Доска объявлений

Новая статья в Словарике сайта — Русь, Россия (происхождение названия)

Читайте в Словарике сайта новую статью. Лев Агни пишет о происхождении названия Русь.

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе

Кто такие славяне ? — 2

Скачать страницу в PDF

0011-006-Poselok-slavjan-e1433107624887

 

к.и.н. С.В. Назин

 

В 2015 г. на сайте Генофонд.рф была опубликована статья историка и писателя Игоря Павловича Коломийцева с изложением «гаремной» теории происхождения славян и их языка. Автор противопоставляет её концепции «рождения славян» Марка Борисовича Щукина. Принципиальные расхождения между ними состоят в следующем.

Согласно М. Б. Щукину: 1.Первыми носителями самоназвания «славяне» (склавины) и славянского языка были носители пражской археологической культуры; 2. Пражская культура (и, следовательно, славяне) появилась в Полесье, а затем в результате «демографического взрыва» распространилась по Центральной Европе и Балканам; 3. Славянский язык-сын окончательно обособился от балтского языка-отца (концепция В. Н. Топорова) в эпоху нашествия гуннов, взломавшего южного «стенку венедского котла» в верхнем Поднепровье.

Согласно И. П. Коломийцеву: 1. Пражская культура не имеет к склавинам никакого отношения, последним принадлежат памятники культуры Ипотешти-Киндешти; 2. Склавины были потомками местного населения Подунавья, этноним Σκλαβήνοι происходит от византийского слова σκλάβος означавшего «военнопленного раба», которое, в свою очередь, восходит к греческому глаголу σκυλάω (σκυλεύω) «обдирать, лупить, брать в качестве добычи»; 3. Славянский язык образовался в Аварском каганате и распространился в качестве lingua franca по всей его сфере влияния в Восточной и Центральной Европе.

Эпатажный и беллетристический стиль изложения, теория возникновения славянского языка из гаремного жаргона аварских наложниц, отрицание славянской этимологии этнонима «склавины» и многое другое вызвало категорическое отрицание построений И. П. Коломийцева. Тем не менее, беру на себя смелость утверждать, что «автохтонная» теория этого автора стоит гораздо ближе к истине чем «миграционная» теория М. Б. Щукина. Саму же «истину» я попытаюсь изложить в предлагаемой ниже статье.

 

Критика теории М. Б. Щукина.

Первое. В настоящее время понятие «славяне» обозначает совокупность народов, говорящих на славянских языках, но в VI в. оно было только обозначением вполне «конкретного» народа, который так и назывался “славяне”» (Гавритухин И. О. Происхождение славян – две разные проблемы – http://www.rus-obr.ru/idea/1148). Мог ли народ с таким именем возникнуть в Полесье? Конечно, нет! «Повесть временных лет» помещает в Полесье с прилегающими областями какие угодно славянские племена: дреговичей, древлян, радимичей, но только ни «конкретное» племя, которое называло бы себя «славянами». Собственно «славяне» (летописные словѣне) известны летописи только на Дунае да Ильмене. Надо думать, что если бы этнос «славян» (склавинов) появился в Полесье и вообще в зоне распространения ранних стадий Пражской культуры на правобережье Днепра, эта территория носила бы имя «Славянской земли» (землѧ Словѣньска) и племя «славян» (словѣнъ) проживало бы там вплоть до образования Руси. Но никаких летописных «славян» там нет и, очевидно, никогда и не было.

М. Б. Щукин помещает прародину готов в южную часть Скандинавского полуострова, в историческую «Готскую землю» (Гёталанд и о. Готланд), полностью доверяясь готской традиции, переданной Иорданом. Почему бы его последователям не применить тот же самый метод по отношению к славянам, то есть довериться славянской традиции, изложенной у Нестора, и поискать прародину конкретного народа «славян» на Среднем Дунае? Там, где лежала летописная землѧ Словѣньска, а сейчас – Словакия, Словения и Славония и живут «конкретные народы, которые так и называют себя “славянами”: словаки и словенцы.

Второе. Одним из «козырей» полесской теории был и остается аргумент Ростафиньского, согласно которому славяне образовались к востоку от ареала распространения бука, чье исконное славянское имя было перенесено на бузину, а имя бука было вторично заимствовано славянами у германцев. Однако пара слов: «славянская» бузина и «германский» бук, фонетически стоят в том же самом отношении, что и слова «молозиво» и «молоко» («молоки»). Последние тоже считались германизмами, но даже М. Фасмер вынужден был признать их исконно славянское происхождение в своём словаре ввиду полной невозможности обосновать необходимость заимствования таких слов из чужого языка. Следовательно, тот же самое следует применить и к слову «бук» – несмотря на «германский облик» с корневым К, оно скорее всего является таким славянским словом с неясной фонетикой как и «молоко» («молоки»).

Реальным указанием на «прародину славян» могут служить, скорее, названия пихты и ели. Утверждения Ю. Ростафиньского о том, что славяне не знали пихты (восточная граница её ареала совпадает с буковой), не соответствуют действительности. Все славяне (кроме восточных) называют европейскую пихту (abiesalba) исконным словом «ель, елка», в то время как ель (piceaabies) называют «смерекой»  (что легко проверить по переводчику Googlec запросом на слова fir «пихта» и spruce «ель»  и сопоставлением соответствующих статей Википедии на славянских языках).

Поскольку пихта не растет в Восточной Европе, поместить там прародину славян не представляется возможным. В противном случае мы получим совершенно невообразимую картину. Славяне, знающие на своей полесской прародине одну только ель (spruce) и называющие её, подобно балтам, «елью» распространившись в ареал произрастания пихты (abies, fir, Fichte) ни с того ни с сего «переносят» на незнакомое дерево название ели (picea, spruce, Tannt), а «родную» ель переименовывают в «смереку»!

В действительности все обстояло наоборот. Явившись в Восточною Европу, где растет только ель (spruce) и смешиваясь с балтами, которые называли это дерево «елью» gle), предки восточных славян утратили исконно славянское название ели «смерека» и стали назвать елку исконно славянским именем пихты «ель». Пихтовый аргумент означает, что Восточная Европа, включая Полесье, не может быть «родиной славян», поскольку они явным образом изначально жили в ареале произрастания пихты (а значит, и бука).

Третье. С лёгкой руки В. Н. Топорова непреложной истиной стало утверждение, что славянский язык-сын отделился от балтского (или балто-славянского) языка-отца примерно в то же время, когда имя славян впервые появилось в источниках (ок. 512 г.). Пусть будет так, и гуннское нашествие действительно произвело «кесарево сечение» балтской утробы в результате которого произошло «рождение славян» как отдельного от балтов народа. Но этого не может быть по вполне прозаической причине – гуннское нашествие разрушило не только предполагаемую «балто-славянскую» общность, но и вполне осязаемую Римскую империю, что привело к изоляции отдельных провинций и образованию отдельных романских языков. Следовательно, разница между отдельными славянскими и балтийскими языками должна быть не больше, чем разница между, скажем, французским и румынским.

Любому человеку, подобно автору этих слов владеющему каким-нибудь романским языком, например,  итальянским, достаточно одного взгляда на румынский или португальский текст, чтобы узнать в нем «похожий» язык. То же самое касается отдельных славянских – русский человек может не понять содержания словенского или сербо-лужицкого текста, но тотчас обнаружит в нём огромное количество знакомых слов, словосочетаний и даже отдельных предложений. В случае с балтами понимание письменного текста отсутствует напрочь – для русского (славянского) глаза он представляется совершенной тарабарской грамотой. Сравните «Отче наш» на словенском и литовском:

 

Oče naš, ki si v nebesih,
posvečeno bodi tvoje ime.
Pridi k nam tvoje kraljestvo,
zgodi se tvoja volja,
kakor v nebesih, tako na zemlji.
Daj nam danes naš vsakdanji kruh
in odpusti nam naše dolge,
kakor tudi mi odpuščamo svojim dolžnikom
in ne vpelji nas v skušnjavo,
temveč reši nas hudega.
Tėve Mūsų, kuris esi danguje!
Teesie šventas tavo vardas,
teateinie tàvo karalystė
Teesie tàvo valià,
Kaip danguje, taip ir žemėje.
Kasdienes mūsų dúonos dúok mùms šiañdienir atlèisk mums mūsų kaltès,
kaip ir mes atleidžiame sàvo kaltiniñkams.
Ir neléisk mūsų gùndyti,
Bet gelbėk mus nuo pikto.
   

 

Поэтому утверждения лингвистов о чрезвычайной близости балтийского и славянского нужно воспринимать «исторически» – даже если эта близость действительно когда-то «была», то к эпохе Великого переселения народов она давно уже «сплыла», о чем свидетельствует катастрофическая разница между балтийской и славянской речью. Появление славянского из балтийского в гуннское время представляется невероятным анохронизмом.

Таким образом, ни одно из важнейших положений теории Марка Борисовича Щукина не выдерживает проверки фактами. Ни славяне как язык, ни славяне как этнос, обладающий соответствующим самосознанием, выраженным в самоназвании словѣне, не могли «родиться» в «белом пятне археологической трудноуловимости» на территории современного Полесья.

 

Критика теории И. П. Коломийцева.

Первое. По мнению И. П. Коломийцева, византийский этноним «склавины» (Σκλαβήνοι), племенное самоназвание *slověne / словѣне и современное «ученое» понятие «славяне» (анг. the Slavs, фр. les Slaves, нем. die Slawen и пр.) не имеют к друг другу никакого отношения. Начнём с главного: происхождение термина sclavus «раб» давно и исчерпывающим образом изучено в романистике (Verlinden Ch. L’origine de sclavus = esclave // Archivium Latinitatis МediiAevii, 1943, T. XVI. P. 97 – 128; Morris J. Sclavus and serfs // The Modern Quartery Journal, 1948, T. 3, №3, P. 42 – 62).

«В средиземноморской Франциираба звали servus очень долго, правда это означало раба восточного происхождения – captivus или sarracenus, cлово esclavus, распространение которого в Германии и Северной Франции позволило уже в X в. разграничить понятия «раб» и «лично зависимый» в Средиземноморье появилось только в XIII в., причём нотарии его долго не жаловали, так что в обиход оно вошло лишь в XIV в., а кое где ещё позже» (Филиппов И. С. От раба к работнику: история слова mancipium и имени mancip в Средние века // Именослов. История языка, история культуры: Труды Центра славяно-германских исследований. Т. 1. СПб., 2010, С. 64).

Иными словами, новогреческое σκλάβος «раб» представляет собой позднее заимствование из латинского sclavus «раб» времен господства латинян в Византии XIII – XIVвв.. Последнее, в свою очередь, восходит к самоназванию славян *slověne / словѣне и означало сначала славянского раба, а затем просто раба (военнопленного или купленного). Несмотря на попытки возродить противоположную точку зрения (Georg Korth. Zu rEtymologiedes Wortes ‘Slavus’ (Sklave) // Glotta. № 48. Göttingen, 1970, S. 145 –153) вопрос о «рабской» этимологии слова Σκλαβήνοι можно считать закрытым раз и навсегда, что бы не думал по этому поводу И. П. Коломийцев.

Эволюция слова «славяне» в русском также предельно ясна. Славянское самоназвание *slověne / словѣне, которое через латинское sclavus «славянин, (славянский) раб» дало «живое» французское esclave «раб» и «ученый» (и действительно относительно молодой) термин les Slaves «славяне». Засилье французской речи в XIX в. среди образованной части русского общества привело к тому, что «западное» написание «славяне» вытеснило исконное (церковное) «словене», подобно тому как «турецкое» слово «черкес» erkez) вытеснило исконно-русское «черкас», которое означало не столько черкесов (адыгов), а тех, кого сейчас принято называть «украинцами». Вполне возможно, что написание «славяне» вместо «словене» было закреплено «акающей» нормой произношения, принятой в литературном русском языке.Таким образом, вопреки И. П. Коломийцеву, Σκλαβήνοι, словѣне, славяне сутьварианты одного и того же праславянского слова которое слависты условно транскрибируют как *slověne.

Второе (и самое главное). Общеславянский (поздний праславянский) язык, непосредственный предок современных славянских языков, действительно является «креолизированным» (смешанным) языком. Однако картина этого смешения очень далека от представлений как И. П. Коломийцева (славянский – смесь балтского и «аварского»), так и М. Б. Щукина (славянский – смесь балтского и «бастарнского»). Поздний праславянский язык обладает двумя фундаментальными признаками: восходящей звучностью и слоговым сингармонизмом. В более ранних работах то же самое выражалось более конкретными понятиями закона открытого слога и йотации / палатализации (см. статью «Славянские языки» в 3-м издании Большой советской энциклопедии). Иными словами: 1. В позднем праславянском все слоги оканчивались на гласный (пережитком этого было на писание Ъ в конце слов вплоть до 1918 г.); 2. Происходили смягчения (палатализации) заднеязычных Г, К, Х в Ж (З), Ч (Ц), Ш (С).

Эти два явления кладут непреодолимый рубеж между славянскими и балтийскими языками. В последних закон открытого слога не действует вообще: Vilnius «Вильнюс» – Вильна, а палатализация есть только в латышском, да и там она возникла, скорее всего, под влиянием (древне)русского языка.

Единственным языком Старого света, где происходили точно такие же явления как исчезновение закрытых слогов и йотация / палатализация, был реконструируемый общероманский (протороманский язык). Романские имена и фамилии, неизменно оканчивающиеся на гласный, а также чередования наподобие лат. Caesar «кэсар» и итал. Сesare «чезаре», лат. Julia «Юлия»– итал. Giuletta «Джульетта» и пр., являются общеизвестными иллюстрациями этих явлений. Очевидно, что такой языковой сдвиг в протороманском и праславянском не мог произойти независимо, а общеисторические соображения исключают последний как источник этих изменений.

Иными словами – поздний славянский язык это креолизированный под влиянием романского диалект раннепраславянского языка. Под раннепраславянским подразумеваем то состояние праславянского, когда он вместе с балтийскими и арийским языками (их объединяют сатемная палатализация и закон Педерсена / правило RUKI) уже отделился от индоевропейского, но еще не стал славянским в современном смысле этого слова. Если угодно, это раннепраславянское языковое состояние можно считать «балто-славянским».

Где и когда праславянский язык пережил «исковеркавшее» его до неузнаваемости романское влияние? Естественно, такие изменения не могли быть вызваны пограничными контактами – язык германцев, взаимодействовавших с римлянами с I в. до н. э. не знает ни действия закона открытого слога, ни палатализаций (ср. лат. Моgontiacum / роман. *Mogonciaco>Mainz, лат. Сaesar>Kaiser). Эта преобразования могли происходить только на римской территории в условиях смешения и взаимной ассимиляции праславянского и протороманского (римского) населения.

Может эти процессы протекали в условиях византийско-славянского противостояния на Дунае и колонизации Балкан в VI – VII вв.? На это можно ответить отрицательно. Есть два общеславянских заимствования из романского (вульгарной латыни): кобыла (*kobyla)и голубь (*golǫbь), восходящие в конечном счете к классическим caballusи сolumbus. Беда состоит в том, что слово сolumbus полностью исчезло из романской речи, вероятно в связи с принятием христианства, поскольку оказалось неразрывно связано с образом Святого Духа. Романцы стали называть голубей либо «горлицами» (исп. paloma и пр.), либо «пташками» (итал. piccione, фр. «пижон» и пр.), а соlombo превратилось в книжное слово (наподобие русского «око») в живой речи практически не употребляющееся. Славяне, вторгнувшиеся на Балканы в VI – VII в., не могли заимствовать слово «голубь» у предков румын, поскольку те его просто не знали: румыны и албанцы называют голубя словами porumbel и pёllumb (ром. *palumba, лат. palumbus). Иными словами, слово «голубь» было заимствовано славянами в дохристианское время, не позднее IV в.

То же самое можно сказать о слове «кобыла». Оно восходит к романскому диалектизму *сăbūla (из лат. сăbăllus). Дело в том, что в VI – VII вв. звук В в романском уже превратился в V, и славянское слово, заимствованное в эту эпоху, выглядело бы в славянском как «ковыла». Кроме того, слово кобыла не могло быть заимствовано из румынского языка в котором слово сal «конь» образовалось стяжением романского abal- >*сa(v)al> *caal>cal (сравните также албан. kali «конь») и которое отразилось быв славянском как «кобола» или даже «ковола».

В романской семье языков есть только один язык, в котором произошёл уникальный переход а>u. Это далматинский язык, в котором латинское caballus превратилось в сavul (caput в cup «голова», stare в stur «ставить» и пр.). Очевидно, что славянское заимствование могло произойти только из романского диалекта, близкого далматинскому, и не позднее перехода латинского В в романское V. Из этого следует сделать вывод, который многим может показаться неожиданным. «Креолизация» раннепраславянского языка под влиянием романского и превращение его в позднепраславянский язык с открытыми слогами и явлениями йотации / палатализации происходили на территории римской провинции Паннонии (романское население которой говорило на диалекте близком далматинскому) и не позднее IV – V в. н. э.

В связи с этим хотелось бы кратко коснуться соотношения понятий латинский и романский. В современной науке принято считать, что превращение латыни из языка «италийского» типа (синтетического, с различением гласных по долготе – краткости, с закрытыми слогами) в язык «романского» типа (аналитический, с различением гласных по открытости – закрытости, с открытыми слогами) началось после распада Римской империи. Этой позиции придерживаются филологи-классики («латинисты»). Ей противостоит другая точка зрения, согласно которой классическая латынь стала мертвым языком уже в первые века н. э., а в реальной жизни население империи говорило на sermobarbaris / vulgaris–греко-римском пиджине рабов и вольноотпущенников (смотрите работы отечественного романиста А. Б. Черняка) из которого произошли современные романские языки. Aвтор придерживается второй точки зрения.

 

Так кто же такие славяне?

Хотелось бы сразу оговориться, что в дальнейшем речь пойдёт о «конкретном народе, который так и называл себя “славянами”», то есть о предках склавинов (а не антов или общих предках склавинов и антов). В науке почти общепринято противопоставлять «словущих» славян и «немых» немцев – последним именем предки славян якобы называли своих иноязычных соседей, преимущественно германских. Поспешим разочаровать читателя. Этноним «немец» не может иметь к славянскому слову «немой» никакого отношения. Такое объяснения выглядит естественно только для носителей тех славянских языков, где произошла стабилизация ударения на определенном слоге или сдвиг его к началу слова, то есть для всех языков кроме русского

Любому человеку, для которого сохранивший почти без изменения плавающее праславянское ударение русский язык является родным, интуитивно понятно, что существительное обозначающее «немого человека» звучало бы по-русски как «немéц» с ударением на суффиксе. Немой «нéмец» звучит для русского (и праславянского) уха так же дико как слепой «слéпец» или хромой «хрóмец». Непонятно также, почему для названия чужого народа, которые обычно заимствуются, ищут славянскую этимологию в то время как известно германское племя неметов с одной стороны и кельтское понятие (ирландское nemed) обозначавшее простого свободного полноправного члена племени, допущенного к друидическому богослужению в священной роще («неметоне»).

Самые ранние упоминания слова «немец» у Константина Багрянородного и арабских писателей X в.,  отражающее актуальное славянское употребление этнонима, касаются либо бавар, либо какого-то германского «племени», в обоих случаях отличного от саксов. Средневековые венгры, заимствовавшие центральноевропейскую этнонимию от славян, также строго отличали «немца»  от «сакса». Противопоставление славян и немцев, актуальное в XIX в., было экстраполировано славянскими писателями того времени в глубокую древность. В реальности этноним «немцы», означал только германское население Верхнего Подунавья, прежде всего, бавар, и первоначально был, скорее всего, древнейшим славянским названием кельтов, в то время как древнейшим славянским обозначением германцев, скорее всего, было слово «чудь» (герм. *tiuda«тевтон»).

Имя славян как «говорящих (по-своему)» типологически вписывается совсем в другой этнонимический ряд. Речь идет о самоназваниях албанцев, басков и немцев: shqiptart), euskaldunak и deutsch. Все три слова означают людей, говорящих на своем языке. Наиболее ясно обстоит дело с происхождением самоназвания немцев. Это слово возникло из противопоставления латыни (римского) языка «народному» (*tiudisk) языку германского населения в пределах франкской империи и означало людей, не говорящих на романском. Языковое противопоставление linguaRomana и Teudiscalingua в «Страсбургских клятвах» с течением времени превратилось в этническое противопоставление романцев и германцев (WelschDeutsch, RomanusTeuthonus). Иными словами, понятие deutsch возникло как самоназвание нероманского населения Франкской империи.

То же самое следует сказать об албанцах и басках. Оба народа представляют собой осколки автохтонного населения Балканского и Иберийского полуостровов, чудом сохранившего собственную речь (алб. shqip «понимать из латинского excipere «понять, сватить», откуда также албанское название орла shqiponja, буквально «хват»; баскское Euskara «понятная речь, родной язык») в условиях романского окружения. Очевидно, что эти самоназвания, хоть и зафиксированные только в XVI в., появились в римскую эпоху, когда для коренного населения обоих полуостровов актуальным было противопоставление навязывавшим имперский язык «римлянам».

Принимая во внимание сильнейшее воздействие романского на праславянский, которое могло происходить только в границах и в эпоху римской империи, то есть до Великого переселения народов, выдвигаем следующую гипотезу происхождения самоназвания *slověne. Это было самоназвание автохтонного нероманизированного населения римских провинций на Среднем Дунае. Речь идёт в первую очередь о паннонцах, которые говорили на своем языке (Pannonicalingua), отличном от кельтского и германского (Тацит. Германия, 43). Этот язык был в ходу ещё в конце IVв. – император Валентиниан I, Pannoniusdegener «паннонский выродок», в 374 г. в целях конфиденциальности допрашивал погрязшего в злоупотреблениях префекта Паннонии не на латыни,а на genuinussermo, то есть своем (а также и префекта) «родном языке» (Аммиан Марцеллин,XXVI. 7. 16).

Очевидно, что спустя семь десятилетий на том же самом языке, продолжала разговаривала масса покорённого гуннами и готами коренного населения Паннонии, «смешанных скифов», которые, по утверждению Приска Панийского, «сверх собственного варварского языка [Pannonicalingua, genuinussermo – С. Н.] ревностно стремятся [овладеть языками] или гуннов, или готов, или даже авсониев. Но никто из них не говорит свободно по-гречески, кроме пленников, которых угнали из Фракии или с иллирийского побережья». Славянский характер этого языка, о котором можно судить по сохранившимся к Приска и Иордана «туземным» словам μέδος «мёд», κάμον «ком(ина)» (вид пива из проса, народный напиток паннонцев, слово отмечено уже в III в. н. э.), strava «страва» (погребальное пиршество), Тisia «Тиса» (славянское искажение античного названия реки Pa(r)thissus), не вызывает сомнений ни у одного исследователя, за исключением записных скептиков-«славяноведов».

Очевидно, что местное нероманизированное население, говорившее на «народном языке» (sermovulgaris) и в той или иной степени владевшее латынью, отлично понимало смысл слова sermo «устная речь». Славянское слово «слово» (*slovo) является точным эквивалентом этого термина («Слово о полку Игореве»). Скорее всего, и сам этноним *slověne был праславянской калькой какого-то разговорного латинского слова, обозначавшего людей, использующих собственное sermo – какого-нибудь *sermons или *sermiani. Об этом говорит сам облик слова*slověne: вместо «нормального» славянского сочетания: поляне – польский, древляне – деревский, мы имеем «ненормальное»: славяне – славянский, стоящее в ряду с такими явными заимствованиями как армяне – армянский и крестьяне «христиане»  – крестьянский.

Наша гипотеза подтверждается и славянской традицией «Повести временных лет» согласно которой славянская история начинается с нашествия «волохов», то есть некоего романоязычного этноса, в данном случае, несомненно, римлян, а противостояние славяне – волохи проходит через повествование красной нитью.

И последнее – о роли Аварского каганата в распространении славянского. Я поддерживаю мысль, что ѩзыкъ словѣньскъ был lingua franca этого государства, и его распространение связано с распространением аварской сферы влияния. Отличие моей позиции от взглядов  И. П. Коломийцева(а также Ф. Курты, О. Прицака и  Х. Ланта) состоит в том, что речь идет не о принятии славянского языка неславянским населением, а о принятии престижного славянского наречия носителями периферийных славянских же диалектов. Ѩзыкъ словѣньскъ это не славянский язык в современном понимании этого слова, а племенной диалект дунайских «славян» (словѣнъ) – престижное славянское наречие, вытеснившее или причесавшее под одну гребёнку архаические племенные диалекты полян, древлян, ляхов и прочих «неславянских» славян и лёгшее в основу общеславянского койнэ VIII – IXвв.

 

Свидетельства генетиков

Проиллюстрируем сделанные нами выводы генетическими картами О. П. Балановского, опубликованными в монографии «Генофонд Европы» (2015г.). Сравнивая карты №1 и № 2, мы видим, что «славяне» и «балты» принадлежат разным по генезису общностям, при этом «балты» входят в одну генетическую общность с «финнами» и «северными русскими». Обратившись к карте № 3, мы видим суть различия: балтов, финнов и северных русских объединяет сочетание гаплогрупп R1aи N1c. С другой стороны, обратясь к картам №1, 3, 4, мы увидим, что для «славян» в отличие от «балтов» характерно сочетание гаплогрупп R1a и I2a.

Гаплогруппа  R1a, общая для славян, балтов и арийцев, была генетической основой древнейшей раннепраславянской («балто-славянской») популяции.

Примесь гаплогруппы I2a, резко отделяющая «славян» от «балтов», связана с генетическим влиянием Паннонии и Западных Балкан, эта та самая генетическая примесь, отделяющая собственно «славян» (склавинов) от славян вообще (венетов / антов). Распространение этой примеси («иллириской»? «влашской»?) отражает генетическое влияние дунайских словѣн – генетически смешанного (R1a + I2a) провинциального римского населения, носителя престижной «славянской» linguafranca Аварского каганата на периферийные «несмешанные» славянские племена носителей гаплогруппы R1aс «неславянским» («польским», «деревским», «лядским» и пр.) самосознанием. В результате образовалась позднепраславянская общность: в целом та же R1a, но «очерченная» количественно меньшим, но качественно определяющим её специфику генетическим влиянием I2a.

 

Послесловие

В заключение хочется сказать несколько слов в поддержку г-на Коломийцева. Игорь Павлович не «фрик», не «дилетант» и тем более не сознательный мистификатор. Это добросовестный историк, переработавший и систематизировавший, пусть и в беллетристической и эпатажной форме, огромный материал. Подборка карт по славянской истории в его сочинениях является, на мой взгляд, лучшей тематической коллекцией, доступной исследователям раннего славянства. Сделанные им выводы о невозможности отождествления этнических «славян» с пражской культурой, об автохтонном происхождение склавинов и роли Аварского каганата в распространении славянского языка и самосознания находят полное подтверждение фактами. Ахиллесовой пятой И. П. Коломийцева (и других историков и археологов) является отсутствие серьезной лингвистической подготовки, что помешало ему сделать правильные вводы и привело к тому, что блестящий критический анализ источников и историографии увенчался совершенно неубедительным синтезом в виде  «гаремной теории» происхождения славянского языка.

 

Приложения:

Карта 1. «Славянская» генетическая общность по гаплогруппам Y-хромосомы

 

east-west-Slav-494x500

Карта обобщенного генетического ландшафта восточных и западных славян по гаплогруппам Y-хромосомы. (Построена как средняя по девяти картам генетических расстояний: от белорусов, белорусов Полесья, кашубов, поляков, русских «южных», словаков, сорбов, украинцев, чехов) (Балановский О. П. Генофонд Европы, С.177, Рис. 5. 21). Примечание: зоны генетического сходства на карте обозначены зелеными и желто-зелеными тонами; коричневым цветом обозначены зоны, генетически далекие от восточных и западных славян.

 

Карта 2. «Балто-финская» генетическая общность по гаплогруппам Y-хромосомы

 

Ris.-5.1-494x500

Карта обобщенного генетического ландшафта Северо-Восточной Европы по гаплогруппам Y-хромосомы. (Усредненная карта генетических расстояний от вепсов и карел, коми ижемских, коми прилузских, латышей, литовцев, русских северных популяций, финнов, эстонцев) (по Балановскому О. П. Генофонд Европы, С. 168, Рис. 5.10). Примечание: цвета обозначают то же, что и на предыдущей карте.

 

Карта 3. Структура генофонда Европы по Y-хромосоме (по: Балановский О. П. Генофонд Европы. С. 107, Рис. 2.37)

 

2.37-500x500

 

Карта 4. Распространение гаплогруппы I2 (http://tatur.su/wp-content/uploads/2012/05/HaplogroupI2.png)

 

new-1

 


Комментариев: 3971 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Сергею Назину. Я все ещё жду от вас четкого указания на археологическую культуру или хотя бы отдельный памятник в Паннонии 5 века, которые можно было бы признать иллирийскими. Ну или признания, что такого не существует, и под вашей теорией нет ни малейшего археологического основания.

  • Игорю Павловичу Коломийцеву.
    ….. Показываю еще раз: 14. Пео­ны — боль­шой народ ОКОЛО ИСТРА, насе­ля­ю­щий все про­стран­ство от япидов (Ἰαπό­δων) до дар­да­нов; ПЕОНАМИ(Παίονες) ИХ НАЗЫВАЮТ  ЭЛЛИНЫ, А РО-РИМСКИ ОНИ — ПАННОНИИ; римляне, как я ска­зал рань­ше, их при­чис­ля­ют к Илли­рии.  Вот ссылка: http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1467010000.
    Истр — это Дунай, а «ПАННОНИИ» — это паннонцы. 
    Какая «иллирийская» культура может быть в римской провинции спустя 500 лет ее завоевания Римом? Покажите мне «галльскую» культуру в Галлии или «македонскую» в Македонии IV — V вв.? Была общеримская культура с местными особенностями. На Среднем Дунае к этим особенностям относилась посуда украшенная «волной». В раннее средневековье точно такая же посуда стала важнейшим этнографическим признаком славян, в первую очередь дунайских и балканских.  Никто кроме славян (правда не всех) такой посудой не пользовался. Германцам она чужда, византийцам и кочевникам — тоже. В «аварских гаремах» её тоже не производили — «учительницы славянского» кроме гладких пражских горшков ничего лепить не умели. 
     

  • Сергею Назину. Полностью удовлетворен вашим ответом:  «Какая «иллирийская» культура может быть в римской провинции спустя 500 лет ее завоевания Римом?» Совершенно с этим тезисом согласен. Не было и не могло быть в Паннонии 5 века никакого отдельного сообщества, сохранившего в чистом виде иллирийские традиции и иллирийский язык. Римская империя была настоящим плавильным котлом народов. Потомки иллирийцев оказывались в Италии или Галлии, а то и в Дакии или еще дальше на Востоке. В свою очередь бывшие италийцы или галлы или даже сирийцы с египтянами оказывались жителями Паннонии. А после началась и вовсе чехарда Великого переселения народов. Сюда, в Паннонию, пришли готы и герулы, лангобарды и руги, да много кого еще. И попав под влияние гуннов эти люди ещё и варваризировались, деформировали головы своим детям. Такова была картина населения Паннонии к приходу сюда аваров. Ну какие тут могли быть иллирийцы с их языком? Никаких. Что, собственно, и требовалось доказать. Спасибо за признание.

  • Сергею Назину. Теперь по поводу дунайской (городищенской) керамики и ее происхождения. Действительно, эта традиция не имеет ничего общего ни с собственно аварской керамикой, ни с пражской или пеньковской традицией (тут Седов взял грех на душу). Эта керамика имеет очевидные прототипы в римских крепостях дунайского Лимеса. Однако эпицентром данного была не Южная Паннония и, тем более, не междуречье Савы и Дравы, а конкретно Северная Паннония, прежде всего территории нынешней Австрии и Словакии. Здесь иллирийцев не было и в помине. Проживали почти исключительно кельтские племена. Посему дунайская (городищенская) посуда, ставшая одним из главных маркеров славянских миграций — есть кельтская черта населения Аварского каганата.
    Другим маркером славянских миграций стали так называемые пальчатые фибулы. Это восточногерманская (гепидская) традиция у населения Аварского каганата.
    Третьим маркером славянских миграций являются фигурки так называемых «невиданных зверей» (Мартыновка, Велестино). Это типичная аварская (вспомним скифский звериный стиль) черта. То есть у населения Аварского каганата возник настоящий сплав различных традиций — кельтских, германских, аварских, византийских. Именно эти люди и разнесли славянский язык по Европе. 

    • Вы хватаетесь за кельтов как утопающий за соломину, но это Вам увы не поможет. В середине V в. римское посольство, секретарем которого был Приск Панийский пересекло Среднее Подунавье направляясь к столице Атиллы (около Будапешта). По дороге местные жители угощали их напитком (пивом) который он называли «камон». Чей это был напиток, отлично сказано у писателя начала III в. Юлия Африкана:πίνουσι γοϋν ζύΰον ΑΙγύπτιοι, κάμον Παίονες, Κέλτοι κερβησίαν «пьют египтяне зитон, КАМОН — ПЕОНЫ, КЕЛЬТЫ — КЕРВИСИЮ». Местное население Паннонии V в. не могло быть потомками кельтов. Потомки кельтов — испанцы и португальцы до сих пор зовут пиво «кервисием»: исп. СERVEZA. А Приску Панийскому «кервисию» никто не предлагал.
      Кто такие «пеоны» позднеримских источников я уже Вам объяснял, это паннонцы.
      Паннонский язык не сохранился в первозданном виде точно также как и латынь. В результате межэтнических смешений, усвоения паннонского «понаехавшими» в Паннонию выходцами со всей империи он изменился коренным образом: как и латынь он утратил закрытые слоги и пережил вторую (несатемную) волну палатализаций. Lingua latina превратилась в «романский», а lingua Pannonica — в «славянский». Аналогия полная. 

  • Сергей Назин
     
    Как Вы понимаете фразу Прокопия про склавинов и антов «Есть у тех и других и единый язык, совершенно варварский»?

    • Совершенно варварский — значит не греческий и не латинский. Язык (или языки эти) мы называем сейчас славянскими, потому-что склавины оказались успешнее антов. Если бы было наоборот, мы сейчас говорили бы на «вятских» языках. Это каприз истории. Если бы в VI веке каганат создали не тюрки, а другое родственное им по языку племя, например киргизы или уйгуры, мы говорили бы сейчас не тюркские, а «киргизские» народы. Да и на Руси тюрок исторически называли «татарами», а слово «тюрк» применялось к конкретному народу — ТОРКАМ русских летописей. 
      А то что славяне состояли из двух ветвей, так в этом нет ничего удивительного. Германские народы в то же самое время делились на «германцев» (так во времена Прокопия называли франков) и «готов». Современная наука во избежание путаницы говорит соответственно о западных и восточных германцах. Возьмите тех же «англо-саксов» в Британии. Их потомки называют себя «англами», а ирландцы зовут англичан — саксами. Или арабов. Они тоже делились на северных и южных, одних в позднеримских источниках звали сарацинами, а других арабами.
      Одним словом, то что анты не склавины не означает, что они не славяне. Точно также различие «германцев» и «готов» не означает, что готы — не германцы. И с арабами и сарацинами так. Надо исторически подходить к источникам, а не переносить сегодняшнее значение этнонимов в ранее средневековье

      • Совершенно варварский — значит не греческий и не латинский.
        Одинаковый или разный? Если одинаковый (одной группы), то каким образом он распространялся до V вв (включительно) и когда разделились диалекты?

        • Вы задаете философские вопросы. Русский и украинский язык одинаковые или разные? Русские в диалектном смысле говорят на двух языках: севернорусском (г-твердое, окают) «а la Eltzin» и южнорусском (г-«украинское», акают) «a la Gorbatchoeff» или одном? У англичан и американцев CША один язык или два? В Баварии говорят по-немецки или по-баварски? Склавины и анты отлично понимали друг друга, посмотрите рассказ Прокопия о Хильвудии. Насчет когда распространился? Славяне с балтами по большинству языковых признаков — это как бы «кочерыжка» индоевропейцев если последних представить в виде капусты. Распространились индоевропейцы по Европе бог знает когда, постепенно периферийные диалекты (Зап. и Южная Европа, Азия) «отслоились». Остаток центрально и восточноевропейский пережил в III — VIII вв. процесс «славянизации», те кто оказался вне досягаемости лингвистических явлений идущих из Среднего Подунавья «выпали» в виде «сухого остатка» — реликтовых балтских народов. А диалекты есть всегда. Я сам до сих пор говорю с сильными диалектными особенностями (не как коренной москвич). Меня даже как-то раз спросили не «хохол» ли я, что меня как носителя севернорусской речи сильно рассмешило. Простой москвич если встречает человека «славянской национальности» который говорит «как-то не так» естественным образом принимает его за украинца.  

          • Не такой уж философский, если можно в годах измерить. Я вот украинский (700 лет?) на слух понимаю очень плохо. Болгарский (1200 лет?) совсем не понимаю (был несколько раз в Болгарии). Письменный болгарский, после того, как переведут — возникает мысль «а, точно». Примерно такая же ситуация с турецким.
             
            Как бы Вы оценили в годах разницу  на 550 год полесских пражцев (корчаковцев), пеньковцев, ипотештцев и паннонцев (попарно)? Первые три группы последних, наверное, совсем не понимали уже? И если из Карпатского бассейна распространялся паннонский диалект, то там уже нет большой разницы, говорили остальные на славянских или балтских диалектах, так?

            • Ипотештинцы — это потомки паннонских колонистов заселивших Дакию после завоевания её Трояном (она вся усеяна «норико-паннонскими» курганами). Эти точно говорили на одном языке. Насчет пражан, пеньковцев, колочинцев (я их считаю антами)? Тут отличия были больше… Мы должны учитывать, что из Подунавья импульсы языковые (с переселением людей естественно) случались неоднократно. Черняховская культура — это в сущности провинциальноримская культура Среднего Подунавья усвоенная готами у своих победителей — паннонцев (Скифские войны закончились зубодробительным разгромом готов «иллирийским» императором Клавдием). Паннонское население из Дакии перевалило Карпаты — культура карпатских курганов. Про более ранние связи зарубинецкой культуры с Западными Балканами я уже говорил. Да и предшевствующая зарубинецкой милоградская культура тоже «не местная»: от балтских культур раннего железного века в Верхнем Поднепровье её отличает «славянский» обряд трупосожжения (на ранних  ступенях — под курганом). Вообще Среднее Подунавье и Поднепровье тесно связаны. Возьмите современную Украину — это в сущности «колония» Галиции (Зап. Украины). А Зап. Украина (Галиция) — это культурный «отросток» Среднего Подунавья (Австро-Венгрия). Даже этнография схожая: сравните женский костюм венгерок и украинок — один к одному: венки на головах, юбки короткие, сапожки (венгры в сущности славяне говорящие по угро-фински). Пока так только могу ответить. Вообще вопрос сложный

  • Игорю Коломийцеву. Славяне в вашем исполнении какие-то убогие. Розмножают их авары, а славянский язык разносят иноземцы. Кстати, в Паннонии и Трансильвании присутствуют балтизмы. Древние продавцы янтаря с времён Микен распространялись по маршруту из балтов в греки. Но где-то в Гальшдадте и Лужицкой культуре этот балто-германский бизнес перерезали  кельто-иллерийцы и далее в Латенской культуре — кельто-фракийцы. Прабалто-прагерманцы («змеи») организовались в Поморскую культуру и двинулись возобновлять янтарный маршрут. Так что прабалты и прагерманцы вместе с частично покорёнными праславянами-милоградцами вполне могли оказаться в Паннонии.

  • Игорю Клименко. Вы пишите довольно странные вещи. Цитирую: «Славяне в вашем исполнении какие-то убогие. Розмножают их авары, а славянский язык разносят иноземцы». При этом вы сами считаете предками славян население милоградской культуры. Тех самых людей, которых белорусский археолог Рассадин назвал «рабами рабов». Более отсталой и убогой культуры не найти. Даже их более северные собратья — население культуры штриховой керамики и днепро-двинской культуры (и те и другие явно балтоговорящие) смотрятся более независимыми и самостоятельными народами. Они строят свои крепости и, видимо, в меньшей степени подчиняются скифам. Милоградцы же зависят даже не от скифов, а от их данников — скифов-земледельцев. С исчезновением скифов (3 век до нашей эры) милоградцы настолько деградируют, что практически не видны археологам. Их остатки были быстро поглощены пришлыми зарубинецкими племенами. Скорее всего, эти пришельцы просто истребили местных мужчин и взяли себе их женщин. Хорошеньких предков вы нам предлагаете.
    Решительно не понял, какие именно «иноземцы», по-вашему, разносят славянский язык в рамках моей концепции? С чего эти люди вдруг стали иноземцами? 

  • Игорю Коломийцеву.
    При этом вы сами считаете предками славян население милоградской культуры. Милоградцев я считаю праславянами. С соответствующим языком, близким прабалтскому. И менталитетом (семейное проживание, консервативность, плохое восприятие инноваций). Это Геродотовы невры, происходит от иллирийского (скифы-пахари) «neri» (зона соприкосновения праславян с иллирийцами практически соответствует анахронизмам гидронимов и топонимов). Самые древние следы праславян находятся в Житомирской области в доскифский период.
    Тех самых людей, которых белорусский археолог Рассадин назвал «рабами рабов».
    Продвижение «скифов-пахарей» — иллирийцев имеет место в ареал праславян. Но нигде нет следов разрушений. То есть, взаимодействие данных племён имело мирный характер. Присутствует товарообмен, доказательств рабства невидно.
    Более отсталой и убогой культуры не найти.
    Присутствуют цари. Царские скифы просят их о помощи, а они отказывают (странное рабство). Не всё так плохо. Рыба есть, дичи хватает, просо растёт, горшки есть – всё устраивает.
    население культуры штриховой керамики и днепро-двинской культуры (и те и другие явно балтоговорящие) смотрятся более независимыми и самостоятельными народами.
    Скифы их не знают. И живут эти люди родовыми группами в крупных постройках.
    С исчезновением скифов (3 век до нашей эры) милоградцы настолько деградируют, что практически не видны археологам.
    Вынуждены бежать от разрушителей зарубинцев в районы «развитых» балтов. Но отдельные анклавы милоградцев доживают до Киевской культуры.
    Согласно Титу Ливию кельты были очень активны в IV – IIIвв. до н.э. (в нашем варианте кельто-фракийцы, которые внесли лепту в балтские языки). Не то что жители лесов и болот милоградцы (праславяне), но и поморцы (балто-германцы) не смогли им противостоять в Полесье.
    Решительно не понял, какие именно «иноземцы», по-вашему, разносят славянский язык в рамках моей концепции?
    От 2020-05-20 в 10:14:13. «То есть у населения Аварского каганата возник настоящий сплав различных традиций — кельтских, германских, аварских, византийских. Именно эти люди и разнесли славянский язык по Европе».

  • Сергею Назину. Вы постоянно путаете Паннонию как обширную область, в которой проживали самые разные народы и непосредственно паннонцев, под которыми древние писатели чаще всего понимали население южной Паннонии, родственное иллирийскому. Норико-паннонские курганы не имеют ни малейшего отношения к паннонцам (иллирийцам). Они суть — погребальный обычай кельтов. Достаточно взглянуть на любую карту распространения данных памятников, чтобы понять, что эти курганы имелись только там, где проживало кельтское население. Потому даже если карпатские курганы считать продолжением норико-паннонских, что весьма спорно, то их надо отписывать кельтам. Кельты действительно присутствуют и на Нижнем Дунае, и на восточных склонах Карпат. Но и там и там они в меньшинстве. В большинстве там фракийцы. А присутствие обитателей южной Паннонии (иллиро-паннонцев) за Карпатами и на нижнем Дунае вообще не просматривается.

    • А чего-там спорить, любой археолог который берется за происхождение карпатских курганов сразу же обращается к трансильванским. Возьмите диссертацию того же Щукина («Европейская Сарматия» и черняховская культура (хронологические соотношения) АКД. Л.,1971 16 с.): » Изменение политической ситуации в Восточной Европе в конце II в. н.э. ознаменовалось не только продвижением носителей пшеворской культуры к юго-востоку, но, быть может, и смещением населения в северо-восточном направлении, результатом чего было появление так называемой культуры карпатских курганов. Роль этой культуры в процессе формирования черняховской общности недостаточно полно изучена, и, БЫТЬ МОЖЕТ, НЕДООЦЕНИВАЕТСЯ. Хронологические выкладки автора заставляют его присоединиться к гипотезе о ТРАНСИЛЬВАНСКОМ происхождении этой культуры.» (С. 10-11).  А про кельтов в Паннонии мы уже говорили. Они бесследно растворились среди коренных жителей страны — паннонцев, утратили свой язык и традиции. Местное земледельческое население в государстве Атиллы пило паннонский «камон», а не кельтскую «кервисию». Я думаю, этого достаточно. Если некий турист едет по какой-то стране и местное население угощает его вместо самогона «палинкой», это значит что эти люди венгры, если «чачей» — грузины, «шнапсом» — немцы, «граппой» — итальянцы, «коньяком» — французы, «джином» — англичане. В Паннонии с незапамятных времен говорили по-славянски. Переломить этноязыковую ситуацию удалось только венграм, да и то не ранее середины XIX в. До сих пор в Венгрии одни из самых распрострненных фамилий — Хорват и Тот «славянин», последний руководитель социалистической Венгрии Янош Кадар вообще был словак по происхождению — кадар значит «кадочник», «кадарь»  

  • Игорю Коломийцеву.
    Земледельческое население Аварского каганата на самом деле формировалось в условиях сплава самых разных традиций: степных, византийских, германских, кельтских и иных.
    И какие же такие традиции? Может вы хотите сказать, что паннонское земледелие и животноводство при аварах-бандитах было самым передовым в Европе?
    Именно эти люди стали разносчиками славянского языка, поскольку население Каганата, вне всякого сомнения, говорило по-славянски. Это твердо установленный факт.
    Вы утверждаете, что потомки жужаней, юэбаней и эфталитом говорили по-славянски? С чего бы?
    Более того, как выяснили лингвисты, именно в эпицентре Аварской державы, на территории нынешней Венгрии, в ходу был тот диалект славянского языка, который был одинаково близок как восточным, так западным и южным славянам.
    Огласите, пожалуйста, весь список лингвистов с их работами, которые такое утверждают.
    Но почему вы называете этих людей иноземцами? Они решительно живут в своей собственной земле.
    Паннония – проходной двор для разных народов. Разве что венгры могут назвать её своей территорией, и они не славяне.

  • Игорю Клименко. Паннонское земледелие и животноводство, а также ремесла действительно были одними из самых передовых в Европе. Железо, которое выплавлялось при аварах на Среднем Дунае по качеству превосходило соответственно и византийский и франкский металл. А хороший металл — это превосходные орудия труда и оружие. …
    … Цитирую всего лишь одного автора — академика Валентина Седова из книги «Славяне: Историко-археологическое исследование»:
     «В VIII–IX вв., когда земли Восточной Европы были уже в значительной степени освоены разноплеменным славянским населением, наблюдается широкая инфильтрация новых, сравнительно многочисленных групп славянских переселенцев из Подунавья. Важнейшими показателями итого переселенческого процесса являются прежде всего появление и распространение различных вещевых находок дунайского происхождения. Первые дунайские переселенцы появились в южных землях Восточной Европы на рубеже VII–VIII вв. Наиболее ярким отражением этого являются находки изделий из цветных металлов на Пастырском городище, художественный стиль которых обнаруживает явные дунайские истоки. Как показали изыскания О. М. Приходнюка, первые мастера-ювелиры, работавшие на этом поселении, несомненно, пришли из Дунайского ареала. Только дунайские ремесленники могли принести в Среднее IIоднепровье передовые для того времени технологии провинциальновизантийского мастерства. Следы подобных переселений небольших групп дунайского населения фиксируются также в материалах производственных комплексов, выявленных археологами на городище Зимно на Волыни и на поселении Бернашевка на среднем Днестре, при анализе находок, обнаруженных на селищах в Гайвороне и острове Мытковском на Южном Буге, в Малых Будках на Сумщине. К изделиям дунайских ремесленников, переселившихся в южнорусские земли, относятся и многие вещи, находившиеся в составе кладов Днепровского левобережья.[956] С расселением на Восточно-Европейской равнине довольно многочисленных групп славянского населения из Среднего Подунавья связано появление и распространение в середине VIII в. ярких дунайских наборов украшений, изготовленных в технике тиснения и обильно декорированных зернью (рис. 113). Они включают серьги, лунницы, бусы, круглые медальоны и перстни с полусферическими щитками. Все эти находки до этого не были известны в славянских землях Восточной Европы. Первоначально высказывались догадки об их восточном происхождении. Однако последующие изыскания опровергли такое мнение. Шведский археолог В. Дучко, исследовав всесторонне подобные украшения, найденные в памятниках Скандинавии, убедительно показал их среднедунайское (великоморавское) происхождение.[957] К таким же результатам пришла О. А. Щеглова, изучавшая рассматриваемые украшения, встреченные в кладах Среднего Поднепровья. В итоге она утверждает, что появление в середине VIII в. в среднеднепровской области дунайского набора украшений и последующее распространение их может быть обусловлено только приходом в этот регион населения из Среднего Подунавья.[958]»
     
    Источник: https://historylib.org/historybooks/V—V—Sedov_Slavyane—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/41  

  • Продолжаю ***: 
    «Несомненно с расселением дунайских славян связано и появление в восточнославянском ареале проволочных височных колец (или серег) со свисающей подвеской в виде виноградной грозди, оформленных узорами из зерни и скани (рис. 114). Наиболее ранними среди них являются серьги пастырского типа. Они найдены на Пастырском городище (рис. 115), на поселениях в Григоровке и Зеленках и в составе Харьевского клада.[959]
    О крупной волне миграции славян IX–X вв., исходившей из Среднего Подунавья, свидетельствуют находки преимущественно в южных районах Восточной Европы серебряных и бронзовых проволочных колец с подвеской из полых шариков в виде грозди винограда и расположенных симметрично розеточек, составленных также из шариков зерни. Такие головные украшения многократно встречены на восточнославянских поселениях и в могильниках IX — начала XI в. Так, при раскопках городища Екимауцы в Молдавии обнаружено свыше трех десятков таких зерненых колец, изготовленных мастером в результате тонкой и сложной работы.[960] Они имеют гладкую дужку диаметом 2–3 см и большую привеску из крупных и мелких шариков зерни и сканых колечек. На дужках припаяны ещё 3–4 бусинки из мелкой зерни. На поселении выявлены и следы изготовления этих украшений местными ремесленниками. Подобные головные украшения встречены при раскопках городища Алчедар и могильника Бранешты в Поднестровье.[961] Серьги или кольца этого типа найдены также на Княжей Горе под Каневом и на поселении Монастырек на Днепре.[962] В Киеве они встречены в курганных могильниках: две находки обнаружены в погребении, выявленном в 90-х гг. XIX в. на Кирилловой улице, три — в срубном захоронении, раскопанном в 1936 г. близ Десятинной церкви.[963] Аналогичные украшения найдены в курганах с трупоположениями X в. в двух могильниках Волыни — Пересопницы и Новоселки.[964] В земле древлян серьги такого типа встречены в курганах Речицкого могильника,[965] в регионе проживания дреговичей — в Малых Эсьмонах.[966] Наиболее северной является находка на Гнездовском селище.[967] Довольно много таких украшений происходит из кладов X в. Эти изделия, искусно отделанные зернью и сканью, в полном смысле могуч быть отнесены к лучшим произведениям художественного ремесла того времени. В кладе, обнаруженном в Борщевке на Волыни, наряду с другими вещами имелось восемь серег, в Копиевском кладе на Винничине — двадцать семь.[968] Они содержатся также в составе кладов, найденных в Гущино близ Чернигова, Денис в окрестностях Переяславля Южного, Шабельницах и Юрковицах на Киевщине, в кладах, Елизаветградского и Херсонского уездов Северного Причерноморья.[969] Коренной территорией рассматриваемых колец с привеской в виде виноградной грозди является Среднее Подунавье и Северная Адриатика. Здесь они получили распространение около середины VIII в. и бытовали до конца IX в., а в некоторых местностях встречены и среди древностой X в.[970] Восточноевропейским находкам таких украшений (в литературе они называются по-разному: «серьги волынского типа», «еки-мауцкие» или «гроздевидные серьги») в последнее время посвящены две статьи — Е. Ю. Новиковой и написанная совместно Р. А. Рабиновичем и С. С. Рябцевой.[971] Они достаточно определенно утверждают, что рассматриваемые украшения появились в Восточнославянских землях в результате переселения групп среднедунайского населения. Дунайское происхождение имеют и ранние лучевые височные кольца (рис. 116), послужившие прототипами семилучевых и семилопастных украшений радимичей и вятичей. Это прежде всего кольца Зарайского клада IX в., среди которых есть и пятилучевые с ложной зернью на щитке и тремя шариками на концах каждого луча, и семилучевые с одним шариком на концах лучей.[972] К той же группе височных украшений принадлежат семилучевые кольца Полтавского клада, очень близкие к зарайским, также относящиеся к IX в.[973] Близко к зарайским и височное кольцо с семью острыми лучами, найденное на Новотроицком городище. Здесь же обнаружено ещё пятилучевое кольцо с ложной зернью на щитке. Дата этих находок также IX в.[974] Новотроицкие кольца отлиты, очевидно, на месте из низкопробного серебра, копируя дорогостоящие украшения, привнесенные из Подунавья. К несколько более раннему времени относится семилучевое височное кольцо, происходящее из культурного слоя VIII–IX вв. городища Хотомель в Припятском Полесье.[975] Лучевые кольца того же облика найдены ещё на городище роменской культуры Горналь, на городище боршевской культуры Титчиха в Воронежском Подонье, в Кветуни под Трубчевском, а также на поселениях в Гнездово под Смоленском и Супрутах в Верхнем Поочье.[976] Датируются они в целом IX–X вв., гнездовская находка — рубежом IX и X вв».Источник: https://historylib.org/historybooks/V—V—Sedov_Slavyane—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/41

  • Вот еще цитата из Седова: 
    «Прототипами этих украшений являются широко распространенные в Подунавье золотые и серебряные подвески, основу которых образуют проволочные кольца, в нижней части имеющие треугольные отростки-лучи, составленные из зерни. По своему облику рассматриваемые восточноевропейские украшения вполне сопоставимы с дунайскими, на что обращали внимание многие исследователи.[977] Занесенные дунайскими переселенцами кольца с зернеными лучами были образцами при изготовлении восточноевропейских украшений, среди которых имеются экземпляры с деградирующей псевдозернью, что обусловлено многократным копированием находящихся в обиходе украшений. Наиболее вероятной представляется мысль об изготовлении лучевых височных колец в восточноевропейских землях местными ремесленниками по образцам, привнесенным переселенцами с Дуная. Иного объяснения появления в Восточной Европе в VIII–X вв. лучевых украшений найти не удаётся. Надёжным показателем миграции дунайских славян в лесную зону Восточно-Европейской равнины являются лунничные височные кольца, о которых речь шла выше. Миграционными волнами, исходившими из Среднедунайских земель, эти украшения были привнесены в кривичские области и на среднюю Оку, а из этих регионов обычай ношения лунничных колец распространился и на Русском Севере. Несомненным свидетельством переселения разрозненных групп дунайских славян в среднюю полосу Восточной Европы являются также находки трапециевидных подвесок с точечным узором по нижнему краю. Их славянскую атрибуцию показала румынская исследовательница М. Комша, каталогизируя эти предметы, широко представленные в Дунайском регионе.[978] В Смоленско-Полоцком ареале подобные трапециевидные подвески найдены в длинных курганах, где они коррелируются с проволочно-пластинчатыми (серповидными) височными кольцами, производными от дунайских лунничных.[979] Заново проанализировав находки трапециевидных подвесок, И. О. Гавритухин выделил среди них группу малых с орнаментацией по нижнему краю в виде полосы из прессованных точек.[980] Наиболее ранние экземпляры их были сравнительно широко распространены в Подунавье, где в славяно-аварских могильниках датируются VII — началом VIII в. Не позднее рубежа VII и VIII вв. такие подвески получают некоторое бытование среди славянского населения, представленного пражско-корчакской культурой, преимущественно в областях, примыкающих к Карпатскому региону. В VIII–IX вв. аналогичные трапециевидные подвески появляются в Верхнеднепровско-Двинском регионе в памятниках культуры смоленско-полоцких длинных курганов и в бассейне среднего течения Оки, то есть в тех областях, что и лунничные височные кольца. Их появление объяснимо только миграциями отдельных групп славян из Среднего Подунавья.[981] Инфильтрация среднедунайских славян в восточноевропейский ареал документируется рядом других находок. Так, в одном из длинных курганов у д. Цурковка на Смоленщине обнаружена часть поясного набора достоверно дунайского происхождения.[982] Эта ременная гарнитура принадлежит к позднеаварскому кругу древностей, широко представленному в Среднем Подунавье. Среди находок из Цурковского кургана есть ещё браслет с полыми расширенными концами,[983] который сопоставим с дунайскими украшениями типа Сентендре. Целый ряд находок, связанных с кругом дунайских древностей, выявляется в Гнездовском археологическом комплексе (рис. 114). Помимо названных выше лучевых височных колец и колец с гроздевидной привеской, к предметам среднедунайского происхождения бесспорно принадлежат три бронзовых кольца в форме обращенной рожками вверх лунницы с гроздевидным отростком в центре нижней кромки. Из Среднедунайского региона поступили сюда также чекан блучинского типа и золоченая шпора. Ранняя гончарная керамика, появляющаяся в Гнездове в 20–30-х гг. X в., также имеет дунайское происхождение. При этом достаточно очевидно, что ее распространение было не результатом торговых операций, а следствием миграции в Верхнее Поднепровье групп славянского населения, в составе которого были гончары из Дунайских земель.[984] Из кургана 13, раскопанного в Гнездовском могильнике Д. А. Авдусиным, происходит амфоровидный глиняный сосуд-корчага с процарапанной надписью «гороуща» или «гороушна». Согласно изысканиям О. Н. Трубачева, эта надпись свидетельствует о проникновении на Русь глаголицы, отражая импульсы из Среднего Подунавья.[985] Небезынтересна мысль этого исследователя о миграции племени смолян, давшего имя городу Смоленску, из Дунайских земель. В раннем средневековье смоляне фиксируются в трех отдаленных регионах: 1) смо-линцы, названные «Баварским географом» среди полабских славян, в правобережной части нижней Эльбы близ устья Эльды; 2) смоляне в Западных Родопах на р. Места-Нестос, впадающей в Эгейское море, там, где находится город Смолян; 3) на берегах верхнего Днепра, где-то в районе Смоленска. Некогда эти племена, нужно полагать, составляли единое праславянское племя, которое было расчленено и разбросано в результате великой славянской миграции. Коренной регион ираславянских смолян находился, как полагает О. Н. Трубачёв, где-то в Подунавье. Если это так, то его часть, осевшая в кривичском Поднепровье, проделала большой путь из исходного центра, возможно, в числе носителей лунничных височных колец. Показателем расселения разрозненных групп дунайских славян являются и находки на восточнославянской территории железных ножей с рукоятками, оформленными волютообразными навершиями (рис. 117). Они имеют довольно крупные размеры — от 9 до 19 см, плоскую железную рукоятку, иногда украшенную насечками, составляющими геометрические узоры».Источник: https://historylib.org/historybooks/V—V—Sedov_Slavyane—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/41
    …………..

  • Последняя цитата из Седова на эту тему:
    «Рассмотренные выше археологические материалы позволяют утверждать, что летописный рассказ о Подунавье как исходном регионе расселения славян связан не с первоначальным освоением славянами Восточно-Европейской равнины, а с несколькими миграционными волнами, исходившими из Дунайских земель в VII–X вв. Кстати отмечу, что инфильтрация дунайских славян в те же столетия затронула и области Польши. В Восточной Европе славянские переселенцы с Дуная, по-видимому, были более активной массой, среди них могли быть квалифицированные ремесленники, горожане, церковные деятели, владевшие грамотой, христиане и др. Вполне понятно в этой связи наличие в Повести временных лет лексем дунайского происхождения. Так, восточнославянский термин кънязь (вытеснивший более ранний — каган) является изустным заимствованием из диалектов моравско-паннонских славян.[1001] Расселение дунайских славян на Восточно-Европейской равнине стало мощным стимулом консолидации разноплеменного, многодиалектного славянского населения, осевшего в этих землях ранее».Источник: https://historylib.org/historybooks/V—V—Sedov_Slavyane—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/41
    ***

    • Так наверно оно и было: всякие поляне, древляне, кривичи и вятичи перестраивали свою корявую речь на «словенский» лад. Да и демографический потенциал несоизмерим: цветущее густонаселенное Среднее Подунавье, где пахали землю плугом — с одной стороны и лесное  Поднепровье, тем более Верхнее, где редкое население кое-как перебивалось подсекой, да бортничеством. 

  • Сергею Назину. То что Валентин Седов связывал культуру карпатских курганов с Трансильванией говорит лишь о том, что он считал ее фракийской. Этого мнения придерживается большинство исследователей. Вы — единственный, который пытается доказать иллирийский характер данной культуры. Причем делаете это весьма своеобразным способом. Заявляете о родстве культуры карпатских курганов с норико-паннонскими курганами, но не рассказываете, что последние — суть похоронный обряд кельтов. Иллирийцы южной Паннонии, те самые, в коих вы видите праславян, никаких курганов в своих землях не сооружали. Это раз.
    Второе. Приск Панийский ехал в ставку Аттилы отнюдь не по Паннонии. Он добирался с юга, по Балканам, через Наисс, по старой римской дороге. Ставка Аттилы располагалась на берегах Тисы. Поэтому напиток по имени камон во первых не имеет никакого отношения к Паннонии, во вторых — к славянам. 
    Третье. Кельтов в Паннонии было намного больше, чем потомков иллирийцев. Особенно доминировали кельты как раз на Севере Паннонии, на границе с Нориком и в самом Норике, где как раз и встречаются курганы. Кельты по уровню развития и государственной организации на порядок превосходили иллиро-паннонцев. Когда римляне перемешали население Паннонии, кельты повсюду оказались в большинстве. К чему им было растворятся в иллирийском меньшинстве? 

  • Сергею Назину. Археология — самая уязвимая часть ваших построений. Вы ничуть не доказали родство карпатских курганов с норико-паннонскими. Будьте добры привести мнение хоть одного археолога, который бы считал, что именно норико-паннонские курганы породили карпатские. Второе. Будьте добры привести мнение хоть одного исследователя, который бы утверждал, что норико-паннонские курганы оставлены иллирийскими племенами. ***

    • Связь карпатских курганов с трансильванскими (римская Дакия) известна давно. Вот карта из тома фундаментальной серии «Археология СССР» под ред. Б. А. Рыбакова (https://historylib.org/historybooks/pod-red—B-A—Rybakova_Slavyane-i-ikh-sosedi-v-kontse-I-tysyacheletiya-do-n-e—-pervoy-polovine-I-tysyacheletiya-n-e-/1335454388_8bd2.jpg).
      Трансильванские курганы оставлены колонистами из Норика и Паннонии (Балован И., Поп И.-А. История Румынии. М., 2005, С. 75-76). Кто насыпал эти курганы на родине — в Норике и Паннонии — паннонские кельты или этнические «паннонцы» — вопрос на археологическом материале не решаемый. Общие соображения о соотношении кельтского и «иллирийского» в Паннонии я уже приводил — кельты без следа растворились в паннонцах.

  • Сергею Назину. Ориентировочно разделение Паннонии на кельтскую и иллирийскую зоны показаны здесь — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B8#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Pannonia_popolazioni_png.png
    При этом имейте в виду, что латобики на самом деле кельты, к иллирийцам они отнесены ошибочно. Азалии, единственное иллирийское племя на севере Паннонии, были депортированы оттуда после восстания 6-9 годов нашей эры.

    • Эта карта не стоит ровным счетом ничего. Эрависки и осии обозначены на ней как кельтские племена, хотя Тацит в «Германии» прямо говорит, что они говорят на Pannonica lingua, в отличие от соседних котинов (они указаны на карте рядом с осами), которые говорят на «галльском». Автор же карты и тех и других пишет кельтами (?!). Кельты в Паннонии были — никто не спорит, но их язык исчез, а паннонский — остался (пример с «камоном» и «кервисией» я уже приводил.)

  • Сергей Назин
     
    Так наверно оно и было: всякие поляне, древляне, кривичи и вятичи перестраивали свою корявую речь на «словенский» лад.
    Не перестраивали, а перенимали славянскую речь. Конечно, нельзя исключать, что они говорили на неком (другом) диалекте славянского языка, но никаких фактов, что их язык был именно славянским, нет. Когда-то давно решили, что раз сейчас на этих территориях говорят на славянских языках, то и в VII веке тоже говории на славянском. А потом привыкли считать их славянами. Все эти восточнославянские племена — это славняская элита (у Седова «славянские переселенцы с Дуная») и местное население (язык неизвестен). Местных было больше, но славяне превосходили их по организации, вооружению и технологиям. Кроме того, местные были рассеяны по большой площади (из-за методов ведения хозяйства), а славяне селились компактно (намного более крупные поселения).
     
    Это подтверждается и археологией (например, цитаты из книги Седова), и лингвистикой (единый славянский язык на огромной территории), и генетикой (современные славяне — большей частью потомки местного, неизвестного языка, населения — больше похожи на своих соседей, чем на других славян).
     
    При этом сами «славянские переселенцы с Дуная» тоже имеют очень разное генетическое происхождение. Все племена, жившие в середине первого тысячелетия в Центральной Европе, стали славянскими. Конечно, кроме тех, то рано (до начала VII века) ушёл оттуда (часть готов, лангобардов и т.д.). 

    • Меня всегда умиляют эти «древние неизвестные языки». Наверно эскимосско-алеутские?
      Теоретически поляне, древляне и пр. могли говорить только на балтском. Но это вряд ли. Лингвистическая хронология накладывает на это строгий запрет. Я уже говорил, что в славянском была I палатализация (Г>Ж, К>Ч: слав. Четыре — литовск. Keturi) и II палатализация (Г>З, К>Ц: русское Цена — литовск. Кaina). Так вот: гидронимы балтского происхождения в Верхнем Поднепровье имеет ТОЛЬКО первую палатализацию (река МериЧ и река MerKis в Литве). А вот славянские топонимы на Балканах и Греции несут следы уже ДВУХ палатализаций.
      Из этого следует, что славянизация Верхнего Поднепровья произошла задолго до славянской колонизации Балкан (VII в.). Если бы славянский язык распространялся по Восточной Европе вместе с дунайскими славянами Седова, то они разносили бы и вторую палатализацию. Все просто и ясно.
      А чем славяне похожи на своих соседей? Посмотрите на карты О. П. Балановского: балты, финно-угры и «северные русские» — это один генетический мир (смесь гаплогрупп R и N  в равной пропорции), с точки зрения внешности — «чудь белоглазая», а славяне — совершенно другой (смесь R и I c нарастанием роли последней к югу-западу). Внешность современных балканцев тоже не должна обманывать: византийское (греко-армянское) турецкое владычество наложило свой отпечаток. Фенотип ранних славян сохранился только в изолированных горных гнёздах, в первую очередь в Черногории. Вот портрет чистокровного черногорца, генерала армии боснийских сербов Ратко Младича (https://media3.s-nbcnews.com/j/newscms/2017_47/2235896/171122-ratko-mladic-mc-858_8_82948a1cca5451079929f4f499e21659.nbcnews-ux-600-700.jpg) Обратите внимание на цвет глаз. Древние писатели описывали иллирийцев и фракийцев как светловолосых и синеглазых людей. В реальности они конечно были потемнее шведов, но и Прокопий не называет славян «ксанфой» — белокурые, как германцев, но «красноватые».

  • Только не надо путать: В. Седов пишет о вторичных возвратных миграциях из Подунавья после гибели Аварского каганата, а не о первичном расселении славян, которое происходило в 4-6 веках. Мы все это здесь  неоднократно обсуждали. 

  • Александр Букалов
     
    В. Седов пишет о вторичных возвратных миграциях из Подунавья после гибели Аварского каганата, а не о первичном расселении славян, которое происходило в 4-6 веках.
    Понятно, что это поздние миграции — VII-IX вв. А вот являются ли они вторичными — зависит от того, была ли до этого славянская миграция в Центральную Европу.
    «Первичное расселение славян, которое происходило в 4-6 веках» (Вы, ведь, имеете ввиду Прагу 0 из Полесья?) в принципе не могло принести славянский язык в Центральную Европу. Это не только противоречит здравому смыслу, но и опровергается археологами.  
     
    Мы все это здесь  неоднократно обсуждали.
    Обсуждали, но к единому мнению так и не пришли. Насколько я понял, Сергея Назина в этом так и не убедили. Лично я считаю более вероятным, что это была вторичная миграция. То есть, до этого кто-то принёс в Центральную Европу славянский язык. Только я не знаю, кто и когда. Причём, вопрос «когда» я бы поставил на первое место.

    • Эти историки и археологи ставят знак равенства между славянами, а точнее «склавинами» и пражской археологической культурой. Следов последней, как уже неоднократно говорили на этом сайте я и И.П. Коломийцев не обнаружено как раз там, где согласно письменным источникам VI — VII вв. орудовали «склавины» — на Балканах и большей части Подунавья. Это первое.
      Для меня новость, что на Украине отказались от теории львовского археолога Барана, который убедительно доказал, что ядро пражской культуры складывается в Верхнем Поднестровье (Галиция), где обнаружены самые ранние полуземлянки с печью-каменкой — «фирменное» жилище раннесредневековых славян. Оттуда она распространилась по всей Украине.
      *** Среднее Поднепровье никогда не было и не будет «центром» какого-то крупного этнического движения. Поиск прародины славян в этом «геополитическом» тупике не имеет никакого смысла.

  • Александр Букалов  
     
    Вы наверное удивитесь, но 99% современных историков и археологов считают Полесье-Поднепровье исходной родиной славян.
    Не знаю, откуда у Вас такая статистика. Давайте посмотрим на Центральную Европу глазами археологов, которые непосредственно занимаются этой темой. Я прочитал (почти полностью) номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины».  
     
    Краткий обзор (выжимка)  
     
    Чехия (Богемия)
    ККПТ на территории Чехии появляется внезапно, уже сформировавшейся и не связанна с местным населением. Нижнюю границу по сумме всех наблюдений следует отнести к 560-575 г.  
     
    Моравия
    Находки культуры КПТ на территории Моравии, в предшествующее время населенной носителями культуры меровингского круга, можно датировать по новому анализу 14C второй половиной — концом VI века.  
     
    Северная переферия Карпатского бассейна (Верхня Тиса)
    Начало горизонта Лазурь-Пишколт можно отнести (сравнительный анализ) к середине VI в. (540-550 г.). Появляется на территориях, заброшенных как минимум за 50 лет до этого. Предполагается проникновение через Месешанские ворота.  
     
    Нижнеавстрийско-южноморавский регион
    Ранняя фаза раннеславянских памятников в нижнеавстрийско-южноморавском регионе относится к концу VI в., не позднее около 600 г.  
     
    Юго-Восток Карпатского бассейна (верхнее течение Олта и Тырнава Маре)
    Саммые ранние доказательно датированные памятники — вторая половина VI — первая половина VII вв. Горшки, анологичные пражскому типу, встречаются наряду с лепной керамикой других форм (в том числе похожие на Пеньковские). Схожая ситуация фиксируется в большинстве комплексов, отнесённых к культуре Ипотешть-Кындешть.  
     
    Центральная и Юго-Восточная Трансильвания (бассейны рек Тырнава Маре, Тырнава Микэ и Верхнего Олта)
    Датировка начала стадии остаётся предметом дискуссий (предполагается рубеж VI-VII или даже середина VII вв.). С точки зрения относительной хронологии, можно сказать, что ранняя стадия средневековых поселений в бассейне Верхнего Олта относится к периоду до середины VII в.  
     
    Западная низменность (румынская окраина Среднедунайской низменности)
    На территории Западной низменности (румынская окраина Среднедунайской низменности) не известны какие-либо находки, указывающие на присутствие ранних славян. В этом отношении остаётся неясной и ситуация на западе Баната.  
     
    Железные ворота
    Что касается раннего присутствия (уже к середине VI в.) небольших славянских групп в районе дунайских Железных ворот, то было предположено наличие пути с востока на запад к югу от Карпат.  
     
    Север Словении
    Как лепная, так и большинство неорнаментированной керамики появляется (особенно на северо-востоке Словении) не позднее 584 г. Появление же славян в Бледе (северо-запад Словении) датируется 1-й четвертью VII в. Судя по отдельным находкам лепных горшков (славянская атрибуция не доказана), датированных  535-545 г., можно предположить более раннее присутствие небольших славянских групп.  
     
    Олтения и Мунтения
    В журнале нет статьи по этой территории, поэтому сошлюсь на И.О.Гавритухина: «к фазе I пражской культуры относятся и некоторые материалы из отдельных комплексов типа Ипотешть-Кындешть-Чурел.
     
     
    Вывод
    В Чехию и Моравию пражане приходят, очевидно, при содействии авар, которые договорились с франками. Во-первых, пражане занимают разом опустевшие земли (причём, если в Моравии небольшая часть германского населения остаётся, то из Чехии германцы уходят практически полностью). Во-вторых, население Чехии/Моравии в десятки раз превосходит население Верхнего Потисья (чего не могло случиться, если бы пражане постепенно расселялись с востока на запад). В остальных регионах пражане слишком малочисленны и не могли оказать никакого влияния на славянизацию региона.

  • Шамилю Галееву. Так в чем проблема? В разных регионах было разное количество расселяющихся славян. Вот А. Плетерский («Стать славянами») описывает обряд верви, исследованный Я. Бараном http://iza.zrc-sazu.si/pdf/Pleterski/Pleterski_Slavjane_na_Dunaje_2015.pdf. И даже небольшая группа организованных пришельцев могла инкорпорировать массу местного населения. Поэтому и генофонд тех славян — преимущественно местный.  И в заключении: «В контекст возможных «доаварских» славянских поселений входит также кремацион- ный могильник Гросспрюфенинг в Регенс- бурге (Бавария) к югу от Дуная. По металли- ческим предметам (рис. 12) он хорошо датирован серединой VI — 1-й половиной VII вв. (Ei chin ger, Losert 2004; Losert 2007—2008: 317—323; 2011). На основе датировки методом 14C образцов из погр. 12 верхний предел калиброванной датировки (95,4 % надежности) это 546 г., и по образцам из погр. 20 этот предел с такой же надежностью определен как 569 г. (Losert 2011: 489). В VI в. это кладбище могло быть создано только с ведома и согласия баюваров из Регенсбурга, что свидетельствует о гармоничных отношениях местных баюваров и славян. Также это подтверждает идею Нидерле о ранних «островах» славянских поселений в Подунавье. Славянское расселение нет оснований рас- сматривать как единую волну, затопившую всё в пределах ее досягаемости. Оно было более похоже на постепенное, но очень упор- ное перемещение и расселение малых групп. Если первые славяне в Прекмурье были уже в 1-й половине VI в., то древнейшие кремационные погребения в Восточноальпийской об- ласти относятся к VII в., а в глубине Истрии славяне появляются только к концу VIII в. (Marušić 1987; Pleterski 2005: 136—140). Это может рассматриваться как свидетельство, что славянское расселение в Восточных Альпах и у их периферии продолжалось почти три столетия«.

  • Кстати, славяне не являются исключением: относительная начальная малочисленность была характерна для ряда других индоевропейских народов, приходивших в чужие земли. Это и хетто-лувийцы, и греки, и др. Например, Геродот пишет: «58. Что до эллинского племени, то оно, по‑моему, с самого начала всегда говорило на одном и том же языке. До своего объединения с пеласгами эллины были немногочисленны. Из такого довольно скромного начала они численно возросли и включили в себя множество племен, главным образом оттого, что к ним присоединились пеласги и много других чужеземных племен.»»

  • Сергей Назин
     
    Очевидно, что в моём сообщении «язык неизвестен» означает не «древний неизвестный язык», а «неизвестно, какой именно язык».
     
    Ваши аргументы про вторую палатизацию я не понял. Это позднее явление, которое присутствует не во всех диалектах «славянских переселенцев с Дуная».
     
    На картах О.П.Балановского нет деления славян на два «генетических мира» — «северных русских» и остальных славян. Даже если поставить себе целью поделить славян на два «генетических мира», то это будут южные славяне и остальные славяне. Что касается моей фразы, что славяне больше похожи на своих географических соседей, а не на других славян — это я не сам придумал, а прочитал в книге «Генофонд Европы» О.П.Балановского. Там же есть карты и таблицы, подтверждающие этот тезис. 

    • Постараюсь объяснить еще раз. 1 и 2 палатализации — ОБЩЕславянские явления, они были у всех славян. Если бы славянизация Поднепровья началась в VII — IX вв. когда там появляются «дунайские вещи» согласно В. В. Седову, балтские названия рек содержали бы следы обеих палатализаций, как это имеет место на Балканах.    Да, О. П. Балановский делит славян на балканских и «северных». Если говорить грубо, то это популяции с преобладание мужских гаплогрупп I «динарик» и R1a соответственно. Первые — «склавины», вторые — «анты», если предельно упростить вопрос. Динарская популяция изначально не была праславянской. В раннем бронзовом веке с территории Южной Польши в Зап. Подунавье и на Зап. Балканы произошло вторжение носителей культуры шнуровой керамики и боевых топоров («северные индоевропейцы», языковые предки албанцев, балтов, германцев и славян). Археологически — это культура Кишапоштаг (Litzenkeramik).  Они покорили местное «динарское» население и передали ему свой язык и североевропейские расовые особенности: особенность динарской расы по сравнению с другими группами южных европеоидов — повышенный процент светлых глаз и волос. Потомки этих северян сохранились в изоляции в Черногории и Сев. Албании. В целом же балканцы имеют «ориентальный» армяно-левантийский облик. 

  • Александр Букалов  
     
    Так в чем проблема? В разных регионах было разное количество расселяющихся славян. Вот А. Плетерский («Стать славянами») описывает обряд верви, исследованный Я. Бараном http://iza.zrc-sazu.si/pdf/Pleterski/Pleterski_Slavjane_na_Dunaje_2015.pdf. И даже небольшая группа организованных пришельцев могла инкорпорировать массу местного населения.  
     
    Ваша гипотеза вызывает много вопросов:  
     
    Какова численность группы?
    Откуда они пришли? Из Галиции? В Мунтении пражан почти не было. В Трансильвании их было ещё меньше. В Чехии и Моравии совсем не было.
    Как они были вооружены? Как отнеслись гепиды, паннонцы, ипотешинцы и прочие к вооружённым группам пражан, перемещающимся по их территории?
    Что они ели во время перехода?
    Чью землю они стали мерить верёвками? Как к этому отнеслись хозяева земли?
    На каком языке они договаривались с местными? Какие ресурсы выделели на обучение местных славянскому языку? Когда община из 50 человек принимает к себе 5 человек, те выучат язык за счёт постоянного общения. Когда община из 50 человек принимает к себе 5000 человек, те не смогут выучить язык, если не организовать специальные курсы.
     
      Пока, мне рисуется примерно такая картина:  
     
    Небольшая группа славян (50 человек) прошла тысячи километров (зачем?). Местное население оказывало им гуманитарную помощь, иначе бы они не дошли. В очередном поселении они остановись, достали верёвки и выступили с речью (кстати, на каком языке?), суть которой сводилась к следующему: «Мы сейчас будем делить ваши земли, но вы тоже можете принять участие. Только вам нужно будет славянский язык выучить.» Плохо организованные местные тут же выстроились в очередь.

  • Сергей Назин: «Я уже говорил, что в славянском была I палатализация (Г>Ж, К>Ч: слав. Четыре — литовск. Keturi) и II палатализация (Г>З, К>Ц: русское Цена — литовск. Кaina). Так вот: гидронимы балтского происхождения в Верхнем Поднепровье имеет ТОЛЬКО первую палатализацию (река МериЧ и река MerKis в Литве). А вот славянские топонимы на Балканах и Греции несут следы уже ДВУХ палатализаций. Из этого следует, что славянизация Верхнего Поднепровья произошла задолго до славянской колонизации Балкан (VII в.)».  С этим полностью согласен. При этом балтско-полесская-поднепровская топонимика присутствует в ЦЕ и на Балканах. А если бы эпицентром расселения ранних славян было бы, например, Прикарпатье, Подунавье, или Повисленье, мы бы этого не фиксировали. Например, Бернштейн С. Б. (Сравнительная грамматика славянских языков) в числе прочего отмечал особые связи болгарского с северными наречиями Украины (Приполесье). И я как раз ранее приводил примеры специфических топонимов, связывающих Житомирщину и Болгарию.  И т. д., не говоря уже о балтских субкладах сер. 1 тыс. н. э.  в ВЕ и на Балканах

    • У польского и болгарского связи на порядок сильнее. Например судьба звука «ять». украинцы «икают» как хорваты: бiлий / Вiograd «Белград», а болгары и поляки «акают»: бЯлый. У болгар подобно западным славянам не эпитентического «эль», они говорят не земЛя, а земя, как поляки. 

  • По поводу статьи А.Плетерского в журнале РОССИЙСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ, 2017, №3 (с.161-167) написано следующее:
    Слабое место статьи – полное отсутствие анализа лепной керамики. Новации в местной керамике, которая на большинстве памятников сильно отличается от посуды пражского типа, и появление наземных жилищ А.Плетерский объясняет переходом на традиции местного населения. Сложность выявления признаков миграции славян заключается в присутствии в регионе, кроме славянского, местного романизированного населения (влахов). 

    • Вот в этом то и состоит сложность. У исследователей происходит «расщепление» сознания. Они «знают», что на территории Римской империи должно жить «романизированное» население, а местные славяне де пришлые варвары. А потом удивляются, что славянская культура и керамика целиком вырастает из провинциальноримской, а никаких следов пражской культуры днем с огнем не сыскать. И тут начинается полет фантазии: «просочилась» кучка безоружных дикарей-славян (или её авары с собой на аркане приволокли и на месте бросили) с убогой «горшечно-бесфибульной культурой лесного типа» усвоила на месте высокую провинциальноримскую культуру. Но культурных и многочисленных «влахов» привлекает образ жизни «благородных дикарей» и они в массовом порядке переходят на их «варварский» язык и «становятся славянами».
      P/S Возможно мои выводы покажутся «вызывающими», но надо твердо усвоить следующее. В римском «иллирийском» Подунавье (Паннония, Дакия, Мезия) не было никакого «романизированного» населения, кроме тонкого слоя администраторов и первого поколения солдат. 99% сельского населения говорили на своем родном языке — sermo barbaris или lingua Pannonica — который в ранее средневековье стал известен как «языкъ словеньскъ». Никого ведь не шокирует отсутствие романоязычного населения в Британии накануне её завоевания англосаксами. То же самое было и в Паннонии и Восточном Норике.

  • Сергей Назин. Что-то вы ….
    Начнём с языка. Праславянский язык – кентумный. Паннония область тотальной кентумности. Возникает естественный вопрос КОГДА и под ЧЬИМ воздействием началась сатемисация Праславянского? Кроме скифо-сарматов и скифов-пахарей (иллирийцев) вроде бы некому. И этот процес начали милоградцы, а закончили носители поздних зарубинецких памятником.
    Я не отрицаю проникновение части прабалтских племён с поморской культуры (венеды Тацита)  в Паннонию под натиском готов. Причём по языку их сложно отличить от праславян. Вполне допустимо, что во времена гуннов группы славян с сатемным праславянским проникли в Паннонию, вместе с «местными» балтами организовали общество «паннонийских» славян и мирно жили до прихода аваров.
    Второй важный момент.  Новгород-псковские диалекты западнославянского языка не подверглись второй палатализации (кривичи, словене с VII века). Напрашивается – склавины и анты пришли в Центральную и Южную Европу без второй палатализации языка.
    Можно допустить, что именно первая волна авар (в основном ираноязычные эфталиты) способствовала второй палатализации уже диалектов праславянского языка.
    Иордан (середина VI в. н. э.) – гот.
    «Между этими реками (Дунаем, Тиссой и Олтом. -В. К.), лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают скалистые Альпы. У левого их склона, спускающегося к северу, начиная от места рожденияреки Вистулы на необозримых пространствах расположился многолюдный народ  венетов. Несмотря на то что теперь их наименования меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами».
    «Теперь по грехам нашим они свирепствуют повсеместно, но в ту пору все подчинялись его власти».
    И что тут непонятного? До аваров славяне уже многочисленны и с огромными территориями. Не вызываем сомнения, что часть антов смешалась с венедами. Во всяком случае этим можно объяснить наличие хорватов, сербов и белых хорватов, лужицких сербов.
    Вторая фраза – где могли плохо обращаться со славянами? Ответ напрашивается – Черняховская культура готов, где часть славян пребывала в рабстве после поражения Божа готам, а часть откочевала в Подесенье к родственным славянским племенам.
    Вывод напрашивается: милоградцы (невры) – праславяне (сатемизация языка), поздние зарубинцы – ранние славяне, анты – славяне с первой палатализацией в языке, консолидировали все славянские племена в вопросе языка и мести готам.
    По гаплогруппам. І2а вместе с красной кожей анты могли заполучить от совместных браков скифов-пахарей (иллирийцев) и милоградских женщин в доготский период.
     

    • «Праславянский язык — кентумный» (?!). Вы попали под тлетворное влияние И. П. Коломийцева. Праславянский язык — сатемный. В нем как и в албанском, арийском, армянском и балтском произошла сатемная ИНДОЕВРОПЕЙСКАЯ палатализация. В случае славян это переход *G > З и *К > C: «сто» и «зуб», что соответствует латинскому Сentum и греч. ГОМВОC. Или в личном местоимении EGO — АЗЪ «я». Звука Х (лат. H) в славянском тогда не было!!! А вот потом, уже после появления Х (!), пошли собственно славянские палатализации, 1, 2 и 3., которые отделили славян от балтов и албанцев. Там совсем другие изменения, не «сатемные»: Г>Ж, К>Ч, Х>Ш (1 палатализация) и Г>З, К>Ц (а не С, как в «сатемной»), Х>С (2 палатализация). ТОЧНО ТАКИЕ ЖЕ палатализации пережила и ПОЗДНЯЯ ЛАТЫНЬ. Если добавить к этому наличие такого редкого явления как наличие ОТКРЫТЫХ СЛОГОВ, которые в в Европе были ТОЛЬКО в общеславянском и общероманском, даже самому ярому стороннику «полесской прародины славян», «буковых аргументов» и пр. должно стать ясно: славянский родился в условиях ЯЗЫКОВОГО СОЮЗА с поздней латынью. Естественно, что такой союз мог существовать только НА ТЕРРИТОРИИ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ.  Эти факты полностью «реабилитируют» по многу раз оплеванные «учеными» русские летописи и польские хроники, которые говорят: родина славян — ДУНАЙ (ПАННОНИЯ).

      • Точнее ранний праславянский язык – кентумный, без сомнения, как и прабалтский, и балтославянский соответственно. Даже современный литовский язык на половину кентумный. Опять же раннеотделившийся тохарский язык тоже кентумный. По-видимому сатемизация праславянского произошла под влиянием  древне-иранского языка, которвый в свою очередь сатемизировался под каким-то внешним воздействием и явно не в Паннонии. По моей версии первые сатемные праславяне — милоградцы (невры). Именно при них начал действовать Закон Х. Педерсена.
        Звука Х (лат. H) в славянском тогда не было!!!
        Ю. В. Шевелёв датирует переход *s в *x  VIV веками до н. э (Милоградская культура).
        праслав. *xlěbъ «хлеб» < готск. hlaifs, праслав. *xlěvъ «хлев» < готск. hlaiw «могила, пещера» — импорт.
        Я сторонник данной гипотезы «Общее в результатах и условиях протекания закона Педерсена в различных языках вызвано их контактированием между собой во время протекания этого фонетического изменения».
        славянский родился в условиях ЯЗЫКОВОГО СОЮЗА с поздней латынью
        Это вы попутали искусственный церковнославянский и его влиянием на славянские языки. Времена Кирилла и Мефодия ІХ век Паннония.
        по многу раз оплеванные «учеными» русские летописи и польские хроники, которые говорят: родина славян — ДУНАЙ (ПАННОНИЯ).
        Какие русские летописи об этом говорят? В Рос.империи всё истинно славянское сожжено и сфальсифицировано. По-видимому поэтому и плюют на фантазии русских историков. Максимум на что может претендовать Паннония, так это на вторую палатализацию и принятие участия в создании церковно- славянского языка. Исходя из того, что в основном Карантания была христианизирована в 752 — 784 годы и прововедь велась зальцбургскими мессионерами на славянском языке.

        • «Карантания была христианизирована в 752 — 784 годы и прововедь велась зальцбургскими мессионерами на славянском языке». Вы бы уважаемый перечитали житие Мефодия на досуге. Он у этих «зальцбургских миссионеров» в монастырской тюрьме отсидел за проповедь НА СЛАВЯНСКОМ. Хорошо папа римский (провизантийский) вмешался, а то так бы там и сгнил.  Вся «христианизация» Карантании свелась просто к расширению юрисдикции римской церкви. Точно так же «христианизировали» ирландцев и тех же испанцев, когда в XI в. заменяли готское богослужение на римское. Может быть в Российской империи «все истинно славянское сожжено и сфальсифицировано», а «Повесть временных лет» Екатерина II собственоручно изволила начертать. А как же тогда Речь Посполитая, Винцентий Кадлубек (XII в.) и Великопольская хроника (XIII в.)? Может этногенез славян изучать по украинской классике — «Истории РУСОВ (:-)) или Малой России»? Или прям по «Велесовой книге»? P/S Любой литературный язык «исскусственный», в книгах всегда пишут не совсем так, как говорят на улице. Сравните к примеру литературную мову «письмэнников» с «суржиком» на котором говорят живые люди.

    • Игорь Клименко… 1.Славянский — кентумный? 2. Паннония область тотальной кентумности   Это вы про венгров или еще кого?  3.Феерично! Пишите еще Игорь, науке очень не хватает таких идей))
      Сергей Назин … *** ?
      Дмитрий Любовский… А что, Гаагский суд Младича и генеральского звания лишил?

  • С.Назин ,Вы уважаемый что то явно перепутали:1)Ратко Младич …. — ВОЕННЫЙ преступник,осуждённый международным трибуналом в Гааге за преступления против человечности на пожизненное заключение.Называть его просто генералом,—— это косвенно отрицать его ужасающую вину …. и глумиться над памятью невинно убиенного мирного населения.2)Каким образом ,,истинный черногорец»может быть похожим на преступника Р.М.,если этот палач родился в Боснии??3)У Вас НИ НА ЧЕМ не основанные широкоформатные обобщения,——тип лица Р.М.присутствует у каждого 4-5 украинца.У меня 3-4 знакомых ,с лицом очень похожим на преступника боснийца. PS С.Назин,Вы черногорцев то много видели?Уверяю Вас ,они имеют совершенно другой тип лица.  Откуда у Вас —не специалиста по этнографии и антропологии такая безграничная  уверенность в высказываемых  заявлениях???PSS
    С.Назин,Вы ведь не антрополог,не археолог,не историк,—— откуда же такая непоколебимая уверенность в правоте своих суждений (отвергаемых 99,99% академического ученого сообщества)?Вы не допускаете,что ВСЕ Ваши постулаты и гипотезы ложны ,а Вы сами в плену ужасающих заблуждений ,… манипуляций с понятиями и фактами??

    • Да, Вы правы. В Черногории родился Радован Караджич. Но и Младич родился в Восточной Герцеговине, в Божановичах, в «двух шагах» от границы с Черногорией. Разницы между черногорцами и герцеговинцами особой не вижу — и те и те горцы, жили «племенным» строем. Такое же «горное гнездо», как и Черногория, где хорошо сохраняются реликтовые типы. Я не говорю, что все динарцы «блондины», как раз наоборот, но процент «светлопигментированных» у них на порядок выше, чем у чистых средиземноморцев. Антропологи считают их родственниками НОРИЙСКОЙ (альпийской расы) — а в «Повести временных лет» прямо сказано «НАРЦИ (то есть норики) ИЖЕ СУТЬ СЛОВЕНЕ». См. описание расы в: https://en.wikipedia.org/wiki/Dinaric_race
      Не нравится Вам Младич — вот Вам его антипод, вождь боснийских «турок» Алия Изетбегович (https://up.tsargrad.tv/uploads/untitled%20folder%208/19950317_gaf_u55_002.jpg). Такой же синеглазый.
      Насчет украинцев Вы попали в точку — возьмите внешность того же Порошенко. Похоже именно эта «динарская» популяция ответственна за повышенный процент «динарской» мужской гаплогруппы I, который отличает украинцев от соседних «светлопигментированных» славян: поляков, белорусов, русских. P/S Может быть я и заблуждаюсь, но я заблуждаюсь с фактами на руках. Пока никто мне их убедительно с другой точки зрения не объяснил, всё больше кивают на «мнение» 99% ученых. Дык и во времена Коперника «академический консенсус» склонялся к тому, что Земля является центром вселенной. :-)

  • Славянский язык (я имею ввиду конкретный диалект — язык «славянских переселенцев с Дуная») поделился на 4 диалекта — западный, восточный, южный и «северный» (новгородско-псковский). Причём, последний, видимо, выделился первым, так как сильнее отличался от первых трёх, более похожих между собой. Русский язык является смесью 50 на 50 восточнославянского (древнерусского) и севернославянского. В северном диалекте не было второй палатализации. В севернославянском — «келый» и «на руке», в восточнославянском — «целый» и «на руце», в русском — «целый» и «на руке» (50 на 50).

    • Сказать, что в новгородском диалекте вообще не было второй палатализации нельзя. Слово «звезда» и «цвет» типичное северо-русское (ср. чешское hvězda, укр. квiт). Примеры на руке, на ноге относятся не только к северному русскому (и русскому литературному), у словаков и словенцев то же самый эффект. Я объяснял это как лингвистический признак диалекта племени «словен», коль скоро он есть у словаков, словенцев м новгородцев (ильменских «словен»).  А так отсутствие эффекта второй палатализации есть только в псковских говорах, а это все-таки кривичи. Если В. В. Седов прав и культура длинных курганов пришла откуда-то из Польши в V в. то в это время 2 палатализации могло еще и не быть. В любом случае, отсутствие 2 палатализации в ЧАСТИ новгородских грамот не устраняет вопроса о славянских гидронимах балтского происхождения в Верх. Поднепровье. Это зона белорусского и южновеликорусского диалектов восточнославянского. В них со второй палатализацией все в порядке: белорус. «на руцэ і на назе». 

  • Сергей Назин
     
    Так вот: гидронимы балтского происхождения в Верхнем Поднепровье имеет ТОЛЬКО первую палатализацию (река МериЧ и река MerKis в Литве). А вот славянские топонимы на Балканах и Греции несут следы уже ДВУХ палатализаций. Из этого следует, что славянизация Верхнего Поднепровья произошла задолго до славянской колонизации Балкан (VII в.).
    Каким образом из первого следует второе?
    Где можно подробнее прочитать про следы первой и отсутствие второй (в чём это выражается)?

    • Прочтите раздел «Данные топонимов» в статье о первой и второй палатализации: https://ru.wikipedia.org/wiki/Первая_палатализация; https://ru.wikipedia.org/wiki/Вторая_палатализация
      Когда славяне пришли на Балканы (VI -VII вв.) первая палатализация уже закончилась, а живым процессом была вторая. А когда славяне занимали балтские земли в Поднепровье (II — V вв. эпоха постзарубинецких памятников и киевской культуры) первая палатализация была еще живым процессом, а вторая еще не началась. 
      Они не могли проходить ОДНОВРЕМЕННО, вот в чем суть. Вторая могла начаться только по завершении первой.

  • Уважаемый Борис Яковлев. Привествую Вас с воскрешением на форуме. Вы, как всегда, в стиле Кисельова, праславянский – славянский – какая разница? Главное – эффект обличителя.
    Паннония область тотальной кентумности   Это вы про венгров или еще кого? 
    Вы так неудачно вписались в дискуссию. Речь идёт о прародине славян в Паннонии (научная идея?) в римское время. А Вам какие-то венгры мерещатся. 

      • Уважаемый Борис. Прекрасно Вас понимаю. Огромный массив информации трактуется каждым в меру способностей. Но если Вы со своими фундаментальными знаниями и критическим мышлением не будете влиять на эти информационные цунами, то науку полностью заполонят Клёсовы и прочие «комерческие» продукты.

  • Кстати, о топонимах. Например, река  Корна: Брянская обл. — Вологодская — Словакия, плюс р. Корана — в Хорватии и Боснии. 
    И к вопросу о первой палатализации: исходное литовск. *Akesā  —  далее —  Achosa, Ochesa, Ачоса (Беларусь) — Ocieść (Польша, Мазовия) — Ocheşti (Румыния) — Очуша (Болгария) — река Očauša (Босния и Герцеговина). (И м. б. ??? Óchthia, Όχτια (Центральная Греция). То есть очевиден перенос славянами палатализованного названия из исходного окололитовского, балтского региона в  ЦЕ и на Балканы. 

  • «Сравните к примеру литературную мову «письмэнников» с «суржиком» на котором говорят живые люди«. 1) У вас, к сожалению, какие-то фантастические представления о «мове» и антропологии. Литературный украинский со времен Ивана Котляревского («Энеида») прежде всего отражает полтавское наречие, там так и говорят. Чисто и красиво. А суржик — это некий результат проникновения русского в некоторые украинские пригородние районы — смесь собственно украинского и части лексики бывшего советского административно-чиновничьего городского русского языка, который в СССР имел статус «языка межнационального общения». поэтому на суржике говорили обычно выходцы из сел/пригородов, начавшие работать в городе.  2) Вы конечно квалифицированный историк, но антропология — не ваша специальность. Ну просто все не так. И я много раз пытался объяснить вам, что антропология  90% украинцев сложилась еще в энеолите — бронзовом веке. И все значимые гаплогруппы — из тех же времен. И динарцы — это наследие еще ранних балканских культур, родственником которых было и Триполье-Кукутени и пр. Об этом написано даже в украинских учебниках по истории, например, археолога, д. и. н.  Л. Л. Зализняка. 

  • Сергею Назину. Обычно, когда у моих оппонентов проблемы с аргументацией, возникают какие-то второстепенные вопросы не в тему. Напомню, мы с вами обсуждаем славян в Паннонии и их значимость для славянства.
    На счёт ПВЛ. Как минимум была «скорректирована» попом Сильвестром, и по мнению Бориса Яковлева вносились изменения в ХVIII веке.
    Рассмотрим фрагмент фрейзингских отрывков.
    Сам документ датирован X-XIвеками. Но…
    Чисто славянские по этимологии – присутствует «h», отсутствуют «ж», «ч», «ш» и неожиданно praudnim,vueruiu,beusi,zuet,sivuot(живот), miloztiuvi, ztuoril,vuolu,  vuede. Не сработала монофтонгизация дифтонгов.
    Напрашивается явно более древнее содержание текста от зальбургских мессионеров и отсутствие языкового влияния антов (хоратов, сербов).
    И теперь самое главное. Точно такие же дифтонги и «дефицит» шипящих в наше время присутствует в Полесском диалекте Житомирщины.  
    В какой-то степени подтверждение моей гипотезы о движении части милоградцев (праславян)из Волыни в Паннонию под давление поморцев. По-видимому хорутане (хоурутане или коурутане) есть потомками паннонийских милоградцев.

    • Ну хорошо, милоградцы оказались в Паннонии в III в. до н. э. (тогда эта культура прекратила свое существование в Среднем Поднепровье) Тогда коренные жители римской Паннонии окажутся потомками милоградцев? То есть славянами? А в чем принципиальная разница наших с Вами взглядов тогда? Я думал что паннонцы это потомки восточногальштаттской культуры, Вы считаете их потомками милоградцев. В любом случае паннонцы = славяне.

      • В вопросе наличия паннонийских праславян до готов — мы с Вами союзники. С направлениями движений, событиями и датами есть нестыковки. Например, статус милоградцев (праславяне, а не славяне), движение в Паннонию по-видимому осуществили носители волынской локации Милоградской культуры где-то 400 лет до н.э. под давлением подклешневой (поморской) культуры. Когда и с кем прибыли балты в Паннонию? Кто такие ранние венеды (венеты) на дорожных римских картах (прабалты или балты с кельтским или германским влиянием)? Ранние славяне через отсутствие морской лексики не могут быть венедами. Бастарны в эти же времена двигались на юг. По антропологии предположительно паннонийские праславяне, венеды и бастарны близки. Есть ли генетические связи между ними? Можно предположить постепенную ассимиляцию праславянами венетов в Паннонии (привело к задержке развития славянского языка). Нет ответа на главный вопрос — когда праславяне в Паннонии стали славянами??? В Полесье скорее всего первыми славянами являются носители поздних зарубинецких памятников. 

        • Тут Вам придется самому «шарить». Если в III — II вв. милоградское население с Волыни в самом деле продвинулось в Среднее Подунавье, то нужно искать какие-то зацепки  археологические. Я худо-бедно предъявил связи между паннонской и раннеславянской археологией: норико-паннонские курганы — трансильванские курганы — карпатские курганы — славянские курганы (последнюю связку я не сам выдумал, а взял у такого археологического «тяжеловеса», как В. В. Седов, да и остальные связки взял в литературе у специалистов). Если Вы заявили связь: милоградская культура — культура Паннонии, то Вам и карты в руки: «ищите и обрящете» :-)

          • В принципе можно говорить о наличии праславянского реликта в Паннонии, сохранившегося в потомках хорутанов через язык и религию (одни из предков словенцев). Привязывать паннонийских праславян к какой-то своей индивидуальной археологической культуре вряд ли возможно. Все перечисленные Вами культуры являются пришлыми для Паннонии с явной неславянской элитой. 

  • Вернемся к первой палатализации: согласно польским лингвистам, «Данные топонимов   Река Лучеса Первая палатализация была ещё живым процессом, когда славяне заселяли бассейн верхнего Днепра, где они заимствовали у местного балтийского населенияряд топонимов: Vilkesa > Волчеса, *Akesā > Очеса, *Laṷkesā > Лучоса, Merkys >Меречь, *Gēdras (лит. giẽdras «ясный») > Жадро, *Skērii̯ā > Щара, а также позднее при колонизации земель финно-угров, когда были заимствованы названия Ижора (фин. Inkerinmaa, эст. Ingerimaa) и Селижаровка[4][30]. В то же время, первая палатализация завершилась к моменту заселения славянами Пелопоннеса (VI—VII вв.), где сохранились славянские топонимы в греческой передаче: греч. Σίρακον < праслав. *široko, Τσερνίλο < праслав. *čьrnidlo, Μουτσίλα< праслав. *močidlo[4], Τσερνίτσα < праслав. *čьrnica, Τσιρναόρα < праслав. *čьrna gora, Ζιγοβίστι < праслав. *žegovišče, Στρούζα < праслав. *stružija, Βερσίτσι <праслав. *vьršьcь[31]«. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F#Данные_топонимов&nbsp;
    Итак, с балтской *Akesā > Очеса (Беларусь (Поднепровье), ЦЕ, Балканы), мы ранее уже разобрались. Посмотрим на аналогичные реки Lukna, Luknia  (Lithuania) — есть и   Luknica,
    (Bosnia and Herzegovina, Srpska  spring(s)) , и реки Lukinka, Lukin в Ленинградской, Архангельской, Ярославской областях, т. е. без палатализации, и с палатализацией — Řeka Lučina, река  Lučna,  Czechia, Moravskoslezský , Lučina,  Slovakia, Prešovský kraj ,  Lučina, Lučica
    Bosnia and Herzegovina, Lučica, Croatia, Ličko-Senjska  spring(s), река Lučica
    (Montenegro), и т. д. То есть процесс первой палатализации протекал как раз в период миграции славян из Поднепровья-Полесья. И в той же Боснии есть  и   Luknica , полная калька с литовской Lukna, и палатализированные  Lučina, Lučiсa, река  Lučna  (Czechia), и пр. На севере ВЕ он также  протекал частично, то есть не у всех мигрирующих племен. 
    И так же трудно пройти мимо явного сходства, видимо связанного с переносом расселяющимися славянами: река Lušinė
    Lus, Luse, Lusine, Luš, Lušinė, Lūšė, Reka Lushina  (Lithuania)  и река Lusinja,Lusja, Lüsja,  (Albania, Dibër)
     

    • Продолжение: «*Gēdras (лит. giẽdras «ясный») > Жадро (Жадро — в Псковской обл.)«, но: реки Giedrė, Giedriai (Литва) — река Potok Gidra (Словакия). То есть язык носителей пражско-корчакской культуры еще не начал, или только начал переходить к первой палатализации. Это видимо 5-й век н. э. 

      • Продолжение-2: «Merkys >Меречь» река Mereč, она же Merkis, Merkys (Литва) — урочище Меречёвщина (Беларусь) — Mereče (Slovenia, Ilirska Bistrica). Вот вам и славяне из Полесья в Иллирии. А не наоборот. 

        • У меня вопрос к Вам не по существу, а по форме. Почему я должен доверять именно Вашим гидронимическим изысканиям, а не выводам специалистов, например Удольфа и Розвадовского, которые профессионально разобрали ту же самую славянскую гидронимию и пришли к выводу, что славяне распространялись в прямо противоположном направлении — из Прикарпатья на северо-восток? 

  • А также Мирча (Киев и Житомирская обл.) — Ґміна Мірче,Gmina Mircze (Poland, Lublin), Mircа,  Mircе (Croatia, Dubrovačko-Neretvanska, Split-Dalmatia), Mircii (Румыния).               Или: Новая Мильча (Беларусь, Минск, Гомельская обл.), Милечь (Брянская обл.), Мильча (Украина, Ровно), Milcza, Milеchin  (Польша, Subcarpathia, Lower Silesia), Milčić (Bosnia and Herzegovina ), Milačka (Сербия).

  • Начнем с того,что «верю-не верю» — это игра в ромашку, а не наука. До меня аналогичную работу почти 100 лет назад провел такой суперлингвист как проф. Макс Фасмер. К тому же выводу в последние годы пришли и польские лингвисты, археологи, историки, например о родине славян «в Центральном Поднепровье (концепция этнолога Казимежа Мошинского или археологов Казимежа Годловского иМихаила Парчевского ), Эта теория подтверждается анализом ДНК (Y HG3) [21] , который исключает возможность размещения родины славян в Польше и подчеркивает центральную роль центрального Приднепровья. У лингвиста Збигнева Голуба- также Поднепровье»: https://pl.wikipedia.org/wiki/S%C5%82owianie Кроме того, есть система совершенно очевидных фактов и доказательств. Я ее представил. В ней есть и генетические, лингвистические и топонимические аспекты, полностью согласующиеся между собой. И последнее доказательство — в виде  переноса балтских гидронимов и пр. топонимов до процессов палатализации и после со всей очевидностью показывает миграцию ранних славян из Поднепровья. Это прямое и бесспорное доказательство, ….. И оно, кстати, опирается на предшествующие труды ряда выдающихся лингвистов, в т. ч. Трубачева и Топорова. При этом возможно были какие-то внутренние более локальные миграции из зоны Карпат в более восточные районы, но они никак не объясняют, почему балтские и раннеславянские Поднепровско-Полесские топонимы, особенно гидронимы, как впрочем и балтские гаплогруппы возрастом сер. 1 тыс. н. э. оказались в Центральной Европе и на Балканах. И кроме того, современные программы и базы данных  позволяют мне за минуты делать селекцию сотен тысяч топонимов. Такое непосильно сделать «вручную» даже самым выдающимся лингвистам. Ведь ранее на это уходили месяцы и годы.  Поэтому не удивительно, что некоторые лингвисты не нашли ряда соответствующих гидронимов и других топонимов, поэтому и сделали неточные выводы. 

    • Дело «не в верю не верю». Вы работаете в КОНКРЕТНОЙ области — анализ гидронимии. Этим занимались только Удольф и Розвадовский (и Топоров с Трубачевым, но они больше конкретными территориями интересовались). Все остальные включая Фасмера и Голомба опирались больше на общие соображения и анализ названий деревьев («буковый аргумент» и пр.). Удольф работал с подробными справочниками и указателями к географическим картам. Времени у него было сколько угодно (он был штатный ученый, а не любитель) и он «процедил» за многие годы тысячи гидронимов. Но у него была квалификация. Он лингвист и может отличать случайные совпадения и пр. Ни я, ни Вы такими знаниями не обладаете. Поэтому я склонен доверять Удольфу. Вы можете указать на недостатки и противоречия в его работе сверх того, что у него не было компьютера с интернетом? 
      PS. Его как и Трубачева еще никто не опроверг. Просто указывается, что построения Удольфа не находят сответствия в данных археологии и пр.

  • Сергею Назину. К сожалению, в Вашей позиции вижу какое-то фундаментальное недопонимание: 1) М. Фасмер, вопреки  Вашему утверждению исследовал именно гидронимы, на чем и основал свой вывод. Об этом, кстати, писал и В. Седов. Напомню, что В. В. Седов в своем обзоре отмечает, что в  20-х годах  20-го века припятско-среднеднепровской прародину славян рассматривал «известный славист М. Фасмер [Vasmer M. Die Urheimat der Slawen. — In: Der ostdeutsche Volksboden. Breslau, 1926, S. 118 — 143.]. Помимо ботанических доводов Ю. Ростафинского и данных сравнительно-исторического языкознания исследователь широко использовал материалы гидронимики. Анализ водных названий Западной Европы выявил древние ареалы кельтов, германцев, иллирийцев и фракийцев, После чего славянам не осталось здесь места. Поэтому славянскую прародину М. Фасмер локализовал в бассейне Припяти и среднего Днепра, где имеется несколько десятков рек со славянскими названиями. Прочие данные, по мнению этого исследователя, не мешают такой локализации, а наоборот, подкрепляют ее. М. Фасмер полагал, что на этой территории славянский язык выделился из балто-славянской общности и начал самостоятельное развитие. Общеславянский период он определял между 400 т. до н. э. и 400 г. н. э., а балто-славянскую общность — более ранним временем«. Так что, несмотря на попытки неаргументированной критики лиц, заинтересованных с продвижении собственных  теорий, мои выводы, которые легко проверяемы, и получены на другом материале, объективно полностью совпадают с выводами великого лингвиста Макса Фасмера, а также известного польского лингвиста Збигнева Голомба и других исследователей. Это конечно приятно, и вдохновляет.
      Полагаю, что Фасмер авторитетней Удольфа, тем более консенсусные научные данные поддерживают вывод Фасмера (и др. исследователей, включая мой скромный вклад). И вы сами пишете «Просто указывается, что построения Удольфа не находят сответствия в данных археологии и пр.» Поэтому предмета для дискуссии  в этом пункте вообще нет.   2) Еще год назад я писал, что перенос топонимов в ходе славянских миграций из территорий Киевщины, Житомирщины, Волыни является очевидным и общепринятым в украинской академической исторической науке. И поэтому процитировал УЧЕБНИК еще 1999 г. для студентов исторических специальностей, написанный д. и. н. Л. Л. Зализняком, зав. отд. ИА НАН Украины — видным и известным историком и археологом (и автором этого сайта, которого лично пригласил проф. Л. С. Клейн): «Я даже не оригинален в топонимике славянского раселения, но нашел целый ряд красивых примеров, маркирующих маршруты расселения славян. А о обзорах современных исследователей писал неоднократно. Давеча о Голомбе (Польша).  Для справки. Археолог, д. и. н., проф. Л. Л. Зализняк о распространении славян и о направлениях миграций:  «Важно отметить, что на момент начала расселения славян со своей родины в Северо-Западной Украине в VI-VII вв. славянство уже не было монолитно единственным, а состояло из отдельных этнографически диалектных групп. Археологически они фиксируются наличием в славянском массиве с начала его существование не менее двух родственных, но отдельных слоев культур — пражской и пеньковской, от которых отделилились колочинская и дзедзицька группы (Рис. 1).О неоднородности славянства еще до расселения со своей прародины свидетельствуют византийськи хронисты, которые отличали среди славян венедов, антов и склавинов. Лингвисты также считают, что славянский праязык к моменту распада в связи с упомянутым расселением славянства состоял из отдельных диалектов. Разойдясь в разных направлениях с территории Украина, диалектные группы славянства положили начало отдельным славянским этносам со своеобразными языками. Они развились из диалектов праславянского языка V-VI вв. в специфически межкультурном окружении новых родин отдельных ветвей славянства. Таким образом, современное состояние науки позволяет видеть определенные истоки отдельных славянских как в диалектных особенностях праязыка склавинов и антов территории Украины V-VI вв. Византийские хронисты также свидетельствуют, что в V-VII вв. произошло массовое переселение склавинов Прикарпатья и Волыни и антов лесостепного Правобережья в Подунавье. Отсюда они продвинулись на юг, на Балканы, где породили южную ветвь славянства. Значительная часть склавинов двинулась на запад, долиной Дуная и вышла в бассейны Одера и Заале. Здесь пришельцы смешались с другими славянами, которые пришли на Одер с востока через Польшу (рис. 1). Так в VI-VIII вв. возникла культура славян ободритов и лужицких сербов, которые в значительной степени были ассимилированы еще в позднем средневековье в результате немецкой экспансии на восток. О приходе славян в VI-VII вв. в Подунавье, на Балканы и в Центральную Европу именно из Северо-Западной Украины свидетельствуют не только археология и византийские хронисты, но и данные этнонимии, гидронимии, топонимии. Племя дулебов, которое в VI-VII вв. проживало на Волыни, позже упоминалось в Чехии, на Среднем Дунае в Паннонии, на Балканах. От белых хорватов Верхнего Поднестровья происходят хорваты Чехии и Адриатики. Поляны, кроме Киевской, упоминаются в Моравии, Южной Польше, в Болгарии. По Константину Багрянородному, сербы сначала жили в стране Бойки в Карпатах, о чем свидетельствует и название реки Сербень Ивано-Франковщине. Отсюда они переселились в VI-VII вв.на Балканы и в бассейн Лабы. На территории бывшей Югославии известны сотни соответствий географических названий Киевщины и Житомирщины: Киев, Киевец, Киево, Житомир, Малин, Бараши, Болярка, Радичи, и тому подобное. Названия притоков реки Березины в Белоруссии являются производными от гидронимов и этнонимов Украини: стр. Сорбля (от сербы), Рославка (от г.. Рославка и Рославичи в бассейне Роси), Сана (отр. Сан), Бруч (от Збруч), р. Дулибка (от дулебов)…производные от названия г. Киев топонимы распространены на землях всех славянских народов. Подобные массовые параллели украинской исторической этнонимии, гидронимии, топонимии во всем славянском мире является прямым следствием расселения славян в VI-VIII вв. со славянской родины, которая в середине I тыс. занимала северо-западную часть современной Украины между Припятью и Карпатами. О приходе славян в Словакию, Подунавья, на Балканы именно из Украины свидетельствуют данные антропологии. Центрально-украинский антропологический тип имеет самые близкие аналогии в антропологии словаков, сербов,хорватов, словен, из-за чего нередко называется адриатическим. Не раз отмечались многочисленные параллели украинской лексике в сербо-хорватской и лужицком языках (вижити, вабити, гай, гинути, голота, гуска, злочин, квочка, корисна, лаяти, людство, напад, ватра, плахта, праля, сукня, торба , и т.д.)»…  http://www.nbuv.gov.ua/old_jrn/soc_gum/naukma/Tik/1997_2/08_zalianjak_ll.pdf&nbsp;   P. S. Поскольку нет оснований сомневаться в единстве исходного славянского языка, то и нет оснований сомневаться в единой области распространения топонимов «Киев, Киево, Киевец, и др.» — с территории  Восточно-Западной Украины — в Моравию, Балканы, бассейн Эльбы и Одера (чешкое, словацкое,  польское и хорватские Odra). Надо ли напоминать, откуда пришли хорваты на Балканы,  принеся названия двух рек (Odra, Mrtva Odra) и источника Odra, а также четырех поселений Odra? — С территории Украины. При этом такая же по названию река Одра протекает в Черниговской области. А в Южной Польше, южнее Куявии, есть маленькая речушка Руска (!). Тем более, река с таким же названием—  Руска есть в Каменец-Подольском районе Хмельницкой области (Украина), а река Руски — в Яворовском районе Львовской области (Украина).  Гидронимические топонимические траектории свидетельствует о хорошем соответствии с археологической концепцией — из Киевской археологической культуры, колочинской и пеньковской (анты) — далее в пражско-корчакскую. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B7_%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD#/media/File:East_Europe_Archaeological_Ancient-Slavs.jpg&nbsp; То есть с востока — на запад. Одним из доказательств является как раз топонимическая траектория гидронима Одра (хотя это древнеиндоевропейский гидроним, но его родина — не Балканы): поскольку на Балканы его с востока принесли именно хорваты, то они никак не могли его принести из Польши или Чехии, Словакии или Балкан на восток, в Черниговскую область. И эти топонимические траектории (и ряд других) — от Подесенья-Поднепровья — до Южной и Северной ПольшиЧехии, Словакии, и Балканмаркируют маршруты древнейшего расселения славян. Вот вам маленький обзорчик современного научного мейнстрима. «Наиболее популярной среди лингвистов гипотезой о прародине славян являетсявисло-днепровская. По мнению таких ученых, как М.Фасмер (Германия), Ф.П.Филин, С.Б.Бернштейн (Россия), В.Георгиев (Болгария), Л.Нидерле (Чехия), К. Мошиньский (Польша) и др., прародина славян располагалась между средним течением Днепра на востоке и верховьями Западного Буга и Вислы на западе, а также от верховий Днестра и Южного Буга на юге до Припяти на севере. Таким образом, прародина славян определяется ими как современная северо-западная Украина, южная Белоруссия и юго-восточная Польша. Однако в исследованиях отдельных ученых встречаются те или иные вариации. Л. Нидерле считает, что место славянской прародины может быть определено только предположительно. Он высказывает предположение о принадлежности к славянам таких племен, как невры, будины, скифы-пахари. На основании сообщений историков римского времени и данных языкознания, в частности топонимики, Л. Нидерле очень осторожно очерчивает область славянского расселения в начале I тыс. н.э. Она, по его мнению, находилась к северу и северо-востоку от Карпат, на востоке достигала Днепра, а на западе — верховьев реки Варты. При этом он отмечает, что западные границы славянского ареала, возможно, придется передвинуть к реке Эльбе, если будет доказана славянская принадлежность могильников — полей погребений лужицко-силезского типа[2]. Ф.П. Филин определяет область расселения славян в начале н.э. между Западным Бугом и Средним Днепром. Он, опираясь на лингвистические и экстралингвистические данные, предлагает периодизацию развития языка праславян. Первый этап (до конца I тыс. до н.э.) — начальная стадия формирования основы славянской языковой системы. На втором этапе (от конца I тыс. н.э. до III-IV вв. н.э.) — в праславянском языке происходят серьезные изменения в фонетике, эволюционирует его грамматический строй, развивается диалектная дифференциация. Третий этап (V-VII вв. н.э.) совпадает с началом широкого расселения славян, что в конечном счете привело к делению единого языка на отдельные славянские языки. Эта периодизация во многом соответствует основным этапам исторического развития ранних славян, восстанавливаемого на основе данных археологии[3]. Дальнейшее расселение славян из висло-днепровской района происходило, по мнениюС.Б.Бернштейна, на запад до Одера, на север до озера Ильмень, на восток до Оки, на юг к Дунаю и Балканам. С.Б.Бернштейн поддерживает гипотезу А.А.Шахматова о первоначальном разделении славян на две группы: западную и восточную; из последней в свое время выделились восточная июжная группы. Именно этим объясняется большая близость восточнославянских и южнославянских языков и некая обособленность, в частности фонетическая, западнославянских[4]. К проблеме этногенеза славян неоднократно обращался Б.А. Рыбаков. Его концепция также связана с висло-днепровской гипотезой и основана на единстве территорий обитания славянского этноса на протяжении двух тысячелетий: от Одера на западе до левобережья Днепра на востоке. Историю славян Б.А. Рыбаков начинает с эпохи бронзы — с XV в. до н.э. — и выделяет пять ее этапов. Первый этап он связывает с тшинецкой культурой (XV-XIII вв. до н.э.). Область ее распространения, по его мнению, была «первичным местом объединения и формирования впервые отпочковавшихся праславян … эта область может быть обозначена несколько туманным словом прародина»[5]. Тшинецкая культура простиралась от Одера до левобережья Днепра. Второй этап — лужицко-скифский — охватывает XII-III вв. до н.э. Славяне в это время представлены несколькими культурами: лужицкой, белогрудовской, чернолесской и скифскими лесостепными. Племена лесостепных скифских культур, занимавшиеся земледелием, были славянами, объединенными в союз под именем сколотов. Падение лужицкой и скифских культур привело к восстановлению славянского единства — наступил третий этап истории праславян, продолжавшийся со II в. до н.э. по II в. н.э., и представленный двумя близкими между собой культурами: пшеворской и зарубинецкой. Их территории простирались от Одера до левобережья Днепра. Четвертый этап он датирует II-IV вв. н.э. и называет  его пшеворско-черняховским. Этот этап характеризуется усилением влияния Римской империи на славянские племена. Пятый этап — пражско-корчакский, датируется VI-VII вв., когда после падения Римской империи славянское единство было восстановлено. Совпадение ареалов всех перечисленных культур, в том числе и достоверно славянской — пражско-корчакской, — является, по мнению Б.А. Рыбакова, доказательством славянской принадлежности всех этих культур[6]. В последние десятилетия экспедиционные исследования украинских археологов значительно расширили научную базу. По мнению этих ученых, история славян начинается с позднелатенского периода. По мнению В.Д. Барана, сложение раннесредневековых славянских культур было результатом интеграции нескольких культур римского времени: пражско-корчакская культура сложилась на основе черняховской культуры Верхнего Поднестровья и Западного Побужья при участии элементов пшеворской и киевской культур; пеньковская культура сложилась в условиях слияния элементов киевской и черняховской культур с кочевническими культурами; колочинская культура возникла при взаимодействии позднезарубинецких и киевских элементов с балтийскими. Ведущая роль в становлении славянства, по мнению В.Д. Барана, принадлежала киевской культуре[7]. Концепция славянского этногенеза изложена В.Д. Бараном, Р.В.Терпиловским и Д.Н. Козаком [8]. Ранняя история славян, по их мнению, начинается с первых веков нашей эры, когда сведения о славянах, называемых тогда венедами, появляются в трудах античных авторов. Венеды обитали к востоку от Вислы, им принадлежали зарубинецкая и пшеворская культуры Волынского региона. В дальнейшем со славянами связаны зарубинецкая и позднезарубинецкая культуры, а через них — киевская и частично черняховская, на основе которых формировались раннесредневековые славянские культуры.» http://slawianie.narod.ru/str/ishod/ishod02.html А если объясните, откуда на Киевщине взялась речка Хорватка — будет еще интереснее. С учетом поселения Житомир в Хорватии и поселений житичей из Житомирской обл.  в Центральной Европе и на Балканах. :) Да, и современные польские ученые, оставив автохтонизм, под давлением фактов пришли к выводу о Поднепровской прародине сформировавшихся как народ славян». 3) Проблема и в том, что в российской академической среде этот вопрос, в отличие от украинской,  мало исследовался. Возможно здесь играет роль и то, что украинцы как носители этого языка гораздо лучше понимают почти все славянские языки, в отличие от русских (более далеких и более изолированных в языковом отношении). И то, что кажется украинцу самоочевидным, близким и родственным, может быть совсем неясным для русского, а тем более для россиянина, но не славянина (увы!). Поэтому установить тождество или родство топонимов и терминов в других славянских языках украинцу гораздо проще. Для него — это одно и то же. Да и сам я читаю на всех славянских языках, поэтому здесь проблем нет. Чай, не далекие иврит с арабским (хотя основы — изучал). :) 4) При этом я использую и работы Трубачева, Топорова, но с учетом веских замечаний Хабургаева, поскольку они, блестяще исследовав локальную топонимику, вообще не исследовали вопросы переноса гидронимов Поднепровья и пр. на Балканы. Равно как и форманта ИЧИ, и пр. А также работы в. Дыбо и многих других авторов.  5) И вот последний пример с первой палатализацией: Трубачев и Топоров, блестяще исследовав этот вопрос — перехода  балтск. *Akesā > Очеса (Беларусь (Поднепровье), остановились на этом. А я продолжил это исследование — и нашел явные миграционные переносы в Центральную Европу и на Балканы: далее — Ocieść (Польша, Мазовия) — Ocheşti (Румыния) — Очуша (Болгария) — река Očauša (Босния и Герцеговина). Или у кого-то хватит аргументов, кроме упрямства, отрицать, например, явное тождество палатализованных названий рек Очеса (Беларусь) и Očauša (Босния)? :) А ведь это только один пример из приведенного ряда! То есть, если до этого можно было предполагать (а это было Ваше основное возражение), что полесско-поднепровские топонимы, гидронимы были принесены каким-то экзотическим миграционным потоком неизвестно откуда, и почему-то из всех «Словений» аномально скопились здесь вопреки банальной теории вероятностей, то теперь и это возражение полностью теряет силу, поскольку мы можем пошагово и детально проследить, как поднепровская балтская форма палатализируется в раннем славянском, и далее такой гидроним/топоним мигрирует в ЦЕ или на Балканы. А параллельно переносятся и некоторые балтские непалатализованные формы из этого же региона! 6) Так же параллельно переносятся и балтские субклады гаплогруппы N1c1a1a1a1a1 (M2783), возникшие ок. 5-го века н. э., захваченные славянским колонизационным потоком,  равно как  и форманты -ИЧИ.   7) Поэтому любая теория, которая игнорирует а) Общеизвестные переносы топонимов, отраженные в академических учебниках, б) переносы балтских гидронимов, гаплогрупп, форманта — ИЧИ, и пр. (что выявлено мной и никем не опровергнуто), не может быть адекватной. Она должна удовлетворительно объяснить все это, а не впадать в позорное отрицание. 8) Добавлю, что в отличие от Удольфа предложенная мной концепция гораздо лучше согласуется с данными современной археологии.   
    9) «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов» (Исаак Ньютон).

  • Александр Букалов
     
    Добавлю, что в отличие от Удольфа предложенная мной концепция гораздо лучше согласуется с данными современной археологии.
    А в чём заключается Ваша концепция? Раньше Вы писали, что славянский язык разнесли (из Полесья) представители пражской культуры. Сейчас Вы пишите, что уже Черняховская культура была славянской.

  • Сергей Назин
     
    Прочтите раздел «Данные топонимов» в статье о первой и второй палатализации
    Там написано совсем не то, что писали Вы.
     
    гидронимы балтского происхождения в Верхнем Поднепровье имеет ТОЛЬКО первую палатализацию
    Такого там нет. Заимствованные из балтского в славянский топонимы подверглись первой палатализации. То есть, первая палатализация ещё не завершилась (возможно, даже ещё не началась), когда славяне заселяли бассейн верхнего Днепра. Нет ничего про отсутствие второй палатализации.
     
    А вот славянские топонимы на Балканах и Греции несут следы уже ДВУХ палатализаций
    Заимствованные из славянского в греческий несут следы первой палатализации. Заимствованные из греческого в славянский несут следы второй, но не первой палатализации. То есть, первая палатализация уже завершилась, а вторая ещё нет (возможно, даже ещё не началась). Нет ничего про топонимы, которые несут следы двух палатализаций.
     
    Из этого можно сделать вывод, что славяне заселили Верхнее Поднепровье раньше, чем Балканы. К сожалению, про Паннонию ничего не написано.

    • Автор Википедиии писал о своем, но выводы вы все равно можно сделать те же: сначала Поднепровье, потом Балканы. 
      Суть в том что до завершения первой палатализации вторая не могла начаться. У современном русском живой палатализации нет: мы можем произносить слоги вроде кИслый, кЕпка, КИев, гИря. (Пра)славянин не выговаривал эти звукосочетания. Хотя чередования по уже «умершим» палатализациям у нас полно: ноГа-ноЖка, и пр. Так и славяне на Балканах. Они принесли туда уже «мертвые» слова с первой палатализацией (шипящей — Ж, Ч, Ш), поэтому славянские заимствования а греческий ее отразили. А вот греческие слова они произносили согласно ЖИВОМУ процессу 2 палатализации (свистящей — З, Ц, С) поэтому ГРЕЧЕСКИЕ слова в славянских топонимах — ТОЛЬКО  со второй палатализацией, а наоборот — с обеими.
      А в Поднепровье нет примеров передачи балтских гидронимов средствами второй палатализации, Википедия это не подчеркивают, но их там действительно нет. 
      В Среднем Подунавье уже Птолемей (II в.) упоминает станцию Diernа и пр. на современной р. Черная в Банате. Черный — это первая палатализация (К > Ч). Каким образом подунайские языковые изменения в праславянском доходили из Подунавья до Поднепровья во II в. можно только догадываться.
       

  • Шамиль Галеев: «Сейчас Вы пишете, что уже Черняховская культура была славянской». Читайте, пожалуйста, внимательно! Это просто цитата из обзора работ других авторов: «Концепция славянского этногенеза изложена В.Д. Бараном, Р.В.Терпиловским и Д.Н. Козаком [8]. Ранняя история славян, по их мнению, начинается с первых веков нашей эры, когда сведения о славянах, называемых тогда венедами, появляются в трудах античных авторов. Венеды обитали к востоку от Вислы, им принадлежали зарубинецкая и пшеворская культуры Волынского региона. В дальнейшем со славянами связаны зарубинецкая и позднезарубинецкая культуры, а через них — киевская и частично черняховская, на основе которых формировались раннесредневековые славянские культуры.» http://slawianie.narod.ru/str/ishod/ishod02.html

    • Вот ссылка на эту книгу (http://shron1.chtyvo.org.ua/Baran_Volodymyr/Pokhodzhennia_slovian.pdf). Пока уважаемые археологи рассуждают о памятниках славян к северу от Карпат они разливаются соловьями. Как только дело доходит до вопроса: где следы славянского переселения из-за Карпат в Среднее Подунавье и западную часть Балкан, слышится нечто невразумительное. Посмотрите на карту славянских миграций на стр. 79. Волосы встают дыбом. Славяне «прут не разбирая дороги» поперек Карпатской котловины. Никого не волнует, что эти места находятся под властью воинственных племен: гепидов, авар и пр., которые не кому не позволили просто так «шляться». Тут начинается второй акт «марлезонского балета»: славяне либо «просачиваются мелкими группами» (версия славянских ученых), либо из «приводят в качестве рабов» (версия неславянских ученых). Любой квалифицированный историк (а себя к ним отношу) читая подобное просто рыдает.
      P|S Таких нарисованных «от балды» стрелок славянских переселений полно в любой работе. Славяне там с легкостью пересекают непроходимые горы, государственные границы …

  • «Как только дело доходит до вопроса: где следы славянского переселения из-за Карпат в Среднее Подунавье и западную часть Балкан, слышится нечто невразумительное«. Это другой вопрос, поскольку  это вопрос интерпретации археологических, но — подчеркну — не явных и бесспорных лингвистических, топонимических, генетических и источниковедческих данных. То есть это проблемы некоторых археологов, а не всех подряд историков и исследователей

  • Александр Букалов
     
    Читайте, пожалуйста, внимательно! Это просто цитата из обзора работ других авторов
    Зачем Вы для обоснования своей точки зрения приводите цитаты, которые противоречат Вашей точке зрения? Не удивительно, что Вы меня запутали. Напишите, пожалуйста, какая именно Ваша концепция согласуется с данными современной археологии? 

  • Сергей Назин
     
    сначала Поднепровье, потом Балканы.
    Это я понял.
     
    В Среднем Подунавье уже Птолемей (II в.) упоминает станцию Diernа и пр. на современной р. Черная в Банате.
    Я не понял суть примера. Буква «D» (то есть, дельта) использовалась для передачи славянского звука «ч»?
     
    Насклько я понимаю, для подтверждения Вашей гипотезы, Вам нужно в соседних языках найти заимствования из славянского без первой палатализации.

    • Dierna — это попытка средствами латинского языка передать начинавшуюся палатализацию звука *k. В самом латинском точно также о начале палатализации свидетельствует смешение словосочетаний СI и ТI. Например МаuriCius и МauriTius (читается по разному, у нас немецкая школа чтения, поэтому МавриЦиус. Французы говорят Морис, но в любом случае не К) «Маврикий» (кстати и сейчас на пачках тростниковым сахарам с о. Маврикий пишется Мauritius, сам держал в руках). Поэтому эта «черна» передается и как Diernа и как Тierna и как Zierna разных источниках. Если бы там был допалатализованная форма, то римляне не заморачивались бы, а так и написали Сierna «Керна».
      Формы без первой палатализации строго говоря еще нельзя считать «славянскими». Это будет как раз то «балтское состояние» раннего праславянского, j котором любят рассуждать разные сторонники «балтийского» происхождения славян. До палатализации слово «четыре» выглядело бы примерно как «кетуре» (я огрубляю несклько), то есть неотличимо от литовского Keturi или албанского Кater. 

  • Борис Яковлев ,вынужден вас чрезвычайно огорчить …. ………………А ещё прошу  вас сообщить мне еще список лиц,которых вы ТАК ЖЕ  подозреваете в ,,нехорошей » 5-й графе. Я постараюсь вас успокоить  и  опровергнуть ваши страхи и том,что ,,они уже  везде»………………………………………..

  • С.Назин,ну зачем же делать подобные заявления?Ведь это граничит уже прости Господи с Н.Х. Или просто с профанацией.Вы что:1)Отрицаете наличие вендов-сорбов между Эльбой и Зале в 575 — 615 г.н.э.???2)По Вашему вторжения склавинов и антов через Дунай в 550-560-х годах н.э.(и ранее)проходили  без согласия гепидов(а золотой с головы они за переправу не брали?А ослабить Византию чужими руками им было разве не выгодно) ??3)А находки Пражской культуры в Чехии 560-580 г.н.э.?Это разве оставили не первые славяне,— переселенцы с востока на  запад??PS Я понимаю,что для доказательства своих гипотез вы готовы опровергать все и вся (99,9% сегодняшней научно-академической концепции этногенеза славян). 
    Однако прошу  не забывать,что тут не
    форум домохозяек и многие владеют историческими познаниями на достаточно высоком уровне(и уж точно не хуже вас). PSS Я вас категорически прошу,—-НЕ УПОМИНАТЬ в своих изысках  и гипотезах НОРИК, потому, что его история достаточно подробно изучена благодаря сочинению про жизнь Святого Северина.И вы наверно крайне удивитесь,—но кроме остатков  романоговорящего населения НИКАКИХ
    праславян—иллирийцев в Норике наукой и близко не обнаружено!!
     
     
     
     
     
     
     

  • Дмитрию Любовскому.
    Вы очень небрежны в обращении с источниками, историк так не должен работать. Во-первых, какое отношение Чехия и Полабье имеют к Среднему Подунавью? Вы можете там указать следы пражской культуры где-либо кроме Юго-западной Словакии? Во-вторых, возвращавшиеся из набега славяне (нижнедунайские) заплатили гепидам только раз, когда уклоняясь от преследовавших их византийских войск они вышли к Дунаю западнее Железных ворот, то есть на гепидском участке Дуная. Естественно, пришлось «делиться». 
    В-третьих, Вы читали «Житие св. Северина» или знакомы с памятником только по названию? В нем впервые упоминается общеславянское слово «скоморох» в его первоначальном значении «разбойник». Северин лично участвовал в погоне за шайкой бандитов, которых на местном языке зовут SCAMАRAE (ед. число — SCAMАRAS = ц.-слав. СКОМРАХЪ). Этимология слова прозрачно славянская: корень *sker/*skor «срезать» (ср. скорняк, шкура) + *meх/*moх- «мешок, мошонка» = срезающие мошну (кошель с леньгами на поясе), точно такое же значение у нем. Beutel-schneider «жулик» (этимология О. Н. Трубачёва, а не моя). Лангобарды занесли это панноно-славянское слово в Италию, оттуда оно попало в др. западноевропейские языки вроде фр. персонажа Скарамуш «забияка» или англ. skirmish «схватка, стычка». 
    Норик (к югу от Альп, естественно) всегда был славяноязычной страной, да и сейчас там словенцы живут. В эпитафии Мартину Турскому в Браге упоминается Sclauus Nara. Nara — «житель Норика». Передана СЛАВЯНСКАЯ форма названия той провинции. Переход долгого О ( как в слове Норик)в А возможен только в славянском! В германском долгое О передается как О (краткое как А, ср.: Могонциак > Майнц), в романском и кельтском О и А не смешиваются. Остаются ТОЛЬКО славяне. В «Повести временных лет» совершенно правильно замечено «нАрци иже суть словене»……

    • С чего Вы взяли такую трактовку Sclauus Nara? Sclauus — чисто раннее праславянское (милоградцы) до начала действия Закона открытого слова. Nara — непонятная этимология. Логичнее было бы «неувро». Скорее всего праславяне в Норике занимали какую-то область.
      В Среднем Подунавье уже Птолемей (II в.) упоминает станцию Diernа и пр. на современной р. Черная в Банате.
      Во времена Птолемея у праславян не было звуков «ч», «ш», «щ». Если это слово чисто праславянское, то начал действовать Закон открытого слога — отпало в конце слова «s», но дифтон «ie» подтверждает отсутствие монофтонгизации. И напрашивается праславянское (поздние милоградцы) Зиерна или раннеславянское Дзиерна (просочились поздние зарубинцы).
       

      • Sclauus = Sclavvs = Sclavus. Надпись сделана на латыни. Различие между V и U появилось только во времена Ренессанса.
        Писал её уроженец Паннонии, «апостол Галисии» Мартин Браккарский (https://ru.wikipedia.org/wiki/Мартин_Брагский), высокообразованный человек. Писать с «ошибками», то есть Nara вместо Noricus он не мог. Следовательно он передавал либо обиходное (славянское) название бытовавшее у него на родине в устной речи, либо сам был славяноязычен. В любом случае он родился в 520 г. в знатной семье. Зачем ему учить язык какого-то «просочившегося» варварского племени и тем более употреблять это слово в посвятительной надписи на стене храма… Славяне сидят в предгорьях восточных Альп с незапамятных времен.
        P/S Вполне возможно, что этнонимы норики и невры имеют одно происхождение, тем более. что звук О в Норике долгий (по гречески слово пишется через «омегу») и могло произойти из стяжения дифтонога ou. Тогда идеальная пара: *Nour — Neur. Но тут надо помнить, что Геродот считает невров (милоградцев) пришельцами в земле будинов. Прийти они могли только с юго-запада.

        • Неубедительно. Sclauus — вполне вписывается в праславянскую фонетику скифской (иранской) этимологии данного слова. Три подряд гласных на латыни (слово не имеет латинской этимологии, скорее всего местного происхождения, в греческом явно другое произношение) в постгуннское время в период активности славян — нужны убедительные доказательства.
          Nara — честно говоря, это японское слово в V-VI веке не вписывается в таком виде ни в праславянский, ни в латинский языки.
          Геродот считает невров (милоградцев) пришельцами в земле будинов.
          Тот же Геродот утверждает, что у нервов цари (не один). Археология показывает движения большинства милоградцев в Верхнее Поднепровье и на Левый берег Днепра к будинам (восточные балты). Начал действовать Закон открытого слога и значительная часть восточных балтов превратилась в ранних славян — киевлян. Вместе с тем подклешневые поморцы («змеи») пришли с Севера и начали вытеснять ранних милоградцев с Волыни. В принципе путь на юг в Паннонию через Закарпатье для ранних милоградцев был открыт.

          • Ну тогда придется искать следы милоградских переселений в Паннонию. Выдвинуть гипотезу — одно, а доказать — совсем другое. Вот М. Б. Щукин тоже предположил, что прародина пражской культуры (и славян) находится в «полесском белом пятне археологической неуловимости». Прошло 20 лет, ничего особенного в этом пятне не найдено, кроме пары поселков с горстью черепков которые объявлены прототипами позднейшей пражской посуды. 

            • Не хватает генетического и антропологического материала для доказательства. Хотя кроманьоидные типы черепов в аварских могильниках вполне могут принадлежать потомкам паннонийских праславян-милоградцев, слишком близки к древлянским. Подождём. Насчёт первичности Корчакской культуры у славян, то исследования сильно замедлила война, но они идут. Всё ярче вырисовывается участие постчерняховского населения в создании Корчакской и Пеньковской культур. Лингвистические параллели очень интересны.

  • Вот ссылка на главу посвященную римской Дакии из краткой истории Трансильвании: https://www.arcanum.hu/hu/online-kiadvanyok/ErdelyGer-kurze-geschichte-siebenburgens-1/erster-teil-siebenburgen-von-der-urzeit-bis-zur-ungarischen-landnahme-1F/i-urzeit-und-antike-20/3-dazien-als-romische-provinz-88/die-bewohner-daker-und-ansiedler-C2/ Венгерские ученые в отличие от румынских, трезво глядят на этнический процессы. Вывод их краток — ни о какой романизации Дакии не может быть и речи. От себя добавлю — и Паннонии тоже. В этой главе рассказывается и о тех кто заселил Дакию после резни коренного населения: людях их Норика (восточного),  Паннонии и Далмации. Иными словами римское завоевание Дакии привело не к романизации, а к «паннонизации» страны. Паннонские колонисты в Дакии и были предками нижнедунайских «склавинов» VI — VII вв., носителей культуры Ипотешти-Киндешти. 

    • Вряд ли. Прахорутане довольно закрытая общность. Склавины и Анты — один этнос. Наличие же предков антов в Паннонии не отвечает реальности.

      • Один этнос? А почему же их пишут по отдельности, как два народа?
        Про антов в Паннонии я никогда и не говорил. Суть моей теории: были праславяне ВНУТРИ карпатской дуги — это потомки паннонцев, самоназванием которых стало «славяне» (склавины византийских источников). И были праславяне НА ВНЕШНЕЙ стороне Карпат (Поднестровье и Поднепровье), которых римляне звали венетами, византийцы — антами. От их самоназвания путем прибавления «патронимического» суффикса «-ичи»произошло позднейшее имя вятичей.
         

        • Об антах и склавинах пишут, как о разных племенах, и одном этносе (язык один и по внешним признакам не отличаются). Ваше мнение мне известно. Вы не разделяете паннонийцев-праславян (консервативное общество) от средневековых славян (всех ассимилировали). Но увидеть предковость истинно паннонийских карантинов в любителях лесов и болот многочисленных склавинах — требует доказательств. Скорее склавины из карантинов сделали словен. 
          праславяне НА ВНЕШНЕЙ стороне Карпат (Поднестровье и Поднепровье), которых римляне звали венетами, византийцы — антами.
          Не понял. «Венетами» Паннонии или «венедами» Сарматии? Анты и Венеды — имеют внешние отличия. И по языку не всё гладко. По моему мнению в раннее аварское время уже произошла диактелизация раннего славянского языка. Как следствие отличие языка сербов от лужицких сербов.
          От их самоназвания путем прибавления «патронимического» суффикса «-ичи»произошло позднейшее имя вятичей.
          И по каким лингвистическим законам Вы выводите из «венетов» — «вятичей»?

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015