Доска объявлений

Новая статья в Словарике: хронология верхнего палеолита

Читайте в Словарике новую статью  «Палеолит верхний» с обзором к.и.н. А.А.Синицына по хронологии верхнего палеолита

Новая статья в Словарике — Роменско-борщёвская культура

Читайте в Словарике новую статью от проф. Л.С.Клейна о роменско-борщевской культуре — культуре восточных славян VIII—X веков.

XII КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XII Конгресс антропологов и этнологов России

Ижевск, 3–6 июля 2017 г.

ТРЕТЬЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

 

Уважаемые коллеги!

 

В Оргкомитет Конгресса поступило более полутора тысяч заявок на участие. Руководителями сессий проведена работа по отбору заявок, соответствующих теме Конгресса.

Информация о структуре Конгресса и прошедших отбор заявках будет размещена на сайтах Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН: http://www.iea-ras.ru/index.php?go=Ethno&in=cat&id=9 и Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН   http://udnii.ru/files/assets/12КАЭР%20список%20утвержденных%20заявок%20ИТОГ.docx .

Обращаем внимание, что в материалах Конгресса допустима одна индивидуальная публикация (плюс одна в соавторстве).

Просим вас до 23 апреля 2015 г. подтвердить личное участие в форуме, заполнив «Регистрационную форму участника», размещенную по адресу: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLScM0Rwg-roD6a_hgwI2vzxzVlk6iSwcarRI5DecrWN3NbyEtQ/viewform

По вашему желанию, регистрационную форму можно заполнить отдельным файлом и направить по электронной почте на адрес Оргкомитета (aaer_2017@mail.ru, тел. в Москве +7-495-954-89-53, тел. в Ижевске 8-909-0554583).

Заполненная регистрационная форма станет основанием для направления персонального приглашения.

Заезд участников Конгресса – 2 и 3 июля 2017 г. Программа Конгресса, информация о бронировании гостиниц и экскурсиях будут представлены в следующем информационном письме.

 

ОРГКОМИТЕТ КАЭР

 

 

Примечание от Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза»

Читайте примечание от проф. Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза» — его ответ на статью А.А.Клесова.

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

                             ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

                       Международная научная конференция

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой

в рамках Второго Международного эпического форума

«Эпосы народов мира на Земле Олонхо»

6-8 июля 2017 г. Российская Федерация, Республика Саха (Якутия),

город Якутск

 

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт Олонхо Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова совместно с ЮНЕСКО, Правительством Республики Саха (Якутия) 6-8 июля 2017 г. проводит Международную научную конференцию “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой в рамках II Международного эпического форума «Эпосы народов мира на Земле Олонхо».

Цель конференции – дальнейшее углубление и расширение научного изучения национальных эпосов; обсуждение проблем по реализации программы ЮНЕСКО по культурному разнообразию в киберпространстве; изучение вопросов сохранения сказительского искусства и использования потенциала эпического наследия народов мира в условиях глобализации.

Основные направления работы конференции[1]:

  • Генезис и типология национальных эпосов
  • Эпос в контексте этнической истории
  • Сказительское искусство
  • Эпическое наследие в контексте этномузыковедения
  • Современное бытование эпического творчества
  • Памятники эпического наследия и вопросы их издания
  • Язык и поэтика национальных эпосов
  • Вопросы перевода эпических памятников
  • Информационные технологии в сохранении и актуализации эпического наследия

В рамках конференции будет проведен Круглый стол в целях реализации долгосрочного международного проекта «Эпосы народов мира: проблемы и перспективы сравнительного изучения» под патронатом ЮНЕСКО.

Также планируется участие во II Международном фестивале сказителей «По зову Земли Олонхо», который состоится в Хангаласском улусе, г. Якутске.

Рабочие языки: русский, английский

Форма участия в конференции:

— очная (публикация и выступление с докладом);

— заочная (публикация).

Для участия в конференции необходимо:

  • В срок до 15 мая 2017 года направить на электронный адрес institute-olonkho@mail.ru организационного комитета регистрационную заявку с пометкой «Конференция» и тезис доклада.
  • В срок до 30 августа 2017 года предоставить полный текст доклада для издания материалов Международной научной конференции “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” в серии «Эпосоведение» научного рецензируемого журнала «Вестник СВФУ имени М.К. Аммосова», которая включена в систему Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

Форма регистрационной заявки на участие и требования к оформлению материалов.

Форма заявки

Фамилия, имя, отчество участника (полностью)  
Название доклада  
Направление конференции  
Место учёбы, работы  
Должность  
Ученая степень, ученое звание  
Почтовый адрес (с индексом)  
Контактный телефон  
E-mail  
Форма участия (очная, заочная)  

 

Оплата командировочных расходов за счет направляющей стороны. Проживание и питание во время конференции обеспечивается принимающей стороной. 

Требования к оформлению тезисов докладов

Объем 3-5 страниц (электронный вариант), поля: верхнее и нижнее — 2 см., левое — 2 см., правое — 2 см., шрифт — Times New Roman, размер шрифта — 14, интервал — 1,5; отступ — 1,25, выравнивание по ширине, без переносов; сноски концевые, в квадратных скобках:[1, с. 45]. На первой странице в правом верхнем углу указывается фамилия и инициалы автора, место работы (учебы), далее через пробел по центру печатается название доклада.

С требованиями к оформлению статей, публикуемых в серии “Эпосоведение”, можете ознакомиться на сайте www.epossvfu.ru.

Контактные данные: 677000, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Кулаковского, 42, ГУК СВФУ, Научно-исследовательский институт Олонхо, каб. 101 (Анисимов Руслан Николаевич, Николаева Наталия Алексеевна).

E-mail: institute-olonkho@mail.ru

Тел.: 8(4112) 49-68-83; 32-09-41

Информация о конференции размещена по адресам: http://iolonkho.s-vfu.ru http://olonkho.info

 

С уважением,

Оргкомитет конференции

[1] Секционная работа конференции формируется по итогам поступивших заявок.

Юхновская культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике новую статью — юхновская культура раннего железного века в российско-украинском лесостепном черноземье.

Городецкая культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике статью от проф. Л.С.Клейна о городецкой культуре раннего железного века.

«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

Информационное письмо № 3.

Институт языкознания РАН,

Уфимский научный центр,

Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН,

Академия наук Республики Башкортостан,

Министерство образования Республики Башкортостан

Всемирный курултай башкир

 

Уважаемые коллеги!

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН приглашает Вас принять участие в  XVII Всероссийской научной конференции (с международным участием) «Актуальные проблемы диалектологии языков народов России», которая состоится 1-2 июня 2017 г.

 

Цель конференции: анализ и обсуждение вопросов аккумуляции опыта в области диалектологических исследований, современных тенденций в изучении новых диалектных материалов, а также сохранение диалектов в условиях глобализации и техногенного развития человеческой цивилизации, укрепление научных связей и обмен опытом.

 

На конференции будут рассматриваться следующие проблемы:
1. Актуальные проблемы тюркской диалектологии.
2. Актуальные проблемы славянской, финно-угорской диалектологии.
3. Диалектология и этнолингвистика.
4. Диалектология и смежные дисциплины.
5. Язык, история и культура в памятниках письменности.

  1. Актуальные проблемы разработки корпусов тюркских языков.
  2. Обучение родным и государственным языкам в условиях диалекта (на примере полиэтнических регионов Российской Федерации).
  3. Билингвизм и социолингвистика.

Секции данной конференции будут посвящены юбилейным датам известных башкирских диалектологов Н.Х. Максютовой (1932-2004), Т.Х. Кусимовой (1927-2001), У.Ф. Надергулова (1937-1999) и их научной деятельности.

 

Для участия в конференции необходимо в срок  до  20 апреля  2017 г. отправить на электронный адрес оргкомитета dialectologiya2017@mail.ru:

1) заявку на участие в конференции;

2) текст статьи.

Требования к оформлению статей: объем статьи 5-7 стр. в формате Word for Windows – 2003/2007. Формат страницы: А 4 (210 x 297 мм). Поля: сверху, снизу, справа, слева – 2 см. Шрифт: кегль – 14; тип –Times New Roman; абзацные отступы – 1,25. Межстрочный интервал – полуторный. Переносы не ставить. В тексте допускаются рисунки, графики, таблицы – не более 1. Рисунки, графики, схемы должны выполняться в графических редакторах, поддерживающих векторную графику; таблица – в режиме таблиц.

В левом верхнем углу проставляется индекс УДК. Инициалы и фамилия автор(ов), город указываются справа строчными буквами курсивом. На следующей строке печатается название статьи прописными буквами, шрифт – полужирный. Через одну строку печатается курсивом аннотация до 200 знаков и ключевые слова до 7 знаков на русском языке. Через одну строку – название доклада на английском языке прописными буквами, шрифт – полужирный. Далее следует резюме курсивом до 200 знаков и ключевые слова до 7 слов на английском языке. После отступа в 1,5 интервала следует текст, печатаемый через полуторный интервал.

Оформление ссылок в тексте статьи: [Дмитриев 1948, 147]. Список использованной литературы дается в алфавитном порядке после слова «Литература», набранного 14 кеглем и расположенного посередине.

В качестве рабочих языков конференции приняты башкирский, русский, английский. Если используются специальные шрифты для набора текстов на национальных языках, просим приложить все необходимые шрифты.

Текст статьи должен соответствовать теме конференции, быть тщательно выверен и отредактирован. Оргкомитет оставляет за собой право отбора докладов для включения в программу конференции. Рукописи и другие представленные материалы не рецензируются и не возвращаются. Публикация материалов предполагается к началу конференции. Сборник статей будет включен в РИНЦ.

Командировочные расходы участников несет направляющая сторона.

 

Адрес оргкомитета: 450054, г. Уфа, пр. Октября, 71, каб. 410
Отдел языкознания Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук.
Т.: (347) 235-60-50; факс (347) 235-60-77
Отв. секретарь – к.ф.н. Валиева Мадина Раилевна,

E-mail: dialectologiya2017@mail.ru
Режим работы конференции:

31 мая – заезд участников

1 июня – пленарное заседание

2 июня – секционные заседания

3 июня – отъезд участников конференции


Заявка

Заявка на участие в XVII Всероссийской научной конференции
«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

ФИО (полностью)
Тема доклада
Форма участия     (очная, заочная)
Уч. степень, уч. звание
Должность
Название организации/ Адрес организации
Телефон (раб., моб.)
E-mail

 

 


Пример оформления статьи

Л.Г. Хабибов, г. Уфа

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОСЛОЖНЕННЫХ АФФИКСОВ НАПРАВИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В ГОВОРАХ БАШКИРСКОГО И ТАТАРСКОГО ЯЗЫКОВ

 

Аннотация, аннотация, аннотация (до 200 знаков).

Ключевые слова: (до 7 слов).

 

TITLE. Abstract, abstract, abstract (until 200 symbols).

Keywords: (until 7 words)

 

Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст.

Литература

Азнабаев А.М., Псянчин В.Ш. Историческая грамматика башкирского языка. – Уфа: Изд-во БашГУ, 1983. – 244 с.

Диалектологический атлас башкирского языка / Отв. ред. Ф.Г. Хисамитдинова. – Уфа: Китап, 2005. – 234 с., 169 карт.

Хисамитдинова Ф.Г. Отражение диалектной лексики в «Академическом словаре башкирского языка» // Актуальные проблемы диалектологии языков народов России: Материалы XIII Международной конференции (Уфа, 13-14 сентября 2013 г.). – Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2013. – С. 148-154.

 

 

 

 

VII Алексеевские чтения

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ ИМ. А.Х. ХАЛИКОВА АН РТ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН

НИИ И МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ МГУ

 

Информационное письмо № 2

 

Уважаемые коллеги!

 

Напоминаем Вам, что Всероссийская научная конференция «VII Алексеевские чтения» памяти академиков В.П. Алексеева и Т.И. Алексеевой состоится в Казани с 22 по 25 мая 2017 года. Место проведения конференции здание Академии наук Республики Татарстан (Баумана, 20).

Организационный взнос для участников конференции составляет 400 р. Средства будут использованы главным образом для организации кофе-брейков.

Оргкомитет конференции берет на себя распечатку постерных докладов. Требования к постерам: размер 65х90 см, ориентация книжная. Постеры необходимо прислать до 15 мая.

Всех участников, кому необходимы официальные приглашения для участия в конференции, просим написать об этом заблаговременно.

В рамках программы конференции на 25 мая запланирована экскурсия в Болгар с посещением Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника и Музея Болгарской цивилизации. Экскурсия для всех участников конференции бесплатная. Ориентировочное время возвращения из Болгара в Казань 19.00-20.00. Просим заранее сообщить о Вашем намерении участвовать в данном мероприятии.

В приложении к информационному письму список гостиниц наиболее удобно расположенных к месту проведения конференции. Три гостиницы предоставляют скидку для участников чтений (стоимость номера за сутки учетом скидок):

  • гостиница «Фатима». Одноместный номер – 1580 руб., двухместный номер – 2280 руб.
  • гостиница «Кристалл». Одноместный номер – 2425 руб. (включен завтрак), двухместный номер – 2380 руб. (включен завтрак), трехместный номер – 3380 руб. (включен завтрак).
  • гостиница «Ногай». Одноместный номер – 2480 руб., двухместный номер – 3040 руб., двухкомнатный номер – 3520 руб.

Если Вы решили воспользоваться данным предложением, сообщите нам даты пребывания в Казани, название гостиницы и условия размещения, мы забронируем  Вам номер.

Секретари конференции:

Е.М. Макарова +7 965 599 89 53

Е.В. Волкова +7 960 040 47 07

Эл. адрес: aleks.chteniya7@yandex.ru

Список гостиниц

 

  1. Гостиница «Московская»

Адрес: ул. Московская, д. 11 (остановка ЦУМ, метро «Кремлевская»)

Телефон: (843) 227-54-00

е-mail: Moskovskaya-hotel@mail.ru

http://moskovskaya-hotel.ru/

Двухместный номер от 2100 р.

 

  1. Хостел «Сарацин»

Адрес: ул. Большая Красная, д. 20

Телефон: (843) 238-24-14

е-mail: saracen-hostel@mail.ru

http://www.saracen-hostel.com/

Двухместный номер от 1620 р.

 

 

  1. Хостел «Казанское Подворье»

Адрес: ул. Баумана, д. 68

Телефон: 8 800 222 60 20

e-mail: kazan-hostel@mail.ru baumana68kazan@gmail.com

http://www.kazan-hostel.com/

Одноместный номер от 900 р., двухместный от 1400 р.

 

  1. Хостел «Крылья»

Адрес: ул. Чернышевского, д. 16

Телефон: 8 800 222 45 57

e-mail: kazan.wingshostel@mail.ru

https://kazan.wingshostel.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Гостиница «Рахат»

Адрес: ул. Дзержинского, д. 18

Телефон: (843) 292-56-31

http://rahathotel.ru/

https://ostrovok.ru/hotel/russia/kazan/id990744/rahat_hotel/#

Двухместный номер от 1400 р.

 

  1. Мини-отель на Набережной

Адрес: ул. Тази Гиззата, д. 28

Телефон: +7 (843) 258-61-63, +7 (960) 048-61-63, +7(987) 290-15-06

e-mail: bereg.kzn@mail.ru <mailto:bereg.kzn@mail.ru>

http://www.minihotelbereg.ru/index.php

Одноместный номер от 1500 р., двухместный от 1900 р.

 

  1. АМАКС Сафар-отель

Адрес: ул. Односторонка Гривки, д. 1

Телефон: Администратор отеля: (843) 527-95-95, (843) 527-96-96

Отдел бронирования номеров: (843) 527-95-40

Факс: +7 (843) 527-9-527

kazan@amaks-hotels.ru

Одноместный номер от 2600 р., доп.место +1000 р.

 

  1. Хостел «Аврора» (White Hostel)

Адрес: ул. Гаяза Исхаки, д. 15

Телефон:  (843) 203-39-22, 8 917 864 25 24

e-mail: whitehostel@bk.ru

http://whitehostel.ru/

Двухместный номер от 1600 р.

 

  1. Хостел «Кукуруза»

Адрес: пер. Односторонки Гривки, д.10, подъезд 11

Телефон: (843) 237-50-79, 8 917 25 09 509

http://www.hostelkukuruza.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Хостел «Happy House»

Адрес: ул. Островского, д. 39/6

Телефон: 8 987 225 88 82

http://happyhostelkzn.ru/

Двухместный номер от 1228 р.

 

  1. Гостиница «Колви»

Адрес: ул. Худякова, д. 7

Телефон/факс: (843) 292 28 48, 292 13 33, 292 04 14.

е-mail: reception@kolvihotel.ru
Skype: kolvihotel

http://kolvihotel.ru/about-us/

Одноместный номер от 1725 р., двухместный от 2400 р.

 

  1. Хостел Горький 6

Адрес: ул. Максима Горького, д. 6

Телефон: (843) 253-22-93

http://kazan-hostel.ru/

http://www.101hotels.ru/main/cities/kazan/hostel_gorkogo_6.html

Двухместный номер от 1657 р.

 

  1. Хостел «Kremlin»

Адрес: ул. Большая Красная, д. 8

Телефон: (843) 233-07-88, 8 917 888 68 86

е-mail: hostel-kremlin@mail.ru

http://hostel-kremlin.com/about

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Хостел «Green Point»

Адрес: ул. Профсоюзная, д. 23/12

Телефон: 8 800 700 42 85, 8 962 558 95 99

е-mail: gph.kazan@gmail.com

http://gphostel.ru/

Двухместный номер от 1400 р.

 

  1. Хостел «City Hostel Kazan»

Адрес: ул. Островского, д. 67

Телефон: (843)514-88-98

http://www.cityhostelkazan.ru/

Двухместный номер от 1600 р.

 

  1. Хостел «Пушкин»

Адрес: ул. Пушкина, д. 1/55а

Телефон: (843) 225-87-65, 8 800 700 55 37

е-mail: info@hostelpushkin.ru

http://hostelpushkin.ru/

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Хостел «Зеленый Дом»

Адрес: ул. Чернышевского, д. 24/23

Телефон:  8 965 585 31 58
Skype: moshostel41

е-mail: mos.hostel.41@gmail.com greenhousekzn@bk.ru

http://greenhousekzn.ru/

Двухместный номер от 1500 р.

 

  1. Отель «Сафьян»

Адрес: ул. Сафьян, д. 6

Телефон: (843) 293-34-34

http://safyan-hotel.ru/

Двухместный номер от 2000 р.

 

  1. Хостел «Kunak House»

Адрес: ул. Сафьян, д. 8

Телефон: 8 800 775 23 13, 8 999 164 17 07

е-mail: kunak-house@mail.ru

https://www.kunak-house.ru/home-en

Четырехместный номер от 1600 р.

 

  1. Гостиница «Татарстан»

Адрес: ул. Пушкина, д. 4

Телефон: Администратор: (843) 238-83-79, 231-66-03, Бронирование: (843) 231-67-04, Факс:(843) 264-68-33

е-mail: tathotel@yandex.ru

http://www.hotel-tatarstan.ru/

Одноместный номер от 2200 р., двухместный от 2800 р.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Россия и исламский мир» — Международная научно-практическая конференция

ГРУППА СТРАТЕГИЧЕСКОГО ВИДЕНИЯ «РОССИЯ — ИСЛАМСКИЙ МИР»

РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ЦЕНТР ИСЛАМОВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ АН РТ

 

С 15 по 16 мая 2017 г. в городе Казани состоится Международная научно-практическая конференция

 «Россия и исламский мир: направления взаимодействия и поиски ответа на вызовы современности»

 В рамках мероприятия планируется обсуждение вопросов общего и особенного в культурно-религиозном и социально-политическом пространстве исламского мира, специфики развития мусульманского сообщества в центральных и периферийных регионах. Особое внимание будет уделено проблеме трансформации радикальных идей в условиях глобализации, вопросам теории и практики традиционных форм ислама в исторической ретроспективе, а также взаимодействию ислама с другими конфессиями (христианством, иудаизмом и др.).

 

В рамках конференции состоится работа секций и круглых столов:

 

  1. Исламский мир в условиях глобализационных трансформаций;
  2. Угроза радикализма в контексте развития стратегических отношений России и исламского мира;
  3. Исторические и современные взаимосвязи России и стран СНГ с исламским миром;
  4. Цивилизационные аспекты межрелигиозного диалога между исламом и православием.
  5. Взаимодействие России и исламского мира глазами молодых ученых.

 

Участники и гости мероприятия смогут принять участие в культурной программе и экскурсии по местным достопримечательностям.

Для участия в работе конференции приглашаются исламоведы, социологи, историки, религиоведы, политологи и другие специалисты.

По итогам работы конференции планируется издание сборника статей.

 

Заявки (Приложение 1) на участие в конференции принимаются до 20 апреля, а тексты докладов (Приложение 2) для публикации – до 31 мая 2017 г. по адресу: cii.anrt@tatar.ru.

 

Последний день подачи заявки: 20 апреля 2017 г.

 

Место проведения пленарного заседания 15 мая 2017 г.:

Казань, ул. Баумана 20, Академия наук РТ, Актовый зал, 2 этаж. Начало в 10.00.

 

 

Приложение 1

 

 

ЗАЯВКА

на участие в Международной научно-практической конференции

«Россия и исламский мир: направления развития и поиски ответа на вызовы современности»

 

 

Организация________________________________________________________________

Фамилия, имя отчество участника конференции (полностью) ______________________

Ученая степень______________________________________________________________

Ученое звание_______________________________________________________________

Должность__________________________________________________________________

Почтовый адрес_____________________________________________________________

Контактный телефон_________________________________________________________

Электронный адрес__________________________________________________________

Название доклада____________________________________________________________

 

 

Оргкомитет оставляет за собой право отбора присланных заявок и материалов. В связи с ограниченным наличием средств командировочные расходы (проезд, проживание в гостинице) предоставляются организаторами конференции по предварительному согласованию.

 

Просим сообщить заранее о необходимости предоставления технического оборудования и выхода в интернет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение 2

Требования к оформлению статей:

Материалы для публикации принимаются по электронной почте. Формат присылаемых материалов: в электронном виде объемом до 20 тыс. знаков; Microsoft Office (doc, rtf), шрифт 14, полуторный интервал, все поля по 2 см., отступ ‑ 1,25 см.; сноски постраничные, оформленные по ГОСТ 7.1–2003, название доклада; ФИО автора с указанием должности, места работы и электронной почты; резюме (до 50 слов) и ключевые слова (до 15 слов) принимаются на русском и английском языках; УДК.

 

Сноски постраничные.

Образец оформления сносок:

  1. Абелева И.Ю. Речь о речи. Коммуникативная система человека. М.: Логос, 2004. С. 25.
  2. Антонова Н.А. Стратегии и тактики педагогического дискурса // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М.А. Кормилицыной, О.Б. Сиротининой. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 2007. С. 30
  3. Маркелова Т.И. Семантика и прагматика средств выражения оценки в русском языке // Филологические науки. 1995. № 3. С. 62.
  4. Школовая И.С. Лингвистические и семиотические аспекты конструирования и личности в электронной коммуникации. Дис. … канд. филол. наук. Тверь, 2005. С. 23…
  5. ОГАЧО Ф. И-46. Оп. 1. Д. 1009. Л. 25.
  6. Панасюк А.И. Имидж: определение центрального понятия в имиджелогии // Аспекты имиджелогии. 2004. 26 марта. [Электронный ресурс]. URL: academim.org/ art/ pan1_2html (дата обращения: 17.04.2014).

 

На последней странице текста приводится список литературы и источников с полным библиографическим описанием согласно ГОСТ 7.1–2003.

 

По вопросам организации и проведения конференции можно обращаться в оргкомитет:

 

  1. Директор ЦИИ АН РТ Патеев Ринат Фаикович (pateev@bk.ru);
  2. Cекретарь-референт ЦИИ АН РТ Гибадуллина Миляуша Рустемовна (anrt@tatar.ru).

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / Прародина индоевропейцев / Еще раз о концепции Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике

Еще раз о концепции Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике

Скачать страницу в PDF

Григорьев2

Читайте также ниже, в разделе «Мнения экспертов» комментарий проф. Л.С.Клейна «Несколько слов о гипотетической ближневосточной прародине индоевропейцев»

Введение

Вначале я хотел бы высказать свою признательность Л.С. Клейну, пригласившему меня принять участие в этой дискуссии. Вообще-то она длится уже много лет, с появления первых работ Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова по этой теме. И оживление, которое внес в нее С.В. Конча опубликованной здесь статьей “Концепция происхождения индоевропейцев Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова (критический этюд)”, можно только приветствовать. Но я не могу принять несколько тенденциозного изложения фактов, представленных в его статье. Не будучи лингвистом, я не в состоянии обсуждать специфические лингвистические сюжеты, поэтому оставлю их без внимания, тем более что это достаточно хорошо сделал в последующем обсуждении С.В. Кулланда. Но, поскольку речь идет о, прежде всего, лингвистической теории, полностью избежать этого я не могу. В последующем тексте я буду ссылаться на известную всем книгу Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова [1984], не адресуясь к конкретным страницам, в связи с чем прошу извинить коллег. Дело в том, что у меня проблемы с доступом к русскоязычному изданию, и я использую англоязычное, к которому есть проблема доступа у большинства русскоязычных читателей. Но оглавление книги достаточно детальное, поэтому проверить то или иное высказывание не составит особого труда. Кроме того, я буду ссылаться на 2-е издание своей монографии по этой проблеме, которая доступна по адресу https://islandvera.academia.edu/StanislavGrigoriev

 

Критика критического разума

В первую очередь, хочется обратить внимание на то, что в обсуждаемой критике много неточностей. Часть из них отметил С.В. Кулланда. Можно расширить это за счет серии сюжетов. Например того, что касается хозяйства стадии пра-индоевропейского (далее ПИЕ) языка. Дело в том, что С.В. Конча не совсем корректно передает реконструкцию Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Ивановым ПИЕ хозяйства и общества, обсуждая развитую металлообработку, пашенное земледелие, коневодство, колесный транспорт и т.д., что не дает возможности соотносить это с халафской культурой, как делают Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов, или принять ранние даты ПИЕ состояния, предложенные Грэем и Эткинсоном (Gray, Atkinson, 2003), так как в то время подобные черты отсутствовали где бы то ни было в мире. Но в действительности, это не критика обсуждаемой лингвистической реконструкции, а критика собственного придуманного продукта. Ярким примером является именно упоминание развитой металлообработки, поскольку знание металла является широко обсуждаемым и общепринятым положением, маркирующим ПИЕ состояние. Но знание металла не дает оснований для обсуждения развитой металлообработки. В лингвистической реконструкции подчеркивается прямо противоположное – неразвитость кузнечной терминологии. И это предельно точно отражает неолитические реалии исключительно Ближнего Востока (с холодной ковкой самородной меди), энеолита Карелии и культур 2 тыс. до н.э. в районе Великих Озер в Северной Америке. Во всех прочих районах мы имеем ковки с промежуточными отжигами, литье, а часто и плавку руды. И я понимаю, что, не занимаясь проблемами археометаллургии, автор совершенно непреднамеренно допустил эту ошибку, искренне не усматривая в этом существенной разницы.

Что касается ряда иных черт, то они характеризуют индоевропейское общество отнюдь не с ранней стадии диалектного членения, и полностью соответствуют реалиям Ближнего Востока. Причем, в данном случае важен даже не сам набор, а строгое соответствие динамики развития ближневосточного хозяйства динамике развития ИЕ хозяйства, реконструируемой по языку [подробнее см. Григорьев, 2015 с. 337-339, 353-356]. Кроме того, важно то, что ни один иной район мира не способен не только продемонстрировать эту динамику, но даже сам подобный набор хозяйственных признаков.

Но даже, если мы не будем вдаваться в детали с различными стадиями этого развития, я думаю, что ни у кого из участников дискуссии нет сомнений, что ИЕ общество было земледельческим. Этот простой базовый факт позволяет исключить из рассмотрения Понто-Каспийские степи, где прародина ИЕ располагаться не могла, хотя к этой странной мысли привыкло уже не одно поколение археологов. И оставить в списке мы можем Ближний Восток, Балканы, Центральную и Северную Европу, хотя подчеркиваю, что точное соответствие демонстрирует лишь первый регион. Но мы можем даже закрыть глаза на эти детали, предположив, что упущены какие-то археологические данные или сделаны ошибки в лингвистических интерпретациях.

Детали важны при проработке какой-либо теории, порой они принципиальны. Яркий пример в этой дискуссии — сюжет про обезьяну в кельтских языках, который использовал С.В. Конча. Я не знаю как это возможно, но убежден в том, что ёрничание по поводу обезьянок, захваченных в дорогу мигрирующими племенами, неуместно. А если прародина была в Северной Европе – как быть с обезьянками? Или эта деталь реконструкции не то, чтобы не верна, а не вполне точна, или ситуативна. На базе какого кельтского источника этот вывод сделан, не было ли это поздним заимствованием? Может вывод не точен, что не снимает положения о близости термина ближневосточной лексике. Если мы уберем этот сюжет, это не будет означать, что предложенная реконструкция миграций не верна.

Я что хочу этим сказать? Неточности каких-то деталей не могут использоваться для отрицания общих положений. Например, во многих езидских храмах или святилищах я видел изображение павлина. Естественно, мне вспоминалась старая статья Б. Брентьеса [1981] “Миттанийцы и павлин”. Я понимал, учитывая ареальное соответствие, что эти сюжеты каким-то образом связаны, но не мог представить себе объясняющую историческую ситуацию. Некоторые детали требуют более углубленного исследования, поскольку были порождены не линейными процессами, а сложным комплексом факторов. Но исследовать эти детали возможно лишь в рамках каких-то общих базовых систем, в отрыве от них эти детали абсолютно бессмысленны.

 

Проблема локализации

И принципиальным, для начала, является вопрос времени и места, который обсуждал когда-то Дж. Мэллори, выхватив именно болевой узел проблемы [Mallory, 1996; Мэллори, 1997]. Мы не станем обсуждать проблему времени, поскольку, базируясь на археологии, мы получим два разных репера – 8-6 тыс. до н.э., если отталкиваться от идеи ближневосточной прародины, и 5-4 тыс. до н.э., если отталкиваться от степной. И для обеих мы в состоянии сегодня подобрать соответствия, построенные на глоттохронологии. Соответственно, это исключительно лингвистическая проблема. И мы можем обсуждать лишь проблему места.

 

Ближневосточная прародина

Поэтому вернемся к локализации, стараясь не вдаваться в детали, которые могут быть дискуссионны. Выше мы очертили районы Ближнего Востока, Балкан, Центральной и Северной Европы, которые могли бы подойти на роль локализации прародины с точки зрения хозяйства. Но последний район мы тоже можем убрать. Судя по лексике, ПИЕ прародина располагалась в гористой местности, а трудно найти более плоские и унылые равнины, чем Северная Германия и Польша.

Все прочие районы вполне приемлемы. И мы опять намеренно не будем вдаваться в детали, и обсуждать все эти аргументы “лосося”, “березы” и т.д., поскольку последний аргумент всегда использовался против ближневосточной локализации, но я сам отдыхал в тени березовой рощи в Южной Армении, а раскопки в Телль Магзалии выявили пыльцу березы в слое 7 тыс. до н.э. [Зеликсон, Кременецкий, 1989, с. 288]. А это не Тавр или Загрос, это Синджарская равнина, где сейчас вообще мало что растет.

И лингвистическая теория останавливает свой выбор, все же, на Ближнем Востоке, в силу языковых связей с носителями ближневосточных языков. Те сомнения, которые привел С.В. Конча об отсутствии заимствований в семитские и т.д., важны, но ситуация вполне нормальная, когда заимствования идут из более развитой культуры в менее развитую. Мы можем сколь угодно долго спорить о том или ином аргументе, но принципиально эту связь оспорить нельзя.

Нельзя забывать и о ностратической теории, аргументация которой, насколько я понимаю, все эти годы продолжала активно наращиваться, хотя проблем там достаточно много. Но эти проблемы не позволяют эту теорию отмести, это проблемы чисто исследовательские. То есть, мы имеем дело с серьезными системными доказательствами, нормально вписывающимися в иную лингвистическую систему. А не следует забывать, что мы обсуждаем именно лингвистическую теорию.

 

Критика восточноевропейской прародины

В противоположность этому, идея восточноевропейской прародины каких-либо лингвистических аргументов не имеет. Были рассуждения об индоевропейских связях с финно-угорскими языками, но их можно объяснять только с позиций ностратического единства, поскольку, по мнению В.В. Напольских, эти языки фиксируют контакт уже с какими-то индоиранскими популяциями, но никак не контакты на ПИЕ стадии. Кстати, он достаточно надежно показал локализацию финно-угорской прародины перед распадом этой языковой семьи на восточных склонах Урала [Напольских, 1997, с. 132, 148-151, 162, 163], и мне трудно представить себе археологический материал, демонстрирующий даже эти сомнительные связи ПИЕ уровня, в случае, если речь идет об энеолитических культурах степей Восточной Европы. Соответственно, так называемая “курганная теория” не базируется на лингвистических положениях, в основе ее лежит исключительно археология, что скверно для лингвистической проблемы. Но и для чисто археологической теории она предельно слабо отработана типологически. Все ее положения носят декларативный характер, и были бы уместны в качестве иллюстрации к проработанной базовой лингвистической теории. Поэтому существование ее столь долго обусловлено лишь широкой распространенностью. Такое случается с религиозными воззрениями. Я, например, как и все прочие, убежден в индоевропейской принадлежности ямной культуры, но я не знаю ни одного аргумента, подтверждающего это. Впрочем, как и все прочие.

 

Центральноевропейская прародина и ее связь с ближневосточной

Несколько больше оснований у Центральной Европы и Балкан, так как мы знаем о пласте ПИЕ гидронимов в Европе. Мы можем даже допустить, что в процессе неолитизации (которая совершено однозначно осуществлялась из Анатолии) в Европу могли проникать иные ближневосточные группы, которые обеспечивали соответствующие включения в ИЕ языки. Обратные же влияния, фиксируемые в языках в Передней Азии, можно объяснить проникновением европейских культур в Анатолию на рубеже энеолита и эпохи бронзы [Mellaart, 1957, p. 69, 72, 86; 1971, p. 371-384, 406-407], и далее в Закавказье и Сиро-Палестину. Но, во-первых, это лишь модификация все той же ближневосточной теории. Во-вторых, насколько я понимаю, речь идет о языковых связях, реконструируемых для разных стадий диалектного членения ИЕ. А описанное проникновение европейских групп отражает лишь возврат ранее отколовшихся носителей анатолийских диалектов [см. подробнее Grigoriev, 2002, p. 354-357; Григорьев, 2015, с. 370-375]. И, в данном случае, я не склонен разделять следующую позицию Л.С. Клейна из этой дискуссии: “На мой взгляд, ключевой вопрос для решения локализации прародины индоевропейцев – это появление хеттов в Анатолии: откуда они пришли, в том направлении и нужно искать прародину всех индоевропейцев, потому что хетты были первыми, отделившимися от общего ствола”. В действительности, то, откуда они пришли, маркирует лишь то, откуда они пришли. Это не может служить обоснованием для локализации прародины всех индоевропейцев, особенно на фоне того, что эти европейские культурные образования имели безусловные более ранние анатолийские корни. Соответственно, мы вправе допускать, что значительная часть ИЕ популяций оставалась на Ближнем Востоке. Кроме того, этой миграции в Анатолию предшествовала миграция на Балканы энеолитических племен из понтийских степей. Соответственно, эта направленность появления хеттов может обсуждаться с позиций трех вариантов локализации прародины.

 

Проблема миграционных путей

И в данном случае, принципиальны уже реконструкции миграционных путей. Поэтому я сразу приведу несколько аксиом. Не существует никакой возможности показать миграции каких бы то ни было групп из Северной Евразии в Анатолию, Иран или Индию. Таких материалов там нет. Если кто-то хочет это оспорить, прошу не ограничиваться ссылками на иных авторов, а указать на конкретные археологические комплексы, в идеале с графическим сопровождением.

Равным образом, нет возможности показать процесс распространения индоевропейцев из Северной и Центральной Европы. Можно привести миграции по лесной зоне от шнуровиков до фатьяново на Волге, но далее показать развитие в иные культуры эпохи бронзы на юге и востоке невозможно. Но, даже допустив эту невероятную гипотезу, и пройдя путь серии маловероятных допущений, мы столкнемся с той же неразрешимой проблемой Южной Евразии.

Мы можем начать комбинировать эту идею с обсуждавшейся выше миграцией с Балкан в Анатолию, предположив, что вместе с анатолийцами пришли арии и армяне. Но как это все будет совмещаться с диалектным членением ИЕ языков? Если мы добавим сюда дальнейшие миграции уже с Ближнего Востока, то чем это принципиально отличается от ближневосточной теории? И хочу подчеркнуть, что без этого речь идет всего лишь о двух надежно зафиксированных локальных эпизодах миграций. Иногда для объяснения тохарского присутствия в Центральной Азии используется сходство мегалитических культур Франции и чемурчекской культуры [Ковалев, 2005, с. 178-184; Ковалев, Эрдэнэбаатар, 2007, с. 80; Эрдэнэбаатар, Ковалев, 2009, с. 71-75; Клейн, 2011]. Но тут есть серия вопросов. Во-первых, хронология. К моменту формирования чемурчекской культуры европейские мегалиты давно не строились, хотя известны случаи переиспользования. Эти мегалиты отличны от погребений чемурчекской культуры, в особенности тех, что находятся в ареале КВК на востоке. Приводимые параллели в материальной культуре правомерны для достаточно простых форм. Никаких специфических форм посуды или инвентаря, общих для обоих регионов, нет. Единственное безусловное сходство демонстрируют статуи-менгиры. И это, действительно, не похоже на простое совпадение.

То есть, пока это факт сомнительный, но, даже допустив его, мы получаем лишь третий локальный эпизод. Но, когда речь идет о таком масштабном явлении, как распространение индоевропейских языков в Евразии, мы должны увидеть столь же масштабные миграции, отраженные в археологическом материале.

 

Проблема фиксации ближневосточных миграций

 

Григ-рис1

Рис. 1. Архитектура синташтинской культуры (1) и Ближнего Востока (2-6). 1 – Аркаим; 2 – Роджем Хири; 3 – Тюлинтепе; 4 – Херайон; 5 – Демирчиуйюк; 6 – Пулур.

 

И такие миграции следуют, начиная с неолита, исключительно с территории Ближнего Востока. В своей статье С.В. Конча транслирует древнюю археологическую максиму о том, что археологических следов этих миграций нет, так как Ближний Восток – это яркие цивилизации и “такую культуру – отвечающую критериям «протоцивилизации» ближневосточного типа – современным археологам было бы трудно не заметить”. Вообще-то заметили, и даже этот неудачный термин «протоцивилизация» употребляли. Речь идет о синташтинской культуре Зауралья, базовые черты которой имеют параллели именно на Ближнем Востоке (см. [Григорьев, 2015, с. 32-40, 62-106] или рисунки 1, 2). А еще заметили карасукскую культуру [Членова, 1972, 1974].

 

Григ-рис2

Рис. 2. Сопоставление синташтинских изделий (1-23) с изделиями Кавказско-переднеазиатского региона (24-48). 1, 3, 4, 10, 11, 13-19, 21-23 – Синташта; 2, 20 – Каменный Амбар; 5, 6 – Тюбяк; 7, 9 – Аркаим; 8, 12 – Большекараганский; 24 – Кумбулта; 25 – Тель Мардих; 26 – Эшери; 27 – Ур; 28, 48 – Сузы; 29, 30 – Газа; 31 – Каличакуйю; 32, 38, 43 – Демирчиуйюк; 33, 37 – Аладжауйюк; 34 – Малатья-Арслантепе; 35 – Культепе; 36 – Телль-эд-Дабья; 39 – Кировакан; 40 – Мегерсен; 41, 46 – Хама; 42 – Демирчиуйюк; 44 – Нахал Мишмар; 45 – Сузы; 47 – Арич.

 

Но здесь важно внести некоторое понимание в ситуацию. На север не мигрировали представители ближневосточных цивилизаций. Поэтому мы не должны искать аналоги Львиных Ворот Хаттусы или зиккуратов Вавилонии. Мигрировали представители варварской периферии. И их культура не отличалась принципиально от того что проникало в Северную Евразию. Например, несмотря на убежденность в том, что на Ближнем Востоке повсеместно была распространена глинобитная архитектура и гончарное производство, это не соответствует действительности. Если обратиться к литературе по курдской этнографии, то мы увидим постройки, хорошо знакомые нам по археологии Урала и Казахстана. Собственно, я сам видел остатки таких построек в горах юга Центральной Турции и в Загросе, и им было не более 30-40 лет. А в пещере Шанидар еще в 2005 году жила семья пастухов со своим стадом. И все отличие от неолитических жителей этой пещеры или пещер Урала сводилось лишь к использованию полиэтилена для организации противоветровых заграждений. Эти люди даже зерно толкли пестом в ступе, сделанной в камне.

Поэтому нельзя переносить впечатления от центров ближневосточных цивилизаций в обсуждение этой проблемы. Археологическая проблема сводится, как раз, к совершенно противоположному: начиная с неолита и в течение всей эпохи бронзы шли импульсы с Ближнего Востока, которые накладывались на более ранние. В результате, некоторые черты, которые были привнесены повторно, могут быть интерпретированы в рамках идеи имманентного развития (идеальная иллюстрация этого может быть сделана на катакомбном и синташтинском материале). Это был достаточно масштабный процесс, который и объясняет это распространение индоевропейцев.

 

Недостатки ближневосточной теории и требование системности

Что мы, в результате, имеем? Существует лингвистическая система, которая показывает происхождение и распространение индоевропейских языков с Ближнего Востока. И мной предложена археологическая система, которая неплохо коррелирует с лингвистической. Я убежден в том, что теория Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова имеет множество недостатков. Например, мне тоже не удалось найти убедительных археологических свидетельств контактов мигрирующих кружным путем древних европейцев с праенисейцами там, где это предложили Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов, то есть в Средней Азии [Григорьев, 2015, с. 243]. Но не исключено, что эти контакты имели место на Урале, или вовсе в Европе, если там сохранялся постмегалитический дене-кавказский субстрат [Григорьев, 2010]. Возможны и какие-то иные варианты.

Равным образом, я уверен, что многие мысли, предложенные мной, могут оказаться неверны. В частности, эта ситуация с языками групп “кентум” и “сатем”, которую обсуждает С.В. Конча, как и многие авторы до него. Мы можем опровергать правомерность этих группировок, говорить, что они не базовые, но они объективно существуют. Локализация языков первой группы к западу от второй на территории Европы используется для обоснования того, что сильных смещений быть не могло. Действительно, объяснить эту картину можно как небольшими смещениями из Средней Европы на восток, так и смещениями в обратном направлении. Тем не менее, все это можно объяснять и с позиций ближневосточной прародины. Можно предполагать, что это произошло на Ближнем Востоке, но то же могло случиться и в процессе миграции. Например, я был склонен отождествлять миграцию носителей кельто-италийских диалектов с продвижением в Европу сейминско-турбинских бронз, а германских и балто-славянских – с федоровской культурой и ее производными [Григорьев, 2015, с. 219-247, 282-288]. Но не исключено, что германские языки были связаны тоже с первой языковой группой и с продвижением сейминско-турбинских бронз. В этом случае массово проявляющиеся контакты федоровских популяций со степными и лесостепными иранскими популяциями будут вполне нормально объяснять сатемизацию балто-славянских языков.

Я не настаиваю и на этом варианте. Речь идет лишь о том, что объяснение этим деталям может быть слишком разное. Вопрос лишь в базовых схемах.

И принципиальное соответствие археологии и лингвистики в рамках ближневосточной теории есть, и оно может постепенно дорабатываться. Предлагаемые параллели можно, хотя бы, обсуждать, с чем-то соглашаться, что-то отвергать, наращивать или сокращать эти аргументы. Главное здесь – системное соответствие. В случае с Понто-Каспийской теорией мы не можем что-то обсуждать, отвергать или принимать, в силу тотального отсутствия аргументации, как лингвистической, так и археологической.

В ситуации с Центральной Европой, как это показано выше, мы в состоянии пытаться что-то моделировать из разрозненных фактов, но хотелось бы посмотреть на то, как археология и лингвистика будут там смотреться в одной системе, даже в виде эскиза, без развернутой аргументации. И, как мне кажется, закончится подобное моделирование компромиссами с ближневосточной теорией.

Поэтому, на сегодняшний день, ближневосточная теория представляется наиболее предпочтительной. Вообще-то, многие археологи готовы признать ряд ближневосточных параллелей, но склонны объяснять это влияниями из более развитых центров. Но, как и в случае с языком, распространение этих черт без непосредственных контактов невозможно. Особенно показательно в этом плане распространение с территории Ближнего Востока металлургического производства [Григорьев, 2013, с. 608-616]. Оно состоит из комплекса взаимосвязанных операций, когда тип сырья диктует технологию плавки руды, с этим связан тип лигатуры, а с последним технологии металлообработки и, в итоге, типы изделий. И появление этого комплекса отражает именно миграции. Особенно, когда идет передача этих технологий через безрудные ареалы.

В археологии Северной Евразии довольно типичны два явления. Время от времени, на огромных пространствах происходят масштабные изменения, формирующие сходные культурные образования на месте ранее не связанных (или мало связанных) субстратов. Один из примеров – это формирование валиковых культур в начале финальной бронзы. Иногда мы видим неожиданное появление в полностью оформленном виде качественно новых явлений, которые трудно вывести из предшествующих культур (напр. синташтинская культура, сейминско-турбинские памятники, карасукская культура). Все это является надежным свидетельством именно миграций.

 

Решит ли проблему генетика?

Конечно, очень соблазнительно было бы получить подтверждение этому от генетиков. Но дело в том, что, как язык и культура есть вещи разные, так и генетическая картина популяций не может соответствовать языковой или культурной ситуации. Ярким примером этого является Европа, где исследования Л. Кавалли-Сфорца и его коллег показали, что языковые различия более связаны с политическими границами или географическими барьерами, а генетическая картина с географическим расстоянием, и носители разного языка могут быть генетически довольно близки, если они являются соседями [Cavalli-Sforza, 1997]. Это вполне естественная ситуация, поскольку, если мигрировала какая-то небольшая элитная группа, навязавшая свой язык на какой-то территории, это не меняет в корне генетический набор. Кроме того, большинство таких исследований базируется на изучении современных популяций, что отражает не только древнюю историю, но и последующее сближение или расхождение, и потому допускает разные трактовки. То есть, эти исследования могут неплохо вписываться в некую реконструируемую систему миграций, но это не значит, что данное соответствие является надежным маркером истинности. Приведу пример.

Мне безусловно импонирует обсуждавшееся на этом сайте исследование О. Балановского с коллегами о связи гаплогруппы G1 с иранцами и об ее ближневосточном происхождении [Balanovsky et al., 2015]. Парадокс в том, что присутствие этой гаплогруппы у казахов рода аргын, в Армении, Иране и на Урале, а также в Восточной Турции, прекрасно увязывается с моей схемой распространения иранцев из Восточной Турции двумя путями: в Среднюю Азию и Иран, а также на Урал и в Казахстан с оседанием части популяции в Армении, с миграцией из последнего региона в Центральную Азию [Григорьев, 2015, с. 438, 439]. Но даже такое близкое тождество оставляет множество вопросов. Мне трудно понять сохранение генетического набора в условиях кочевых обществ, переживших достаточно бурный период раннего железного века и средневековья. При том, что в степи от Заволжья до Алтая (кроме группы донгальских памятников) в заключительную постваликовую фазу бронзового века памятники почти исчезают. А что касается Армении, то меня смущает упоминание того, что эта гаплогруппа характерна для армян-амшенов, которые полагают, что они произошли от родственников и слуг князя Шапух Аматуни, приехавшего из Аббасидского халифата. То есть, даже при таком предельно точном совпадении мы можем найти иные объяснения. Соответственно, решение проблемы возможно в двух случаях: 1) Исследование генетического материала древних культур (синташтинской, севано-узеликской, БМАК, серой керамики Ирана, карасукской); 2) Создание на основе исследования современных популяций предельно объемной картины “миграции генов” и сопоставление с теориями миграций индоевропейцев. В последнем случае мы все равно не получим детального сходства, но будет материал для обсуждения. Правда, много лет назад я работал на землях рода аргын, и мне неоднократно рассказывали, что их предки пришли с востока, с гор. Я не знаю, соответствует ли истине эта легенда, но, если есть возможность показать, что аргыны генетически ближе с армянами-амшенами, чем с иранцами, можно строить какие-то дополнительные объясняющие модели.

Собственно, то же в еще большей степени относится и к оживленно обсуждаемой последнее время статье о массовых миграциях в Европу в ямное время [Haak et al., 2015]. Ее разбирал в дискуссии на этом сайте Л.С. Клейн, и с этим трудно не согласиться. Приведенные данные, конечно, важны и интересны, они вполне объективны, хотя и неполны (тут Лев Самуилович прав). Но, что касается индоевропейской проблемы, эти данные можно вполне нормально соотнести с любым вариантом индоевропейской прародины.

 

Выводы

Собственно, главный смысл этой статьи сводится, на мой взгляд, к следующему. Для всех участников обсуждения совершенно очевидно, что распространение языка, материальной культуры, антропологического типа и генов – есть процессы разные, имеющие свои закономерности. Поэтому мы не можем сказать, что появление некоего генетического набора (типа керамики, антропологического типа и т.д.) есть признак распространения какого-то языка. Отдельные подобные факты могут получать совершенно разные объяснения. Эти объяснения могут быть слишком гипотетическими, но они будут порождать справедливые и необходимые сомнения. Еще более странным мне кажется обсуждение проблем этногенеза в терминах “германцы и конь” или ”индо-арии и колесница”. Эти понятия могут на каком-то временном или пространственном отрезке совпадать, но в целом они абсолютно не адекватны друг другу, и не могут использоваться в обсуждении проблемы до тех пор, пока не удастся надежно доказать, что ближневосточные и китайские правители нанимали в свои армии исключительно колесничих-индоевропейцев. Поэтому эти факты могут выступать лишь в качестве последующей иллюстрации, но не первичного доказательства. Строго говоря, даже если мы на каком-то сосуде найдем надпись на языке, который удастся идентифицировать, из этого не будет со 100%-й вероятностью следовать, что владелец сосуда или его изготовитель были носителями этого языка, или то, что сосуды этого типа маркируют область распространения этого языка. Но как дополнительный аргумент, этот факт будет вполне приемлемым.

Изучение всех этих деталей необходимо, но вне крупных рекострукционных систем они допускают (и должны допускать!) множественные толкования.

Если мы обсуждаем индоевропейскую (дене-кавказскую, финно-угорскую и т.д.) проблему в целом, то мы должны строить максимально крупные независимые реконструкции на базе отдельно лингвистики, археологии, генетики, и т.д., получать процессы распространения языка (культуры, набора генов, и т.д.), сопоставлять эти процессы друг с другом, и если процессы совпадают, мы вправе делать допущение о том, что речь идет о едином процессе. В случае совпадения системы процессов степень верификации повышается. Конечно, возможны, и обязаны иметь место, исследования по каким-то отдельным народам и территориям, но их надежность повышается тогда, когда они вписаны в общий контекст более крупной системы.

И, на мой взгляд, на сегодняшний день только ближневосточная гипотеза имеет признаки такой системы. Все прочие в состоянии предложить лишь больший или меньший набор аргументов. При этом я прекрасно понимаю, что в любой иной гипотезе есть хорошо проработанные и верифицированные узлы, которые могут использоваться в общей системе. Нет у меня никаких сомнений и в том, что ближневосточная теория имеет ряд недостатков. Но там существует система, отдельные блоки которой можно дорабатывать, заменять или отвергать. Поэтому я не готов согласиться с выводом, который сделал о работах Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова коллега С.В. Конча: “Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что наиболее показательная ценность их труда состоит именно в том, что, приложив массу усилий для нахождения данных в пользу прародины индоевропейцев на Ближнем Востоке, два высококлассных специалиста в области истории языков и культуры, вопреки их собственной в том уверенности, этих данных так и не смогли обнаружить”.

Они обнаружили.

 

Литература:

Брентьес Б., 1981. Митаннийцы и павлин // Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности (II тысячелетие до н. э.). М.

Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В., 1984. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси.

Григорьев С.А., 2010. Мегалиты Урала в свете индоевропейской проблемы // Индоевропейская история в свете новых исследований. Москва: издательство МГОУ, с. 195-204.

Григорьев С.А., 2013. Металлургическое производство в Северной Евразии в эпоху бронзы. — Челябинск: Цицеро. Доступ https://islandvera.academia.edu/StanislavGrigoriev

Григорьев, С.А., 2015. Древние индоевропейцы. Изд-е 2-е доп. — Челябинск: Цицеро. Доступ https://islandvera.academia.edu/StanislavGrigoriev

Зеликсон Э.М., Кременецкий К.В., 1989. Палеография района Джебел Синджара // Бадер Н.О. Древнейшие земледельцы Северной Месопотамии. М.

Клейн Л.С., 2011. Еще раз к вопросу о тохарской миграции. Stratum plus (2), с. 183-186.

Ковалев А.А., 2005. Чемурчекский культурный феномен: его происхождение и роль в формировании культур эпохи ранней бронзы Алтая и Центральной Азии // Западная и Южная Сибирь в древности. Барнаул: АГУ, с. 178-184.

Ковалев А.А., Эрдэнэбаатар Д., 2007. Монгольский Алтай в бронзовом и раннем железном веках (по результатам работ Центральноазиатской археологической экспедиции Санкт-Петербургского государственного университета, Института истории АН Монголии и Улан-Баторского государственного университета) // Алтае-Саянская горная страна и история освоения ее кочевниками. Барнаул: АГУ, с. 80-85.

Мэллори Дж. П., 1997. Индоевропейские прародины // ВДИ, № 1.

Членова Н.Л., 1972. Хронология памятников карасукской эпохи. М.

Членова Н.Л., 1974. Карасукские кинжалы. М.

Эрдэнэбаатар Д., Ковалев А.А., 2009. Археологические культуры Монголии в бронзовом веке // Социогенез в Северной Евразии: материалы 3-й Всероссийской конференции (Иркутск, 29 марта – 1 апреля 2009 г.) – Иркутск: ИрГТУ, с. 70-83.

Balanovsky O., Zhabagin M., Agdzhoyan A., Chukhryaeva M., Zaporozhchenko V., Utevska O., Highnam G., Sabitov Zh., Greenspan E., Dibirova Kh., Skhalyakho R., Kuznetsova M., Koshe S., Yusupov Yu., Nymadawa P., Zhumadilov Zh., Pocheshkhova E., Haber M., Zalloua P.A., Yepiskoposyan L., Dybo A., Tyler-Smith Ch., Balanovska E. Deep Phylogenetic Analysis of Haplogroup G1 Provides Estimates of SNP and STR Mutation Rates on the Human YChromosome and Reveals Migrations of Iranic Speakers // PLOS ONE | DOI:10.1371/journal.pone.0122968 April 7, 2015.

Cavalli-Sforza L., 1997. Genetic and cultural diversity in Europe // Journal of anthropological research. V. 53, N 4, p. 383-404.

Gray R., Atkinson Q., 2003. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origins // Nature, 426, p. 435-438.

Grigoriev S.A. Ancient Indo-Europeans. Chelyabinsk: Rifei, 2002.

Haak W., Lazaridis I., Patterson N., Rohland N., Mallick S., Llamas B., Brandt G., Nordenfelt S., Harney E., Stewardson K., Fu Q., Mittnik A., Bánffy E., Economou Ch., Francken M., Friederich S., Garrido Pena R., Hallgren F.k, Khartanovich V., Khokhlov A., Kunst M., Kuznetsov P., Meller H., Mochalov O., Moiseyev V., Nicklisch N., Pichler S.L., Risch R., Rojo Guerra M.A., Roth Ch., Szécsényi-Nagy A., Wahl J., Meyer M., Krause J., Brown D., Anthony D., Cooper A., Alt K. W., Reich D. Massive migration from the steppe is a source for Indo-European languages in Europe // Nature (2015) Published online 02 March 2015, doi:10.1038/nature14317.

Mallory J.P., 1996. The Indo-European Homeland Problem: a Matter of Time // The Indo-Europeanization of Northern Europe. Washington.

Mellaart J., 1957. Anatolian Chronology in the Early and Middle Bronze Age // Anatolian Studies. Yournal of the British Institute of Archaeology at Ankara. Vol. VII.

Mellaart J., 1971. Anatolia c. 4000-2300 BC // Edwards I.E.S., Gadd C.J., Hammond N.G.L. (eds.). The Cambridge Ancient History. V. I, Part 2. Cambridge: University Press.

 


Мнения экспертов

2015-11-08 19:38:16

Несколько слов о гипотетической ближневосточной прародине индоевропейцев

В своем рассмотрении критики С. В. Кончей позиции Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова по восточной прародине индоевропейцев С. А. Григорьев последовательно выдвигает возражения, как ему представляется, окончательные, против каждого из предлагавшихся мест происхождения индоевропейцев. Кроме Ближнего Востока, где он сам помещает прародину индоевропейцев. Это халафская культура. Он полагает, что неразвитость металлургии, характерная для протоиндоевропейского словаря, совпадает с тем, что мы имеем именно в халафской культуре. Вокруг этого он группирует прочие совпадения словаря с реалиями.

Между тем это бедные и слабые совпадения. Они слишком подвластны случайностям: выпадению слов, смене значения, необязательности соответствия терминов реалиям. В общем плане гипотеза о происхождении индоевропейцев из халафской культуры рассмотрена В. С. Алекшиным (1998) и убедительно отвергнута.

Григорьев находит в высказываниях лингвистов данные о том, что терминология протоиндоевропейцев содержит термины, характерные для гористой местности, а это противоречит «унылым» равнинам Северной Германии и Польши и соответствует Анатолии и гористым территориям Ближнего Востока. Но, во-первых, еще О. Шрадер (1886) выявил полное отсутствие в общеиндоевропейском словаре «горы», «скалы», «ущелья» и «перевала». А во-вторых, рассмотрев в исследовании А. В. Дыбо об индоевропейском ландшафте (по сравнению с алтайским) те термины, которые ассоциируются с горными породами – названия камней и пещер, я заключил, что речь должна идти не о горной местности, а о послеледниковом моренном ландшафте с валунами, чего в Северной Европе в достатке (Клейн 2014).

Исходя из земледельческой терминологии праиндоевропейцев (более надежно представленной), Григорьев заключает об отпадении степной прародины, столь выдвигаемой сейчас на основе генетических данных. Я бы придал больше значения тому, что арийские языки (индоиранские) как раз не имеют общеиндоевропейской земледельческой терминологии (утратили ее), и это очень хорошо соответствует степным культурам. Если ямная и прочие степные культуры – арийские (индоиранские), то они не протоиндоевропейские. Те сформировались значительно раньше и в другом месте.

Обратив внимание на мой аргумент вторжения протохеттов в Малую Азию, Григорьев считает, что это не может быть ключевым способом определить локазизацию индоевропейской прародины. Я-то исходил из того, что хетты отделились от общего ствола первыми, значит, где они отделились, откуда пришли в Анатолию, там и должна быть поблизости общая прародина индоевропейцев. А Григорьев заявляет: «В действительности, то, откуда они пришли, маркирует лишь то, откуда они пришли». Это как? Они что – не родственны остальным индоевропейцам? Не вижу логики. Некоторое объяснение следует: «Это не может служить обоснованием для локализации прародины всех индоевропейцев, особенно на фоне того, что эти европейские культурные образования имели безусловные более ранние анатолийские корни». То есть аргументом служит именно то, что еще нужно доказать. Какие у хеттов или протоиндоевропейцев могут быть более ранние анатолийские корни, когда субстрат хеттского языка – хаттский, неиндоевропейский, и вообще на Ближнем Востоке зафиксировано много языков, но до прибытия протохеттов ни один из них индоевропейским не был (кроме очень гипотетического евфратского где-то близ шумеров).

Далее, в Китае зафиксированы слова и культурные вклады европейского происхождения, включая колесницу. На северных границах Поднебесной оказывается немало европеоидных народов, которые появились там не раньше III тысячелетия до н. э. Среди них несомненно есть арийские (индоиранские) народы, но есть и другие индоевропейцы, в том числе прибывшие издалека тохары. Как тохары или с тохарами туда прибыли какие-то очень западные мигранты, что видно по мумиям, обнаруженным в Тариме. И вот на Алтае, в Монголии и в Синьцзяне открыта чемурчекская культура, статуи которой родственны западноевропейским даже для Григорьева, а гробницы родственны французским мегалитам, несмотря на сопротивление Григорьева. Керамика менее схожа, но всё-таки близка. Даты совпадают с идеей миграции: во Франции конец IV – начало III тыс., в Монголии и Синьцзяне – вторая половина III тыс. Тохары по суждениям лингвистов отделились от индоевропейского ствола сразу вслед за хеттами. Заметим, что все они вторгаются в Китай с севера, что несколько странно для индоевропейцев, если они имели ближневосточное или, как это некоторые стремятся доказать, южноазиатское происхождение.

Из тех миграций, которые С. А Григорьев стремится доказать в рамках своей концепции происхождения индоевропейцев, хорошо, если бы он доказал миграцию синташтинской культуры с Балкан, что выглядит реалистично, но пока не принято археологами и противоречит данным генетиков.

 

Алекшин В. С. 1998. В поисках индоевропейской прародины. Между Сциллой археологии и Харибдой лингвистки. – Проблемы археологии, 4: 86 – 101.

Клейн Л. С. Рец.: Вопросы языкового родства /под ред. В. А. Дыбо, 2013, №9, М.: ЯСК, 2013, XII+166 с. (Вестник РГГУ, сер. Филологич. Наук, Языкозн, 2013, №5 (106).) – Вопросы языкознания, 1913, 6: 137 – 143.

Шрадер О. 1886. Сравнительное языкознание и первобытная история. Лингвистико-исторические материалы для исследования индогерманских древностей. СПб.


Похожие статьи

Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд)

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Дилетанская традиция в трактовке происхождения индоевропейцев

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Происхождение индоевропейцев — аргументы и мифы

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Индоевропейская прародина и дилетантская парадигма

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

Комментариев: 29 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Эпиграфом к моему отзыву на статью уважаемого Станислава Григорьева могут послужить его же собственные слова: «Все положения (теории восточноевропейской прародины) носят декларативный характер… Такое случается с религиозными воззрениями…». Я, понятное дело, готов приложить эту фразу к убеждённости автора в правоте Ближневосточной концепции происхождения индоевропейцев (далее — БВК). Подтверждением именно безоглядности его веры служит тот факт, что готовя свою публикацию, как ответ на критику (прежде всего мою) БВК, автор не привёл ни одного по сути аргумента, опровергающего мои замечания или нейтрализующего их, и лишь рефреном повторяет: БВК намного лучше  всех других концепций и гипотез!
    Вначале автор указывает на некорректность проводимых мной параллелей между и.-е. словарём и Халафской культурой, акцентируя на том, что в Халафе в действительности имеет место не развитая металлообработка, а просто знание металла. Отсюда автор делает показательный вывод о моей некомпетентности, как бы избавляющий от необходимости дальнейшей обстоятельной дискуссии. Но понятие «развитости», естественно, предполагает определённую относительность. Т.Гамкрелидзе и В.Иванов действительно нигде не писали, что металлообработка у индоевропейцев не уступала уровню высоких цивилизаций или чего-либо подобного. Но и я, говоря о «развитости металлообработки», не предполагаю чего-то подобного, а лишь следую установкам авторов, которые в частности указывают: «Типологически такую и.-е. систему цветов, соотнесённых с металлами, можно считать характерной для социально достаточно развитых типов культур с символическими значениями цветов, соотносимых как с металлами, так и с явлениями иного порядка…» (ИЯ, т. 2., с. 714). Если индоевропейцы различали цвета, ориентируясь на названия металлов (как это утверждают Т.Гамкрелидзе и В.Иванов), то к какой степени развития мы должны относить их металлургические навыки?
    Однако сущность моей критики заключается вовсе не в том, что авторы не везде последовательно и точно провели соотнесение данных культурного словаря с археологическими реалиями (а, следовательно, что-то можно уточнить и поправить). Я как раз пытаюсь показать, почему самой их реконструкции словаря и культуры индоевропейцев верить можно далеко не во всём. Но именно реконструкция и.-е. культуры Т.Гамкрелидзе и В.Ивановым, является в первую очередь предметом слепой уверованности моего уважаемого оппонента. Так он пишет: «Что касается ряда иных черт, то они характеризуют индоевропейское общество отнюдь не с ранней стадии диалектного членения, и полностью соответствуют реалиям Ближнего Востока. Причем, в данном случае важен даже не сам набор, а строгое соответствие (выделено К.С.) динамики развития ближневосточного хозяйства динамике развития ИЕ хозяйства, реконструируемой по языку». Т. е. г-н С.Григорьев свято убеждён в непогрешимости всего словарного комплекса, долженствующего отображать и.-е. культуру на этапе языкового единства в подаче Т.Гамкрелидзе и В.Иванова.  
    В возможности восстановления культуры индоевропейцев по языку, и восстановлении её именно как земледельцев и скотоводов убеждены, конечно, многие, но всё таки большинство авторов относится к подобным реконструкциям с определённой осторожностью, и принимают такие построения с оговорками.  Но С.Григорьев, похоже, склонен принимать их полностью и безоговорочно, при этом даже не пытаясь разобраться, на чём именно подобные реконструкции основаны. Конечно, особых претензий здесь быть, как будто, и не должно, ведь археолог не обязан знать всей достаточно сложной  лингвистической «кухни». И всё же нельзя не заметить, что коль ты уж берешься строить на лингвистическом фундаменте далеко идущие исторические концепции (именно так поступает и прямо на это указывает г-н Григорьев), то поинтересуйся хотя бы из чего и как этот фундамент возведён. 
    Мне не известно, каким образом разуверить С.Григорьева и других археологов, применяющих подобный подход, в непогрешимости «монументальных» постулатов Т.Гамкрелидзе — В.Иванова и убедить перейти от оперирования догмами ко взвешенным аргументам. Разве что могу посоветовать прочесть мою статью ещё раз и при этом внимательно. Сущность в ней изложенного как раз и сводится к тому, что всей той «динамики развития ИЕ хозяйства, реконструируемой по языку» просто-напросто могло и не быть, так как в действительности реконструкция не основывается на строгих доказательствах.  Если я в чём-то неправ, то уважаемый г-н С.Григорьев, раз уже он вызвался отвечать на критику, должен был указать на её принципиальные недостатки и промахи, а не отметать с ходу, навесив ярлык некомпетентности.
    Впрочем, меня и здесь можно обвинить в неточности цитирования, так как определённые сомнения у С.Григорьева всё же присутствуют. Так он пишет: «Но даже, если мы не будем вдаваться в детали с различными стадиями этого развития, я думаю, что ни у кого из участников дискуссии нет сомнений, что ИЕ общество было земледельческим. Этот простой базовый факт позволяет исключить из рассмотрения Понто-Каспийские степи…». Т. е. автор допускает, что в  принципе многие фрагменты реконструированного комплекса культуры (как-то: металлообработка, колёсный транспорт, специфика социальной структуры) могут быть и устранены, но земледелие всё же останется незыблемым. Но давайте разберёмся, на чём строится подобное убеждение? На том, что земледелие на поздней стадии и.-е. единства распространилось повсеместно? Отнюдь. Ведь знакомство с земледелием, по мысли автора, как раз и позволят исключить из поиска прародины поно-каспийские степи. На том, что земледельческие термины есть в «праязыке»? Но их не больше, чем терминов для колесниц (возов), металлообработки, названий домашних животных и т.д., и если в общеиндоевропейской соотнесённости всего этого материала мы где-то можем усомниться, то с не меньшим успехом можно усомниться и в общеиндоевропейском характере земледельческих терминов, ведь они не обладают какими-либо параметрами, подтверждающими их бóльшую древность по сравнению с прочими  (см. подробнее Конча, 1998).     
     Итак, вопреки заявлению С.Григорьева будто «лингвистическая теория останавливает свой выбор, все же, на Ближнем Востоке», мы имеем следующее.
     

    1. Строгого доказательства «типологической соотнесённости культуры индоевропейцев с археологическими культурами Передней Азии» в действительности нет. Об этом подробно сказано  в моём «критическом этюде» и если бы С.Григорьев, как наиболее последовательный сторонник наличия такой соотнесённости, имел против сказанного серьёзные возражения, то, полагаю, он бы их привёл.
    2. Достаточно убедительных и достаточно многочисленных лингвистических следов пребывания ещё не разделившихся (или только что разделившихся) индоевропейцев в Передней Азии в виде топонимов или лексических заимствований не зафиксировано. Значимость этого обстоятельства особенно усиливает то, что именно из Передней Азии происходит большое количество древнейших в мире письменных текстов, причём на разных языках. С.Григорьев пытается парировать этот факт утверждением: «ситуация вполне нормальная, когда заимствования идут из более развитой культуры в менее развитую». Но из чего следует, что семиты или даже, не побоюсь сказать, шумеры, в 5 и 4 тыс. до н. э. уже имели более развитые культуры, чем гипотетические ближневосточные индоевропейцы? Семиты ещё не стали в то время аккадийцами и эблаитами, шумеры, по всей вероятности, ещё не спустились с гор.  Вся реконструкция Т.Гамкрелидзе и В.Иванова призвана как раз продемонстрировать, что индоевропейцы по уровню культуры были не ниже ближневосточных соседей.
    3. В Европе имеем полтора десятка индоевропейских языковых групп, а на Ближнем Востоке только три-четыре. Из них следы пребывания индоарийской имеют все признаки внешней привнесенности, а о пришлом характере носителей фригийского и армянского языков прямо говорят письменные источники.
    4. Хетто-лувийские и армянский языки имеют в себе солидные неиндоевропейские субстраты, а индоарийский выступает на Ближнем Востоке не более чем лёгким адстратом.
    5. Лингвистическая типологическая соотнесенность индоевропейского праязыка с ближневосточными, о которой говорят Т.Гамкрелидзе и В.Иванов, исходя, прежде всего, из своей глоттальной теории, мало что объясняет ввиду нашего очень смутного представления о языковых процессах и языковых ареалах в эпоху неолита-меди. В то же время, как несомненный факт имеем глубокое различие между индоевропейской, семитской, шумерской, картвельской, прочими кавказскими языковыми системами, что может свидетельствовать о формировании всех этих языков на значительном удалении друг от друга и об отсутствии тесных  связей между ними на ранних стадиях эволюции. 
    6. Северокавказские языки и шумерский фундаторами соответствующих теорий не включаются в ностратическое сообщество, некоторые же авторы склонны исключать из ностратического круга и афразийскую семью. Если всё это так, то ностратическая концепция даже в случае её подтверждения (а большинство лингвистов её пока не приемлют) не могла бы сыграть в пользу ближневосточного происхождения как индоевропейцев, так и всех прочих «ностратиков». Поэтому нельзя согласиться с С.Григорьевым, будто в ностратической теории есть отдельные «исследовательские проблемы», а в целом же она каким-то (совершенно непонятным для меня лично) способом подтверждает БВК.   

    Где и в чём «лингвистическая теория» может подтвердить идею происхождения индоевропейцев с  Ближнего Востока остаётся, таким образом, совершенно непонятным. Упрекая сторонников прочих «прародин» в декларативности, мой оппонент как раз демонстрирует яркий пример подобного подхода.
    Остаются ещё археологические аргументы и положения, которым автор, фактически устранившись от обсуждения лингвистических вопросов, уделяет основное внимание. Не вижу необходимости их здесь рассматривать хотя бы уже потому, что для С.Григорьева  они являются лишь чем-то вроде иллюстративного ряда к построенной всецело на лингвистических аргументах концепции Т.Гамкрелидзе и В.Иванова.
    Ну а вообще спасибо автору и модераторам Генофонда.рф за критику критики и за статью.
     Сергей Конча
    Литература: 
    Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. Т. I-II. Тбилиси: Изд-во Тбил. ун-та, 1984.
    Григорьев С. А. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинск, 1999.
    Конча С. В. Проблема спільноіндоєвропейської культурної термінології // Мовознавство. № 1. 1998. С. 54-62.
    Конча С. В. Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд) // http://генофонд.рф/?page_id=3952&cpage=1#comment-1096

    • Sergij_Kon сказал(а):
      2. Достаточно убедительных и достаточно многочисленных лингвистических следов пребывания ещё не разделившихся (или только что разделившихся) индоевропейцев в Передней Азии в виде топонимов или лексических заимствований не зафиксировано. Значимость этого обстоятельства особенно усиливает то, что именно из Передней Азии происходит большое количество древнейших в мире письменных текстов, причём на разных языках. С.Григорьев пытается парировать этот факт утверждением: «ситуация вполне нормальная, когда заимствования идут из более развитой культуры в менее развитую». Но из чего следует, что семиты или даже, не побоюсь сказать, шумеры, в 5 и 4 тыс. до н. э. уже имели более развитые культуры, чем гипотетические ближневосточные индоевропейцы? Семиты ещё не стали в то время аккадийцами и эблаитами, шумеры, по всей вероятности, ещё не спустились с гор.  Вся реконструкция Т.Гамкрелидзе и В.Иванова призвана как раз продемонстрировать, что индоевропейцы по уровню культуры были не ниже ближневосточных соседей.
      3. В Европе имеем полтора десятка индоевропейских языковых групп, а на Ближнем Востоке только три-четыре. Из них следы пребывания индоарийской имеют все признаки внешней привнесенности, а о пришлом характере носителей фригийского и армянского языков прямо говорят письменные источники.
      4. Хетто-лувийские и армянский языки имеют в себе солидные неиндоевропейские субстраты, а индоарийский выступает на Ближнем Востоке не более чем лёгким адстратом.
      5. Лингвистическая типологическая соотнесенность индоевропейского праязыка с ближневосточными, о которой говорят Т.Гамкрелидзе и В.Иванов, исходя, прежде всего, из своей глоттальной теории, мало что объясняет ввиду нашего очень смутного представления о языковых процессах и языковых ареалах в эпоху неолита-меди. В то же время, как несомненный факт имеем глубокое различие между индоевропейской, семитской, шумерской, картвельской, прочими кавказскими языковыми системами, что может свидетельствовать о формировании всех этих языков на значительном удалении друг от друга и об отсутствии тесных  связей между ними на ранних стадиях эволюции. 
      6. Северокавказские языки и шумерский фундаторами соответствующих теорий не включаются в ностратическое сообщество, некоторые же авторы склонны исключать из ностратического круга и афразийскую семью. Если всё это так, то ностратическая концепция даже в случае её подтверждения (а большинство лингвистов её пока не приемлют) не могла бы сыграть в пользу ближневосточного происхождения как индоевропейцев, так и всех прочих «ностратиков». Поэтому нельзя согласиться с С.Григорьевым, будто в ностратической теории есть отдельные «исследовательские проблемы», а в целом же она каким-то (совершенно непонятным для меня лично) способом подтверждает БВК.    Где и в чём «лингвистическая теория» может подтвердить идею происхождения индоевропейцев с  Ближнего Востока остаётся, таким образом, совершенно непонятным. Упрекая сторонников прочих «прародин» в декларативности, мой оппонент как раз демонстрирует яркий пример подобного подхода. Остаются ещё археологические аргументы и положения, которым автор, фактически устранившись от обсуждения лингвистических вопросов, уделяет основное внимание. Не вижу необходимости их здесь рассматривать хотя бы уже потому, что для С.Григорьева  они являются лишь чем-то вроде иллюстративного ряда к построенной всецело на лингвистических аргументах концепции Т.Гамкрелидзе и В.Иванова. Ну а вообще спасибо автору и модераторам Генофонда.рф за критику критики и за статью.  Сергей Конча Литература:  Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. Т. I-II. Тбилиси: Изд-во Тбил. ун-та, 1984. Григорьев С. А. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинск, 1999. Конча С. В. Проблема спільноіндоєвропейської культурної термінології // Мовознавство. № 1. 1998. С. 54-62. Конча С. В. Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд) // http://генофонд.рф/?page_id=3952&cpage=1#comment-1096

      2)На этом фоне особый интерес представляет короткая, но яркая полемическая заметка С. Вансеверен, посвященная проблеме обнаружения «нового» индоевропейского языка (S. Vanséveren. A “New” Ancient Indo-European Language? On Assumed Linguistic Contacts between Sumerian and Indo-European “Euphratic”, pp. 371—382). Работа направлена против серии исследований Г. Витакера (G. Whittaker. Traces of an Early Indo-European Language in Southern Mesopotamia // Göttingen Beiträge zur Sprachwissenschaft, 1, 1998; Word Formation in Euphratic // J. Clackson, B. Olsen (eds.), IndoEuropean Word Formation, Copenhagen, 2004; The Sumerian Question: reviewing the issues // W. H. Van Soldt (ed.) Ethnicity in Ancient Mesopotamia, 48th RAI. Leiden, 2005 и др.). В свое время, обнаружив в традиционно считающемся изолятом шумерском языке ряд лексем, имеющих сходство с индоевропейскими, Г. Витакер предположил наличие в Южной Месопотамии в 4 тыс. до н. э. не оставившего свидетельств и.-е. языка, который мог послужить источником для соответствующих заимствований (он насчитывает более 200 подобных корней). По его мнению, данный язык принадлежал скорее к западному типу и.-е. языков, имел ларин- галы и уже сформировал женский род. Как пишет С. Вансеверен, «теоретически факт обнаружения «нового» и.-е. языка возможен, однако конкретное исследование каждый ряд сталкивается с неразрешимыми трудностями» (р. 371)2. По мнению Г. Витакера, особого внимания в шумерском заслуживают отдельные «аномальные» слова, противоречащие традиционной фонотактике: лишенные вокалического сингармонизма, имеющие кластеры, а также представленные вариативно, что может говорить о возможном заимствовании. В своей критике данных идей, как мы позволим себе заметить, С. Вансеверен, возможно, слишком строга. Так, например, предложенное возведение nun/nin ‘царица’ и gan ‘женщина’ к и.-е. *gwen-/*gwneh2, по ее мнению, не могло дать столь вариативный анлаут, но ср. при этом галльск. geneta, gnata, neta, nata ‘девушка’ (Т. М.). Аналогичным образом автор «не может понять», каким образом, согласно Витакеру, и.е. *penkwe могло дать шумерск. kinga ‘пять’, как бы забывая о лат. quinque… Возражает автор и против предложенного Витакером отождествления шумерского peš ‘рыба’ с и.-е. *piski­, утверждая, что данная основа представлена только в латыни, а также германских и кельтских языках, и что само базовое понятие «рыба» на и.-е. уровне не реконструируется (р. 375). Это действительно так, однако привлечение славянских данных дает целый разброс продолжений данной и-е. основы для обозначения видов рыб (родо-видовой сдвиг — явление, достаточно частое в диахронической семантике). Кроме того, не следует забывать, что при реконструкции «евфратского» Витакер говорил лишь о заимствованиях в шумерском. Впрочем, на полемику мы не имеем права. Признавая наличие некоторого сходства шумерских и и.-е. основ, С. Вансеверин согласна, что при желании здесь можно действительно увидеть и.-е. заимствования, но не из эфемерного евфратского, а «из самого прото-индоев- ропейского» (р. 379), еще не распавшегося на диалекты. Что же касается «нового» индоевропейского языка, то его реконструкция представляется ей «хрупким карточным домиком» (р. 380). http://www.jolr.ru/files/(46)jlr2010-4(212-216).pdf
       
      3)Те же письменные источники(др.греческие) говорят и о приходе в Европу из Малой Азии Энетов-Венедов, а Библия все народы выводит из гор Араратских. Количество языков в Европе не о чем не говорит, главное когда они стали обособляться друг от друга. Время обособления какого нибудь дардских внутри индо-иранской группы можно сопоставить со временем еще предпологаемого балто-славянского единства. 
       
      4) Таким образом, в общегерманской лексике можно обнаружить группу слов сходной структуры, которые могут быть интерпретированы как след неизвестного «северного» субстрата. Даже самые активные критики германского субстратного списка, отмечают наличие в германском неиндоевропейских терминов, характерных для некоторых семантических полей (напр., названия представителей флоры и фауны), замечая, однако, что многое еще предстоит сделать для окончательного выяснения этого списка (Mees 2001: 28), с чем нельзя не согласиться. Наличие неэтимологизированных слов сходной структуры свидетельствуют все же о наличии в германском пласта субстратных заимствований из неизвестного языка (см., напр., Sausverde 1996: 142). Причем в ряде случаев эта лексика могла быть заимствована из субстратного языка и в саамо-прибалтийско-финский (как это могло произойти для слова для обозначения «моря»), а возможно и в некоторых случаях и в балтийские языки (ibid.: 139-140) и в италийские языки (Boutkan 1998). http://www.philology.ru/linguistics3/kuzmenko-11.htm#10 Почему нет этого субстрата в хеттском, армянском, индо-иранских, если в Европе ИЕ прародина? Все эти зыки просто обязаны были «захватить в вояж» груз этого субстрата с этой европейской прародины.
       
      Про выступление «легким адстратом» индоарийского на Бл.Востоке можете ссылку на специалиста предоставить?
       
       

      • В сети есть статья В. А. Дыбо
         
         

        ……Прежде всего, степь должна быть исключена мл регионов, заселенных праиндоевропейцами периода распада. В лексиконе присутствуют довольно высокие горы с большим количеством различных типов скал и острых или больших круглых камней . Иногда эти горы покрыты лесом. Имеются слова для узких проходов, ущелий, пещер, обрывов и пропастей, холмов, лощин, речных долин, заливных лугов. Реки определенно мельче, чем у праалтайцев (практически полностью отсутствует семантическое варьирование между рекой и морем); ср. здесь же существенно более слабую функцию рыболовства в индоевропейской экономике (выражающуюся значительно меньшим количеством наименований для частей тела рыбы, видов рыб и орудий рыболовства). Но, возможно, у них было поблизости море или большое озеро с песчаным берегом…..
        …..Заметим, что для надежно реконструируемой индоевропейской флоры характерны и хвойные (виды сосен и елей), и значительное разнообразие широколиственных деревьев (бук, граб, клен, вяз), как и узколиственных (рябина, ясень, береза, ольха), также растения подлеска с орехами и ягодами. Трудно связать это с конкретной климатической зоной, но отсутствие вечнозеленых растений (кроме хвойных, как тис и можжевельник), возможно, говорит о том, что прародину индоевропейцев не следует относить слишком далеко на юг. Весь список растений производит впечатление горного леса где-то в умеренной зоне (Балканы?). Индоевропейские названия трав (белена, чемерица, марь, дягиль, сныть, папоротник) скорее указывают на лес, чем на степь…….
        …..Основным родом хозяйственной деятельности для праиндоевропейцев, возможно, были земледелие и хорошо развитое оседлое скотоводство. По-видимому, были специфические инструменты для вспашки (по культурно-историческим причинам, мы не говорили бы здесь о плуге, но, тем не менее, кроме наименований мотыги в ПИЕ имеется общее название для вспашки, сохраняющееся в хеттском, от которого произведено ИЕ название плуга; можно восстанавливать общее название сошника — возможно, также специфический наконечник мотыги?). Имеется название для сена (отсутствует в праалтайском), что может указывать на зимнее стойловое содержание скота (в противоположность мене пастбищ у праалтайцев). В праиндоевропейском восстанавливается терминология коневодства, но не верховой езды. Основными видами скота были, по-видимому, крупный рогатый скот (для которого терминология более развитая, чем в праалтайском), козы, овцы, свиньи……
        ….Индоевропейское жилище было определенно не круглым (при наличии регулярной полисемии «внутренний угол» / «часть дома»), возможно, прямоугольным, многокамерным, но вряд ли многосемейным; реконструируется название кланового поселения с несколькими домами. Названия частей построек включают наименования деревянных деталей, возможно столбов, подпирающих крышу. Это вряд ли была полуземлянка (как в праалтайском); отсутствует также название дымового отверстия. Имеется несколько названий для жесткой (деревянной) двери с косяком и каких-то запорных устройств. Восстанавливаются названия вспомогательных строений, в частности, хлева (отсутствует в праалтайском), нет названии переносного жилища. Неясно, были ли ПИЕ поселения уличного или площадного типа, но какой-то тип структуры там присутствовал. Некоторые термины относятся к укрепленным поселениям; есть названия для дома правителя или вождя, для круглого храма….. http://www.philology.ru/linguistics1/dybo-06.htm

      • «Те же письменные источники(др.греческие) говорят и о приходе в Европу из Малой Азии Энетов-Венедов, а Библия все народы выводит из гор Араратских».
        Насчёт исторического авторитета Библии в подобного рода вопросах у меня большие сомнения. Что касается венетов, то не исключено, что какая-то их часть действительно мигрировала из Малой Азии на запад, быть может вместе с той волной миграций, которая привела в Европу и этрусков, быть может, даже и по морю. Это была, по-видимому, уже возвратная миграция, так как первоначально венеты могли оказаться в М.Азии вместе с прочими «народами моря» — фригийцами, данайцами, пелестами-пеласгами и проч. Все эти вопросы, конечно, дискуссионны, но Ваш пример не опровергает показательности античных источников.
        «Количество языков в Европе не о чем не говорит, главное когда они стали обособляться друг от друга. Время обособления какого нибудь дардских внутри индо-иранской группы можно сопоставить со временем еще предпологаемого балто-славянского единства.»
        Нет сомнения, что большинство европейских языков разделились ранее , чем индо-иранские внутри себя. Количество языков хоть и не «железный» аргумент, но всё таки аргумент.
        «Почему нет этого субстрата в хеттском, армянском, индо-иранских, если в Европе ИЕ прародина? Все эти зыки просто обязаны были «захватить в вояж» груз этого субстрата с этой европейской прародины.»
        Наверное, потому же, что нет его в славянском, кельтских, греческом и проч. Если данные наблюдения о субстратах подтвердятся, они укажут на некий циркумбалтийский (приморский) регион, а собственно прародина могла лежать и где-то южнее, т. о. не все ИЕ были «обязаны» «хватать» этот субстрат.
        Большое спасибо за ценную инфомацию по субстратам!
        Сергей К.
         
         
         

        • Sergij_Kon сказал(а):«Те же письменные источники(др.греческие) говорят и о приходе в Европу из Малой Азии Энетов-Венедов, а Библия все народы выводит из гор Араратских». Насчёт исторического авторитета Библии в подобного рода вопросах у меня большие сомнения. Что касается венетов, то не исключено, что какая-то их часть действительно мигрировала из Малой Азии на запад, быть может вместе с той волной миграций, которая привела в Европу и этрусков, быть может, даже и по морю. Это была, по-видимому, уже возвратная миграция, так как первоначально венеты могли оказаться в М.Азии вместе с прочими «народами моря» — фригийцами, данайцами, пелестами-пеласгами и проч. Все эти вопросы, конечно, дискуссионны, но Ваш пример не опровергает показательности античных источников. «Количество языков в Европе не о чем не говорит, главное когда они стали обособляться друг от друга. Время обособления какого нибудь дардских внутри индо-иранской группы можно сопоставить со временем еще предпологаемого балто-славянского единства.» Нет сомнения, что большинство европейских языков разделились ранее , чем индо-иранские внутри себя. Количество языков хоть и не «железный» аргумент, но всё таки аргумент. «Почему нет этого субстрата в хеттском, армянском, индо-иранских, если в Европе ИЕ прародина? Все эти зыки просто обязаны были «захватить в вояж» груз этого субстрата с этой европейской прародины.» Наверное, потому же, что нет его в славянском, кельтских, греческом и проч. Если данные наблюдения о субстратах подтвердятся, они укажут на некий циркумбалтийский (приморский) регион, а собственно прародина могла лежать и где-то южнее, т. о. не все ИЕ были «обязаны» «хватать» этот субстрат. Большое спасибо за ценную инфомацию по субстратам! Сергей К.      

          1)Античные источники разнообразны, но объединяет их общее желание видеть все народы потомками эллинов. Катона эта черта греков сильно возмущала, греки считали италийцев переселенцами из Эллады. Античным данным можно доверять, если они фиксировали современные им события.
          2)Есть сомнения: 

          Приёмы ареальной лингвистики сегодня вошли также в состав исследовательского инструментария  сравнительно-исторического языкознания. С их помощью, например, к середине 20 в. было доказано, что вычленение германской языковой общности из западного ареала индоевропейских языков имело место в относительно позднее время, а не в праязыковую эпоху, т.е. не во 2-м тыс. до н.э., и что отдельные ареалы германской языковой общности образовались не в 7 в. до н.э., а лишь в последние века до и в первые века после н.э. Ареальный анализ не только фонетических и грамматических изоглосс в германских и других индоевропейских языках подтвердил сызначальное вхождение германских языков в общеевропейскую общность (вместе с языками италийскимми, кельтскими, балтийскими, куда позднее вошли языки славянские после распада их связей с языками иранскими и сближения с языками балтийскими).
          Вовлечение в ареальный анализ лексики (корнеслова) позволило более доказательно разграничивать факты древней локальной общности и факты более поздней временной ареальной общности. В системе германского словаря при учёте тематически организованных групп лексики, кроме исконно общеиндоевропейского пласта, были выделены пласты общеевропейский, германо-балтийский, германо-славянский, германо-италийский, германо-кельтский (отчасти германо-итало-кельтский).
          Материал показал, что членение индоевропейской языковой общности в разные исторические эпохи было различным. Одни и те же языки могли включаться в границы разных языковых ареалов. Более ранним для германских диалектов явилось вхождение в один ареал с диалектами, которые легли в основу балтийских языков. Позднее предки германцев оказались частью ареала, общего с италийскими племенами, а также, возможно, с иллирийцами и венетами (на территории Центральной Европы). После ухода италиков на территорию Аппенин германцы оказались в тесном и длительном соседстве с кельтами, подвергшимися в первые века н.э. романизации.
          В результате в древних германских диалектах формировались черты, которые сближали их и с восточными, и с западными европейскими диалектами. Германские языки заняти промежуточное положение между балтийскими (и отчасти славянскими) на востоке и италийскими кельтскими языками на юге и на западе. В целом же германские языки всегда входили в европейскую языковую общность, которая, как некое единство, сложилась после распада общеиндоевропейского единства в результате тесных контактов обособившихся диалектов, противостояло юго-восточному ареалу индоевропейских языков. Об этом давнем противостоянии свидетельствует, в частности, значительно меньшее число лексических параллелей между германскими языками, с одной стороны, и греческим, индо-иранскими, армянским и другими языками юго-восточного ареала, с другой стороны. Совпадающие слова не образуют семантических и словообразовыательных групп. Германо-индийские, германо-греческие, германо-армянские, германо-тохарские, германо-хеттские, германо-албанские лексические совпадения выступают рудиментами наиболее древних, первичных диалектных индоевропейских связей, которые прекратились в очень давнее время.
          Общегерманский язык выделился из западного ареала индоевропейской языковой общности (раннегерманский период). В пределах германского ареала (в позднегерманский период) появились такие пучки изоглосс, которые позволили конституироваться отдельным группам германских диалектов. Их удаление друг от друга и их сближение друг с другом в рамках других диалектных ареалов привело к образованию сперва южногерманской (континентальной) и северногерманской (скандинавской) общностей, а затем к формированию восточногерманской общности, к противостоянию общностей западногерманской, северногерманской и восточногерманской.

          http://homepages.tversu.ru/~ips/6_06.htm
           
          3) Если «южнее», то это области расселения неолитических земледельцев из Пер.Азии.

          • 1) Не обязательно. Ни скифов, ни кельтов, ни эфиопов из Греции ведь не выводят. А то, что Греция для древних греков была пупом земли (как и для любого другого народа их родина в те времена), так это просто выносим за скобки. Производить италийцев из Греции имели некоторое право, т.к., Греция мощно влияла на Италию ещё со времён Микен, а многие современные итальянские лингвисты склонны выводить италийские племена с Балканского п-ва.
            2) Даже если считать балто-славян как одну группу и германо-кельто-италийцев с иллирийцами тоже как одну, то всё равно в Европе имеем 6-7 групп, а на Ближнем Востоке реально только две. И это при том что история и лингвогеография БВ в 3 и 2 тыс. известны гораздо лучше — т. е. не исключено, что в Европе были ещё какие-то и.-е. группы вымершие уже к 1 тыс.
            3) В какой-то мере да. Но «ленточники» по всей вероятности не сплошь заселяли северные равнины, а чересполосно с автохтонами, которые не имели ещё керамики и поэтому хуже фиксируются. КВК (на мой взгляд автохтонная) формируетя вначале в средней Польше и, если не ошибаюсь, в Германии, и лишь позднее распространяется к морям. Нельзя упускать из виду и восточноевропейское «лесное» население.   
               

            • Sergij_Kon сказал(а): 1) Не обязательно. Ни скифов, ни кельтов, ни эфиопов из Греции ведь не выводят. А то, что Греция для древних греков была пупом земли (как и для любого другого народа их родина в те времена), так это просто выносим за скобки. Производить италийцев из Греции имели некоторое право, т.к., Греция мощно влияла на Италию ещё со времён Микен, а многие современные итальянские лингвисты склонны выводить италийские племена с Балканского п-ва. 2) Даже если считать балто-славян как одну группу и германо-кельто-италийцев с иллирийцами тоже как одну, то всё равно в Европе имеем 6-7 групп, а на Ближнем Востоке реально только две. И это при том что история и лингвогеография БВ в 3 и 2 тыс. известны гораздо лучше — т. е. не исключено, что в Европе были ещё какие-то и.-е. группы вымершие уже к 1 тыс. 3) В какой-то мере да. Но «ленточники» по всей вероятности не сплошь заселяли северные равнины, а чересполосно с автохтонами, которые не имели ещё керамики и поэтому хуже фиксируются. КВК (на мой взгляд автохтонная) формируетя вначале в средней Польше и, если не ошибаюсь, в Германии, и лишь позднее распространяется к морям. Нельзя упускать из виду и восточноевропейское «лесное» население.       

              1) Кельтов и Эфиопов они вообще не выводят, проявляя к ним равнодушие. Про скифов Геродот выдал три версии. Согласно одной, услышанной от греческих колонистов, скифы потомки Геракла. Часто сведения одного грека противоречат сведениям другого. 
               
              Какие именно итальянские лингвисты, можно ссылки?
               
              2)Шесть или семь? В таких вопросах лингвисты не любят допускать неточности, насколько я понял. Такая формулировка подразумевает гипотетичность данных, а следовательно и гипотетичность выводов, построенных на таких данных. К примеру переселение хеттов из Европы в М.Азию преподносится, как доказанное событие и факт, когда на самом деле это всего лишь предположение, одна из гипотез. Есть мнение, что они двигались из степей, такое же гипотетическое. Неоспоримо только присутствие хеттов в Малой Азии на рубеже 3 и 2 тыс. до н.э. и фиксация этого языка в самых ранних письменных источниках оттуда, конкретно: 

              Некоторые аспекты этнической истории Анатолии II тыс. до н. э. представляются бесспорными. Самообозначение хеттского языка как неситского (ср. хеттские наречия nisili, nāsili, nesumnili ‘на неситском языке’) связано с древним топонимом Неса, который был идентифицирован с поселением Кюльтепе, неподалеку от Кайсери, в Центральной Анатолии1 . Этот город, известный в хеттских и аккадских источниках как Канеш, был важным торговым центром в XX–XVIII вв. до н. э., служа крупной торговой факторией (kārum) для ассирийских купцов 2 . Большинство анатолийских имен, сохраненных в записях ассирийских колонистов, которые были раскопаны в Канеше, похоже, являются хеттскими [Garelli 1963: 133–152]. Анитта, правитель Канеша/Несы, успешно одолел коалицию вражеских князей и установил свое господство над большей частью Центральной Анатолии. Хаттский город Хаттуса, разрушенный Аниттой, был позже восстановлен и заново заселен, играя роль нового административного и культового центра. Хеттский (неситский) был основным официальным языком государства, созданного вокруг Хаттусы, политическая история которой в период между XVII и XIII вв. до н. э. хорошо известна из письменных источников. В настоящей работе используются термины Древнее царство (XVII–XV вв.), раннее Новое царство (первая половина XIV в.) и империя Хаттусы (вторая половина XIV в. — начало XII в.), приблизительные аналоги которых, Old Kingdom, Early New Kingdom и Hittite Empire, можно найти в монографии [Bryce 2005]3 . В то же время имеются многочисленные нерешенные вопросы в этнической истории Анатолии периода бронзового века; для ответов на эти вопросы требуется палеосоциолингвистическое исследование. Один из таких вопросов, явившийся стимулом для данной работы, касается истории лувийских языковых сообществ. Хеттские законы содержат небольшое количество ссылок на страну под названием Лувия, не сопровождаемые географической идентификацией этого региона, в то время как группа других текстов вводит отрывки, которые, по-видимому, произносились luwili ‘на лувийском языке’, хотя не все они действительно записаны по-лувийски. Этим исчерпывается доступная историческая информация о Лувии и лувийском языке  http://www.philol.msu.ru/~ref/2015/2015_YakubovichIS_diss_10.02.20_80.pdf
               

              Т.е. самые ранние письменные данные из Малой Азии, конкретно записи ассирийских купцов из Канеша, фиксируют хеттские имена. 
              В юриспруденции непозволительно использование домыслов и гипотез в виде доказательств. За такие вещи прокурор или следователь имеют возможность получить реальный срок за подлог. Похоже потребность исторической науки в масштабной чистке от гипотетических допущений и предположений, которые представляются как истина и реальные факты, уже назрела. Без предположений и допущений нельзя конечно, но и злоупотреблять ими тоже неверно. Лучше заранее определить твердые факты, а предположения и гипотезы выводить из этого, а не наоборот.
               
              3) Тоже гипотетично.

              • Уважаемый Arepo! 
                 Мы с Вами сейчас не в юриспруденции. То, что какое-то утверждение гипотетично не обязательно означает его заведомую ошибочность. К чему у Вас претензии в данном случае? К тому, что я сказал: 6 или 7? Если Вы вознамеряетесь дискутировать о прошлом индоевропейцев на научном уровне, то должны бы знать, что нет единого мнения о подразделении языковых групп: например италийские языки, быть может, составляют одну группу, а, быть может делятся, на две или три, дако-мезийцев и фракийцев одни авторы рассматривают как одну группу, другие как две, неясно является ли албанский потомком какой-то из известных в древности групп, или составляет особую… Кроме того, дискуссионно классификационное определение таких языков как лигурийский и ретийский. Так что я вполне мог сказать: «или шесть, или семь, или восемь, или десять» и был бы прав. Вы будете требовать ссылок? Я говорю о банальных общеизвестных вещах. Откройте для начала Википедию. Если Вы ищете в науке математическую точность, то Вы точно занялись не той её отраслью. 
                Совершенно согласен с Вами в том, что: «Лучше заранее определить твердые факты, а предположения и гипотезы выводить из этого, а не наоборот». Но эта фраза звучит у Вас, как претензия ко мне. В чём я по-Вашему поступаю наоборот?
                Сергей Конча.

  • В первую очередь я хотел бы поблагодарить С.В. Кончу за развернутый комментарий к моей статье, и сразу перейти к сути его замечаний. Сергей Викторович, я должен принести Вам свои извинения, если у Вас сложилось впечатление, что я игнорирую некоторые Ваши высказывания из статьи или те, которые я оставлю без внимания из Вашего комментария. Дело в том, что я изначально пояснил, что я не собираюсь обсуждать специфических лингвистических проблем. Вы ведь тоже, насколько я понимаю, не лингвист. А трудно найти более странную картину, чем двух историков, ожесточенно обсуждающих проблему справедливости ирано-картвельских изоглосс или озвончения глоттальных серий. То же самое можно сказать о лингвистах, когда они пытаются оперировать археологическими данными. Пример – та же халафская культура. Обсуждая металлообработку, я ее, кстати, в виду не имел, речь о более ранней стадии. И в данном случае совершенно неважно то, что Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов назвали развитой эту ИЕ металлургию, базируясь на соотнесении металлов с какими-то цветами. Суть там предельно конкретная – неразвитость терминологии, известна только ковка, и это имеет точные аналоги в Северной Месопотамии в 8-6 тыс. до н.э. Как и прочие реалии хозяйства. Я не могу обсуждать правы ли эти авторы в реконструкции хозяйства. Пусть это делают лингвисты. Но их реконструкция совершенно однозначно совпадает с хозяйством Северной Месопотамии. Вы знаете лингвистические основания, указывающие на то, что земледелия не было и хозяйство было скотоводческим? Приведите, пожалуйста. Вы отсылаете к своей работе, которую я, к сожалению, не смог найти, но Вы, в любом случае, не лингвист. Поэтому, если там историческая аргументация, пришлите, пожалуйста, украинский для меня не проблема. Если лингвистическая, то пусть ее правомерность обсуждают лингвисты. Или приведите работы лингвистов, которые бы это показали. Монографию М. Гимбутас приводить не надо. Я ее внимательно читал. Там только Дереивка и фигурки лошадок из Съезжего. К делу не относится.
    Повторяю главное – земледельческая терминология восходит к ПИЕ состоянию, хотя там есть проблемы с какими видами зерна следует соотносить тот или иной термин (самый ранний злак, видимо, ячмень), но это были земледельцы. Исключение – индо-иранцы, у которых эта общая терминология отсутствует (см. EncyclopediaofIndo-Europeanculture, 1997, p. 7). Это общепринятые вещи, и реконструкция Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова от этого принципиально не отличается. Поэтому дальнейшее обсуждение восточноевропейской прародины надо прекращать, поскольку она оснований под собой не имеет. Ну почитайте, пожалуйста, Гимбутас, не ограничивайтесь ссылками на нее. Там еще важные факты про ИЕ культуру – наличие кинжалов. Просто бесспорный аргумент! Если знаете иные аргументы в пользу скотоводческого хозяйства ИЕ – приведите, пожалуйста. Или иную реконструкцию, основанную на лингвистическом материале и сделанную профессиональным лингвистом. Поэтому персонально мы с Вами можем обсуждать как данность наличие этой реконструкции Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова или отраженной в EncyclopediaofIndo-Europeanculture, и если у Вас есть возражения к тому, что я писал о соответствии этому месопотамского хозяйства (отсутствие этого состава стада, этого состава злаков, ткачества или чего-то еще), я готов обсуждать. Но не справедливость лингвистических реконструкций. Извините, такого образования у меня нет.
    И, кстати, мне кажется неправильным в дискуссии неточное использование фактов, мнений и цитат. Пример из Вашего комментария: “Впрочем, меня и здесь можно обвинить в неточности цитирования, так как определённые сомнения у С.Григорьева всё же присутствуют. Так он пишет: «Но даже, если мы не будем вдаваться в детали с различными стадиями этого развития, я думаю, что ни у кого из участников дискуссии нет сомнений, что ИЕ общество было земледельческим. Этот простой базовый факт позволяет исключить из рассмотрения Понто-Каспийские степи…». Т. е. автор допускает, что в  принципе многие фрагменты реконструированного комплекса культуры (как-то: металлообработка, колёсный транспорт, специфика социальной структуры) могут быть и устранены, но земледелие всё же останется незыблемым.”
    Мое предложение игнорировать детали базируется как раз на уверенности в том, что они вполне соответствуют, но можно обойтись даже без них, поскольку при обсуждении степной гипотезы вполне достаточно и фактов земледелия.
    Та же ситуация в статье, которую Вы рекомендовали перечитать, обращая внимание на упущенные мной детали. Из Вашей статьи: “Большинство авторов, в том числе, признающие реконструкции Т.Гамкрелидзе, В.Иванова в области культуры, локализуют совокупность разделившихся индоевропейских диалектов между Средним Дунаем и Днепром или между Альпами и Волгой”. – И ссылка: “Широко распространено мнение, согласно которому степи Восточной Европы послужили исходной областью миграции ариев на юг и юго-восток, из района Нижнего Подунавья переместились в южную часть Балканского полуострова предки эллинов, со Среднего Дуная двинулись в Италию италийцы и т. д. [ср. Порциг, 1964; Широков, 1988; Гиндин, 1992; Клейн, 2007, 2010; Дыбо, 2013: 101-105 и мн. др.]”.
    Но В.А. Дыбов своей работеДиалектное членение праиндоевропейского по акцентологическим данным” обсуждает новую проблему, для меня не очень понятную, так как акцент – наиболее подвижная часть языка, как мне кажется. Но независимо от правоты этого подхода, в работе нет ничего, что указывало бы на какую-то локализацию ИЕ прародины, исходящую именно из этого подхода или из лингвистики. Выделяются две группы языков, которые сопоставляются с произвольно взятыми археологическими группировками.
    Еще более загадочна ссылка на работу Л.А. Гиндина “Пространственно-хронологические аспекты индоевропей­ской проб­ле­мы и «карта предполагаемых прародин шести ностратических языков”. Этот автор основывается на вполне очевидных реконструкциях присутствия анатолийских диалектов на Балканах и идее Меллаарта о миграции лувийцев в Анатолию. С этим я не спорю, и, кстати, сам Гиндин в этой же работе указывает на согласованность этого факта с анатолийской теорией, в связи с чем необходимо удревнять ПИЕ состояние. С чем я тоже полностью согласен.
    Еще раз: эти факты не отрицают теорию Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова. Кстати, как и Ваш посыл, если читать его внимательно. Повторяю его еще раз: “Большинство авторов, в том числе, признающие реконструкции Т.Гамкрелидзе, В.Иванова в области культуры, локализуют совокупность разделившихся индоевропейских диалектов между Средним Дунаем и Днепром или между Альпами и Волгой”. Кто бы спорил? Но речь именно о разделившихся, а это не относится к локализации прародины.
    Поэтому остается главный вопрос – чем объяснить приведенные Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Ивановым факты? Широков и Трубачев обсуждали конвергенцию языков. Возможно, но это не отменяет древа ИЕ языков, хотя усложняет проблему. Приводимые Трубачевым археологические доказательства, напр. фатьяновская миграция как тохарская – неудачны. А лингвистические – напр. славяно-балканские связи, могут объясняться как более поздними контактами, так и любым иным вариантом прародины, так как это связи внутри ИЕ семьи. Но это тоже все проблема лингвистов — к чему восходит тот или иной термин, не является ли он поздним заимствованием и т.д. Много вариантов, и уже после лингвистической проработки историки могут начинать обсуждение — возможны ли какие-то археологические объяснения. 
    Аргументы по поводу письменных источников и отсутствия на Ближнем Востоке ИЕ народов. Но, письменные источники появляются только в 3 тыс. до н.э. и первоначально в Южной Месопотамии. Северные ареалы они охватывают во 2 тыс. до н.э., когда большинство ИЕ уже покинуло эту зону, часть проживала в периферийных районах, не охваченных письменными источниками, часть отражена достаточно хорошо (хетты, лувийцы, палайцы, арии), а присутствие некоторых реконструируется (тохары, см. Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс., 1989. Первые индоевропейцы в истории: предки тохар в древней Передней Азии // ВДИ, № 1.). Может недостаточно, но категорически не допускает рассуждений на тему – почему ИЕ не отражены письменными источниками? Со временем появится что-то дополнительное к этому.
    А что касается подсчетов количества ИЕ языков в Европе и на Ближнем Востоке, то это не аргумент, где-то они сохранились и имели возможность расширяться, где-то нет, тут вариантов развития ситуации может быть множество. Другой такой способ – поиски центра распространения языков как делал Мэллори. При таких подходах – где мы должны локализовать прародину тюркских народов? В первом случае – где-то от Закавказья до Волги, а во втором – в Южной Сибири, где она и была. Но это случайное совпадение, исключительно благодаря якутам.
    И я писал не об этом всем даже. Нет смысла в обсуждении отдельных фактов, которые можно трактовать с разных позиций. Нужно смотреть на все это в системе. Собственно, проблема сводится, на мой взгляд, к простой вещи. Мне не известны убедительные лингвистические основания для локализации ИЕ прародины в степи или в Европе. Если Вы их знаете, приведите, пожалуйста. Подчеркиваю, что речь идет о лингвистических основаниях. И это не Мэллори, Энтони, Гимбутас (они не лингвисты). И даже не И.М. Дьяконов, который привел критику ближневосточной локализации, но не привел доказательства в пользу балканской. Он только высказал мнение в ее пользу. Если Вы знаете убедительные аргументы Дьяконова, приведите их, пожалуйста. Итак – каковы лингвистические основания любой европейской локализации? И есть вторая проблема. Как бы мы ни называли это – миграциями или культурными влияниями – мы постоянно фиксируем на археологическом материале проникновение ближневосточного комплекса на север. Но ничего подобного в обратном направлении нет. Вариации возможны лишь комбинированием балканской теории с ближневосточной. Или Вы в состоянии, все же показать все эти миграции из степи или из Центральной Европы? Но даже здесь надо помнить о том, что европейский комплекс пришел в неолите из Анатолии. Или Вы настаиваете на неких мезолитических центральноевропейских корнях, если я правильно понял Ваш автореферат? Но мне показалось, что, все же, уже нет.
    Я ведь специально постарался задать наиболее общий фон, чтобы отсеять лишнее на базе типа хозяйства и ландшафта. Это позволяет не рассматривать степь. После этого можно перейти к проблеме Ближний Восток VS Центральная Европа. И для начала повторяю, это должны быть лингвистические аргументы, и прошу прощения за свою неосведомленность, для Восточной Европы мне таковые не известны. Но я готов их выслушать.
     
    Станислав Григорьев

    • Балканы в культурном плане были ближе к Малой Азии, чем к Центр.Европе на протяжении длительного времени. Еще в 19 веке Балканы в европейских источниках назывались «Ближним Востоком». Скорее всего это связано с Османской Империей. До неё была Византийская Империя, а еще раньше Римская, эллинистический мир наследников Александра. Греческие источники классического периода гораздо точнее описывают Персию, Египет, Вавилон, по сравнению со сведениями о Западной и Центральной Европе того периода. Греки во времена Гомера-Геродота даже не знали про истоки Дуная, тогда как про Евфрат или Галис они знали заметно более подробно. Это может свидетельствовать об интенсивности контактов античных греков.

      • Нет, тут лучше не путать, Османская империя тут ни при чем, как и античность. Особая ситуация. В неолите там был единый балкано-анатолийский археологический комплекс. Миграции были очень интенсивные. Судя по всему, это было обусловлено тем, что Босфор и Дарданелы в это время не существовали. Но с начала балканского энеолита все связи как обрезало. Это уже две абсолютно разные системы, не имеющие контактов вплоть до периода Кум-Тепе (прежде Трои I).

        • Станислав Григорьев сказал(а): Нет, тут лучше не путать, Османская империя тут ни при чем, как и античность. Особая ситуация. В неолите там был единый балкано-анатолийский археологический комплекс. Миграции были очень интенсивные. Судя по всему, это было обусловлено тем, что Босфор и Дарданелы в это время не существовали. Но с начала балканского энеолита все связи как обрезало. Это уже две абсолютно разные системы, не имеющие контактов вплоть до периода Кум-Тепе (прежде Трои I).

          Период Кум-Тепе(прежде Трои I) это период перехода энеолита к бронзовому веку на Балканах?

            • Спасибо за ответ! С какой стороны пришел бронзовый век, из М.Азии на Балканы или из Балкан в М.Азию? Распад культур энеолита Балкано-Карпатской Металлургической Провинции произошел до появления признаков бронзы на Балканах, или произошла резкая смена? Насколько я помню, культуры энеолита Балкано-Карпатской МП не имели влияния, в виде преемственности, на последующие культуры бронзы Циркумпонтийской Металлургической Провинции. В какой части ареала БКМП культуры энеолита дольше всего сохранялись, на юге(по соседству с М.Азией) или на севере(по соседству со степными культурами)

              • Извините, что задержался с ответом. Прислали верстку монографии вычитывать. Как обычно, срочно. По Вашему вопросу. Да, безусловно, РБВ Анатолии и Закавказья формируется под влиянием Балкан. Это в культурном плане, и я думаю, что более развитые социальные системы появляются оттуда. При этом технологии металлургические развиваются прежние, местные, но резко растет объем производства. Это уже следствие востребованности металла и социально-экономических процессов. Мне в Армении коллеги показывали посуду раннего куро-аракса – очень похоже на балканскую энеолитическую, тут Андреева на 100% права. То есть – это наиболее точный ответ на вопрос о том, в какой части ареала БМАК культуры БМАК сохранялись – за пределами БМАК, в Анатолии и Закавказье.
                Что касается Балкан, то, насколько я знаю, прежние энеолитические культуры сохраняются дольше на юго-западе Болгарии, в остальном все меняется довольно быстро. То, что Вас интересует я, кажется, не встречал, может не отражено в литературе, может я упустил из виду. Посмотрите, пожалуйста, в моей монографии по этому периоду – стр. 362-370, 381, 382. Там в общих чертах, но приведена литература, которую можно посмотреть для более подробного представления. Вероятно, прежнее население частично входит как субстрат в новые образования, но тут я ручаться на могу, не знаю настолько хорошо этот материал.
                И есть вещи, на которые нельзя ответить однозначно:
                “Распад культур энеолита Балкано-Карпатской Металлургической Провинции произошел до появления признаков бронзы на Балканах, или произошла резкая смена?”
                 
                Что понимать под бронзой? Мышьяковые бронзы были для БКМП не характерны, чистая медь. Но были странные эпизоды, даже эпизоды с оловянной бронзой. Это везде есть в энеолите – от Иберии до Балкан, Анатолии и Урала (я сделал сводку в главе по энеолиту — см. Григорьев С.А., 2013. Металлургическое производство в Северной Евразии в эпоху бронзы. — Челябинск: Цицеро. Доступ https://islandvera.academia.edu/StanislavGrigoriev но, кажется, я не все данные собрал для западных Балкан, появились новые сводки, посмотрите работы вот этой дамы: Miljana Radivojević). Но повторяю, что в основе была читая медь, поэтому отдельные эпизоды сути дела не меняют. Извините, может я не точно понял смысл Вашего вопроса.

                • Станислав Григорьев сказал(а): Извините, что задержался с ответом. Прислали верстку монографии вычитывать. Как обычно, срочно. По Вашему вопросу. Да, безусловно, РБВ Анатолии и Закавказья формируется под влиянием Балкан. Это в культурном плане, и я думаю, что более развитые социальные системы появляются оттуда. При этом технологии металлургические развиваются прежние, местные, но резко растет объем производства. Это уже следствие востребованности металла и социально-экономических процессов. Мне в Армении коллеги показывали посуду раннего куро-аракса – очень похоже на балканскую энеолитическую, тут Андреева на 100% права. То есть – это наиболее точный ответ на вопрос о том, в какой части ареала БМАК культуры БМАК сохранялись – за пределами БМАК, в Анатолии и Закавказье. Что касается Балкан, то, насколько я знаю, прежние энеолитические культуры сохраняются дольше на юго-западе Болгарии, в остальном все меняется довольно быстро. То, что Вас интересует я, кажется, не встречал, может не отражено в литературе, может я упустил из виду. Посмотрите, пожалуйста, в моей монографии по этому периоду – стр. 362-370, 381, 382. Там в общих чертах, но приведена литература, которую можно посмотреть для более подробного представления. Вероятно, прежнее население частично входит как субстрат в новые образования, но тут я ручаться на могу, не знаю настолько хорошо этот материал. И есть вещи, на которые нельзя ответить однозначно: “Распад культур энеолита Балкано-Карпатской Металлургической Провинции произошел до появления признаков бронзы на Балканах, или произошла резкая смена?”   Что понимать под бронзой? Мышьяковые бронзы были для БКМП не характерны, чистая медь. Но были странные эпизоды, даже эпизоды с оловянной бронзой. Это везде есть в энеолите – от Иберии до Балкан, Анатолии и Урала (я сделал сводку в главе по энеолиту — см. Григорьев С.А., 2013. Металлургическое производство в Северной Евразии в эпоху бронзы. — Челябинск: Цицеро. Доступ https://islandvera.academia.edu/StanislavGrigoriev но, кажется, я не все данные собрал для западных Балкан, появились новые сводки, посмотрите работы вот этой дамы: Miljana Radivojević). Но повторяю, что в основе была чистая медь, поэтому отдельные эпизоды сути дела не меняют. Извините, может я не точно понял смысл Вашего вопроса.

                   Огромное спасибо за ответ. Мнение и знания специалиста всегда ценные. Под бронзой на Балканах я хотел спросить про т.н. Циркумпонтийскую МП эпохи ранней бронзы. Как она появилась на Балканах, есть ли преемственность между культурами энеолита БКМП и рб ЦМП на Балканах, или рб пришла из вне на Балканы. Если второе, то из степей или из М.Азии? Ваш ответ более информативен. Получается металлурги Балкан пришли в Пер. Азию, где нашли рудники, но медь там была с примесью мышьяка, так появилась бронза. Миграции могли быть связаны с иссяканием руды на Балканах, либо дров, которых надо очень много для обработки медной руды. Бронза плавится при менее низких темп., а это уже сильное преимущество. Так начала формироваться Циркумпонтийская МП ранней бронзы, поглотив исходный энеолит Балкан. Могло так быть? 

                  • Вновь извините за задержку с ответом. Вообщем, это все очень непростые вопросы. Во-первых, по преемственности с прежними культурными образованиями. Здесь та же проблема различия фиксации явления археологией, лингвистикой и генетикой, которую мы уже обсуждали. Из того, что удается реконструировать по археологическому материалу, можно сделать достаточно однозначный вывод: всегда сохраняется местный субстрат, который участвует в культурогенезе. В Северной Евразии наиболее чистый переднеазиатский компонент – синташтинский, но и там есть восточноевропейские полтавкинские и катакомбные включения. Я это всегда понимал, но недооценивал. Но сейчас удалось разобраться с интересным явлением – после занятия территории в Зауралье синташтинцы живут компактно, а вокруг них располагается зона, заселенная смесью синташтинцев и восточноевропейских популяций, сдвинувшихся с ними на восток. И именно там начинают формироваться более поздние, постсинташтинские культурные образования, петровские и алакульские, причем, уже в синташтинское время (Григорьев, 2015). Но тут надо понимать, что имеется в виду. Это именно черты той и иной культуры. Причем, восточноевропейские включение выражены, прежде всего, в керамике, то есть женском производстве. А.А. Хохлов (1996) показал, что антропологически потаповцы (это вариант синташтинцев в Поволжье) различаются – мужские популяции более средиземноморского типа, а женские – более уралоидные. Но это не закон, конечно, часто и мужская часть местного субстрата участвовала в культурогенезе. И у генетиков эта роль местного субстрата почти всегда получается очень высокой. А у лингвистов наоборот. Как то в беседе Вячеслав Всеволодович Иванов сказал, что на его взгляд очень часто местное население вырезалось. Наверное, случалось и такое, но вероятнее иное объяснение. Язык – это, ведь, не набор слов, это еще сложная система, в том числе и система мышления. Поэтому слова могут заимствоваться, но там, где их не хватает. А смесь двух языков невозможна. В каких-то случаях это происходит, конечно, появляются разные колониальные смеси, но я не знаком с этим хорошо и не знаю, каково там соотношение собственно словаря и структуры. Человек же, в первую очередь обращает внимание именно на словарь. Но мне кажется, что это все временные варианты. В основе, все же заимствование языка пришельцев или местного населения. В Галлии – первый вариант при римлянах и второй с германцами, со множеством чудных нюансов. Отсюда и исходит впечатление, что местный субстрат исчез оставив некоторые слова.
                    Но, это теория. К Вашему вопросу. Конечно, местное балканское население участвовало в культурогенезе эпохи бронзы. Прямые волны из Анатолии не ощущаются, но опосредованные через степь – да. На Балканы продвигается степное население, среднестоговское, новоданиловское. И последнее имеет закавказские параллели (я Вам давал сноску на свою работу, там это описано). Есть анатолийский компонент в этом комплексе. Особенно ярко это проявляется в технологии мышьякового “серебрения” кинжалов, чисто анатолийской. Плюс, безусловно участие центральноевропейского компонента. Это был не одномоментный процесс, растянутый и сложный. Он и спровоцировал уход части прежних популяций в Анатолию. Плюс были экологические и тектонические, как кажется, проблемы. И охватывали они не только Балканы, что и вело к этим перемещениям. Просто так люди двигаться не станут. За рудой тоже. Часто в археологии пишут о миграциях в стремлении выйти на некие рудники. Это все неправда, при дефиците находят новые местные, трансформируют технологию, даже на каменное сырье возвращаются, если нет проблем с пропитанием. Все эти миграции не от хорошей жизни. А в Анатолии эти ребята контактировали с местными и отсюда местная традиция мышьяковых лигатур (часто это именно лигатуры, а не медная руда с мышьяком). И тут важно не только снижение точки плавления (температура плавления чистой бронзы проблемой не была), а то, что лучше заполняет литейные формы (но и тут мышьяковые лигатуры плохой вариант – мышьяк возгоняется, снижая степень легированности), а у орудий улучшается качество.
                    Литература:
                    Григорьев С.А., 2015. К проблеме формирования алакульской культуры Зауралья // Этнические взаимодействия на Южном Урале: материалы VI Всерос. науч. конф. Челябинск.
                     
                    Хохлов А.А., 1996. Краниология могильников Потаповского типа в Поволжье, синташтинско и петровского — в Казахстане // Древности Волго-Донских степей в системе восточноевропейского бронзового века. Волгоград.

  • Уважаемый Станислав!
    Вы всё время настойчиво призываете меня привести аргументы в пользу каких-либо иных прародин, в частности указывая: «Мне не известны убедительные лингвистические основания для локализации ИЕ прародины в степи или в Европе. Если Вы их знаете, приведите, пожалуйста». Почему я должен их приводить в контексте разговора о показательности аргументов Т.Гамкрелидзе – В.Иванова? Сам я сторонником степной прародины не являюсь (и даже опубликовал две большие статьи, где показал шаткость построений М.Гимбутас и её последователей); с тем, что надёжных и однозначных лингвистических аргументов в пользу европейской прародины нет где-то готов с Вами согласиться. Но ведь речь совсем не об этом. Вы последовательно уклоняетесь от поединка (фигурально выражаясь, конечно) на том поле, на котором мы сошлись (лингвистическом обосновании Ближневосточной прародины), при этом восклицая: «Вот если бы мы встретились на каком-либо другом поле, уж там бы я Вам показал!» Уверяю Вас, в действительности это выглядит не очень эффектно и ничего, кроме желания увести дискуссию в сторону, по моему разумению, не выражает. Вы столь же регулярно повторяете: «я не лингвист…, мы не лингвисты…, языковых вопросов рассматривать не можем…, оперировать языковедческим материалом не должны…» и т.п. Если Вы до такой степени отстраняетесь от лингвистического аспекта, то как же Вы можете утверждать: «лингвистическая теория останавливает свой выбор на Ближнем Востоке»? И почему берётесь выступать экспертом, защищающим лингвистическую теорию от моих (в данном случае) нападок? Что-то здесь не вяжется. Или уж Вы постарайтесь мне ответить на том уровне, на который мне позволяют выйти мои (да, наверное, весьма посредственные знания), или же подключите к разговору кого-то из специалистов-лингвистов – пусть он положит меня на лопатки.
    То, что неопровержимых (соглашусь здесь с Вами) аргументов в пользу европейской прародины нет, ещё не означает, что позиции Ближнего Востока автоматически становятся сильнее. Нет сомнения, Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванов проделали большую, нужную работу, сделав доступными для всего нашего Восточноевропейско-Сибирского пространства материалы, ранее разбросанные по многочисленным западным публикациям, порой в труднодоступных изданиях. Никто не собирается умалять важности их труда, их компетенции и их научных заслуг. Но при этом авторы задали всей постсоветской науке некий очень жёсткий вектор, который сам по себе не несёт, конечно, вреда, но в свете того, что трудов по данной тематике, сопоставимых по масштабности с двухтомником Т.В.Гамкрелидзе, В.В.Иванова, нет, данный вектор сыграл (и продолжает играть) некую довольно негативную роль. А именно: он зарядил и продолжает заряжать всех заинтересованных лиц склонностью воспринимать общеиндоевропейскую культуру как принадлежащую к типу древних ближневосточных цивилизаций (или, во всяком случае, к кругу древних, но довольно развитых земледельческих культур). При этом большинство исследователей, касающихся проблемы прародины и многих смежных проблем, не утруждают себя вопросами проверки всей системы аргументации Т.Гамкрелидзе — В.Иванова, предпочитая воспринимать их положения, как незыблемую и объективную реальность. 
    Но давайте окинем трезвым и непредубеждённым взором их основную аргументацию, заключающуюся в реконструкции культурного состояния на основе общего словаря. Посмотрим на список сем, приводимых в разделе «Типология индоевропейской культуры в сопоставлении с древневосточными цивилизациями» (Гамкр.-Ив., т. 2, с. 883-885): «шерсть», «ткать», «прясть», «шить», «изготовлять», «плести», «тереть», «прокалывать», «резать», «кроить», «сдирать кожу», «убивать», «добыча», «войско», «защищать», «совершать возлияние», «приносить жертву (богам)», «очаг», «верить», «освящать», «молиться», «жизненная сила», «бояться (богов?)», «считать истинным», «ритуальное правило», «давать обязательство», «поселение», «граница», «ограда», «укреплённое поселение», «жилище», «племя», «род», «давать», «брать», «менять», «обладать имуществом», «богатство», «бедность», «сирота», «свободный (член племени)», «царь (он же жрец или вождь)».
    Добавим к этому основные скотоводческие и не вызывающие особых вопросов земледельческие термины (Гамкр.-Ив., т. 2, с. 868-869): «конь», «корова», «бык», «свинья», «поросёнок», «собака», «пасти», «молоко», «масло», «зерно», «ячмень», «пшеница», «сеять», «пахать», «собирать урожай», «плуг (рало)», «борозда», «серп», «жёрнов», «молоть (зерно?)», «плодовое дерево», «яблоко», «вино (виноград?)», «вишня (кизил?)».
     Чтó, скажите на милость, из этого списка указывает на ближневосточную специфику? На таковую могли бы указать только четыре слова из всего глоссария Т.Гамкрелидзе — В.Иванова:  «коза», «овца» (поскольку дикие козы и овцы водились только в Передней Азии, где и были одомашнены), «тутовое дерево», «осёл». Но козы, овцы, как известно, уже в раннем неолите, вместе с ячменём и пшеницей, распространились довольно широко в Европе, а слово для «тутового дерева» на самом деле может означать любое другое растение с тёмными плодами (ср. Гамкр.-Ив., т. 2, с. 645-646). Остаётся, таким образом, только осёл! Но пралексема для осла восстанавливается лишь на основе латинской и греческой форм, чего, как собственно признают и сами авторы (Гамкр.-Ив., т. 2, с. 562), явно недостаточно для постулирования её в качестве общеиндоевропейской. Допустимо считать, например, что данное название является субстратным средиземноморским.
     Получается, что факты сами по себе, логика рассуждений сама по себе, а выводы сами по себе – и эти три категории почти не пересекаются в книге Т.Гамкрелидзе — В.Иванова и их последователей. Я могу теряться в догадках: быть может, английский перевод, которым Вы пользуетесь, искажённо передаёт информацию (ведь оригинал книги написан на русском), или Вы нашли какие-то новые лингвистические аргументы (но тогда это будет уже иной уровень обсуждения), но где Вы видите «строгое соответствие специфики индоевропейской хозяйственной терминологии с археологическими реалиями Ближнего Востока» для меня совершенно непонятно. Кроме всего прочего, будем помнить, что приведенный выше список слов, предлагаемых в качестве общеиндоевропейских сем, также не является истиной в последней инстанции и давным-давно требует корректировки. Если будет на то согласие учредителей «Генофонда.рф», постараюсь в ближайшее время предложить своё видение данной проблематики.
     Сергей Конча 

    • Сергей, поймите меня правильно. Почему я должен это несколько раз повторять? Это моя принципиальная позиция – не будучи лингвистом, я не могу обсуждать справедливость лингвистических аргументов, я могу обсуждать только их применимость к исторической ситуации или археологическому материалу. Просто давайте подытожим некоторые вещи. Насколько я понимаю, Ваш комментарий, степную прародину мы не рассматриваем. Лезть в мелкие детали центральноевропейского, балканского или ближневосточного вариантов, мне кажется пока ненужным, так как отдельные детали могут получить разное объяснение. Например, как ситуация с ослом, которую Вы приводите, или с тутовым деревом.  В целом, хозяйство ближе ближневосточному, конечно, но это если рассматривать детали. Но есть еще языковые связи. Их приемлемость обсуждайте с лингвистами, иначе у нас все превратится в спор Остапа с ксёндзами. Но из Вашего комментария я понял, что Вы согласны, что при наличии обширных (это кажется предельно точное определение Вашей характеристики) лингвистических доказательств ближневосточной прародины (с некоторыми или многими из них можно спорить, но это нормально), для европейской локализации Вы таковых не знаете. Думаю, что будет очень трудно показать и варианты распространения из Европы на археологическом материале. И последнее, чего категорически нельзя забывать – формирование европейского неолитического комплекса на анатолийской основе. Вот от этой базы и надо отталкиваться. Ближневосточную теорию критикуют уже 30 лет, и за это время разрушить ее не удалось, и даже наметить альтернативы тоже. Это о чем-то говорит?

  • В пользу прародины в Европе говорит:
    а) лингвистическая палеонтология (берёза, дуб, ясень, бобр, тетерев, рысь, лосось, мороз, снег, лёд и проч.)
    б) архаическая индоевропейская гидронимия,
    в) лингвистическая география и схема членения языков (см. мою статью),
    г) количественное преобладание языковых групп.
    Соглашусь: не так много данных как хотелось бы и как могло бы показаться достаточным. Но в пользу БВК вообще никаких данных нет. Ну ладно — семитские заимствования. Но можем ли мы быть уверены, что какие-то семиты не приходили в Европу 8-5 тысяч лет назад? Нет не можем! Следовательно, этот факт сам по себе важный может находить и другое объяснение. Где Вы увидели «обширные лингвистические доказательства Ближневосточной прародины», будто бы принимаемые мной я что-то не пойму. Видимо, Вы снова невнимательно прочитали мой текст. Я привожу список Гамкр.-Ив. лишь затем, чтобы показать: их набор культурных элементов может быть применён к большей части Европы, не исключая и части степных пространств (например, некоторые степные жители могли сами не практиковать земледелия, но иметь регулярные связи с соседями земледельцами).
    Альтернативы БВК, как известно, существуют, их немало и большинство из них, по моему мнению, выглядят убедительней версии прародины в Передней Азии. 
         
     

    • Да, к Вашему списку следует добавить еще Луну и звезды, и ряд иных природных явлений, что резко увеличит этот список. Где этого снега нет? В Загросе, на ирано-иракской границе я в мае видел. А вообще, меня очень удивляет Ваш способ дискуссии. Цитирую из Вашего последнего комментария: «Соглашусь: не так много данных как хотелось бы и как могло бы показаться достаточным. Но в пользу БВК вообще никаких данных нет.» (кстати, я бы в этом предложении выделение сделал на первой фразе). Как я должен на это реагировать? Как на то, что Вы искренне полностью уверены в сказанном, и лучше прекратить дискуссию ввиду полной ее бессмысленности? Тот способ обсуждения, которого бы мне хотелось избежать: «Бога нет!» — сказал Остап. «Есть!» — закричали ксёндзы». Или это была фигура речи? Но почему я должен угадывать — где Ваша искренняя позиция, а где фигура речи? Конечно, существует множество понятий, которые применимы к разным территориям. Но решение проблемы как раз состоит в сборе всего и в сортировке, и в сличении с археологическими данными. Так что, давайте будем ждать, когда появятся подобные работы по Европе, потом посмотрим – есть ли возможности для археологических реконструктов. Интересно – сколько лет пройдет? 
       

      • Фигуры речи здесь не при чём (кстати, за фигурой речи не обязательно скрывается неискренняя позиция). Аргументы приведены в статье, Вы их не опровергаете и обсуждать не желаете.
        Я воспроизвёл список и.-е. культурных терминов из книги Т.Гамкрелидзе и В.Иванова, указав, что явных зацепок с Ближним Востоком там нет, Вы никак не реагируете. Прежде, чем приступать к сортировке лингвистического материала и сличении его с археологическими данными нужно убедиться в его качественности. Я показал что материал некачественен (в том смысле, что нет доказательств его общеиндоевропейского характера).
        Вы говорите: я этого проверить не могу, но Вам верить не хочу, а сторонникам БВК хочу, потому, что мне интересно сличать их данные со своими (т.е. археологическими). Ну и сличайте дальше, кто же Вам запрещает…
        Ждать, пока кто-то разложит нам всё по полочкам, а мы сможем согласиться или не согласиться, конечно, самое последнее дело. Тем более мы с Вами уже перевалившие экватор жизни, скорее всего, наверняка не дождёмся. Поэтому выход вижу в том, чтобы сесть и спокойно, но скрупулёзно разобраться с имеющимся уже лингвистическим материалом и только действительно разобравшись переходить к следующим шагам. Да, это не просто и потребует какого-то времени, но при правильном подходе всё же не целых десятилетий… А простых путей в науке просто нет.   

        • ОК, публикуйте. Поймите еще раз. Дело вовсе не в том, кому я хочу, а кому не хочу верить. А в том – кому могу, а кому нет. Аргументы Гамкрелидзе и Иванова, которые Вы, не имея этого образования, полностью отвергаете, много лет разбирает множество профессиональных лингвистов. А это сложная профессия. Может я ошибаюсь, но мне кажется, что в археологию может прийти человек со стороны и освоиться, куда-то еще тоже, а в лингвистику нет, ни при каких обстоятельствах. Поэтому Ваши работы могут рассматриваться в том, случае, если они прошли через сито профессиональных лингвистов. Лучший вариант для этого – рецензируемые журналы. Я понимаю, у нас сейчас с этим сложно – нет места, список ВАК, закостенелость многих редакций. Что поделаешь? Сами знаете: “Нет правды на земле, но правды нет и выше”. Это часто мерзкий и неприятный инструмент, но он единственный, который спасает науку от вала дилетантских сюжетов на любые темы. Я сам часто испытываю с этим неприятности. Никто не станет оспаривать моего профессионализма в археологии. Как полемический прием, возможно, но в целом – нет. Поэтому я могу позволить в этой области публикации в любом издании. Но сейчас, чтобы разобраться с геофизическими причинами миграций у меня появился интерес к археоастрономии и геотектонике. И вот тут я уже должен публиковать, в первую очередь, в специализированных журналах, и только потом в любых. Кстати, полезно. Через месяц выйдет одна статья, с которой очень хорошо поработал редактор – геофизик. Получается здорово, но сам бы я до всего этого точно не дошел. Вообщем, это наиболее приемлемый путь, на котором я Вам и желаю множества успехов. И не обижайтесь на мое уклонение от чисто лингвистических проблем. Это та область, в которой я не силен, и сотрясать тут воздух счел бы для себя неуместным.

          • К экспертному мнению Л.С. Клейна
            Спасибо за комментарий, Лев Самуилович, давайте разбираться. В первую очередь, хочу обратить внимание на смещение некоторых акцентов, легкое, но тот случай, когда смысл меняется существенно. Я знаю о критике Алекшиным связи реконструируемых ПИЕ реалий с халафской культурой. Этот выбор Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов сделали ошибочно, я его не разделяю и никогда не разделял (см. напр. Григорьев, 2015, с. 339) и не следует мне это приписывать, используя как критику в дискуссии. Если Вам известны мои работы, где я пишу обратное, буду признателен за сноску. Какие-то черты халафского хозяйства могут быть сопоставимы с ПИЕ (все же один ареал), но не на ранней стадии диалектного членения. Более того, халафское хозяйство, действительно, не соответствует их реконструкции, и это показывает, что реконструкция не была притянута к материалу, она объективна, но пусть это обсуждают лингвисты. И это точно, до деталей, совпадает с неолитическим хозяйством Северной Месопотамии. Там в статье есть сноска, у меня это подробно описано. И, в отличие от Гамкрелидзе и Иванова, меня уже можно обвинить в том, что я это притянул за уши к их реконструкции. Приглашаю попробовать это сделать, там ссылки на материал, материал опубликован, тут-то лингвистических знаний не требуется, все достаточно просто. И потом приглашаю попробовать найти где-то еще регион с таким же хозяйством.
            Еще один принципиальный Ваш фрагмент: “Григорьев заявляет: «В действительности, то, откуда они пришли, маркирует лишь то, откуда они пришли». Это как? Они что – не родственны остальным индоевропейцам? Не вижу логики. Некоторое объяснение следует: «Это не может служить обоснованием для локализации прародины всех индоевропейцев, особенно на фоне того, что эти европейские культурные образования имели безусловные более ранние анатолийские корни». То есть аргументом служит именно то, что еще нужно доказать.” Здесь вновь мне приписываются те смыслы, которых я не только нигде не высказывал, но даже не имел в виду. Там четко написано европейские культурные образования имели безусловные более ранние анатолийские корни. Речь не об индоевропейцах, что, действительно надо доказывать, а о том, что неолит Европы формируется в результате того, что туда привносится культура из Анатолии. Эта вещь, ведь, уже не требует обсуждения или доказательства. Если эта позиция вызывает возражения, то было бы интересно услышать их в виде фактов. Отдельные сноски найти, конечно, можно, если гипертрофировать некоторые высказывания о мезолитических популяциях, втянутых в неолитизацию Европы. Это периодически мелькает в литературе, кое-где имело место, можно сделать подборку, и суммарно, наверное, будет неплохо выглядеть. Но к делу отношения не имеет. Лишь как местный субстрат. Это древняя страсть – найти мезолитический субстрат. Но существует большой массив данных о формировании неолитических культур Европы в результате миграций из Анатолии. И это объясняет наличие ПИЕ гидронимов в Европе. Отсюда проблема высказывания о родственности остальным индоевропейцам и логики. Логика в том, что процесс сложный, нелинейный. Если бы была возможность поместить ИЕ прародину в том направлении, откуда пришла какая-то популяция, все бы было понятно еще в 19 веке, и этой дискуссии бы не было. Кстати, хетты в Центральную Анатолию продвинулись с востока, это, ведь тоже общепринято и основывается на достаточно серьезных фактах. На мой взгляд, выделение анатолийских диалектов происходит именно благодаря миграциям в начале неолита в Европу, а потом возврат, вплоть до Восточной Анатолии и Закавказья. Но надо прекрасно понимать, что мы можем это представить и так: степные популяции проникли на Балканы, смешались с местными, и потом переправились через Босфор. И покажем это на материале. Смысл, ведь моей статьи был не в этих отдельных сюжетах, а в том, что на все надо смотреть в крупных системах. Без них мы любой факт можем подвергнуть любой трактовке. Это будет занятие, как у Макса Фриша в “Назову себя Гантенбайн”, когда каждая глава содержит новый вариант ситуации и начинается так “Я представляю себе …”.
            Точно то же при обсуждении характера ландшафта. С полемической точки зрения, это эффектная фраза: “еще О. Шрадер (1886) выявил полное отсутствие в общеиндоевропейском словаре «горы», «скалы», «ущелья» и «перевала». ” Но для меня это все равно, что ссылка на Ветхий Завет. Это показывает отсутствие возможности опереться на современные исследования лингвистов. А в них «ущелья» есть. И мне трудно представить это как проход между двумя валунами. Язык – очень тонкий инструмент, но, если там что-то остается от древнего уровня, это достаточно заметные вещи. Вообщем, к моренам это точно никакого отношения не имеет, но я вообще не понимаю, зачем Вам они нужны?
            Словом, “я представляю себе …”, что прародина ИЕ была в Европе. Мы не будем ловить блох типа тождества понятий “коза, овца” и “все стадо”. Лошадь мы там тоже найдем до эпохи бронзы. Я сейчас не помню где и точность датировок и аргументов, но точно читал про энеолитическую лошадь, дикую (а кто сказал, что она должна быть домашней?), в лесах Германии или Франции. Так, что, рекомендую, это не научпоп, а специальная литература, статья остеолога. Скотоводство было? Было. Земледелие, причем пашенное. Фактов навалом, пожалуй, даже больше, чем для Ближнего Востока этого времени. Повозки. Набор растений будет тот же, с вариантами, конечно, но это уже разные допустимые трактовки. Даже виноград с 4 тыс. до н.э. появился. Металлургия. В Иберии, Франции, на Балканах с этим все в порядке, а на севере уныло, плавок нет. Только в Швейцарии культура Пфин, возможно в Верхней Саксонии, Эрцгебирге, что-то плавили. Даже наверняка. Но на север идут ограниченные поставки. Соответственно, и термины: там будет только узкий круг кузнечных. Допустим, что этот набор в лексику пришел с севера. Ну а дальше мелочи про отсутствие керамики при наличии терминов для использования глины. Мы это дружно игнорируем, не будем занудами, но вспомним про укрепления. Тут все хорошо и богато.
            С ландшафтами – тоже не вопрос. Зачем ограничиваться Северной Европой, если этот культурный круг захватывал Западную и Центральную. И к чему нам тогда эти более чем сомнительные морены, если у нас масса гор. Ну, про снег, я вовсе молчу.
            Собственно, я и писал, что лингвистика не позволяет локализовать ИЕ прародину в Восточной Европе, но допускает это для Центральной Европы и Балкан, если мы не будем касаться деталей. Правда, возникают проблемы с этими семитскими и картвельскими связями. И тут я бы поостерегся, вслед за коллегой С. Кончей предполагать, что семиты могли проникнуть в начале неолита, раз была миграция из Анатолии. В Анатолии семитов никогда не было, как и в Европе подобных фактов. Если мы это начнем допускать, то превратим нашу вводную в совершенно невыносимую конструкцию: “я представляю себе, что я представляю себе, что семиты пришли в Европу”. Есть факты – есть обсуждение, нет – нет, и нет категорическое. То же с картвелами, но те, хоть к Анатолии поближе. Можно допускать, но нельзя забывать, что там, похоже контакты на разных временных уровнях. Но пусть это лингвисты разбирают. Чуть легче  с северокавказскими связями. В большинстве районов, где есть мегалиты, было присутствие носителей дене-кавказских языков (но не северокавказских!). В Европе баскский. Сардинию и Сицилию с их мегалитами можно, правда, не рассматривать. Вроде сикулы и доримские сарды относились к этим языкам, но пришли из Анатолии поздно. К нашей проблеме не относится. Словом тут можно что-то притянуть, но именно притянуть. Системно ничего не сделать. Но это вопрос тоже к лингвистам.
             Что мы можем обсуждать как археологи? Собственно, Лев Самуилович, если огрублять ситуацию, пытается связать мегалитические культуры с индоевропейцами. Я это мнение встречал только у одного современного археолога, изучавшего мегалиты, у Макса Балдии. Но без аргументов, просто высказывание. В европейской популярной литературе – тут бездна всего: мегалиты, кельты, дуриды. Оснований для суждений об их ИЕ принадлежности вообщем-то нет. И аргумент о чемурчекской культуре и тохарах – это первый серьезный аргумент (я без иронии, поскольку это вполне соответствует ареальным требованиям и хронологии). Но на этом его эвристическая ценность и заканчивается.
            Аргументы Льва Самуиловича: “Керамика менее схожа, но всё-таки близка. Даты совпадают с идеей миграции: во Франции конец IV – начало III тыс., в Монголии и Синьцзяне – вторая половина III тыс.”. Керамика не менее схожа, она отлична. Сходство простых баночных форм. Питер же особый город, в археологии есть традиция знания языков, доступ к европейской литературе всегда был. Думаю, если бы там было реальное сходство, его бы уже давно вытащили и разложили по полочкам, как это сделано со статуями. И со структурами проблемы. Ко второй половине 3 тыс. в Европе шнуровики уже давно, а на западе колоколовидные кубки. Уже с начала тысячелетия. Это к мегалитам не относится, хотя их материал в мегалитах присутствует. Как кстати, и римский, норманнский и т.д. И то, что я видел на конференциях как демонстрация сходства – это по отдельным чертам, а не по комплексу. Но по мегалитам публикаций масса. И сводки дат есть. Одна К. Скарре с соавторами (Scarreetal., 2003), вторая Й. Мюллера, который в этом форуме, кстати, участвовал (Müller, 1998). То есть, там нет никаких проблем, чтобы показать все связи нормально. Отсутствие качественных сопоставлений указывает, как раз, на отсутствие такой возможности. Я просто не верю в то, что Ковалев не пытался. Остаются скульптуры. Тут сходство есть. Может указывает на миграцию. Если так, то что мы имеем – никаких следов по дороге в виде иных культурных трансформаций, и более, чем ограниченные привнесенные культурные черты. Такое бывает, но указывает на стремительную миграцию и очень ограниченного количества людей.
            На этом фоне, сравните, пожалуйста, с синташтинской – всем типам определены аналоги в Восточной Европе и на Ближнем Востоке, даже микроструктурам шлака, технологиям. И архитектура – Вы тоже будете утверждать, что это от традиции ставить повозки по кругу? Да? На Балканах, о которых Вы написали, аналогов нет. Если знаете, пожалуйста, объясните, что Вы имели в виду.
            Но важно еще другое – в это же время идут масштабные культурные трансформации и в Восточной Европе – КМК, перестройка катакомбных культур, появление поздних катакомбников (там, кстати, скарабеи известны, Вы знаете, наверняка). ВЦентральнойЕвропетоже. Масштабныесобытия. И только они могут отражать приход новых этносов.
            Как быть с иными миграциями из Европы? Да, эти ребята приходят в начале РБВ в Анатолию и попадают в объятия ближневосточной теории. Они когда-то отсюда вышли, и часть потом отсюда же начинает распространяться.
            Что касается мегалитических популяций. С их происхождением тоже не все просто, но оно точно не европейское. Я не сторонник взглядов Рэнфрю на этот счет, о том, что демографический стресс вызывал необходимость территориальных маркеров, которыми и стали мегалиты (Renfrew, 1973, p. 143-145, Renfrew, 1976, p. 213-218). Но стресс то “испытывали” люди, пришедшие в неолите из Передней Азии. Легко критиковать старые древние взгляды Чайльда, Монтелиуса и Эткинсона о связях с Восточным Средиземноморьем (Montelius, 1906; Childe, 1940, p. 52, 53, 64, 67, 68, 78; Atkinson, 1956, p. 148, 149, 152). Там аргументация наивная. Но сейчас очевидно, что в основе мегалитической традиции лежит две – земляных сооружений, распространяющихся из Центральной Европы (и, в конечном счете, через неолит, связанной с Анатолией) и каменных конструкций, распространяющихся из Иберии (Müller, 1999; Daniel, 1960, p. 109, 121, 191-194). Ну и есть тоже работы по связям последних с Восточным Средиземноморьем (O’Riordan, Daniel, 1964, p.131-134), в том числе последнее время отдельные статьи появляются, хотя объемных работ пока нет.
            Вообщем, не будем сейчас это все усложнять. Но смысл в том, что нельзя на отдельной миграции что-то показать. А с системой в этом случае, мне кажется, ничего не получается. Может, Вы знаете что-то, что выпало из моего поля зрения? Готов обсудить.
             
            Литература:
            Atkinson J.R.C., 1956. Stonehenge. London: Hamilton.
            Childe V.G., 1940. Prehistoric communities of the British Isles. London: Chambers.
            Daniel G., 1960. The prehistoric chamber tombs of France. A geographical, morphological and chronological survey. London: Thames and Hudson.
            Montelius O., 1906. Kulturgeschichte Schwedens von den ältesten Zeiten bis zum elften Jahrhundert nach Christus. Leipzig: Seemann.
            Müller J, 1999. Zur Entstehung der europäischen Megalithik // Beinhauer K.W., Cooney G., Guksch Ch.E., Kus S. (Hrsg.). Studien zur Megalithik. Beiträge zur Ur- und Frühgeschichte Mitteleuropas 21. Weissbach: Beier und Beran. – P. 51-82.
            MüllerJ., 1998. Zurabsolutchronologische Datierung der europäischen Megalithik // FritschB., MauteM., Matuschik I., Müller J., Wolf C. (Hrsg.). Prähistorische Archäologie als historische Wissenschaft. Festschrift für Christian Strahm. Rahden/Westf.: Marie Leidorf Verlag. – S. 63-105.
            O’Riordan S., Daniel G., 1964. New Grange. London: Thames and Hudson.
            Renfrew C., 1973. Before civilization. The radiocarbon revolution and prehistoric Europe. New York: Knopf. – 191 p.
            Renfrew C., 1976. Megaliths, territories and populations // De Laet J. (ed.). Acculturation and continuity in Atlantic Europe. Mainly during the Neolithic period and the Bronze Age. Brugge: De Tempel. – P. 198-220.
             
            Scarre Ch., Arias P., Burenhult G., Fano M., Oosterbeek L., Schulting R., Sheridan A., Whittle A., 2003. Megalithic chronologies // Stones and Bones. Formal disposal of the dead in Atlantic Europe during the Mesolithic-Neolithic interface 6000-3000 BC. Burenhult G. (ed.). Oxford: Archaeopress. – P. 65-111.

          • Я, конечно же, нисколько не обижаюсь и дело совсем не в обидах. Более того — я всецело приветствую то, что Вы не «воинствуете» в сферах, где признаёте себя некомпетентным. Просто немного странно, когда пытаешься объяснить человеку, что тот фундамент, на котором он пытается возводить какие-то свои строения, замешан на песке, а он отвечает: «Я этого проверить не могу, но ведь нужно же чему-то верить» — и считает последнее положение чуть ли не аргументом. И это тот самый человек, который готов упрекать других в религиозной вере в некие постулаты. В том-то и дело. что верить ничему нельзя (тем более в науке) всё надо проверять. Когда я начал заниматься индоевропеистикой (это было в 1995 году), я определил для себя, что в основе всего — лингистический факт, а археология из него вытекает, или к нему притекает. Невозможно предентовать на слово в этой сфере, не разобравшись хотя бы в самых общих чертах с основой лингвистических построений. Тому примерами могут быть названы Г.Косинна, Г.Чайлд, могу сюда отнести немецкого археолога Лотара Килиана и, не побоюсь саказать, также Льва Самуиловича Клейна (хотя мне известны претензии к нему со стороны лингвистов и они во многом обоснованны). Хорошо известны и контрпримеры, к которым могут быть отнесены М.Гимбутас и К.Ренфрю — их построения выглядят во многом ущербными именно потому, что эти авторы откровенно игнорировали языковедческие данные. Вы акцентируете на какой-то архисложности лингвистических разработок — уверяю Вас, это всё же «не бином Ньютона» (как говорил Коровьев) — во всяком случае, в тех аспектах, которые касаются лексических реконструкций в сфере культуры и экологии носителей праязыка. Для человека заинтересованного, знакомого с общими принципами науки, имеющиму доступ к соответсвующей литературе ничего невозможного здесь нет. Пример того, насколько археолог может (и должен) непредвзято учитывать даные языкознания даёт линвистический раздел в книге  Kilian L. Zum Ursprung der Indogermanen. Forschungen aus Linguistik, Prähistorie und Anthropologie.Bonn: Habelt, 1983. Автор, правда, сторонник европейской версии прародины, но дело совершенно не в этом — я говорю о принципе подхода и необходимости сравнительного анализа различных версий и взглядов.

            • Сергей, может я перегнул палку, извините, в этом случае. Просто поймите меня правильно. Я Ваших работ не читал. Все же, то, что тут на форуме, это дискуссия, это немного другое. Но лингвистических работ я читал достаточно. Я допускаю, что Вы этим много занимались и достаточно компетентны. Но как только Вы позволяете себе образные и неточные выражения, я начинаю по свойственной мне дурной манере распространять это на Вашу работу в целом. Например, то, что я уже Вам говорил — Вы можете оспаривать какие-то положения Гамкрелидзе и Иванова, можете все, но тогда должны все и разбирать. Но слету говорить, что там ничего нет, после того как сами жаловались, что они испортили ситуацию в науке написав целых два тома. Или про меня сейчас — он отвечает: «Я этого проверить не могу, но ведь нужно же чему-то верить» Где Вы нашли у меня точно такую фразу? Я в дискуссиях подобного рода привык все воспринимать буквально. И когда сталкиваюсь с фигурами речи, я перестаю человеку доверять, в смысле не ему как человеку, а выражениям его мыслей. Соответственно, начинаю распространять это отношение на все его творчество. Понимаю, что не прав, но ничего не могу поделать, это биологическое. Поэтому рекомендую выражаться четче. Можете меня идиотом назвать, но тут нужна уже хорошая серия аргументов и логика построения мыслей.

              • ОК. Попробую выразится предельно ясно. В своей статье озаглавленной «Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд)» и опубликованной на этом же сайте, где мы сейчас с Вами переписываемся, я привёл аргументы против всех основополагающих положений авторов в отношении размещения прародины на Ближнем Востоке (не против реконструкции истории языка, а именно локализации прародины, не надо путать). Мной был сделан вывод, что убедительных данных в пользу ближневосточной прародины авторы так и не смогли обнаружить. Вы, написав встречную статью, рассмотрев там слабые места других прародин, вопросы показательности генетики и т.д., но не приведя ни одного контраргумента в отношении моих замечаний, в конце заключаете: «Не могу согласиться с выводами С.В.Кончи: (цитата). Они (т.е. авторы) обнаружили  (данные о прародине на Ближнем Востоке)».  
                Вот и получается, что Вы готовы верить авторам на слово, не обращая внимания и не отвечая на критику их построений. По-моему, это настолько очевидно, что не требует  подтверждений буквальными цитатами.
                 Повторяю свою основную мысль: если я в чём то неправ (в плане изоженных в упомянутой статье соображений) и моя критика была где-то в чём-то не по адресу — укажите конкретно на эти просчёты. Не будте голословны в своих выводах.

  • Поймите, я перечитал внимательно. Я писал, что в Вашей критике много неточностей. Есть и ряд археологических, чего Вы просто не могли знать, например, данные о земледелии в федоровских, межовских и сусканско-лебяжинских комплексах. Это к Вашему недоумению об отсутствии таких данных и сложности распашки целинных земель. Но это абсолютно не важно. Любые детали можно корректировать, сомневаться в них.

    Повторяю, что до обсуждения деталей надо осуждать общие схемы и принципиальные соответствия. И вывести ИЕ с Балкан ни археологически ни лингвистически Вы никогда не сможете, не смыкаясь с ближневосточной теорией. Если сможете — делайте, а мы почитаем.

    Но сейчас эту дискуссию лучше прекратить. Мы начинаем идти по второму кругу. Это все уже обсуждалось.

    • В отношении бесперспективности нашей дискуссии могу с Вами согласиться. Но она бесперспективна вовсе не потому, что в каких-то деталях можно сомневаться, а ещё какие-то не учтены. Вы призываете к системности, так вот могу сказать (чисто по-дружески), что у Вас то как раз её и нет. Точнее сказать, Вы путаете с системностью Ваше же стремление увидеть действительное в воображаемом. Если в одном месте детали не стыкуются, в другом пробел, третье остаётся без доказательств, то где в этом всём может быть хоть какая-то системность? А без этой самой системности данные о земледелии в скотоводческих культурах (никто, кстати, и не сомневается, что они там есть, или могут быть обнаружены) совершенно ничего не меняют и ни о чём не говорят.
      И не надо меня в очередной раз обезоруживать приписыванием мне идей, которые я не высказывал (в частности о прародине на Балканах) и которые я не разделяю. Или это нужно принять, как признание в том, что предметно ответить Вам то и нечем?

Добавить комментарий

Избранное

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015