменено названиие медведя – наиболее могучего зверя из известных славянам – о.- сл. *medъědъ “медоед” вместо и.-е. *arkto-.

[3] Весьма интересно сохранившееся название нескольких возвышенностей в Литве — Perkunija, где по народным поверьям когда-то жил Перкунас. Название в фонетическом отношении полностью соответствует древнекельтскому названию Hercynia silva (= Άρκυνια ορη) «Герцинский лес».

[4] По мнению В.Порцига [1964: 233] у языковых предков греков и армян это семантическое смещение произошло во времена, когда они пребывали в тесном контакте на севере Балканского полуострова.

[5] В индоарийских языках глагол snih- утратил первоначальное значение «снежить» и приобрел содержание «быть влажным, мягким», что является вполне закономерным учитывая экологические особенности Индии. О том, откуда исторические индоарии вообще имели представление о снеге и морозе красноречиво свидетельствует название гор Гималаи — «снежные», «холодные» (от др.-инд. himá- «снег»).

 

 

[i] Конча С. Екологія індоєвропейської прабатьківщини: сніг узимку, чи сніг у горах? // Вісник Київського університету. Серія: українознавство. – Вип. 6. — 2002. – С. 24 – 29

[ii] Индоевропейские праформы поданы в “традиционной” фонетической реконструкции. Относительно особенностей фонетического оформления в книге Т.Гамкрелидзе – В.Иванова и степени их приемлемости см.: Семереньи, 1980: 158-166; Дьяконов, 1982: 4-9; Майрхофер, 1988.


Похожие статьи

Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд)

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Еще раз о концепции Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике

Статья рассматривает проблему локализации индоевропейской прародины. В настоящее время наиболее системной лингвистической теорией является теория Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова, показывающая происхождение ИЕ с Ближнего Востока. Несмотря на известный скептицизм по этому поводу, она хорошо ложится на археологический материал.

Дилетанская традиция в трактовке происхождения индоевропейцев

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Происхождение индоевропейцев — аргументы и мифы

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Комментариев: 48 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Уважаемый Сергей Викторович,

    большое спасибо за интересную заметку, написанную понятно даже для неспециалиста (например, меня). Но возникает вопрос. Вы перечисляете в таблице несколько значений, которые могли бы указывать на горную локализацию протоиндоевропейцев:  холм, гора, возвышенность, скала, горный лес, горный дуб. Когда я еще не прочитал весь последующий текст, то подумал, что наиболее убедительным горным маркером будет слово «скала» — ведь холмы и дубы есть и на равнинах, но вот скал на равнинах нет.

    Но Вы обстоятельно разбираете сомнительность всех остальных значений, а «скалу» обходите молчанием. Просьба и ее прокомментировать.

     

  • Уважаемый Олег Павлович!
     
    Спасибо за внимание к моей статье и за вопрос. 
    Не знаю, какой индоевропейский корень вы имеете в виду, говоря о семе «скала». В сущности лингвистическая литература необозрима, возможно кем-то выдвинуты новые обоснования в пользу такого значения в индоевропейском. Если у Вас есть такие данные, конкретизируйте, пожалуйста. В предложенной статье я опирался на тот материал, который обобщили Т.Гамкрелидзе и В.Иванов. У них и.-е. слово для скалы предположительно (со ссылкой на статью H.Eichner, 1973) восстанавливается на основании др.-инд. parvata «скала», «гора»и хетт. peru-, peruna- «скала». Насколько мне известно, мало кто из лингвистов приемлет эту возможность, в словаре Ю.Покорного этого слова (индоевропейского корня) нет. Ещё один корень (*pel-),приобретающий значение «скала» в германских, имеет значение «круча», «обрыв» в некоторых других и.-е. языках. На этом основании авторы осторожно ведут речь о возможности отнесения и его к горной терминологии, восстанавливая значение именно «скала» (Гамкрелидзе, Иванов, 1984, с. 744, прим. 2). Но кручи и обрывы, как Вы понимаете, встречаются не только в горной местности.
    Прочие слова, в том и числе и русское (и общеславянское) скала – новообразования. Кстати говоря, непредставленность в общем словаре семы «скала», в отличие, например, от «гора», «берег», «возвышенность», может говорить о том, что с каменистыми местностями индоевропейцы не были тесно связаны (впрочем, настаивать на этом нельзя).
     В отношении того, что скал на равнинах нет, не вполне с Вами согласен. Например, в изобилии и поражающем воображение великолепии их когда-то можно было наблюдать в районе днепровских порогов (и сейчас ещё они кое-где там остались) – никто ведь не скажет, что это горная местность! 
     С. Конча
     

  • P.S.
    Да, выпустил из внимания ещё корень *ond-, приведенный в таблице. Его первоначальное значение не вполне ясно: то ли гора, то ли скала, у Покорного восстанавливается значение «камень». Общеиндоевропейский характер слова вызывает сомнения, так корень представлен только в двух языковых группах.
     

  • По моему любительский уровень. Сразу видно, что в Турции если и бывал автор, то дальше Антальи или др. приморских курортов не выезжал. Между тем Армянское Нагорье(Вост. Анатолия) это не дождливые зимы, а сильные морозы. В Центр. Малой Азии тоже климат вполне сопоставим с климатом Украины или Юж. России. Также следует отметить, что представление о сплошных горах в этом регионе не является реальным. Там скорее плоскогорья, где довольно обширные равнины обрамлены горными поясами, а на этих равнинах климат будет суровее Польши или Юж.Скандинавии, сравнимый с евразийскими степями. Средний уровень этих плоскогорий над уровнем моря 1000-1500 метров. Также можно почитать античные источники Ксенофонта, Плутарха и т.д., которые очень точно повествуют о тех местах, как очень снежных и морозных. И березки там растут не маленькие, лично видел, а лосось может быть форелью, которую и прозвали из-за пятен корнем со значением «пятнистый». Одним словом неубедительная статья.

    • Уважаемый Арепо!
        Весьма признателен Вам за регулярное участие в обсуждении моих заметок. Но всё таки, если Вы настроены вести дальнейшую дискуссию, я бы призвал Вас вести её корректно, избегая передёргиваний и необоснованных приговоров.  
      О берёзах и лососях речь в статье не шла. О наличии снега и мороза на высокогорьях (ну и на плоскогорьях, если хотите) сказано прямо. Если аргументы статьи Вас не убеждают, дайте Ваше объяснение, почему у индоевропейских обитателей юга название зимы становится обозначением снега, а у обитатаелей севера не становится. Если объясните убедительно, вот тогда Вы будете вправе говорить о том, что аргументы автора слабые и статья никуда не годится.
      А так получается, что Вы занимаетесь голословными обвинениями и произвольным навешиванием ярлыков. 

      • Sergij_Kon сказал(а): Уважаемый Арепо!   Весьма признателен Вам за регулярное участие в обсуждении моих заметок. Но всё таки, если Вы настроены вести дальнейшую дискуссию, я бы призвал Вас вести её корректно, избегая передёргиваний и необоснованных приговоров.   О берёзах и лососях речь в статье не шла. О наличии снега и мороза на высокогорьях (ну и на плоскогорьях, если хотите) сказано прямо. Если аргументы статьи Вас не убеждают, дайте Ваше объяснение, почему у индоевропейских обитателей юга название зимы становится обозначением снега, а у обитатаелей севера не становится. Если объясните убедительно, вот тогда Вы будете вправе говорить о том, что аргументы автора слабые и статья никуда не годится. А так получается, что Вы занимаетесь голословными обвинениями и произвольным навешиванием ярлыков

        Необосновано, что Вы любитель, по крайней мере в географии? В области лингвистики не берусь судить, так как не являюсь специалистом, тем более делать «открытия» в сравнительно-историческом языкознании. … вот ссылка со статьей в этимологическом словаре арм. языке Ачаряна по обсуждаемому Вами слову: http://www.nayiri.com/imagedDictionaryBrowser.jsp?dictionaryId=7&pageNumber=1549&nbsp; … о разных версиях этимологии этого слова.

        • Да, в географии я не профессионал. Ни в Армении, ни в глубинах Турции не бывал. Ну так что — эти факты не дают мне права судить о прошлом этих стран? Так можно далеко зайти: если кто не был на Алтае и в Казахстане, не имеет права говорить об истории тюрков, если кто не был в Америке — индейцев не вспоминай… Словом, если хотите возразить — возразите по существу. Никто не застрахован от ошибок и я всегда готов прислушаться к тем, кто на них указывает. Разбирательства же в степени любительства-профессионализма  каждого вряд ли приблизят нас к сути.
          Кстати, Т.Гамкрелидзе и В.Иванов, гипотезу которых Вы пытетесь защищать, безупречны в знании географии? А в Казахстане, пустынями которого они ведут индоевропейцев в Европу, они бывали? Что-то меня берут сомнения. Ведь, глядя на их выводы, можно подумать, что там колосятся хлебные нивы, повсюду цветут вишнёвые сады и гудят пчёлы над пасеками… Как видите, не у одного меня брёвна в глазу.
           За ссылку на Ачаряна спасибо. Но увы, на армянском не читаю (да, да — ещё один аргумент в пользу моего непрофессионализма), и пытался учить, но сложно — времени на всё не хватает. Если у Вас есть русско- (англо-)язычная версия или электронка пригодная к пропуску через транлейтор, то был бы Вам очень благодарен.
           Если нет, то просто спрошу: а что, Ачарян открыл там что-то такое, чего нет в остальных этимологических словарях?  
           

          • Sergij_Kon сказал(а): Да, в географии я не профессионал. Ни в Армении, ни в глубинах Турции не бывал. Ну так что — эти факты не дают мне права судить о прошлом этих стран? Так можно далеко зайти: если кто не был на Алтае и в Казахстане, не имеет права говорить об истории тюрков, если кто не был в Америке — индейцев не вспоминай… Словом, если хотите возразить — возразите по существу. Никто не застрахован от ошибок и я всегда готов прислушаться к тем, кто на них указывает. Разбирательства же в степени любительства-профессионализма  каждого вряд ли приблизят нас к сути. Кстати, Т.Гамкрелидзе и В.Иванов, гипотезу которых Вы пытетесь защищать, безупречны в знании географии? А в Казахстане, пустынями которого они ведут индоевропейцев в Европу, они бывали? Что-то меня берут сомнения. Ведь, глядя на их выводы, можно подумать, что там колосятся хлебные нивы, повсюду цветут вишнёвые сады и гудят пчёлы над пасеками… Как видите, не у одного меня брёвна в глазу.  За ссылку на Ачаряна спасибо. Но увы, на армянском не читаю (да, да — ещё один аргумент в пользу моего непрофессионализма), и пытался учить, но сложно — времени на всё не хватает. Если у Вас есть русско- (англо-)язычная версия или электронка пригодная к пропуску через транлейтор, то был бы Вам очень благодарен.  Если нет, то просто спрошу: а что, Ачарян открыл там что-то такое, чего нет в остальных этимологических словарях?    

            Прежде чем ответить, я хочу уточнить кое что. Я во многом не согласен с выводами Иванова-Гамкрелидзе. Многие их аргументы мне кажутся неубедительными, впрочем убедительных аргументов по данной теме, на мой любительский взгляд, очень мало. 
            По Ачаряну. Он ничего не открывал, он только собирал разную информацию в свой словарь. В основном там данные за 19 век, что вполне понятно по дате издания этого словаря. С этим Ачарян вполне справился. По моему этимологический словарь не должен делать каких либо открытий, задача словаря скорее дать разные версии на этимологию слов, вроде справочника, кто и когда выдвинул такую гипотезу, какие есть другие предположения. По этому критерию его словарь довольно качественный, но всё же устаревший1920-30 г.г. Так как Ачарян учился у Мейе и был членом парижского лингвистического общества, то версии своего учителя он выделял на первое место. Однако как произошел переход дзмер-дзьюн у Мейе упомянуто размыто. Народное мнение объясняло этимологию слова от корня «смерть», время, когда умирает природа. Броссе в 1834 году сравнивал арм. дзмер с др. ИЕ и груз. замтари. Упоминается о старой форме дзмарн и сравнивает его с такой же старой формой амарн(лето), т.е. дзмарн и амарн имеют суффикс в значении сезон. Дзмарн-сезон снега, амарн-сезон лета (ам означало «год» в грабаре). Бопп в 1846 году высказал мнение, что дзмерн произошло от дзьюн(снег)+суффикс схожий с санскр.-rtu»погода»+окончание -рн. т.д. Все они сходятся в том, что корень произошёл от ИЕ корня в значении «зима», также приводится для сравнения абхазские адзынра, адзыйн.
            Если арм. слово «снег» дзьюн произошло от ИЕ корня «зима», а потом снова превратилось в «зиму», и это новообразование сравнивается с лит., слав., латинск., ирл. «зимами», то почему в армянском «снег» выглядит первичней «зимы», доказательством чему дополнение в виде суффикса у «зимы» дзмерн? Слишком напутано. Разве на севере Балканского п-ова, доверяя Порцигу, не бывает снега и зим, что потребовался такой мощный семантический сдвиг? На всём пути от сев. Балкан до Арм. Нагорья снег зимой лежит не только на вершинах горных хребтов, но и вполне себе под ногами. Тут скорее каким то табу более объяснимо, если такой сдвиг имел место, вроде слав. медведя или дуба, о которых говорится в комментариях в вашей статье. Зима вообще мерзкое явление, тем более без парового отопления и скидок в супермаркете, которое внушает тревогу, страх перед грядущим. Вполне возможен запрет на произнесение имени неприятного времени года. По моему более вероятен, чем наблюдение снежных вершин из вечно зеленых низин. Поэтому данное слово не может считаться аргументом в вопросе климата, тем более региона и ландшафта ранних ИЕ. 
            На счёт снега в арм. В греч. есть слово «снежинка» νιφάδα, в арм. ему мог бы соответствовать փաթիլ (phathil)»снежинка», «хлопья шерсти», «хлопок». Правда надо объяснить куда делся начальный n, и откуда взялся суффикс il. У Ачаряна данного слова нет. Здесь тоже нет https://openaccess.leidenuniv.nl/bitstream/handle/1887/12604/Thesis.pdf Хоть и странным выглядит это соответствие, но не страннее δυο-երկու. 
             
            Как то так.
             
             

            • Спасибо, за содержательный ответ. Это очень хорошо, что Вы не будучи (насколько я понял) лингвистом, всё же стараетесь разбираться в языковедческих нюансах, а не отмахиваетесь, подобно уважаемому коллеге С.Григорьеву и многим другим. Вопрос о «вторичном» облике армянского названия зимы, конечно, требует специального рассмотрения и о природе этого явления могут говорить только знатоки языка. В любом случае, нельзя торопиться с выводом о происхождении    jmeṙn отjiun, так как могла иметь место параллельная эволюция корня, восходящего к и.-е. ĝheim- / *ĝhiiōm-. Быть может, ещё на индоевропейском уровне колебания вокализма имели какое-то смыслоразличительное значение (ср. матерал в http://dnghu.org/indoeuropean.html), но сейчас восстановить эти тонкости вряд ли возможно. Для меня кажется очевидным одно: в языках, находящихся в зоне с тёплой зимой (и снежными горами), наблюдаем смещение «зима» >«снег», в языках зоны холодных зим – не наблюдаем. Имеем целый ряд случаев – греческий, армянский, индийский, ваханский –  со сходным результатом. Говорить о том, что инновация имела место в эпоху греко-армяно-арийского единства оснований нет (уже хотя бы потому, что большинство иранских не обнаруживают этого смещения).  Хотя здесь, опять таки, хотелось бы услышать мнение знатоков-языковедов. Мне кажется не исключено, что в отношении армянского и греческого прав В.Порциг, хотя аргументы приводимые армянскими исследователями делают его мнение спорным.  Т. обр., как бы мы не объясняли детали словообразования в каждом отдельном случае, имела место определённая закономерная тенденция, проявляющаяся именно в южных языках. По-моему, наиболее убедительное объяснение заключается в том, что предки армян, греков, ариев, жившие первоначально в местностях, где снег был сезонным явлением, и не наблюдавшие регулярно снежных гор, впоследствии стали часто встречаться со снегом на высокогорьях. Вполне естественно, что они переносили на этот необязательно зимний снег название привычного им снежного сезона, т.е. зимы. Примерно так.

  • Статья блестящая и заслуживает пристального внимания со стороны всех, интересующихся индоевропеистикой и историей праиндоевропейцев. 
    Хотелось бы, однако, спросить ув. автора насчет одной палеолингвистической характеристики, данной в отношении пра-славянского и пра-индоевропейского:
     
    * Широко разветвленные и довольно регулярные рефлексы (названий деревьев) предполагают, что носители общеславянского языка жили в экологической зоне, сходной или идентичной с праиндоевропейской, и что с общеславянского периода носители различных славянских диалектов продолжали по большей части занимать ту же область. (c) Friedrich P. Indoeuropean names of tree. Chicago, 1979 [цитата по Дыбо В. А. Язык — этнос — археологическая культура (Несколько мыслей по поводу индоевропейской проблемы.) // Глобализация — этнизация. Этнокультурные и этноязыковые процессы (Книга I.) — М., 2006]
     
    Учитывая, что на сегодшяшний день пра-родиной славян считается Белоруссия, не может ли быть данное заключение P. Friedrich’a занесено в копилку теории Гимбутас?

  • Ваш «многоуровневый» вопрос, в свою очередь породил у меня ряд вопросов. Начну с конца. 

    Что значит «…занесено в копилку теории Гимбутас»? Какая «копилка» имеется в виду?
    Я что-то не улавливаю связи между мнением о многочисленности общеи.-е. названий деревьев и теорией Гимбутас, предполагающей зарождение и.-е. общности в степной зоне (при том, что П.Фридрих обычно выступал как сторонник М.Гимбутас, но это отдельный большой вопрос).
    Кем именно считается, что прародиной славян является Белоруссия, и на чьи построения Вы в данном случае ссылаетесь?

    В общем, если пока отложить в сторону необходимые уточнения, вопрос я понял так: согласен ли я с тем, что славяне (праславяне) унаследовали индоевропейскую прародину (или её часть)? 
    Отвечу: хотя проблема требует дополнительных разысканий, предварительно можно считать, что в какой-то мере унаследовали.
    Правда, можно ли это проследить только лишь по названиям деревьев – не уверен.     

  • Под копилкой Гимбутас я имел ввиду такие данные в споре о прародине индоевропейцев, которые лучше всего интерпретируются в рамках её концепции. Я предполагал, что такие данные все-таки есть.
     
    Что касается прародины славян, то я ориентируюсь на известного западного исследователя Пола Барфорда, автора книги «The Early Slavs: Culture and Society in Early Medieval Eastern Europe» (Cornell University Press; London: British Museum Press, 2001), которая «combines a thorough knowledge of research in the Slavic-speaking countries with the methodological caution and skepticism derived from his British education», что выгодно отличает её от индивидуалистической работы Ф. Курты. В своей работе П. Барфорд рассматривает в качестве прародины славян — Украину:
     
    * During the early medieval period, the Slavs expanded from their original homeland in the Ukraine to colonize vast areas and to found most of the modern nations in Eastern Europe. (с) http://www.cornellpress.cornell.edu/book/?GCOI=80140100877880
     
    Последний сборник Stratum plus также показывает консенсусную локализацию прародины славян в Украине и/или Белоруссии.
     
    Если эти авторы правы (а они правы) и если прав P. Friedrich, то как кажется — именно в рамках концепции Гимбутас данное сходство между пра-славянами и пра-индоевропейцами интерпретируется лучше всего.

    • Я бы не стал делать таких скоропалительных выводов. Если следовать букве построений именно М.Гимбутас, то индоевройцы должны были переживать период единства в безлесных пространствах между Кавказом, Каспием и Уралом. Оттуда они в виде нескольких волн проникают в Европу, причём разными путями — предки кельтов, италиков, греков через степи и Дунай, предки славян, балтов, германцев — через лесную часть Украины. Где при таком раскладе все они смогли выработать общую разветвлённую терминологию лесных растений — остаётся непонятным. Комплекс древесных названий всегда был аргументом противоположной — лесной (или западной) концепции и.-е. прародины, а М.Гимбутас, как известно, яркая представительница степной (восточной) версии.
      Кроме того, нельзя сказать, что между праславянами и индоевропейцами какое-то особое сходство в этой области. Не хуже и.-е. наследие сохраняют балтские, германские, кельтские языки, неплохо в целом оно сохранилось и у римлян, и у греков.  

      • Все-таки хочу вернуться к гипотезе Гимутас в редакции Энтони (2007). Он, если я не ошибаюсь, делает ставку и на среднестоговую культуру Украины. Что Вы думаете по этому? Украина ведь — лесостепь. Тот же Дыбо в своей работе писал, что по глоттохронологии хеттский отделился от остальных индо-европейских около 5000 до н.э и при этом известно, что со среднестоговой культурой синхронна хвалынская культура и ряд культурных комплексов аналогичного происхождения на Северном Кавказе (см. Васильев И.Б.Хвалынская энеолитическая культура волго-уральской степи и лесостепи: некоторые итоги исследования). Что если индо-европейцы — это среднестоговцы, а хвалынци и ‘кавказцы’ — анатолийцы, тохары и представители неких недошедших до нас диалектов индо-европейского? И в таком случае ведь все неплохо совпадает с тем о чем говорил П. Фридрих.
         
        Может быть у Гимбутас было верное направление, но не верные идентификации?

        • Относительно упомянутой книги Д.Энтони моё мнение такое. Она может быть названа довольно добротным и близким к энциклопедическому обзором истории степных культур (и некоторых их соседей) от финального мезолита до бронзового века. Подобного целостного обзора, насколько мне известно, нет у российских авторов, да и в советское время не было, хотя, казалось бы советским-российским археологам тут и карты в руки. Конечно, обзор сей содержит немало мух в котлетах – но это отдельная тема (а у кого их нет?). В целом же, повторюсь, в археологическом отношении книга может быть признана удачной и исчерпывающей именно как обозрение культурного процесса в степи. В отношении же ценности данного исследования для индоевропеистики (ну помимо того что всё-таки обзор), то он близок к нулевому. Автор слабо разбирается в лингвистических нюансах и, за редким исключением, не использует их. Он не даёт последовательного и убедительного объяснения процессам проникновения  индоевропейских ветвей в исторические места обитания (вернее пытается дать, но нередко попытки напоминают удар разводным гаечным ключом по пульту управления космическим кораблём) – а это принципиальный момент для труда претендующего на новое слово в реконструкции прошлого индоевропейцев. Что касается отождествления индоевропейцев со среднестоговской культурой, то тут пальма первенства должна быть отдана Дж.Мэллори (Mallory J. In Search of the Indo-Europeans. London: Thames and Hudson, 1989)– и то не он первым высказал эту идею, но всё же первым более-менее правдоподобно обыграл данную возможность, согласуя её с глоттохронологией, ретроспекцией и лингвистической палеонтологией. Вот концепция Дж.Мэллори и может быть названа модификацией степной версии прародины на современном уровне и лучших вариантов с тех пор не появлялось. 
          Что касается возможностей отождествления различных степных культур с ранними и.-е. ветвями – при условии, что с-стоговцы и их предшественники мариупольцы были индоевропейцами периода единства – то я бы отослал Вас к книге украинского историка и философа Юрия Павленко: Павленко Ю. В. Передісторія давніх русів у світовому контексті. Київ: Фенікс, 1994.  (она есть в сети, об индоевропейцах на с. 26-90) Несмотря на несколько попсоватое и в то же время амбициозное название (не будем забывать, что текст писался в самом начале 90-х), книга содержит немало интересных идей, в том числе автор пытается местами довольно остроумно соединить схему М.Гимбутас с лингвистическими построениями  Т.Гамкрелидзе-В.Иванова, Иллича-Свитыча – Долгопольского, С.Старостина и другими, широко обсуждаемыми в 1980-х годах. По моему (субъективному) мнению, построения автора —  фантазии чистой воды, но, повторюсь, — остроумно, местами захватывает и очень в духе того, о чём написали Вы в конце Вашего комментария.
           С уваж. С.Конча

          • Довольно интересно, что своим материалом, в часности анализом горной лексики (включая комментарий на статью А. В. Дыбо) Вы бросаете аргументы в копилку скорее восточно-европейской гипотезы, но сами тем не менее относитесь к ней, мягко говоря, с прохладой. 
             
            Мне кажется, в случае с восточно-европейской гипотезой индо-европейской прародины, как и в случае с мейнстримной теорией происхождения жизни — гипотезой РНК-мира, может быть использована одна звучная фраза, которую использовал собственно один из ведущих сторонников гипотезы РНК-мира, назвав её «худшей теорией происхождения жизни, за исключением всех остальных» (см.: http://www.biologydirect.com/content/7/1/23). 
             
            Точно также и восточно-европейская гипотеза ИЕ-прародины. Это худшая теория, за исключением всех остальных т.е. все остальные еще хуже. Чем плоха анатолийская по большому счету понятно. Но и постулирование ИЕ-шности воронковидных кубков, в свою очередь, возвращает нас опять же к тем же проблемам:
             
            * The other problem is the formation of Funnel Beaker culture. Despite its fast expansion, it clearly diffused from south-east to north-west, and not the reverse. Ertebölle culture could have participated as a local substratum in its formation in a rather limited area, but this was not a decisive influence. In essence, Funnel Beaker culture formed on the basis of Linearbandkeramik and the cultures of the Danube zone as well, in particular Lengyel. In this case, these are cultures of the Balkan-Central European circle with more distant roots in Anatolia. This returns us again to the theories about the Balkan and Anatolian origins of the Indo-Europeans. (c) Grigoriev S.A. Ancient Indo-Europeans // Chelyabinsk: Rifei, 2002.
             
            Что остается? Вслед за Звелебилом постулировать, что примитивные северные ИЕ охотники-собиратели навязали свой язык массе продвинутых фермеров (resp. воронковидным кубкам)? Вот это точно не правдободобная модель. Тут вообще масса своих подводных камней, начиная с того, что тогда придеться выдавать все разнообразие северных охотников-собирателей за ИЕ, хотя культуры были различны (Эртебелле, Нарвская). 
             
            Модель Энтони в любом случае может быть поправлена, модифицирована, если верно само направление т.е. локализация ИЕ в Восточной Европе. Вряд ли есть какие-то большие проблемы в том, чтобы заменить его «гаечный ключ», как Вы выразились, на «хирургический скальпель». Кроме того, что конкретно Вы считаете неправильным в теории Энтони? Вот, например, его последняя совместная работа «The Indo-European Homeland from Linguistic and Archaeological Perspectives» с лингвистом Доном Ринджем, где обсуждается вопрос того, как не-ИЕ переходили на ИЕ-язык (доступ к статье свободный):
             
            http://www.annualreviews.org/doi/abs/10.1146/annurev-linguist-030514-124812
             
            Кстати, раз уж Вы упоминули компаративистов, то со своей стороны не могу не сослаться на работу Ранко Матасовича, который обсуждает работу Старостина по северно-кавказским заимствованиям и со своей стороны утверждает о сильном влияние северно-кавказских языков на ИЕ, что по его мнению может рассматриваться в пользу восточно-европейской локализации:
             
            http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1467-968X.2012.01309.x/abstract (бесплатно через http://sci-hub.io/)
            http://mudrac.ffzg.unizg.hr/~rmatasov/Moscow.pdf (на русском старый непроработанный вариант)
             
            * This is not altogether certain; Starostin does not discuss such possible loanwords as the word for ‘mead’ (Lezg. med ‘syrup’, Tindi med ‘beer’, Godoberi medi ‘beverage’), which may be from PIE *med h u- ‘mead’ (Skr. ma ́dhu, Russ. me ̈d, Lith. medu`s, OIr. mid, etc.), or the word for ‘bride, girl’ (PNC *s ́wasa > Chechen sesag, Lezgian s w as, Agul susa-, Kabardian ps ́as ́a ‘girl’), which might be connected with PIE *swes or ‘sister’ (Skr. svasa , Lat. soror, OCS sestra, etc.).
             
            Вообще на сегодняшний день наиболее доказанные связи у ИЕ обнаруживаются с уральскими (причем с огромной вероятностью характеризующее генетическое родство) и с северно-кавказскими, причем Джон Коралуссо даже постулировал сущестовование понтийского праязыка, который был общим для ИЕ и западно-кавказского:
             
            * en.wikipedia.org/wiki/Pontic_languages
            http://johncolarusso.net/pdf/Pontic-horse.pdf
             
            В последнем случае, разумеется, трактовка на уровне генетического родства излишняя, но сильные связи с северно-кавказскими языками признаются многими лингвистами:
             
            Such strong evidence of linguistic contact between the early Indo-Europeans and the linguistic ancestors of the present-day Abkhaz, Adyghe, and Kabardian peoples makes the Pontic steppes to the north of the Caucasus Mountains a more likely candidate for the Indo-European homeland than either the Armenian Highlands or central Anatolia. … Much better documented are the linkages between PIE and Uralic, which also support a more northerly PIE homeland (Ringe 1998; Dolgopolsky 2000: 407; Janhunen 2000, 2001; Kallio 2001; Koivulehto 2001; Salminen 2001; Katz 2003). Morphological and lexical resemblances between the two language families are so numerous and striking that some scholars have proposed an Indo-Uralic macro-family, which would encompass all Indo-European and Uralic languages (e.g. Kortlandt 1995). (c) Asya Pereltsvaig and Martin W. Lewis, The Indo-European controversy: facts and fallacies in historical linguistics. // Cambridge University Press (2015)
             

            • P.S.
               
              Да, кстати, было бы интересно увидеть Вашу критику Мэллори и Павленко, раз именно они взяли за основу украинский вариант восточно-европейской локализации. 
               
              С уважением.

            • непонятно на каких основаниях. Во всяком случае, сказанное мной о горах и снеге никак не доказывает мою приверженность к степной версии.
              Весьма проблематичны и дальнейшие Ваши рассуждения.
              Это худшая теория, за исключением всех остальных т.е. все остальные еще хуже. 
              Вы почти дословно повторяете Дж.П.Мэллори – не знаю случайно ли, нет, но данная точка зрения крайне субъективна, как видно уже из следующего. 
               
              Чем плоха анатолийская по большому счету понятно.
              И чем же?
               
              Но и постулирование ИЕ-шности воронковидных кубков, в свою очередь, возвращает нас опять же к тем же проблемам:
               Почему в отношении генезиса КВК нужно опираться на мнение С.Григорьева? Есть и другие взгляды на данный вопрос. Например, одного из крупнейших исследователей культуры: Jazdzewski K. Pradzieje Europy Srodkowej. Wroclaw, etc.: Ossolineum, 1981.
               
              Что остается? Вслед за Звелебилом постулировать, что примитивные северные ИЕ охотники-собиратели навязали свой язык массе продвинутых фермеров (resp. воронковидным кубкам)?
               Насколько мне известно, Марек Звелебил до конца жизни был приверженцем анатолийской (анатолийско-балканской) прародины, а не наоборот. И полагал как раз, что фермеры навязали язык собирателям.
               
               Вот это точно не правдободобная модель. Тут вообще масса своих подводных камней, начиная с того, что тогда придеться выдавать все разнообразие северных охотников-собирателей за ИЕ, хотя культуры были различны (Эртебелле, Нарвская).
               Не более различны, чем балканские между собой, а степные между собой.
               
              Модель Энтони в любом случае может быть поправлена, модифицирована, если верно само направление т.е. локализация ИЕ в Восточной Европе. Вряд ли есть какие-то большие проблемы в том, чтобы заменить его «гаечный ключ», как Вы выразились, на «хирургический скальпель».
               Таких модификаций (не Энтони, а степной гипотезы вообще) есть немало: это более тонко пытался сделать Н.Мерперт, есть также работы А.Кошко, М.Бухвальдека и других авторов со спорными результатами, но на археологическом уровне сделанные гораздо более тщательно и продуманно, чем это можно наблюдать в книге Д.Энтони. О какой «модели Энтони» вообще идёт речь, мне не вполне ясно – в плане концептуальном он лишь повторил то, о чём говорилось со времён О.Шрадера и Г.Чайлда.
              Так или иначе, убедительных решений до сих пор не было предложено (см. мою статью), а в книге 2007 года Д.Энтони вообще ничего не привёл, кроме свода археологических источников.
                
              Кроме того, что конкретно Вы считаете неправильным в теории Энтони? Вот, например, его последняя совместная работа «The Indo-European Homeland from Linguistic and Archaeological Perspectives» с лингвистом Доном Ринджем, где обсуждается вопрос того, как не-ИЕ переходили на ИЕ-язык
               Обсуждать можно всё что угодно, это совсем не то, что доказать или привести аргументы.
               Об уральских и сев.-кавказских  связях потолкуем на следующем сеансе связи.
              С ув. С.Конча

                • Я признаю, что знал об аналогичном высказывании Меллори из одной рецензии на неё, хотя при написание собственных слов — не держал их в своих мыслях. Можно сказать, что я пришел к тем же выводам.
                   
                  Что касается анатолийской и прочих «южных» гипотез, то они совершенно очевидно не соответствуют наиболее правдободобным палеолингвистическим реконструкциям праиндоевропейской флоры, фауны и климата.
                   
                  Григорьев, как я понимаю, озвучивает мнение мейнстрима в отношении происхождения КВК, а приведенный Вами польский исследователь вполне может быть автохтонистом, если он занимался исследованием КВК у себя в Польше. Ряд исследователей КВК в Германии и Дании тоже в свое время пытались выдать КВК за Эртебелле, поэтому хотелось бы увидеть работы посвежее для обоснования выводов, противоположных тем, что озвучил Григорьев.
                   
                   
                  Что касается северных автохтонных культур, то есть конечно и близость, но есть и исключительная специфика, которая позволяет ставить вопрос об этногенетических связях. Собственно о чем речь, когда Вы сами пишите по поводу построений Л. Зализняка:
                   
                  * К сказанному следует добавить, что с точки зрения речевого развития выглядит сомнительным существование единого языкового (информационного) пространства в пределах огромной области между Рейном и Доном. Существование в этих рамках различных по сути культур (Хойнице-Пеньки в Польше, Ольдеслоэ в Северной Германии, Яниславиця в Литве, Беларуси, Северной Украине), наличие довольно различных вариантов в рамках яниславицькой культуры (Зализняк 2 005, с.84-89) указывает на преобладание дифференциальных процессов в указанном ареале. (с) Сто років української індоєвропеїстики / С.В. Конча // Кам’яна доба України. — 2010. — Вип. 13.
                   
                  Теперь что касается работы Ю.В.Павленко. К сожалению я плохо понимаю украинский, но мне удалось найти Вашу статью «Сто років української індоєвропеїстики», где дано описание его работы. Пропустив текст через гугл-транслейт я получил читаемый текст и могу высказать свое мнение и по поводу работы  Ю.В.Павленко и относительно самой Вашей статьи (см. текст статьи на русском: https://yadi.sk/d/1RIhhstKm6ok7).
                   
                  Во-первых Ю.В.Павленко использует несовместимые гипотезы. Теория бореального языка Андреева не совместима, как я понимаю, с построениями ностратистов. Вот с борейским языком в духе Флеминга или Старостина, она совместима. Что касается самой теории и вообще работы Андреева, то мне она кажется весьма интересной. Бьёрн Коллиндер тоже доказывал генетическое родство индоевропейского, уральского и гипотетического алтайского языков (см.: Хелимский Е. А. Труды В. М. Иллич-Свитыча и развитие ностратических исследований за рубежом). Дж. Гринберг, в свою очередь, отделял дравидийский, семито-хамитский и картвельский от уральского, индоевропейского и гипотетического алтайского, объединяя последних с эскимосо-алеутскими языками. Все это очень интересно, но крайне спекулятивно. Конструктивный элемент этих теорий, однако, прослеживается в том, что они противоположны ностратической теории, которая на сегодняшний день «remains highly controversial among mainstream historical linguists, who tend to view it as, at worst, completely invalid or, at best, inconclusive.» (см.: George Starostin. Nostratic. Oxford Bibliographies — http://www.oxfordbibliographies.com/view/document/obo-9780199772810/obo-9780199772810-0156.xml).
                   
                  У Андреева, правда, есть специфика в том, что он доказывает родство индо-европейского и уральского с тунгусо-манжурскими и такая менее обширная макрокомпаративисткая реконструкция мне кажется более верной. Но в любом случае пока что лингвисты относятся без резкой критики только к индо-уральской теории (см.: Казанцев Д. Е. Истоки финно-угорского родства) и при исторических исследованиях лучше опираться именно на неё. Хотя, опять же, тесные связи последних с языками Северной Евразии весьма возможны (см.: en.wikipedia.org/wiki/Uralo-Siberian_languages), но при этом характер таких связей заслуживает обширных систематических исследований (является ли он генетическим или аллогенетическим). 
                   
                  На гипотезу Андреева, кстати, обратил внимание румынский лингвист С. Палига, который считает, что она поддерживает теорию Гимбутас (см.: N. D. Andreev’s Proto-Boreal Theory and Its Implications in Understanding the Central-East and Southeast European Ethnogenesis: Slavic, Baltic and Thracian — http://www.romanoslavica.ro/revista/eRSL38.pdf).
                   
                  Что касается археологической части теории Павленко, то я вижу там интересные идеи, хотя Ваша критика мне кажется справедливой. В защиту Павленко со своей стороны могу высказать то, что по последним работам Котовой, на которую Вы ссылаетесь, критикуя Павленко, выходит так, что наиболее древние (4600 до н.э.) шнуровые орнаменты встречаются в керамике именно среднестоговой культуры (см.: Котова Н.С. Шнуровая орнаментация керамики степных культур эпохи раннего и среднего энеолита / Kotova N.S. The first “corded” ceramics ornamentation of the Eneolithic steppe and Neolithic forest-steppe cultures). 
                   
                  Поэтому схемы Мэллори и Павленко, при всем том, что они могут быть не правы в многочисленных деталях являются верным в базовом, в расположении индо-европейцев на территории Восточной Европы. Поэтому, честно говоря, не понимаю Вашего гипер-скептицизма. Позиции таких известных и по-видимому близких Вам гипер-скептиков, вроде Рассамакина, Манзуры или Кайзер после работы Дергачева — «О скипетрах, о лошадях, о войне: Этюды в защиту миграционной концепции М. Гимбутас» [2006] представляют на сегодняшний день не более чем чисто историографический интерес. При этом опять же, я не готов подписаться под схемами миграции Дергачева, но аплодирую его критики гипер-скептиков. Это сильная сторона его книги. Мимоходом отмечу, что отличная критика «методов» (именно так в кавычках) Рассамакина представлена и со стороны самой Котовой (см.: Kotova N. Cultural definition of the Middle Eneolithic burial group in the Dnieper and Don interfluves.).
                   
                  Не могу не про-комментировать также один пассаж из Вашей статьи. Так, Вы пишите:
                   
                  * В индоевропеистики первой половины ХХ в. сложилось убеждение, что типологически близкие культуры лесной зоны, обозначенные присутствием остродонной керамики с гребенчатой, накольчатым и ямкоподибною штамповкой, принадлежат протофинно­венгерскому (уральскому) массиву (Телегин 1968 года, с.233; Kilian 1983, s.155, abb.66). (с) Сто років української індоєвропеїстики / С.В. Конча // Кам’яна доба України. — 2010. — Вип. 13.
                   
                  Тут Вы ошибаетесь, поскольку такие взгляды есть и сейчас:
                   
                  * Исходной областью расселения древнейших самодийцев М. Ф. Косарев определяет лесную зону Восточной Европы, откуда носители гребенчато-ямочных орнаментальных традиций в позднем неолите прошли в Зауралье, а в бронзовом веке — еще дальше к востоку, до Нарымского Приобья (1974: 148-158). В. С. Стоколос допускает, что культура гребенчато-ямочной керамики распространялась на восток и северным путем через Приполярный и Полярный Урал (2000: 16). (c) А. В. Головнёва «Кочевники тундры: ненцы и их фольклор.» // Екатеринбург: УрО РАН, 2004
                   
                  * For example, Carpelan and Parpola (2001: 79) associate Proto-Uralic with the archeologic- ally attested Pit-Comb Ware culture found to the west of the Urals. (c) (c) Asya Pereltsvaig and Martin W. Lewis, The Indo-European controversy: facts and fallacies in historical linguistics. // Cambridge University Press (2015)
                   
                  И напоследок только хочу спросить Вас откуда Котова в своей монографии 2002-го года выводила мариупольскую культуру? С какой конкретно территории? И почему Вы не ссылаетесь на работу Телегина 1991-года по данной культуре? 
                   
                  С уважением.

                  • Итак, обо всём по порядку.
                    Вы пишете:
                    Григорьев, как я понимаю, озвучивает мнение мейнстрима в отношении происхождения КВК, а приведенный Вами польский исследователь вполне может быть автохтонистом…
                     Если суть мейнстрима состоит в «перепощивании» информации – непроверенной, ненадёжной и т.п., то лучше уж быть в стороне от такого «мейнстрима». Мне неизвестно, кто лучше и глубже сказал бы об истоках КВК чем Конрад Яжджевский. Как исследователь культуры, он авторитетен не только у себя в Польше, но и в Германии. Я охотно допускаю, что есть новые не менее глубокие работы, содержащие новые доказательства. Мне пока не попадались. Давайте искать, изучать, потом говорить.   
                     
                     Относительно северных культур см. мою статью: Перспективи етногенетичних реконструкцій за кам’яної доби (мате­рі­али індоєвропеїстики) // Кам’яна доба України. – Вип. 5. – Київ, 2004. – С. 191 – 203.
                    Там, правда, штрихпунктирно, но главная суть дана, а главное, есть библиография.
                    Эта статья есть также на русском языке, в сборнике, редактируемом А.А.Клёсовым:
                    Вестник Академии ДНК-генеалогии. [Proceeding of Academy of DNA Genealogy]. – Boston-Moskow-Tsukuba, 2012. – Vol. 5. — № 5. – May, 2012 – С. 524-552. (Там же и моя полемика с Анатолием Алексеевичем, быть может, Вам будет интересно).
                     
                     Что касается построений Н.Андреева в области «раннеиндоевропейского праязыка», то большинство лингвистов считает их ненадёжными в методологическом отношении. У меня (хоть я и не специалист) тоже сложилось такое впечатление.
                     
                     Я не думаю, что и.-е. – северокавказские и и.-е. – финноугорские языковые связи могут жёстко детерминировать положение индоевропейского языка в Восточной Европе. Ни Центральная, ни Северная Европа не могут исключаться.
                     
                     Мне, конечно, известно, что и сейчас многие авторы отождествляют культуры круга гребенчато-ямочной керамики с финно-угорским этноязыковым массивом. Если я писал, что это мнение сложилось в первой половине ХХ в., то я не имел ввиду, что тогда же и исчерпалось. Так что я здесь нигде не ошибся. Но при этом вовсе не обязательно считать, что всюду, где есть гребёнка в орнаменте, нужно видеть финно-угра, или, по крайней мере, неиндоевропейца.
                     
                     Н.С.Котова не углублялась в упоминаемой монографии в вопросы происхождения культур, акцентируя главное внимание на проблемах производящего хозяйства и хронологии. Но в целом, она всегда отстаивает точку зрения, согласно которой доминирующими в сложении мариупольской (в частности азово-днепровской культуры) были импульсы, которые шли со стороны Кавказа, Нижнего Дона, Южного Приуралья.
                    Д.Телегин, хотя тоже не исключал влияний с востока, определяющим счтиал днепро-донецкий ингридиент и влияния с севера и запада.
                     Если под работой 1991 года Вы имеете в виду: Телегин Д.Я. Неолитические могильники марипольского типа, то я её использовал в других своих работах, а в «100 лет индоевропеистики» её просто незачем было упоминать.     

                    • Ув. Сергей, я бы хотел перевести обсуждение в конструктивное русло. Конечно, мне не состовляет большого труда поднять соответствующую литературу по обсуждаемым культурам, но поскольку с самого начала нашего разговора я вел речь о фактах, которые лучше всего интерпретируются в рамках той или иной версии локализации индо-европейской прародины, то я не считаю нужным доказывать Вам слабость утверждаемых Вами положений. Лучше вести речь именно о том в рамках какой версии все интерпретируется лучше всего и такой я вижу только украинский вариант восточно-европейской локализации индо-европейской прародины.
                       
                      С КВК, как минимум, на сегодня все спорно и неоднозначно, даже если не ставить под сомнение позицию К. Яжджевского. Что касается Вашей сентенции о том, что «он авторитетен не только у себя в Польше, но и в Германии», то это представляется Вашей личной точкой зрения, поскольку для обоснования такого вывода хотелось бы увидеть мнение прочих ученых, занившихся исследованием КВК.
                       
                      Теперь, что касается Андреева. На сегодняшний день не имеется критики его макрокомпаративисткой реконструкции (я имею ввиду именно научную аргументированную критику). Я знаю только о критике предложенных им этимологий лексем ИЕ-слов (В. Нерознак). Но это собственно вторичная, побочная часть работы Андреева и к основной макрокомпаративисткой части она имеет косвенное отношение. Поэтому от такой критики, макрокомпаративисткая реконструкция никак не страдает. Более того, тут я с В. Нерознаком — согласен. Тем не менее, на работу Андреева положительно ссылался О. Трубачев, который считал, что Андрееву удалось показать ранеее ИЕ-состояние. В своем томе «Прусского словаря» работу Андреева в списках литературы упоминал В. Топоров. Непосредственно бореальную теорию положительно оценивал румынский лингвист С. Палига. Сам Андреев, к слову говоря, вовсе не какой-то там замшелый лингвист, на его статью по индо-европейской фонологии ссылаются в «The Oxford Handbook of Historical Phonology» (Patrick Honeybone, Joseph Salmons (ed.) // Oxford University Press, 2015). Сама бореальная теория, как я подчеркнул, близка с макрокомпаративистким работам Б. Коллиндера и Дж. Гринберга. 
                       
                      Далее, нет никаких сомнений в том, что жесткой привязки не может быть, однако основной вопрос в том, какая теория интерпретирует эти данные лучше всего и тут первым кандидатом несомнено является восточно-европейская локализация. Вы с этим согласны?
                       
                      Теперь, что касается позиции Котовой. Её точка зрения уже была раскритикована в научной литературе:
                       
                      * На наш взгляд, трудно согласиться с мнением Н. С. Котовой (2002. С. 26 и сл.) об однокультурности этих слоев Ракушечного Яра и известного Мариупольского могильника (Макаренко, 1933), отнесения их к единой нижнедонской культуре. … Различия между комплексами Мариупольского могильника и энеолитических слоев Ракушечного Яра весьма заметны и объясняются, очевидно, различной культурной атрибуцией — отношением могильников мариупольского типа к днепро-донецкой культурной общности (Телегин, 1991. С. 40). (c) Т. Д. Белановская, В.И. Тимофеев (Санкт-Петербург) Многослойное поселение Ракушечный Яр (Нижнее Подонье) и проблемы неолитизации Восточной Европы // Неолит — энеолит Юга и неолит Севера Восточной Европы (новые материалы, исследования, проблемы неолитизации регионов). — СПб: ИИМК РАН, 2003
                       
                      См. также:
                       
                      * Мамонов А.Е. Об «елшанских» комплексах за пределами ареала елшанской культуры. // Археологические памятники Оренбуржья. Вып. 8. Оренбург, 2007.
                      * Андреев К. М. К вопросу об ареале елшанской культуры (на основе анализа керамических комплексов) // Археология Восточноевропейской лесостепи. Пенза: ПГПУ, 2013. Вып. 3.
                      * Ластовский А. А. О культурном статусе керамики елшанского типа // Вопросы археологии Поволжья. Самара, 2006. Вып. 4.
                       
                      Вашу статью «Перспективи етногенетичних реконструкцій за кам’яної доби (мате­рі­али індоєвропеїстики)» я читал и хотел бы обратить Ваше внимание на данную информацию:
                       
                      * В настоящее время материалы усть-камской культуры привлекли внимание исследователей, занимающихся проблемами финального палеолита центральной части Восточной Европы, в частности А. Н. Сорокина. Нам, при изучении проблем культуры древнего населения финального палеолита Волго-Камья, наиболее импонируют взгляды этого исследователя на историко-культурную ситуацию в ареале Восточно-Европейской равнины в конце позднеледникового периода. По его определению «сходство иеневских и усть-камских материалов столь существенна, что следует говорить, вероятно, о большей их близости, чем просто традиционная “единая генетическая подоснова”». (Сорокин, 2006. С. 71) Иеневская и усть-камская культуры, как и другие культурные образования Восточной Европы периода позднеледниковья, по А.Н. Сорокину, могут составлять «единую историко-культурную общность, которая вместе со скандинавскими культурами фосна и комса входит в постаренсбургскую общность» (Сорокин, 2006. С. 71). В этой связи памятники заключительного периода позднеледниковья Пермского Приуралья, наиболее близкие к усть-камским, в материалах, которых явно проявляются черты памятников финального палеолита центральных областей Восточной Европы (отдельные наконечники стрел свидерского и аренсбургского облика, серия унифасиальных топоров и тесел с перехватом) в культурном плане явно будут тяготеть к конструируемой постаренбургской общности. (c) Мельничук А.Ф. Финальный палеолит Пермского Приуралья

  • Кроме работ Гамкрелидзе и Иванова есть работы О.Широкова по армянскому языку, подтверждающие их гипотезу. Кроме того, есть работы В.Дыбо, А.Дыбо и др. Например, вот эта http://philology.ru/linguistics1/dybo-06.htm указывающих на природную среду, в которой сформировался индоевропейский язык. Можно также почитать мою статью  https://www.researchgate.net/publication/273452916_____ Поэтому все доводы авторов, пытающихся вывести индоевропейцев из степей безосновательны. Здесь вопрос, скорее всего, психологии: этим авторам почему-то хочется видеть своих языковых предков грозными, воинственными степняками-кочевниками, а не мирными земледельцами. Хотя история показывает, что земледельцев нельзя считать мирными — порою они воевали даже больше, чем степняки и зачастую подчиняли их себе.

    • Многое можно было сказать Вам по этому поводу, уважаемый Рахметолла, но прежде чем углубляться в детали, хочу задать несколько вопросов:

      Так всё же, как Вы считаете, мирными были земледельцы прошлого, или не мирными?
      А индоевропейцев Вам хотелось бы видеть грозными или мирными?
      Если попытки вывести индоевропейцев из степей безосновательны, то что, по-Вашему, является железным основанием выводить их откуда-то ещё?
      Категоричность Ваших формулировок следует понимать как претензию к моей статье, или как упрёк тем, кто строит безосновательные гипотезы?

       Заранее благодарен за ответы по существу.
       

  • Sergij_Kon. Что вы понимаете ответами по существу? Я вроде бы все по существу сказал. Есть работы лингвистов Гамкрелидзе и Иванова, О.Широкова, Климова, В.Дыбо и А.Дыбо и др. Есть работы антропологов Казарницкого и Худавердян, археологов Мимохода, Сарианиди, Григорьева и др., российских генетиков, которые указывают на автохтонность армян и хеттов, на горную прародину индоевропейцев и движение населения из Закавказья, с территории куро-аракса, в Калмыкию, в Европу и другие регионы Евразии. Прочитайте мою статью
     

    • А я приведу Вам десять-двадцать имён обосновывающих пришлый характер хеттов и армян и ещё десять-двадцать полагающих индоевропейцев автохтонами Балкан, Причерноморья и т. д. И что дальше? 
      Аргументы о горном характере как раз и разбираются в статье. У Вас есть другие? Приведите. Вас не устраивают аргументы статьи? Возразите! О чём мы беседуем, вообще не понятно.
      Вашу статью мой компьютер что-то не может распаковать. Есть ли у Вас какой-то другой формат? Если найдётся, прочитаю с удовольствием.
       

    • Уважаемый Рахметолла!
      Коль уж вы так настоятельно рекомендовали мне Вашу статью, я предпринял разбор её, как мне показалось, наиболее ключевых моментов. Вот, что из этого получилось. (Цитаты из статьи выделены жирным). 
       
      Разработано множество гипотез по этой теме, из которых гипотеза Т.В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова о переднеазиатской прародине индоевропейцев является наиболее обоснованной.
      О том, насколько она действительно обоснована, я написал в своей статье «Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд)» (см. на Генофонд.рф). Если Вы хотите мне возразить, возражайте аргументами, а не просто ссылкой.
       
      Лингвисты давно отметили отдельные индоевропейско-семитские схождения типа индоевропейского *tauro- «(дикий) бык ~ семитского *tawr- «бык» и высказали идею о возможной смежности индоевропейской и семитской прародины.
      Об этих схождениях см. подробно статью И.Дьяконова во ВДИ, 1982, № 3. Автор, будучи специалистом по семитским языкам, отвергает большинство сопоставлений. Но даже, если мы допустим, что где-то он не прав, следует обратить внимание, что большинство соответствий это термины культуры, которые могли относительно легко заимствоваться, нередко распространяясь от племени к племени на довольно большие расстояния (эффект т. назв. «миграционной» лексики). Аргументом против непосредственного соседства индоевропейцев с семитами является отсутствие (или крайняя немногочисленность) в семитском надёжных и достаточно древних индоевропейских проникновений (см. об этом также подробнее в моей статье и в её обсуждении).
       
      По мнению Л.Л.Гайдученко появление комолого скота на рубеже III– II тыс. до н.э. в степной зоне Южного Урала и Казахстана, связано с импортом комолых форм из областей переднеазиатского очага производящего хозяйства.
      Свидетельств культурных влияний Передней Азии на северные и северо-западные регионы в III и II тыс. до н.э. есть немало, но это именно культурные влияния, о том, что они связаны с этническими перемещениями и распространением языков нужно ещё доказать, а пока доказательств нет.
       
      Как известно, происхождение балтов большинством исследователей выводится из культур шнуровой керамики и боевых топоров, а А.Я. Брюсов  происхождение всех «культур боевых топоров» связывал с катакомбной культурой.
       А.Я.Брюсов действительно высказывал осторожно такое предположение ещё в начале 1950-х годов, но уже более как полстолетия оно оставлено наукой и к нему более не возвращались. 
       
      Индоевропейские заимствования обнаружены также в языках древней Передней Азии — эламском, хуррито-урартском…
       Это может быть объяснено тем, что индоевропейцы проникали  в Переднюю Азию в III и II тыс. до н.э.
       
      Вяч. Вс. Иванов считает, что металлургия железа и название этого металла позаимствованы индоевропейцами у хаттов.
       Если и так, то в пользу ближневосточной локализации индоевропейцев это не свидетельствует, поскольку металлургия железа распространяется  в I тыс. до н.э., когда индоевропейцы уже хорошо засвидетельствованы в Европе. Зато данный пример является хорошей иллюстрацией существования в древности «мигрирующей» культурной лексики. 
       
      Почитание льва хеттами, признание его одним из важнейших символов царской власти также, по-видимому, заимствовано у хаттов.
       И это яркое подтверждение пришлого характера хеттов в Передней Азии. 
       
      Заимствования из северокавказских языков обнаружены в хеттском и греческом языках…
       …что может говорить об ассимиляции групп населения, близких по языку к северокавказцам, предками хеттов и греков в исторических местах их обитания.
       
       Более того, существуют гипотезы, согласно которым индоевропейский язык является «производным» от переднеазиатских языков. Так, по мнению Ф. Кортланда, праиндоевропейский язык – это урало-алтайский язык, изменившийся под влиянием западно-северокавказского (предок абхазо-адыгских) языка. Х.К. Уленбек  и Б.В. Горнунг предполагали, что индоевропейский язык — это результат скрещивания между языком уральско-алтайского типа и языком типа кавказско-семитского.
       Упомянутые авторы ведут речь о грамматическом типе языка, но не о конкретных направлениях языковых связей. Семитский и северокавказские характеризуются некоторыми общими грамматическими чертами (отличающими их, кстати, от индоевропейского), но при этом это совершенно разные и неродственные языки. «Произвести» индоевропейский от «переднеазиатских» нельзя, так как последнее понятие чисто географическое. Н.С.Трубецкой наиболее подробно развивший идею о «скрещенном» — уральско-кавказском характере индоевропейского считал при этом, что индоевропейский формировался на огромном пространстве между Северным и Каспийским морями, но никак не в Закавказье. Не лишним было бы также заметить, что ни Х.Уленбек, ни Б.Горнунг, ни Ф.Кортландт к Передней Азии «прародину» ИЕ не привязывали.
        
      Лингво-историческая и мифологическая основы локализации прародины индоевропейцев в Анатолии и прилегающих районах неплохо излагаются А.М.Харитоновым В частности, он отмечает греко-угаритско-кавказкую мифологическую параллель…Схема, положенная в основу рождения младенца от Земли, напоминает схему рождения ребенка из камня в эпосе о нартах. В.Г. Ардзинба выводит данный мифологический сюжет из хурритского источника
       Приводимые Вами и многочисленные другие мифологические параллели говорят о международных связях в эпоху бронзы и раннего железа, о ближневосточных влияниях на греков, иранцев и т. д. Все эти обстоятельства хорошо известны и в пользу пребывания общих передков индоевропейцев на Ближнем Востоке никоим образом не свидетельствуют.
        
      Изучение эквивалентных антропоцентрических зоонимических фразеологических единиц (ФЕ) индоевропейских языков, в частности,  русского и английского, показывает близкое знакомство предков, как англичан, так  и русских с некоторыми экзотическими, в настоящее время, для этих народов, животными.Так, полностью совпадает у англичан и у русских по семантике и объекту образно-ассоциативного сравнения выражение `as bold as a lion` — `храбрый как лев`…
       Вы серьёзно полагаете, что предки англичан и русских тысячи лет помнили о львах, не имея возможности наблюдать этих животных?
       
      Дж. Маккуин [29] будучи сторонником европейской прародины индоевропейцев тем не менее объективно оценивает, имеющийся у него археологический материал.
       Т.е., по-Вашему, сторонники европейской прародины могут быть априори только необъективны?
       
      Сопоставление вышеназванных выборок (черепов) с западно- и южноевропейскими краниологическими сериями IV–II тысячелетий до н.э. показало, что серии восточно-манычской катакомбной, лолинской и срубной культур находят близкие аналогии в закавказских краниологических сериях и отличаются от западноевропейских. А.Ю. Худавердян  отмечает значительное сходство населения куро-араксской, балановской и фатьяновской культур, относящихся к группе культур боевых топоров и шнуровой керамики и отсутствие  близкого сходства между фатьяновцами и популяциями Западной Европы.
      А.Ю. Худавердян также как и А. А. Казарницкий отмечает  близость носителей Куро-Аракса Армянского нагорья с племенами срубной культуры из Нижнего, Среднего Поволжья и Подонья.
       Науке неизвестно доподлинно, чьими предками стали носители срубной, фатьяновской, балановской, восточно-манычской культур, а вот то, что индоевропейцы в III и II тысячелетиях до н.э.уже находились в Центральной и Европе и стали предками нынешних европейских народов  не вызывает сомнения у подавляющего большинства авторов. Так что приводимые Вами данные свидетельствуют не в пользу Закавказской версии прародины, а против. 
       
      Исходя из данных антропологии расселение индоевропейцев из Закавказья и Передней Азии можно связать с катакомбной и винчанской культурами. Вполне возможно, что так оно и есть, поскольку Т. В. Гамкрелидзе, В. В. Иванов считают, что самое раннее деление индоевропейской общности произошло на анатолийско-тохаро-кельто-италийскую и арийско-греко-балто-славяно-германскую группы диалектов. Поэтому анатолийско-тохаро-кельто-италийская ветвь индоевропейцев может быть связана с населением культуры Винча, а арийско-греко-балто-славяно-германская – катакомбной культуры.
       А не находите ли Вы странным, что анатолийско-тохаро-кельто-италийская ветвь существовала бы в таком случае в V – начале IV тыс. до н. э., а арийско-греко-балто-славяно-германская – в III – начале II? А ведь Т. В. Гамкрелидзе, В. В. Иванов считают их синхронными!
       
       Можно было бы ещё долго продолжать разбор того же качества аргументов, но необходимости в этом я не вижу. Сказанного вполне достаточно, чтобы сделать однозначный вывод о крайней поверхностности и слабости приводимых Вами доводов. Я намеренно не стал касаться вопросов генетики-генеалогии – пусть выскажутся специалисты. Во всем остальном, статья не содержит ничего, что могло бы добавить хоть каплю убедительности гипотезе о происхождении индоевропейцев из Передней Азии (Закавказья).   
       

    • В дополнение к отличному и сжатому обзору Вашей статьи со стороны ув. С. Кончи, добавлю следующее. Во-первых необходимо учитывать существование пара-языков в древности и их миграции, поэтому географическая локализация при обнаружении заимствований может быть принята только в случае наличия не малого количества двухсторонних заимствований, в противном случае привет от пара-языка (пара-семитского, пара-etc). Во-вторых сходные мифологические сюжеты для обоснования связи должны быть в количественном плане не малыми, в противном случае ряд сходных мифологический соответствий может рассматриваться в качестве параллелизма (конвегентной эволюции). С уважением.

  • Комментарий от Анны Владимировны Дыбо:

    Дорогие коллеги! Относительно «горной лексики» у праиндоевропейцев  — в качестве реплики на статью Кончи — могу сослаться на свою статью с ее проработкой (http://www.jolr.ru/) (вроде бы все-таки горная!)

    Language and archeology: some methodological problems. 1. Indo-European and Altaic landscapes
    Язык и археология: некоторые методологические проблемы. 1. Праиндоевропейская и праалтайская ландшафтная терминология
    Anna Dybo (А. В. Дыбо)
    Journal of Language Relationship, № 9, 2013 — p.69-92
    Вопросы языкового родства, № 9, 2013 — стр.69-92

    Статью можно дать в подразделе к данному разделу «Статьи по теме дискуссии» http://генофонд.рф/?page_id=6046

    • Статья Анны Владимировны мне известна. В ней приводится в основном та же горная (или «горная») лексика, которая рассмотривалась и моей в статье, но с прибавлением двух слов: *kaln- «узкий проход», «теснина», и *geHup-/ *gHup-    «пещера». Не углубляясь в вопросы правомерности восстановления терминов на общеиндоевропейском уровне, замечу, что обе пралексемы реконструируются на основании наличия их в славянских языках, где они восходят к общеславянскому (А.Дыбо, 2013, с. 79). Напомню, что большинство исследователей считает прародину славян равнинной, обычно её связывают с заболоченными низменностями между Вислой и Днепром-Десной. Если так, мы получаем яркое свидетельство в пользу наличия понятий теснины и пещеры в «равнинных» языках, а следовательно нет необходимости считать соответстующие термины непременно «горными» (т.е. связанными с горной местностью). В статье я приводил пример с киевскими горами, как они именуются в летописи (и до сих пор) — термином восходящим к и.-е. *guer- / *guor-, хотя в научно-географическом смысле горами не являются. Могу добавить к этому ещё знаменитые киевские пещеры — правда рукотворные, но сам факт их существования говорит о том, что понятие «пещера» известно и на равнинах. (Кстати,  *geHup-/ *gHup- может означать и искусственную пещеру, рытвину, катакомбу).
       Итак, можем сделать вывод, что «горная терминология» является таковой лишь условно — т.е. она говорит о знакомстве с особенностями рельефа, наиболее ярким образом воплощающихся в горной местности, но необязательно только там.
      С уважением, Сергей Конча.

  • Прекрасная статья А. В. Дыбо, возможно, в определенной мере корректирует доводы ув. С. Кончи относительно горной терминологии, но что касается его анализа аспектов индоевропейской лексики, связанных с зимой и снегом, то эти выводы остаются в силе и могут рассматриваться в качестве дополнительного аргумента для отвержения гипотезы Иванова и Гамекерлидзе. 
     
    Индо-европейцы, как я понимаю по ответам полученным в данной теме, находились в лесной и немного горной местности, где систематически была суровая зима и рядом с которой было море или большое озеро. Растительный и животный мир более всего соответствует умеренной полосе Европы (севернее от Средиземного моря). 
     
    В этом плане хотелось бы обратить внимание на палеолингвистическую реконструкцию, предложенную Г. Дечи и Дж. Крюгером в их работе «The Linguistic Identity of Europe» (Bloomington, IN: Eurolingua, 2000. — Transworldidentity research series) и лично Г. Дечи «Neue Aspekte zum Sprachverhaltnis Uralisch-Indogermanisch» (UAJb 52:11-20, 1980):
     
    * Книга Г. Дечи в сотрудничестве с Дж. Крюгером является не только ценным источником для лингвистов, но также историков, этнографов, социологов. … В разделе «Лингвистическое прошлое Европы» показывается, как древние европейцы, говорящие на огромном количестве языков, были поглощены двумя генетическими семьями: индоевропейской и уральской. Однако уральские языки постепенно теряли свой престиж, а индоевропейские получали распространение почти по всей Европе. Обе эти семьи различались значительно по своей лингвистической структуре. Миграция индоевропейцев и уральцев с их первоначальной родины началась в 4-м тысячелетии до н. э. Авторы данного труда считают, что предшественники индоевропейцев проживали в течение долгого времени в районе рек Везера и Одера (т.е. на территории современной Германии). Они должны были представлять довольно тесное единство, иначе было бы трудно объяснить лингвистическую общность, которую показывает индоевропейский протоязык. Приводятся и другие точки зрения на прародину индоевропейцев, но почему-то теория Гамкрелидзе–Иванова [6] осталась, так сказать, за кадром. Что касается прародины уральцев, то до 4000 лет до н. э. они проживали между изгибом Волги и восточными склонами Урала до Обь-Иртышского района. Это как-будто соответствует и последним данным, приводимым Напольских и Верешом [7, 8]. (c) Осипова О. А. Рецензия на книгу: Decsy G., Krueger J. R. The Linguistic Identity of Europe. Eurolingua. Bloomington, Indiana, 2000. P. 1, 2. 507 p. // Вестник томского государственного педагогического университета. — 2004. — Вып. 1 (38): Серия: гуманитарные науки (филология).
     
    Германия, как кажется, подходит идеально. Горы в нижней части, территория лесная, по климату подходит, выше море. И там, что примечательно находилась баальбергская культура, которую разные исследователи рассматривали как в контексте курганной гипотезы М. Гимбутас и также как местную.

  • Господа. Вас не смущает то, что на Балканах и в средней Европе население древних земледельческих культур было, в основном, носителелем Y-гаплогруппы G2 (и частично J и С) (КЛЛК, Старчево-Кёреш и др.). Индоевропейским это население быть не может. Небольшие миграции с этих территорий в Азию были. Следы баденской культуры есть, например, в Триалети. Но, вполне возможно, что это предки абхазо-адыгов, бурушаски и др. Для буришек, например, характерна европейская культура. В тоже время отмечаются мощные миграционные потоки с территории Закавказья (и в целом Передней Азии) в Европу и Азию. На это указывают как археологические, так и антропологические и генетические данные (диссертации Теучеж, Кутуева, работы исследователей из группы Балановского и др.). Для индоевропейского языка характерна развитая скотоводческо-земледельческая лексика, например, то же название комолого скота. В Европе комолый скот впервые появился в Гумельнице. Вполне возможно, что это одна из первых (или первая) индоевропейских культур в Европе. Корни этой культуры сейчас выводят из Передней Азии, примерно с территории куро-аракса (к сожалению не помню, где находится ссылка об этом). Дыбо показывают, что для индоевропейцев были характерны круглые храмы. Круглые храмы были на территории куро-аракса и лишь позже появились в Европе. В группе Молген на Фейсбуке я давал подборку материала по этой проблеме. Исходя только из культурной лексики индоевропейцев нельзя размещать их прародину в Европе. Правы лингвисты, размещающие на Балканах прародину синокавказцев. Я не сторонник синокавказской гипотезы, но учитывая определенные схождения между китайским и нахо-дагестанскими языками использую этот термин. При этом считаю, что китайский язык появился в результате перехода населения, разговаривавшего на малайско-полинезийских языках, на язык родственный современным нахо-дагестанским. Ну это небольшое отступление. Прародина индоевропейцев не может быть в Европе. 
     

  • Я к сожалению более чем полгода не занимался данной проблемой (писал учебное пособие по Управлению инвестиционной деятельностью) и немного отстал от новейших данных. Сейчас буду наверстывать. Ниже приведу данные различных авторов, свидетельствующие против европейской прародины индоевропейцев.

    Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    О.Широков [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения) http://lraber.asj-oa.am/2775/1/1980-5%2880%29.pdf] исследовав связи армянского с другими индоевропейскими языками, включает его в южную древнеиндоевропейскую греко-армяно-арийскую диалектальную область. При этом он отмечает, что наибольший удельный вес в сходной лексике занимают греко-армянскиесоответствия, армяно-арийских и греко-армяно-арийских меньше, но иони составляют значительный и древний пласт лексики. О.Широков также отмечает ареальные контакты этойюжноиндоевропейской диалектальной области (и, в частности, армянского) с хетто-лувийскими (анатолийскими) языками. По его мнению семантика многих  соответствий из этих языков указывает, что этиконтакты должны были происходить в области к югу от Черного моря (ср. например, изоглоссы в названии «льва»), и, возможно,недалеко от бассейна Каспийского моря (ср. армяно-арийское соответствие в названии «лосося»).
    Интересно, что армянскому термину, обозначающему солнце имеется только арийское этимологическое соответствие (др.-инд.), а названия домашних животных в армянском языке имеют наиболее близкие параллели в греческом и в арийских языках. Так, например, греко-армянское название “козы”, возможно, связано с авестийским названием и не имеет параллелей в других индоевропейских языках. Армянскому термину, обозначающему ягнёнка имеется соответствие только в греческом  и арийских (др.-инд.). Армянское название лошади образовано от того же корня, что и древнеиндийское. Армянское название осла восходит к общеиндоевропейскому *екуо-. Название «человека» только в греческом, армянском и арийских имело индоевропейскую внутреннюю форму «смертный». Армянское название „женщины, жены” ближе всего стоит к греческому [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения) http://lraber.asj-oa.am/2775/1/1980-5%2880%29.pdf].
    Кроме лексических соответствий имеются и некоторые фонетические (охватывающие также и анатолийские языки) [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения) http://lraber.asj-oa.am/2775/1/1980-5%2880%29.pdf].
    О.Широков [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения)] провёл также типологические сопоставления армянского с нахско-дагестанскими и с семито-хамитскими языками и пришёл к выводу, во-первых, о древности армянского типа трёх консонантных серий, сохраняющего первоначальное общеиндоевропейское состояние, и, во-вторыхо возможных ареально-типологических контактах общеиндоевропейского праязыка, с одной стороны, с нахско-дагестанскими (и урартским-хурритским) , с другой — с семито-хамитскими языками. Территория этих контактов, по его мнению, могла быть лишь в областях, совпадающих илилежащих вблизи с областями, занимаемыми армянским языком в историческую эпоху, что  говорит об автохтонности армян на занимаемой ими территории.
    О.Широков [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения)] отрицает близкое родство армянского и фригийского языков. По его мнению, фригийский язык родственнен фракийскому и иллирийскому языкам, с которыми, возможно, входил в северо-восточную группу индоевропейских языков, наряду с современными албанским, балтскими и славянскими.
    Область предполагаемой протоармянской прародины и древнейших греко-армяно-арийских контактов в общем должна была совпадать, по мнению О.Широкова,  с теми областями, где вообще впервые засвидетельствовано пребывание индоевропейцев (хеттов и северо-месопотамских «арийцев»), откуда можно предполагать дровнейшие миграции населения и распространение неолитических земледельческо-скотоводческих культур (с чем и было связано распространение древнейших индоевропейских диалектов в Европу и в Среднюю Азию) [Широков О. Место армянского языка среди индоевропейскихи проблема армянской прародины(Автохтонность армян по данным сравнительно-исторического языковедения) http://lraber.asj-oa.am/2775/1/1980-5%2880%29.pdf]. Нужно отметить, что по мнению многих археологов, как советских, так и западных, предки греков пришли в Грецию из Малой Азии.

  • Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Б.А.Куфтин отмечал развитие в Закавказье традиции древнейшей «прохеттской» керамики, «лицевых урн» древнейших слоёв Трои, спиральной орнаментации балкано-эгейского круга, отмечал анатолийско-эгейские аналогии в «подковообразных подставках»[Древний Восток:этнокультурные связи. LXXX // Сборник статей. — М.: Издательство: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука»,1988. 342 с.;Куфтин Б.А. Урартский «колумбарий» у подошвы Арарата и куро-араксский энеолит // Вестник Государственного музея Грузии. Вып.XIII. Тбилиси,1979].  

    Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Касьян А. С. в докладе «Анатолийские лексические изоляты и их ностратические параллели» разработал для отдельных лексем хеттского языка, не имеющих надёжных индоевропейских соответствий, этимологии на основе других ностратических языков. В частности (основываясь на соответствии ностратич. *z — и.­е., А. С. Касьян предложил сопоставление хеттской основы *alwanza- ‘колдовство’ с праалтайск. *zălVbi ‘id.’, хеттск. ekt- ‘сеть’ c прауральск. *śäktV ‘плести’, алтайск. *zakt῾i ‘циновка, подушка’ и ряд других интересных интерпретаций. Четвёртые чтения памяти С. А. Старостина27—28 марта 2009 года под эгидой Института восточных культур и античности РГГУ прошли Четвёртые чтения памяти С. А. Старостина.http://www.jolr.ru/files/%2828%29jlr2009-2%28180-183%29.pdf
     

  • Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Л. И. Куликов [Куликов Л. И. Залоги и залоговые категории в индоарийском и праиндоевропейском: к диахроническо-типологическому портрету глагольной системы ведийского санскрита // Индоевропейское языкознание и классическая филология — XVIII (чтения памяти И. М. Тронского). Материалы Международной конференции, проходившей 23–25 июня 2014 г. / Отв. редактор Н. Н. Казанский. СПб.: Наука, 2014. – C.528-552] отмечает, что с типологической точки зрения, языки с запада индоевропейского ареала, например, германский или греческий, имеют некоторое сходство с такими семьями, как, например, картвельская или египетская. При этом, индоарийские языки обнаруживают больше общих черт с тюркскими или, шире, алтайскими языками  в целом, нежели с типом, засвидетельствованном на западе индоевропейского ареала, в германском или в греческом. Как и в индо-арийском, в тюркском есть продуктивные морфологические валентные деривации, такие как каузатив или реципрок; есть также некоторые основания предполагать наличие в ранние периоды лабильного типа, а также медиального залога. Происхождение этих особенностей и антисинкретического эволюционного типа в целом, по мнению Л. И. Куликова, возможно, обусловлено влиянием агглютинативных субстратных и/или адстратных языков алтайского или дравидского типа [Куликов Л. И. Залоги и залоговые категории в индоарийском и праиндоевропейском: к диахроническо-типологическому портрету глагольной системы ведийского санскрита // Индоевропейское языкознание и классическая филология — XVIII (чтения памяти И. М. Тронского). Материалы Международной конференции, проходившей 23–25 июня 2014 г. / Отв. редактор Н. Н. Казанский. СПб.: Наука, 2014. – C.528-552].
    В связи с этим примечательно  мнение  И.Н.Хлопина, согласно которому  иранизация северных степей происходила с юга Средней Азии в конце III — первых веках II тыс. до н. э. По И. Н. Хлопину, этот процесс сопровождался переходом на указанных степных территориях к производящему хозяйству, распространением там навыков скотоводства, земледелия, металлургии и т.п., ибо ранее на тех же территориях обитали лишь носители неолитических культур с присваивающим типом хозяйства [Хлопин И. Н. Проблемы происхождения культуры степной бронзы // Краткие сообщ. о докл. и полевых исслед. Ин-та археологии АН СССР. 1970. Вып. 122. С. 54—68].

  • Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Русское слово «просо« очень похоже на чеченское, ингушское, бацбийское borc «просо», китайское phre(s) «рис»[Джадан И. Похищение Евразии http://www.russ.ru/pole/Pohischenie-Evrazii], что указвает на возможность заимствования его из северокавказских языков.
    Северокавказские истоки индоевропейских  слов  для обозначения козы: сравните др.-инд. ajas («козел»), аja («коза»), ср.-перс. аzаk, лит. o?ys и западно-кавказское «ачуа», даргинский «эча»[Джадан И. Похищение Евразии http://www.russ.ru/pole/Pohischenie-Evrazii].
    Индоевропейское обозначение действия «орати» (пахать) сходно с чечено-ингушским — «aru», лакским — «ar» (ровное место, равнина). Таким образом, «орати» могло означать в терминологии подсечно-огневого земледелия «выравнивать для засевания зерновыми культурами» [Джадан И. Похищение Евразии http://www.russ.ru/pole/Pohischenie-Evrazii].
    Большой интерес представляет происхождение русского названия женского полового органа, которое теперь сохранилось лишь в обсценной лексике. В северокавказских языках существуют по крайней мере два близких между собой корня, которые могли бы претендовать на роль первоисточника и составной части одного из самых популярных русских матерных слов. Приведем названия женских гениталий в некоторых северокавказских языках: нахские — butu, аварские — buta, лакский и даргинский — puti. Теперь сравним с соответствующими терминами в некоторых европейских языках: англ. — pussy (влагалище), португальский — puta (проститутка, путанка) [Джадан И. Похищение Евразии http://www.russ.ru/pole/Pohischenie-Evrazii]. Сходно звучит  этот термин и в иврите «pot» (женские гениталии). Однако только в балто-славянских языках сохранилась связь  слова , обозначающего женские гениталии, с другим близким корнем из северо-кавказских языков, обозначающем женщину: бацбийский — pst?u (жена), pst?ujno (женщина), протонахская реконструкция — pst?uw, адыгейский, кабардинский — bze. Интересно, что корень pot, обозначающий женские гениталии, присутствует в языках Burmese — cauk-pat (вагина), бурушаски — bot (женские гениталии), относимых к сино-кавказским [Джадан И. Похищение Евразии http://www.russ.ru/pole/Pohischenie-Evrazii]

  • Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Г.А.Климовутверждает «Накопленный научной традицией материал свидетельствует о том, что картвельская языковая общность с древнейшей поры находилась в соприкосновении с ареалом распространения индоевропейской речи» [Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. — М., 1994. –249с.]. При этом «При общей формальной и семантической сопоставимости …картвельских архетипов с их предполагаемыми антецедентами они обычно не обнаруживают сколько-нибудь особой близости к материалу, представленному в какой-либо конкретной ветви индоевропейских языков. Скорее они сближаются с достаточно архаичным обликом соответствующего индоевропейского материала, как он реконструируется в этимологических исследованиях…..Лишь в двух случаях, по-видимому, имеются основания усматривать определенную близость картвельских форм к фактам отдельных ветвей индоевропейских языков (с одной стороны, это глагольная основа *lag- : lg- ʽкласть, сажать (растения), прикреплятьʼ, тяготеющая к индоарийскому источнику, с другой – субстантив *ūɤ- ʽярмо, игоʼ, тяготеющий к иранскому» [Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. — М., 1994. –249с.].
    К периоду после распада картвельской общности относится скотоводческая лексика, в частности, грузинско-занские лексемы, *dola- ʽбезрогийʼ, *werȝ ʽсамец, баранʼ, *tel- ʽпоросенок (молочный)ʼ,  *polo ʽкопыто (непарное)ʼ, *kursḷ- ʽпята живоногоʼ, *ɤor- ʽсвиньяʼ, а также, возможно, *ɤoɤo- ʽтеленок буйволаʼ. Далее к этому разряду принадлежат две глагольные основы, передающие разновидности звуковоспроизведений домашних животных — *pruṭ- : pṛṭw- ʽфыркать (о лошади)ʼ и *ɤru(n)ṭ- ʽхрюкатьʼ, явно выпадающие из соответствующей ареальной нормы подобных образований, господствующей в других автохтонных языках Кавказа, и находящие свои прямые аналогии в индоевропейском корнеслове. Есть две глагольные основы, отражающие практику переработки первичной сельскохозяйственной продукции у древних картвелов — *dɤweb-ʽсбивать маслоʼ и *ɤerɤ- ʽмолоть (грубо, крупно)ʼ [Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. — М., 1994. –249с.].
    В связи с наличием грузино-занского индоевропеизма, связанного с лошадью, большой интерес представляет то, что кости лошади были обнаружены в энеолитических слоях в Арухло I и Цопи. Единичность находок, говорит об охоте на диких лошадей. В то же время в позднеэнеолитическом посёлке Аликемек-тепеси IV тысячелетия до н.э. кости лошадей составляли 7,5% фаунистических остатков и принадлежали двум породам. Резкое увеличение числа останков лошади и наличие двух её пород позволяет предполагать наличие здесь одомашненных лошадей [Шнирельман В.А. Возникновение производящего хозяйства: Проблема первичных и вторичных очагов. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. 1989. – 444с.].
    Ещё более информативным является наличие в грузинско-занских языках индоевропеизма, обозначающего комолый скот. По Г.А.Климову картвельские обозначения безрогого скота обнаруживают далеко идущую формальную и семантическую близость к «диалектному» индоевропейскому материалу, представленному такими балтийскими формами, как литовское duōlas ʽбезрогийʼ (ср. также duōlis, -e ʽбезрогий бык, короваʼ) и латышское duōļš ʽбезрогийʼ  (ср. соответственно duōlis, -e) [Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. — М., 1994. –249с.]. Как известно, происхождение балтов большинством исследователей выводится из культур шнуровой керамики и боевых топоров, а А.Я. Брюсов [Загорульский Э.М. Среднеднепровская культура на Беларуси. — Архитектура Беларуси — БГУ, 2001] происхождение всех «культур боевых топоров» связывал с катакомбной культурой.
    В связи с этим важно, что на Кавказе комолый скот впервые обнаружен в энеолитической культуре Очемчири. По мнению Б.Б.Пиотровского очемчирский энеолитический слой можно связать с целым рядом памятников древней Колхиды и, в частности, с нижними слоями холмов Анаклии и Наохваму [Пиотровский Б.Б. Поселения медного века в Армении // Советская археология. XI. 1949. — С.171-184].
    В Предкавказье комолый скот обнаружен также у катакомбников Северо-Западного Предкавказья (кости комолого скота обнаружены в западноманычском жертвенном комплексе из I Балабинского могильника на левобережье  р. Сал) [Каменецкий И.С. Большая катакомба Балабинского I могильника / Проблемы археологии Евразии. М. 2002] и возможно у катакомбников Северо-Восточного Предкавказья[Андреева М.В. Традиции и новации в погребальном обряде катакомбных племен Северо-Восточного Предкавказья // КСИА. Вып. 223. – 2009. — С.101-115].
    Комолый скот был в Греции [Автолик, дед Одиссея, один из величайших хитрецов Древней Греции Источник: http://drevniebogi.ru/avtolik-ded-odisseya-odin-iz-velichayshih-hitretsov-drevney-gretsii/#ixzz3AvWDtHj0], в Египте [Зайцев А., Лаптева В., Порьяз А. Мировая культура: Шумерское царство. Вавилон и Ассирия. Древний Египет. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000].
    Комолым был также скот у населения культуры Гумельница [Цалкин В.И. Древнее животноводство племен Восточной Европы и Средней Азии. М. Наука, 1966; Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.]. По мнению В.И.Цалкина [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.] население  культуры  Гумельница  уже  было  знакомо  с  кастрацией  быков и, следовательно, в конце IV тыс. до н.э. скот использовался не только в пищу,  но также и как рабочее или транспортное средство. При этом, комолый скот Гумельницы резко отличается от более крупного и не обнаруживающего признаков комолости скота, разводившегося населением культур линейно-ленточной керамики, Боян и раннего Триполья. В незначительном количестве комолый скот отмечен на поселениях культуры воронковидных кубков (КВК). Основная же масса крупного рогатого скота КВК  близка скоту, распространённому в Восточной Европе в позднем бронзовом веке [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.]. Известен комолый скот также из раскопок поселения позднего Триполья [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.].
    Комолый скот есть в культуре ноа (1250-1000 гг. до н.э., Румыния. Молдова, запад Украины) [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.],
    Скот этого типа был у срубников [Петренко А.Г. Древнее и средневековое животноводство Среднего Поволжья и Приуралья. М., 1984; Цалкин В.И. Домашние животные Восточной Европы в эпоху поздней бронзы //БМОИП, биология. Т.77 (1). 1972; Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.]. Есть комолый скот у населения терсекской культуры в Тургайском прогибе [Калиева С.С., Логвин В.Н. К проблеме истоков кочевничества в азиатских степях // Археология, этнография и антропология Евразии. –2011, 3 (47). — С.85-93],  у населения елунинской культуры в Восточном Казахcтане, в абашевской  (на р. Тобол) [Сальников К.В. Очерки древней истории Южного Урала. М.: Наука, 1967. 408 с. — С. 18-22; Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.] и андроновской культурах [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.], а также в Синташте-Аркаиме. При этом в Синташте-Аркаиме крупный рогатый скот в основном был комолым, с преобладанием быков и волов. Интересно, что козы этой культуры  относились к  типу prisca [Плешаков А.А., Захаров С.В. Основные этапы развития скотоводства и земледелия на территории Казахстана в эпоху бронзы], родиной которого считаются Карпаты.
    По мнению Л.Л.Гайдученко появление комолого скота на рубеже III– II тыс. до н.э. в степной зоне Южного Урала и Казахстана, связано с импортом комолых форм из областей переднеазиатского очага производящего хозяйства  [Гайдученко Л.Л. Некоторые биологические характеристики животных и жертвенных комплексов кургана 25 Большекараганского могильника // Аркаим: некрополь (по материалам 25 Большекараганского могильника). Кн.I. — Челябинск: Южно-Уральское книжное изд-во, 2002. — С. 173–189] и обусловлено, по-видимому, тем, что приведённый пришельцами комолый скот обладал важнейшим отличительным признаком – был более молокопродуктивным [Гайдученко Л.Л. // Зданович Д.Г. и др. Аркаим: некрополь (по материалам кургана 25 Большекараганского могильника). Кн. 1 / Сост. Д.Г.Зданович. – Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 2002. – 216 с.].
    В раннем железном век  крупный рогатый скот Северного Причерноморья был преимущественно комолым и охватывал в скифское время всю лесостепную зону Восточной Европы [Цалкин В. И. Древнейшие домашние животные Восточной Европы. М.: Наука, 1970, 280 с.].
    Комолый скот обнаружен в финно-угорских могильниках I тыс. н.э. в Прикамье [Петренко А. Г. Костные остатки животных в погребальном обряде финно-угорских могильников 1 тыс. н. э. в Прикамье как этнографический признак. Тюрко-татарский мир Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru/institut/arheolog/publ/4/]. Этот скот по типу близок крупному рогатому скоту, разводившемуся в XIX в. в северных губерниях России [Петренко А. Г. Костные остатки животных в погребальном обряде финно-угорских могильников 1 тыс. н. э. в Прикамье как этнографический признак. Тюрко-татарский мир Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru/institut/arheolog/publ/4/]. В настоящее время комолый скот распространён в Великобритании, в Скандинавии, у финно-угорских народов: у вепсов [информационный центр «Финноугория» Занятия и промыслыhttp://www.finnougoria.ru/community/folk/detail.php?ELEMENT_ID=2134], коми-пермяков [Сельское хозяйство коми-пермяков. Промыслы и домашнее производствоЭтнография — Народы Европейской части СССР http://lib7.com/cccp/614-selskoe-hoz-komi-permjak.html], в Карелии и Восточной Финляндии [],
     
    Г.А.Климов категорически отрицает возможность попадания древнеиндоевропейских и индоарийских заимствований в картвельский язык с севера. «Высказывавшаяся в прошлом гипотеза о возможности проникновения картвельских индоевропеизмов с севера не поддерживается ни собственно лингвистическими данными, ни известными современной науке экстралингвистическими свидетельствами. С точки зрения определения вероятной зоны соприкосновения обеих языковых семей в глубоком прошлом существенны, в частности, три следующих обстоятельства лингвистического порядка. С одной стороны, обращает на себя внимание высокий удельный вес индоевропеизмов в сфере так называемой колхидской лексики. С другой стороны, еще более показательным является заметный индоевропейский компонент в лексике виноградарства и виноделия, которая могла проникнуть в Закавказье только с юга (ср. картв. *ɤwino- ‘вино’, *wenaq- ‘виноградная лоза’, *guda- ‘бурдюк’, *çķend- : çķņd- ‘осаждать(ся), фильтроваться)’). С третьей стороны, заслуживает внимание и то обстоятельство, что наименьшее число древних индоевропеизмов характеризует сванский язык, занимающий крайнюю северную периферию картвельской языковой области (едва ли случайно, что сванский разделяет с остальными картвельскими прежде всего их наиболее ранний пласт)» [Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. — М., 1994. –249с.].
    Нужно отметить, что косточки культурного винограда обнаружены в Шулавери, Шому-тепе и Храмис Дидигора [Шнирельман В.А. Возникновение производящего хозяйства: Проблема первичныхи вторичных очагов. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. 1989. – 444с.].

  • Normal
    0

    7

    false
    false
    false

    RU
    X-NONE
    X-NONE

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-priority:99;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin-top:0cm;
    mso-para-margin-right:0cm;
    mso-para-margin-bottom:10.0pt;
    mso-para-margin-left:0cm;
    line-height:115%;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:11.0pt;
    font-family:»Calibri»,sans-serif;
    mso-ascii-font-family:Calibri;
    mso-ascii-theme-font:minor-latin;
    mso-hansi-font-family:Calibri;
    mso-hansi-theme-font:minor-latin;
    mso-ansi-language:RU;
    mso-fareast-language:EN-US;}

    Проведенное  нами  исследование  позволило  установить  ареал  и  время  изготовления  прототипов  металлических  изделий  раннего,  бедено-алазанского,  этапа  БТК.  Фабрикация  изделий  этих  типов  на  исходной территории  соответствует  аккадскому  периоду,  а  их  пространственное распространение  показано  на  карте (рис.  2).  Судя  по  картине  распространения  памятников,  новации  металлообработки  Кавказа  связаны  с передневосточным  регионом,  это  Армянское  нагорье,  Малая  Азия,  Сирия,  Северная  Месопотамия  и  часть  Ирана.  Очень  важно,  что  эта  территория  в  основном  совпадает  с  ареалом  миграции  на  Юг  носителей КУАК (Sagona  1984:  map).  Иными  словами,  население  КУАК,  расселившееся  на  Переднем  Востоке,  образовало  родственную  культурную среду,  способствовавшую  восприятию  и  передаче  на  Южный  Кавказ многих  прогрессивных  достижений.  Это  обстоятельство  приобретает особое  значение  при  реконструкции  культурогенеза  Кавказа,  так  как устанавливает  зависимость  возникновения  металлообрабатывающей зоны  от  степени  родства  археологических  культур;  подобное  явление недавно  выявил  и  продемонстрировал  на восточноевропейских материалах  эпохи  поздней  бронзы  В.  С.  Бочкарев (1995: 120—123).  Редкие  же находки из Троады, Ликии и Эгейского бассейна, удаленные на большое расстояние  от  Кавказского  региона  могли  попадать  туда  эстафетным путем  через  районы  Центральной  и  Восточной  Анатолии.  Как  известно,  эти  районы  были  тесно  связаны  друг  с  другом  в  древности (Меллинк 1998; Bass 1970; Algaze et all 1995: 60).
    [Кушнарева К. К., Рысин М. Б. Бедено-алазанская группа памятников Кавказа (к пересмотру хронологии, периодизации и культурно-экономических связей) // Взаимодействие культур и цивилизаций. – Санкт-Петербург, 2000. –C. 60-109]

    • Уважаемый Рахметолла!
      Если Вы думаете, что количество пространных цитат может кого-то в чём-то убедить, то Вы ошибаетесь.  Вы также ошибаетесь, если полагаете, что я стану разрывать на груди балтийскую тельняшку и кричать что-то вроде: «Только в Европе и больше нигде!» Приведите целостную, непротиворечивую внутренне и охватывающую необходимо достаточную совокупность фактов систему аргументации и я первый скажу: «Да, эта версия имеет право на существование». Пока же я не вижу в предлагаемом Вами разрозненном наборе не только системы, но даже и одного достойного внимания доказательства. На мой взгляд, гораздо основательнее и убедительнее выглядит, к примеру, Бал Гангадхар Тилак, который в начале ХХ века обосновывал прародину ариев на берегу Ледовитого океана.  Советую Вам прочесть (а если читали — ещё раз) его книгу «Арктическая родина в Ведах» (она, по-моему,  переиздавалась на русском уже не раз), но внимательно и без спешки. Вам следует сделать выводы в отношении способа комплектации  и подачи информации. Лишь достигнув того же уровня мастерства, стоит выступить с изложением накопленных Вами фактов и сделанных положений. И если проделанная таким образом работа будет достойно оценена знатоками проблематики и специалистами в соответствующих профилях, Вы (наверное) будете иметь право говорить о том, чего не могло быть и как было на самом деле.  Пока же, повторюсь, Ваши рассуждения не более чем, разрозенный набор изолированных фактов, непроверенных или устаревших гипотез и т. п.
       

  • Бесполезная дискуссия. Лет 5 назад я тоже был сторонником европейской прародины индоевропейцев. Много читаю литературы из различных отраслей знаний, анализирую, развиваюсь и пришел к выводу о куро-араксской прародине индоевропейцев. Буду работать дальше

  • Normal
    0

    false
    false
    false

    MicrosoftInternetExplorer4

    /* Style Definitions */
    table.MsoNormalTable
    {mso-style-name:»Обычная таблица»;
    mso-tstyle-rowband-size:0;
    mso-tstyle-colband-size:0;
    mso-style-noshow:yes;
    mso-style-parent:»»;
    mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
    mso-para-margin:0cm;
    mso-para-margin-bottom:.0001pt;
    mso-pagination:widow-orphan;
    font-size:10.0pt;
    font-family:»Times New Roman»;
    mso-ansi-language:#0400;
    mso-fareast-language:#0400;
    mso-bidi-language:#0400;}

     
    Ответ на комментарий Inal Gagloev: 12.12.2015
    Уважаемый Инал!
    Наша переписка приобретает характер спора, только вот о чём мы спорим, для меня что-то не очень понятно. Вы предложили перевести обсуждение в конструктивное русло, я — за. Но только вот что именно Вы считаете конструктивным?… Во всяком случае в следующих Ваших сентенциях с конструктивом, по-моему, какие-то накаладки.
     
    я не считаю нужным доказывать Вам слабость утверждаемых Вами положений.
     
     Хорошо. Но скажите хотя бы о чём речь и какие положения имеются в виду?   
     
     
    Лучше вести речь именно о том в рамках какой версии все интерпретируется лучше всего и такой я вижу только украинский вариант восточно-европейской локализации…
     
     Т.е. Вам интересно обсуждение Ваших же предположений, а не фактов как они есть?  Вы предлагаете изначально отбросить перспективы всех прочих возможных интерпретаций?
     
     
     
    С КВК, как минимум, на сегодня все спорно и неоднозначно…
     
     А много Вы знаете культур, с происхождением которых всё бесспорно и однозначно?
     
     
     
    то «он авторитетен не только у себя в Польше, но и в Германии», то это представляется Вашей личной точкой зрения
     
     Почему же моей? Это достаточно объективный факт. Вы сами, вообще, сколько работ посвящённых КВК изучили (я не имею в виду краткие упоминания и справочники)?
     
     
     
    что касается Андреева. На сегодняшний день не имеется критики его макрокомпаративисткой реконструкции
     
     То что мне известно, это, как минимум, крайне прохладное отношение к нему лингвистов, его труд почти не упоминается, если упоминается то чаще негативно. Но если кто-то выступит и докажет, что Андреевские построения и есть передовой рубеж науки, я буду только рад за них и за автора. Я был бы «за» уже хотя бы потому, что концепция Андреева никак не противоречит  моему видению процесса. Но, увы, в поддержку на серьёзном уровне пока ещё никто не выступил. Более того — насколько я (хоть и будучи сторонним наблюдателем) знаю лингвистическую кухню, у меня очень и очень большие сомнения, что так может случиться. Поэтому я поостерёгся бы брать за основу построения Андреева.   
     
     
     
    основной вопрос в том, какая теория интерпретирует эти данные лучше всего и тут первым кандидатом несомнено является восточно-европейская локализация. Вы с этим согласны?
     
     Если бы я был согласен, я был сторонником «степной» прародины и всюду доказывал бы, что только она правильная. Но пока что, какая именно однозначно правильная – я не знаю. Надо искать. Процесс поиска – это самое ценное для исследователя, а результат – при всей свое несомненной важности – уже вторичное. При этом, что бы достичь результата, надо иметь строгие доказательства, а не играться с фактами и теориями по принципу: подходит – не подходит.
     
     
     
    Теперь, что касается позиции Котовой. Её точка зрения уже была раскритикована в научной литературе
     
     Все позиции и точки зрения в науке критикуются – и это правильно. Не обязательно, если какая то точка критикуется, то она заведомо ошибочна. Что касается Н.С.Котовой, то мне известны и сильные и слабые стороны её работ, при этом я нигде не беру её реконструкции за основу, а лишь учитываю её мнение среди других.
     
     
     
    О постаренсбургких и постсвидерских культурных реминисценциях далеко на востоке писал в ряде работ Л.Л.Зализняк, под руководством которого я писал кандидатскую, так что эти нюансы мне более-менее известны. Если цитируемые Вами положения верны, это говорило бы о том, что индоевро-уральские схождения, а может быть и всё бореальное наследие может получить иную гео-культурную интерпретацию, чем непременная привязка индоевропейцев к приуральским или прикаспийским степям.
     

    • Здравствуйте уважаемый Сергей! Очень рад, что Вы ответили. Завтра попытаюсь высказать свои соображения на Ваш комментарий, учитывая сказанное мной ранее (про конструктивность). Жаль правда, что Ваш комментарий оказался не в «ветке» нашего диалога (для читателей см.: генофонд.рф/?page_id=5780&cpage=1#comment-1969).
       
      Хотелось бы, однако, завершить обсуждение работы Андреева. Итак, я упоминул о положительном отношение Трубачева и Палиги. Аналогичным образом исследование Андреева оценивает Президент Европейского лингвистического общества — А. Мартине (см.: ru.wikipedia.org/wiki/Мартине,_Андре), который рассматривает работу российского лингвиста, как «инновационную»:
       
      * Hay que señalar el innnovador intento de N. D. Andreev, en Ranneindoeuropeiskii praiazyk, Leningrado, 1986, por hacer derivar el indoeuropeo de un proto- boreal que estaría en el origen de las lenguas de la Eurasia septentrional. (c) Martinet, A. De las estepas a los océanos. El indoeuropeo y los «indoeuropeos». Gredos, Madrid, 1997
       
      Мне этого достаточно. Я Вас ни в чем переубеждать не собираюсь. Отмечу также специально для Вас, что лично я, например, принимаю в расчет и существование пра-северно-кавказского, что доказывали С. Старостин и С. Николаев, несмотря на то, что западные лингвисты, как отмечает Р. Матасович, рассматривают их работу не иначе, как «is rather speculative, and is not accepted by all specialists (Schulze 1997; Nichols 2003)». Я полагаю, что во многих частностях С. Старостин и С. Николаев скорее всего ошибаются, но как говорил Роман Якобсон, лучше иметь «хоть в чем-то правильную теорию, чем вообще никакую».
       
      С уважением. Завтра попытаюсь ответить на основную часть нашей дискуссии.

    • Ув. Сергей, под «конструктивным» я имел ввиду именно сопоставление теорий в том плане того, насколько они лучше всего интерпретируют те или иные данные, известные нам по индо-европейцам. Поэтому ничего исключать я вовсе не предлагал.
       
      Теперь, что касается миграции палеолитической культуры Аренсбург. Как я понимаю, Вы допускаете, что мы имеем дело в данном случае с возможной миграцией пра-индо-урало-манжурцев (бореалов в теории Андреева)? Я тоже так считаю. Относительно локализации ИЕ в данном случае отмечу вот что. Во-первых тех же финно-угров и по археологии (я упоминал работы археологов в своих комментах выше) и по лингвистическим данным фиксировали в Восточной Европе:
       
      * Прародиной уральских народов одни исследователи называли территорию от Урала до Алтая (М. А. Кастрен, Ф. И. Видеман), другие — от Урала до Балтийского моря (Т. Аминов, Э. Итконен, П. Аристэ, А. Йоки). Наиболее распространенной является гипотеза о местонахождении уральской прародины в Северо-Восточной Европе между Средней Волгой и Уралом (И. Н. Шебештьен, Ю. Тойвонен, Д. Дечи). (с) А. В. Головнёв «Антропология движения (древности Северной Евразии).» // Екатеринбург: УрО РАН, 2009
       
      Более того, cовременные антропологи поддержали образование лапоноидного и уральского расового типа в Восточной Европе независимо от Сибири и вообще без всяких монголоидных вливаний из Северо-Восточной Азии [см.: Хартанович В.И., 2006; Моисеев В.Г., Хартанович В.И., 2012]. Более того, в последнем случае авторы говорят об урало-язычных (финно-угоро-самодийских) представителей уральской расы на территории Восточной Европы, предполагать миграцию которых из Сибири, по их мнению, нет необходимости [Моисеев В.Г., Хартанович В.И., 2012].
       
      В свою очередь Т.И. Алексеева отметила, что с культурой гребенчато-ямочной керамики распространяется лапоноидный расовый тип: 
       
      * С культурой ямочно-гребенчатой керамики распространился антропологический тип, несущий в себе черты «смягченной монголоидности». В антропологической литературе он получил название лапоноидного. (c) Алексеева Т. И. Неолитическое население лесной полосы Восточной Европы // Неолит лесной полосы Восточной Европы (Антропология Сахтышских стоянок). М.: Научный мир, 1997. С. 18–41.
       
      Р.Я. Денисова со своей стороны утверждает, что в древнейших захоронениях днепро-донецкой культуры представлены, как обычные европеоиды (больше их), так и лапоноиды [Денисова, 1997]. Последних она трактует как инородцев с Сибири, но последние антропологические работы [см.: Хартанович В.И., 2006; Моисеев В.Г., Хартанович В.И., 2012] такую интерпретацию не допускают. Тут важно отметить, что И.И. Гохман оба данных антропологических типа Восточной Европы (лапоноидов и европеоидов) выводил из общего для них палеолитического типа, стоящего между лапоноидами и европеоидами [Гохман И.И., 1986]. 
       
      Важно также отметить, что Р. Я. Денисова не находит никаких лапоноидных групп среди населения КВК, относя их к обычным европеоидам [Денисова, 1997]. И ей же отмечается, что в мезолитическом захоронение на Ольеньем Острове в Карелии также представлены, как лапоноиды, так и европеоиды.
       
      Итак, если после миграции аренсбургской культуры по-большей части в Восточную Европу — финно-угры также обнаруживаются в Восточной Европе, то почему это не может быть указателем и на аналогичное нахождение в данном регионе индо-европейцев? Аренсбургцы ведь вполне были и на территории Украины (песочноровская и зимовниковская культуры):
       
      * Мне представляется, что иеневская (Кольцов, 1989; Кравцов, Сорокин, 1991), песочноровская (Неприна и др., 1986; Зализняк, 1989; 1996), усть-камская (Косменко, 1977; Галимова, 1999) и зимовниковская (Зализняк, 1996; Залiзняк, Гавриленко, 1996; Гавриленко, 1999) культуры составляют на территории Восточной Европы единую историко-культурную область, которая вместе со скандинавскими культурами фосна и комса (Clark, 1975; Koslowski J., Koslowski S., 1975) входит в постаренсбургскую общность. (c) Сорокин А.Н. Мезолит Оки. Проблемы культурных различий. / Отв. ред. серии А.В. Энговатова. – М.: Институт археологии РАН, 2006
       
      Раз уж Вы упомнули Л. Зализняка, то не могу не отметить критику его работ со стороны А. Н. Сорокина в его монографии «Мезолит Жиздринского полесья. Проблема источниковедения мезолита Восточной Европы» (М.: Наука. 2002). Свое мнение в отношение работ Вашего учителя он подытоживает следующим образом:
       
      * «Контактная модель», предложенная Л.В. Кольцовым (1979; Кольцов, Жилин, 1999) и поддержанная его последователями (Жилин, 2000, 2001; Зализняк, 1989, 1991; Залiзняк, 1999, 2004, 2005), не только не приводит к образованию новых археологических культур, но и служит примером вывода, построенного на наименее надежном в источниковедческом отношении материале — подъемном (Сорокин, 2000, 2002а; 2006г). (с) А.Н. Сорокин, С.В. Ошибкина, А.В. Трусов На переломе эпох.— М: Гриф и К, 2009.
       
      Также отмечу, что приемущество украинского варианта восточно-европейской гипотезы индо-европейской прародины в том, что именно в его рамках можно совместить данные глоттохронологии c образованием дочерних археологических культур. Как описывает проблему В. А. Дыбо:
       
      * Если исходить из представленной выше раскладки неолитических и энеолитических археологических культур и сопоставить их даты с глоттохронологическими датами отделения индоевропейских языков, то анатолийской группе вообще нет места на карте Европы: время отпадения хеттского языка от индоевропейского определяется как 4880 г. до н. э. (c) Диалектное членение праиндоевропейского по акцентологическим данным // Вопросы языкового родства, № 9, 2013
       
      Однако, как показывают последние радиокарбонные датировки украинской азово-днепровской культуры, её древнейшие памятники датируются уже в 6800-6300 тыс. до н.э. [Телегин, 2004], а родственные её — дочерние культуры на Поволжье (Россия) в 4500 лет до н.э. [Скоробогатов, 2013]. Что это как не миграция хеттов?
       
      P.S.
       
       
      Также прощу обратить внимание на интересную информацию в «Взаимодействие и хронология культур мезолита и неолита Восточной Европы» (СПб.: ИИМК РАН/МАЭ РАН, 2009) и Манько В.А., Телиженко С.А. «Об остриях яниславицкого типа в комплексах донецкой культуры.» (Древности Подонцовья, Луганск, вып.3).
       
      ЛИТЕРАТУРА:
      * Моисеев В.Г., Хартанович В.И. Краниологические материалы из мо- гильника эпохи раннего металла на Большом оленьем острове Баренцева моря // Археология, этнография и антропология Евразии. 2012. № 1(49).
      * Хартанович В.И. О «лапоноидности» на Севере Ев- ропы (по антропологическим материалам из могильников Большого Оленьего острова в Кольском заливе Баренцева моря и Южного Оленьего острова Онежского озера) // Пер- вобытная и средневековая история и культура Европейского Севера: проблемы изучения и научной реконструкции. – Соловки: СОЛТИ, 2006. 
      * Денисова Р.Я. Проблема наличия монголоидного компонента в составе древнего населения Восточной Европы. // Неолит лесной полосы Восточной Европы (Антропология Сахтышских стоянок). М.: Научный мир, 1997. 
      * Гохман И.И. Антропологические особенности древнего населения севера Европейской части СССР и пути их формирования // Антропология современного и древнего населения Европейской части СССР. Л., 1986.
      * A.M. Скоробогатов Энеолит бассейна верхнего и среднего дона в свете новых данных // Тверской археологический сборник. Выпуск 9. Материалы 13-го-15-го заседаний научно-методического семинара «Тверская земля и сопредельные территории в древности» / Под ред.И.Н. Черных. — Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2013
       
      * Д. Я. Телегин (Киев, Украина) О хронологии и периодизации культур неолита и медного века Юго-Запада Восточной Европы. Понятие о нео-энеолитическом времени региона // Проблемы хронологии и этнокультурных взаимодействий в неолите Евразии (хронология неолита, особенности культур и неолитизация регионов, взаимо-действия неолитических культур в Восточной и Средней Европе). — СПб: ИИМК РАН, 2004.

  • Нашел очень интересную статью известного финского лингвиста П. Каллио, я думаю она будет интересна тем, кто интересуется историей Восточной Европы в связи с происхождением уральцев и индо-европейцев (см.: https://yadi.sk/i/ix8GedPImi8vs).
     
    Выдержки самого интересного:
     
    * In any event, all the Uralic branches even including Samoyed have their own Indo-Iranian loanwords going back to dialectal Proto-Uralic in spite of their limited distribution, often covering only one branch. All this suggests that while Proto-Uralic had remained linguistically uniform until the turn of the third and second millennia вс, it was no longer spoken in a geographically compact area, but there was probably already a continuous chain of Uralic dialects extending from the Volga-Oka region in the west to the Kama-Ural region in the east. Further to the west or to the east, however, the Proto-Uralians had not yet spread since there were also no Proto-Indo-Iranians at that time. Now one must distinguish between Proto-Uralic, the genetic ancestor of all the modern Uralic languages, and Para-Uralic, the languages otherwise genetically related to Proto-Uralic. Even though Proto-Uralic itself was not yet spoken in the East Baltic region during the third millennium вс, its Para-Uralic sister languages arc a different matter. In particular, archaeological evidence shows that from about 6000 вс onwards the Volga-Oka region was an important centre from where cultural influences long spread to every direction. Thus, it is not far-fetched to assume that the language spoken there was Pre-Uralic, the genetic ancestor of both Proto-Uralic and Para-Uralic. Pre-Uralic can plausibly be connected with the so-called Pit-Comb Ware cultures, originating in the Volga-Oka region and spreading throughout the area between the Baltic Sea and the Ural mountains.
     
    * The idea that the Uralic branches spoken inside the Pit-Comb Ware area, such as Finnic, would have had a Para-Uralic substrate could explain why their substrate is not so easy to identify (cf. Ariste 1971; Saarikivi 2004a). In particular, when source and target languages are genetically related and typologically similar, their contact is much more difficult to establish. In turn, the Uralic branches spoken outside the Pit-Comb Ware area, such as Saami, reflect many obvious substrate features from some typologically non-Uralic- looking languages (cf. Aikio 2004). Thus, we could perhaps even speak of a Sprachbund in the Pit-Comb Ware area, although all this is of course hypothetical, since the only language we even remotely know is Proto-Uralic. Where exactly in this area Proto-Uralic was spoken can hardly be answered exhaustively, but it is evident that it can in no way have been spoken anywhere too far from Proto-Indo-Iranian. Thus, the Proto-Uralic homeland must be looked for in the southeasternmost Pit-Comb Ware area where the best-grounded candidates have most recently been the Volga-Oka region (Carpelan & Parpola 2001) and the Volga-Kama region.
     
    * While we can say at least something about Uralic substrates in Northeastern Europe, non-Uralic substrates cannot at all easily be identified, because of multiple language shifts, viz. first from non-Uralic to Uralic and then from Uralic to Russian. Yet the Soviet Uralicist Boris Serebrennikov (1956, 1959) argued that there are some non-Uralic substrate toponyms in the Volga-Oka region, but his idea was never taken seriously in the west (cf. Sauvageot 1958), and it pretty soon also sank into oblivion in Russia, even though it can still occasionally pop up there in non-onomastic circles (cf. Napolskikh 1995: 18-19). However, not all the hypotheses on non-Uralic substrates in Northeastern Europe should be rejected (see e.g. Helimski 2001b). No doubt the most convincing substrate theory has recently been put forward by the Saami Uralicist Ante Aikio (2004), who has not only rehabilitated but also improved the old idea of a non-Uralic substrate in Saami. His study shows that there were still non-Uralic languages spoken in Northern Fennoscandia as recently as the first millennium ad. Most of all, they were not only genetically non-Uralic but also typologically non-Uralic-looking, bearing a closer resemblance to the so-called Palaeo-European substrates (for which see e.g. Schrijver 2001; Vennemann 2003). 

Добавить комментарий

Избранное

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015