Доска объявлений

Сбор средств на памятник Л.С.Клейну

По инициативе сына выдающегося археолога и филолога, профессора Льва Самуиловича Клейна для увековечения его памяти на месте захоронения открыт сбор средств на памятник на краудфандинговой платформе  Boomstarter. Все желающие могут присоединиться http://boomstarter.ru/projects/1124342/ustanovim_pamyatnik_kleynu_ls

Авторизация

Календарь

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе

Кто такие славяне ? — 2

Скачать страницу в PDF

0011-006-Poselok-slavjan-e1433107624887

 

к.и.н. С.В. Назин

 

В 2015 г. на сайте Генофонд.рф была опубликована статья историка и писателя Игоря Павловича Коломийцева с изложением «гаремной» теории происхождения славян и их языка. Автор противопоставляет её концепции «рождения славян» Марка Борисовича Щукина. Принципиальные расхождения между ними состоят в следующем.

Согласно М. Б. Щукину: 1.Первыми носителями самоназвания «славяне» (склавины) и славянского языка были носители пражской археологической культуры; 2. Пражская культура (и, следовательно, славяне) появилась в Полесье, а затем в результате «демографического взрыва» распространилась по Центральной Европе и Балканам; 3. Славянский язык-сын окончательно обособился от балтского языка-отца (концепция В. Н. Топорова) в эпоху нашествия гуннов, взломавшего южного «стенку венедского котла» в верхнем Поднепровье.

Согласно И. П. Коломийцеву: 1. Пражская культура не имеет к склавинам никакого отношения, последним принадлежат памятники культуры Ипотешти-Киндешти; 2. Склавины были потомками местного населения Подунавья, этноним Σκλαβήνοι происходит от византийского слова σκλάβος означавшего «военнопленного раба», которое, в свою очередь, восходит к греческому глаголу σκυλάω (σκυλεύω) «обдирать, лупить, брать в качестве добычи»; 3. Славянский язык образовался в Аварском каганате и распространился в качестве lingua franca по всей его сфере влияния в Восточной и Центральной Европе.

Эпатажный и беллетристический стиль изложения, теория возникновения славянского языка из гаремного жаргона аварских наложниц, отрицание славянской этимологии этнонима «склавины» и многое другое вызвало категорическое отрицание построений И. П. Коломийцева. Тем не менее, беру на себя смелость утверждать, что «автохтонная» теория этого автора стоит гораздо ближе к истине чем «миграционная» теория М. Б. Щукина. Саму же «истину» я попытаюсь изложить в предлагаемой ниже статье.

 

Критика теории М. Б. Щукина.

Первое. В настоящее время понятие «славяне» обозначает совокупность народов, говорящих на славянских языках, но в VI в. оно было только обозначением вполне «конкретного» народа, который так и назывался “славяне”» (Гавритухин И. О. Происхождение славян – две разные проблемы – http://www.rus-obr.ru/idea/1148). Мог ли народ с таким именем возникнуть в Полесье? Конечно, нет! «Повесть временных лет» помещает в Полесье с прилегающими областями какие угодно славянские племена: дреговичей, древлян, радимичей, но только ни «конкретное» племя, которое называло бы себя «славянами». Собственно «славяне» (летописные словѣне) известны летописи только на Дунае да Ильмене. Надо думать, что если бы этнос «славян» (склавинов) появился в Полесье и вообще в зоне распространения ранних стадий Пражской культуры на правобережье Днепра, эта территория носила бы имя «Славянской земли» (землѧ Словѣньска) и племя «славян» (словѣнъ) проживало бы там вплоть до образования Руси. Но никаких летописных «славян» там нет и, очевидно, никогда и не было.

М. Б. Щукин помещает прародину готов в южную часть Скандинавского полуострова, в историческую «Готскую землю» (Гёталанд и о. Готланд), полностью доверяясь готской традиции, переданной Иорданом. Почему бы его последователям не применить тот же самый метод по отношению к славянам, то есть довериться славянской традиции, изложенной у Нестора, и поискать прародину конкретного народа «славян» на Среднем Дунае? Там, где лежала летописная землѧ Словѣньска, а сейчас – Словакия, Словения и Славония и живут «конкретные народы, которые так и называют себя “славянами”: словаки и словенцы.

Второе. Одним из «козырей» полесской теории был и остается аргумент Ростафиньского, согласно которому славяне образовались к востоку от ареала распространения бука, чье исконное славянское имя было перенесено на бузину, а имя бука было вторично заимствовано славянами у германцев. Однако пара слов: «славянская» бузина и «германский» бук, фонетически стоят в том же самом отношении, что и слова «молозиво» и «молоко» («молоки»). Последние тоже считались германизмами, но даже М. Фасмер вынужден был признать их исконно славянское происхождение в своём словаре ввиду полной невозможности обосновать необходимость заимствования таких слов из чужого языка. Следовательно, тот же самое следует применить и к слову «бук» – несмотря на «германский облик» с корневым К, оно скорее всего является таким славянским словом с неясной фонетикой как и «молоко» («молоки»).

Реальным указанием на «прародину славян» могут служить, скорее, названия пихты и ели. Утверждения Ю. Ростафиньского о том, что славяне не знали пихты (восточная граница её ареала совпадает с буковой), не соответствуют действительности. Все славяне (кроме восточных) называют европейскую пихту (abiesalba) исконным словом «ель, елка», в то время как ель (piceaabies) называют «смерекой»  (что легко проверить по переводчику Googlec запросом на слова fir «пихта» и spruce «ель»  и сопоставлением соответствующих статей Википедии на славянских языках).

Поскольку пихта не растет в Восточной Европе, поместить там прародину славян не представляется возможным. В противном случае мы получим совершенно невообразимую картину. Славяне, знающие на своей полесской прародине одну только ель (spruce) и называющие её, подобно балтам, «елью» распространившись в ареал произрастания пихты (abies, fir, Fichte) ни с того ни с сего «переносят» на незнакомое дерево название ели (picea, spruce, Tannt), а «родную» ель переименовывают в «смереку»!

В действительности все обстояло наоборот. Явившись в Восточною Европу, где растет только ель (spruce) и смешиваясь с балтами, которые называли это дерево «елью» gle), предки восточных славян утратили исконно славянское название ели «смерека» и стали назвать елку исконно славянским именем пихты «ель». Пихтовый аргумент означает, что Восточная Европа, включая Полесье, не может быть «родиной славян», поскольку они явным образом изначально жили в ареале произрастания пихты (а значит, и бука).

Третье. С лёгкой руки В. Н. Топорова непреложной истиной стало утверждение, что славянский язык-сын отделился от балтского (или балто-славянского) языка-отца примерно в то же время, когда имя славян впервые появилось в источниках (ок. 512 г.). Пусть будет так, и гуннское нашествие действительно произвело «кесарево сечение» балтской утробы в результате которого произошло «рождение славян» как отдельного от балтов народа. Но этого не может быть по вполне прозаической причине – гуннское нашествие разрушило не только предполагаемую «балто-славянскую» общность, но и вполне осязаемую Римскую империю, что привело к изоляции отдельных провинций и образованию отдельных романских языков. Следовательно, разница между отдельными славянскими и балтийскими языками должна быть не больше, чем разница между, скажем, французским и румынским.

Любому человеку, подобно автору этих слов владеющему каким-нибудь романским языком, например,  итальянским, достаточно одного взгляда на румынский или португальский текст, чтобы узнать в нем «похожий» язык. То же самое касается отдельных славянских – русский человек может не понять содержания словенского или сербо-лужицкого текста, но тотчас обнаружит в нём огромное количество знакомых слов, словосочетаний и даже отдельных предложений. В случае с балтами понимание письменного текста отсутствует напрочь – для русского (славянского) глаза он представляется совершенной тарабарской грамотой. Сравните «Отче наш» на словенском и литовском:

 

Oče naš, ki si v nebesih,
posvečeno bodi tvoje ime.
Pridi k nam tvoje kraljestvo,
zgodi se tvoja volja,
kakor v nebesih, tako na zemlji.
Daj nam danes naš vsakdanji kruh
in odpusti nam naše dolge,
kakor tudi mi odpuščamo svojim dolžnikom
in ne vpelji nas v skušnjavo,
temveč reši nas hudega.
Tėve Mūsų, kuris esi danguje!
Teesie šventas tavo vardas,
teateinie tàvo karalystė
Teesie tàvo valià,
Kaip danguje, taip ir žemėje.
Kasdienes mūsų dúonos dúok mùms šiañdienir atlèisk mums mūsų kaltès,
kaip ir mes atleidžiame sàvo kaltiniñkams.
Ir neléisk mūsų gùndyti,
Bet gelbėk mus nuo pikto.
   

 

Поэтому утверждения лингвистов о чрезвычайной близости балтийского и славянского нужно воспринимать «исторически» – даже если эта близость действительно когда-то «была», то к эпохе Великого переселения народов она давно уже «сплыла», о чем свидетельствует катастрофическая разница между балтийской и славянской речью. Появление славянского из балтийского в гуннское время представляется невероятным анохронизмом.

Таким образом, ни одно из важнейших положений теории Марка Борисовича Щукина не выдерживает проверки фактами. Ни славяне как язык, ни славяне как этнос, обладающий соответствующим самосознанием, выраженным в самоназвании словѣне, не могли «родиться» в «белом пятне археологической трудноуловимости» на территории современного Полесья.

 

Критика теории И. П. Коломийцева.

Первое. По мнению И. П. Коломийцева, византийский этноним «склавины» (Σκλαβήνοι), племенное самоназвание *slověne / словѣне и современное «ученое» понятие «славяне» (анг. the Slavs, фр. les Slaves, нем. die Slawen и пр.) не имеют к друг другу никакого отношения. Начнём с главного: происхождение термина sclavus «раб» давно и исчерпывающим образом изучено в романистике (Verlinden Ch. L’origine de sclavus = esclave // Archivium Latinitatis МediiAevii, 1943, T. XVI. P. 97 – 128; Morris J. Sclavus and serfs // The Modern Quartery Journal, 1948, T. 3, №3, P. 42 – 62).

«В средиземноморской Франциираба звали servus очень долго, правда это означало раба восточного происхождения – captivus или sarracenus, cлово esclavus, распространение которого в Германии и Северной Франции позволило уже в X в. разграничить понятия «раб» и «лично зависимый» в Средиземноморье появилось только в XIII в., причём нотарии его долго не жаловали, так что в обиход оно вошло лишь в XIV в., а кое где ещё позже» (Филиппов И. С. От раба к работнику: история слова mancipium и имени mancip в Средние века // Именослов. История языка, история культуры: Труды Центра славяно-германских исследований. Т. 1. СПб., 2010, С. 64).

Иными словами, новогреческое σκλάβος «раб» представляет собой позднее заимствование из латинского sclavus «раб» времен господства латинян в Византии XIII – XIVвв.. Последнее, в свою очередь, восходит к самоназванию славян *slověne / словѣне и означало сначала славянского раба, а затем просто раба (военнопленного или купленного). Несмотря на попытки возродить противоположную точку зрения (Georg Korth. Zu rEtymologiedes Wortes ‘Slavus’ (Sklave) // Glotta. № 48. Göttingen, 1970, S. 145 –153) вопрос о «рабской» этимологии слова Σκλαβήνοι можно считать закрытым раз и навсегда, что бы не думал по этому поводу И. П. Коломийцев.

Эволюция слова «славяне» в русском также предельно ясна. Славянское самоназвание *slověne / словѣне, которое через латинское sclavus «славянин, (славянский) раб» дало «живое» французское esclave «раб» и «ученый» (и действительно относительно молодой) термин les Slaves «славяне». Засилье французской речи в XIX в. среди образованной части русского общества привело к тому, что «западное» написание «славяне» вытеснило исконное (церковное) «словене», подобно тому как «турецкое» слово «черкес» erkez) вытеснило исконно-русское «черкас», которое означало не столько черкесов (адыгов), а тех, кого сейчас принято называть «украинцами». Вполне возможно, что написание «славяне» вместо «словене» было закреплено «акающей» нормой произношения, принятой в литературном русском языке.Таким образом, вопреки И. П. Коломийцеву, Σκλαβήνοι, словѣне, славяне сутьварианты одного и того же праславянского слова которое слависты условно транскрибируют как *slověne.

Второе (и самое главное). Общеславянский (поздний праславянский) язык, непосредственный предок современных славянских языков, действительно является «креолизированным» (смешанным) языком. Однако картина этого смешения очень далека от представлений как И. П. Коломийцева (славянский – смесь балтского и «аварского»), так и М. Б. Щукина (славянский – смесь балтского и «бастарнского»). Поздний праславянский язык обладает двумя фундаментальными признаками: восходящей звучностью и слоговым сингармонизмом. В более ранних работах то же самое выражалось более конкретными понятиями закона открытого слога и йотации / палатализации (см. статью «Славянские языки» в 3-м издании Большой советской энциклопедии). Иными словами: 1. В позднем праславянском все слоги оканчивались на гласный (пережитком этого было на писание Ъ в конце слов вплоть до 1918 г.); 2. Происходили смягчения (палатализации) заднеязычных Г, К, Х в Ж (З), Ч (Ц), Ш (С).

Эти два явления кладут непреодолимый рубеж между славянскими и балтийскими языками. В последних закон открытого слога не действует вообще: Vilnius «Вильнюс» – Вильна, а палатализация есть только в латышском, да и там она возникла, скорее всего, под влиянием (древне)русского языка.

Единственным языком Старого света, где происходили точно такие же явления как исчезновение закрытых слогов и йотация / палатализация, был реконструируемый общероманский (протороманский язык). Романские имена и фамилии, неизменно оканчивающиеся на гласный, а также чередования наподобие лат. Caesar «кэсар» и итал. Сesare «чезаре», лат. Julia «Юлия»– итал. Giuletta «Джульетта» и пр., являются общеизвестными иллюстрациями этих явлений. Очевидно, что такой языковой сдвиг в протороманском и праславянском не мог произойти независимо, а общеисторические соображения исключают последний как источник этих изменений.

Иными словами – поздний славянский язык это креолизированный под влиянием романского диалект раннепраславянского языка. Под раннепраславянским подразумеваем то состояние праславянского, когда он вместе с балтийскими и арийским языками (их объединяют сатемная палатализация и закон Педерсена / правило RUKI) уже отделился от индоевропейского, но еще не стал славянским в современном смысле этого слова. Если угодно, это раннепраславянское языковое состояние можно считать «балто-славянским».

Где и когда праславянский язык пережил «исковеркавшее» его до неузнаваемости романское влияние? Естественно, такие изменения не могли быть вызваны пограничными контактами – язык германцев, взаимодействовавших с римлянами с I в. до н. э. не знает ни действия закона открытого слога, ни палатализаций (ср. лат. Моgontiacum / роман. *Mogonciaco>Mainz, лат. Сaesar>Kaiser). Эта преобразования могли происходить только на римской территории в условиях смешения и взаимной ассимиляции праславянского и протороманского (римского) населения.

Может эти процессы протекали в условиях византийско-славянского противостояния на Дунае и колонизации Балкан в VI – VII вв.? На это можно ответить отрицательно. Есть два общеславянских заимствования из романского (вульгарной латыни): кобыла (*kobyla)и голубь (*golǫbь), восходящие в конечном счете к классическим caballusи сolumbus. Беда состоит в том, что слово сolumbus полностью исчезло из романской речи, вероятно в связи с принятием христианства, поскольку оказалось неразрывно связано с образом Святого Духа. Романцы стали называть голубей либо «горлицами» (исп. paloma и пр.), либо «пташками» (итал. piccione, фр. «пижон» и пр.), а соlombo превратилось в книжное слово (наподобие русского «око») в живой речи практически не употребляющееся. Славяне, вторгнувшиеся на Балканы в VI – VII в., не могли заимствовать слово «голубь» у предков румын, поскольку те его просто не знали: румыны и албанцы называют голубя словами porumbel и pёllumb (ром. *palumba, лат. palumbus). Иными словами, слово «голубь» было заимствовано славянами в дохристианское время, не позднее IV в.

То же самое можно сказать о слове «кобыла». Оно восходит к романскому диалектизму *сăbūla (из лат. сăbăllus). Дело в том, что в VI – VII вв. звук В в романском уже превратился в V, и славянское слово, заимствованное в эту эпоху, выглядело бы в славянском как «ковыла». Кроме того, слово кобыла не могло быть заимствовано из румынского языка в котором слово сal «конь» образовалось стяжением романского abal- >*сa(v)al> *caal>cal (сравните также албан. kali «конь») и которое отразилось быв славянском как «кобола» или даже «ковола».

В романской семье языков есть только один язык, в котором произошёл уникальный переход а>u. Это далматинский язык, в котором латинское caballus превратилось в сavul (caput в cup «голова», stare в stur «ставить» и пр.). Очевидно, что славянское заимствование могло произойти только из романского диалекта, близкого далматинскому, и не позднее перехода латинского В в романское V. Из этого следует сделать вывод, который многим может показаться неожиданным. «Креолизация» раннепраславянского языка под влиянием романского и превращение его в позднепраславянский язык с открытыми слогами и явлениями йотации / палатализации происходили на территории римской провинции Паннонии (романское население которой говорило на диалекте близком далматинскому) и не позднее IV – V в. н. э.

В связи с этим хотелось бы кратко коснуться соотношения понятий латинский и романский. В современной науке принято считать, что превращение латыни из языка «италийского» типа (синтетического, с различением гласных по долготе – краткости, с закрытыми слогами) в язык «романского» типа (аналитический, с различением гласных по открытости – закрытости, с открытыми слогами) началось после распада Римской империи. Этой позиции придерживаются филологи-классики («латинисты»). Ей противостоит другая точка зрения, согласно которой классическая латынь стала мертвым языком уже в первые века н. э., а в реальной жизни население империи говорило на sermobarbaris / vulgaris–греко-римском пиджине рабов и вольноотпущенников (смотрите работы отечественного романиста А. Б. Черняка) из которого произошли современные романские языки. Aвтор придерживается второй точки зрения.

 

Так кто же такие славяне?

Хотелось бы сразу оговориться, что в дальнейшем речь пойдёт о «конкретном народе, который так и называл себя “славянами”», то есть о предках склавинов (а не антов или общих предках склавинов и антов). В науке почти общепринято противопоставлять «словущих» славян и «немых» немцев – последним именем предки славян якобы называли своих иноязычных соседей, преимущественно германских. Поспешим разочаровать читателя. Этноним «немец» не может иметь к славянскому слову «немой» никакого отношения. Такое объяснения выглядит естественно только для носителей тех славянских языков, где произошла стабилизация ударения на определенном слоге или сдвиг его к началу слова, то есть для всех языков кроме русского

Любому человеку, для которого сохранивший почти без изменения плавающее праславянское ударение русский язык является родным, интуитивно понятно, что существительное обозначающее «немого человека» звучало бы по-русски как «немéц» с ударением на суффиксе. Немой «нéмец» звучит для русского (и праславянского) уха так же дико как слепой «слéпец» или хромой «хрóмец». Непонятно также, почему для названия чужого народа, которые обычно заимствуются, ищут славянскую этимологию в то время как известно германское племя неметов с одной стороны и кельтское понятие (ирландское nemed) обозначавшее простого свободного полноправного члена племени, допущенного к друидическому богослужению в священной роще («неметоне»).

Самые ранние упоминания слова «немец» у Константина Багрянородного и арабских писателей X в.,  отражающее актуальное славянское употребление этнонима, касаются либо бавар, либо какого-то германского «племени», в обоих случаях отличного от саксов. Средневековые венгры, заимствовавшие центральноевропейскую этнонимию от славян, также строго отличали «немца»  от «сакса». Противопоставление славян и немцев, актуальное в XIX в., было экстраполировано славянскими писателями того времени в глубокую древность. В реальности этноним «немцы», означал только германское население Верхнего Подунавья, прежде всего, бавар, и первоначально был, скорее всего, древнейшим славянским названием кельтов, в то время как древнейшим славянским обозначением германцев, скорее всего, было слово «чудь» (герм. *tiuda«тевтон»).

Имя славян как «говорящих (по-своему)» типологически вписывается совсем в другой этнонимический ряд. Речь идет о самоназваниях албанцев, басков и немцев: shqiptart), euskaldunak и deutsch. Все три слова означают людей, говорящих на своем языке. Наиболее ясно обстоит дело с происхождением самоназвания немцев. Это слово возникло из противопоставления латыни (римского) языка «народному» (*tiudisk) языку германского населения в пределах франкской империи и означало людей, не говорящих на романском. Языковое противопоставление linguaRomana и Teudiscalingua в «Страсбургских клятвах» с течением времени превратилось в этническое противопоставление романцев и германцев (WelschDeutsch, RomanusTeuthonus). Иными словами, понятие deutsch возникло как самоназвание нероманского населения Франкской империи.

То же самое следует сказать об албанцах и басках. Оба народа представляют собой осколки автохтонного населения Балканского и Иберийского полуостровов, чудом сохранившего собственную речь (алб. shqip «понимать из латинского excipere «понять, сватить», откуда также албанское название орла shqiponja, буквально «хват»; баскское Euskara «понятная речь, родной язык») в условиях романского окружения. Очевидно, что эти самоназвания, хоть и зафиксированные только в XVI в., появились в римскую эпоху, когда для коренного населения обоих полуостровов актуальным было противопоставление навязывавшим имперский язык «римлянам».

Принимая во внимание сильнейшее воздействие романского на праславянский, которое могло происходить только в границах и в эпоху римской империи, то есть до Великого переселения народов, выдвигаем следующую гипотезу происхождения самоназвания *slověne. Это было самоназвание автохтонного нероманизированного населения римских провинций на Среднем Дунае. Речь идёт в первую очередь о паннонцах, которые говорили на своем языке (Pannonicalingua), отличном от кельтского и германского (Тацит. Германия, 43). Этот язык был в ходу ещё в конце IVв. – император Валентиниан I, Pannoniusdegener «паннонский выродок», в 374 г. в целях конфиденциальности допрашивал погрязшего в злоупотреблениях префекта Паннонии не на латыни,а на genuinussermo, то есть своем (а также и префекта) «родном языке» (Аммиан Марцеллин,XXVI. 7. 16).

Очевидно, что спустя семь десятилетий на том же самом языке, продолжала разговаривала масса покорённого гуннами и готами коренного населения Паннонии, «смешанных скифов», которые, по утверждению Приска Панийского, «сверх собственного варварского языка [Pannonicalingua, genuinussermo – С. Н.] ревностно стремятся [овладеть языками] или гуннов, или готов, или даже авсониев. Но никто из них не говорит свободно по-гречески, кроме пленников, которых угнали из Фракии или с иллирийского побережья». Славянский характер этого языка, о котором можно судить по сохранившимся к Приска и Иордана «туземным» словам μέδος «мёд», κάμον «ком(ина)» (вид пива из проса, народный напиток паннонцев, слово отмечено уже в III в. н. э.), strava «страва» (погребальное пиршество), Тisia «Тиса» (славянское искажение античного названия реки Pa(r)thissus), не вызывает сомнений ни у одного исследователя, за исключением записных скептиков-«славяноведов».

Очевидно, что местное нероманизированное население, говорившее на «народном языке» (sermovulgaris) и в той или иной степени владевшее латынью, отлично понимало смысл слова sermo «устная речь». Славянское слово «слово» (*slovo) является точным эквивалентом этого термина («Слово о полку Игореве»). Скорее всего, и сам этноним *slověne был праславянской калькой какого-то разговорного латинского слова, обозначавшего людей, использующих собственное sermo – какого-нибудь *sermons или *sermiani. Об этом говорит сам облик слова*slověne: вместо «нормального» славянского сочетания: поляне – польский, древляне – деревский, мы имеем «ненормальное»: славяне – славянский, стоящее в ряду с такими явными заимствованиями как армяне – армянский и крестьяне «христиане»  – крестьянский.

Наша гипотеза подтверждается и славянской традицией «Повести временных лет» согласно которой славянская история начинается с нашествия «волохов», то есть некоего романоязычного этноса, в данном случае, несомненно, римлян, а противостояние славяне – волохи проходит через повествование красной нитью.

И последнее – о роли Аварского каганата в распространении славянского. Я поддерживаю мысль, что ѩзыкъ словѣньскъ был lingua franca этого государства, и его распространение связано с распространением аварской сферы влияния. Отличие моей позиции от взглядов  И. П. Коломийцева(а также Ф. Курты, О. Прицака и  Х. Ланта) состоит в том, что речь идет не о принятии славянского языка неславянским населением, а о принятии престижного славянского наречия носителями периферийных славянских же диалектов. Ѩзыкъ словѣньскъ это не славянский язык в современном понимании этого слова, а племенной диалект дунайских «славян» (словѣнъ) – престижное славянское наречие, вытеснившее или причесавшее под одну гребёнку архаические племенные диалекты полян, древлян, ляхов и прочих «неславянских» славян и лёгшее в основу общеславянского койнэ VIII – IXвв.

 

Свидетельства генетиков

Проиллюстрируем сделанные нами выводы генетическими картами О. П. Балановского, опубликованными в монографии «Генофонд Европы» (2015г.). Сравнивая карты №1 и № 2, мы видим, что «славяне» и «балты» принадлежат разным по генезису общностям, при этом «балты» входят в одну генетическую общность с «финнами» и «северными русскими». Обратившись к карте № 3, мы видим суть различия: балтов, финнов и северных русских объединяет сочетание гаплогрупп R1aи N1c. С другой стороны, обратясь к картам №1, 3, 4, мы увидим, что для «славян» в отличие от «балтов» характерно сочетание гаплогрупп R1a и I2a.

Гаплогруппа  R1a, общая для славян, балтов и арийцев, была генетической основой древнейшей раннепраславянской («балто-славянской») популяции.

Примесь гаплогруппы I2a, резко отделяющая «славян» от «балтов», связана с генетическим влиянием Паннонии и Западных Балкан, эта та самая генетическая примесь, отделяющая собственно «славян» (склавинов) от славян вообще (венетов / антов). Распространение этой примеси («иллириской»? «влашской»?) отражает генетическое влияние дунайских словѣн – генетически смешанного (R1a + I2a) провинциального римского населения, носителя престижной «славянской» linguafranca Аварского каганата на периферийные «несмешанные» славянские племена носителей гаплогруппы R1aс «неславянским» («польским», «деревским», «лядским» и пр.) самосознанием. В результате образовалась позднепраславянская общность: в целом та же R1a, но «очерченная» количественно меньшим, но качественно определяющим её специфику генетическим влиянием I2a.

 

Послесловие

В заключение хочется сказать несколько слов в поддержку г-на Коломийцева. Игорь Павлович не «фрик», не «дилетант» и тем более не сознательный мистификатор. Это добросовестный историк, переработавший и систематизировавший, пусть и в беллетристической и эпатажной форме, огромный материал. Подборка карт по славянской истории в его сочинениях является, на мой взгляд, лучшей тематической коллекцией, доступной исследователям раннего славянства. Сделанные им выводы о невозможности отождествления этнических «славян» с пражской культурой, об автохтонном происхождение склавинов и роли Аварского каганата в распространении славянского языка и самосознания находят полное подтверждение фактами. Ахиллесовой пятой И. П. Коломийцева (и других историков и археологов) является отсутствие серьезной лингвистической подготовки, что помешало ему сделать правильные вводы и привело к тому, что блестящий критический анализ источников и историографии увенчался совершенно неубедительным синтезом в виде  «гаремной теории» происхождения славянского языка.

 

Приложения:

Карта 1. «Славянская» генетическая общность по гаплогруппам Y-хромосомы

 

east-west-Slav-494x500

Карта обобщенного генетического ландшафта восточных и западных славян по гаплогруппам Y-хромосомы. (Построена как средняя по девяти картам генетических расстояний: от белорусов, белорусов Полесья, кашубов, поляков, русских «южных», словаков, сорбов, украинцев, чехов) (Балановский О. П. Генофонд Европы, С.177, Рис. 5. 21). Примечание: зоны генетического сходства на карте обозначены зелеными и желто-зелеными тонами; коричневым цветом обозначены зоны, генетически далекие от восточных и западных славян.

 

Карта 2. «Балто-финская» генетическая общность по гаплогруппам Y-хромосомы

 

Ris.-5.1-494x500

Карта обобщенного генетического ландшафта Северо-Восточной Европы по гаплогруппам Y-хромосомы. (Усредненная карта генетических расстояний от вепсов и карел, коми ижемских, коми прилузских, латышей, литовцев, русских северных популяций, финнов, эстонцев) (по Балановскому О. П. Генофонд Европы, С. 168, Рис. 5.10). Примечание: цвета обозначают то же, что и на предыдущей карте.

 

Карта 3. Структура генофонда Европы по Y-хромосоме (по: Балановский О. П. Генофонд Европы. С. 107, Рис. 2.37)

 

2.37-500x500

 

Карта 4. Распространение гаплогруппы I2 (http://tatur.su/wp-content/uploads/2012/05/HaplogroupI2.png)

 

new-1

 


Комментариев: 7227 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Игорю Коломийцеву. Готский, балтский и др компоненты скифов уже учтены самими скифами. Всё остальное сверх этого — это не от скифов. Это то, о чём я вам давно говорил, и с чем вы упрямо и по хамски спорили: южноевропейские авары похожи на южноевропейских скифов, славянские авары похожи на славянских скифов. А теперь вы открываете Америку без ссылок на предыдущего Колумба. Конечно, остаётся вопрос: простое ли это сходство, или действительно генетическая преемственность?
    Кстати, я посмотрел южноевропейские компоненты Козлова. Два из них не годятся в предковые для славян — слишком много эгейских и переднеазиатских добавок. А вот скиф DA198 в принципе выглядит похожим на нужный южный источник. Однако скорей всего к Раннему Средневековью подобных DA198 популяций в Европе уже не оставалось. Во всяком случае, среди авар такие не встречаются.
     

  • Игорю Коломийцеву. У славян много не скифских, и не аварских, а славянских компонентов. Теоретически эти компоненты могли быть получены ими и через славянских скифов и авар, но это в любом случае славянские компоненты, а не степные. К вашей

  • Игорю Коломийцеву. У славян много не скифских, и не аварских, а славянских компонентов. Теоретически эти компоненты могли быть получены ими и через славянских скифов и авар, но это в любом случае славянские компоненты, а не степные. К вашей теории происхождения славян от царских скифов это никакого отношения не имеет, если только вы не собираетесь объявить царских скифов славянами. 

  • Игорю Коломийцеву. В биохимии под субстратом понимается исходный продукт, преобразуемый ферментом в результате специфического фермент-субстратного взаимодействия в конечный продукт. Тем не менее, лингвисты называют субстратом язык коренного населения, обычно при переходе населения со своего языка на чужой (в результате завоевания, этнического поглощения, культурного преобладания и т. д.), по отношению к этому чужому языку. По вашему лингвисты это фрики, употребляющие термин некорректно?

  • Игорю Коломийцеву. Кочевники не занимаются управлением. Управление — это не синоним сбора дани. Сбор дани не требует никаких бюрократических структур.  Управление это: создание инфраструктуры — строительство городов, дорог и т.д.; поддержание правопорядка; отправление правосудия. И т.п. Ничем подобным кочевники не занимаются. Чтобы прийти в посёлок к зависимым ремесленникам и отобрать у них что-то ими произведённое бюрократический аппарат без надобности. Кочевники не управляют посёлками зависимых ремесленников и общинами зависимых крестьян. Зачем бы им это было нужно? Соотв, никакого особого языка управления кочевникам не требуется. Сяньбийцы просто встроились в уже существующее государство. Сами они ничего подобного не создали бы — незачем. Как всегда ваш, Капитан Очевидность. 
     

  • Игорю Коломийцеву. Нет разницы между южной частью Логкаса и минойцами. Это и там и там EEF+CHG. Просто у минойцев CHG чуть побольше, а у Логкаса чуть поменьше. Если вы получили примесь минойцев, а потом продолжаете смешиваться, то минойцы постепенно превращаются в Логкас. Если же вы всё ещё смешиваетесь, то CHG окончательно уходит и остаток напоминает хорватскую бронзу. Это не три разных примеси, а одна и та же. Людей подобных хорватской бронзе — это кто-то типа италиков/иллирийцев — в Прибалтике никогда не было. Компонент EEF+CHG — древний. Южные компоненты в калькуляторе Козлова для славян не годятся — они не EEF+CHG, они перегружены балластными примесями: эгейскими, переднеазиатскими. Это всё наследие имперских римлян и византийцев. Исключение — скиф DA198. Вот он в принципе нужного типа, но подобных ему популяций в раннесредневековой Европе уже не было. Все авары-южноевропейцы уже смешанные: балканцы+имперские римляне/византийцы. См таблицу
     

     
     

  • Игорю Коломийцеву. Balkans-NW у Козлова — это никакие не иллирийцы. Это уже сильно смешанное население: иллирийцы (Сев.Италия) +фракийцы (Балканы) + имперские римляне (Эгеида, Передняя Азия). В калькуляторе с корректными источниками у славян что Balkans-NW, что Balkans-SE будут встречаться только субстратно, а осн южная примесь придёт на скифа DA198. А вот у авар — да, густо полезут Balkans-NW и Balkans-SE с их имперскоримской закваской, которой нет у славян, за искл субстратно у юж славян. 

  • Сергею Бояринцеву. Так это у вас Валентин Седов и Марк Щукин главные сторонники идеи того, что в лесах Поднепровья шастали совместно славяне и балты?
    Молодой человек, вы явно не читали труды ни того, ни другого. Академик Седов даже киевскую культуру, которую ныне многие исследователи полагают славянской, однозначно описывал бвлтам. У него к славянам отнесены лишь те археологические сообщества, что появились в Поднепровье позже. Никогда Седов ни днепро-двинцев, ни штрихованной керамики культуру никем иным кроме балтов не называл.
    Марк Щукин тоже полагал, что лесное Поднепровье было заселено балтами с незапамятных времён. Он писал буквально следующее: «Мир культур зоны смешанных лесов Восточной Европы — милоградской, юхновской, днепро-двинской, штрихованной керамики и западнобалтских курганов. Поскольку ареал этих культур достаточно точно совпадает с ареалом балтской гидронимики, их принято считать балтскими»
    Для него даже киевская культура не вполне славянская, славянами по Щукину становится только та часть «киевлян», что сначала попадает в полесскую изоляцию, где на язык балтов повлиял язык бастарнов-зарубинецких племен, а потом эти изолянты выбрались на более южные земли, превратившись в праго-кочакцев и пеньковцев, уже славян. Он пишет: «Киевская культура, включая предполагаемый ее правобережный вариант, и является, по всей вероятности, балто-славянским эмбрионом будущего славянства. В конце IV в. в результате» «кесарева сечения», произведенного гуннами, разгромившими Германариха и взломавшими южную стенку «венедского» котла, ставяне сдвинулись к югу, оторвались от родного балтского лона, пережили младенчество в темном V в. и к началу VI в. появились на Дунае уже как носители раннеславянских культур — пражско-корчакской и пеньковской. Не участвовавшие в «дунайском эпизоде» носители культур колочинской и Тушемля-Банцеровщина еще достаточно долго сохраняли свое балто-славянское и балтское, праславянское состояние, а затем были поглощены в ходе славянской колонизации Севера в VIII-X вв«. 
    Причём никаких доказательств того, что киевская культура имеет хоть какое то отношение к славянам, у отечественных историков нет. Логика их проста и незамысловата. Раз мы признали славянскими пеньковскую и праго-корчакскую культуры, а они, якобы, происходят от киевской, то и ее следует признавать славянской или, на худой конец, балто-славянской. Хотя все понимают абсурд ситуации — киевская культура расположена почти полностью в зоне густой и древней балтской топонимики. Щукин хотя бы стеснялся подобной нелогичности и через раз всё же говорил о возможно балтском характере киевской культуры. Современные историки все стеснения и сомнения просто отбросили в сторону. Хотя никаких доказательств славянства киевлян у них за это время не появилось. Киевская культура сложилась на базе милоградского и юхновского сообщества, оба балтские, когда в эту зону пришли выходцы из Центральной Европы — зарубинецкие племена, которых историки школы Щукина считают бастарнами, полугерманцами — полукельтами. Бастарны исчезают примерно во 2 веке нашей эры под ударами сарматов и на их месте складывается киевское сообщество. Тесно связанное со всеми остальными очевидно балтскими культурами лесного Поднепровья.
    А теперь расскажите мне, как и за счет чего  эти лесные балты вдруг стали славянами. Можете воспользоваться сказочкой Щукина о влиянии на балтов бастарнов, превратившем якобы их язык в славянский. Или придумать собственную версию превращения балтов в славян.
    Мой вариант, как вы знаете, прост. Я считаю, что и пеньковцы и праго-корчакцы оставались балтами до встречи с аварами и попадании в зависимость от этих кочевников. Под влиянием пришлых степняков у этих людей стал складываться новый язык — в основе своей балтский, но с алтайско-скифским акцентом, характерным для потомков скифов — аваров. Затем, уже внутри Карпатской котловины, испытав влияние и поздней варварской латыни и германских языков, этот новый язык, ставший лингва-франка Аварского каганата окончательно отрывается от балтских корней и превращается в праславянский, каким мы его знаем.
    Эта версия в десятки раз более логична и правдоподобна, чем вариант Щукина с балто-бастарнским языком или любые другие альтернативные ей варианты. 

  • Валерию Васильченко. Расчеты Сергея Козлова позволяют под иным углом зрения взглянуть на южную примесь у славян. Конечно, изначально было ясно, что она не может быть вся древней и быть полученой славянами из одного источника еще в Бронзовом веке. Почему это было видно любому нормальному вменяемому человеку? Потому что уровень южной примеси у разных славян очень различен. У южных славян он велик, к примеру, у македонцев компонента Логкас — 76%, у сербов -69%, у болгар — 67%. В то время как у северных славян этого южного вклада гораздо меньше: кашубы — 20%, поляки — 26%, северные белорусы — 27%. Очевидно было, что южные славяне подняли частоты компонента Логкас за счет смешения с аборигенами Балканского полуострова. С другой стороны, теоретически северные славяне могли опустить количество южного компонента за счет смешения с балтами и фино-угорцами, у которых его не было. Тогда у древних славян, если таковые вообще существовали в Бронзовом веке, логкас мог иметь средние показатели в 33-35%. Что то между северными и южными славянами.
    Посмотрим теперь, как распределились южные компоненты в калькуляторе Козлова. Он включил в расчеты 4 компонента, имеющих отношение к южанам:
    1)Balkans-SE, который по идее должен маркировать самое южное, типа греков, население Балканского полуострова римского времени;
    2)Balkans-NW, который должен отмечать более северно-западное балканское население римского времени, типа иллирийцев;
    3)Balkans-NE, компонент, который не смотря на свое балканское происхождение присутствовал у скифо-фракийцев типа молдавских скифов.
    4) Scythian_HUN, компонент, который маркировал венгерских скифов и их потомков. 
    Следует, правда, признать, что около 15% логкаса в калькуляторе Козлова прячется в восточноевропейском компоненте Eastern-Euro, который я называю балтик. Это тот минимальный уровень южных компонентов, который есть у современных балтов типа латышей. Всё что свыше этого, должно улавливаться четырьмя южными компонентами Козлова. 
    Посмотрим, что они показали. Греческий компонент ожидаемо с самыми высокой частотой присутствует у самой южной из славянских популяций — македонцев — 28,8%. Чуть ниже болгары — 20,4%. Затем идут боснийцы — 10,8% и украинцы, у которых частоты очень колеблются, высшие у закарпатских украинцев — 14,6%. У чехов — 7,8%, у хорватов — 6%, у венгров для сравнения — 5.2, поляки — 3,6. Неожиданно мало греческого компонента у черногорцев — 2.8%, хотя у их соседей албанцев его 24,2%. Совсем нет этого компонента у словенцев, словаков, кашубов, белорусов, многих русских популяций и латышей с литовцами.  Приходится признать, что такая славянская популяция как македонцы более чем на четверть представлена потомками византийцев, а у болгар их более пятой части. В остальном особых неожиданностей нет, за исключением, быть может, довольно высоких греческих показателей у закарпатских украинцев и низких у черногорцев, а также нулевых у словенцев.
    Посмотрим, как обстоят дела со вторым балканским компонентом — иллирийским римского времени. Тут как раз «выстрелили» черногорцы. У них его оказалось невероятно много — 48%. Чемпионы среди славян! Видимо эти люди действительно во многом аборигены своих гор, живут там с незапамятных времён. На втором месте неожиданно оказались словаки, опередив даже албанцев. У словаков — 27,2%, у албанцев «всего то» 25,6%. У боснийцев иллирийского начала оказалось лишь немногим меньше — 24,6%, затем неожиданно отличились сербы-лужичане — 20,6% и лишь после них идут болгары — 18%. Почти столько же у хорватов — 17,4%, у словенцев показатели уже резко падают — 8,4%, у венгров -7,6%, у македонцев и того меньше — 4,4%. Поляки, кашубы, чехи, украинцы, белорусы, русские и литовцы с латышами преимущественно не имеют иллирийских генов совсем.
    И это на мой взгляд большая неожиданность. Уж кого-кого, а жителей Далмации и Иллирии должны были авары пригонять в Карпатскую котловину. В таком случае выходит, что либо эти люди оседали лишь на юге аварских владений, либо жители Аварского каганата не уходили массово после его гибели на Вислу и Днепр. В первом случае необъяснимо отчего столь высок уровень иллирийского компонента у словаков — 27%, а это, напомню, в том числе Моравия, регион попадающий в центральную часть Аварского каганата. В втором варианте непонятно, куда исчезли иллирийские гены у поляков, белорусов, русских и украинцев. А там полный беспросветный ноль. Трудно также объяснить, почему так много этого компонента — 20% — у сербов-лужичан.  В остальном иллирийский компонент повёл себя так, как ему и было положено — встречается намного чаще у народов западной части Балкан, чем у восточных и южных балканцев.
    Что касается третьего компонента, скифо-фракийского, то он с очень высокими частотами — 33,8% присутствовал у аваров-европейцев. По идее он должен маркировать ядерное население Аварского каганата. Но тут возникает сразу первая неожиданность. Более всего скифо-фракийского компонента у албанцев — 40%. Такое впечатление, что больше половины албанских предков пришли из Карпатской котловины. На втором месте идут словенцы — 36%, на третьем македонцы — 35%. У болгаров — 31%, у венгров — 26%, у хорватов — 22%. Здесь всё логично, кроме того, что этого компонента совсем нет у словаков — 0%. Зато он есть у чехов — 18%, у поляков — 17%, много его у украинцев — от 20 до 25%. У южных русских его тоже немало — от 22% в Белгороде до 15% в Орле. В центре России показатели падают до 13 в Смоленске, 14 в Рязани, 10 в Ярославле, в Костроме 6%, а на русском Севере этого компонета нет совсем. Что впрочем, объяснимо. Нет его также у латышей и некоторых северных литовских популяций, у южных литовцев он, напротив, встречается с частотой до 9%. У кашубов этого компонента 13%, а у сербов-лужичан его не обнаружено.
    Самым странным образом повел себя четвертый компонент — скифо-паннонский, характерный для венгерских скифов. В небольших количествах он встречался и у аваров. Надо отметить, что этот компонент неплохо себя проявил у самых ранних славян. Так у раннего славянина из Австрии он встретился с частотой 22%, а у двух жителей столицы Великой Моравии местечка Поганско его было с частотами 37% и 35%. Очень много! А вот у современных славян его практически не оказалось. Исключение всё те же словаки, наследники Великой Моравии, у которых его 7,6%. Неожиданно много венгерско-скифского компонента оказалось у серба-лужичанина — 17,6%, но он был тестирован один, возможно это индивидуальные особенности данного единичного образца. У него отсутствует греческое начало и скифы-фракийцы, но много иллирийцев и редких для прочих славян венгерских скифов.
    Так распределились избыточные южные компоненты в генофонде современных славян. Они доказывают, что славяне это очень сложная смесь разных по происхождению компонентов. Часть их славяне, особенно южные, получили от жителей Балканского полуострова византийского периода, часть очевидно пришла к ним от кочевников типа аваров. Неожиданно то, что путь через кочевников для славян оказался более значимым чем путь от балканцев. Причем для северных славян и литовцев путь от кочевников  стал практически единственным. 

  • Валерию Васильченко. Вы упорно пытаетесь объявить аваров монголами, хотя для спора о происхождении славян этот вопрос совершенно непринципиален. Неважно, кем были авары — хоть марсианами, если они создали славян в рамках своей степной империи. Тем не менее, очевидно, что к монголам авары прямого отношения не имеют. Генофонд монголов по отцовским линиям это гаплогруппы О (китайская) и С (амурская, тунгуссо-маньчжурская). У аваров первой линии нет совсем, вторая представлена всего тремя или четырьмя людьми. Это притом, что компонент аварик в их генофонде один из самых распространенных, у аваров-метисов (степные и европейские компоненты в генофонде) компонента аварик насчитывается 40%. Вклад значительный, но игреков монгольских практически нет.
    Похожая ситуация складывается и у ряда алтайских популяций. Послушайте, что пишут по сходному поводу генетики: «Для выявления следа монгольской экспансии в генофон­де тувинцев впервые изучены генофонды двух самых многочисленных тувинских родов, для которых по данным гуманитарных наук ожидается наибольший вклад цен­тральноазиатского компонента, связываемого с монголь­ской экспансией. При таком подходе результаты иссле­дования могут служить верхней оценкой «монгольского влияния» на генофонд тувинцев в целом. По данным о 59 SNP-маркерах Y-хромосомы спектры гаплогрупп генофон­дов этих тувинских родов (монгуш, N = 64; ооржак, N = 27) оказались сходными. В среднем две трети их генофондов (63 %) составляют «североевразийские» гаплогруппы (N*, N1a2, N3a, Q), связываемые с автохтонным населением современного ареала тувинцев, тогда как «центральноазиатские» гаплогруппы (C2, O2) составляют менее пятой части (17 %) генофонда изученных тувинских родов. Для монголов наблюдается прямо противоположное соотно­шение: 10 % «североевразийских» и 75 % «центральноа­зиатских» гаплогрупп. Все полученные результаты – «ге­нетические портреты», матрица генетических расстояний, дендрограмма и график многомерного шкалирования, отражающие генетические связи тувинских родов с по­пуляциями Южной Сибири и Центральной Азии, свидетель­ствуют о значительном сходстве генофондов тувинских родов с популяциями Хакасии и Алтая и позволяют сделать вывод о формировании тувинских родов монгуш и ооржак на основе автохтонного населения (предположительно – местного самодийско-кетского субстрата). Малый вклад в генофонд этих родов «центральноазиатских» гаплогрупп позволяет считать, что и на генофонд тувинцев в целом монгольская экспансия не оказала значимого влияния».
    Авары в этом плане тоже подобны тувинцам, а не монголам. У них основные игреки-линии также североевразийские N и Q, но не центральноазиатские С и О, как у монголов. Прародина аваров, как и скифов, это Алтай, а вовсе не бассейн реки Амур, как у тунгуссов и маньчжуров, а также большинства монголов.

  • Валерию Васильченко. Вы пишите глупости, свидетельствующие о слабом знании истории кочевников: «Кочевники не занимаются управлением. Управление — это не синоним сбора дани. Сбор дани не требует никаких бюрократических структур.  Управление это: создание инфраструктуры — строительство городов, дорог и т.д.; поддержание правопорядка; отправление правосудия. И т.п. Ничем подобным кочевники не занимаются».
    А вот что пишут известные специалисты по истории номадов академик Базаров и член-корр РАН Крадин в специальном сборнике статей » КОЧЕВЫЕ ИМПЕРИИ ЕВРАЗИИ» — http://ihaefe.org/files/publications/full/koch-emp-evr.pdf
    «В течение почти двух тысяч лет в евразийских степях доминировали кочевые империи — крупные политии, созданные скотоводами. Фактически это было время расцвета степных обществ, «золотой век» номадизма. Соседние земледельческо-городские общества описывают кочевников как воинственных варваров, основными занятиями которых были набеги на оседлые государства и войны между собой. На самом деле жизнедеятельность империй номадов была более сложной: помимо внешних источников существования важное место отводилось использованию внутренних ресурсов, включая земледелие, активно развивалось градостроительство. Номады не только заимствовали изобретения у своих оседлых соседей и активно распространяли их по ойкумене, но и сами внесли важный вклад в историю человечества в связи с доместикацией, появлением колесниц и верховой езды, распространением бронзолитейного производства в Старом Свете, изобретением стремян, созданием тяжелой кавалерии, распространением индоевропейских и тюркских языков и т.д…
    Исследованиями последних десятилетий доказано, что в степных политиях были земледелие, собственное ремесло, настоящие города, монументальные погребальные сооружения, письменность, развитые формы религии, гибридные формы управления оседлыми и кочевыми народами и т.д. (Wright 2019). Все это свидетельствует о том, что номады создавали сложные политии с развитой материальной культурой, а также оригинальным мировоззрением и системой ценностей…»  
    А вот что пишет историк Васютин в статье «Традиционные и инновационные механизмы управления в кочевых обществах Центральной Азии VI XIII вв». 
    Можно попытаться непосредственно определить характерные черты власти в подобных объединениях кочевников:
    — надлокальный уровень централизации в виде военно-иерархической десятичной (или аналогичной) системой с соответствующим распределением власти между членами клана правителя и лидерами подчиненных племен;
    — надплеменной кочевой лидер с широкими полномочиями в военно-административной, а иногда судебной и сакральной сферах, а также с опорой на дружинное окружение;
    — сохранение личностного характера верховной власти, ее устойчивость зависит от успешности политических и военных практик (харизмы);
    — сочетание клановой и имперской сакрализации верховной власти;
    — территория военно-административных округов, как правило, совпадает с этническими границами.
    К этим компонентам мы можем добавить ряд новаций, которые показывают, что в условиях обширной кочевой империи характер власти претерпевает трансформацию:
    — кодификация обычного права с деформацией обычно-правовых норм в сторону увеличения полномочий верховной власти и развитием системы имперского подчинения и принуждения;
    — иерархическая система зависимости этнических групп;
    — вертикальное подчинение и жесткая дисциплина в армии, как средство реализации нетрадиционных форм власти;
    — военные сборы как средство контроля за подчиненными кочевыми народами и место выполнения общеимперских ритуалов и обрядов;
    — аккумуляция редистрибутивных связей в аристократическом и служилом окружении кагана;
     
    — развитие и постоянно растущая роль экзополитарных механизмов получения прибавочного продукта.
    Его вывод: «Власть в кочевых обществах, особенно в крупных объединениях имперского типа, представляла собой сложное и структурированное историческое явление. В номадных империях компоненты традиционной системы власти создавали базис для управленческих практик кочевых лидеров. Одновременно с этим масштабы имперского руководства вызывали к жизни не только трансформацию традиционных компонентов власти, но и определенные новации в методах правления». https://cyberleninka.ru/article/n/traditsionnye-i-innovatsionnye-mehanizmy-upravleniya-v-kochevyh-obschestvah-tsentralnoy-azii-vi-xiii-vv-chast-ii
    Иначе говоря, если в отношениях к кочевникам правящего племени каган и его окружение руководствовались традиционными демократическими нормами и признанием определенного суверенитета степных кланов, то по отношению к подчиненным кочевникам, земледельцам и ремесленникам правящее племя выступало в качестве коллективного управлнца имперского типа, с развитым аппаратом чиновников, которые одновременно несли военные функции и были частью действующей армии. 
     

  • Валерию Васильченко. Вы ничего не поняли. Пишите:  «Все авары-южноевропейцы уже смешанные: балканцы+имперские римляне/византийцы. См таблицу»

     
    А чем это отличается от моего утверждения: «Balkans-SE, который по идее должен маркировать самое южное, типа греков, население Балканского полуострова римского времени». Именно римского и постримского. Упрощенно этот компонент маркирует греков византийского времени. 
    О втором компоненте мною сказано следующее:  «Balkans-NW, который должен отмечать более северно-западное балканское население римского времени, типа иллирийцев». Вы пишите о нём: «Balkans-NW у Козлова — это никакие не иллирийцы. Это уже сильно смешанное население: иллирийцы (Сев.Италия) +фракийцы (Балканы) + имперские римляне (Эгеида, Передняя Азия)».  В любом случае речь идёт о населении западных Балкан (Иллирии) византийского времени. Тут у меня вообще нет никаких разногласий с вами. 
    Вы, правда, пишите: «В калькуляторе с корректными источниками у славян что Balkans-NW, что Balkans-SE будут встречаться только субстратно, а осн южная примесь придёт на скифа DA198″.  На самом деле, не совсем так. У славян есть и балканская византийского времени примесь, и скифская, пришедшая к ним по всей вероятности от аваров. И не только от скифа  DA198, чей компонент я называю скифо-фракийским, но и от других венгерских скифов, а также от украинских скифов. Причем скифской примеси, составленной только из этих трех источников (а ведь у скифов были и другие) как у ранних славян, так и у современных было больше. У ранних славян соотношение 21,4% против 22,4% в пользу трех скифских компонентов, у современных славян разрыв намного сильнее — 8.5% балканцев византийской эпохи против 14,7% трех  скифских компонентов, имеющихся также у аваров. Это будет более точная оценка генетической ситуации.

  • Валерию Васильченко. Вы оказались в очень смешном и довольно нелепом положении, когда ваши собственные расчеты начисто опровергают высказанные вами ранее глупости. Так вы утверждали, что скифы для вас это лишь кочевники понто-каспийского типа, те же сарматы. Дескать, скифы непременно должны попадать на РСА в тот же понто-каспийский карман, что и сарматы, а раз авары в него попадают мало и неохотно, то они не скифы. Это была ваша система доказательств против аваро-скифского родства. Я вам говорил, что скифы очень разные. Есть алтайские, есть европейские. Ни те, ни другие не похожи на сарматов, причем европейские тоже очень разные — украинские отличны от молдовских, те от венгерских. Вы решили меня опровергнуть и сделали вот эту таблицу:
     

     
    Заметьте, вы в нее поместили только десять украинских скифов. Венгерских и молдовских благоразумно решили не помещать, ибо они от сарматов еще дальше.
    Но что мы видим даже у скифов Украины? Только один из них более-менее похож на сармата. Сходство — 80%. У одного из десяти. Остальные имеют сарматского компонента от 0 до 48%, в среднем — 28%. Это всё что есть общего у европейских скифов с сарматами.
    Иначе говоря, из всех протестированных генетиками европейских скифов, а это 26 человек,  под ваши критерии «скифа» подошёл только один. Второй — только наполовину. И всё. Да, таких «скифов», которых вы себе придумали, среди аваров действительно мало. Зато настоящих скифов очень много — более половины генофонда, как европейских, так и алтайских. И ничего вы с этим фактом поделать не сможете. Правота моей версии скифского происхождения аваров уже очевидна.

  • Валерию Васильченко. Вы будете смеяться, но я только сейчас вздумал заглянуть в генофонд тех аваров, что являются носителями игрек-линии С, центральноазиатской по происхождению. Той что связана с монголами, тунгуссами и маньчжурами.
    По наивности я всё же держал их за самых монголоидных из аваров. Ведь должны же быть такие среди пришлых из Монголии кочевников. Всё оказалось ещё смешнее. Выяснилось, что из трех носителей игрек-линии С два даже не авары. Они скорее всего булгары, поскольку похоронены на одном кладбище к Востоку от Тисы и у одного из них в генофонде очень высокие частоты гуннского компонента — 31% против 11% аварика. А такое соотношение характерно прежде всего для булгар. Причем у второго в генофонде при 12% аварика аж 44% скифов-фракийцев.  Он по дистанциям к современным народам ближе всего к грекам, потом к гагаузам (кочевой народ в Молдове). Второй ближе к ногайцам Ставрополья. Вот они два красавца, можете их проверять —  
    PVper200 Late Avar 700-730 W3a1d C2a1a1b1b C-Y11630/etc*(xZ31690,Z31693)
    PVper205 Late Avar 775-830 H5a1 C2a1a1b1b C-Y11630/etc*(xZ31688,Z31693)

     

    Получается, что среди аваров носитель линии С только один. Среди булгаров этих людей больше. А вы аваров в монголы хотели запихнуть. Ну и потеха!

  • Игорю Коломийцеву. Чтобы судить о том, как много у славян южной примеси, нужно разделить Италию, Балканы и Эгеиду, а калькуляторы Козлова и Андвари этого не умеют. Если выполнить такое разделение, окажется, что балканской примеси у сербов не больше чем у северных русских, а более южные они из-за субстратных итальянской и эгейской примесей, полученных от иллирийцев и имперских римлян/византийцев. 
     
     
     
     

  • Игорю Коломийцеву. Авары не могли создать славян по той банальной причине, что люди, генетически подобные славянам, появляются уже в бронзовом веке, когда никаких авар ещё и в проекте не было. Как всегда ваш, Капитан Очевидность.
    Я называю авар монголами для простоты и удобства. Технические различия между аварами и монголами сейчас в рамках дискуссии о славянах значения не имеют. 

    • А как вы докажете в вероятностной истории, когда имеет значение один шанс на миллион. Вариантов вообще много. В случае с гипотезой Коломийцева есть 2 пути её проверить. Первый — найти письменный источник 6 века с примерами слов языка склавинов. Такого видимо не существует, иначе бы давно цитировали. Второе — провести генетические исследования бывшей римской провинции Дакия, где обитали доаварские славяне. Второй вариант гарантирует 70-80% достоверности. Есть вероятность, тамошние склавины суть ассимилированные анты, у которых балтийской бронзы окажется процентов 20, что в пределах допустимых гипотезой значений.
       
         

  • Игорю Коломийцеву. В принципе, калькулятор Козлова с добавлением скифа DA198 тоже даёт адекватную картинку. Мы видим, что примесь, аппроксимируемая DA198 — балканская — присутствует почти у всех славян примерно на одном уровне — у болгар она не выше, чем у беларусов. Разница приходится на субстратные Balkans-SE и Balkans-NW, которые у русских, беларусов и вост украинцев вообще отсутствуют. 
     

  • Игорю Коломийцеву. Могла ли балканская примесь, или примесь типа Scythian_HUN_DA198 попасть к славянам опосредовано через южноевропейских авар? Нет. Славянам она нужна в чистом виде, а у авар её в чистом виде нет, у авар она уже идёт в комплекте с балластными примесями от иллирийцев и имперских римлян. 

  • Так это у вас Валентин Седов и Марк Щукин главные сторонники идеи того, что в лесах Поднепровья шастали совместно славяне и балты?Молодой человек, вы явно не читали труды ни того, ни другого. Академик Седов даже киевскую культуру, которую ныне многие исследователи полагают славянской, однозначно описывал бвлтам. У него к славянам отнесены лишь те археологические сообщества, что появились в Поднепровье позже. Никогда Седов ни днепро-двинцев, ни штрихованной керамики культуру никем иным кроме балтов не называл.Марк Щукин тоже полагал, что лесное Поднепровье было заселено балтами с незапамятных времён. Он писал буквально следующее: «Мир культур зоны смешанных лесов Восточной Европы — милоградской, юхновской, днепро-двинской, штрихованной керамики и западнобалтских курганов. Поскольку ареал этих культур достаточно точно совпадает с ареалом балтской гидронимики, их принято считать балтскими». 
     
    Игорю Коломийцеву. Я настаиваю, до 5-6 века Марк Щукин не видел никаких собственно балтских или славянских культур. У него только «балто-славянский континуум». Седов да, известный балтофил. Я сам из Белоруссии и знаю, местная Академия Наук в своё время предала Седова анафеме, за то что тот разбалтывает славян.
     
    http://krotov.info/lib_sec/25_sch/uk/in_1997.htm  
    Нужно сказать, что и на направлении, предложенном И.Вернером и Д.А.Мачинским, мы тоже сталкиваемся с противоречиями. Названные культуры находятся в зоне распространения балтской топонимики, обстоятельно изученной для Верхнего Поднепровья В.И.Топоровым и О.Н.Трубачевым (1962). Эти культуры традиционно приписывались балтам.
    Преодолеть эти “чары балтийства” и призывал советских археологов И.Вернер, заметив в одной из последующих работ (Werner 1981), что облик исторических летто-литовцев, предки которых представлены, в частности, культурой восточно-литовских курганов, заметно отличался от своих восточных соседей в Белоруссии, на Псковщине и на Смоленщине обилием бронзовых украшений, оружием в погребениях и прочим. Они, будучи по языку восточными балтами, по культуре ближе западным балтам, обитателям Мазурии, Самбийского полуострова и западного побережья Литвы. Процесс постепенного их продвижения на восток и вытеснения носителей культуры штрихованой керамики прослеживается и литовскими археологами (Ушинскас 1988; Ушинскас 1989; Michelbertas 1986).
    Если все это так, то носители культуры штрихованой керамики, Днепро-Двинской и тушемлинской культур суть какие-то иные балты, отличающиеся по своим психологическим установкам и, соответственно, по структуре культуры, от своих более западных сородичей. Поэтому и возникает, вероятно, тенденция называть их не столько восточными, сколько Приднепровскими балтами, особой группой. А не могла ли эта группа быть не столько балтской, сколько балто-славянской? По отношению к топонимам Верхнего Поднепровья такую трактовку уже предлагал Г.Бирнбаум (Birnbaum 1973). Если балто-славянский континуум, как полагают некоторые лингвисты, действительно имел место, то это позволяет достаточно легко преодолеть тот балтский барьер, о который спотыкался И.Вернер. Требуется, однако, конкретизация протекавших исторических и этнических процессов и их археологического отражения, историко-археологическая их реконструкция по всей Восточной и Центральной Европе, доступная на современном уровне знаний. Иначе и этнический аспект вряд ли может быть понят.
    … Около середины I в. н.э. происходят какие-то события и в пределах культуры штрихованой керамики Белоруссии: горит ряд городищ, некоторые из них отстраиваются заново, с более мощной системой укреплений, но обитатели их пользуются несколько иными, чем ранее, формами сосудов, ребристыми, аналогии которым можно найти или в керамике западных балтов, или в западных областях расселения “штриховиков” (Щукин 1995). Замечено и проникновение последних к востоку, на Смоленщину, в зону расселения Днепро-Двинских и среднетушемлинских племен — городище Церковище (Седов 1964). Наблюдается усиление фортификации среднетушемлинских городищ (Фурасьев 1993: 13). Все это имеет место в пределах хронологического горизонта бытования глазчатых фибул “прусской серии” второй половины I — начала II вв. н.э.
    Два потока каких-то бурных событий и подвижек населения, вызванные двумя внешними толчками — с Востока и из Скандинавии — замыкаются, таким образом, в Днепро-Двинском междуречье, в Верхнем Поднестровье и в Среднем Подунавье.
    В результате возникшего круговорота событий и начались, возможно, процессы перераспределения изоглоссных областей в балто-славянском континууме диалектов, приведшие к выделению тех из них, которым через некоторое время предстояло стать славянскими. Существенную роль при этом могли сыграть потомки бастарнов, носителей неизвестного нам, несохранившегося языка, сходного, быть может, в равной степени и с кельтскими, и с германскими, принесшим в балто-славянскую среду тот кентумный элемент, который отличает балтские языки от славянских (Miodowicz 1984: 46).
    Волей случая балто-славянский континуум в целом получил от соседних народов имя венетов. Зачатки же собственного славянского самосознания могли зародиться, скорее всего, в рамках того социального единства, которое нашло свое археологическое выражение в виде киевской культуры.  

  • Валерию Васильченко. Давайте мы для начала зафиксируем те положения, к которым мы оба уже пришли по ходу дискуссии. Начнем с генофонда аваров. Вы согласны с тем, что скифские компоненты имеются в генофонде аваров? Совсем недавно вы этот факт отрицали. Теперь пытаетесь использовать в калькуляторе скифский образец Scythian_HUN_DA198 и он у вас в среднем в славянском генофонде вытягивает на 13%, второй показатель после балтика. Ответьте мне на простой вопрос — есть этот компонент у аваров или его нет? По данным Козлова этот компонент у аваров один из самых распространенных, у аваров-европейцев его 33,8%. Это ведь немало, правда? Замечу, что у скифов и сарматов его в среднем тоже было не так много — 13%. То есть, у аваров-европейцев этот скифский компонент встречался почти в ТРИ РАЗА ЧАЩЕ, чем у скифов с сарматами. Можем мы считать его типичным для аваров-европейцев? Да или нет? Вы пишите: «Могла ли балканская примесь, или примесь типа Scythian_HUN_DA198 попасть к славянам опосредовано через южноевропейских авар? Нет. Славянам она нужна в чистом виде, а у авар её в чистом виде нет, у авар она уже идёт в комплекте с балластными примесями от иллирийцев и имперских римлян».  Вы уверены, что у аваров этого скифского компонента нет в чистом виде? А если найду? Берем аварский образец HUN_early_Avar:MM131. И что мы тут видим? 96.6% искомого компонента Scythian_HUN_DA198 и 3,4% готика. И больше ничего. Ни тебе южнобалканского Balkans-SE, ни северобалканского Balkans-NE, которые есть далеко не у всех славянских популяций. Вы хотели скифско-фракийский компонент практически в чистом виде? Вот же он, перед вами. И носитель его истиный авар-европеец. Замечу, что в предыдущий сарматский период, такой чистоты этого скифского компонента в Европе уже не было. Самую высокую частоту показывал тогда один из жителей Дакии (Транстисы) сарматского периода, у него она была равна 52%. А здесь аж 97%. Разница ощутима. Отсюда вывод — никто кроме аваров не мог подарить славянам данный скифский компонент с такой высокой частотой и без лишних примесей. Хотите опровергнуть мои слова? Тогда покажите любого другого человека сарматской или гуннской эпохи со столь же высоким содержанием скифского компонента Scythian_HUN_DA198 и без ненужных нам в этом случае балканских компонентов. Только боюсь, сделать вы это не сумеете. Поскольку такой чистотой скифского компонента кроме самих скифов могли похвастаться только их прямые предки — авары.

  • Валерию Васильченко. Вы пишите: «Я называю авар монголами для простоты и удобства». А давайте я стану называть вас папуасом? Вы к ним, правда, никакого отношения не имеете, но мне так проще и удобно. Будет ли удобно это остальным, меня не интересует. Шучу, разумеется.
    Но если без шуток, то я вам уже сто раз говорил, что неверное использование конкретных терминов в исторической науке — есть ярчайший признак ФРИЧЕСТВА. Вам нравится всё время натыкаться на такую оценку своей деятельности? Сколько раз вы будете неверно использовать термины столько раз я буду назвать ваши деятельность фрической, а вас фриком. Имею на это полное право, ибо вы сами даёте к этому повод.
    Наука любит точность в терминологии. Нетерпит когда одно явление выдают за другое. Авары — не монголы и не имеют к монголам никакого отношения. Кишапоштагцы и их потомки — вовсе не паннонцы, они к настоящим паннонцам никакого отношения не имеют. Используйте термины правильно. Не хватает их — придумайте свои, оригинальные названия. Но нельзя клеять чужие ярлыки на то, что к этим понятиям не относится. 
    Мне удивительно, что приходится доказывать вам такие простые вещи и многократно на них настаивать. Вы пишите, что вам так проще. Но это та простота, что хуже воровства. Разве вас мама в детстве не учила, что воровать нехорошо? Воровать чужие термины такое же постыдное занятие как воровать чужие вещи. Странно, что вы до сих пор этого не поняли.

  • Игорю Коломийцеву. Вы опять говорите на каком то своём языке только вам одному понятные вещи. Гаплогруппа C — ну и что? Смешанные с южноевропейцами — ну и что? Что вы этим всем сказать хотите? Вы как обезумевший комбайн грузите вместо зерна солому. Сплошным потоком. Аварский компонент Козлова идентичен хамниганам, а те — буряты. Допустим, между хамниганами и бурятами есть тонкие отличия, но если и так, для нашей дискуссии сейчас это значения не имеет. Поэтому я для простоты называю авар монголами. А какие там у них гаплогруппы это дело второе. 
     

  • Игорю Коломийцеву. Понятно, что скифы разные — спасибо, Кэп! Ну и что? К чему это? У нас-то речь про понто-каспийских скифов, а они родственны сарматам. Зачем мне смотреть венгерских и молдавских, если те — местные и не имеют никакого отношения к синташтинцам/андроновцам — вашим царским скифам? Венгерские и молдавские скифы по вашей версии вообще не кочевники, а рабы настоящих царских скифов. А понто-каспийские скифы сравнительно с сарматами смешанные. Ну, вы же любите рассуждать, что скифы делали своими наложницами женщин из покорённых народов. Можете считать, что это подтверждение.

  • Игорю Коломийцеву. Ну, вы поняли, что Balkans-NW — это никак не иллирийцы. Хотя чёрт его знает может так могли выглядеть какие нибудь поздние сильно смешанные потомки иллирийцев. Хорошо. Вам осталось понять, что для южной примеси у славян нам нужны не римско-византийские греки типа Balkans-SE, а несмешанные греки типа минойцев. Или несмешанные фракийцы типа скифа DA198. Среди авар, дружище, таких не было. У всех авар-южноевропейцев, у всех без исключения, уже имеются и Balkans-NW, и Balkans-SE, которые славянам не нужны, кроме как субстратно. Поэтому авары источником южной примеси у славян быть не могли, исключая позднейшие локальные субстраты. А от славянских скифов типа MJ14 калькулятор конечно покажет тонны примесей. Но к вашей теории это никакого отношения не имеет. Скифы типа MJ14 — это уже готовые славяне. 

  • Игорю Коломийцеву. Типичный Коломийцев: сначала с пафосом анонсировать якобы опровергающие меня цитаты, а потом приводить слово в слово то, о чём говорю я. Как следует из ваших же цитат, управленческая иерархия кочевников была чисто военной. Покорённое население они контролировали только для эксплуатации и чисто силовыми  способами. К администрированию и бюрократии никакого отношения это не имеет. За рамками силовой эксплуатации покорённые ремесленники и земледельцы жили собственной жизнью, имея самоуправление и собственную бюрократию. Никакого общего языка здесь не нужно. 

  • Валерий Васильченко. Вы пишите: «Авары не могли создать славян по той банальной причине, что люди, генетически подобные славянам, появляются уже в бронзовом веке, когда никаких авар ещё и в проекте не было».
    Мы с вами тысячу раз уже обсуждали этот вопрос. Поскольку славяне смесь нескольких компонентов, в основном балтского и балканского происхождения, то люди, подобные славянам могли появиться в Центральной Европе (место равноудаленное от балтской и балканской зон) в самое разное время. Но, во первых, речь идет об очень относительной похожести, во вторых, о единичных экземплярах. Даже среди ваших некогда любимых кишапоштагов более-менее близок именно к славянам и балтам всего один образец. 
    Чаще всего люди, похожие на славян, попадались в сообществах скифов и сарматов, кочевников, которые собирали своих подданных по всей Европе, выгребали их и с юга, в том числе с Балкан, и с Севера, включая зону Прибалтики и днепровских лесов. Но еще раз повторюсь — всё равно это были люди, лишь относительно похожие на славян, как скифянка scy009 или женщина из Виминакиум Гробалья 100 года. 
    Устойчивого генетического кластера эти образцы не создавали и, как правило, подобные люди исчезали из Центральной или Восточной Европы вместе с исчезновением скифов, сарматов или гуннов.
    Накануне появления аваров в Карпатской котловине там проживали люди, в массе своей и близко не похожие на славян — южноевропейского и германского происхождения. Если бы авары не наладили массовую миграцию подвластного им населения (читай невольников) с Востока Европы в Карпатскую котловину, генетических славян в том виде, как мы их сейчас знаем, никогда бы не было. 
    Это я сейчас оставляю за скобками то обстоятельство, что сам аварский вклад, он же скифский, оказался в славянский генофонд и по вашим и по Козлова расчетам весьма значительным. Вот и получается, что авары подлинные создатели славян, последние продукт данной степной империи.
    Без Аварского каганата славянский язык никогда бы и не возник и не распространился на столь огромные территории. Так что авары не только создатели генетических славян, но они и активные помощники в необычно быстром сложении, а также широком и ускоренном распространении славянского языка.

  • Валерию Васильченко. Поговорим теперь более детально о тех южных компонентах, что имеются в генофонде славян.
    Начнем с первого компонента — Balkans-SE. Мы оба с вами считаем, что он маркирует прежде всего южное (греческое по происхождению) население Балканского полуострова римского и византийского времени. Не так ли? На это обстоятельство намекает повышенная частота куро-аракса внутри данного компонента. Как рассказал нам Олальде, это след анатолийских мигрантов, появившихся на Балканах в период римской империи. Надо ли говорить, что в Центральной Европе, в частности в Карпатской котловине этого компонента совсем не было ни в скифское время, ни в сарматский период. Не правда ли? Но есть один небольшой ньанс, который мы всё же должны держать в голове. Этот якобы поздний компонент пусть и в небольшом количестве встречался у украинских скифов. Например, у образца Scythian_UKR:MJ14 его 15%. Как это могло произойти, как греческий компонент римского времени мог оказаться у скифов Украины задолго до самого появления Римской империи? С моей точки зрения, всё просто. Похожим генофондом отличались ионийские греки, жители анатолийского побережья Эгейского моря (ныне территория Турции), а колонии на северных берегах Черного моря обустраивали, в основном, как раз ионические греки, анатолийцы по генетическим показателям. Поэтому некоторая толика анатолийских греческих генов, неотличимых от греков римско-византийского периода уже могла присутствовать у скифов Украины. И этот факт нам следует держать в голове.
    Второй компонент — Balkans-NW, который мы с вами тоже дружно посчитали поздним по тем же самым причинам, что и первый. Высокое количество анатолийского куро-аракса. Да, скорее всего, этот компонент маркирует западнобалканское население римского и византийского периода. Но только ли его? Начнём с того, что в небольшом количестве этот компонент встречался и к северу от Дуная, причем еще со скифских времён. Так в генофонде венгерских скифов его 11%, а в генофонде молдовских скифов и того больше — 14%. Значит, нельзя сказать, что это только маркёр более позднего населения и у кочевников типа скифов, сарматов, гуннов или аваров его быть не должно. Если первого, условно греко-византийского компонента у скифо-сарматов в целом было немного — менее процента, то второго у них было уже более 7% по средним показателям. Потому, когда мы сталкиваемся с тем фактом, что у аваров-европейцев этого компонента было 20%, а у аваров-миксов 10%, нам не следует думать, что все эти проценты целиком получены от земледельцев Европы балканского (иллирийского) происхождения. Уж если мы признаём тот факт, что у аваров присутствуют гены европейских скифов, то последние должны были принести с собой и этот компонент тоже. В будущем, я надеюсь, мы научимся различать ту часть данного компонента, что была у балканцев, от той части, что имелась в генофонде кочевников. Я почти уверен, к примеру, что высокий показатель данного компонента у словаков и сербов-лужичан обеспечили именно авары. Но это, повторюсь, дело будущего.
    Теперь самое интересное. Берем третий южный компонент, который Козлов назвал  — Balkans-NE, а вы его именуете по конкретному образцу Scythian_HUN_DA198. Неоспоримо, что он с высокими частотами присутствовал у кочевников к северу от Дуная и, судя по отсутствию у него куро-аракса, он не был характерен для балканцев римского и византийского времени. Этого компонента, несмотря на то, что прокси для него выступает конкретный венгерский скиф, было больше у скифов Молдовы — более 50%, в то время как у венгерских скифов он встречался с меньшей частотой — 14,5%. Вот почему я предлагаю назвать его скифо-фракийским, ибо молдовские скифы это и есть смешанное скифо-фракийское население. Смотрим в ваши расчеты по славянскому генофонду:
     
       
     
    Что мы тут видим? В среднем этого компонента немало у современных славян — 13%. Причем встречается он даже у таких северных славян как белорусы и центральные русские. Но можем ли мы назвать его коренным для славянского генофонда, древним, попавшим к славянам еще в самые незапамятные скифские времена? Нет, не можем. Почему? Потому что этого компонента совсем нет у словаков и сербов-лужичан. Тогда бы нам пришлось и тех и других вычеркивать из числа славян. И это при том, что у их соседей венгров этого компонента довольно много — 26%. Он явно присутствовал у населения Карпатской котловины. Напомню, что у аваров-европейцев его тоже было очень много — 34%.  Зато у словаков, как и у лужичан, есть иной аварско-скифский компонент — Scythian_HUN, который вы в своих расчетах совершенно напрасно проигнорировали. Он имелся с частотой 65% у венгерских скифов и его было 5% у скифов Молдовы. Позже он присутствовал у сарматского населения Карпатской котловины, а у аваров-европейцев его было 4,6%.  И надо же случиться такому странному совпадению, что у двух славянских народов — словаков и сербов-лужичан присутствовал именно этот венгерско-скифский компонент вместо скифо-фракийского. И у них же одновременно довольно высокие показатели условно иллирийского компонента.
    На какие мысли это вас не наводит, Валерий? А если всё же пошевелить извилинами? Разве не очевидно, что славяне получали свои южные гены от народа, у которого в генофонде были одновременно и скифы-фракийцы и венгерские скифы и, наверное, балканские компоненты, в том числе иллирийский. Одни славяне получили южный вклад от тех людей, у кого преобладал скифо-фракийский компонент (таких большинство), другие — от тех людей, у кого преобладал венгерский скифский компонент (таких меньшинство). Но нет славян, у кого бы совсем не было скифского вклада. Следовательно, это должен быть народ с очень высоким уровнем скифских компонентов, причем скифы-фракийцы должны явно преобладать в его генофонде над венгерскими скифами. Мы с вами такой народ знаем — это авары. Причем именно авары-европейцы. С очень высоким уровнем скифо-фракийского компонента и существенным разрывом между ним и венгерским скифским компонентом — 34% против менее чем 5%.
    Иначе говоря, как расчеты Козлова, так и ваши собственные расчеты показывают, что славяне генетические в том виде, как мы их знаем, вовсе не древний народ с древней южной примесью, а смесь совсем недавнего происхождения. Сложиться она могла только в Карпатской котловине и ее окрестностях, то есть на территории Аварского каганата, и только в аварский период, поскольку авары-европейцы стали существенной частью славянской смеси.
    Теперь вы можете биться в истерике и доказывать, что я не прав. Но вы не в состоянии опровергнуть мои доводы, основанные в том числе и на ваших же расчетах. Вы не в состоянии также предложить никакой альтернативы аварской версии происхождения славян, просто потому что такой альтернативы нет.

  • я ещё когда Козлову говорил что словаки, поляки Померании и альпийские словенцы образуют клину. А он доказывал что это случайность. Потомки паннонцев и тшинечан

  • Сергею Бояринцеву. Напомню, о чём мы с вами спорим. Вы заявили, что не верите в существование днепровских балтов. Я попросил вас назвать ученых — археологов и лингвистов — которые бы считали такие культуры Верхнего Поднепровья, как днепро-двинская и штрихованной керамики кем то иным, кроме балтов. 
    Вы назвали имена академика Валентина Седова и Марка Щукина. Я вам сказал, что вы плохо знаете позицию и того и другого по данному вопросу.
    Теперь вы пишите: «Седов да, известный балтофил». Это означает, что вы с академиком Седовым промахнулись и признаёте. Правильно я вас понял?
    Теперь о позиции Марка Щукина. Он с одной стороны признаёт, что всё верхнее Поднепровье находится в зоне густой и отчетливой балтской топонимики: «Названные культуры находятся в зоне распространения балтской топонимики, обстоятельно изученной для Верхнего Поднепровья В.И.Топоровым и О.Н.Трубачевым (1962). Эти культуры традиционно приписывались балтам». 
    Но его лично такая диспозиция не устраивает. Он хочет вывести славян именно из этой балтской зоны. И тогда Щукин начинает потихоньку натягивать сову на глобус. Он пишет: «Если все это так, то носители культуры штрихованой керамики, Днепро-Двинской и тушемлинской культур суть какие-то иные балты, отличающиеся по своим психологическим установкам и, соответственно, по структуре культуры, от своих более западных сородичей. Поэтому и возникает, вероятно, тенденция называть их не столько восточными, сколько Приднепровскими балтами, особой группой. А не могла ли эта группа быть не столько балтской, сколько балто-славянской?»
    Типа, они конечно, балты, но давайте мы их назовём особыми днепровскими балтами, а потом попробуем каким то волшебным образом объявить этих людей не балтами, а балто-славянами.  Напомню, что означает термин БАЛТО-СЛАВЯНЕ. Это в представлении лингвистов некое очень древнее племя, общий предок и славян и балтов. Но по мнению всё тех же лингвистов  балты и славяне разделились между собой примерно 1200 лет до нашей эры. С тех пор были отдельно балты, отдельно славяне и их языковые расхождения меж собой становились всё глубже и глубже. Спрашивается, а каких тогда, к чёртовой бабушке, балто-славянах может идти речь применительно к лесным днепровским племенам 1-5 веков уже нашей эры?
    Не лезет сова на глобус, трещит и рвётся.
    А давайте мы почитаем, что на самом деле писали лингвисты Олег Трубачёв и Владимир Топоров: «Стало очевидным, что отчётливый слой балтской гидронимии лежит не только по всему Верхнему Поднепровью, охватывая на юге поречье Припяти, Нижней Десны и Сейма, но и по северной периферии днепровского бассейна. Граница поселений древних балтов, отделявшая их от прибалтийских и поволжских финно-угров, судя по этим данным, шла от Рижского залива на восток вдоль водораздела Западной Двины и рек, впадающих в озёра Чудское и Ильмень. От верховьев Волги она круто поворачивала к юго-востоку, по западной части Волго-Окского междуречья и пересекала Оку где-то вблизи устья Москва-реки. Отсюда граница балтов шла на юг, несколько восточнее Верхней Оки, к верховьям Сейма. Круто поворачивая далее на запад по линии Сейм-Припять, она отделяла балтов сначала от западных иранцев-скифов или сарматов, а затем, на Правобережье Днепра от славян. Плотность и отчётливость балтской гидронимии в очерченных пределах свидетельствует о том, что днепровские балты некогда являлись единственными хозяевами этой обширной области«.
    По их мнению балты жили здесь долго, дождались прихода славян и даже какое-то время проживали с ними вместе: «Они не отступили на северо-запад в период расселения славян, как думали раньше некоторые исследователи. Оставаясь на старых местах, они долго жили в славянском окружении, пока не растворились в славянской среде. Если бы балты в своё время покинули Верхнее Поднепровье, славяне не смогли бы наследовать их гидронимию. Следовательно, восточные балты послужили некогда существенным компонентом днепровских славянских группировок»
    Олег Трубачев при этом категорически отрицают саму возможность трактовать днепровскую топонимию как балто-славянскую: «Эпоха развитого балтского языкового типа застаёт балтов, по-видимому, уже в местах, близких к их современному ареалу, то есть в районе Верхнего Поднепровья. В начале I тысячелетия нашей эры там во всяком случае преобладал балтийский элемент. Считать, что верхнеднепровские гидронимы допускают более широкую – балто-славянскую характеристику, нет достаточных оснований, равно как и искать ареал славян к северу от Припяти».
    Вот так у нас обстоят дела на самом деле. Это не днепровские балты — призрак. Они то как раз вполне реальны. Призраками являются балто-славяне в этих местах, да и сами славяне до 6 века тоже. Поскольку их нигде нет и поселить их севернее Припяти на Днепре НЕТ НИКАКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ. Там жили тогда исключительно балты.

  • Оба компонента Balkans-SE и Balkans-NW характеризуют часть совр греко-итальянского населения, а именно: центральных и южных итальянцев, материковых и островных греков. Но если Balkans-NW маркирует центральных итальянцев, северных греков и албанцев, то Balkans-SE — островных греков и южных итальянцев. Оба они возникли в результате смешения южноевропейцев бронз века с пришельцами с терр совр Турции. Подобное смешение началось по видимому ещё в железном веке, а в римское время просто достигло апогея. Среди молдавских скифов, среди дако-фракийцев из Капитан-Андреево вероятно уже имеются люди с такими примесями. Но конкретно у MJ14 этих примесей нет. Его примесь чисто северокавказская. К иллирийцам подобным хорватской бронзе Balkans-NW никакого отношения не имеет — те были идентичны северным итальянцам. Точно также не имеет этот компонент отношения к словакам и сорбам — его у них попросту нет. Смотрим сюда: оказывается, у словаков вся их южная примесь почти целиком приходится на хорватскую бронзу, а Balkans-NW выкатывает нули
     

     
     

  • Валерию Васильченко. Вы пишите: «Аварский компонент Козлова идентичен хамниганам, а те — буряты. Допустим, между хамниганами и бурятами есть тонкие отличия, но если и так, для нашей дискуссии сейчас это значения не имеет. Поэтому я для простоты называю авар монголами. А какие там у них гаплогруппы это дело второе».
    Именно такой подход к терминам и выдаёт в вас псевдо-ученого фрика. Хамниганы — это не буряты и не монголы, а лишь родственное им, а еще эвенкам (тунгусам) племя. Причём у аваров наличествует аутосомный компонент, родственный этим людям, но при этом практически отсутствуют характерные для этих народов игрек-линии. По крайней мере, отсутствует игрек линии С и О, типичные для монголов. Буряты тоже отличаются сходными игреками: «В генофонде бурят выявлено одиннадцать гаплогрупп (С3*, С3с, С3d, E, N1b, N1c1, O3a*, O3a3c*, O3a3c1, R1a1a и R2a) (табл. 1). Наибольшей частотой во всех территориальных группах выборок характеризуются гаплогруппы N1c1 и C3d. Только эти гаплогруппы представлены во всех восьми географических группах популяций. Их суммарная доля колеблется от 55% в Кяхтинском р-не до 90% в Еравнинском и Кижингинском. Исключение составляет популяция селенгинских бурят из Джидинского р-на, где самыми частыми гаплогруппами оказались C3* и R2a» —   http://www.medgenetics.ru/UserFile/File/Doc/Evolution%20Doc/Kharkov-Genetika-2014-50(2)-203-213-Y-Buryat.pdf Как видите, у бурят есть линии R1a Е и N1, характерные для аваров, но есть у них те центральноазиатские линии, которых у аваров практически нет. Смотрим на генофонд эвенков —  «Исследование SNP маркеров Y-хромосомы забайкальских и амурских эвенков выявило, что в обеих популяциях на первом месте находится субклад C2b1a2-M48[en] (ранее С3с) Y-хромосомной макрогаплогруппы C, на втором — Y-хромосомная гаплогруппа N1a1a1a1b-M2118 (N1a1a1a1b1-M1982/M1993 и N-Y25011). Также в обеих популяциях выявлены гаплогруппы R1a-M198 и I2-P37.2. Кроме того, у эвенков Приамурья выявлена гаплогруппа N-B479, а у эвенков Забайкалья — гаплогруппа I1-M253[109][110]. У западных эвенков из Красноярского края (река Подкаменная Тунгуска) гаплогруппа C2b1a2-M48[en] или M86 (ранее C3c) достигает 70 %, гаплогруппа N1b-P43 — 27,5 %[111].  — https://www.researchgate.net/publication/326545790_Ob_osnovnyh_gaplogruppah_Y-hromosomy_tunguso-manczurskih_narodov
    Опять схожая картина. Есть те линии, которые имеются у аваров. Но основной же линии С, которой у эвенов много, у европейских кочевников нет. Отсюда простой вывод — родство аваров с хаминганами, бурятами, халха-монголами и тунгусами результат взятия скифами в жены местных восточноазиатских красавиц. Это родство по женским линиям. Которое привело к появлению у аваров аутосомного компонента аварик, но практически не отразилась на их игрек-гаплогруппах, оставшихся преимущественно скифскими.

  • Ещё наглядней в моём калькуляторе. Оказывается, у словаков ноль компонента «Эгеида», который ощутимо присутствует в Balkans-SE и Balkans-NW. Т.о., словаки не могли получить свою южную примесь от авар, у которых Северная Италия/Хорватская бронза встречается только в сильно разбавленном виде. А откуда же они её получили? Всё очень просто: словаки — потомки пуховцев, а те были смесью паннонцев и кельтов. Вот от кельтов у словаков столько хорватской бронзы.
     
     

  • Валерию Васильченко. Вы опять пытаетесь протащить свою идею того, что все скифы должны быть непременно похожи на сарматов. Вы пищите: «Понятно, что скифы разные — спасибо, Кэп! Ну и что? К чему это? У нас-то речь про понто-каспийских скифов, а они родственны сарматам. Зачем мне смотреть венгерских и молдавских, если те — местные и не имеют никакого отношения к синташтинцам/андроновцам — вашим царским скифам?» Нет, речь у нас идёт о скифах европейских, в частности причерноморских, а значит в первую очередь о скифах Молдовы и Украины. 

     
    Вы берете только скифов Украины, но и те опровергают вашу позицию,  поскольку общих компонентов у них с сарматами только 28%. Остальные — отличные от сарматских и зачастую европейские, которых у понто-каспийских сарматов нет. Даже украинские скифы далеко не все, а только примерно треть, попадают в тот понто-каспийский карман, в который вы требовали запихнуть всех скифов. 
    Признайте очевидную теперь вещь — что авары в массе своей это потомки скифов, как европейских, так и алтайских. Вы же умный, хоть и беспринципный человек, зачем вам упорствовать в явной ошибке, которая с каждым днём становится всё более бесспорной. К чему вам быть в числе проигравших в дискуссии? Переходите на сторону победителей и начинайте погромче кричать, что вы всегда считали аваров потомками скифов. Вы же любите переобуваться в прыжке. Это ваш стиль.

  • Но почему у словаков отсутствует балканская примесь, типичная для большинства славян? Всё довольно просто. Дело в том, что словаки являются потомками не балто-балканских славян, а потомками паннонцев, по такой приблизительно цепочке: инкрустированная керамика — Киятице — пуховская культура — словаки. Интересно, что словаками себя называют потомки пуховцев. Так что ничего удивительного в отличиях между словаками и остальными славянами нет: славяне отличались друг от друга ещё в бронзовом веке. Тоже самое и лужицкие сербы, и альпийские словенцы — они потомки паннонцев, а не балто-балканцев. Паннонцев я не игнорировал — их вклад нужно анализировать специально.
     
    Но могли ли славяне получить балканскую примесь в Ср века, напр, от аваров? Нет, не могли. К Средневековью этот компонент уже растворился среди новых волн мигрантов с Бл Востока. Среди авар нет ни одного образца, у которого балканская примесь не то что была бы представлена в чистом виде, а хотя бы достигала пиковых значений. У всех она только часть предкового пасьянса, как правило не слишком значительная. Вы игнорируете тот факт, что балканская примесь у авар в среднем невелика. Я объединил всех авар-южноевропейцев. В калькуляторе Козлова по этой выборке балканская примесь равна всего лишь 10%. Авары не могли передать славянам то, чего сами не имели в достаточном количестве
     

      

  • Валерию Васильченко. Как то странно вы меня опровергаете. Вроде опровергаете, а по сути — соглашаетесь с моей точкой зрения.
    Вы пишите буквально следующее: «Ну, вы поняли, что Balkans-NW — это никак не иллирийцы. Хотя чёрт его знает может так могли выглядеть какие нибудь поздние сильно смешанные потомки иллирийцев. Хорошо». Ну так я всё время и говорил исключительно о поздних иллирийцах римско-византийского периода. 
    Но часть этого компонента, несомненно попала в генофонд кочевников — скифов, потом сарматов, а затем и аваров. У венгерских скифов этого «иллирийского» компонента было 11%, у молдавских скифов — 14%. У сарматов Дунае-Тисского междуречья его было 9%, а у жителей Транстисы (области к востоку от Тисы) сарматского периода — аж 22%. 
    У аваров-европейцев этот компонент встречался с частотой 20%, у аваров-миксов — 14%, а у периферийных аваров — 16%. Довольно существенный компонент в аварском генофонде. Если остальные аварские компоненты найдены у славян, значит и этот тоже мог быть передан славянам в том числе и аварами. Простой вывод, который вам нечем опровергнуть.  

  • Сергею Бояринцеву. Вы всё мечтаете: «найти письменный источник 6 века с примерами слов языка склавинов. Такого видимо не существует, иначе бы давно цитировали».  
    Тем не менее, кое-что и языке склавинов мы всё же знаем. Известно несколько личных имен и племенных названий, а также известно одно слово из языка склавинов.
    Имена такие: ПИРОГАСТ, МУСОКИЙ, АРДАГАСТ, ДАВРИТ, ХАЦОН. Ни одно из них не славянское.
    Известны следующие названия племён склавинов, участвующих в осаде Фессалоников 615 года: драговиты, сагудаты, ринхины, велегезиты, ваюниты и верзиты. Как я уже рассказывал, само имя ВЕЛЕГЕЗИТЫ свидетельствует о том, что язык этих людей еще не испытал вторую палатизацию, а может даже и первую. Он не точно не славянский, поскольку относится к кентумным наречиям.
    Наконец, единственное известное науке славянское слово — РИКС, этим словом на своем родном языке склавины титуловали своих правителей, имеет четкие кельто-италийские аналогии. РЕКС — царь на латыни, РИКСАМИ называли своих вождей кельты.
    Вот и всё, что нам достоверно известно о склавинском языке. Не думаю, что вас эти сведения обрадовали.

  • Паннонцы и тшинечане — это тоже славяне. В железном веке людей, похожих на славян, среди латенских кельтов было не меньше, чем среди скифов. Скиф scy009 просто славянин, а вовсе не «относительно похожий». У вас нет критериев мерить эту относительность. Скиф scy009 явно является частью большой популяции, на стыке между паннонцами и тшинечанами. Очевидно, он представляет часть населения лужицкой культуры. Среди лужичан людей, подобных славянам, будет множество. Очевидно, потомки паннонцев и тшинечан жили в ЦЕ на протяжении тысячелетий, никак со скифами связаны не были, и никуда не исчезали. Накануне появления авар помимо славяноподобных гуннов и сармат имеются и образцы пуховской культуры, идентичные образцам культуры Киятице. 
    Теоретически только славяне балто-балканского типа могли возникнуть в Ср века, но это маловероятно: нужной им южной примеси минойского типа в Ср века уже не существовало; даже если такая примесь имелась, нереально, чтобы балты смешивались в ЦЕ исключительно только с балканцами; нереально, чтобы супербалтское население Литвы и Беларуси в Ср века было полностью замещено выходцами из ЦЕ.
    Всё, что вам остаётся делать — тешить себя мыслью, что славян в ЦЕ пригнали авары; хоть какая-то от ваших авар польза. Но такие славяне как I15542 — родственник авара KDA485 — всегда жили в ЦЕ и ниоткуда сюда не приходили. KDA485 уже является славянином. Если я добавлю его в калькулятор Козлова для I15542, то он окажется основным источником. Но это не значит, что славяне происходят от авар. Это значит, что славяне происходят от славян. 
     

  • Валерию Васильченко. А позвольте вам не поверить. Вы так часто обманывали нас с расчетами своего калькулятора, закладывая в него одни компоненты, называя их другими именами, или используя другие «шалости», что у меня нет никакого доверия к вашим цифрам. Вы даёте следующие результаты для аваров-европейцев, называя их аварами-южноевропейцами, хоть это неверно, поскольку среди них есть и близкие к готам или балтам люди.
     

     
    Даже на первый, самый поверхностный взгляд видно, что вы где-то смошенничали. Не могут быть авары-европейцы на 42% североиталийцами и на 35% греками. Это явный абсурд! 
    Посмотрите, какие данные получил в своем калькуляторе по аварам-европейцам Сергей Козлов:
     
    17,3% — «греческий» компонент Balkans-SE,
     
    20, 9% «иллирийский» компонент Balkans-NW, 
     
    33,8% скифо-фракийский компонент  Balkans-NE, он же скифский образец   Scythian_HUN_DA198
     
    4,6% — компонент венгерских скифов, который вы отчего-то игнорируете. 
     
    12,3% — готский компонент,
     
    9,5% — компонент балтский Eastern Euro
     
    1% аланы
     
    0,3 жужани,
     
    0,2 — скифы Украины,
     
    0.2% — гунны ,
     
    0,1% аварик.
     
    Уж не знаю, где именно вы передёрнули, по своей привычке к фальсификациям, но ваш результат совершенно нелогичен для аваров-европейцев. У Козлова, кстати, мы видим расклад по каждому образцу в отдельности и понимаем, откуда взялись средние цифры. Ну как может один калькулятор у тех же людей показать компонента Balkans-NE, он же Scythian_HUN_DA198 — 33,8%, а второй всего — 10%? Куда исчез у этих людей готский компонент, которого Козлов насчитал более 12%? Про степные компоненты не спрашиваю, и так ваша ненависть к ним всем очевидна.
    Как может греческий компонент у аваров-европейцев  вырасти в два с лишним раза по сравнению с расчетами Козлова?
    Наверняка вы использовали не полную выборку, а лишь отдельные, избранные вами экземпляры. Вы так делали уже неоднократно. И каждый раз вас на этом ловили за руку. Поймают и на этот раз, не сомневайтесь!

  • Могли славяне получить свою балканскую примесь от авара MM131? Нет, однако. Славянам балканская примесь нужна в чистом виде, а у MM131 она перемешанная. Это видно если сравнить MM131 с беларусами и поляками. Не получается даже при условии, что славяне сепаратно смешивались исключительно с аварами типа MM131, что само по себе абсурдно.
     

  • Валерию Васильченко. Давайте мы сравним два представленных вами результата по одному и тому же народу — словакам.
    Вот первый результат:

    Вот второй результат:

    Ничего вам самому в глаза не бросилось?
    Вы пишите: «К иллирийцам подобным хорватской бронзе Balkans-NW никакого отношения не имеет — те были идентичны северным итальянцам». То есть для вас хорватская бронза идентична компоненту Северной Италии. Но Северной Италии в ваших расчетах 44,8%, а хорватской бронзы во втором варианте почти в двое меньше — 26%
    Далее вы пишите: «Оказывается, у словаков ноль компонента «Эгеида», который ощутимо присутствует в Balkans-SE и Balkans-NW». Действительно, в первом случае Эгеида у вас на ноле. Но ведь там и Балканы на ноле, а это ведь в том числе и хорватская бронза. Во втором случае вы обнаруживаете целых 6,8% греческого компонента Balkans-SE, которого у них вроде бы быть не должно. И еще много хорватской бронзы. У нас теперь что, Хорватия уже не Балканы, а Северная Италия? Как и южнобалканский компонент?
    Смотрим результаты словаков по Козлову. 
    0% греческого компонента Balkans-SE,
     
    27% иллирийского компонента Balkans-NW,
     
    0% скифо-фракийского компонента  Balkans-NE, он же скифский образец   Scythian_HUN_DA198
     
    7,6% компонента венгерских скифов
     
    18,4% готского компонента
     
    46,2 — балтского.
     
    Более-менее бьются только цифры по наличию балтика. В остальном расчеты обоих ваших калькуляторов противоречат как друг другу, так и данным Козлова.
    Самое главное — что вы хотите нам этими своими расчетами доказать? Что у всех славян с древности был только один основной компонент — хорватская бронза? Но даже ваши собственные расчеты это утверждение опровергают. Наверняка найдется множество таких славянских популяций, у которых хорватской бронзы будет вообще ноль.
    Вы же рассказывали нам басни, про то, что южный компонент славян очень древний и неделимый, он якобы попал к ним еще в Бронзовом веке. А теперь получается, что он совсем не единый и легко дробится на разные части.
    Вы понимаете, что вы сейчас сами себя высекли? Собственную версию прикончили.
    Вы сейчас просто обязаны представить расчеты не только по некоторой части аваров-европейцев, но по всем категориям аваров. И по всем ранним славянам. И по всем современным славянам.
    Чтобы можно было понять настоящую картину славянского этногенеза в вашем варианте расчетов. Козлов такое представил. Дело за вами. Но я вам по прежнему не верю.

  • Игорю Коломийцеву. Пусть даже Balkans-NW — это поздние иллирийцы. Допустимо. Но у славян-то подобной примеси нет. Напр, у беларусов вся их южная примесь чисто балканская типа DA198. Нет Balkans-NW. А у словаков вся их южная примесь это чистые, несмешанные иллирийцы типа хорватской бронзы, а Balkans-NW снова нет. Славянам нужны более древние чистые источники, а у авар все они уже перемешанные. 
     

     
     
     
     

  • Игорю Коломийцеву. Нет, конкретно вы вели речь о скифах, пришедших из Азии. А молдавские и венгерские скифы — местные, из Азии не приходили. Украинские скифы разные. 6 образцов близки к сарматам, хотя по сравнению с ними смешанные с европейцами. Именно эти 6 образцов попадают в понто-каспийский карман. Ещё 4 образца аутлайеры — местные по происхождению, хотя тоже как правило с мелкими степными примесями. 
    Некоторые авары могут быть потомками венгерских или молдавских скифов, или украинских скифов-аутлайеров. Хотя это нужно доказать. KDA485 теоретически может быть потомком венгерских скифов-паннонцев, хотя это неочевидно, и один прогон калькулятора здесь ничего не значит. Но это в любом случае не те царские скифы-арийцы, пришедшие из глубин Азии, о которых вы вещали. 
     

  • Валерий Васильченко. Никакие тшинетские племена не предки славянам. Мы с вами уже сто раз это обсуждали. Слишком много у тшинетцев шведской бронзы и катакомбников.  Смотрим сюда:
     

     
    У славян шведской бронзы намного меньше, кроме разве чехов и кашубов, а катакомбники есть только у северных русских. Не подходят на роль предков однозначно. Самое главное, что похожих на них племен в позднее время уже нигде нет.  Авары жили в одно время с ранними славянами. Сведения летописей говорят о том, что они спали с женщинами склавов-винидов. Генетика ясно показывает общие компоненты в генофонде аваров и ранних славян. Вы же упорно подсовываете славянам предков с территории Польши, которые исчезли еще во 2 тысячелетии до н.э. Если и остались какие то их потомки, то среди скифов, а скифский генофонд мы видим в значимом количестве только у аваров. Никакие тшинетцы напрямую предками славян стать не могли, сколько бы вы эти глупости не повторяли. 

  • Валерию Васильченко. А вы суньтесь со своими новыми расчетами на Молген. Хочу полюбоваться на то, как Сергей Козлов размажет вас по стенке с вашей очередной залепухой-фальсификацией. Впрочем, полагаю, вы никогда не решитесь это сделать. Знаете, что смошенничали и не полезете туда, где вас быстро разоблачат))).

  • Валерию Васильченко. Вот удивительно, вы как мантру «Хара-Криша» всё время повторяете: «Паннонцы и тшинечане — это тоже славяне». Причем под «паннонцами» вы разумеете потомков кишапоштагов. 
    Ну так возьмите свой волшебный калькулятор вставьте туда кишапоштагов и тшинетцев и посмотрите сколько их получимтся у ранних или современных славян. Откровенно мало. Вы даже в примерах сохранения данного генофонда в Европе всё время утыкаетесь в скифов или сарматов Венгрии. Пишите: «Скиф scy009 просто славянин, а вовсе не «относительно похожий». У вас нет критериев мерить эту относительность. Скиф scy009 явно является частью большой популяции, на стыке между паннонцами и тшинечанами».
    Неважно, кем были предки этого человека. Сам он был скифом Украины. А его потомки были в рядах аваров, значит, считали себя аварами. Никакой украинский скиф не доскакал самостоятельно до 6 века нашей эры. Никаких отдельных от аваров украинских скифов тогда уже давно не было. Только внутри аваров. У аваров-миксов было 2.2% специфического компонента скифы Украины, а у периферийных аваров такого компонента было 3,1%. 

  • Если Козлову непременно нужно было взять более поздние источники, он мог бы выбрать напр римских аутлайеров-лангобардов, да и вообще хоть любую североитальянскую средневековую выборку, ну пусть напр будет ITA_Bardonecchia_EMA. Это примерные аналоги хорватской бронзы. Для словаков они вполне годятся в качестве источников. Ну да Бог с ним, с Козловым и его калькулятором. 
     

     
     

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015