Доска объявлений

Вечер, посвященный 110-летию М.М.Герасимова в Дарвиновском музее

В Государственном Дарвиновском музее 14 сентября в 17:00 состоится вечер, посвящённый 110-летию величайшего антрополога, археолога и скульптора,
доктора исторических наук М.М. Герасимова.

герасимов_

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» (V Герасимовские чтения)

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН

КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. В.П. АЛЕКСЕЕВА

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. К.А. ТИМИРЯЗЕВА

Международная научная конференция

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»

(V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Москва

13–15 ноября 2017 г.

 

Информационное письмо №2

 

Дорогие коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова (1907–1970).

Конференции, посвященные автору метода пластической портретной реконструкции – выдающемуся антропологу и археологу, мы проводим каждые пять лет совместно с различными организациями, с которыми в той или иной степени была связана его жизнь и научная деятельность – Государственным Дарвиновским музеем, Государственным Биологическим музеем им. К.А.Тимирязева (Москва), Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Институтом истории материальной культуры (Санкт–Петербург), Иркутским государственным университетом.

V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, которые в 2017 г. пройдут в Государственном Биологическом музее им. К.А.Тимирязева, предполагают следующие направления работы:

  1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
  2. Палеогеография и археология эпохи камня – от анализа к синтезу;
  3. Палеоантропология Евразии – факты и интерпретации;
  4. Пластическая реконструкция лица по черепу – традиции и инновации.

 

Прием заявок на конференцию продлен до 15 июня 2017 г.

Заявка должна содержать название доклада, ФИО автора (-ов) полностью, название учреждения, ученую степень/звание, контактные данные.

 

Заявки просим присылать по адресу gerasimovskie-2017@yandex.ru

 

C уважением, Оргкомитет

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Языки, гены, народы / Восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины в свете данных геногеографии: попытка синтеза

Восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины в свете данных геногеографии: попытка синтеза

Скачать страницу в PDF

Карта с проекта С. Старостина "Вавилонская башня"
Карта с проекта С. Старостина "Вавилонская башня"

Введение.

Гипотеза сино-кавказской языковой макросемьи была аргументирована С. А. Старостиным уже более тридцати лет назад. И примерно в это же время С. Л. Николаев предложил включать в нее и языки на-дене. За истекшее время эта гипотеза была подвергнута весьма пристрастному обсуждению, и, при всех еще существующих сложностях и разногласиях, полагаю, выдержала эту проверку.

На сегодняшний день к дене-кавказской языковой общности принято относить северокавказские, сино-тибетские, енисейские, баскский, бурушаски и на-дене языки. Кроме того, к ней относят и ряд древних, исчезнувших языков Передней Азии: хурритский, урартский и хаттский (карта 1).[1]

 

Карта 1

Карта 1. Распространение дене-кавказских языков в Евразии. 1- Баскский; 2 — Северокавказские языки: 2а — нахско-дагестанские, 2б — абхазо-адыгские; 3 -хурритский; 4 — урартский; 5 — хаттский; 6 — бурушаски; 7 — енисейские (кетский); 8 — сино-тибетские: 8а — китайский, 8б- тибетский, 8в — тибето-бирманские.

 

 

Чрезвычайно важным вопросом, и не только с точки зрения лингвистики, является вопрос о прародине дене-кавказской общности. Изначально С. А. Старостин предложил, и эта точка зрения по сей день является доминирующей, локализацию этой прародины в Передней Азии.

Однако уже сравнительно давно, в ряде работ (Романчук 2008; 2009; 2009a; 2012; 2013; Романчук, Пантелеева 2009), мной были высказаны и обоснованы сомнения в возможности локализовать сино-кавказскую (соответственно – и дене-кавказскую) прародину в Передней Азии. И была сформулирована гипотеза, согласно которой прародина сино-кавказцев располагалась в восточной части Евразии (в последнем уточнении (Романчук 2012: 322-327) – в ареале т.н. «сибиро-китайского позднего верхнего палеолита»).[2]

Об обоснованности предложенной мной гипотезы, безусловно, судить другим исследователям. Однако, как представляется, и данные геногеографии, именно — результаты проведенных за последние полтора десятка лет исследований гаплогрупп Y-хромосомы, явно согласуются с восточноевразийской гипотезой прародины дене-кавказцев (Романчук, Семенов 2014; 2015; Романчук 2015).

Здесь я хотел бы представить в самой сжатой форме основные выводы недавно вышедшей монографии (Романчук 2015) – акцентируя внимание на некоторых из них.

 

1. Дене-кавказские языки и синтаксическая модель “Object-Verb”.

Но прежде, чем перейти к данным геногеографии, я хотел бы уделить внимание еще одной интересной и важной лингвистической проблеме (тем более, что это будет иметь существенное значение для нижеследующего обсуждения данных геногеографии). А именно, феномену выявляемых лингвистами в Евразии макроареалов двух синтаксических моделей. То есть: абсолютно доминирующей в Восточной Евразии модели “Object-Verb”, и обратной ей, доминирующей в Западной Евразии и прежде всего в Передней Азии – модели “Verb-Object”.

Модель “Object-Verb” предполагает для данного языка такой доминирующий устойчивый порядок слов в предложении, когда дополнение (“Object”) — предшествует сказуемому (“Verb”). А модель “Verb-Object” – соответственно, наоборот.

Как можно видеть, дене-кавказские языки почти исключительно принадлежат к «восточноевразийской» модели “Object-Verb” (Романчук 2015: 19-37). А немногие исключения (китайский, карен, бай), хотя и относятся к модели “Verb-Object”, но при этом демонстрируют весьма нетипичные для нее характеристики (Dryer 2003: 48-50; Guillaume, Aimée 2005: 133). Поэтому, по всей видимости, следует предположить, что пра-сино-тибетский язык тоже относился к модели “Object-Verb”. Или, как выразился Р. Ла Полла: «From the fact that we can clearly see changes in the word order of these three languages over time, and cannot see such changes in the Tibeto-Burman languages other than Bai and Karen, we assume that it was Bai, Karen, and Chinese that changed rather than all the other Tibeto-Burman languages» (La Polla 2003: 28). То есть: «из того факта, что мы можем ясно наблюдать изменения в порядке слов в этих трех языках, и не наблюдаем таких изменений в тибето-бирманских языках, кроме бай и карен, мы предполагаем, что, скорее, это именно бай, карен и китайский языки изменились – нежели все прочие тибето-бирманские».

Существенно, что в том числе резко выраженными, «строгими» представителями модели “Object-Verb” являются и северокавказские языки. Также к этой модели в целом относились родственные северокавказским вымершие языки Передней Азии – хурритские, урартский, хаттский.

Напротив, для пра-афразийского языка и подавляющего большинства древних и современных афразийских языков оказалась характерна модель “Verb-Object”.

Важно также, что параметр “Object-Verb”\“Verb-Object” – хотя и ключевой, но не единственный, очерчивающий эту закономерность. Напротив, это лишь один из комплекса синтаксических параметров, согласованно рисующих два макроареала, которые условно можно обозначить как «восточноевразийский» и «западноевразийский». Дене-кавказские языки, и в том числе северокавказские, по этому комплексу демонстрируют ярко выраженную принадлежность именно к «восточноевразийскому» ареалу.

В частности, особенно выразительно это показывает обращение к параметру «порядок придаточного определительного предложения и определяемого существительного» (Relative clause and Noun) (Dryer 2013а). Дене-кавказские языки, и в том числе и северокавказские, и сино-тибетские (включая китайский), принадлежат к существенно более узко распространенной, и демонстрирующей еще более отчетливую приверженность к Восточной Евразии модели RelN (Relative clause + Noun). То есть – модели «придаточное определительное предложение предшествует определяемому существительному».

Таким образом, речь идет о весьма фундаментальной закономерности, а формирование этих макроареалов, очевидно, относится к глубокой древности, И северокавказские языки, как и в целом дене-кавказские, демонстрируют принадлежность именно к «восточноевразийскому» ареалу, ареалу модели “Object-Verb” и “Relative clause + Noun”.

 

Карта 3

Карта 2. Распространение синтаксических моделей “Object-Verb” и “Verb-Object” среди языков мира (по: Dryer 2013). 1 – языки, для которых характерна модель “Verb-Object”; 2 — языки, для которых характерна модель “Object-Verb”; 3 – языки без доминирующей модели.

 

 

2. Первоначальное проникновение гаплогруппы R в Западную Евразию и проблема исходной языковой атрибуции ее носителей.

 

2.1 Гаплогруппы Р, Q и R и Восточная Евразия.

Переходя к анализу данных геногеографии, отмечу прежде, что вообще вопрос о соотношении языковых общностей и носителей определенных гаплогрупп не допускает их прямолинейного отождествления (Balanovsky, Utevska, Balanovska 2013). Это необходимо оговорить, поскольку сегодня в околонаучной среде популярны «гипотезы», весьма вольно трактующие эту проблему, и, путая понятия лингвистики и биологии, легко отождествляющие носителей той или иной гаплогруппы то с «ариями», то с «индоевропейцами», то еще с кем-либо.

Вместе с тем, очевидно, что изначально новая гаплогруппа (как вообще результат единичного, случайного события) связана не просто с конкретной этноязыковой общностью, но и конкретным индивидуумом. И лишь позже, в ходе своего распространения, она может выйти за пределы первичной этноязыковой общности — в итоге, не исключено, даже и вообще потеряв с ней всякую связь (подчеркну).

Сделав эти необходимые пояснения, приступим к главному.

Итак, отправной точкой этого исследования стало то, что согласно современным выводам генетиков, гаплогруппа Р, а также ее потомки — гаплогруппы Q и R, возникают в Восточной Евразии в верхнем палеолите (Malyarchuk, Derenko et аl. 2011; Karafet, Mendez et al. 2015). Причем эти выводы, вне связи с теоретическими представлениями генетиков, получают сегодня надежное независимое подкрепление. Поскольку древнейшие ископаемые образцы гаплогруппы R были обнаружены именно в Восточной (точнее, на стыке Восточной и Западной; или, как сейчас иногда определяют этот регион, Средней) Сибири. И как раз на поздневерхнепалеолитической стоянке Мальта (порядка 24 ТЛН) (Raghavan et al. 2014; Козинцев 2014; Дробышевский 2014). Близость к геному Мальты демонстрирует и геном индивида из расположенной в этом же регионе стоянки Афонтова гора II (порядка 17 ТЛН).

Соответственно, мной был поставлен вопрос: если гаплогруппы Q и R возникают в Восточной Евразии в верхнем палеолите, и лишь позже R распространяется в Западную Евразию, то кто были ее носители изначально в языковом отношении? И на каком языке или языках говорили те, кто принес ее в Западную Евразию?

Время возникновения и последующего распространения гаплогруппы R в Западную Евразию, очевидно, свидетельствует, что речь должна идти не о каком-то сверх-древнем, неведомом нам языке (языках). Но о языке, по крайней мере, современном времени возникновения и последующего распада пра-ностратического, пра-афразийского и пра-сино-кавказского языков.

Полученные ранее результаты (Романчук 2008; 2009; 2009a; 2012; 2013) предполагают, как я отметил выше, локализацию дене-кавказской прародины именно в ареале т.н. «сибиро-китайского позднего верхнего палеолита». Поэтому я высказал гипотезу (Романчук, Семенов 2014), что и распространение гаплогруппы R в Западную Евразию следует связывать с носителями некоторых диалектов дене-кавказского.

В свете этой гипотезы факт высоких (до 80%) частот гаплогруппы R у индоевропейских народов Европы входит в соответствие и с аргументируемым лингвистами (С. А. Старостин, А. Бомхард) пра-северокавказским субстратом пра-индоевропейцев.

 

Карта 2

Карта 3. Стоянки Мальта, Афонтова гора II, и некоторые другие наиболее значимые памятники «сибиро-китайского позднего верхнего палеолита» (по: Деревянко 2005). 1) Ануй-2; 2) Денисова пещера, слой 9; 3) Мальта 4) Афонтова гора II 5) Чжиюй; 6) Шуйдунгоу; 7) Читкан 8) Страшная, слой 4; 9) Сяонаньхай (провинция Хэнань); 10) Чжоукоудянь 1; 11) Толбор-4 12) Дюктай 13) Селемджинская культура 14) Орхон-7

 

 

2.2 Гаплогруппа R у северокавказских народов и некоторых их родственников и соседей.

Переходя к данным геногеографии, начну с кратких выводов по распространению гаплогруппы R у северокавказских народов и некоторых их родственников и соседей (Романчук 2015: 38-55).

Итак, как следует из (Nasidze, Ling et al. 2004: 213; Юнусбаев 2006: 15; Кутуев 2010: 24; Литвинов 2010: 13; Balanovsky et al. 2011: 8, 27, tab. 2; Myres et al. 2011: 96-97; Дибирова 2011: 14; Yunusbaev et al. 2012: Suppl., tab.3; Скаляхо 2013: 21; Скаляхо и др. 2013; Теучеж 2013; Теучеж и др. 2013: 55, 60), хотя в целом частоты гаплогруппы R у северокавказских народов сравнительно низки, но все же она является третьей из числа их основных гаплогрупп. И, стоит обратить внимание, что это именно гаплогруппа R1 (и прежде всего R1b-M269) — объединяет все северокавказские народы.

Причем в Дагестане R1b-M269 достигает 68% именно у некоторых горных народов-изолятов – носителей северокавказских языков (конкретно, багуалинцев).

У картвельских народов подобного мы не наблюдаем, и, в целом, можно говорить, что частоты гаплогруппы R (имея в виду, прежде всего, R1b-M269 – частоты прочих субклад R у картвелов еще ничтожнее) у них заметно ниже, чем у северокавказских (карта 4).

Так, по новейшим данным (Tarkhnishvili et al. 2014), в Западной Грузии частота R1b-M269 – 8%, в Центральной и Восточной Грузии – 5%. Конкретно у мегрелов (Западная Грузия) – 1,5% (Литвинов 2010; Yunusbaev et al. 2012). Тогда как у северокавказских народов она составляет: абхазы — 12%; адыгейцы – 7%; черкесы – 3%; чеченцы — 2%; аварцы — 15%; лезгины – 30%; кайтагцы – 6%; багвалинцы – 68%; андийцы – 6%; даргинцы – 3%; табасаранцы – 40% (Балановский 2012; Yunusbaev et al. 2012).

В Передней Азии наиболее высокие частоты гаплогруппы R, именно R1b, заметно отличаясь от своих соседей, демонстрируют армяне и современные ассирийцы – до 40% (Herrera et al. 2011: 2, fig.2; Hovhannisyan et al. 2014: 9, fig.2; Yepiskoposian et al. 2006: 205, tab. 1; Lashgary et al. 2011: 364). Как я постарался показать (Романчук 2015: 41-47), этот факт наилучшим образом объясняется мощным хуррито-урартским субстратом обоих групп.

У еще одного представителя дене-кавказской общности, обитающего в Пакистане народа бурушо — носителей языка бурушаски, судя по данным (Firasat et al. 2007), гаплогруппа R совокупно достигает 52%. Это, хотя и не существенно, но выше средней частоты для Пакистана — 51% (Firasat et al. 2007; по (Sengupta et al. 2006: 207, tab.5) – 44%). И, существенно выше, нежели средняя частота для Индии – 33% (Trivedi et al. 2007: 398, tab. 2a).

При этом частоты более древних субклад R — R2 и R-М207, у бурушо соответственно вдвое и вдесятеро (!) выше, чем средние по Пакистану. А частоты более поздней – R1а, наоборот, заметно ниже, чем средняя по Пакистану. Именно: R-M207 у бурушо – 10% (Пакистан (средняя) – 0,6%); R2 у бурушо — 14,4% (Пакистан (средняя) – 7,8%); R1а у бурушо – 26% (Пакистан (средняя) – 37%) (Firasat et al. 2007).

Наконец, у басков, также включаемых в дене-кавказскую макросемью, гаплогруппа R1b составляет более 80% (Young et al. 2011). И, это тоже выше, чем частота R1b у соседних с ними популяций Пиренейского полуострова (Lopez-Parra et al. 2008: 45) и Франции (Bekada et al. 2013: Suppl.). А именно, частота R1b составляет: Пиренейский полуостров (средняя) – 65% (Bekada et al. 2013); Франция (средняя) – 57% (Bekada et al. 2013). А у наиболее изолированных баскских популяций частоты R1b еще выше – почти до полного доминирования.

Причем, на основании анализа палеоДНК, наиболее ранние на сегодняшний день свидетельства присутствия гаплогруппы R1b (конкретно R1b1) и вообще R на Пиренейском полуострове относятся к эпохе неолита, порядка 7 ТЛН (Haak, Lazaridis et al. 2015: 25, tab.2).

Таким образом, в Западной Евразии наблюдается выраженная корреляция сравнительно более высоких частот гаплогруппы R и носителей дене-кавказских языков. Особенно в этом отношении выделяются баски и бурушо.

 

Карта 4

Карта 4. Гаплогруппа R1b-M269 у северокавказских народов и некоторых их родственников и соседей. А) Северокавказские народы – носители северокавказских языков (по: Балановский 2012; Yunusbaev et al. 2012): 1) Абхазы -12%; 2) адыги – 7%; 3) черкесы – 3%; 4) чеченцы — 2%; 5) аварцы — 15%; 6) лезгины – 30%; 7) кайтагцы – 6%; 8) багвалинцы – 68%; 9) андийцы – 6%; 10) даргинцы – 3%; 11) табасаранцы – 40%; Б) Северокавказские народы – носители иранских языков: 1) осетины в целом – 7,7%; 2) осетины-дигорцы – 16% (по: Дибирова 2012); В) Северокавказские народы – носители тюркских языков: 1) кумыки – 22%; 2) карачаевцы и балкарцы – 3-7% (по: Схаляхо 2013); 3) кубанские ногайцы – 17% (по: Литвинов 2010; Yunusbaev et al. 2012). Д) Азербайджанцы: 1) азербайджанцы Дагестана и разных районов Азербайджана – 22% (по: Схаляхо 2013); 2) азербайджанцы Гянджи – 7,5% (по: Yepiskoposian et al. 2006); 3) азери Азербайджан Гхарби – 14% (по: Grugni et al. 2012). Е) Картвелы: 1) мегрелы — 1,5% (по: Литвинов 2010; Yunusbaev et al. 2012); 2) Западная Грузия в целом – 8%; 3) Центральная и Восточная Грузия в целом – 5% (по: Tarhnishvili et al. 2014). Ж) Армяне: 1) Восточная Армения – 36-42% (по: Yepiskoposian et al. 2006; Hovhannisyan et al. 2014); 2) Западная Армения – 22%; 3) Центральная Армения – 21%; 4) армяне региона оз. Ван – 32% (по: Hovhanisyan et al. 2014). З) Ассирийцы Азербайджан Гхарби – 23% (по: Grugni et al. 2012); И) Иран (средняя) – 9% (по: Grugni et al. 2012); К) Турция (средняя) – 15% (по: Bekada et al. 2013); Л) Гиляки (Южный Прикаспий) – 20% (по: Grugni et al. 2012).

 

2.3 Гаплогруппа Q – кеты на фоне Евразии.

Помимо гаплогруппы R, внимание привлекает и ее «родная сестра» — гаплогруппа Q.

Гаплогруппа Q является мажорной у на-дене – достигая от 75% до более 90% у апачей и навахо. Разумеется, для расположенных в Северной Америке на-дене это не удивительно. Но заслуживает внимания, что именно гаплогруппа Q в весьма высокой концентрации (84%) представлена и у кетов – еще одного представителя дене-кавказской общности. А также у ближайших родственных им в антропологическом отношении селькупов – 66%. Тогда как на остальной территории Сибири она варьирует в пределах 5-15% (Харьков и др. 2007: 680; Харьков 2012: 13-14, таб. 2; Балаганская, Лавряшина и др. 2011: 28).

Таким образом, наблюдается крайне высокая, доминирующая концентрация Q у кетов и селькупов — резко отличающая их от всех прочих народов Евразии.

В западной части Евразии гаплогруппа Q обнаруживается и у ряда северокавказских популяций, достигая 6% у чеченцев (Balanovsky et al. 2011: 27, tab. 2). Причем, «наиболее близкой к селькупам Q1a3 оказалась небольшая группа чеченцев» (Волков 2013: 86).

При этом, у тюркских народов Кавказа гаплогруппа Q практически отсутствует – за исключением балкарцев, и единичного случая у караногаев.

Частота Q в Иране же – 6% (Bekada et al. 2013), что даже существенно выше, чем в евразийской степи (где ее частота — 1-2% (Балаганская и др. 2011: 15, таб. 2)).

В целом, анализ распространения гаплогруппы Q в Западной Евразии и Северной Африке приводит, полагаю, к выводу о проникновении гаплогруппы Q (или, по крайней мере — Q* и Q1a3) в указанные регионы, и прежде всего в восточную часть Передней Азии, в весьма раннее время. По всей видимости — сопоставимое со временем проникновения гаплогруппы R.

 

3. Гаплогрупы L и Т в контексте восточноевразийской гипотезы.

Следующая из интересующих нас гаплогрупп – гаплогруппа L (Романчук 2015: 76-90).

Отправной точкой здесь служит наличие (и к тому же, даже более выраженное в сравнении со многими соседями) гаплогруппы L у северокавказских и родственных им народов. Оно, по всей видимости, свидетельствуют об определенной связи их истории с регионом Пакистана-Афганистана (что было показано и исходя из других оснований (Романчук 2015: 79-81, прим. 22)) – где (именно в районе Пакистана), по доминирующей сегодня точке зрения, и возникает гаплогруппа L.

Примечательно, что гаплогруппы L и Т – единственные производные макрогаплогруппы К, которые возникают в Западной, а не Восточной Евразии, и конкретно в Передней Азии. При этом, обращает на себя внимание их практическое отсутствие у австроазиатских народов Индии – на фоне наличия у этих народов гаплогрупп J2 и F на уровне, примерно равном дравидам. Это заставляет предположить, что и в Передней Азии гаплогруппы L и T (или, скорее, их общий предок, гаплогруппа LT) появляются относительно позже – хотя еще в верхнем палеолите. И, видимо, тоже с северо-востока, в последней инстанции — из Средней Азии.[4]

Поэтому, корректируя предложенную мной ранее точку зрения (Романчук, Семенов 2014: 54), можно предположить, что и носители гаплогрупп L и Т в языковом отношении изначально относились к тому этнолингвокультурному массиву Северо-Восточной Евразии, из которого позже выделились дене-кавказские языки. И только позднее носители гаплогрупп L и Т были ассимилированы ностратиками и афразийцами.

В качестве еще одного основания для такого предположения может, возможно, служить выявляющаяся положительная корреляция, и весьма выраженная, между гаплогруппой Т и OV-языками Африки (Романчук 2015: 91-102). По всей видимости, можно считать наиболее правдоподобным, что это взаимосвязанные феномены, характерные изначально для северной части Восточной Африки — района Африканского Рога, и связанные с до-афразийским населением этого региона.[5]

Разумеется, опираясь на то, что OV-модель весьма характерна для языков аборигенов Австралии и Новой Гвинеи, мы могли бы предположить, что OV-модель в Африке является реликтом времени первоначального расселения Homo Sapiens S. из Африки.

Однако такому предположению противоречит ряд фактов.

Во-первых, гаплогруппа Т является сравнительно молодой гаплогруппой (возникает в диапазоне 30-19 ТЛН), и, в Африке рассматривается исследователями как очевидный результат ранней обратной миграции из Евразии.

Во-вторых, помимо высокой частоты гаплогруппы Т, в северной части Восточной Африки – районе Африканского Рога (т. е., в зоне основной концентрации OV-языков в Африке) проявляются еще и очень высокие частоты некоторых субклад гаплогруппы Е-М35 – прежде всего E- V1515 (а также Е -V22, E -V32 и других) (Trombetta et al. 2015: 1947, fig. 3; Suppl., tab. 7).

И, насколько я могу судить, и носители OV-языков в Центральной и Западной Африке (их ареал в основном представляет собой полосу, вытянутую вдоль региона Судан и Сахеля), в частности – манде и нило-сахарские, отличаются от прочих популяций суб-Сахары преобладанием как раз субклад той же Е-М35, именно — Е-М81 (de Filippo et al. 2011: Suppl., tab. 2; Tishkoff et al. 2007: 2184, fig. 4; Hassan et al. 2008: 319, fig. 2).

Основной ареал распространения Е-М81 – Северная Африка, а именно регион Сахара-Мавритания, Ливия, Тунис, Алжир и Марокко (Bekada et al. 2013: Suppl., tab. 6; Trombetta et al. 2015: Suppl., tab. 7).

Но те языки Центральной и Западной Африки, которые демонстрируют OV-модель (нило-сахарские языки Сахеля, языки манде, игджодные и некоторые другие) – ранее, видимо, занимали существенно более северные территории, к северу от Сахеля. Согласно В. Ф. Выдрину, прародина манде располагалась на территории Сахары (Vydrin 2009); игджоидные народы, по мнению Р. Бленча, приходят с верховий Нигера (Прохоров 2011: 256). К югу их ареалы смещаются в результате усыхания Сахары и\или давления носителей афразийских языков. До этого, надо полагать, область распространения OV-языков Африки в очень большой степени (если не полностью), совпадала с ареалом древнейшей керамики Африки – включая т. н. «хартумский мезолит» (Жущиховская 2011: 102, рис.1).

То есть, видимо, можно говорить об участии в корреляции «гаплогруппа Т\ OV-языки Африки» и некоторых субклад гаплогруппы Е-М35.[6]

Однако Е-М35 (она, по всей видимости, возникает в северной части Африканского Рога (Trombetta et al. 2015: 1946)), — является тоже сравнительно молодой, порядка 25 ТЛН (Trombetta et al. 2015: 1943), гаплогруппой.

Между тем, «the radiation of haplogroup E started about 58 ka, somewhere in sub-Saharan Africa, with a higher posterior probability (0.73) for an eastern African origin. Moreover, it seems that the next five major dichotomies also occurred in eastern Africa (posterior probabilities ranging 0.84–0.97) …» (Trombetta et al. 2015: 1946). В том числе и предковая для Е-М35 гаплогруппа E-M215 возникает в Восточной Африке (с вероятностью 0,97) – как и, скорее всего, и доминирующая на большей части территории Африки, и прежде всего — Западной Африки, Е-V38.

То есть, корреляция определенных субклад гаплогруппы Е и OV-модели в Африке – феномен сравнительно поздний, возникающий позднее 25 ТЛН.

Носители койсанских языков Южной Африки (для некоторых из них тоже характерна OV-модель) в генетическом отношении демонстрируют, как давно было отмечено исследователями, отчетливые связи с той же северной частью Восточной Африки. У этих койсанских народов также заметно проявлена гаплогруппа Е-М35, точнее – Е-V1515, притом ее позднейшая, терминальная субклада Е-М293 (Trombetta et al. 2015: 1947, fig. 3; Suppl., tab.7). Поэтому, вопреки тому, что сами носители койсанских языков, очевидно,являются древнейшим феноменом (как в антропологическом и генетическом, так и языковом отношении), все же, возможно, что и у них OV-модель возникает сравнительно поздно в результате внешнего влияния.

Таким образом, на мой взгляд, можно предполагать, что именно в результате произошедшей в верхнем палеолите обратной (из Евразии) миграции носителей гаплогруппы Т в Восточную Африку (а также их дальнейшего и более позднего расселения в регионе Сахеля и региона Судан – уже вместе с носителями некоторых субкладов гаплогруппы Е-М35) и сформировался ареал OV-языков Африки.

Разумеется, к этому предположению следует подходить со всей возможной осторожностью. Однако, и оставлять его без обсуждения мне представляется непродуктивным.

 

Карта 5

Карта 5. Распространение гаплогруппы Т в Африке, ареал древнейшей керамики Африки (включая т. н. «хартумский мезолит») (по: Жущиховская 2011: 102, рис. 1), и ареалы нило-сахарских, омотских, кушитских, манде и игджоидных языков (по: Dryer 2013). А) Распространение гаплогруппы Т в Африке и ареалы нило-сахарских, омотских, кушитских, манде и игджоидных языков: Афразийские языки: 1- кушитские; 2 – омотские; 10 – семитские языки. 11- языки манде. 12 – игджоидные языки. Нило-сахарские: 3 – суданские; 4 – сонгай; 5 – маба; 6 – фур; 7 – сахарские. Языки-изоляты: 8- берта; 9 – кунама. Б) Ареал древнейшей керамики Африки (включая т. н. «хартумский мезолит»).

 

 

4. Гаплогруппа N1-LLY22, формирование уральской расы и «южнокитайский континуум» гаплогрупп мтДНК по О. П. Балановскому.

 

4.1 Гаплогруппа N1-LLY22 и проблема формирования уральской расы.

Помимо вышерассмотренных, особого внимания здесь заслуживает (как оказалось – и неожиданно и для меня самого) и гаплогруппа N1-LLY22 (Романчук 2015: 103-118).

Итак, на сегодняшний день установлен факт проникновения восточноазиатской гаплогруппы N1-LLY22 в Волго-Уральский регион еще в начале голоцена, на рубеже мезолита-неолита (Балаганская и др. 2011: 20). В это же время проникает в регион и архаичная субклада R1b1*(xR1b1a1,R1b1a2) — обнаруженная у индивида из погребения Елшанской культуры субнеолита Самарского Поволжья (Haak, Lazaridis et al. 2015: 25, tab. 2). Сегодня «в популяциях Волго-Уральского региона … Основная доля отцовского генофонда … приходится на три гаплогруппы: R-M269, R-M198 и N-M231, частоты которых в сумме в разных популяциях составляют от 49% до 100%» (Трофимова 2015: 16).

В этой связи, полагаю, заслуживает особого внимания, что индивид из могильника Лебяжинка на р. Сок, который и демонстрирует R1b1*(xR1b1a1,R1b1a2) (Haak, Lazaridis et al. 2015: 25, tab. 2), принадлежит к прото-уральскому антропологическому типу (Хохлов, Яблонский 2000: 281). Генезис которого, в свете современных представлений, очевидно связан с Северо-Восточной Евразией.

И это заставляет думать, что проникновение по крайней мере R1b1*(xR1b1a1,R1b1a2) в Волго-Уральский регион шло именно из Средней или Западной Сибири вместе с представителями прото-уральской расы. На мой взгляд, не исключено, что это население в языковом отношении тоже было близко дене-кавказцам.

Само же формирование уральской расы, в первую очередь — учитывая давно отмечаемые «южномонголоидные» сближения кетов, получает, думаю, теперь свое убедительное объяснение, во-первых, в связи с аргументируемым Т. М. Карафет и соавт. (Karafet, Mendez et al. 2015) продвижением гаплогруппы Р (или даже еще гаплогруппы К) из Юго-Восточной Азии в Северо-Восточную Евразию. Что отчасти созвучно и предлагаемому в последнее время А. Г. Козинцевым (2014а) ренессансу концепции «бореального надрасового ствола».

Действительно, очевидна корреляция: наиболее выраженные представители уральского антропологического типа, кеты и селькупы (по результатам А. Г. Козинцева (2004)), демонстрируют и максимальные, и сильно отличающие их от прочих популяций Сибири частоты гаплогруппы Q.

Но, во-вторых, полагаю, также очевидно, что только к гаплогруппе Q решение проблемы не сводится. Помимо древней миграции носителей гаплогруппы Р из Юго-Восточной Азии в Северо-Восточную Евразию, безусловно, в формировании уральской расы не меньшую роль сыграл и другой фактор.

Этот другой фактор, если говорить в общем – это древняя, относящаяся еще ко временам верхнего палеолита, метисация. И, конкретно, думаю, не меньшую роль в формировании уральской расы сыграли носители гаплогруппы N, особенно — N1-LLY22 и N1b.

На это указывают и другие исследователи: «N1b … Вероятно, она маркирует древнюю популяционную общность населения уралоидного антропологического типа» (Харьков 2012: 27).

Таким образом, формирование прото-уральской расы является, на мой взгляд, в первую очередь результатом взаимодействия в восточной части Евразии в конце плейстоцена -начале голоцена носителей гаплогрупп Q и R с одной стороны – и гаплогруппы N, прежде всего N1-LLY22 — с другой. Первичное продвижение гаплогруппы N1-LLY22 в Западную Евразию, произошедшее в начале голоцена, возможно, было связано тоже с расселением каких-то групп носителей дене-кавказских языков.

 

Карта 6

Карта 6. Распространение N1-LLY22 и некоторых других ранних субкладов гаплогруппы N (по: Shi et al. 2013: fig. 2, 3).

 

 

4.2 «Южнокитайский континуум» гаплогрупп мтДНК по О. П. Балановскому и восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины.

В данном же контексте я хотел бы обратить особое внимание на недавние результаты исследований О. П. Балановского (2012). Им был «… разработан метод объективной классификации гаплогрупп на их географические континуумы. На первом этапе частоты гаплогрупп в популяциях анализируются методом главных компонент, но на график выводятся не наблюдения (популяции), а переменные (гаплогруппы). Проявившееся на графике объективное объединение гаплогрупп в кластеры (континуумы) означает их скоррелированность друг с другом и следование общему географическому паттерну. Поэтому на втором этапе строятся карты суммарной частоты гаплогрупп, попавших в один континуум, и по его географической приуроченности дается название» (Балановский 2012: 32).

Применение этого подхода к митохондриальному генофонду Евразии дало результаты, весьма любопытные с точки зрения восточноевразийской гипотезы.

Именно, по данным митохондриальной ДНК «… новый обнаруженный континуум 3 … можно назвать «южно-китайским», поскольку его максимальные частоты сосредоточены вокруг Южно-Китайского моря (в Индокитае, Южном Китае, Индонезии, Филиппинах)» (Балановский 2012: 32). Если посмотреть на карту (Балановский 2012: 34, рис. 16), то мы видим, что этот «южнокитайский континуум» гаплогрупп мтДНК охватывает не только Восточную, Центральную и Среднюю Азию, Тибет, Казахстан, Среднюю и Западную Сибирь, Волго-Уральский регион (отчасти). Но и Северо-Восточный Иран, Афганистан, северный Пакистан, территорию вокруг Каспия (кроме Южного Прикаспия). И, самое главное – Кавказ (исключая, видимо, сванов и еще некоторые горские группы) и Армянское нагорье.

При этом, из «южнокитайского континуума» мтДНК выпадает Турция (что очевидно является аргументом против того, чтобы связывать распространение «южнокитайского континуума» мтДНК в Переднюю Азию с миграциями тюркских народов), выпадает Загрос (за исключением его крайней северо-западной периферии, на переходе в Армянское нагорье) и Северо-Западный Иран.

Зато, в виде отдельного «острова», «южнокитайский континуум» мтДНК охватывает территорию Северного Судана, и отчасти Эритреи. Этот остров имеет очевидное продолжение на расположенном напротив через Красное море небольшом участке Аравийского полуострова в западной части Хиджаза.

И, этот «остров» заставляет вспомнить о некоторых предположениях восточноевразийской гипотезы, высказанных в связи с т. н. «хартумским мезолитом» (Романчук 2013: 271-272).[7]

Разумеется, необходимо дальнейшее уточнение времени и обстоятельств формирования данного континуума. Явно, что и в Западной и Восточной Евразии его формирование – это результат «суммирования» множества исторических эпизодов и миграций. В частности, в Западной Евразии определенную роль в его формировании могли сыграть и сравнительно поздние миграции, начиная со скифов и заканчивая тюркскими миграциями средневековья.

Но, если говорить о начальном этапе его формирования, то мне кажется явным, что речь идет о весьма древнем феномене.

Однако, учитывая невхождение в «южнокитайский континуум» как Европы, так и крайнего востока Евразии (Чукотки, Камчатки), думаю, что древность начального этапа формирования этого феномена не выходит за пределы самого конца плейстоцена. Склонен предположить, что его датировка должна совпадать со временем распространения гаплогруппы N1-LLY22 в Сибирь и Центральную Азию.

Это, помимо прочего, позволяет думать, что и на Кавказ гаплогруппа N1-LLY22 могла попасть синхронно с ее проникновением в Волго-Уральский регион.

Что же касается Северного Судана, то здесь вопросов куда больше. Тем не менее, с учетом всего рассмотренного выше склонен предположить, что возникновение здесь «острова» представляет собой самый ранний эпизод, предшествующий распространению «южнокитайского континуума» мтДНК как на Кавказ, так и в Волго-Уральский регион.

Впрочем, надеюсь, дальнейшие исследования позволят уточнить эти вопросы.

Таким образом, рассмотрение т.н. «южнокитайского континуума» мтДНК по О. П. Балановскому приводит к предположению, что и его распространение в Западную Евразию (и прежде всего на Кавказ и Армянское нагорье) было результатом имевшей место в начале голоцена (то есть, синхронно с распадом сино-кавказской общности) крупной миграции населения из Северо-Восточной Евразии. И было связано с продвижением именно носителей некоторых дене-кавказских диалектов (пра-северокавказского, хурритского и урартского в первую очередь).

Однако, еще раз хочу подчеркнуть, здесь необходимо ответить еще на множество вопросов, чтобы подтвердить это предположение.

 

Карта 7

Карта 7. «Южнокитайский континуум» гаплогрупп мтДНК по О. П. Балановскому (по: Балановский 2012: 34, рис. 15).

 

 

5. Гаплогруппы R и Q, а также переднеазиатские (J, G, E, L и T) у дене-кавказских народов вне Передней Азии.

 

5.1 Переднеазиатские гаплогруппы у басков, бурушо и в Восточной Азии.

Обратимся далее к другой стороне проблемы, и посмотрим на переднеазиатские гаплогруппы (J, G, E, L и T) у дене-кавказских народов, обитающих вне Передней Азии (Романчук 2015: 119-141). То есть — у басков, бурушо и сино-тибетских. Поскольку у кетов и на-дене переднеазиатские гаплогруппы вообще отсутствуют.

Как можно видеть, даже у басков и бурушо, у которых переднеазиатские гаплогруппы могли появиться многими путями — они минимальны. И, что важно — существенно ниже, вдвое или даже втрое, в сравнении с их непосредственными соседями (Alonso et al. 2005: 1295, fig. 1; Adams, Bosch et al. 2008: 728, fig. 1; Lopez-Parra et al. 2008: 45; Young et al. 2011: 460; Becada et al. 2013: Suppl., tab. S6; Firasat et al. 2007).

Так, у басков суммарная частота вышеупомянутых переднеазиатских гаплогрупп варьирует от полного их отсутствия в некоторых, наиболее изолированных популяциях — до 9-12%. Для населения же Пиренейского полуострова этот показатель, по разным данным, составляет от 22% до 30%. Как и для населения Франции.

Применительно к баскам, из этого, как мне кажется, следует и то, что предки басков появились на Пиренейском полуострове ранее (пусть и ненамного) или вне (а скорее – и то, и другое) тех неолитических миграций с Ближнего Востока в Европу, которые так заметны и по палеоДНК. Как было показано, «… the gene pool of the early Neolithic farmers [Европы – А. Р.] was drastically different from the modern European one, but showed close affinities with the modern (and probably ancient) Near Eastern gene pool» (Balanovsky, Utevska, Balanovska 2013: 29).

У бурушо J2 составляет 7,2% (среднее по Пакистану — 13,2%), J-12f2—1% (среднее по Пакистану — 3%), G — 1% (среднее по Пакистану — 2,7%) (Firasat et al. 2007: 123).

В Восточной Азии совокупный удельный вес переднеазиатских (вернее, вообще западноевразийских) гаплогрупп ничтожен – менее 2% (Zhong et al. 2011: 721). Даже принимая во внимание принцип разности демографических потенциалов – проникающие в Восточную Азию мигранты оказывались заведомо и несопоставимо уступающими в численности местному населению, все же это очень незначительная цифра.

К тому же из нее следует исключить и заведомо поздние (хотя и по частоте вообще почти нулевые) гаплогруппы, проникающие в Восточную Азию уже в бронзовом веке и во времена функционирования Шелкового пути.

Помимо того, львиная доля, более половины, частот переднеазиатских гаплогрупп в Восточной Азии, приходится на долю тех, которые, по выводам (Zhong et al. 2011: 721), попадают в регион еще в верхнем палеолите, прежде всего в диапазоне 18-15 ТЛН.

Учитывая возникающие на сегодняшний день сомнения в точности датировок генетиков, приведу новые дополнительные аргументы в пользу верности этого вывода (Романчук 2015: 123-132).

Итак, во-первых, в этот же интервал попадают и расчетные датировки гаплогрупп Q и R в Восточной Азии. Между тем, их расчетные датировки по (Zhong et al. 2011) — находятся в полном соответствии с фактическими датировками палеоДНК Мальты и Афонтовой горы.

Во-вторых, верхнепалеолитическая миграция из Западной Евразии (главным образом – Передней Азии) в Северо-Восточную Евразию, и прежде всего именно в искомом диапазоне 18-15 ТЛН, отлично улавливается и по данным мтДНК (Derenko et al. 2014: 8).

Наконец, в-третьих, эта датировка хорошо согласуется и с данными археологии.

В самом деле, археологические данные свидетельствуют, что именно около середины верхнего палеолита в Восточную Азию проникли группы Homo sapiens с северо-запада (Деревянко 2005: 12; Вишняцкий 2008: 84; Дробышевский 2010: 282-283).[8]

Поэтому, на мой взгляд, все же наиболее правдоподобно, что эти переднеазиатские гаплогруппы (гаплогруппы первой категории, как я их обозначил) появляются в Восточной Азии в указанном выше интервале 18-15 ТЛН — вместе с Q и R.

Впрочем, с другой стороны, не стоит забывать и о том, что время распада сино-кавказской общности – около 11-10 ТЛН. И вплоть до этого времени сино-кавказская общность, очевидно, представляла собой этнокультурный и языковой континуум – большей или меньшей степени связанности. В этом континууме, обеспечивая его существование, происходила циркуляция не только культурной и языковой информации, но, надо полагать – и генетической.

Между тем, даже с учетом возможных погрешностей, датировки переднеазиатских гаплогрупп первой категории никак не выходят за пределы времени существования сино-кавказского континуума.

Поэтому, даже если мы допустим, что гаплогруппы первой категории могут не так уж и точно соответствовать интервалу 18-15 ТЛН, это никак не повлияет на принципиально важный вывод – об их проникновении в Восточную Азию еще в верхнем палеолите.

Существенно важно, что именно верхнепалеолитические гаплогруппы, гаплогруппы первой категории, распространяются намного шире, и представлены как у не-сино-тибетских по языку этнических меньшинств Северо-Западного Китая, так и у сино-тибетских народов (главным образом, разных групп хань). И даже преимущественно (или исключительно — как G2a1, обнаруженная только у хань) у сино-тибетских.

Тогда как более поздние (исключая из них заведомо поздние), или гаплогруппы второй категории – только и исключительно у этнических меньшинств Северо-Западного Китая.

Ранее я предположил, что гаплогруппы второй категории появляются в Восточной Азии в связи с распадом ностратической семьи и миграцией уже носителей алтайских языков. Хотя это предположение нуждается в дальнейшей проверке, оно мне кажется весьма правдоподобным и сегодня.

Таким образом, частоты переднеазиатских гаплогрупп у дене-кавказских популяций, обитающих вне Передней Азии или равны нулю (кеты, на-дене), или ничтожны (Восточная Азия – 2%), и, во всяком случае, даже у басков и соседящих с Передней Азией бурушо – существенно, по крайней мере – вдвое, ниже, чем у окружающих их популяций. Принципиальным является также тот факт, что проникновение основной, подавляющей массы переднеазиатских гаплогрупп в Восточную Азию относится еще к эпохе верхнего палеолита, главным образом, к интервалу 18-15 ТЛН. Т.е., заведомо много ранее предполагаемого времени распада сино-кавказской общности (11-10 ТЛН).

 

5.2 Гаплогруппа G1 и проблема времени ее проникновения в Казахстан и Центральную Азию.

Наконец, полагаю, с миграцией этого времени (или даже более ранней) следует связывать и появление в Казахстане и Центральной Азии и гаплогруппы G1 (Романчук 2015: 133-141). А вовсе не с миграцией иранских народов – как предлагает недавнее исследование (Balanovsky, Zhabagin et al. 2015).

Среди аргументов в пользу такого умозаключения в первую очередь следует отметить, что антропологический тип предположительных носителей иранских языков в степной зоне Евразии, очевидно, связан с миграцией из Восточной Европы: «… в Сибирь и Центральную Азию европеоиды (в большинстве своем, судя по всему, индоевропейцы) пришли не из Средней Азии или Закавказья, а из Восточной Европы. … Краниометрические данные однозначно показывают, что к каким бы ветвям европеоидной  расы ни принадлежали европеоиды, проникавшие в Сибирь и Центральную Азию в бронзовом веке, они мигрировали туда из Европы по степям. Об этом можно говорить сейчас даже с большей уверенностью, чем прежде» (Козинцев, Селезнева 2015: 57-58).

То есть, высокие частоты гаплогруппы G1 — которая, в свою очередь, также очевидно связана происхождением с Передней Азией, не могли быть принесены на территорию Казахстана тем населением, которое можно принять за носителей иранских языков.

Во-вторых, максимально высокие частоты G1 – до 80%, наблюдаются в Северо-Восточном Казахстане (Balanovsky, Zhabagin et al. 2015: 15). Но, по данным физической антропологии, большую степень монголоидности проявляют именно казахи Северо-Восточного Казахстана (Дерябин, Бескина 2009: 92).

Объяснить это дрейфом генов и случайностью мне представляется затруднительным, в том числе и потому, что ситуация с G1 не единична в Центральной Азии.

Мне представляется гораздо более адекватным допущение, что носители гаплогруппы G1 проникают в Казахстан и Центральную Азию еще до образования современных больших рас.

 

Карта 8

Карта 8. Максимальные частоты гаплогруппы G1 в Казахстане (по: Balanovsky, Zhabagin et al. 2015: fig. 2) и ареал большей выраженности монголоидных признаков в антропологическом типе казахов (по: Дерябин, Бескина 2009: 86, рис. 5). А) Ареал гаплогруппы G1 Б) Популяции казахов, отличающиеся большей выраженностью монголоидных признаков: 1 – северо-восточный вариант; 2 – юго-восточный вариант.

 

 

5.3 Гаплогруппы R и Q в Восточной Азии.

Наконец, посмотрим на собственно гаплогруппы R и Q в Восточной Азии (Романчук 2015: 142-156).

Итак, в целом, хотя Q и R и составляют совокупно 70% гаплогрупп, проникающих в Восточную Азию «via the northern route», но в общей массе гаплогрупп населения Восточной Азии их доля сегодня очень низка – около 5%.

Однако, полагаю, мы прежде всего должны обратить внимание, что у нас здесь дилемма, не допускающая, как мне кажется, третьего решения. То есть: либо сино-тибетцы были изначально носителями гаплогрупп Q и R плюс переднеазиатские первой категории (то есть, верхнепалеолитические). Либо – приход сино-тибетцев в Восточную Азию вообще невозможно уловить по гаплогруппам Y-хромосомы (поскольку других кандидатов у нас попросту нет).

В свете всех уже известных фактов мне представляется явным, что намного правдоподобнее первое умозаключение.

Здесь же отдельно стоит остановиться на вопросе о месте возникновения и дальнейшей дивергенции субклад R1а и R1b.

На мой взгляд, эти события имели место тоже еще в Восточной Евразии.

Среди аргументов в пользу такого вывода отмечу в первую очередь то, что в Центральной Азии и на Алтае мы, во-первых, в ряде случаев опять-таки наблюдаем корреляцию R1а с более монголоидными группами.

Это тувинцы Тоджи: «Получается парадоксальный на первый взгляд результат: население западных районов Тувы, с точки зрения антропологических особенностей наиболее европеоидное, обнаруживает минимум гаплогруппы R1a1а, тогда как наиболее монголоидное население Тоджи – ее максимум» (Харьков 2013: 1420).

И алтай-кижи на Южном Алтае: «у представителей южных алтайцев – алтай-кижи, проживающих в более высокогорных районах Алтая, наблюдается высокая доля западно-евразийских гаплогрупп за счет высоких частот гаплогруппы R1a1а, отражающая палеоевропеоидный компонент. Возможно, ее накопление у алтай-кижи (более монголоидных по данным антропологии, чем шорцы и северные алтайцы) может быть связано с дрейфом генов …» (Балановская, Балаганская и др. 2014: 51).

Во-вторых, если для тувинцев и южных алтайцев мы наблюдаем сочетание повышенных частот R1a с более монголоидными группами, то на Северном Алтае отчетливо проявляется иная корреляция. Именно, северные алтайцы и шорцы, у которых резко доминирующими, более 50-60%, гаплогруппами являются R1b (кумандинцы, шорцы), R1a (тубалары, шорцы) и Q (челканцы), проявляют достаточно высокую степень протоморфности и, очевидно, уклоняются в том же направлении, что и кеты и в целом уральская раса.

Как указывает А. Г. Козинцев, «Все без исключения группы, относимые к уральской расе, обнаруживают по ИГК 2 сильный сдвиг в сторону индонезийцев и индейцев, чем резко отличаются как от сибирских монголоидов, так и от европеоидов. Особенно это относится к кетам, хантам, манси, селькупам, чулымцам и томским татарам …, в меньшей степени – к шорцам, тубаларам, койбалам, тобольским татарам, телеутам, кызыльцам. … Сочетание признаков во всех этих группах свидетельствует именно о протоморфности и резко противоречит гипотезе метисации. … Ни у древних европеоидов Западной Сибири (кроме двух групп эпохи бронзы – из Сопки и Еловки), ни у «классических» сибирских монголоидов ни малейшей протоморфности не обнаруживается» (Козинцев 2008: 357).[9]

То есть, своеобразие антропологического типа северных алтайцев и шорцев объясняется его архаичностью – архаичностью того же порядка, что и кетов и уральской расы.

Кроме того, отчетливо проявляется и «восточномонголоидный» (по выражению А. Г. Козинцева) сдвиг ряда алтайских и хакасских популяций. В том числе и интересующих нас: «ИГК 4 (14% межвекторной изменчивости и 12% общей) отражает в основном своеобразие китайцев. … К китайцам здесь ближе всего шорцы, тубалары, телеуты, кумандинцы, бельтыры» (Козинцев 2004: 182).

Объяснение его пока представляет собой открытый вопрос – но явно, что речь идет о весьма древнем феномене.

Соответственно, наиболее адекватным объяснением всех этих фактов мне представляется такое, которое предполагает, что дивергенция гаплогруппы R произошла еще в Восточной Евразии. И еще во время, предшествующее образованию современных больших рас – равно как и уральской. А уже затем, хотя и опять-таки до образования больших рас, субклады R1а и R1b — распространяются в Западную Евразию.

Полагаю – вместе с носителями некоторых сино-кавказских диалектов.

Итак, вот в самом сжатом виде основные выводы работы (Романчук 2015).

 

Но, завершая, я хотел бы подчеркнуть: я далек от мысли, что в этой проблеме все ясно. Скорее даже наоборот – думаю, это лишь первый шаг на длинном пути к относительной ясности. И, разумеется, остается еще очень много крайне сложных вопросов.

Однако, думаю, если их действительно обсуждать, и обсуждать в широком кругу представителей разных наук – решения будут находиться быстрее.

 

Карта 9

Карта 9. Популяции Алтая и Тувы, отличающиеся повышенными частотами гаплогруппы R и\или Q и, одновременно, повышенной степенью протоморфности (тубалары, кумандинцы, челканцы, шорцы) или монголоидности (алтай-кижи, тоджинцы) (по: Козинцев 2004; Балаганская и др. 2011; Балаганская, Лавряшина и др. 2011; Балановская, Балаганская и др. 2013; Харьков и др. 2013). 1) Алтай-кижи 2) Тубалары 3) Кумандинцы 4) Челканцы 5) Шорцы 6) Тоджинцы

 

 

Литература:

Балаганская О.А., Балановская Е.В., и др. 2011. Полиморфизм Y хромосомы у тюркоязычного населения Алтае-Саян, Тянь-Шаня и Памира в контексте взаимодействия генофондов западной и восточной Евразии. Медицинская генетика, 10 (3): 12–22.

Балаганская О.А, Лавряшина М. Б., Кузнецова М. А., Романов A. T., Дибирова Х. Д., Фролова С. А., Кузнецова А. А., Захарова Т. А. и др. 2011. Генетическая структура по маркерам Y хромосомы народов Алтая (России, Казахстана, Монголии). Вестник Московского университета. Серия XXIII (АНТРОПОЛОГИЯ), 2: 25-36.

Балановская Е. В., Балаганская О. П., Дамба Л. Д., Дибирова Х. Д., Агджоян А. Т., Богунов Ю. В., Жабагин М. К., Исакова Ж. Т., Лавряшина М. Б., Балановский О. П. 2014. Влияние природной среды на формирование генофонда тюркоязычного населения гор и степных предгорий Алтае-Саян, Тянь-Шаня и Памира. Вестник Московского университета. Серия XXIII (АНТРОПОЛОГИЯ), 2: 46–55.

Балановский О. П. 2012. Изменчивость генофонда в пространстве и времени: синтез данных о геногеографии митохондриальной ДНК и Y хромосомы. Автореф. дисс. … докт. биолог. наук. Москва: РАМН.

Вишняцкий Л. Б. 2008. Культурная динамика в середине позднего плейстоцена и причины верхнепалеолитической революции. Санкт-Петербург: Изд-во Санкт-ПетербургГУ.

Волков В. Г. 2013. Древние миграции самодийцев и енисейцев в свете генетических данных. Томский журнал ЛИНГ. и АНТР.\ Tomsk Journal LING &. ANTROPO. 1 (1): 79-96.

Деревянко А. П. 2005. К вопросу о формировании пластинчатой индустрии и микроиндустрии на востоке Азии. Археология, Этнография и Антропология Евразии, 4 (24): 2—29.

Дерябин В. Е., Бескина М. В. 2009. Об антропологических вариантах в составе казахов. Этнографическое Обозрение, 1: 79-93.

Дибирова Х.Д. 2011. Роль географической подразделенности и лингвистического родства в формировании генетического разнообразия населения Кавказа. Автореф. дисс. … канд. биолог. наук. Москва: РАМН.

Дибирова Х.Д., Балановская Е.В., Кузнецова М.А., Фролова С.А., Васинская О.А., Почешхова Э.А., Запорожченко В.В., Дружинина Е.Г., Пшеничнов А.С., Раджабов М.О., Теучеж И.Э., Схаляхо Р.А., Захарова Т.А., Евсеева И.В., Дубинецкая Е., Балановский О.П. 2011. Генетический рельеф Кавказа: четыре лингвистико-географических региона по данным о полиморфизме Y хромосомы. Медицинская генетика, 9 (10): 9-18.

Дробышевский С. В. 2010. Предшественники. Предки? Ч. VI. Неоантропы верхнего палеолита (Африка, Ближний Восток, Азия). Москва: КомКнига\URSS.

Дробышевский С. В. 2014. Связующая нить ДНК из Мальты: Европа – Сибирь – Америка. http://antropogenez.ru/article/743/

Жущиховская И. С. 2011. Древнейшая керамика: пути технологической инновации. Вестник ДВО РАН, 1: 101-110.

Козинцев А. Г. 2004. Кеты, уральцы, ‘американоиды’: интеграция краниометрических и краниоскопических данных. В: Козинцев А. Г. (ред.). Палеоантропология, этническая антропология, этногенез. К 75-летию Ильи Иосифовича Гохмана. Санкт-Петербург: МАЭ РАН, с. 172-185.

Козинцев А.Г. 2008. Индонезийцы, индейцы и протоморфные монголоиды Западной Сибири. В: Станюкович М. В. (отв. ред.). Индонезийцы и их соседи. Festschrift Е.В. Ревуненковой и А.К. Оглоблину (Маклаевский сборник. Вып. 1). Санкт-Петербург: МАЭ РАН, с. 355–360.

Козинцев А. Г. 2009. О ранних миграциях европеоидов в Сибирь и Центральную Азию. Археология, этнография и антропология Евразии 4 (40): 125- 136.

Козинцев А. Г. 2012. Из степи в пустыню: ранние европеоиды Восточного Туркестана. В: Длужневская Г.В. и др. (отв. ред.). Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древними цивилизациями. Книга 1. Санкт-Петербург: ИИМК РАН, с. 122-126.

Козинцев А.Г. 2014. Расшифрован геном верхнепалеолитического ребенка из Мальты. http://antropogenez.ru/article/743/

Козинцев А. Г. 2014а. Европеоиды, монголоиды, австралоиды: стадиальность или метисация? В: Чистов Ю. К. (отв. ред.). Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2013 г. Санкт-Петербург: МАЭ РАН, с. 27-35.

Козинцев А. Г., Селезнева В. А. 2015. Вторая волна миграции европеоидов в Южную Сибирь и Центральную Азию (к вопросу об индоиранском компоненте в окуневской культуре). В: Чистов Ю. К. (отв. ред.). Радловский сборник. Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2014 г. Санкт-Петербург:  МАЭ РАН, с. 51-62.

Кутуев И. А. 2010. Генетическая структура и молекулярная филогеография народов Кавказа. Автореф. дисс. … докт. биолог. наук. Уфа: УФН РАН.

Литвинов С. С. 2010. Изучение генетической структуры народов Западного Кавказа по данным о полиморфизме Y хромосомы, митохондриальной ДНК и Alu-инсерций. Автореф. дисс. … канд. биолог. наук. Уфа: УФН РАН.

Прохоров К. Н. 2011. Конференция «Изоляты в Африке», Лион, 3—4 декабря 2010 г. Journal of Language Relationship \ Вопросы языкового родства, 6: 247—259.

Романчук А. А. 2008. Юев народ и его прародина. В: Пахомов С.В. (отв. ред.). Четвертые Торчиновские Чтения. Философия, религия и культура стран Востока. Материалы научной конференции, Санкт-Петербург, 7-10 февраля 2007 года. Санкт-Петербург: Изд-во С.-Петерб. ун-та, с. 465-472.

Романчук А.А. 2009. Проблема локализации прародины сино-кавказской языковой общности. Stratum plus 2005-2009, 2: 367-373.

Романчук А. А. 2009a. Прародина сино-кавказской языковой общности: Западная или Восточная Азия? В. Пахомов С.В. (отв. ред.). Asiatica: Труды по философии и культурам Востока. Вып. 3. Санкт-Петербург: Изд-во С.-Петерб. ун-та, с. 143-154.

Романчук А. А. 2012. Восточноазиатская гипотеза сино-кавказской прародины в свете данных физической антропологии и археологии: к постановке проблемы. Stratum plus 2012, 1: 303-329.

Романчук А. А. 2013. Кавкасионский антропологический тип в свете гипотезы «восточной популяции»: вопрос о древности. Stratum plus 2013, 2: 259-282.

Романчук А. А. 2015. Восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины: еще раз к вопросу о гаплогруппах Y-хромосомы. Кишинев: Stratum plus. DOI: 10.13140/RG.2.1.4582.5120 https://www.academia.edu/13585140/Romanchuk_A._A._2015._The_East-Eurasian_hypothesis_of_Dene-Caucasian_Motherland_once_again_about_the_haplogroups_of_Y-chromosome

Романчук А. А., Пантелеева Е. Б. 2009. Древнекитайский миф о Стрелке И: Чу или Чжоу? Stratum plus 2005-2009, 4: 431—445.

Романчук А. А., Семенов А. С. 2014. R и Q гаплогруппы Y-хромосомы и прасеверокавказский субстрат праиндоевропейцев. Russian Journal of Biological Research, 2014, Vol. (1), № 1, pp. 46-68. DOI: 10.13187/ejbr.2014.1.46

Романчук А. А., Семенов А. С. 2015. Гаплогруппы Y-хромосомы и восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины. http://moldo.org/2nd.php?idm=3&ida=314

Схаляхо Р. А. 2013. Геногеография тюркоязычных народов Кавказа: анализ изменчивости Y-хромосомы. Автореф. дисс. … канд. биолог. наук. Москва: РАМН.

Схаляхо Р.А., Почешхова Э.А., Теучеж И.Э., Дибирова Х.Д., Агджоян А.Т., Утевская О.М., Юсупов Ю.М., Дамба Л.Д., Исакова Ж.Т., Кузнецова М.А., Фролова С.А., Тагирли Ш.Г., Коньков А.С., Балановская Е.В., Балановский О.П. 2013. Тюрки Кавказа: сравнительный анализ генофондов по данным о Y-хромосоме. Вестник Московского университета. Серия XXIII (АНТРОПОЛОГИЯ), 2: 34-48.

Теучеж И. Э. 2013. Геонофонд абхазо-адыгских народов, грузин и армян по данным о полиморфизме Y-хромосомы и фамилий. Автореф. дисс. … канд. биолог. наук. Москва: МГНЦ РАМН.

Теучеж И.Э., Почешхова Э.А., Схаляхо Р.А., Дибирова Х.Д., Агджоян А.Т., Утевская О.М., Кузнецова М.А., Шанько А.В., Коньков А.С., Чиковани Н.Н., Андриадзе Г., Богунов Ю.В., Епископосян Л.М., Балановская Е.В., Балановский О.П. 2013. Генофонды народов Западного Кавказа и Закавказья в евразийском контексте (по данным о полиморфизме Y-хромосомы). Вестник Московского Университета. Серия XXIII (АНТРОПОЛОГИЯ), 2: 49-62.

Трофимова Н. В. 2015. Изменчивость митохондриальной ДНК и Y хромосомы в популяциях Волго-Уральского регион. Автореф. дисс. … канд. биолог. наук. Уфа: УНЦ РАН.

Харьков В. Н. 2012. Структура и филогеография генофонда коренного населения Сибири по маркерам Y-хромосомы. Автореф. дисс. … докт. биолог. наук. Томск: НИИМГ.

Харьков В.Н. и др. 2007. Различия структуры генофондов северных и южных алтайцев по гаплогруппам Y-хромосомы. Генетика, 43 (5): 675–687.

Харьков В. Н., Хамина К. В., Медведева О. Ф. и др. 2013. Структура генофонда тувинцев по маркерам Y хромосомы. Генетика, 49 (12): 1416–1425.

Хохлов А. А., Яблонский Л. Т. 2000. Палеоантропология Волго-Уральского региона эпохи неолита-энеолита. В: История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, с. 278-307.

Юнусбаев Б. Б. 2006. Популяционно-генетическое исследование народов Дагестана по данным о полиморфизме Y хромосомы и Alu–инсерций. Автореф. дисс. … канд биолог. наук. Уфа: УНЦ РАН.

Adams S., Bosch E, Balaresque P. et al. 2008. The genetic legacy of religious diversity and intolerance: paternal lineages of Christians, Jews, and Muslims in the Iberian Peninsula. American Journal of Human Genetics, 83: 725–736.

Alonso S, Flores C, Cabrera V, Alonso A, Martin P, Albarran C, Izagirre N, de la Rua C, Garcia O. 2005. The place of the Basques in the European Y-chromosome diversity landscape. European Journal of Human Genetics, 13: 1293–1302.

Balanovsky O., Dibirova Kh., Dybo A., Mudrak O., Frolova S., Pocheshkhova E., Haber M., Platt D., Schurr T., Haak W., Kuznetsova M., Radzhaboy M., Balanovskaya O., Druzhinina E., Zakharova T., Hernanz D., Zalloua P., Koshel S., Ruhlen M., Renfrew C., Wells R. S., Tyler-Smith C., Balanovska E. & THE GENOGRAPHIC CONSORTIUM. 2011. Parallel Evolution of Genes and Languages in the Caucasus Region. Molecular Biology and Evolution, 28(10): 2905–2920.

Balanovsky O., Utevska O., Balanovska E. 2013. Genetics of Indo-European populations: the past, the future. Journal of Language Relationship \ Вопросы языкового родства, 9: 23–35.

Balanovsky O, Zhabagin M, Agdzhoyan A, Chukhryaeva M, Zaporozhchenko V, Utevska O, et al. 2015. Deep Phylogenetic Analysis of Haplogroup G1 Provides Estimates of SNP and STR Mutation Rates on the Human Y-Chromosome and Reveals Migrations of Iranic Speakers. PLoS ONE 10(4): e0122968. doi:10.1371/journal.pone.0122968

Bekada A., Fregel R., Cabrera V., Larruga J., Pestano J., Benhamamouch S., Gonzalez A. 2013. Introducing the Algerian Mitochondrial DNA and Y Chromosome Profiles into the North African Landscape. PLoS ONE 8(2): e56775. doi:10.1371/journal.pone.0056775

Capredon M., Brucato N., Tonasso L., Choesmel-Cadamuro V., Ricaut F-X. et al. 2013. Tracing Arab-Islamic Inheritance in Madagascar: Study of the Y-chromosome and Mitochondrial DNA in the Antemoro. PLoS ONE 8 (11): e80932. doi:10.1371/journal.pone.0080932

Der Sarkissian C, Balanovsky O, Brandt G, Khartanovich V, Buzhilova A, et al. 2013. Ancient DNA Reveals Prehistoric Gene-Flow from Siberia in the Complex Human Population History of North East Europe. PLoS Genet 9(2): e1003296. doi:10.1371/journal.pgen.1003296

Derenko M. et al. 2014. Western Eurasian ancestry in modern Siberians based on mitogenomic data. BMC Evolutionary Biology 14:217. http://www.biomedcentral.com/1471-2148/14/217

Dryer M. 2003. Word Order in Sino-Tibetan languages from a typological and geographical perspective. In: Thurgood G & LaPolla R J (eds.). The Sino-Tibetan languages. London & New York: Routledge, 43-56.

Dryer M. 2013. Order of Object and Verb. In: Dryer, Matthew S. & Haspelmath, Martin (eds.) The World Atlas of Language Structures Online. Leipzig: Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology. (Available online at http://wals.info/chapter/83, Accessed on 16.07.2015).

Dryer M. 2013а. Order of Relative Clause and Noun. In: Dryer, Matthew S. & Haspelmath, Martin (eds.) The World Atlas of Language Structures Online. Leipzig: Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology. (Available online at http://wals.info/feature/90A#2/24.2/152.8 Accessed on 08.08.2015).

Firasat S. et al. 2007. Y-chromosomal evidence for a limited Greek contribution to the Pathan population of Pakistan. European Journal of Human Genetics, 15 (1): 121–126.

Fu Q. et al. 2014. Genome sequence of a 45,000-year-old modern human from western Siberia. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/25341783

Guillaume J., Aimée L. 2005. Review on: Graham Thurgood and Randy J. Lapolla (éd.): The Sino-Tibetan languages. In: Cahiers de linguistique — Asie orientale, 34 (1): 129-137.

Haak W., Lazaridis I. et al. 2015. Massive migration from the steppe is a source for Indo-European languages in Europe. http://biorxiv.org/content/early/2015/02/10/013433

Hassan H., Underhill P., Cavalli-Sforza L., Ibrahim M. 2008. Y-chromosome variation among Sudanese: restricted gene fl ow, concordance with language, geography, and history. American Journal of Physical Anthropology, 137: 316—323.

Herrera K. J., Lowery R. K., Hadden L., Calderon S., Chiou C., Yepiskoposyan L. et al. 2012. Neolithic patrilineal signals indicate that the Armenian plateau was repopulated by agriculturalists. European Journal of Human Genetics, 20(3): 313–20. doi: 10.1038/ejhg.2011.192

Hovhannisyan et al. 2014. Different waves and directions of Neolithic migrations in the Armenian Highland. Investigative Genetics, 5:15. doi:10.1186/s13323-014-0015-6

Karafet T., Mendez F., Sudoyo H., Lansing J., Hammer M. 2015. Improved phylogenetic resolution and rapid diversification of Y-chromosome haplogroup K-M526 in Southeast Asiа. European Journal of Human Genetics 23: 369-373 (March 2015) | doi:10.1038/ejhg.2014.106 http://www.nature.com/ejhg/journal/vaop/ncurrent/full/ejhg2014106a.html

LaPolla R. 2003. Overview of sino-Tibatan Morthosyntax. In: Thurgood G & LaPolla R J (eds.). The Sino-Tibetan languages. London & New York: Routledge, 22-42.

Lopez-Parra A., Gusmao L., Tavares L., Baeza C., Amorim A., Mesa M., Prata M., Arroyo-Pardo E. 2009. In search of the preand post-Neolithic genetic substrates in Iberia: evidence from Y-chromosome in Pyrenean populations. Annals of Human Genetics, 73: 42–53.

Malyarchuk B. A., Derenko M. V. et аl. 2011. Ancient links between Siberians and Native Americans revealed by subtyping the Y chromosome haplogroup Q1a. Journal of Human Genetics, 56 (8): 583–588.

Myres N. M., Rootsi S., Lin A., Järve M, King R., Kutuev I., Cabrera V., Khusnutdinova E., Pshenichnov A., Yunusbayev B., Balanovsky O., Balanovska E., Rudan P., Baldovic M., Herrera R., Chiaroni J., Di Cristofaro J., Villems R., Kivisild T., Underhill P. 2011. A major Y-chromosome haplogroup R1b Holocene era founder effect in Central and Western Europe. American Journal of Human Genetics, 19: 95–101.

Nasidze I., Ling E. et al. 2004. Mitochondrial DNA and Y-Chromosome Variation in the Caucasus. Ann Hum Genet. 68(Pt 3): 205-221. http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/15180701

Pereira L. et al. 2010. Linking the sub-Saharan and West Eurasian gene pools: maternal and paternal heritage of the Tuareg nomads from the African Sahel. European Journal of Human Genetics, 18: 915–923; doi:10.1038/ejhg.2010.21

Raghavan M. et al. 2014. Upper Palaeolithic Siberian genome reveals dual ancestry of Native Americans. Nature 505 (02 January 2014): 87–91. http://www.nature.com/nature/journal/v505/n7481/full/nature12736.html

Sengupta S., Zhivotovsky L. A., King R, Mehdi S. Q., Edmonds C. A., et al. 2006. Polarity and temporality of high-resolution Y-chromosome distributions in India identify both indigenous and exogenous expansions and reveal minor genetic influence of Central Asian pastoralists. American Journal of Human Genetics, 78: 202–221.

Shi H. et al. 2013. Genetic Evidence of an East Asian Origin and Paleolithic Northward Migration of Y-chromosome Haplogroup N. http://www.plosone.org/article/info%3Adoi%2F10.1371%2Fjournal.pone.0066102

Tarkhnishvili D., Gavashelishvili A., Murtskhvaladze M., Gabelaia M., Tevzadze G. 2014. Human Paternal Lineages, Languages and Environment in the Caucasus. Human Biology Open Access Pre-Prints. Paper 54. http://digitalcommons.wayne.edu/humbiol_preprints/54

Tishkoff S., Gonder M. et al. 2007. History of Click-Speaking Populations of Africa Inferred from mtDNA and Y Chromosome Genetic Variation. Molecular Biology and Evolution, 24 (10): 2180—2195.

Trivedi R., Sahoo S. et al. 2007. High Resolution Phylogeographic Map of Y-Chromosomes Reveal the Genetic Signatures of Pleistocene Origin of Indian Populations. In: Reddy B. (ed.). Trends in molecular anthropology. Delhi: Kamla-Raj Enterprises, p. 393–414.

Trombetta B. et al. 2015. Phylogeographic refinement and large scale genotyping of human Y chromosome haplogroup E provide new insights into the dispersal of early pastoralists in the African continent. Genome Biology and Evolution, 7(7): 1940–1950. doi:10.1093/gbe/evv118 http://gbe.oxfordjournals.org/content/early/2015/06/23/gbe.evv118.short?rss=1

Underhill P. A., Poznik G. D. et al. 2015. The phylogenetic and geographic structure of Y-chromosome haplogroup R1a. European Journal of Human Genetics, 23: 124–131; doi:10.1038/ejhg.2014.50 http://www.nature.com/ejhg/journal/v23/n1/full/ejhg201450a.html

Vydrin V. 2009. On the Problem of the Proto-Mande Homeland. Journal of Language Relationship \ Вопросы языкового родства, 1: 107 – 142.

Yepiskoposean L., Harutyunean A., Khudoyan A. 2006. Genetic testing of language replacement in Southwest Asia. Iran and the Caucasus, 10(2): 191-208.

Young K. et al. 2011. Paternal Genetic History of the Basque Population of Spain. Human Biology, 83(4): 455-475.

Yunusbayev B., Metspalu M., Jarve M., Kutuev I., Rootsi S., Metspalu E. et al. 2012. The Caucasus as an asymmetric semipermeable barrier to ancient human migrations. Molecular Biology and Evolution, 29(1): 359–65. doi: 10.1093/molbev/msr221

Zhong H. et al. 2011. Extended Y Chromosome Investigation Suggests Postglacial Migrations of Modern Humans into East Asia via the Northern Route. Molecular Biology and Evolution, 28(1): 717–727.

 

[1] Огромное спасибо за помощь Е. Ю. Звереву, выполнившему все карты в этой работе.

[2] Характеризуя этот, т.н. «сибиро-китайский поздний верхний палеолит», А. П. Деревянко пишет: «За последние 80 лет археологами на территории Сибири, Монголии, Китая, Японии, Кореи, Америки и др. регионов открыты сотни археологических местонахождений, относящихся к [диапазону] 30-10 тыс. л. н. Исследованные стоянки характеризуются особым пластинчатым технокомплексом и определенным единством признаков первичного расщепления, вторичной обработки, а также сочетанием определенных типов каменных орудий … этого удивительного индустриального технокомплекса, многие сходные черты которого прослеживаются на огромном пространстве восточной части Евразии …» (Деревянко 2005: 2).

[3] Хочу выразить признательность М. С. Драйеру и вообще коллективу WALS за разрешение использовать данную карту в качестве иллюстрации.

[4] Данное соображение – именно, о незначительности проявления у аустро-азиатских народов Индии в сравнении с дравидами, следует иметь в виду и в отношении гаплогрупп R2 и R1a1. Вопреки тем исследователям, которые еще и сегодня пытаются связать происхождение этих двух субклад с Индостаном, мы видим, что их частоты у аустро-азиатских народов Индии весьма незначительны в сравнении с дравидами. По (Trivedi et al. 2007: 398, tab. 2а), у носителей аустро-азиатских языков в Индии в целом частота R2 — 1,4% (против 21% у дравидов и 14% у индоевропейских народов Индии), и R1a1 — 0,7% (подробнее: Романчук 2015: 85-86).

Представляется несомненным, что в случае возникновения R2 и R1a1 на территории Индостана картина была бы иной.

[5] Именно в Северо-Восточной Африке – районе Африканского Рога, гаплогруппа Т, вообще достаточно редкая, проявляет более выраженную частоту — в некоторых выборках сомалийцев даже до 80%; более репрезентативные выборки (115-125 человек) из этого региона все же дают частоту порядка 11-14%. Однако гаплогруппа Т присутствует, хоть и крайне редко, и в западных регионах Северной Африки. По (Bekada et al. 2013: Suppl.) гаплогруппа Т отмечена только в Тунисе, 1,16% (выборка – 601 человек); по Capredon et al. 2013: 7) – и в Марокко.

Согласно (Pereira et al. 2010: 920) – она (точнее, К(xP, O) – но в данном случае, при дальнейшем типировании скорее всего будет обнаружена именно гаплогруппа Т) представлена и у некоторых групп ливийских туарегов (5,6%);

У народов нигер-конголезской макросемьи в суб-Сахаре гаплогруппа Т практически отсутствует (de Filippo et al. 2011: Suppl.).

[6] И, при всех имеющихся сомнениях и неясностях (Романчук 2015: 96-97, 101-102), все же на сегодняшний день я склоняюсь к точке зрения, что и гаплогруппа R- V88 в Африке была изначально связана с носителями OV-языков, лишь позднее ассимилированными представителями VО-модели.

[7] В качестве заслуживающего здесь внимания обстоятельства хотел бы еще добавить, что «Если в Восточной Азии происходит постепенное становление и совершенствование технологических и эстетических стандартов керамической посуды, то в разных областях Северной Африки продукция раннего гончарства показывает вполне сформировавшиеся традиции. Исследователи пока не дают объяснения этому факту … Это наводит на мысль о вероятности не выявленных еще этапов предшествующего развития ранней керамики. Вполне возможно, что в дальнейшем будут обнаружены и более древние комплексы, что приблизит нижнюю временную границу появления керамики в этом районе мира к тем ранним датам, которые получены сегодня для Восточной Азии» (Жущиховская 2011: 107).

[8] Археологические данные свидетельствуют о первых следах проникновения носителей традиции «пластинчатой индустрии, приобретающей характер микроиндустрии» (Деревянко 2005: 17, 26) на территорию Китая с территории Южной Сибири и Монголии еще около 28 ТЛН — этим временем датируются наиболее ранние памятники, Чжиюй (Шиюй) и Шуйдунгоу. Однако в целом, на территории Китая традиция пластинчатой микроиндустрии получает широкое распространение после рубежа 20 ТЛН («моложе 20 тыс. л.н.») (Деревянко 2005: 22).

[9] ИГК – интегральная главная компонента. В данном случае подразумевается, что на первом этапе исследования данные краниоскопии (т.е., дискретные признаки) были подвергнуты анализу методом главных компонент, а данные краниометрии (т.е., измерительные признаки) – каноническому анализу со стандартной внутригрупповой корреляционной матрицей. На втором этапе информация от обеих независимых систем (краниоскопии и краниометрии) была интегрирована. Для этого первые главные компоненты и канонические вектора были использованы в качестве новых признаков, и на их основе был вновь проведен анализ главных компонент (Козинцев 2004).


Похожие статьи

Концепция происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова (критический этюд)

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Индоевропейская прародина и дилетантская парадигма

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

Дилетанская традиция в трактовке происхождения индоевропейцев

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Гаплогруппа Q1b: вдоль Великого Шелкового пути

С использованием метода молекулярных часов впервые дана датировка основных подветвей гаплогруппы Q1b. В качестве наиболее непротиворечивой гипотезы авторы статьи рассматривают формирование гаплогруппы Q1b на территории Синьцзяна и Афганистана с последующей экспансией на запад и на юг.

Комментариев: 22 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Продублирую свои замечания, которые были даны к оригинальной статье (Романчук, Семенов 2015 «Гаплогруппы Y-хромосомы и восточноевразийская гипотеза дене-кавказской прародины»)
    I
    Верхний палеолит имеет достаточно широкие временные рамки. Относительно гапллогрупп P и Q теперь мы можем дать более конкретные уточнения, базируясь на алгоритме расчета, изложенном в Adamov et al. 2015 и актуальной базы данных полного сиквенса У-хромосомы на YFull.com. На данный момент возраст этих гаплогрупп оценивается в 31,4 тлн (33,5-29,3 тлн 95% доверительный интервал). http://yfull.com/tree/P/
    II
    У на-дене и кетов / селькупов абсолютно разные субклады Q. У на-дене это Q-F746 (NWT01) и различные субклады более широко распространенной Q-M3. У кетов, селькупов и народов Южной Сибири — Q-L330. Отмечу, что эти субклады Q1a разошлись примерно 26 тлн. http://yfull.com/tree/Q-L472/
     

  • Добрый день, Владимир!
    Еще раз спасибо за Ваши замечания!
    Правда, по-моему, Вы их высказали в обсуждении этой же статьи на academia.edu. Впрочем, может, Вы их где-то высказывали и в отношении моей более ранней работы  (Романчук, Семенов 2015) – но, извините, это для меня осталось неизвестным.

    В отношении самих замечаний:

    1 Датировка гаплогрупп P и Q в 31 ТЛН (не берусь судить, насколько это так; вопрос отдельный и требует отдельного же обсуждения) для восточноевразийской гипотезы никаких затруднений, на мой взгляд, не создает. Подробнее на это Ваше замечание я ответил в обсуждении на academia.edu.

    2 То, что субклады Q, характерные для на=дене и кетов, разошлись 26 ТЛН (опять-таки, вопрос о верности этой датировки я не берусь решать), тоже, полагаю, никак не влияет на выводы предлагаемой гипотезы. Если я правильно понимаю Вашу мысль, Вы исходите из того, что разделению субклад должно соответствовать и разделение этноязыковых общностей. Однако, это отнюдь не так. Новые субклады, будучи в основном связаны с отдельными микрообщностями (кругами брачных связей), продолжали оставаться в рамках одной этноязыковой макрообщности (которая и улавливается по данным археологии и лингвистики) еще несколько тысячелетий вплоть до ее распада.
    Еще раз спасибо.
    С уважением,
    Алексей
     

    • AAR сказал(а):  Новые субклады, будучи в основном связаны с отдельными микрообщностями (кругами брачных связей), продолжали оставаться в рамках одной этноязыковой макрообщности (которая и улавливается по данным археологии и лингвистики) еще несколько тысячелетий вплоть до ее распада.   

      Но в таком случае эти новые субгаплогруппыв должны быть унаследованы ВСЕМИ популяциями — потомками этой общности. Так что Владимир прав, и датировки гаплогрупп никак не согласуются с предложенной в этой статье схемой.

  • Добрый день, Олег Павлович!
    Большое спасибо за комментарий!
    Но, к сожалению, не могу согласиться с Вашим замечанием.
    Ваш тезис – «новые субклады должны быть унаследованы ВСЕМИ популяциями» на самом деле предполагает, что «этноязыковая макрообщность» (в данном случае – дене-кавказская макросемья) – равно «круг брачных связей». Но, даже априори понятно, что для больших, занимающих обширные территории, этноязыковых общностей это не так. Если же говорить конкретно о т. н. «сибиро-китайском позднем верхнем палеолите», то против этого свидетельствуют и данные археологии. Речь ведь идет о весьма территориально значительном феномене, и состоящем из нескольких археологических культур (в частности – Дюктайской, Селемджинской). Возможно, каждая из этих археологических культур представляла собой один круг брачных связей – но равно не исключено (а учитывая обширность ареалов этих культур – даже скорее), что в данном случае даже в рамках одной  археологической культуры существовало два и более круга брачных связей. В рамках которых, соответственно, и преимущественно происходил обмен определенной генетической информацией (в данном случае – новой субкладой Q), лишь в незначительной степени выходя за их пределы.
    Более того, по данным этнографии мы хорошо знаем сложность брачных правил у архаических народов. В частности, вспомним об известном феномене кольцевого брака и брачных классов. У австралийских аборигенов число брачных классов достигает восьми. И, существует сложнейшая регламентация, определяющая, представители каких брачных классов могут заключать браки (а каких – категорически нет).
    Представляется явным, что вместе с другими факторами, определяющими размеры и форму конкретных брачных кругов (в частности — сосуществование в рамках одной археологической культуры нескольких этноязыковых  общностей более низкого ранга (что нам хорошо известно по историческим данным для более поздних эпох)), феномен брачных классов обуславливал существование в архаических обществах весьма нелинейных процессов трансляции генетической информации. Которые и могли приводить (и, очевидно, и приводили) к преимущественному накоплению разных субклад в разных родственных популяциях.
    Популяциях, которые, составляя разные этноязыковые общности более низкого ранга, тем не менее продолжали еще входить в одну макрообщность. Трансляция лингвистической информации, подчиняясь другим закономерностям, формирует свои паттерны, которые вовсе не должны (да и не могут) однозначно соответствовать паттернам генетической информации.
    Еще раз спасибо.
    С уважением,
     Алексей

  • В это же время проникает в регион и архаичная субклада R1b1*(xR1b1a1,R1b1a2) — обнаруженная у индивида из погребения Елшанской культуры субнеолита Самарского Поволжья (Haak, Lazaridis et al. 2015: 25, tab. 2).
    Откуда вы это взяли? В источнике нет ни слова что этот образец принадлежит елшанской культуре. Ваша информация не верна. Стоянка Лебяжинка IV принадлежала не только елшанской культуре, но и средневолжской, которая существовала в тоже время в тех же местах и боле позним культурам. Поэтому Хаак и другие ученые не привели никаких выдумок, они нигде не пишут что эти останки принадлежат елшанской культуре. 
     

    • Добрый день, Владимир.
      Извините, что отвечаю с запозданием. Информация о Вашем комменте почему-то не пришла на мой мэйл, и увидел я его случайно :) — зашел посмотреть на обновления.
      Касательно Вашего вопроса:
      1 В работе Хаака и соавт. («Extended Data Table 2: The 69 samples newly reported on in this study.») указано следующее: «I0124 Samara_HG  Russian Neolithic HG Sok River, Samara, Russia; SVP44 5650-5555 cal BCE R1b1a».
      Т. е., речь, насколько я могу судить, идет именно о погребении Елшанской культуры Лебяжинка IV .
       
      2 В колективной монографии «Археология Поволжья» приводятся следующие сведения:
      “На полу котлована Лебяжинки IV был найден вытянутый костяк, сопровождавшийся инвентарем, который по условиям его расположения и находившимся возле него вещам также может считаться неолитическим.

           Обнаруженные костяки, если верна предлагаемая их интерпретация, являются наиболее древними палеоантропологическим материалами в регионе и дают первую возможность представить физический облик людей раннего неолита.
      Краниологические характеристики этих погребений даны в соответствующем разделе.
      Здесь скажем лишь, что судя по этим находкам, население елшанской культуры, видимо, не устраивало больших некрополей и захоранивало умерших прямо на стоянках.
      …     Важными представляются выводы А.А.Хохлова относительно принадлежности описанных костяков к представителям древнеуральской расы (см. соответствующий раздел настоящего издания)”
      http://www.povolzie.archeologia.ru/13.htm
      “Самые ранние антропологические материалы этого региона (Чекалино IV-б, Лебяжинка IV; табл.3) (рис.3) относятся к елшанской неолитической культуре, распространенной в лесостепном Заволжье”
      http://www.povolzie.archeologia.ru/19.htm
      Я не особо располагаю временем, да и вообще сейчас в отъезде, так что, извините, вот так вкратце.
      Всего доброго.
      С уважением,
      Алексей
       

      • Алексей,
        1. Нет. Вы судите неверно. Даже у Хаака в работе прямо написано что Лебяжинка IV мультикультурная стоянка и он не приписывает I0124 ни к какой культуре — поскольку это прямо неизвестно, идентификации культуры им и его археологами не дана.
         
        2. Неолит — это не только елшанская культура. «Случаев бесспорной вертикальной стратиграфии, позволяющей выделить «чистые» елшанские комплексы, всего три: Чекалино IV (Мамонов А.Е., 1995. СА), Красный Городок (Кузьмина О.В., Ластовский А.А., 1995. С. 26) и Ильинка (Мамонов А.Е., 1988. С. 92).» http://www.povolzie.archeologia.ru/13.htm Лебяжинка в них не входит, она мультикультурна.
         
        3. Будьте внимательнее «(рис.3)«, в http://www.povolzie.archeologia.ru/19.htm там не понятно «Череп елшанской культуры из погребения у с. Лебяжинка по комплексу основных параметров довольно сходен с другим неолитическим черепом Чекалино IV-a (культура гребенчатой керамики) (рис.3).«, поскольку на рисунке указана Лебяжинка V «Рис.3. Неолитические черепа из Самарской области. 1 — Чекалино IV-a (жен.); 2 — Чекалино IV-б (жен.); 3 — Лебяжинка V (муж.).«, поскольку, реально неизвестно какой череп тестировался, это нигде не указано, а Хаак и его археологи нигде не указали к какой культуре относится образец I0124, то логика и выводы по косвенным данным которые можно интерпретировать как угодно, не утверждают что это елшанская культура. Только прямое указание того, что погребение образца I0124 относится к елшанской культуре есть единственно возможный путь.
         
        Рассуждения о гипотетической (еще раз повторю — гипотетической) принадлежности их к «древнеуральской расе» со ссылкой на А.А.Хохлова (по его условной терминологии — субуральский тип) не имеют отношения к идентификации захоронения, не говоря уже о том что данный тип черепов представлен во всей Европе начиная с Верхнего Палеолита, и поэтому, не имеет отношения к уральскому типу, а мнение уважаемого А.А.Хохлова с его терминологией, это всего лишь его мнение, но к нашему вопросу не имеет отношения.
         

  • Владимир,
    извините, но, во-первых, Хаак и соавт. (в числе которых и А. А. Хохлов) именно прямо указывают, что речь идет о погребении Лебяжинка IV. И прямо же атрибутируют его Елшанской культуре. 
    Процитирую:
    «The individual we refer to as ‘Samara hunter-gatherer’I0124/SVP44 (5640-5555 cal BCE, Beta-392490)is an adult male from grave 1 in a Neolithic-Eneolithic settlement producing artifacts from theElshanka, Samara, and Repin cultures. The specific site is Lebyazhinka IV, on the Sok River, Samara oblast, Russia. (‘Neolithic’ here refers to the presence of ceramics, not todomesticated animals or plants.)
    The radiocarbon date of this individual, based on a femur, is centuries before the appearance of domesticated animals in the middle Volga region.
    Lebyazhinka IV and the neighboring Lebyazhinka V site were occupied seasonally bymultiple cultures between 7000-3500 BCE;»
    Это на стр. 23 следующего Приложения: «Supplementary Information 3Description of ancient samples and archaeological context
    Wolfgang Haak*, Guido Brandt, Christina Roth, Anna Szecsenyi-Nagy, Susanne Friederich,Harald Meller, Michael Francken, Joachim Wahl, Roberto Risch, Michael Kunst, Manuel A.Rojo Guerra, Rafael Garrido-Pena, Eszter Banffy, Kurt W. Alt, Dorcas Brown, DavidAnthony and David Reich* To whom correspondence should be addressed (wolfgang.haak@adelaide.edu.au)».
    Думаю, Вы сможете найти это место и убедиться.
    Во-вторых, авторы соответствующего раздела «Археологии Поволжья» — крупнейшие специалисты по неолиту региона (которые в курсе, что неолит — это не только Елшанская культура :) ), тоже, как я уже отметил выше, прямо атрибутируют его Елшанской культуре.
    На всякий случай повторю еще раз:
    «“Самые ранние антропологические материалы этого региона (Чекалино IV-б, Лебяжинка IV; табл.3) (рис.3) относятся к елшанской неолитической культуре, распространенной в лесостепном Заволжье”».
    Вы, как и любой другой человек, вправе оспорить эту атрибуцию.
    Но, конечно, для этого нужны более веские аргументы, чем только указания на многослойность данного памятника.
    Пока же, насколько я могу судить :), речь действительно идет об Елшанской культуре, и о погребении Лебяжинка IV.
    Всего доброго.
    И спокойной ночи. :)
    С уважением,
    Алексей
     
     
     

  • Алексей, так поступать не хорошо, в выделенном вами фрагменте текста Хаака не написано то что вы читате. Там четко написано слово «cultures»- культуры, и приведены некоторые культуры с этой стоянки, и прямо написано о мульткультурности. 
    «The individual we refer to as ‘Samara hunter-gatherer’ I0124/SVP44 (5640-5555 calBCE, Beta-392490)is an adult male from grave 1 in a Neolithic-Eneolithic settlement producing artifacts from theElshanka, Samara, and Repin cultures. The specific site is Lebyazhinka IV, on the Sok River,Samara oblast, Russia. (‘Neolithic’ here refers to the presence of ceramics, not todomesticated animals or plants.) The radiocarbon date of this individual, based on a femur, iscenturies before the appearance of domesticated animals in the middle Volga region.Lebyazhinka IV and the neighboring Lebyazhinka V site were occupied seasonally bymultiple cultures between 7000-3500 BCE; a few graves were found in the settled areas6.» Как видно каждому, здесь нет ни слова от том что это елшанская культура (даже предположения такого не делается), и в этом может убедится каждый.
    Ваш текст «“Самые ранние антропологические материалы этого региона (Чекалино IV-б, Лебяжинка IV; табл.3) (рис.3) относятся к елшанской неолитической культуре, распространенной в лесостепном Заволжье”» никак не аттрибутирует I0124 взятый Хааком, поскольку никак не превязывает данный текст к конкретному I0124. Даже на вашем любимом сайте, где вы черпает информацию, четко написано Лебяжинка  IV относится и к средневолжской культуре.
    Тут и оспаривать нечего. У вас нет ссылок на атрибуцию именно исследованных генетически остатков, так что у вас нет никаких аргументов. Именно вы выдвинули тезис о принадлежности исследованных генетиками останков елашанской культуре, но в доказательство ничего не привели, а мне не надо ничего доказывать, это должны делать вы и то что вы приводите доказательствами не является, а просто рассуждения.
     
    Речь идет о том что какие бы вы выводы не измышляли, в тексте Хаака нет ничего того что вы ему приписали и на что вы ссылаетесь, да еще в категоричной форме. Если вы утверждаете что этот образец принадлежит елшанской культуре, то обязаны прямо указать ссылку где это говориться или написать что так по вашему мнению, а не ссылаться на текст где этого не говорится. Так делать ссылки нельзя. Отсюда, прямые выводы об остальных ваших ссылках. Дело не в вашей вере или моей, а в объективности научных данных.
     
    Вы судите предвзято, как и весь вашь текст который откровенно говоря более худшая клесовщина чем сама клесовщина. Его даже обсуждать невозможно, я его не хотел критиковать вообще, потому что он ниже всякой критики, начиная от «лингвистической» части которая смехотворна, до генетических построений. Я ни в чем не собираюсь вас убеждать, я просто убедился что и ране понял, в претендующем на звание научного труда измышления невозможны.
     
     

  • Вот чудеса. :)
    Владимир, извините, но в представленном Вашему вниманию отрывке прямо, на мой взгляд, говорится то, что я озвучил: индивид, который Хаак и соавт. «обозначают как охотник-собиратель из Самары» («we refer to as ‘Samara hunter-gatherer’ I0124/SVP44 (5640-5555 calBCE, Beta-392490)»), происходит из погребения Лебяжинка IV, которое они атрибутируют Елшанской культуре. Не верите мне — спросите любого переводчика с английского, как он переведет эти два предложения, и проверьте.
    Речь, как Хаак и соавт. указывают далее, идет о субнеолите — поскольку «Neolithic’ here refers to the presence of ceramics, not to domesticated animals or plants.».
    Так что, они говорят здесь о тех самых материалах, которые авторы «Археологии Поволжья» (кстати, я пользовался бумажным экземпляром этой монографии :), а здесь дал ссылку на сайт для удобства Вашего и читателей) определяют как «Самые ранние антропологические материалы этого региона (Чекалино IV-б, Лебяжинка IV; табл.3) (рис.3) относятся к елшанской неолитической культуре«.
    Впрочем, опять-таки — не верите мне, напишите В. Хааку, или А. А. Хохлову, и спросите их, о каком именно индивиде идет речь.
    Ну, все остальное, что Вы написали в этом комменте, я не вижу смысла комментировать.
    Всего доброго.
     
     

  • Алексеей, «на мой взгляд,» — это не аргумент, нигде и никогда, вы любитель самой крайней формации который извращает все данные в свою пользу, но даже английским владеете на уровне любителя начальной школы, впрочем, даже он правильно бы понял эту фразу (непонимаю, как можно непонять множественное число, особенно когда перечисленно три культуры).
    «которое они атрибутируют Елшанской культуре.» — это ложь, нет в тексте Хаака такого. Верить вам? Да с чего бы? Это невозможно, я вижу что весь ваш текст одна сплошная ошибка и незнание во всех вопросах. Мы на научном форуме, здесь не вопрос веры. Это вы должны проверять данные на которые ссылаетесь, если надо то у Авторов, а вольная интерпретация текстов недопустима. Вы домыслили (неважно, верно или нет), а сослались как на то что это есть в ссылке (Haak, Lazaridis et al. 2015: 25, tab. 2).
    Все ваши тексты, а я их прочитал, но ни на один не написал ничего, опровергать объемнее, чем сами тексты.
     

  • Владимир,
    вообще-то и Самарская, и Репинская культуры относятся уже к энеолиту.
    Из неолитических культур региона, говоря о погребении 1 с поселения Лебяжинка IV, Хаак и соавт. упоминают только Елшанскую культуру. И ни слова не говорят, кстати, о Средневолжской.
    Но дело не только в этом.
    Для правильного понимания сказанного в этих двух предложениях необходимо иметь в виду, что елшанская атрибуция неолитического погребения на поселении Лебяжинка IV является устоявшимся в литературе представлением.
    Я не буду цитировать третий раз предложение, где об этом говорится, но добавлю еще одно из той же работы:
    «Череп елшанской культуры из погребения у с. Лебяжинка по комплексу основных параметров довольно сходен с другим неолитическим черепом Чекалино IV-a (культура гребенчатой керамики)». http://www.povolzie.archeologia.ru/19.htm
    И вот еще немного информации из автореф. дисс. А. А. Хохлова:
    «Глава I. Материалы неолитического времени. Эта эпоха представлена одним мужским (Лебяжинка IV) и двумя женскими (Чекалино IVa, Чекалино IV6) черепами …» http://earthpapers.net/paleoantropologiya-pogranichya-lesostepi-i-stepi-volgo-uralya-v-epohi-neolita-bronzy
    Так что, извините, но мне все же кажется, что я здесь правильно понял Хаака и соавт.
    Вы всяком случае, как Вы, думаю, могли убедиться, у меня были резонные основания понять их именно так.
    Но, помимо того надо заметить, что даже если допустить, что я таки неправильно их понял, то ведь это все равно не будет иметь принципиального значения для моих выводов.
    И, более того, даже если археологи неправильно атрибутировали это погребение именно Елшанской культуре – тоже.
    Ключевым моментом здесь является лишь неолитическая датировка этого погребения.
    Но в ней, при всех имеющихся сложностях, мы можем быть как будто более или менее уверены.
    И, последнее. Владимир, Вы не обижайтесь, но я, как мне кажется, за время нашей «беседы» :) не сказал Вам еще ни одного плохого слова. Вы же, извините, наговорили за десятерых.
    Всего доброго.

  • Уважаемый Владимир, Ваш последний пост заблокирован модератором, так как не содержит новой информации, а исключительно оценочные суждения по отношению к оппоненту. По содержанию этого и других Ваших последних постов вынуждена вынести Вам предупреждение с требованием обсуждать только предмет дискуссии, без перехода на личности.

  • Среди грузин R1b 10.9%, R1a 9.4%, R2 4%. Из 456 протестированных грузин R=24.3%
     
    http://s020.radikal.ru/i702/1602/ef/6c202438ef61.png
     
     
    Конечно не понятно причем тут грузины и дене-кавказская макросемья? Если у грузин отдельная «Картвельская семья», которая в свою очередь входит в «Ностратическую макросемью».
     
    http://starling.rinet.ru/new100/eurasia_long.jpg
     
    По данной схеме картвелы близки дравидам. Северокавказцы баскам.
     
    Адыга-абхазские народы.
     
    Среди абхазов R1a 9.9%, R1b 6.4%. Из 320 протестированных абхазов R1=16.3%
     
    http://s020.radikal.ru/i707/1602/68/b44f67e701b3.png
     
     
    Среди адыгов R1a 14.9%, R1b 2.5%, R2 0.8%. Из 518 протестированных адыгов R=18.2%
     
     
    http://s019.radikal.ru/i609/1602/cf/cfb397c5a6e9.png
     
     
    У осетин, которые в языкоыом плане не к тем и не к этим не относятся 7% R1b и 05% R1a. Из 734 протестированных осетин R1=7.5% на сегодняшний день. Это +- в три раза мешьше чем у грузин, в два раза меньше чем у абхазов, в два с половиной раза меньше чем у адыгов.
     
    http://s019.radikal.ru/i633/1612/50/204325ffa0dc.png

  • Касаемо % гаплогрупп и т.д. прочитал самый интересный пост Дмитрия, на переформате ру http://pereformat.ru/2016/12/kurs-dnk-genealogii/#comments  —>>>  «Анатолий Алексеевич, доброго времени суток. Хочу поделиться с Вами результатами одного своего эксперимента, вернее одного опыта моделирования. Результаты, на мой взгляд, могут показаться Вам весьма интересными. Суть эксперимента – попытаться смоделировать (программно) динамику изменения процентных соотношений численности представителей разных родов в замкнутой группе людей в естественных условиях (без эпидемий, войн, социального неравенства). Иными словами, проследить динамику, как будут меняться процентные соотношения родов с течением времени в замкнутом сообществе (например, племени на острове). Для простоты только мужчины.
    Условия задачи:
    1) Пусть у нас изначально в племени 12 разных родов с равным (одинаковым) количеством особей в каждом роде. 2) Все рода находятся в равных (абсолютно) условиях на всем протяжении эксперимента. 3) Численность (общая) всего племени не меняется со временем (остается постоянной). 4) Вероятность рождения потомков у всех одинакова и задается параметром “d” (максимально возможное количество детей у одного родителя – в данном случае сыновей у одного отца) от “0” до “d”.
    Цели эксперимента:
    1) Выяснить, будет ли наблюдаться стабилизация процентного распределения со временем возле каких-либо величин, и если да, то каких именно. 2) Какой характер будет иметь динамика изменений процентных соотношений родов – будет ли наблюдаться принцип “кто первый встал – того и тапки”. 3) Будет ли оказывать влияние на результат изменение параметра “d” (максимально возможное количество сыновей у одного отца).
    Результаты следующие.
    1) Абсолютно всегда один из родов в конечном итоге полностью вытеснял все остальные. 2) Основная часть родов быстро вырождалась в самом начале (20-25 поколений), после чего оставалось 2 (реже 3) рода, которые с переменным успехом продолжали “бороться за выживание” в течение еще поколений 30ти-70ти, но в итоге всегда оставался только один род. 3) Промежуточное лидерство, даже подавляющее, отнюдь не гарантировало роду итоговый положительный результат. Причем такая промежуточная “инверсия” (“смена лидера”) встречалась чуть ли не в 40% случаев. 4) Изменение параметра “d” на результат не повлияло никак, совершенно.
    Выводы:
    1) Со временем в замкнутых группах, в которых не растет численность населения, просматривается тенденция естественного (без войн, геноцида, социального неравенства – а только на вероятностных механизмах) – появления доминирующего по численности рода. (Более того, не только в стабильных по численности обществах – а в общем виде – в тех, где рост численности населения медленнее экспоненциального, но об этом потом.) 2) Невозможно предсказывать (не поддается прогнозу) не только будущую динамику процентных соотношений родов, но даже зная несколько “срезов” в разное время – невозможно делать достоверные предположения, какими были соотношения численности родов в прошлом. Это носит непредсказуемый, хаотичный характер. 3) Даже небольшая по численности “инвазивная” группа “пришельцев” имеет весьма высокие шансы на то, что именно их потомки станут доминирующими в этом обществе, причем только за счет вероятности, без геноцида (а может, эрбины не истребляли крипто-европейцев?) 4) Наличие общего предка для всех современных людей, жившего 60 (360) тысяч лет назад – возможно связано именно с этим явлением (эффектом вероятности), если взглянуть на планету в целом как на замкнутую систему, общая численность населения которой долгое время (вплоть до 1 тысячелетия до н.э.) росла сильно медленнее геометрической прогрессии (экспоненты).»

    • Спартак, простите, но это полное невежество. Моделированием популяционно-генетических процессов — дрейфа генов и миграций — занимались серьезные математики много лет назад. И есть нормальные серьезные модели. Посмотрите простейшие хотя бы в Ли Ч. «Введение в популяционную генетику» — русский перевод вышел в 70-е годы. Динамика фамилий в результате дрейфа была показана не только в моделях, но и в исследованиях реальных популяций. Все это давно пройдено и известно. А вот делать вид, что заново изобретается велосипед, который давно уже развился в популяционной генетике до гоночной машины — это уже не просто невежество, а невежество воинствующее Переформата, на котором термин «популяционная генетика» звучит не иначе, как ругательный. Да еще невежество в лженаучных терминах «эрбинов», «родов» и «крипто-европейцев».
      От имени всех редакторов убедительно прошу более Клесовское невежество на сайте не цитировать.
      У нас научно-просветительский сайт, а не лженаучный. Лучше бы матчасть подучить — тогда и не попадешься на такую наживку.

      • Хорошо, буду иметь ввиду, уважаемая Елена Владимировна.
        У многих народностей, действительно часто бывает так что основные гаплогруппы имеют малые возраста 700-1000-1200-1500 до «одного» общего предка.

  •  
    «Да еще в лженаучных терминах «эрбинов», «родов» и «крипто-европейцев».»
     
    —————————————————————————————
    Полностью с вами согласен уважаемая Елена Владимировна.

    • Уважаемый Володя Владимиров,

      Вы весьма резко отозвались об обсуждаемой работе Алексея Романчука: «весь ваш текст который откровенно говоря более худшая клесовщина чем сама клесовщина. Его даже обсуждать невозможно, я его не хотел критиковать вообще, потому что он ниже всякой критики, начиная от «лингвистической» части которая смехотворна, до генетических построений. Я ни в чем не собираюсь вас убеждать, я просто убедился что и ране понял, в претендующем на звание научного труда измышления невозможны».

      Откровенно сказать, я заинтригован, потому что имел дело и с Клёсовым, спорил и с Романчуком, но их парности не замечал. Что касается Клёсова, то это несомненно человек талантливый, но поставивший на первое место не научную истину, а личные амбиции и националистические настроения. Я пришел к выводу о лженаучности его построений, о порочности его основных методологических принципов и подробно обосновал это свое заключение в большой рецензии на его труд «Происхождение славян» — называется «Происхождение славян, версия биохимическая» (в Российском Археологическом Ежегоднике», перепечат. на нашем сайте).

      Что касается Романчука, то он несомненно ярко талантлив и несомненно же не непременно прав. Он и сам не отрицает сугубой гипотетичности своих построений. Но это смелые идеи, хорошо разработанные. Я не улавливаю, в чем порочность его методологических установок. Меня эта его работа впечатлила так же, как в свое время впечатлила аналогичная статья то ли 1946 то ли 1947 года С. П. Толстова  - тоже с глубинными реконструкциями этногенеза народов мира, увязанными с эволюцией структур языка. Критически обсуждать работу Романчука можно и нужно, но с аргументами в руках.

      Думаю, что Ваши хлёсткие определения («худшая …, чем сама клёсовщина») звучат слишком легковесно без солидного обоснования. А обоснование нужно дать без некорректных ссылок на личные качества – по существу проблемы.

      • Уважаемый Лев Самуилович,
        обсуждать эту работу я не хочу, по причине того что там практически каждое предложение худшая форма псевдонауки, опровергать такие тексты это нужно писать тексты в десятки раз больше чем сам текст. Его «Методика» не выдерживает никакой критики, галогруппы называются в навалку, никак не привязаны ни к времени их появления ни к времени появления языков, то есть возрастам и деревьям. В общем, полный произвол в котором полностью отсутствует логика, описать всесь этот текст можно кратким способом «Сегодня в Москве я видел негра, это является доказательством, что Африка была заселена из Москвы».
         
        Насчет Клесова — да именно так как я написал, у Клесова есть так называемая его «парадигма», но важно понимать, что за этой «парадигмой» стоят вполне обычные научные методы. Пусть его методы очень ограничены, он использует только STR-маркеры, но важно что само по себе их использование не является какой либо лженаукой, поскольку их используют и все другие ученые, но сейчас этот подход является однозначно устаревшим. То что  его подход вылился в лженаучную «парадигму» это свойство самого Клесова как человека и его последователей, а не по причине того что всё что он использует, вся методика является лженоучной. Поэтому, в каких-то частностях Клесов бывает прав, не потому что его «парадигма» верна, а потому что математика везде одинакова, с калькулятором сложить помножить и поделить может каждый, и против математики не попрешь. Так что попасть в истину можно даже случайно. Ничего подобного за методом Раманчука не стоит, за ним только полный произвол, отсутствия любого метода и домыслы. А вот когда они касаются лигвистики, то они просто становятся близницами-братьями.
         
        Еще раз повторю, я не собирался, и далее не собираюсь, критиковать взгляды Романчука, как не критикую Клесова, хотя если честно «его не перевариваю», но речь шла только об вбросе собственного домысла со ссылкой на авторитетный источник, что якобы это написано у Хаака, причем он стал настаивать на этом, что якобы есть краниологический анализ черепа, и из него брался генетический материал, поэтому он прав, но на самом деле генетический материал брался из бедренной кости, имеющий непонятно какое отношение к черепам, то есть реально текст он не читал. Это было написано в последнем собщении, которое было удалено.
         

        • Уважаемый Володя Владимиров, спасибо за быстрый ответ. Не скажу, что он меня удовлетворил.

          Понимаете, уважаемый оппонент,
          когда в тексте ошибка в каждом факте, но методика не вызывает нареканий, то чтобы навести критику, действительно нужно затратить много времени. Тогда берут выборку и показывают, что здесь и здесь, и здесь автор ошибся. Вы пока поставили под сомнение один не самый основополагающий факт. Этого мало для разгрома.

          Кроме того, Вы же заявили, что методика Романчука неверна, сравнив его именно с Клёсовым. В методологии Клёсова я и другие критики указали именно порочные принципы, от чего он никак не может отвертеться — без них у него рушится всё построение. А что он правильно употребляет арифметику, никто против этого не возражает. Никто с этими его пунктами не спорит. Это он хочет сделать вид, что спорят с его датами. Спорят не с датами.

          Вот я бы и хотел, чтобы Вы указали, какие методологические принципы Романчука нужно изъять, чтобы его построение рушилось.

          Что он берет гаплогруппы «в навалку», это не методологический принцип, это слишком общо. Что значит брать вместе? Какие группы нельзя совмещать? Почему? и т. п. Иначе такое обвинение можно предъявить любому. Что группы «никак» не привязаны к времени их появления и времени появления языков, это неверно — привязки у него есть, названы. Вас они могут не устроить — приведите основания.

          Это неверно, что на такую критику нужно затратить в десятки раз больше времени, чем на саму работу. Важно выделить главные, принципиальные ошибки и осветить их. Иначе незачем ввязываться в обсуждение.

          Дело же не столько в том, чтобы опровергнуть или не опровергнуть гипотезу Романчука, сколько в том, чтобы выявить и осветить приемлемые методологические принципы построения таких работ. Это имеет гораздо более важное значение, чем индивидуальная судьба работы Романчука.

  • Спасибо за добрые слова в мой адрес, Лев Самойлович!
    Что касается комментария В. Владимирова, то, оставляя без внимания в целом его заявления, вынужден все же отреагировать на некоторые утверждения последнего абзаца: «он стал настаивать на этом, что якобы есть краниологический анализ черепа, и из него брался генетический материал, поэтому он прав, но на самом деле генетический материал брался из бедренной кости, имеющий непонятно какое отношение к черепам, то есть реально текст он не читал».
    Во-первых, думаю, на самом деле В. Владимиров и сам не сомневается :), что текст работы В. Хаака и соавт. я читал.
    Равно как, думаю, на самом деле уже вполне согласен он сегодня и с тем, что обсуждаемое погребение Лебяжинка IV атрибутируется Елшанской культуре. Неясно, правда, к чему тогда В. Владимиров развел весь этот сыр-бор. :)
    Во-вторых, краниологический анализ черепа из погребения Лебяжинка IV действительно есть — и я давал ссылки на работы А. А. Хохлова, где он приводится.
    Но я нигде и никогда не утверждал, что генетический материал брался из черепа. Если В. Владимиров найдет, где я это пишу — сам с интересом посмотрю.
    В-третьих, никак не могу согласиться с утверждением В. Владимирова, что бедренная кость «имеет непонятно какое отношение к черепам».
    Археологи интерпретировали то, что они обнаружили, как погребение Елшанской культуры — целостный комплекс: » На полу котлована Лебяжинки IV был найден вытянутый костяк, сопровождавшийся инвентарем,  который по условиям его расположения и находившимся возле него вещам также может считаться неолитическим.      Обнаруженные костяки, если верна предлагаемая их интерпретация, являются наиболее древними палеоантропологическим материалами в регионе и дают первую возможность представить физический облик людей раннего неолита. Краниологические характеристики этих погребений даны в соответствующем разделе. …      Важными представляются выводы А.А.Хохлова относительно принадлежности описанных костяков к представителям древнеуральской расы (см. соответствующий раздел настоящего издания)».
    Если В. Владимиров с этими выводами не согласен, и действительно считает, что «бедренная кость имеет непонятно какое отношение» к черепу из этого погребения, то, думаю, не только мне будет интересно ознакомиться с аргументами в пользу такого утверждения.
    Ну а если нет, то, может быть, имеет смысл уже поговорить о чем-нибудь другом?

Добавить комментарий

Избранное

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015