Доска объявлений

55-й конгресс антропологического общества Сербии

 

55-й КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СЕРБИИ ПРОЙДЕТ 23 — 27 мая 2018 г. в ЗЛАТИБОРЕ

Темы, которые будут представлены на конгрессе:

Физическая антропология популяций;

Демографические и популяционные проблемы;

Антропогенетика;

Криминалистическая антропология;

Спортивная антропология;

Социо-культурная антропология;

Прикладная антропология;

Биоэтика.

Информацию о подаче тезисов, регистрационном взносе и др. смотрите здесь:

First Call

Требования к оформлению тезисов:

THE TITLE OF THE PAPER (FONT TIMES NEW ROMAN, CAPS LOCK, BOLD, FONT SIZE 14)

 Name and surname of the authors (font Times New Roman size12, Normal,)

Name and address of the institution (font Times New Roman size 12, Italic,)

Abstracts-from 150 to 250 words, font Times New Roman size 12, Normal Font, single spacing

Key words: the first word; the second; the third. (from 3 to 5 words)

 

Sekcija (Section)                                                 ☒Način prezentacije (Presentation)

☐Humana biologija (Human biology)                                             ☐ oralno (oral)

☐Biomedicinska antropologija (Biomedical anthropology)             ☐ poster (poster)

☐Forenzička antropologija (Forensic anthropology)

☐Sportska antropologija (Sport anthropology)

☐Socio-kulturna antropologija (Socio-cultural anthropology)

«Российские гималайские исследования: вчера, сегодня, завтра».

Уважаемые коллеги!
Санкт-Петербургский союз ученых планирует провести в Санкт-Петербурге 21-23 ноября 2017 года совместно с Русским географическим обществом всероссийскую междисциплинарную научную конференцию «Российские гималайские исследования: вчера, сегодня, завтра».
new-1
В задачи конференции входит:
показать вклад российских исследователей и путешественников в изучение Гималаев в период Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации;
продемонстрировать широкий спектр современных научных исследований, проводимых российскими учеными по гималайской тематике;
выявить корпус российских ученых, изучающих Гималаи в области естественных, гуманитарных и социальных наук;
обсудить перспективы будущих исследований в Гималаях, включая подготовку и проведение комплексных научных экспедиций;
содействовать сотрудничеству ученых и развитию междисциплинарных гималайских исследований.

«Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО»

Омский филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук

Информационное письмо № 1

 

 Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в LVIII Российской (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых (РАЭСК-58) «Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты», которая состоится 16-21 апреля 2018 г. в г. Омск на базе Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

К участию в конференции приглашаются студенты, магистранты, аспиранты и молодые исследователи из России и зарубежья.

Работу планируется провести по следующим направлениям:

  1. Историография, теория и методология археологии.
  2. Палеолит-мезолит.
  3. Неолит-энеолит.
  4. Бронзовый век.
  5. Ранний железный век.
  6. Средневековье и Новое время.
  7. Антропология, этнология и этноархеология.
  8. Музееведение и охрана культурного наследия.
  9. Информационные технологии в археологических и этнологических исследованиях.

Оргкомитет:

Директор ОФ ИАЭТ СО РАН, д-р ист. наук, проф., зав. кафедрой этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского Н.А. Томилов; канд. ист. наук, доц. С.Н. Корусенко, канд. ист. наук, доц. И.В. Толпеко, канд. ист. наук, доц. Т.А. Горбунова.

Оргкомитет принимает предложения и заявки по тематике круглых столов, проведение которых планируется в ходе работы конференции.

Для участия в конференции необходимо подать заявку с темой доклада до 20 ноября 2017 г. для подачи проекта на конкурс грантов РФФИ. Адрес электронной почты: raesk58@yandex.ru. Тезисы докладов будут приниматься до 31 января 2018 года. Требования для оформления тезисов будут изложены во втором информационном письме. Тезисы, поступившие, после 31 января 2017 года к публикации приниматься не будут. При этом за участником сохраняется право очного выступления с докладом на конференции.

Информация о маршруте проезда и условиях проживания будут сообщены в следующих информационных письмах.

Контактные данные.

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского:

Светлана Николаевна Корусенко: tomil65@rambler.ru

Ирина Васильевна Толпеко: itolpeko@yandex.ru

Татьяна Александровна Горбунова: GorbunovaTA@omsu.ru

 

Форма заявки

Ф.И.О. (полностью)

Место учебы/работы (ВУЗ, курс, год магистратуры/аспирантуры, должность)

Тематическое направление

Тема доклада (публикации)

Научный руководитель (Ф.И.О., ученая степень и звание, место работы, должность)

Контактный телефон, адрес электронной почты

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

Тюменский научный центр СО РАН,

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

 Информационное письмо № 1

Уважаемые коллеги!

Институт проблем освоения Севера ТюмНЦ СО РАН

приглашает Вас принять участие в IV всероссийской конференции

 

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

2-6 апреля 2018 года, г. Тюмень

 

В рамках конференции предполагаются следующие секции:

  1. Древнейшие свидетельства заселения, освоения Северной Евразии и адаптации к северной биосфере (новые археологические и антропологические данные, древние технологии и производства, стратегии освоения территорий и др.)
  2. Проблемы этнокультурного взаимодействия в исторической динамике (этнология, социокультурные сообщества на Севере; арктическая урбанистика; землепользование, системы передвижения и восприятия пространства у народов Севера и др.)
  3. Биоразнообразие и динамика природных комплексов Севера (видовое, экосистемное и ландшафтное разнообразие Севера, его естественная и антропогенная трансформация, экологические последствия освоения Севера, рациональное природопользование, особо охраняемые природные территории и др.)

 

Заявки на участие с указанием направления и темы доклада принимаются в электронном виде до 15 ноября 2017 г. (см. приложение)

Убедительно просим вас прислать предварительные темы докладов в срок, это необходимо для составления предварительной программы и важно для заявки на грант РФФИ.

 

Сбор материалов для публикации продлится до 1 февраля 2018 г.

Материалы конференции (объем статьи 10-12 тыс. знаков) будут размещены постатейно в eLIBRARY и индексироваться в РИНЦ.

 

В работе конференции предусмотрена культурная программа с экскурсией в Тобольский кремль с заездом в музей Григория Распутина в селе Покровском, возможно посещение целебных горячих источников Тюмени

 

Если у Вас есть вопросы или нужна дополнительная информация, пожалуйста, обращайтесь:

homo-nord@rambler.ru или (3452) 40-63-60.

Текущая информация будет отражаться на сайте http://ipdn.ru/nauchnye-meropriyatiya/chelovek-i-sever/

 

С уважением, Оргкомитет


Заявка участника

IV Всероссийской конференции

«Человек и север: антропология, археология, экология», 2018

 

ФИО (полностью), ученая степень, звание Название организации, город,телефон e-mail № Секции Предварительное название Соавторыи их e-mail Форма доклада(устная / постер)

 

Название файла заявки должно включать номер секции + имя первого автора (образец: секция 2.Петров)

Пожалуйста, отсылайте заявку только на адрес конференции homo-nord@rambler.ru

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / К проблеме исторических терминов и теории этносов

К проблеме исторических терминов и теории этносов

Скачать страницу в PDF

46

  Лев Агни

 

Публикуем размышления нашего читателя — результат исследовательской работы по сравнительному анализу употребления некоторых терминов в исторических источниках. Приглашаем к участию в дискуссии по обсуждаемым проблемам.

 

 

 

 

 


Читайте также ниже, в разделе "Мнения экспертов" комментарий проф. Л.С.Клейна

 

  1. О летописных и историографических племенах

 

  • 1. О летописном и современном значении слова «племя».

  1. О летописных племенах. В одной из статей ежегодника «Средневековая Русь» А.А. Горский затрагивает терминологическую проблему употребления слова «племя» «Повестью временных лет…» (далее – ПВЛ) и современной исторической наукой: древнее употребление создает иллюзию неизменного значения слова в прошлые и современные эпохи (Политическое развитие Cредневековой Руси: проблемы терминологии // Средневековая Русь. 2014. Вып. 11. С. 7), хотя средневековые источники не знают применения этого слова в значении групп славян догосударственного периода. Исследователь предлагает использовать вместо «племен» византийское обозначение «славинии» (Там же. С. 9 – 10). Далее совершенно справедливо А.А. Горский отмечает применение ПВЛ слова «племя»и в значении потомства («племя Афетово», «племя Хамово») (ПСРЛ. Т.1, стб. 4-5, 20, 183). К данным словам историка можно добавить примеры употребления племени в значении части большого рода, отдельной ветки, но уже в более поздних летописях. Так, под событиями 1195г. Ипатьевская летопись вкладывает в уста Рюрика Ростиславича следующее выражение: «ѡ братьи своеи ѡ Володимерѣ племени» (ПСРЛ. Т.2, стб. 681), подразумевая потомков Владимира Мономаха. Потомков Олега Святославича летопись именуют ольговичами (Там же, стб. 696). Получается, что племя — это часть большого генеалогического древа, будь то родословная библейских персонажей или большого княжеского рода, восходящая к легендарному Рюрику. Дополнительно можно указать на собрание множества значений слова в «Древнерусском словаре XI — XIVвв» (Т. VI. М., 2000. С. 418 – 419). Впрочем, порой не всегда понятно, каким образом те или иные указанные смыслы в словаре применять в современном русском языке (значения №1 и №2 – потомство и семья, родня – совпадают по смыслу, в приведенных примерах подходит как одно, так и другое; значение №4 — «племя, народ», собственно, чему частично посвящен предлагаемый материал). Более подробно и точно дает указания Словарь Срезневского (Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб, 1893. Т.2, стб. 959 – 960).

В Лаврентьевской и Суздальской летописях имеется не совсем ясное обозначение смысла племени в месте упоминания прихода татар на Русь под 1223г.: «и что ӕзыкъ их и котораго племени сүть» (ПСРЛ. Т1, стб. 445, 503). Под племенем подразумевается нечто большое, частью которого являются неизвестные татары. Думается, соседство языка и племени не является случайным. Так, например, летопись в отношении половцев употребляет понятие иноплеменников, затем оно распространяется и на татар. Но никогда летопись не противопоставляет в племенном отношении группы восточных славян (в современных исторических значениях «славянские племена»). Вполне вероятно мышление летописца библейско-генеалогическими категориями: раз все человечество имеет одного предка – Ноя, следовательно, теоретически вполне возможно узнать, чьими потомками являются те или иные группы людей. Иными словами, в основу положен условный принцип кровнородственных отношений. Одновременно он имеет более или менее проверяемый и видимый характер – культурная особенность и языковое отличие. И, надо полагать, культурная отличительность не связана тесным образом с племенем: при описании нравов полян, древлян и прочих славян летопись не противопоставляет их с помощью введения понятия «племя», требуется гораздо более внушительная грань, чтобы началось использование противопоставления с помощью слова «иноплеменники», причем вероятнее всего (допускаю ошибочность такого предположения-утверждения)  именно в смысле — потомки племени Симова, в то время как русь и словене относились к  племени Афета. Колено племени Афетова составляют варяги (Там же, стб. 4).

 

  1. О летописных обозначениях. Посмотрим, какие понятийные категории подразумеваются в раннем русском летописании.

А) О сути. В русском нарративе языковое и племенное различие тоже не отождествляется напрямую, но «язык» и «племя» употребляются в достаточно близком контексте (см. выше: «и что ӕзыкъ их и котораго племени сүть» или: «бъıс̑ ӕзъıкъ Словѣнескъ ѿ племени Афетова»). Обращает на себя внимание использование «сути» в качестве общего или расширительного обозначения: «нарци єже суть Словѣне» (Там же, стб. 5), «сѣли суть Словѣни по Дунаєви» (Там же), котораго племени сүть (Там же, стб. 445). Исходя из краткого перечня выражений, можно попробовать сказать: «суть» — объединяющий признак, некая общая черта, по чему судят о принадлежности к тому или иному общему названию. Иногда создается впечатление взаимозаменяемости сути и племени («суть словене», как будто можно охарактеризовать  племенное причисление (см.  словарь Срезневского, примеры к значению «племя, народ»), аналогично с варягами), но напрямую в текстах летописи об этом не пишется.

Довольно сложно сопоставить значение слов «племя» и «народ»: ранними нарративными источниками они либо не используются, либо не употребляются в этническом значении.

Vasnecov_Bayan_1

В.М.Васнецов «Баян»

Б) О роде. Следующее что хотелось бы заметить: употребление летописью «рода» в том значении, в котором современные историки привыкли употреблять слово «народ» или, как вариант, «племя». В известных русско-византийских договорах 912 и 945 гг. употребляется выражение «…от рода рускаго» (Там же, стб. 32–33, 46). Логично предположить, что словенские послы употребили бы выражение: «мы от рода словен». Посмотрим, находит ли озвученное предположение какое-то подкрепление в источниках.

Оказывается, да, находит. ПВЛ употребляет следующее: «ѡ рода Словѣньска» (Там же, стб.12). Дополнительно: «ѿ рода Варѧжьска» (Там же, стб. 20). В данном случае имеется в виду некое происхождение и отличительная особенность (в поговорке «сгинуть аки обры»: не оставив племени и наследия –  племя все же имеет к значение потомства*).

ПВЛ  англян, урман, свеев и загадочную русь относит к варягам. Из перечня видно, что под варягами понимаются северно-европейские, точнее, северогерманские «народы», куда попали англяне (то ли как потомки переселенцев с Ютландии, то ли как потомки новых скандинавских переселенцев на туманный Альбион). Нужно отметить, что различия в языке скандинавов еще не осознавались, потому в прологе «Круга земного» Снорри Стурлусона говорится о «языке данов»   как языке правителей «Северных стран»  (http://norroen.info/src/konung/heimskringla/prolog/ru.html , там же см. прим. №2). Варяги имеют не столько этническую (квазиэтническую), сколько географическо-языковую окраску, противопоставляемые «словенам». Не случайно летопись относит варягов к более широкому понятию, к колену, куда входят англяне, урмане, свеи и русь. Получается несколько иной уровень объединения. Будем его тоже считать племенем, народом или начнем корректировать понятийную сетку объединений различного плана и свойства?

Под 6526г. (1018г. –  далее для удобства перевод в совр. летоисч.)  эти понятия даже следуют поочередно: «совокупивъ Русь. и Варѧгъı. и Словѣнѣ» (Там же, стб. 143). Русь, очевидно, теперь рассматривается как нечто отдельное, особенное от варягов и от словен. Летопись понимает изначальное происхождение руси и новое состояние в среде славян. Отсюда иногда кажущаяся тавтология по отношению к варягам в космогоническом прологе ПВЛ и деление на «от рода варяжьска» и «от рода рускаго». Слова «суть» и «от рода» — близки по значению, являются категориями высшего порядка, отличными от конкретных наименований групп людей.

В) О «странах» и «языци». Гораздо чаще и более определенно  в летописи употребляются слова «страны» и «языци». Если под странами понимаются географические регионы, имеющие свою долгую традицию именования, то под «языцами» с достаточной степенью условности можно усматривать некие «этнические» индикаторы. Повествуя легенду о строительстве Вавилонской башни,  летопись сближает род и язык: «и реч̑ Гс̑ь се родъ єдинъ . и ӕзъıкъ єдинъ» (Там же, стб. 5). Затем Господь перемешал языки, произошло разделение. В летописи постоянно фигурируют категории стран и языков. Хотя, трудно поверить в то, что от чуди до муромы языковые различия были столь сильны, что мы вправе называть их отдельными языками (Там же, стб. 11). Но определенным видится одно: летописьиспользует  языковой принцип как основной. Можно сказать, что в летописи употребляются различные наименования славян («словен») для обозначения групп людей, разделяемые с помощью слова «языци». Более высокий уровень — понятия «колено» или «суть», нечто объединяющее (словене – одного языкового уровня, варяг(з)и – другого?).

118921735_4085248_skachannie_faili

Питер Брейгель старший «Вавилонская башня»

Особую трудность в летописи представляет выявление соотношения рода и племени, племени и народа, поскольку под родом и под племенем летописец подразумевает свойство, генеалогическое происхождение (часть княжеского рода, ветви Рюрикова рода) и происхождение вообще.

Согласно этимологическому словарю Фасмера племя сближают с греч. πλῆθος «множество», лат. plēbēs ж. «толпа», возможно от *реl- «производить, рождать» «рождать» https://vasmer.lexicography.online/%D0%BF/%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D1%8F , в чем  можно усмотреть и русское «народ» (ср. с оборотом «богатый народился урожай»).

Вся проблема состоит в том, насколько древние представления, в том числе, отраженные в текстах, соответствует нашим представления, и насколько современные научные воззрения адекватны представлениям прошлого, не возникает ли словесно-понятийной путаницы?

Иногда можно усмотреть в церковно-славянской и болгарской литературе тождество племени и народа (http://promacedonia.com/zv/zv1_1.html) и аналог латинскому  triba. Здесь я вынужден ограничиться небольшим отступлением от темы, выходящим за рамки моих непосредственных интересов.

 

Подводя итог,  иногда слова «племя» или «народ» употребляются в значении некой большой исторической общности – применительно к языку или населению государства. Летопись употребляет слово «племя» в значении потомства, часто в связке с языком, а словом «языци» обозначает любую историческую общность родового или государственного  характера.

 

  • 2. О переводах слов.
  1. О «Древнем обществе» Моргана и tribe. Интересна бессистемность использования в переводческой литературе (впрочем, как и в исторической) слов «племя» и «народ».

Л. Морган в «Древнем обществе» (https://www.marxists.org/reference/archive/morgan-lewis/ancient-society/)  в четвертой главе, резюмируя, под «tribe» понимает не родовую организацию (для характеристики которой он использует слова «gentes…» «gentile…»), а то, что у нас принято называть племенем. Племя он связывает с диалектом, хотя при подчинении одного племени другому у них могли быть разные, но близкие диалекты. Род разрастался, дробился, происходила  языковая сегментация и далее возникала перспектива отделения. В случае с ирокезами Л. Морган употребляет множественное значение слова «tribes»: имеется некоторое число диалектов, по которым их носителей возможно объединить в одно общее и понятное слово «ирокезы» (глава так и называется «The Iroquois Tribes»).

Судя по всему, Л. Морган подразумевал под nation народ в широком значении, на стадии цивилизации, которую не могли создать американские индейцы («A coalescence of tribes into a nation had not occurred in any case in any part of America».). К слову, у исследователей накопилось множество претензий к использованию «tribe(s)» по отношению к африканцам, подразумевая крайне отсталый образ жизни и социально-политическую организацию. Но для социально-политического объединения Л. Морган чаще использует слово tribe, приводя примеры римских триб и греческих фратрий. Однако следует заметить, что, хотя в начальной истории Рима уживались этруски/луцеры, латиняне/рамны, сабиняне/тиции, этруски стояли на государственном (или около того) уровне социально-политического развития, в то время как латины и сабиняне еще преодолевали стадию так называемого «периода разложения родоплеменного строя». Рим, как и рядом расположенный сабинский городок Фидены, оказывался на стыке зон расселения жителей Средней Италии – латинян, этрусков и сабинян. В латинском «триба» стоит близко к значению «три» (tres) и означает разделение населения Рима по происхождению; другое значение – простой народ, толпа. Используя язык летописей, мы вынуждены были бы пользоваться словом «языци» или использовать слова  «племя/народ» в самом широком значении.

Дополнительно хотелось бы заметить, что Л. Морган вводит курию, промежуточное звено между родом и племенем, аналогичную греческой фратрии. Возникает вопрос: адекватна ли сетка понятий известной нам информации по сохранившимся источникам применительно к тем же славянам? Следом возникает другой вопрос: вправе ли мы говорить о этничности славян, русов? Если на первый вопрос крайне трудно ответить и, скорее, можно развести руками, то на второй можно ответить положительно, правда, с одной оговоркой, что признание «своих» зачастую в древности не шло по линии этничности.

Л.Морган считает высшей категорией «Populus Romanus», понимая (в позднейшем смысле римских историков,

Статуя императора Августа

Статуя императора Августа

осовременивавших историю Рима царского периода) под ним полноправных римских граждан, в то время как до реформ Сервия Туллия (и еще долго после) римского гражданства не сложилось (по тем же античным источникам, письменно законы стали оформляться с середины Vв. до н.э.). Если таковое обозначение имело место быть, то это никак не народ в государственно-гражданском смысле, скорее просто обозначение населения Рима, полноправных членов общины, пока еще не граждан (по легенде, в начале Vв. до н.э. произойдет конфликт по линии разделения новых и старых членов общины, имеющих больше прав), то самое объединение родов и курий tribe у Моргана, то самое  латинское «популус», попавшее во французский язык как peuple, в английский как people. Что удивительно,  в русском народ-этнос и народ-толпа, население, совпадают аналогичным образом.

Если далее углубляться в латинскую историю, то Ливий в первой книге римской истории использует оборот «duorum populorum» по отношению к объединению прибывших троянцев и аборигенов Лация (аборигены вроде как «племя», населяющее Италию до основания Рима) в одно название латин (Liv. I, 2). Затем, когда Ромул убил брата Рема, он рассылает послов в окружающие народы (в латинском тексте gentes), потому что женщин в самом Риме было мало и следовало поддерживать рождаемость. Войну между римлянами и албанцами он рассматривает как междоусобную, используя  обороты «civili», «duo populi» в отношении разных городов-общин (Liv. I, 24).

Как я могу судить, у античных авторов не принято было обозначать наши современные племена в значении «tribe». Проблема определения смыслов триб и курий – старая историографическая проблема, не думаю, что здесь стоит уделять ей много места.

В русских летописях раннего периода словене за счет своего языка образуют некий ствол, от которого идут отростки – другие именования славян. К сожалению, летопись никак их не называет. Мы не знаем, что понимается под «вятичами», «радимичами», «дреговичами» и прочими перечисленными летописными родами (именно так они именуются); у греков имеются некие «славинии». С диалектами их тоже не получится увязать. По крайней мере, по летописям и берестяным грамотам можно говорить о северном и южном диалектах на Руси. Во всяком случае, нельзя говорить о сильных региональных языковых различиях на Руси в домонгольский период. Так, во введении к книге «Древненовгородский диалект» А.А. Зализняк отмечает общераспространенное мнение: «как уже многократно отмечалось исследователями, языковые различия между всеми славянскими племенами, скажем, в XI в. с чисто синхронической точки зрения не выходят по своему масштабу за рамки междиалектных различий, существующих внутри любого современного языка. Взаимное понимание между всеми славянами в это время еще не составляло особых трудностей. С этой точки зрения мы вправе говорить еще и в XI в. о позднем праславянском языке и его диалектах» (Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М.,2004. С.7).

В общем выводе можно сказать о разном уровне понятий, которые приходят в противоречие друг с другом, рождая странные концепции о «племени», «союзе племен» (раньше я думал, что примерно знаю, что это, однако, читая летописи,  литературу другого рода, понимаю, что не знаю даже приблизительно) и т.д. Наверное, тогда лучше говорить о «куриях» и «трибах», если уж пытаться восстанавливать родовое общество славян по косвенным данным и дошедшим до нас крупицам по этнографии и сторонним источникам о славянах. Если уж следовать за классиками, то в более последовательном русле, а не произвольно.

 

  1. О переводах на русский латинских терминов. Другой случай – с переводческой литературой и «племенной» номенклатурой латиноязычных авторов по славянам.

Привлеку текст Хелмольда из Босау «Славянские хроники» (Chronica  Slavorum) в переводе. Л. В. Разумовской http://www.vostlit.info/Texts/rus/Gelmold/framegel1.htm , сравнив с латинским.

В первой главе Хроник употребляется «gentibus» — в русском переводе: «народы».

В другом месте: «nationes» — в русском переводе фигурируют снова «народы».

Во второй главе «gentibus» — в русском используется «племя».

К примеру, фрагмент: «Altera insula, longe maior, est contra Wilzos posita, quam incolunt Rani, qui et Rugiani, gens fortissima Slavorum»  Л.В. Разумовская почти идеально переводит следующим образом: ««второй остров», больший, «лежит против земли вильцев, его населяют раны, называемые также руянами»,— «самое сильное среди славян племя»». Вызывает лишь вопрос произвольное отношение к русским словам «племена» и «народы»  в отношении  указанных nationes и gentibus. Если перевести отрывок: ««второй остров, больший, лежит против земли вильцев, его населяют раны, называемые также руянами, — самые сильные среди славян люди»»,  – смысл останется почти тем же, но понятийная нагрузка изменится.

Проблема в том, что русский язык оказывается весьма бедным в отношении различных народных и родовых делений. Историки, археологи, переводчики создают большую путаницу, и порою видно, что даже специалистам трудно разбираться в словесно-понятийных хитросплетениях как родного, так и не родного языка. Проблема не только в языках, но и в изменении значения слов во времени.

Средневековое natione не соответствует современному nation. Сетка иноязычных слов-понятий, по моему мнению, нуждается в более корректном переводе на русский язык  (или требует введения новых слов и понятий в современный русский язык):

Genus, gents;

Natione;

Nation;

Phratry;

Tribe;

 

Требуется и более системный подход к употреблению слов в далеком и современном значении русского языка:

 

Род, роды;

Племя;

Народ;

Нация;

Народность;

 

Возможно, кто-то дополнит приведенные списки.

 

Итог. Слово и решение остается за специалистами, мною лишь подмечены странности обозначений: как обозначения прошлого переводят современными обозначениями, на мой взгляд, с произвольно употребляемыми понятийными смыслами современности (например, лично для меня возникает много неясного при чтении средневековых восточных авторов относительно родственных связей и различных делений монголов и их родственников). Хотим мы того или нет, мы вынуждены пользоваться моргано-марксистскими установками, доставшиеся нам от советского прошлого, используя русский язык и сложившуюся традицию общепринятых обозначений в научной литературе, публицистике, обыденной речи.

Порой при чтении научной литературы нет понимания того, в каком смысле используется слово «племя» – в смысле народа, этнического/квазиэтнического индикатора, в смысле объединения родов в рамках одной общности? Возможно, мой посыл неверен, но в наших силах скорректировать сетку понятий относительно прошлого и современного понимания исторических обозначений, причем на разных языках, будь то латынь классическая или средневековая, будь то какой-либо современный язык общения.

Мы не знаем того, по какому принципу делились славянские общности — по родовому, политическому, территориальному, земляческому (земельному, региональному), по некому общему принципу, внедренными  иностранцами? К примеру, за пределами России всех выходцев из России причисляют к «русским» — башкир, татар, калмыков и т.д., но судя по хождению слов, различают  народы/этносы кавказцев и сибиряков…

 

 С чего начинается этнос?

 

 1. О проблеме этносов.

  1. Проблема этнической солидарности и солидарности иного рода. Давно интересуясь проблемой этносов и определения народов, вплотную вопросами теорий и понятий этносов, этнической общности я не занимался. Однако при работе с историческим материалом его требовалось как-то осмыслить, привести в порядок понятийно-терминологический инструментарий. Сама принятая в науке терминология вызывала нарекания по своей неадекватности. Ибо, работая с историческими источниками, приходишь к необходимости отказа от всех национальных стереотипов и шаблонов. Мир истории гораздо сложнее и многообразнее, нежели он представляется в современных национальных блоках, с помощью которых сегодня мыслят политики и ученые. Надо признать, многое в науке построено по западным образцам или взято за эталон, рождая пресловутую европоцентричность, про которую все говорят, но никто не хочет избавляться от старых, привычных шаблонов и стереотипов мышления. Надо четко понимать, что многие классики, особенно это актуально для нашей страны в отношении творчества Моргана, Маркса и Энгельса, работали в XIX в., когда археология только-только зарождалась и начинала свое эпохальное шествие, когда еще не были толком известны египетские, шумерские и аккадские письмена, практически вся история упиралась в античных авторов, дополненная библейскими сказаниями о времени до начала описания трудов Геродота и Фукидида. Эталон европоцентричности возникал в результате формирования Римской империи или под воздействием античного наследия (латинский язык, как язык книжности и образованности, являлся важным инструментом в передаче информации, ведь каждому священнику требовалось как-то читать и понимать священное писание). В России латынь, к сожалению, не получила известности и распространения до Нового времени, поэтому сегодня возникает определенн трудность в поиске адекватного перевода различных понятий.

Лично для меня этнос представляет неопределенную сущность, с которой неудобно работать. Зачастую не находишь подходящих слов, поскольку все они несут для многих чрезмерную современную понятийную нагрузку. Этнос  видится мне модернизированным понятием.

В истории Древней Греции (Эллады) я нахожу три уровня, по которым шло причисление эллинами себя к тому или иному рангу.0004-008-V-vek-do-n.e.-Drevnjaja-Gretsija Причем первый – самый абстрактный, самими эллинами не мог решиться однозначно в принципе, поскольку они мыслили о себе общинно-политическими категориями, которые принято называть «полисами». Некая общегреческая солидарность, панэллинство, так и не могло выйти за рамки политических деклараций и попытки единения за счет общеэллинских празднеств по типу Олимпийских игр. Солидарность в большей степени проходила по границам полиса и сложившихся диалектных зон, после последнего переселения дорийцев. В процессе социально-политического развития полис превратился в общину-государство, где пришлый не обладал полнотой прав местных жителей, соответственно, ему не доверялась защита своего полиса и прямое участие  в его управлении. Вдобавок ко всему, у каждого полиса или объединения полисов, имелись свои религиозные празднества. Спартанцы-дорийцы приняли местных божеств периэков, взамен заставляя участвовать их в похоронах спартанских царей. Являясь ущемленными в правах жителями нового политического образования, периэки за всю свою историю не проявляли особого сепаратизма (Зайков А. В. Общество древней Спарты: основные категории социальной структуры [учеб. пособие]. –  Екатеринбург 2013. — С. 68 – 90). Видимо, бремя спартанского верховенства не виделось чрезмерно тяжким, в то время как мессенские илоты склонны были к восстаниям.

Периэкские общины-полисы, несмотря на свою некоторую автономность и ущемленность в правах, выступали по линии войскового подразделения равноценной частью полноправных спартанцев – спартиатов. Вместе со спартанцами  они выступали единой фалангой, называемой Лакедемон. Поскольку в воинственных эллинских полисах войны – обыденное явление, а для войн желательно иметь большое количество войска, спартанцы пошли на некоторые уступки, приблизив к себе местное покоренное население. В свою очередь, периэки в тяжелое для спартанцев время, предпочитали им помогать или препятствовать продвижению их врагов по своей территории.  Данный пример показывает, как изначально разные группы людей пытаются вместе сосуществовать и оказывать взаимную поддержку без всяческой этнической солидарности. В истории можно говорить в каких-то случаях (в каких?) об этническом делении, но ценностные ориентиры лежали далеко не всегда в плоскости национального.

На примере истории эллинов приведу три указанных уровня:

  1. панэллинство;
  2. диалектно-«племенной»;
  3. полисно-союзный.

 

На уровнях №2 и №3 отношения переплетались самым тесным и хитрым образом. Города Беотии противились подчинению Фивам и образованию «Беотийского союза». Дорийцы-спартанцы покорили автохтонов, образовав политию Лакедемон. В Аттике дело обстояло попроще по причине заселения всех жителей в один город и дарования всем гражданских прав. Тем не менее, город Элевсин видится вставным зубом в Аттике, с которым возникали некоторые проблемы (Сергеева С.Н. Элевсин и Афины (с нач. II тыс. до VII в. до н.э.) http://centant.spbu.ru/centrum/publik/kafsbor/1998/sergeeva.htm).

Мышление общинными категориями, перетекающие в совпадение с  границами политической организации, известно уже из шумерской истории. Как объясняют востоковеды, путем заселения жителей в один «город» или объединения деревень, появлялась община, ее стали обозначать в современной историографии «ном». При этом единое происхождение или некое единство могло осознаваться, но на передний план на повседневно-бытовом уровне оно не выходило, являясь скорее абстрактной, общей или книжной идеей, которую рано или поздно могли воплощать в жизнь различные правители или государства силовыми методами (Саргон Древний, III династия Ура, Филипп II Македонский, Римская республика, Русское царство). Видимо, в полном смысле современного слова эллины этносом не являлись, как и русские средневековья, о чем речь пойдет далее.

 

  1. Некоторое замечание по народам и этносам. Лично у меня складывается такое мнение, пока не отождествляя народ с современным пониманием этноса, что народ – продукт письменной культуры, он может себя отделять от остальных, видеть некое свое (зачастую культурное, но не политическое) единство, но при этом не видеть смысла в важности этого самого единства, поскольку ценностными ориентирами выступают другие координаты – община (в форме политической организации государственного характера), землячество, вера, близкое кровное родство, князь, правящая династия и т.д. Повторюсь, на низовом, повседневно-бытовом уровне другие ценностные ориентиры и объединяющие организационные формы – община или объединение в надобщинный уровень. Формы можно искать разные. Только в самых развитых обществах Востока можно видеть развитые государственные формы устройства, когда в более масштабных политических образованиях видят потребность в некой унификации, дабы навести порядок, с помощью которого можно было бы легче управлять государством. Городская элита начинает мыслить более масштабными, другими экономическими, социальными и политическими категориями,. Ведь не случайно христианство в древности чаще находило поддержку в городах, а не в селах. В городах люди оторваны от тяжелых повседневных трудов по производству, составляя иные профессиональные слои, в то время как в деревнях предпочитали полагаться на старых богов, дающих урожай, покровительствующих семье, деревне и т.д. Практически повсюду, где шла тенденция образования более-менее централизованного государства, осуществлялись меры по универсализации религиозных сторон жизни, дабы меньше возникало трений и разногласий, люди чувствовали себя более сплоченными. При этом проще становилось управление, не вдаваясь в каждой общине, в каждом регионе в местные детали. Книжники вырабатывали общий письменный, литературный язык. Например, можно условно сказать, что «эллинов» эллинами сделала «Илиада» Гомера, хотя еще долго после ее написания у них во многом не было общих точек соприкосновения.

Народ – категория более высокого порядка, нежели родовое деление или политическое объединение родовых организаций, которые легко и достаточно быстро могут распадаться, особенно в среде кочевников, учитывая расстояния и необходимость владения лучшими пастбищами, учитывая конкуренцию, миграционные потоки.

После побоища Игоря Святославича с половцами

В.М.Васнецов «После побоища Игоря Святославича с половцами»

Общая культура рождала ценностный ориентир солидарности по этническому/народному признаку. Поскольку кровнородственные отношения просты и понятны на бытовом уровне, до сих пор, несмотря на уровень образования и популяризацию научных знаний, можно видеть смешение понятия  народа как социально-культурной категории с понятием биологического характера, с тем, что наследуется потомками и дается при рождении. Поскольку формирование народа – процесс длительный, на примере древней российской истории мы видим, что т.н. «древнерусский язык» стал общим языком на всей территории Руси, объединяющим людей, в то время как внутри отдельных земель могли сосуществовать говоры и диалекты. К последним можно отнести древненовгородский диалект, на котором  разговаривали все жители новгородской земли. Обозначение Руси стало приобретать некий индикатор этничности, пока еще в слабо выраженной форме. Например, летописцы упрекают князей в приводе на русскую землю половцев-язычников, убивающих христиан (поскольку русские князья использовали половецкие отряды в политической борьбе, то половцы не только действовали военными методами, но в качестве платы могли бесчинствовать и брать в плен местное население). Для книжника на первом месте выступает религиозная солидарность: не имеет значения, в какой земле происходит разорение, какие князья и по каким причинам дерутся между собой, если князья приводят  на Русь язычников, некий чужеродный, внешний элемент, элемент иной  религиозной системы. Русь, имея некий этнический индикатор, общее наименование, пока воспринималась фрагментами: здесь мы, русь, а там другие, но тоже русь. По аналоги с землячеством. Землячество в меньшей и ослабленной форме присутствует до сих пор, но его подавляет более высокий уровень – этничность или причисление себя к культурно-языковой общности, народу. По летописям можно в первую очередь увидеть религиозно-конфессиональную солидарность. Причем, надо полагать, сами православные прекрасно понимали, что русь с греками одной веры, однако русь с греками никогда не путали и не отождествляли. Это значит, что первый индикатор этничности на уровне «мы – они» (противопоставление по названию, что бы под ним ни подразумевалось) возникает уже в XII в. (возможно, несколько ранее). Это то, что можно проследить по текстам.

Перейдем непосредственно к проблеме русской этничности.

 

2. О русском «этносе»?

  1. Предварительные замечания. С появлением большого по территории и многолюдности политического образования соразмерно увеличивалось и число проблем, местных факторов, мешающих планомерному объединению. Наверное, князь Владимир Красное Солнышко решал проблемы своей державы, исходя из своих личных соображений и сложившихся обстоятельств. Часть Руси считалась христианизированной, еще его бабка официально приняла крещение от греков. Поэтому выбор веры – это не столько геополитическое решение, сколько решение, возникшее из обстоятельств местного и личностного характера. Принятие христианства явилось достаточно важным мероприятием в долгосрочной перспективе. Православие через какое-то время на Руси стало ассоциироваться с русской или грекорусской верой. Монотеистические религии в позднеантичный и средневековый период стали заменять идею о всевозможном единстве. Нет божеств, есть один Бог, нет правителей, должен быть в идеале один правитель. Соответственно, должны были конструироваться идеи центростремительного характера в иных сферах. В период позднеримской империи идея одного императора, сопряженная с административно-социальной политикой, и в дальнейшем подкрепленная христианством, разрушала полисные структуры, люди переставали чувствовать себя гражданами полиса, считать свой полис родиной и отстаивать его независимость, появлялся император-господин с подданными, и появлялась христианская религия, которую императоры в какой-то момент пожелали поставить под свой контроль. Языческая культура отмирала, уходя в прошлое, появлялись подданные, подданные-христиане. Вероятно, благодаря такому повороту дел между эллинами стирались грани социально-политического и культурного характера. Размывались прежние деления, появляется наддиалектный язык койне, эллины, в конце концов, стали называть себя ромеями, в то время как с VIв. или VIIв. языком делопроизводства стал греческий. И до сего дня мы можем наблюдать у греков желание сохранять одно государство, совпадающее с этническим обозначением.

У македонян дело обстояло гораздо проще, наверное, благодаря запаздыванию в политическом развитии. Общины не сформировались в самостоятельные и целостные единицы (то же самое касается «варварской периферии»), их консолидация проходила более равномерно под властью македонских царей. Внутри страны деление чаще шло по горной и низменной частям – Верхней и Нижней Македонии. У македонян и фракийцев (некое общее обозначение племени/народа) можно встретить региональные противоречия в ходе  складывания одного государства.

Данное замечание представляется мне важным, поскольку до недавнего времени политические структуры у нас мало изучались. Греческие полисы, имея предысторию, несмотря на упадок, вызванный, скорее всего дорийским нашествием, формировались как общины и как общины-организации политического характера. У соседних македонян и фракийцев рождение государственности упиралось не в отдельные общины-города, а регионы, несколько другой уровень объединения.

В целом, акцентирую внимание на расхождении народа как культурно-языковой общности и солидарности, и, с другой стороны, как  организацию  родовых объединений. Это разные уровни, и характеризуя тех же западных и восточных славян, мы их зачастую смешиваем.

 

  1. О русской «этничности». Обращаясь к русской и славянской истории (впрочем, как и к скандинавской) мы должны понимать, что обращаемся к очень отсталому региону во всех смыслах и отношениях. О каком-то серьезном политическом развитии едва ли можно говорить. Обращает на себя внимание пограничье… как бы так сказать… «варварской периферии» из Ютландии, Фризии по отношению к Франкскому королевству. Собственно, откуда и могла быть перенесена более зрелая военно-политическая культура к самим восточным славянам. Фактически насаждение письменности в том же Новгороде было осуществлено княжеской властью – Ярославом Мудрым. Без такого «пинка» (видимо, принятие христианства ускорило распространение письменности и книжной культуры) принятие письменности растянулось бы по времени неизвестно на какой срок, и неизвестно, какие к тому времени оформились бы политические и культурные границы – и знали бы мы гораздо меньше об  истории восточной части славянства и сопредельных стран.

    Pskov_Veche_Vasnetsov

    В.М.Васнецов «Псковское вече»

Таким образом, возникает круг связанных между собой вопросов: можно ли говорить о русском этносе? когда он появляется? был ли этнос или что-то другое? Вопросы сложны, но правомерны. Отвечать на них трудно по той причине, что этносов в нашем современном понимании, наверное, не было. Можно говорить о некоторых этнических индикаторах, причем, что упускается из виду исследователями, нужно разделять родовые общности и  культурные (общности иного плана и даже уровня – типа нации), последние обычно носят письменный характер.

Описывая географическую ситуацию, летописец утверждает: «се бо токмо Словѣнескъ  ӕзъıкъ в Руси. Полѧне. Деревлѧне. Ноугородьци. Полочане. Дреговичи. Сѣверъ Бужане зане  сѣдоша  по Бугу послѣжеже  Велъıнѧне . а  се суть инии ӕзъıци . иже дань дають Руси . Чюдь . Мерѧ .Весь . Мурома…» (ПСРЛ. Т.1, стб. 11).

В Русь летописец записывает только словен — людей, говорящих на словенском, данников он к Руси не причисляет. Хотя относительно событий Xв. славяне в ПВЛ  сами выступали в роли данников и не относились к Руси (видимо, потому Константин Порфирородный употребляет термин «внутренняя Росия» применительно к киевщине, где находились скандинавские анклавы — русь).

В данном летописном случае имеется некий квазиэтнос «русь», который можно более-менее исторически справедливо определить как политоним, давший смычку с языком («словенский»). Летопись практически всегда, за небольшим исключением, говорит о Руси в узком смысле, причем широкое название произошло от названия людей, концентрировавшихся в области Киева (ср. «внутренняя Россия» Константина Багрянородного). Идти в Русь – означало идти в историческую область, а русь чаще всего – наименование людей, сперва отличных от славян и варягов, потом произошло слияние, возник симбиоз славян и скандинавов. Нечто отдаленно напоминающее эту ситуацию можно вспомнить из истории древней Персии. Держава Ахеменидов в широком смысле называлась Персией (Геродот именовал Азией), но была еще историческая область – Персида. Пример с Русью отличается, тем, что  иностранцы называли так и всю страну, и всех жителей. Иногда, наравне с различными определениями руси и русских (напр., см. Назаренко А.В. Древня Русь на международных путях. М., 2001, с. 11 – 50) можно встретить «рускый бой» (ПСРЛ. Т. 2,  Стб. 555), русский строй («jak tro the foro ena rytza färd») в Хронике Эрика (http://runeberg.org/erikkron/34.html), некую принадлежность чему-то, какой-то градации. При этом, противопоставления мы – русь, они – ляхи, они – венгры имеют некое подобие этнической грани, но пока еще в размытой форме. Можно ли считать это за появление этноса – вопрос дискуссионный, возможно, тут спор о терминах, а не о фактах. Неизменно одно –под русью начинает подразумеваться некая народная градация (идет смычка с языком и культурной близостью, и превалирующим моментом выступает единство по религиозной принадлежности). Политоним перетекает (в зависимости от угла зрения) – как в этноним (по культуре и языку), так и в конфессионим (по религии). И. Н. Данилевским используется термин «этноконфессионим»… Трудно говорить о каких-то общих исторических категориях, в разные времена и условиях люди мыслили по-разному, ценностная шкала зачастую не совпадала с нашей, современной. Слова меняли свое значение. Видимо, благодаря книжникам, общей — христианской — вере, идет сращение политонима с культурно-языковым ареалом распространения «словен», люди видят «своих» — по культуре (усиливается роль веры) и языку. Но это не означало исключительно одну особенность «своих». Скорее, на первый план чаще всего выступал фактор землячества — новгородцев, ростовцев, смолян, киевлян и т.д. Причем, как видно, это происходило за счет главных, важных городов. С появлением новых важных городов начиналось новое дробление, теперь уже внутри земель, разделяя людей еще больше по политическому принципу.

По материальной культуре региональные различия на Руси к приходу монгол были уже минимальны. Надеюсь, свою лепту еще внесут берестяные грамоты, находимые в разных уголках древней России. В гетманском универсале Б. Хмельницкого 1648г. прямо говорится, что козаки – потомки руссов и сами они роуськие, а поляки захватили русские земли до Вильно и Смоленска (Акты Западной России. 1855. т.5. С. 78 — 83). Тут уже не столь важно, сознавали они себя частью единого русского народа или его обособленной частью (субэтносом). Особо оговаривается именно наследие, кровное преемство. Политоним Русь превратился в то, что можно назвать этносом или народом, хотя солидарность шла не столько по линии этничности, сколько по вере, названию. В данном случае еще и язык был одним, русским.

 

  1.     Вместо общих итогов

 

1.1. Племена и народы. В греческом языке этнос (ἔθνος) определяется как племя/народ (Словарь Дворецкого http://gurin.tomsknet.ru/alphaonline.html). В русских летописях по отношению к догосударственному состоянию славян таковое слово не используется, в славянском языке племя в варианте этноса-народа используется применительно к некой большой исторической общности (тут мои знания слишком ограничены). Например, в Киевском Синопсисе 1674г. слово «народ» используется по отношению к жителям «московского царства», при этом другие народы не упоминаются, племена словен тоже не используются в тексте. Возникает впечатление о регионально-политическом подразделении русских, где народ – население некой страны, причем граница проведена по политическому признаку (причислены к московским людям с самого начала возвышения Москвы). В переводе на современный язык, народ – жители княжества, политии, государства, а не этнос. У не вполне добросовестных исследователей и далеких от истории людей выхваченные из контекста слова служат поводом для различного рода спекуляций, мешая пониманию прошлого, и без того основанного  на  крайне скудном, иногда запутанном историческом материале.

Как показано на примерах, уже в русскоязычной литературе нет  системности и понимании народа и племени и употреблении этих слов. Если понятие нации – заимствование, можно пытаться переводить эти смыслы на русский язык, то племя и народ – еще и сложная понятийная игра с поиском определения значений во времени и текстах. Следует скорректировать или подновить понятийную сетку. Да и не мешало бы (на манер французских исследователей) заняться инвентаризацией всего понятийно-терминологического аппарата. Перебрать инструментарий: разложить по своим местам, почистить от ржавчины, починить сломанное, убрать в шкаф ненужное и отжившее…

 

1.2. Использование слов в научной и переводческой литературе. По моему мнению, не вполне корректно и последовательно ис пользуются слова племя и народ в переводческой литературе, что затрудняет понимание  иноязычных и русских старинных текстов. Видится непоследовательное и некорректное использование родовой и этнической/квазиэтнической номенклатур. Даже в словарях видится спорное значение племени (как племени-народа и как потомства, родственников), с приводимыми в них примерами.

В книге Т.Д. Флоринского «Славянское племя», 1907г., понятие «славянское племя» используется в единственном значении, как вариант обозначения народа. При этом славянское племя разделилось на девять славянских народов, причем, по мысли автора, русский народ распался на три народности, о чем в науке идут споры (Флоринский Т.Д. Славянское племя. Статистико-этнографический обзор современного славянства». 1907. С. 4). Казалось бы, номенклатура славянских обозначений понятна, но для ранней истории славян, еще не знавших государства, автор оперирует понятиями то «народы», «то племена», то «более крупные этнографические группы».

Если следовать логике распада народа на народности, то распад славянского племени-народа нужно обозначать народностями, племённостями (??). Но в том-то и дело, что в народность часто вкладывается смысл этничности, хотя и в едва уловимой, но  отчетливо проявляемой форме, притом что по этнографической картине ранних славян до сего дня нет четких данных.

Во время подготовки данного материала, в поле моего зрения попала статья В.А. Попова, созвучная моим взглядам по племенам и этносам. У  него  они сложились на базе изучения африканских обществ, у меня на несколько иного рода материале, в связи с попыткой разобраться в терминологии, проблемах генезиса цивилизации и государственности как таковой, потому что в какой-то момент я осознал, что перестал понимать и источники и труды историков. Так вот, подводя итог обзору пониманий понятия племени, он пишет: «таким образом, с концептом «племя» случилось то, что всегда бывает, когда одним термином называют разные феномены, а именно — утрата терминологической однозначности и превращение в фантом. Концепт «племя» потерял свою концептуальность. Ни этнология племени, ни социология (социальная антропология) племени, ни политология, или, точнее, политическая антропология племени не состоялись. В этнологии  вместо «племени» используется термин «этнос» и его производные, а также «народ», не имеющие стадиальной привязки и не вызывающие ассоциаций с первобытностью. В политической антропологии «племя (потестарное племя)» заменено «вождеством» и его аналогами. Что же касается социологии или социальной антропологии, то весьма показательно, что в монографии Н. М. Гиренко, названной «Социология племени», слово «племя» упомянуто всего три раза, а сама книга фактически посвящена исследованию различных проблем первобытности, то есть «племя» выступает в роли синонима первобытного общества (ср. с устойчивым в прошлом словосочетанием «племенной строй»). Попов В.А. Концепт «племя», или этничность и потестарность «в одном флаконе». https://cyberleninka.ru/article/n/kontsept-plemya-ili-etnichnost-i-potestarnost-v-odnom-flakone ).

 

2.1. Европоцентризм и модернизация. В эпохи, предшествующие Новому времени, система координат и ценностных ориентиров выстраивалась различным образом: в противопоставлениях «мы – они» можно усмотреть некоторую  этническую градацию (или то, что могло заменять этнос). Градация и самоопределение зачастую шло по привычным и понятным для конкретных людей ориентирам по  – принадлежности к роду (фамилии, например), колену (более крупному родовому образованию), к общине в разной своей форме (по-моему, до сих пор идут споры о разграничении соседской и территориальной), к общине, приобретшей форму (или служащей альтернативой) государства – номы, полисы. С появлением монотеистических религий важным градационным признаком становится принадлежность к определенной религии и конфессии. Список можно продолжать и далее… Затем Европе начинают формироваться нации (nation/s), вероятно, параллельно с выстраиванием и централизацией королевской власти – в Испании, во Франции, в Англии. Появление заморских европейских колоний помогало оформлению населению метрополии в нацию. Применительно к российской истории дело обстоит совсем иначе. Новые территории представляли собой продолжение государства, продолжение населения подданных (трудно представить себе, чтобы европейские монархи подбирали себе супругов среди населения Америки, Африки или Океании). Историк Доминик Ливен («Империя, история и современный мировой порядок» http://propagandahistory.ru/books/Kollektiv-avtorov_Mify-i-zabluzhdeniya-v-izuchenii-imperii-i-natsionalizma—sbornik-/32) делает интересное замечание. Морские страны, такие как Англия, Франция имели колонии за морем, что служило естественным разграничителем между метрополией и колониальной периферией, помогая формированию нации. Он говорит: «чтобы упорядочить и привести в систему широкий спектр государственных образований и исторических событий, о которых уже шла речь в настоящей статье, необходимо дать империи некое определение. Мне кажется, чаще всего встречающиеся в научной литературе определения не годятся для этой цели. Они основываются на противопоставлении метрополии и провинций или колоний, лежащих на периферии империи и акцентируют политическое господство, а также факт экономической эксплуатации метрополией периферии. Увлечение историей культуры в последние годы привело к тому, что исследователи стали подчеркивать культурную гегемонию метрополии как еще один отличительный штрих империи. Здесь важно отметить, что данное определение работает в основном лишь применительно к современным западноевропейским заморским империям. В Британской, французской или голландской империях образца 1900 года метрополию от периферии отделяли океан, расовые различия населения и все возрастающий разрыв в уровне благосостояния и экономического развития. С точки зрения культуры «Европа» оказала гораздо большее воздействие на жизнь и сознание колонизованных народов, нежели на жизнь и сознание колонизаторов. Само это обстоятельство с течением времени превратилось в причину возмущения против колонизаторов. Возможно, важнее всего было то, что взрослое мужское население метрополии имело гражданские права, в то время как жители периферии в принципе были лишь подданными империи. По совокупности всех этих причин Британскую, французскую и голландскую империи можно считать «национальными империями» – в том смысле, что в них доминирующее положение занимали целые нации.

Что касается великих сухопутных империй прошлого, то применительно к ним определение империи как системы отношений центра-периферии имеет гораздо меньше оснований, и не только потому, что никакой океан в этом случае не отделял метрополию от ее колоний. Многие из сухопутных империй могут быть охарактеризованы как «аристократические». В них господствовал и их эксплуатировал класс, а не сообщество, и тем более не нация. Члены аристократической элиты имперского центра гораздо более отождествляли себя и вступали в союз со своими собратьями-аристократами (особенно в рамках одной цивилизации), чем с плебеями из своего собственного этноса. Кроме того, такая империя зачастую гораздо более жестоко эксплуатировала низшие классы «центра», нежели низшие классы периферии, поскольку это было с точки зрения логистики гораздо проще и политически безопаснее. Хорошим примером здесь служит царская Россия, начиная с эпохи Петра I и до 1860-x годов. В этот период Россия представляла собой союз различных групп землевладельцев вокруг русского поместного дворянства, являвшегося центром системы. Элита этого общества подчас гораздо лучше говорила по-французски, чем по-русски, и воспринимала себя не только как членов правящего класса России, но также как часть европейской космополитичной аристократии. Достаточно очевидно, что остзейские немцы-аристократы получали от этой империи гораздо больше благ, нежели обращенная в крепостное состояние масса великорусского населения».

Приведенный фрагмент лишний раз подчеркивает, что и в Новом времени у России имелась своя историческая специфика, потому более-менее однородные западноевропейские империи, образующие нации-метрополию, не находят аналога в российской истории и русском языке. Взятые за образец/эталон западноевропейские империи и нации теперь мыслятся как правило, и под это правило, ломая свое мышление, игнорируя исторические нюансы, пытаются подстраиваться и подстраивать представление о своей истории все остальные. Мы должны понимать, что термин «нация» и примыкающий к нему вопрос этносов – чисто европейское изобретение. Соотношение между европейским и остальным (видимо, за счет наследия образования Римского государства, античного культурного и языкового наследия) – это работа, которую следует проделать. Не механически переносить на нечто с иными исторически, культурно-языковыми особенностями, а вдумчиво, с подкреплением из исторических источников.

 

2.2. Русский «этноконфессионим»? Последнее. Проблема «русского этноса», как представляется, все же далека от разрешения не только по причине, связанной с источниковой базой, но и в связи с различной системой мышления советско-постсоветского периодов, смешения различных понятий и категорий советского марксизма, марксизма и не марксизма.  Так, до сих пор жива идея троичной связки: «род – племя – народность» (Толочко П.П. Древнерусская народность. СПб, 2005. 218 с.***), но вменяемых исторических исследований, с доказательной источниковой базой, по-моему, так до сего дня и нет. Есть лишь некая фантазия на тему: вот тут род, вот тут племя, вот тут народность, а трибу заменит племя, а курий у нас нет. Так проще выявлять требуемый феодализм, высокий уровень развития славян, отсутствие необходимости влияния извне.  Далее в том же духе…Тем временем можно и нужно глубже вникать в источники, учитывать исторические условия и пытаться понять людей прошлого, не навязывая им современных категорий и современного (или принятого в обществе, науке) мышления, всяческих учений и априорных суждений.

Близким к истине мне видится термин И.Н. Данилевского «этноконфессионим». Дело в том, что наряду с редким, исчезающим упоминанием в тексте летописей «славиний», термин «этноконфессионим» несет в себе смысл некоторой неустойчивости, размытости: появляется ядро, население которого пока именуется общим словом Русь; далее слово обрастает новыми смыслами — входит обозначение носителей словенского языка, христианской веры, православия. Использование старинных обозначений славиний в текстах летописей может еще говорить о двоякости , «перетекаемости» значения руси внутри страны то по принципу конфессиональности, то по принципу этно-политического наименования. в то время как на более масштабном уровне Русь выступает едино. Например, в летописях можно встретить оборот «наши вятичи» и другие, «пургасова русь». Иными словами, нельзя рассматривать русь только как конфессионим, нельзя русь рассматривать только как этноним, хотя под ним понимался словеноговорящий элемент в пределах политического образования Рюриковичей, при этом всех данников, не говорящих на «словенском», ПВЛ в Русь не записывает. Видимо, мы сталкиваемся с довольно типичным примером образования большой политической системы в географическом смысле, охватывающее разные этнографические элементы (назовем это так). Отсюда возникает неустойчивое именование населения. Но для Руси, что характерно, важным является многочисленность носителей словенского языка, в чем не последнюю роль, наверное, сыграли Кирилл и Мефодий, а также прибывающие на Русь церковные деятели, в основном выходцы из Болгарии, что еще больше сближало два мира — по языку и по вере. В более глобальных масштабах, за пределами страны, Русь рассматривается именно русью. Так же как летописцу не было интересно знать кто скрывается под уграми, если их ведет на помощь князю или для ведения военных действий на Русь венгерский король.

В XI – XIII вв. происходит оформление руси и русских как культурно-религиозной общности. Религиозность специально отделена, поскольку для книжника вера имеет громадное значение, но при описании различных событий можно усмотреть очертания иного мышления, нежели у книжника-монаха. Хотелось бы дополнительно отметить усиление роли религии в Европе и Средиземноморье с XI в. — расколом церкви 1054 г., началом крестовых походов и приходом монголов. Если половцы для русских были «где-то там», притом, что часть половцев уже была подвержена христианизации, часть элиты породнилась с Рюриковичами, что можно видеть по событиям 1223 г. (русские князья вступились за родичей-половцев, по всей видимости, многие из которых еще и христианами были), то монголы оказались совсем рядом и навязывали свои правила игры. У монголов имелась центральная военная власть, военная дисциплина, они вели тотальную войну, что кардинально не вписывалось в образ мышления обычного русского князя, с китайской помощью у них появлялись ростки государственности централизованного типа, чего в принципе пока еще не знали половцы. Русь получила не только устойчивые границы в этно-политическом плане, но и в религиозном. На западе — католики и язычники (ятвяги, литовцы), на востоке «татарове»-язычники, затем мусульмане, на юге агрессия крестоносцев на Византию, затем турков. Надо заметить, что еще в 1220-е гг русские княжества фигурируют в Крыму, после чего с экспедицией сельджукского султана в Крым, известия о них в источниках пропадают. Возможно, отчасти следует искать причины возрастающей роли конфессиональной принадлежности на Руси в том, что она стала одним из индикаторов самоопределения. Четким указателем для простого обывателя, кто свой и кто чужой.
* То же самое касается убийства Аскольда и Дира Олегом в Киеве, поскольку те не относились к племени Рюрика, т.е. не были потомками, не имели  княжеского звания.

***       Украинский исследователь пытается переписать летописи, навязывая им свое видение, используя одну «с» в слове «древнерусская». В России книга, вопреки желанию автора, вышла с удвоенной буквой в названии. На с. 5 в примечании он утверждает о правиле написания в текстах производных слов от «русь» с одной буквой. Не могу сказать за правило, но по событиям XIв. к примеру, встречаем частое: «землѣ Русьскѣи» (ПСРЛ. Т1, стб. 200), «в Русскѣи земли» (там же) , «власть Русьскую всю»  (Там же, стб. 204) и т.д.

 

В словоуказателе к ПВЛ по Лаврентьевскому списку можно усмотреть различное написание http://www.lrc-lib.ru/rus_letopisi/Laurence/lavrfrm.htm.

Сразу заметно, что превалирует написание с одной буквой на первых двух-трех  десятках листов, уступая место удвоенности букв, начиная с событий XI в.  Вот только в Xв. летописей никто не вел.

Больше можно говорить про начертания с удвоенной «с», причем довольно часто с мягким знаком: «-/сьс/-».

Упомянуто: Рускии – 46 раза, русскии/русьскии – 72 раза.

По Радзивиловскому списку к статьям 898 – 921гг упомянуто рускии 12 раз.

По Ипатьевскому списку к статьям 1110 – 1117гг. упомянуто русьскии – 6 раз, рускыи – 6 раз.


Мнения экспертов

2017-06-19 15:40:41

Между наукой и дилетантством

Статья Льва Агни, которая размещена в разделе дискуссий, производит двойственное впечатление. С одной стороны, это вдумчивое научное исследование с толковыми суждениями, безусловно заслуживающими внимания специалистов.  Это наблюдения о несоответствии древних значений их переводам из-за большей дробности древней номенклатуры по сравнению с современными редуцированными терминологиями.

С другой стороны, не оставляет ощущение, что перед нами дилетантское сочинение, что автор не прошел должную школу. Что исследование хотя и научное, но не вполне соответствующее критериям такового.

  1. Изложение очень вязкое, плохо структурированное. Вроде понятно, о чем речь, но воспринимать сложно, потому что неясна связь частей. Наверно, можно еще несколько улучшить ситуацию, если подчеркнуть иерархию заголовков и подзаголовков более резким разнообразием шрифтов, а дополнительно весь план вынести в начало статьи (это я в адрес редактора, хотя он, насколько мне известно, много работал с этим текстом).
  2. Затем, обращает на себя внимание, что автор намешал в эту статью всё, что он думает о путанице терминов для обозначения племен и народов в древних сочинениях и их переводах. Но научное исследование отличается от таких неорганизованных размышлений прежде всего своим делением материала на четкие части и разработкой каждого сегмента в отдельности, а связь их – тоже тема для отдельного рассмотрения.
  3. Далее, явным признаком дилетантского подхода является жанровая путаница: есть ли это размышления для себя, освоение новых для себя знаний, так сказать конспект наблюдений над прочитанной литературой, или соображения для публичного обсуждения, то, что предполагается новым и для читателя.
  4. Четвертым слабым звеном для профессионального подхода является случайность литературы, на которой статья базируется, отсутствие отобранной (то есть только необходимой), но достаточно полной сводки (да и компьютерное оформление вместо обычной системы ссылок).
  5. Есть и, как мне представляется, неадекватные толкования деталей. В частности, в разделе о летописных общностях (1.2А «О сути» автор рассматривает в летописных выражениях типа «нарци єже суть Словѣне» и «сѣли суть Словѣни по Дунаєви» термин «суть» как «объединяющий признак». По его мнению, это «некая общая черта, по чему судят о принадлежности к тому или иному общему названию. Иногда создается впечатление взаимозаменяемости сути и племен». То есть слово приравнивается к существительному «суть», тогда как в летописи это несомненно глагол «быть» в третьем лице множественного числа. «Сѣли суть» — это обычная для древнерусского языка перфектная конструкция. Перевод: «Сели словене (славяне) по Дунаю».

С термином этнос, которому посвящена вторая часть статьи, больше недоразумений. Автор. откровенно признает: «Лично для меня этнос представляет неопределенную сущность, с которой неудобно работать».  Между тем определению термина «этнос» посвящена огромная литература, в которой определились разные варианты, и среди них одно – самое современное – весьма практично.

Я думаю, что автор просто мало читал по этому поводу. Пусть возьмет хотя бы сводку в моем двухтомнике «Этногенез и археология», он получит приемлемую ориентированность в проблеме. Да, с этносом трудно работать тем, кто ожидает от этого понятия непременно соответствия среди материально выраженных общностей. Но, как теперь выясняется, этнос – это категория социальной психологии, это общность, связанная солидарностью на основе идеи общего происхождения и общей исторической судьбы, хотя бы эта идея была и ложной (обычно те или иные материальные признаки находятся, в комплексе или по отдельности – как доказательства).

Солидарности этноса уделен в статье особый раздел, в котором, однако, она оставлена без определения. Между тем, этническая солидарность отличается от всякой иной (партийной, классовой, профессиональной и т. п.) тем, что направлена на осознание возможности этого сообщества жить отдельно от других, одним большим социальным организмом, то есть отдельной политией или государством. Этнос всегда по сути мыслится как отдельное государство (или хотя бы автономия)  в настоящем, в будущем (как цель) или в прошлом (как дорогая память).

У Агни есть немало рациональных рассуждений о том, что даже в недалеком прошлом вряд ли есть прямые соответствия современным этносам, что смысл понятия меняется. Есть у автора и неплохие соображения о разных этапах формирования русского этноса, о превращении политонима Русь в этноним. Отмечены интересные наблюдения из статьи  историка Д. Ливена о различиях западных морских империй (Англия, Франция) от сухопутных восточноевропейских, в частности российской.

Видимо, автор здесь снова смешивает две задачи: свою нацеленность на исследование определенной проблемы (неточности нашей исторической терминологии) и попытку изложить систематически историю основных терминов на пространстве нашей страны.

Я понимаю, что у автора могут быть свои оправдания (условия глубокой провинции, отсутствие необходимой литературы и т. п.), но это не отменяет наличия отмеченных недостатков. Они должны быть отмечены в любом случае. Возможно, что для помещения аналогичных трудов нам стоило бы завести на сайте особый раздел – Школы Начинающего Исследователя.


Комментариев: 31 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Антиковед А.В. Короленков прислал замечания частного характера. Антон Викторович, возможно недопонял мою и Моргана мысль, что речь идет о времени до реформ Сервия Туллия, которые, по взглядам современной историографии, могут относиться  к Vв. до н.э. Обозначаю на всякий случай, во избежания недопонимания. Впрочем, мне следовало четче обозначить свою мысль.
     

    Если таковое обозначение имело место быть, то это никак не народ в государственно-гражданском смысле, скорее просто обозначение населения Рима, полноправных членов общины, пока еще не граждан.

     
    Население Рима и полноправные члены общины далеко не одно и то же.Plebs, похоже, не всякая толпа, а именно проcтонародье, для Рима – пришлые (от pleo).Забавно, что трибы сравниваются с фратриями. Правильнее с филами. Если это Морган, то хорошо было бы оговорить, что он не совсем прав.Мессенские илоты не были склонны к восстаниям, после завоевания они восставали лишь в V в., даже после высадки афинян у Пилоса сидели тихо. Элевсин не вставной зуб, а завоёванный, за него с Мегарами сражались.Что касается Беотии, то нельзя было не учесть мнение Х. Туманса о том, что в Фивах было несколько религиозных центров, а в Аттике один, что, видимо, повлияло на централизацию.
    ______________
     
    От себя могу добавить, что Моргану следовало строить свои концепции на более проверяемом материале, что возможно было бы проверить еще каким-то образом и в последующем не возникало путаницы и двусмысленности, когда Морган имеет в виду одно, а историк, зная римскую историю и историографию, читая источник, понимает другое.  Использовать легенды для научных построений, все равно что пользоваться сборником былин для истории Руси X-XI вв, а то и для более раннего периода. Социальную организацию «трайб» стали понимать в этническом смысле. Возможно, уже у  самого Моргана произошла эрозия смыслов, когда он обращался к легендам по афинской истории.
     
    На примере летописной истории можно говорить о том, что народ — культурно-религиозная общность, у народа нет мифа общего происхождения (имеется разъяснение откуда пошла Русская земля и почему стали так называть). Нельзя смешивать его с родовыми ценностными ориентирами, хотя они могил присутствовать, но по письменным источникам практически не выявляются (например, я не знаю что точно скрывается под вервью, есть домыслы и предположения, превращенные в догмы и аксиомы); нельзя смешивать с этничностью — этносами и их пониманием Нового времени.
     
    По сути мы снова попадаем в понятийную ловушку. В Англоязычном мире «нация» — это и есть этнос, как говорит словарь. В русскоязычном мире специально оговаривают момент, чтобы не смешивать нацию и этнос.

    • /////для Рима – пришлые (от pleo)/////
      Это и есть ЭЛЬ с легким придыхательным звуком «П».
      Есть универсальный термин «сообщество». Это некоторое количество людей, обособленное минимум по одному отличительному признаку.
      ЭТНОС (УД+иН+ИШ) и NATION (УД+ИН) — это две формы одного и тогоже слова, означающие одно и тоже — «сообщества». Только в этих словах по разному проявился ЮС.
       

  • Все это бесполезно до тех пор, пока не будет применяться стандартный анализ: расчленение слов на их составные части.
    Есть лингвистические маркеры ЭЛЬ и УД. Одно из их значение – «сообщество». Отсюда тюркское ИЛ – «народ» и «степное» УЛУС (ЭЛЬ+ИШ). В латыни это ВУЛЬГАР (ЭЛЬ+аК+АР). В русском это УДЕЛ (УД+ЭЛЬ). Это не территория.  Формально это «народ»+«народ», неформально «часть ЭЛЯ». То есть сын князя получает УДЕЛ не как территорию, на которой есть города и поселки, а именно как часть ЭЛЯ, часть народа, подвластного князю.  
    TRIBE (уД+аР+оВ, АР и ОВ – суффиксы). Это просто УД – «сообщество». Отсюда ТУРК (УД+аР+аК, АР и АК – суффиксы).  
    Но первый гласный звук в маркере УД – ЮС. В одних случаях он проявился в «письменных» словах, как УД, в других – УНД.
    NATION (УД+ИН) – к УДу относящийся.
    То есть, TRIBE и NATION – это две формы одного и того же слова, означающие одно и тоже.
    Лингвистический маркер АМ имеет значение «материнское сообщество» или просто «сообщество». Отсюда понятно, что МИР (аМ+АР, АР – суффикс) и АЙМАК (АМ+АК, АК – суффикс) – это формы одного и того же слова, означающие одно и тоже.

    • TRIBE (уД+аР+оВ, АР и ОВ – суффиксы). Это просто УД – «сообщество». Отсюда ТУРК (УД+аР+аК, АР и АК – суффиксы).

      Попробую еще раз. Tribe — скажем так, искусственное понятие, введеное Морганом для обозначения социальной организации, от латинского tribus, триба. В латинском, возможно, происходит  от числительного «три» (tris, tres).
       

      независимо от отношения к наследию Л. Моргана, именно он действительно сделал первый по-настоящему научный анализ дефиниции племени. В своих книгах «Лига ходеносауни, или ирокезов» (опубликована в 1851 г.; русский перевод был сделан в 1983 г.) и «Древнее общество» (опубликована в 1877 г; русский перевод — 1934 г.) он выделил ряд признаков, которые отличают племя как особую форму социальной организации.

      Крадин Н.Н.Понятие «Племя» в современной антропологии
      https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-plemya-v-sovremennoy-antropologii

      • Неа. TRIBUS — 2) простой народ, толпа M, PM; Это и есть «отдельное сообщество».
        Но я не настаиваю. Не хотите расчленять слова на их составные части, ну и ладно.  Просто высказал своре мнение. То, чем Вы попытались заняться на той методической базе, которая имеется сегодня, не имеет смысла. 

  • Уж если говорить об исторической точности слов и понятий, то наибольшей неточностью, массово вводящей в заблуждение,является употребление слова русский, а так же всех связанных словоформ и словосочетаний, по отношению к Руси. Поскольку в современном русском языке слово русский имеет ярко выраженную этническую коннотацию, а на Руси у этого слова был целый ряд значений, а этническая коннотация в современном понимании отсутствовала полностью, то начинать следует имеет с этого.

  • Уж если говорить об исторической точности слов и понятий, то наибольшей неточностью, массово вводящей в заблуждение,является употребление слова русский

    В общем-то «русский» — аутентичное слово, стандартизированное в современном использовании, более историчное, нежели  «руский» у П.П. Толочко. Для времени до XIв. лично я стараюсь в комментариях писать русы (подразумевая скандинавов или скандинаво-славянский симбиоз).  Если кто для XIв. подразумевает ярко выраженную этническую окраску, то это проблемы современников, но никак не источников.

    Поскольку в современном русском языке слово русский имеет ярко выраженную этническую коннотацию

     
    Это далеко не так (не только так).
     

    • P.S. Здесь нужно задаться вопросом: что понимать под этносом и этническим? Если в современных коннотациях, то со школы нужно объяснять, что современность отличается от древности и средневековья. По-моему, больше вводит в заблуждение сам термин «этнос», применяемый к разным эпохам, разным регионам, разным группам людей. Но тут уже мои проблемы :)

    • Очевидно, вы не вполне поняли мое замечание. Я говорил о неверности и спекулятивности применения этого термина по отношению ко всей истории Руси в первую очередь потому, что концепция существования единой народности на Руси крайне дискусионна. Чрезвычайно сомнительным является сам подход к формированию единой народности из славянских племен и исключения из этого процесса финно-угорских и тюркских племен. Вообще же концепция полностью ,,этничная,, в современном понимании, то есть определяет культурно-языковую самоидентификацию как решающую для создания единой общности, тогда как в средневековье подобная самоидентификация имела низкий приоритет, уступая религиозной, сословной и политико-географической.

      • Если при описании прошлого Восточной Европы применяется политико-географический термин «Русь», то «титульное» социальное сообщество «Руси» — «русские». При этом, тонкие моменты обозначаются уточняющими терминами: «русские князья», «население русских городов», «тягловое население Руси», «служилое сословие Руси», «ясачное население Руси». Естественно, есть такие исследователи, кто понимает эти вопросы «неверно и спекулятивно». Но основная масса четко привязывает эти термины к прошлым реалиям. То есть, сам термин «русские» является вариативным. И эта вариативность определена.  Здесь есть еще один момент. У современных этнических русских крайне слабо развито этническое самосознание. Это относится и к русским ученым. У них нет проблем с термином «русские».  

  • Еще небольшое дополнение. Замечено, что «ильменские словене» и «поляне» рано пропадают из летописей. А.П. Толочко склонен видеть причину в подъеме городов — Новгорода и Киева. Летописец совершал какие-то манипуляции.  Дело вполне укладывается в схему доминирующей социально-политической группы. В Новгороде ими стали варяги, в Киеве русы. Балтийское море стало Варяжским, Черное Русским. Нет никаких серьезных оснований для того чтобы воспринимать слова летописца о славянской номенклатуре относительно территории политического образования под названием Русь (территориально-политического, абстрактного понимания государства Русь еще не было) к X в. По всей видимости летописец описывает ситуацию на X — самое начало XIIв. Обычно взгляд летописца в историографии воспринимается в исторической перспективе — от более ранних времен к более поздник. Сама логика повествования, как кажется, именно к тому располагает. Но если внимательно приглядеться, то помещение славян исключительно на Дунай можно связать исключительно с греческими текстами, учитывая, что на Русь отправлялись болгарские иерархи и миссионеры, греки, действительно, сталкиваются с ними на Дунае (отсюда желание князя Кия привязать к правлению Юстиниана, вероятно, за этим скрываются различные свидетельства о склавинах и антах). Призвание Руси почти исключительно связывается с варягами (вариант: немцы), более поздним понятием, если брать за точку отсчета 862г. Логично, предположить, что и расположение народов и осмысление Руси восходит к тому же современному летописцу времени.
     
    Неупоминание различных славянских наименований летописью, известных по другим источникам — по труду того же Константина Багрянородного, связано, видимо, не с тем, что он не знал этих племен, а с тем, что он описывал уже современную картину, делая проекции на прошлое. Наименования одни могли вытесниться другими или забыться, оставаться в каких-то местечках. Археологическое выделение смоленско-полоцких кривичей и псковских находит связь с тем, что Псков тяготеет к древненовгородскому диалекту. Видимо, не случайно наименования славян в той или иной степени совпадают с обозначением различных земель и формирующихся городских (= и политических) центров. Чернигов — у северян, Смоленск (не путать с Гнёздово!) — у Кривичей. Радимичи — возможный остаток сильного некогда балтского анклава… Не земля вятичей, а Ростовская земля, не земля Словен, а Новгородская, не северская/северянская, а Черниговская. Исключение — волынская земля, хотя это позже вошло в летописи, ПВЛ пишет: «червенские города».
    ПВЛ описывает ситуацию к XIIв., а не к Xв.
     
    Если это в основном так, то вся этно-политическая конструкция славянских племен рушится, как карточный домик.
     
    Вообще, следует отказаться от отождествления археологических культур c «летописными племенами». Априорное знание не может быть объективным в принципе. Следует более осторожно говорить: такая-то культура находит параллели с обозначением в летописи славянских наименований («славинии»).
    Ну и, наконец, для наглядности, русистам следует на исторических картах  не закрашивать территорию мифической Киевской Руси Олега, Игоря, Святослава, а отмечать Киев с окрестностями, а все остальное маркировать полосками, как зависимую территорию, с населением, платящим дань. Возможно, тогда что-то начнет сдвигаться с мертвой точки и многое станет смотреться по-другому. По-моему, это объективные вещи. распространенные в истории по другим периодам и регионам. Но история Руси  — у нас особенная. Земли чуди, карелов у нас штрихуются, куда ходят собирать русские дань, а вот земли славян 9-10вв, куда ходят русы собирать дань в полюдье — нет.
    http://istoki-tur.ru/wp-content/uploads/2013/08/IX-XI-%D0%B2..jpg
     
     

    • Из интервью Е.А. Шмидта:

      В VIII-X вв. в отличие от X-XIII вв. у кривичей совершенно разная и материальная, и духовная культура. Напрашивается предположение, что это разные народы. Я стал искать, кому близки кривичи на разных этапах своего развития. Оказалось, что культура VIII-X вв. идентична культуре восточных балтских племён (латгаллы, земгаллы и древние литовцы). Стало быть, кривичи изначально не были славянами и только спустя несколько сот лет, войдя в состав древнерусского государства, ассимилировались с соседними славянскими племенами.
      …………
      Большинство исследователей древнерусской культуры не принимают эту точку зрению, поскольку считают её непатриотичной. И зря. Исследования генетического фонда сельского населения Подмосковья показали, что значительная часть современных русских имеют вовсе не славянские, а финно-угорские корни.

      Большинство исследователей древнерусской культуры не принимают эту точку зрению, поскольку считают её непатриотичной.

       
      Полоса «славянских» наименований с окончанием «-чи» вполне вписывается в их балтское происхождение, объясняющее, почему «ильменские словене» оказались оторванными от прочих «-яне», и почему у них  такое сильное диалектное отличие. Вероятно, летописец уже не знал как их называли, словене и словене, стали варягами, потом новгородцами.
      В.В. Седов терялся в обозначении вятичей — хаос, выражавшийся в мозаичности и черезполосности проживания местного и, видимо, пришлого населения (Древнерусская народность, 1999, с.155). Однако, он почему-то  не связал активное появление городов в Ростовской земле с проблемами мощного потока славян по данным археологии (там же с. 155 — 158). При том убогом землепользовании, какое являлось у славян и балтов в зоне рискованного земледелия, нужны огромные территории для передвижения с места на место. Черниговские князья жалуются, что у них города в запустении, в то время как в Ростовской земле они растут, как грибы, после дождя, причем все крупные появляются в зоне Суздальского ополья. «Совпадение? Не думаю» (с). Как обстоит дело сейчас, не углублялся. Вятичи менее интересны.
      В.В. Седов. Древнерусская народность, 1999, с. 145:

      Нужно полагать, что появление в Смоленско-Полоцком регионе, где бытовали браслетообразные височные кольца, лунничных среднедунайских височных украшений и породило гибридные — проволочно-пластинчатые. Они и стали характерными для культуры смоленско-полоцких длинных курганов. При этом полного вытеснения браслетообразных височных колец не произошло. Они продолжали бытовать, о чем можно судить по фрагментарным находкам в захоронениях смоленско-полоцких курганов Слободы-Глушицы, Пнева, Слободы, Ярцева и других, параллельно с проволочно-пластинчатыми и в конце концов вытеснили их.В X—XIII вв. на территории смоленско-полоцких кривичей получают повсеместное распространение браслетообразные височные кольца с завязанными концами, ставшие этнографическим маркером этого восточнославянского племенного образования.

       
      Картинка, мягко говоря, неоднозначная и крайне расплывчатая.
      Чтобы потом не приходили и не говорили «как было на самом деле», не прочитав ни одного нарративного источника (с иными — катастрофа), ни одного десятка работ по какой-нибудь археологической культуре.
       
      Седов В. В. Длинные курганы кривичейИсточник: http://historylib.org/historybooks/Valentin-Sedov_Drevnerusskaya-narodnost—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/10

      • Мне представляется, что балтское славянское  племя пруссов, с южного побежья Балтийского моря мигрировало на восток, и получило затем в Северной Руси название «кривичи»  (кровные родичи).  Есть подозрение, что «ильменские словене» — это не какое-то отдельным от «кривичей» племя, а одна из территориальных  групп кривичей, наравне с «полочанами» (полоцкими кривичами) и др.        Летописные варяги неспроста противопоставляются словенам (славянвм). — Слово «варяги» не является этнонимом, оно означает «солдаты», «воины-мечники», «морская пехота», соответственно, под словом «словене» («славяне») подразумеваются «гражданские», «мирные жители» тех же самых племён, к которым этнически принадлежат «варяги». — То есть, «варягами» одинаково могли быть солдаты из разных племён Древней Руси (и кривичей, и чуди, и полян, и древлян и северян и пр.). При этом из летописных источников мы можем понять, что в отличие от солдат (варягов) ополченцы Новгородской земли были хуже вооружены (не имели вовсе или имели меньший процент мечей на вооружении), не случайно киевский воевода Волчий Хвост обзывал новгородских ополченцев в XI веке  «плотниками», поскольку многие из них были вооружены боевыми топорами (секирами и пр.)                             Всё население Новгородской земли (кривичей, чудь, весь и пр.)в их совокупности с конца IX века летописцы начинают называть словом «новгородцы».                 Отсутствие современных пунктуационных знаков «двоеточие» и «тире» в летописных текстах о призвании варягов мешает историкам правильно понять ситуацию с древнерусскими племенами, призывавшими варягов. — Летописец даёт слово «русь» во множественном числе — «руси» и называет племена кривичей, ильменских словен, чудь и весь. —  ВСЕ ЭТИ ПЛЕМЕНА летописец считает племенами «руси»!— То есть, летописец говорит про ЧЕТЫРЕ РУСИ, о четырёх племенах, каждое из которых он может назвать словом «русь» в единственном числе, а все вместе они у него называются словом «руси» во множественном числе, либо выражением «вся русь». Через некоторое время слово «руси» во множественном числе  и выражение «вся русь» вытесняются из летописных текстов словом «новгородцы» (под которым в данном случае имелись в виду ВСЕ ЖИТЕЛИ Новгородской земли, независимо от их племенной принадлежности, политически интегрированные в её состав).

  • Мне представляется, что балтское славянское  племя пруссов, с южного побежья Балтийского моря мигрировало на восток, и получило затем в Северной Руси название «кривичи»  (кровные родичи).  Есть подозрение, что «ильменские словене» — это не какое-то отдельным от «кривичей» племя, а одна из территориальных  групп кривичей, наравне с «полочанами» (полоцкими кривичами) и др.  

    О родине кривичей судить трудно. Вообще, кто это? что это? что это за слово, что оно обозначает в летописи?
    Г.В. Штыхов отрицает выводы Шмидта  [Шмидт 2012: 119 — 122], лишь бы любой ценой найти место в истории для белорусов.  http://www.jivebelarus.net/for-pupils-and-students/archeology/formation-of-krivichi-of-polotsk.html
    Даже если хомячок визжит, когда его натягивают на глобус. Не логично? Зато патриотично.
    Абстрагируясь от происхождения неизвестной сущности, такой как «кривичи», можно пока говорить о псковских кривичах, по языку близких к новгородцам (псковские говоры), а по материальной культуре к полоцко-смоленским «кривичам».
     
    Смена формы женских украшений в X — XIIIвв. удивительно совпадает с активизацией киевских русов, начавших консолидировать различные территории, все они говорили на «словенском языке».
     
    Что, опять же интересно совпадает с летописной поездкой Ольги в Псков, но не заехавшей в Новгород, зато оброки ставила по Мсте и Ловате, огибая Новгород.
     
    Карта новгородских и псковских говоров [по Седов 1999: 260]. Меня терзают смутные сомнения…У Шпака — магнитофон, у посла — медальон…
    http://www.historylib.org/historybooks/Valentin-Sedov_Drevnerusskaya-narodnost—Istoriko-arkheologicheskoe-issledovanie/1317901287_3141.jpg
     
    Деформация в территориальном отношении положения псковских говоров и длинных курганов создает впечатление о быстром по времени приходе словен и их компактном расселении (судя по картам).
     
    Седов В.В. Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование. Москва, 1999.
    Шмидт Е.А. Кривичи смоленского Поднепровья и Подвинья (в свете археологических данных). Смоленск, 2012.
     

  • По поводу языков и языцей…
    В исторической науке не высказываются предположения о том, что на Руси могло существовать много славянских языков. Раньше не допускалась мысль, что больше, чем один, теперь — что больше, чем два. Между тем, для современников это было очевидно. Летописец разделяет племена, как славянские, так и не славянские, по главному отличительному признаку — языку — и потому называет их языцями. Хотя и делает оговорку, что все говорят на одном словенском языке. Но в эти же все попадает и язык новгородский. Несомненно, что за неимением инструментария понятия диалект, язык, языковая семья летописцем не различаются. А потому вполне очевидно, что каждое племя имело свои языковые отличия (насколько серъёзные — на уровне диалекта или же языка — это можно только предполагать), которые, тем не менее,не стирали общей принадлежности к славянским языкам.

    • В исторической науке не высказываются предположения о том, что на Руси могло существовать много славянских языков. Раньше не допускалась мысль, что больше, чем один, теперь — что больше, чем два. — Все мысли допускаются, просто это известно, что не было ничего подобного новгородско-псковскому диалекту еще. Дело в том что необычные особенности этого диалекта были известны задолго до открытия берестяных грамот, по причине что каждый песец обязательно писал на древнерусском с использованием своих диалектных особенностей, они так или иначе проскальзывали как бы он не старался, поэтому эти диалектные особенности из разных местностей известны. В том числе известны новгородизмы в текстах, а псковский диалект есть и сейчас. Просто до того как были открыты новгородские грамоты никто его не анализировал. Но после его анализа стало ясно, что нигде в других местностях ничего подобного не было, стало ясно, что в других местностях писали как говорили в большинстве случаев с отличиями на уровне говора от общерусского, которые были минимальны, хотя они были и они известны. Древнерусский язык не был стандартизован, он не был письменным языком, хотя общие образцы были и писцам было легко нивелировать особенности своего говора, не то что новгородцам. Известно также, что разница у писцов из разных местностей только увеличивается со временем, то есть накопляются диалектные особенности, что как раз невозможно если бы не было единого общего языка изначально, так как тогда бы диалектные особенности должны были бы уменьшаться, что видно по древненовгородскому, где как раз уменьшаются. Если бы была изначально разница как у древненовгородского, то сейчас бы языки были на порядок дальше, сразу поменять язык на токой территории невозможно без смены населения, древненовгородскому потребовалось более семисот лет чтобы утратить различия с русским языком и это произошло уже тогда когда древнерусский язык распался и все во всех местностях уже многие столетия писали только на местных диалектах.
       
       

      •  

        Известно также, что разница у писцов из разных местностей только увеличивается со временем, то есть накопляются диалектные особенности, что как раз невозможно если бы не было единого общего языка изначально, так как тогда бы диалектные особенности должны были бы уменьшаться, что видно по древненовгородскому, где как раз уменьшаются.

        Почему это свидетельствует о накоплении различий в одном языке, а не о проникновении слов местного языка в письменный? В 13-14-ом веках происходит резкое и очень заметное проникновение «простой руской мовы» в письменный язык Великого княжества Литовского, что нельзя объяснить просто накоплением различий, поскольку это уже слишком заметные различия как с церковнославянским языком, так и с московским канцелярским языком приказов и новгородским языком.
        Ключевое здесь то, что:

        необычные особенности … были известны

        но

        никто … не анализировал.

      • Никакого московского языка не существовало. Не называйте великорусский московским языком. Москва вообще стоит на стыке диалектных зон, поэтому что все изменения происходили на других территориях, великорусский намного меньше московский, чем белорусский минский, а украинский львовский.
         
        Черкассы значит украинцы. Слова украинец тогда еще не существовало. Они говорили на чистейшем украинском языке (точнее, на одном из тогдашних бесчисленных украинских диалектов, белорусским он мог называться только по политическому делению в Речи Посполитой) который в историческом плане менялся сильнее всех, разрушительнее всех, и темпы его изменения были огромными, он наиболее далеко отошел от древнерусских норм, причем этот отход зафиксирован письменно постадийно. Наименее же менялся именно великорусский, темпы его изменения были наименьшие, он ближе всего к древнерусскому языку. Я и написал, что наибольшее изменение в великорусском произошло когда он поглотил древненовгородский, с этого момента стали писать не «на бумазе»/»к руце», а «на бумаге»/»к руке» и подобное, и по существу, оторвался от западнорусской области. Белорусский менялся сильнее чем русский, хотя в начале они менялись синхронно потому что существует переходная диалектная область — появилось аканье, но потом у него появилось дзеканье, огромное влияние польского языка и полонизмов и т.д.  
         

        • Я называю язык московским по названию государства в соответствующий период — Московского господарства, как оно зафиксировано в Соборном уложении 1649 г. Великорусский язык — это язык поздний, претерпевший ряд реформ. 
          Что касается украинцев в соответстующий период, то на Украине использовалось три этнонима — русин, украинец, казак. Каждый из них, помимо этнической окраски, имел также и в большей степени другие значения: русин — религиозное, украинец — территориальное, казак — сословное. И в полном соответствии с психологией людей того времени, между данными понятиями не было чётких границ, они отождествлялись и бессистемно взаимозамещали друг друга. 
          Украинцы говорили на «языке белоруском», как этот язык определяет московский посольский приказ, делая с него переводы. Различия между украинским и белорусским языками для Москвы, совершенно очевидно, не были уловимы. И просто удивительно, насколько далёк к тому времени от белорусского и украинского языков язык московский, что требуются толмачи и переводы писем. Накопление столь большого массива отличий — до неузнаваемости, не могло произойти за каких-то 150 лет, да даже и за 400. Поскольку украинский и белорусский языки до сих пор прекрасно взаимопонятны, информация доходит на уровне 90+%.
          Весьма занятно, что к своим рассуждениям о том, что московский язык менялся мало, а украинский — сильно, в качестве иллюстрации вы приводите фонетические нормы, действующие в украинском языке по сей день (и отсутствующие в языке русском) — перезвуковывание и  в и соответственно при склонении существительных. Это весьма неудачный пример.

          • Тема расхождения обсуждаемых языков уже затрагивалась на сайте в разделе «Эксперты отвечают на Ваши вопросы»: http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?post_type=question , к.б.н. Ольга Утевская, доцент каф. генетики и цитологии Харьковского национального университета: «Время дивергенции восточных славян лучше всего будет отражаться расхождением ветвей на лингвистическом дереве славянских языков (см, например, Kushniarevich et al., 2015, Genetic heritage of the Balto-Slavic populations). Отделение русской ветви от украино-белорусского праязыка произошло около 1400 лет назад; разделение двух последних – около 800 лет назад.»

              • Это ничего не меняет, лингвистическая часть ее полностью раскритикована. То что напечатано в статье, то еще не значит, что оно не имеет ошибок. Даже сам метод глоттохронологии Старостина, особую непроверенную модификацию которого используют в данной статье, лингвисты жесточайше критикуют. Не говоря уже о том, что указывают на некорректность самого подхода к вычислениям и данным. Если некто некто вычислил и оно противоречит предыдущим результатам, то это не значит, что этот некто прав, а остальные неправы.
                 
                 
                 

          • Мне все равно как вы фантазируете. Всё что вы написали ошибка в каждом предложении. Обсуждать это невозможно, когда человек даже не умеет читать и понимать тексты, а только извращает, значит объяснить ничего невозможно. Не знает элементарные факты написанные в школьных учебниках (даже как назывались украинцы в XVII веке). Пример — я четко написал, что я привел время скачкообразного расхождения великорусского от белорусского и пример этого расхождения (что было еще в начале XVI века, а что стало в середине XVI век, после того как великорусский объединился с древненовгородским), а не пример их сходства. Дискутировать с такими бесполезно, всё равно извратят каждое слово.

            • Прискорбно, что вы скатились к подобному тону общения.
              Должен отметить, что проблемы с пониманием текстов здесь вовсе не у меня. Я пишу про «письменный язык великого княжества Литовского» — вы делаете вывод про литовский язык, я беру в кавычки слова «черкасы» и «белоруский язык» (именно подразумевая, что так в Москве середины 17 в. называли украинцев и украинский язык) — вы делаете вывод, будто я этих вещей не знаю. И отказываетесь понимать, почему приведённый вами пример — неудачен (поскольку никак не иллюстрирует ваши утверждения о том, что украинский «в историческом плане менялся сильнее всех, разрушительнее всех», в то время как «наименее же менялся именно великорусский»).
              На этом закончим. Общение в подобном тоне у меня не вызывает энтузиазма.

    •  
      Почему это свидетельствует о накоплении различий в одном языке, а не о проникновении слов местного языка в письменный? — потому что это однозначно установленный факт, все языки меняются со временем, и это изменение видно письменно. Языки не могут сохраняться неизменными. Да и не было никакого письменно русского языка, письменным-литературным на Руси был старославянский/церковнославянский язык, а на древнерусском писали в низком «штиле» просто тексты по существу на своем говоре. И в корпусе русских текстов это прекрасно видно.
       
      В 13-14-ом веках происходит резкое и очень заметное проникновение «простой руской мовы» в письменный язык Великого княжества Литовского — причем тут это? В Литве был литовский язык, а просто мова это линейное развитие древнерусского языка, западных его говоров, двух мнений у лингвистов нет.
      , что нельзя объяснить просто накоплением различий, — именно и только накопление различий. Причем, накопление этих различий для многих местностей можно проследить даже с точностью до нескольких десятилетий, они все отражаются письменно. И это прослеживают очень давно, даже то что на севере Руси был какой-то особый диалект, очень отличный от всех остальных, анализируя тексты писал еще Ляпунов до открытия новгородских грамот. Так что, все это известно давно.
       
      поскольку это уже слишком заметные различия как с церковнославянским языком, — церковнославянский язык это вообще не древнерусский язык, он не восточнославянский а южнославянский по происхождению. У древнерусского не менее сильные различия с церковнославянским языком, так что ничего необычного в этом нет.
       
      так и с московским канцелярским языком приказов — это вообще другие времена, на пару веков позже, различия там незначительные, главная разница в том, что в русском языке образцом был церковнославянский, а в просто мове церковнославянизмы не использовались. Просто мова поэтому так и называется, что там не используется церковнославянский высокий штиль и орфография, по существу это начало белорусского языка. Но главное изменение происходит с великорусским языком, с конца XV века он сливается с новгородским диалектом из-за чего с середины XVI века он и приобретает тот современный вид что вы воспринимаете за различия, а до это если исключать из текста церковнославянизмы и ее орфографию, то московские тексты практически не отличались от западных «белорусских» текстов.
       
      В общем, факт остается фактом, лингвисты категоричны и однозначны, никаких других славянских языков на территории государства Руси не существовало. Примером сугубо диалектной речи является «Слово о полку Игореве», там самая махровая диалектная речь максимально далекая от киевского диалекта, с использованием северных диалектизмов (обороты, слова, выражения, фонетика, орфография там во многом вторична от позднейшего переписчика), она даже несколько намеренно не писалась на киевском говоре, при этом это совершенно нормальный древнерусский язык.
      В общем на этом всё, я больше не буду писать на эту тему, поскольку она не для кратких сообщений. Вообще, о древнерусском языке и сколько там диалектов было могут рассуждать только профессиональные лингвисты, поскольку это очень конкретная тема, с «документами в руках», потому что теоретически может быть любая ситуация, но в каждой конкретной ситуации всё определяют только конкретные задокументированные данные.
       

      • Согласен с тем, что тема не для кратких сообщений.
        Совершенно не согласен с категоричностью ваших утверждений.
        Глоттохронологические исследования показывают совершенно другую картину, чем традиционное и «каноничное» членение древнерусского языка на 3 ветви с 13 века. Но даже если проигнорировать глоттохронологию и принять ваше объяснение. что московски

        • что московский язык — результат синтеза руского и новгородского языка, то надо признать, что за каких-то полтора века после покорения Новгорода он изменился до неузнаваемости. Так, что при принятии казацкого посольства Богдана Хмельницкого — «черкасов», говоривших на «белоруском языке» — требовался толмач.

  • Не моя тема, но если копнуть глубже? Вот, например, индолог С. Наливайко лет 20 назад сопоставил названия славянских и балтских племен с племенами из индийского эпоса. То, что они гететические родственники (по Y- хромосоме), он конечно не знал. Но сопоставления интересные: http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=12387&view=next

    • доцент каф. генетики и цитологии Харьковского национального университета, 2015г — да уж, лингвист-профессионал пишущий в самые толерантные времена в самой свободно стране(((, авторитетней некуда. Я доверяю только тем кто не предвзят. Данные от Старостина, время расхождения белорусского и украинского Starostin (Santa Fe 2004) = 1390г., русского и украинского Novotná & Blažek (2005) = 1070г.. Важно, русский поглотил древненовгородский диалект от которого многое заимствовал (Зализняк), древненовгородский же отделился от древнерусского еще в до древнерусскую эпоху и именно это древненовгородское отделение влияет на вычисления современного возраста, причину такого еще хорошо описывал Старостин (при контактах близкородственных языков возраста получаются некорректными, не детектируемая ошибка достигает 5%, Светлана Бурлак http://генофонд.рф/?page_id=4140&cpage=1, а уж что там при поглощении языков происходит, то никому неизвестно), поэтому, доверять глоттохронологии при такой ситуации нельзя.  На самом деле в статье даже показаны не все сложности, например, глоттохронолгия романских языков принципиально не работает именно по тому же. 
       
      Реальные темпы и реальная лексикостатистика показаны в статье М. Н. Саенко МЕТОД ОБЩИХ ИННОВАЦИЙ В СПИСКЕ СВОДЕША КАК СПОСОБ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТЕПЕНИ ЯЗЫКОВОГО РОДСТВА // Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2015. Вып. 1 (с методом который удовлетворяет требованиям, чтобы были использованы только праязыковые слова, которые описаны в статье Светлана Бурлак). В русском языке всего 16 инноваций, в украинском 20, а в белорусском 21. Но в белорусском аж 9 заимствований, в украинском 4, в русском всего два, причем одно общее со всеми остальными языками, оно древнерусское.
       

  • Данные от Старостина, время расхождения белорусского и украинского Starostin (Santa Fe 2004) = 1390г., русского и украинского Novotná & Blažek (2005) = 1070г..

     
     
    1. Откуда такие данные? особенно, про 1070г.
    2. Как определили, что такое белорусский и украинский язык? Да и русский — многогранное понятие.
     

Добавить комментарий

Избранное

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

Публикуем рассказ участников генетико-антропологической экспедиции лаборатории популяционной генетики человека МГНЦ и лаборатории геномной географии ИОГена по обследованию генофонда коми-пермяков.

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015