Доска объявлений

Модераторы в отпуске, комменты публикуются с задержкой

Уважаемые читатели сайта и участники дискуссий! Модераторы в отпуске.  Комменты просматриваются и ставятся на сайт, но если это происходит с задержкой, просим Вашего понимания :-)

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» (V Герасимовские чтения)

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН

КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. В.П. АЛЕКСЕЕВА

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. К.А. ТИМИРЯЗЕВА

Международная научная конференция

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»

(V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Москва

13–15 ноября 2017 г.

 

Информационное письмо №2

 

Дорогие коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова (1907–1970).

Конференции, посвященные автору метода пластической портретной реконструкции – выдающемуся антропологу и археологу, мы проводим каждые пять лет совместно с различными организациями, с которыми в той или иной степени была связана его жизнь и научная деятельность – Государственным Дарвиновским музеем, Государственным Биологическим музеем им. К.А.Тимирязева (Москва), Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Институтом истории материальной культуры (Санкт–Петербург), Иркутским государственным университетом.

V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, которые в 2017 г. пройдут в Государственном Биологическом музее им. К.А.Тимирязева, предполагают следующие направления работы:

  1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
  2. Палеогеография и археология эпохи камня – от анализа к синтезу;
  3. Палеоантропология Евразии – факты и интерпретации;
  4. Пластическая реконструкция лица по черепу – традиции и инновации.

 

Прием заявок на конференцию продлен до 15 июня 2017 г.

Заявка должна содержать название доклада, ФИО автора (-ов) полностью, название учреждения, ученую степень/звание, контактные данные.

 

Заявки просим присылать по адресу gerasimovskie-2017@yandex.ru

 

C уважением, Оргкомитет

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы»

5 и 6 июня 2017 года

Научная конференция памяти МАРИАННЫ ДАВИДОВНЫ ГВОЗДОВЕР (к 100-летию со дня рождения)

Место проведения  НИИ и Музей антропологии МГУ, ул. Моховая, 11

Программа конференции памяти М.Д. Гвоздовер

Программа конференции

5 июня
11-00 – 12-20

Леонова Н.Б. (Москва). Памяти М.Д. Гвоздовер.
Васильев С.А. (Санкт-Петербург). Сибирь-Европа: общее и особенное в развитии верхнепалеолитической культуры.
Гиджрати Н.И. (Владикавказ). Квесты типов, надтипов, подтипов, архетипов, фенотипов… и другие азартные игры века минувшего и нынешнего.
Демещенко С.А. (Санкт-Петербург). Орнамент костенковско-авдеевской культуры в плане изучения знаковых систем палеолита.

12-20 – 12-40 – кофе-брейк

12-40 – 14-00
Палиенко С.В. (Киев). Историко-культурное деление верхнего палеолита Восточной Европы в постсоветской археологии: современное состояние и основные тенденции.
Синицын А.А. (Санкт-Петербург) . Проблема граветтской атрибуции костенковско-авдеевской археологической культуры.
Грибченко Ю.Н (Москва), Куренкова Е.И. (Москва). Сравнительная характеристика условий формирования культурных слоев позднепалеолитических стоянок бассейна верхнего Днепра – Пушкаревской группы и Авдеево.
Marder O.S. (Beer Sheva). Overview on the Levantine Upper Paleolithic and Epipaleolitrhic Periods.

14-00 – 15-00 – обед

15-00 – 16-00
Виноградова Е.А. (Москва) . Древнейший культурный слой стоянки Каменная Балка II: перспективы изучения.
Леонова Н.Б. (Москва). Основной слой стоянки Каменная Балка II.
Медведев С.П. (Москва). Верхний слой стоянки Каменная Балка II.

16-00 – 16-10 – кофе-брейк

16-10 – 17-10
Хайкунова Н.А. (Москва), Симоненко А.А. (Москва). К вопросу об организации пространства структур обитания второго слоя стоянки Третий Мыс (на материалах полевых исследований 2013 – 2016 гг.).
Виноградова Е.А. (Москва). Микропластинки с притупленным краем второго культурного слоя Каменной Балки II.
Симоненко А.А. (Москва), Медведев С.П. (Москва), Хамакава М. (Москва). Клад кремневых изделий из верхнего культурного слоя стоянки Каменная Балка II.

17-10 – 17-30 – дисскусия
17-30 – фуршет

6 июня
11-00 – 12-40
Пахунов А.С. (Москва), Дэвлет Е.Г. Краткий обзор цифровых методов документации пещерных памятников с наскальным искусством.
Лбова Л.В. (Новосибирск), Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Губар Ю.С. (Новосибирск). Костенки-14: мультиэлементный анализ пигментов на основе SEM-EDX.
Беляева В.И. (Санкт-Петербург). Костенковская женская статуэтка, замечание к характеристике формы.
Ахметгалеева Н.Б. (Курчатов), Дудин А.Е. (Воронеж). Новые произведения искусства со стоянки Костёнки 11, 1А культурный слой: технологические особенности изготовления.
Житенев В.С. (Москва). Геометрические знаки Каповой пещеры.

12-40 – 13-00 – кофе-брейк

13-00 – 14-20
Яншина О.В. (Санкт-Петербург), Лев С.Ю. (Москва), Желтова М.Н. (Санкт-Петербург). Глина и краски в верхнепалеолитических памятниках России.
Степанова К.Н. (Санкт-Петербург), Синицын А.А. (Санкт-Петербург). Роговой пест из 2 слоя Маркиной горы: контекст обнаружения VS функциональное определение.
Колесник А.В. (Донецк), Янюшкина А.С. (Москва). Клады кремневой продукции Авдеево.
Семенов В.В. (Москва). Магнитостратиграфия плиоцен-плейстоценовых отложений бассейна Верхнего Дона.

14-20 – 15-20 – обед

15-20 – 16-40
Медникова М.Б. (Москва). Костенки 14 и Сунгирь 1: два полюса биологической адаптации верхнепалеолитического населения на Русской Равнине.
Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург), Диннис Р. (Оксфорд), Рейнольдс Н. А. (Бордо), Девиез Т. (Оксфорд), Артюшенко А.А. (Санкт-Петербург), Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Хайм Т. (Оксфорд). Первая радиоуглеродная дата по отдельной аминокислоте для погребения ребенка на стоянке Костенки 18 (Хвойковская) и проблема длительности существования костенковской-авдеевской культуры в Костенках.
Лев С.Ю. (Москва). Новые памятники палеолита в Зарайске.
Степанова К.Н. (Санкт-Петербург), Бессуднов А.Н. (Липецк), Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург). Ударно-абразивные орудия как дополнительное свидетельство различной функциональной специализации Дивногорских памятников.

16-40 – 17-00 – кофе-брейк

17-00 – 18-20
Хлопачев Г.В. (Санкт-Петербург). Верхнепалеолитическая стоянка Бугорок: результаты исследований 1998-2010 гг.
Леонова Е.В. (Москва). Памятники поздней поры верхнего палеолита и мезолита Северо-Западного Кавказа в контексте синхронных культур Северного Причерноморья.

Обсуждение стендовых докладов:
Воронцова Е.Л. (Москва). Венера из Авдеево: женщина или богиня?
Гаврилов К.Н. (Москва). «Незаконченные» статуэтки восточного граветта: классификация и археологический контекст.
Громадова Б. (Нантер). Технологические и стилистические особенности оформления костенковско-авдеевских лопаточек.
Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Лада А.Р. (Санкт-Петербург), Артюшенко А.А. (Санкт-Петербург), Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург). I культурный слой Маркиной горы (Костенки 14) в контексте костенковских памятников костенковско-авдевской культуры.
Чубур А.А. (Брянск). Три заметки о зооморфных образах из Авдеево: мамонты, «неусыпный страж» и «лошадь без головы».
Шмидт И.В. (Омск), Крафт И. (Дрезден). Гравировки лошадей из Гройча: проблема «авторства», сюжета, прагматики изобразительного текста.
Янова М.В. (Элиста), Калаханова З.М. (Карачаевск). Из истории становления науки. Светлой памяти известного советского археолога Марианны Давидовны Гвоздовер посвящается.

18-20 – 19-00 — дисскусия

Закрытие конференции

Регламент выступлений
15 минут — доклад, 5 минут – ответы на вопросы

Сообщение по стендовому докладу – 5 минут

Место проведения:
Москва, ул. Моховая, д.11, стр.1,
НИИ и Музей антропологии МГУ, 2-й этаж, Музей антропологии

 

 

Новая статья в Словарике: хронология верхнего палеолита

Читайте в Словарике новую статью  «Палеолит верхний» с обзором к.и.н. А.А.Синицына по хронологии верхнего палеолита

Новая статья в Словарике — Роменско-борщёвская культура

Читайте в Словарике новую статью от проф. Л.С.Клейна о роменско-борщевской культуре — культуре восточных славян VIII—X веков.

XII КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XII Конгресс антропологов и этнологов России

Ижевск, 3–6 июля 2017 г.

ТРЕТЬЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

 

Уважаемые коллеги!

 

В Оргкомитет Конгресса поступило более полутора тысяч заявок на участие. Руководителями сессий проведена работа по отбору заявок, соответствующих теме Конгресса.

Информация о структуре Конгресса и прошедших отбор заявках будет размещена на сайтах Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН: http://www.iea-ras.ru/index.php?go=Ethno&in=cat&id=9 и Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН   http://udnii.ru/files/assets/12КАЭР%20список%20утвержденных%20заявок%20ИТОГ.docx .

Обращаем внимание, что в материалах Конгресса допустима одна индивидуальная публикация (плюс одна в соавторстве).

Просим вас до 23 апреля 2015 г. подтвердить личное участие в форуме, заполнив «Регистрационную форму участника», размещенную по адресу: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLScM0Rwg-roD6a_hgwI2vzxzVlk6iSwcarRI5DecrWN3NbyEtQ/viewform

По вашему желанию, регистрационную форму можно заполнить отдельным файлом и направить по электронной почте на адрес Оргкомитета (aaer_2017@mail.ru, тел. в Москве +7-495-954-89-53, тел. в Ижевске 8-909-0554583).

Заполненная регистрационная форма станет основанием для направления персонального приглашения.

Заезд участников Конгресса – 2 и 3 июля 2017 г. Программа Конгресса, информация о бронировании гостиниц и экскурсиях будут представлены в следующем информационном письме.

 

ОРГКОМИТЕТ КАЭР

 

 

Примечание от Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза»

Читайте примечание от проф. Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза» — его ответ на статью А.А.Клесова.

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

                             ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

                       Международная научная конференция

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой

в рамках Второго Международного эпического форума

«Эпосы народов мира на Земле Олонхо»

6-8 июля 2017 г. Российская Федерация, Республика Саха (Якутия),

город Якутск

 

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт Олонхо Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова совместно с ЮНЕСКО, Правительством Республики Саха (Якутия) 6-8 июля 2017 г. проводит Международную научную конференцию “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой в рамках II Международного эпического форума «Эпосы народов мира на Земле Олонхо».

Цель конференции – дальнейшее углубление и расширение научного изучения национальных эпосов; обсуждение проблем по реализации программы ЮНЕСКО по культурному разнообразию в киберпространстве; изучение вопросов сохранения сказительского искусства и использования потенциала эпического наследия народов мира в условиях глобализации.

Основные направления работы конференции[1]:

  • Генезис и типология национальных эпосов
  • Эпос в контексте этнической истории
  • Сказительское искусство
  • Эпическое наследие в контексте этномузыковедения
  • Современное бытование эпического творчества
  • Памятники эпического наследия и вопросы их издания
  • Язык и поэтика национальных эпосов
  • Вопросы перевода эпических памятников
  • Информационные технологии в сохранении и актуализации эпического наследия

В рамках конференции будет проведен Круглый стол в целях реализации долгосрочного международного проекта «Эпосы народов мира: проблемы и перспективы сравнительного изучения» под патронатом ЮНЕСКО.

Также планируется участие во II Международном фестивале сказителей «По зову Земли Олонхо», который состоится в Хангаласском улусе, г. Якутске.

Рабочие языки: русский, английский

Форма участия в конференции:

— очная (публикация и выступление с докладом);

— заочная (публикация).

Для участия в конференции необходимо:

  • В срок до 15 мая 2017 года направить на электронный адрес institute-olonkho@mail.ru организационного комитета регистрационную заявку с пометкой «Конференция» и тезис доклада.
  • В срок до 30 августа 2017 года предоставить полный текст доклада для издания материалов Международной научной конференции “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” в серии «Эпосоведение» научного рецензируемого журнала «Вестник СВФУ имени М.К. Аммосова», которая включена в систему Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

Форма регистрационной заявки на участие и требования к оформлению материалов.

Форма заявки

Фамилия, имя, отчество участника (полностью)  
Название доклада  
Направление конференции  
Место учёбы, работы  
Должность  
Ученая степень, ученое звание  
Почтовый адрес (с индексом)  
Контактный телефон  
E-mail  
Форма участия (очная, заочная)  

 

Оплата командировочных расходов за счет направляющей стороны. Проживание и питание во время конференции обеспечивается принимающей стороной. 

Требования к оформлению тезисов докладов

Объем 3-5 страниц (электронный вариант), поля: верхнее и нижнее — 2 см., левое — 2 см., правое — 2 см., шрифт — Times New Roman, размер шрифта — 14, интервал — 1,5; отступ — 1,25, выравнивание по ширине, без переносов; сноски концевые, в квадратных скобках:[1, с. 45]. На первой странице в правом верхнем углу указывается фамилия и инициалы автора, место работы (учебы), далее через пробел по центру печатается название доклада.

С требованиями к оформлению статей, публикуемых в серии “Эпосоведение”, можете ознакомиться на сайте www.epossvfu.ru.

Контактные данные: 677000, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Кулаковского, 42, ГУК СВФУ, Научно-исследовательский институт Олонхо, каб. 101 (Анисимов Руслан Николаевич, Николаева Наталия Алексеевна).

E-mail: institute-olonkho@mail.ru

Тел.: 8(4112) 49-68-83; 32-09-41

Информация о конференции размещена по адресам: http://iolonkho.s-vfu.ru http://olonkho.info

 

С уважением,

Оргкомитет конференции

[1] Секционная работа конференции формируется по итогам поступивших заявок.

Юхновская культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике новую статью — юхновская культура раннего железного века в российско-украинском лесостепном черноземье.

Городецкая культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике статью от проф. Л.С.Клейна о городецкой культуре раннего железного века.

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе

Этногенез и синтез наук

Лев Самуилович КлейнЕлена Владимировна Балановская

Как изучать историю народонаселения? Что такое этнос – реальность или наше воображение? Как гуманитарные и естественные науки встречаются на одном поле? Как генетикам избежать биологизации социального? Может ли генетика подтвердить или опровергнуть гипотезы археологов, антропологов, лингвистов? Об этих и других проблемах мы беседуем с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской. Первая часть интервью опубликована на сайте Полит.ру-Наука 7 марта 2015 г. , вторая часть — 21 марта 2015 г.


[Также читайте ниже в разделе «Мнения экспертов» комментарии:

А.Г.Козинцева «О расах, происхождении индоевропейцев и отношении палеоантропологов и генетиков»  16.03.2015

и В.А.Шнирельмана «Стоит ли заниматься этногенезом»  04.04.2015]

— Лев Самуилович, интерес людей к истории своего народа вполне понятен. Если оставить в стороне спекуляции на национальной теме, может ли наука удовлетворить этот интерес, ответить на вопрос о происхождении того или иного народа?

Лев Клейн

Ну, спекуляции на национальной теме вряд ли удастся оставить в стороне, потому что они тесно связаны с интересом людей к истории своего народа и вопросом о его происхождении.

А тема старая. Вопрос о происхождении того или иного народа или семьи народов ставился давно. Споров об этом было немало. Трудности начинались с того, что неясно было, о чем, собственно, речь. Что нужно выяснить. Когда речь идет об отдельном человеке, понятно, кто его родители (их двое) и другие предки, откуда он родом, из какой семьи. А целый народ – одни у него предки или много? Откуда он или они прибыли, где их прародины? А главное – что такое отдельный народ? Жители одного государства? Или одной религии? Или с одним языком? Или с одним названием? Русские – один народ? А казаки – это особый народ или часть русского народа? А русифицированные инородцы – бывшие вепсы, корейцы, немцы, поляки, евреи? А дети негров или арабов и их русских жен?

К тому же народ – слово многозначное. Оно употребляется для обозначения большой общности людей, живущих на обособленной территории и отличающихся по многим признакам от соседних общностей. Но обозначает и население определенного государства – советский народ. Или используется для отличия простонародья от знати, от элиты.

Вот, чтобы не путаться, ученые ввели греческий термин «этнос» для употребления в первом смысле. Есть понятие «этническая солидарность». Чем она отличается от партийной, корпоративной, классовой, возрастной и т. д.? А тем, что направлена на поддержку существования этой общности (или ее возрождения, или установления) в качестве социального организма, более или менее автономного. Социальный организм – это та масса людей, которая может жить общей жизнью обособленно и самодостаточно и которой достаточно для самовоспроизводства.

Елена Балановская

А если этот социальный организм будет жить обособленно и более половины браков на протяжении поколений будет заключать в своих пределах, то он уже станет заодно и популяцией. Несводимой к государству.

Лев Клейн

Этносом может быть и государство, и родоплеменная общность, и народность, и любая полития. Соответственно, вместо речи о «происхождения народа» стали говорить об этногенезе. А науку об этом стали иногда называть этногенетикой.

Елена Балановская

Да, история термина «этногенетика» закручена, как детективный сюжет. Сначала термин был в ходу только у гуманитариев — Лев Самуилович, например, курсовую по этногенетике писал. А я — кандидатскую тоже по этногенетике.

Лев Клейн

Но явно попозже.

Елена Балановская

Да ненамного – Вы в 48, а я в 84 году. Но этногенетика понималась нами уже иначе — как «этническая генетика», т.е. генетика, где именно популяция, сопряженная с этносом, — ключевая во всей популяционной системе. Но ведь что важно — и в генетике этот термин был обращен лицом к этногенезу, потому что родился из работ «Генетика и этногенез». Потом от этногенетики родилась этногеномика ( «молекулярная» внучка «гуманитарной» этногенетики ). Но со временем наши коллеги-этнологи стали воспринимать эти термины как незаконное вторжение генетики в их область, как биологизацию этноса. И мы теперь решили отказаться от всех «этногенетик» и «этногеномик».

Но это для нас не утрата — есть куда более точная замена: геногеография. Этот термин, неразделимый с генофондом, ввел почти 80 лет назад А.С. Серебровский, причем как раздел именно исторической науки. Поэтому геногеография может стать местом встречи гуманитарных и естественных наук – так что очень своевременно вернуться к этому термину.

Лев Клейн

Мне кажется, что «геногеография» по структуре и прямому смыслу слова обозначает очень узкую область – картографирование генетических явлений, их распространения. Конечно, все термины условны, но для меня термин «этногенетика» шире.

Елена Балановская

Да нет же! Карты ни при чем. Смысл геногеографии – в нераздельности «генофонда-пространства-времени-истории». Серебровский вообще ни слова о картах не говорил. Карты – отличный, но лишь один из многих инструментов в большой сумке геногеографии. Геногеография – лишь немногим более узкое понятие, чем популяционная генетика. Если мысленно убрать из популяционной генетики все, что является еще и геногеографией, то в ней останутся те редкие фрагменты, в которых трудно разглядеть изменения генофонда в четырехмерном пространстве-времени.

Но согласна с тем, что «гуманитарная» этногенетика, конечно же, еще шире – в ней генетика может играть лишь скромную роль одного из исторических источников. И я надеюсь, что в светлом далеке, когда, наконец, родится синтез многих наук об истории сообществ человека – будет снят мораторий на термин «этногенетика». Но он вернется к своему первоначальному смыслу – науки об этногенезе, о родословной этносов. Уже не как раздел генетики, а как место встречи разных наук в лабиринтах этногенеза.

— А есть ли более-менее общепринятое понятие об этносе или же в каждой науке оно свое?

Лев Клейн

Да нет, науки же связаны друг с другом, сотрудничают, обмениваются данными, у них не может быть разных определений общего понятия. Определение должно быть одно. Но вот непременных конкретных совпадений его признаков, фиксируемых разными науками, нет.

Затруднение в работе с этносами состояло и в том, что языки часто не совпадают в своих границах с культурами, те – с антропологическими особенностями, с конфессиями и т. д., и развиваются они по разным линиям. То есть этносы ускользают от фиксации, расплываются, тают. А отдельные люди могут принадлежать сразу к нескольким этносам: скажем отец – украинец, мать – татарка. Карл Каутский говорил, что этнос напоминает Протея: он то и дело меняет свои очертания.

— Из этого и возник спор этнологов между собой?

Лев Клейн

Некоторые этнологи, особенно на Западе, но и у нас, их называют конструктивистами, пришли к заключению, что в реальности этносы не существуют, что это мысленные конструкции, придуманные исследователями или политиками в неких целях, вымышленные явления, фикции. Противоположное мнение они называют примордиализмом или эссенциализмом (от слов «первичный» и сущностный»). И критикуют за слепое следование реальным признакам, которые не совпадают друг с другом, расплываются, тают.

Я принадлежу к тем, кто нашел выход из этого противоречия. Мы считаем, что этнос – это категория не социологии или биологии, а социальной психологии. Людей объединяет в этнос идея общего происхождения, неважно истинна она или нет. Но это идея не какого-то политика или исследователя, а народная. А уж к этой идее подыскиваются материальные признаки – общность языка или культуры или религии и т. д., то в комплексе, то по отдельности. У одного этноса – одни признаки, у другого – другие. Поэтому этносу так трудно дать общее определение.

Елена Балановская

Но если такая общность не эфемерна, а существует в ряду поколений, и наибольшая часть браков заключается в ней, а не с иными этносами, то она становится и нашим объектом – популяцией, а заодно и местом встречи генетики и гуманитарных наук. И в том, что популяция часто сопряжена с этносом – нет никакой биологизации. Они могут жить вместе, а могут и порознь – это уж как история сложится. Никакой жесткой детерминистской связи между ними нет — связь чисто историческая.

Но зато благодаря такой связи между популяцией и этносом генетика может стать новым историческим источником. Мы все время повторяем, что гены – это щепки в потоке истории. Щепки не могут задать течение истории, они лишь следуют ее воле. Но именно поэтому они могут выследить водовороты истории, выявить ее стремнины и тихие заводи, ее подводные извивы.

Лев Клейн

Но историку надо знать не только направления миграций, но и их датировки.

Елена Балановская

Да, у нас есть лот, чтобы измерить глубину исторического потока – генетические датировки. С их точностью была масса проблем, и я относилась к ним с большой осторожностью. Но с конца 2013 года начался настоящий прорыв в этой области – мы научились полностью «прочитывать» Y хромосому. И прямо на глазах уточняются скорости мутаций, а значит, все точнее становятся датировки. Поэтому наш лот начинает все точнее измерять глубину исторического потока – где там байкальские глубины, а где мелководье времени. Так что это хороший повод разным наукам вернуться к общему обсуждению старых наболевших проблем истории человечества.

— Разные науки подбираются к истории народов с разных сторон — это и археология, и антропология, и лингвистика, и этнология, и история, и генетика. Находятся ли эти науки в союзе для решения общих задач или же их данные входят в противоречие?

Лев Клейн

Вот раньше происхождение этноса пытались уловить по какому-то его ведущему признаку – выявляли происхождение языка (чаще всего), или материальной культуры (с помощью археологии) или расовых особенностей (антропология) и т. д. Вели эти исследования по отдельности лингвисты, или археологи, или антропологи. Но во второй половине ХХ века пришли к печальному выводу, что ничего толкового не получается. Корни каждого этноса зачастую уходили в разные стороны, причем у языка – по одним линиям, у культуры – по другим, биологические – по третьим. Если наиболее сильный корень языка шел, скажем, на запад, то это не гарантия, что наиболее сильный корень культуры или биология уведет туда же. Отсюда — разногласия между специалистами, уйма разноречивых концепций происхождения каждого народа.

Пришлось заключить, что этносы вообще – штука не очень устойчивая, что формирование современных этносов большей частью проходило не так давно (хотя бывают и феномены очень большой долговременности отдельных этносов), что в первобытном обществе и даже в древнем многие люди пребывали в этнически недифференцированном состоянии, целые группы легко переходили из одного состояния в другое, и вообще этническая идентификация имела меньшее значение, чем другая – раб или свободный, мужчина или женщина, кочевник или оседлый и т. п.

Поэтому наука об этногенезе как-то стала отходить в сторону, и большее значение получили исследования отдельных вопросов, прежде составлявших ее части – вопрос о происхождении языков и языковых семей (глоттогенез), о происхождении культур (археологи стали говорить о культурогенезе), происхождении и миграциях антропологических типов (темы, используя старую терминологию, расогенеза).

— Может сложиться впечатление о раздоре и расхождении.

Лев Клейн

Нет, это не значит, что науки разругались и рассорились друг с другом. Ведь нет лишь принципиального, обязательно совпадения общностей и линий развития. Но частные совпадения довольно часто встречаются, нужно выявить при каких условиях это происходит, по каким признакам их можно вытащить, это даст огромные возможности в исследовании, так что очень важно обеспечить взаимопомощь наук, их синтез.

Синтез наук, конечно, очень трудная штука. Нужно же освоить методы и принципы нескольких наук, а и одной-то трудновато. Особенно сложно осваивать методы и принципы наук разной природы – естественных и точных, с одной стороны, гуманитарных – с другой. У «технарей» обычно появляются иллюзии, что в гуманитарных науках совсем нет методики, что всё там очень просто, решается с первого взгляда. А оказывается, что простые истины имеют там в применении массу оговорок и исключений, за ними скрываются гораздо более сложные и разветвленные явления, и бесшабашного исследователя ждет множество подвохов и провалов.

Елена Балановская

Вот здесь как раз в самый раз призвать геногеографию. Она как бы создана для роли площадки синтеза наук. Все знают про географические ландшафты. Но в том же самом ареале есть и генетический ландшафт. И лингвистический. И антропологический. И этнокультурный. И археологический (на каждый срез времен). Методами статистики мы оцениваем, насколько эти ландшафты похожи. А если картографировать каждый из ландшафтов – то специальный пакет компьютерных программ — уже созданный нами — может дальше синтезировать и сравнивать ландшафты разных наук.

Лев Клейн

Но всё же, согласитесь, ландшафты генетический, лингвистический, археологический и т д. – это фигуральные выражения, уподобляющие другие явления географии. Конечно, уподобление полезно для синтеза, и карты нужны везде…

Елена Балановская

Нет – это не образное выражение, а совершенно определенная математическая модель. И при этом карта позволяет увидеть эту модель своими глазами, увидеть именно ландшафт, а не набор цифр! Генетический ландшафт – это обобщенная карта генофонда. Сначала строится большая серия карт распространения отдельных признаков. В генетике – карта распространения того или иного гена или гаплогруппы. Для каждого признака — своя карта. А в антропологии — карты для отдельных признаков дерматоглифики (кожных узоров), или одонтологии (строения зубной системы), или морфологии (размеры и признаки строения головы и тела). А в археологии палеолита – карты нахождения микролитов или костей мамонтов на стоянках. Уже хорошо! Но главное — то, что каждая такая карта – это не просто картинка, а цифровая матрица. А значит, с такими картами как с матрицами можно проводить любые статистические преобразования: хочешь — складывать, хочешь — находить их корреляции другом с другом. Да не просто дать коэффициент связи, а построить новую карту, которая покажет, где связь огромна, а где ее нет. Но еще важнее, что взяв серию таких карт-матриц отдельных признаков, методами многомерной статистики мы строим обобщенные карты. То есть получаем объективные модели генетического, или антропологического, или археологического ландшафта. И такие карты ученые разных наук, не вдаваясь в бездны терминологии, могут сообща сравнивать. Это один из шагов на пути к синтезу.

Лев Клейн

Один из многих. Добиться совпадения карт нелегко, но даже если есть совпадение, синтез еще не гарантирован. Ваш дифирамб картам, который я во многом разделяю, не учитывает сложностей этого дела.

Елена Балановская

Тут есть загвоздка. На этот чудесный путь могут вступить лишь те науки, которые согласятся каждую свою точку на карте (популяцию, культуру, пункт обследования) прогнать по своей единой «анкете»: ответить на общий список вопросов и дать однозначный ответ: количественный (какова частота гена, или доля светлых глаз, или балл встречаемости нуклеусов) или качественный (есть или нет следы постоянных жилищ). Иными словами – нельзя одни «точки» изучить по одним признакам, а другие – по другим, набор признаков должен быть общим, иначе не получится и общего картографирования. Для генетики это сделать просто, если популяции региона изучаются по сходному набору генов – этот набор генов и является анкетой. Для антропологии – уже несколько сложнее, т.к. разные школы антропологов могут «мерить» чуть по-разному, хотя исходная анкета тоже есть – универсальный бланк измерений. А вот археологии сложнее всех – невероятно трудно создать такую общую анкету, даже для отдельного фрагмента времени и пространства. Но успех подобной работы, которую мы проводили несколько лет назад для палеолита Северной Евразии, вдохновляет.

— Предположим, создали анкету и на вопросы ее ответили.

Елена Балановская

Для тех наук, где в разных точках ареала получены ответы на общую для них анкету, можно строить сначала карты признаков, а затем — ландшафта. И такие ландшафты можно объективно сравнивать. Например, такие картографические сравнения уже проведены для разных генетических ландшафтов – митохондриальной ДНК и Y хромосомы, для населения всего мира (разные генетические системы имеют свои ландшафты), и тем более для разных регионов. А для русских европейской части России, например, проведено сравнение между антропологическим ландшафтом и генетическим. И даже создан ландшафт распространения русских фамилий. Сравнение разных ландшафтов позволяет выявлять наиболее устойчивые черты структуры населения тех или иных регионов, объективно выявлять общности и границы между ними. Например, и данные генетики, и данные палеолитической культуры границу между Азией и Европой провели не по Уралу, а по одному и тому же меридиану Западной Сибири.

Лев Клейн

И всё же карты — это только один из методов представления и анализа материала, а создание единого языка для общения — это важное, но не решающее средство. Главная трудность в другом. Если культура с языком, этносом, генофондом и т. п. совпала, и линии их развития совпали, то и проблемы особой вроде бы нет. Но ведь часто не совпадают. Вот тут-то и встает проблема синтеза: выяснить, при каких условиях совпадают? В каких ситуациях, на каких участках искать точки соприкосновения? Скажем, миграции на дальние расстояния привлекают здесь особое внимание, потому что сталкивают этносы очень разные, заведомо неродственные. У них контрастно всё – и языки, и культуры, и физический облик.

— Перейдем к отдельным наукам. Если брать во главу угла языки, насколько отражает происхождение языка происхождение носителей этого языка?

Лев Клейн

Языки приходится брать во главу угла, потому что сейчас обычно под происхождением народа всё-таки понимают происхождение популяции, говорящей на одном языке, прежде всего. Причем происхождение ядра этой популяции, коренного населения.

С начала XIX века, когда по системным совпадениям было установлено родство таких европейских народов, как немецкий, английский, датский, греческий, латынь и русский с санскритом Индии, была выделена семья народов, условно названная индогерманской, а потом переименованная в индоевропейскую. Затем были выделены аналогичные семьи в другие регионах – семитская, финноугорская, уральская, северокавказская и т. д. Шли споры о том, как образовались эти семьи – путем взаимовлияния, скрещивания (так сказать бракосочетания), но, в конце концов, откристаллизовалось убеждение, что имела место филиация – распад, разделение и расселение первоначальных народов (пранародов) на дочерние народы, причем разделение постепенное.

Сначала при распаде индоевропейского народа образовались германский, славянский, индоиранский и другие. А потом каждый из них распался на те народы, которые мы имеем сейчас, так что в индоевропейской семье языков можно различить подсемьи: германскую, славянскую, индоиранскую и другие, а уж в каждой из них языки: немецкий, английский, датский и т. д. (германская семья), русский, польский, чешский и т д. (славянская семья) и т. д.

Во второй половине ХХ века русские лингвисты уловили родственные связи индоевропейской семьи с некоторыми другими крупными семьями – возникло представление о ностратической надсемье языков.

На фоне этой картины происхождение каждого языка стало выступать как возведение его к соответствующему праязыку, а того – к его языку-предку и т. д. Русский язык выделился из славянского, а тот – из славяно-балтского (ближайшие родственники — языки балтов), а уж тот — из праиндоевропейского. До выделения (распада соответствующего праязыка) русского и любого другого его «сестринского» языка не существовало. А до распада индоевропейского не было ни славянского, ни германского, ни индоиранского. Лингвисты много поработали над гипотетической реконструкцией всех этих праязыков.

— Но как реконструировать всю это цепочку предков языков? Ведь у нас есть только современные языки – «листья древа», а надо воссоздать ветви и стволы?

Лев Клейн

Родство и другие отношения (взаимодействия, влияния, заимствования) выявляются на уровнях грамматики (синтаксиса, морфологии), лексики, фонетики. Выделяя сходства языков, лингвисты объединяют схожие языковые явления, очерчивая их границы и фиксируя охват ими языков. Эти выявленные и очерченные сходства называются изоглоссами. По совпадению изоглосс выделяются группы родственных языков (семьи) или, если изоглосс мало и они не очень существенны, выделяют группы контактировавших языков.

До недавнего времени лингвисты могли реконструировать сами языки, их родственные отношения и (по словарному составу) среду бытования реконструированных языков, но очень мало могли сказать о времени их бытования (разве что определить каменный век, бронзовый век). Американец Морис Суодеш в середине ХХ века пришел к идее определять время по сохранности коренной лексики. Он исходил из того, что лексика всегда обновляется, и скорость замены у разных языков одна и постоянна. Его расчеты подхватили другие лингвисты, и ныне на лингвостатистике (лексикостатистике) построена хронология (глоттохронология) разделения языковых семей.

Есть еще одна лингвистическая отрасль – топонимика и гидронимика, которая выявляет территориальное расположение древних языков, находит исчезнувшие языки по их остаткам в названиях местностей и объектов на земле.

Казалось бы, всё решено, и привлекать другие науки незачем. Но расхождений множество, и множество сомнений. Прежде всего, скорость замены слов в языке явно не одинакова, так что расчеты нужно совершенствовать. Далее, все отсылки к среде обитания строятся с оговорками, потому что слова часто расширяли и меняли свои значения. А изоглоссы не образуют четкой картины совпадений, сочетаются причудливо, и можно по-разному их группировать. В топонимике не совсем ясно, осталось ли в ареале то, что оставлено древними, или то, что по каким-либо причинам не заменено новыми названиями. Поэтому выводы гипотетичны, нуждаются в серьезной проверке и дополнению выводами других наук.

Елена Балановская

Да, и к счастью, возможна независимая генетическая проверка. Потому что гены и языки не просто идут параллельными потоками в истории – схожи и сами науки. Вот сравните эти пары понятий из лингвистики и генетики:
слова – фрагменты ДНК (SNP),
замены слов – мутации SNP,
праязыки – прапопуляции,
древо родства языков — древо родства популяций,
количественная оценка различий между языками — и между генофондами, датировки расхождения праязыков – и прапопуляций.

А сам матаппарат обеих наук настолько сродни, что они помогают друг другу его совершенствовать. Поэтому повезло тем этносам, у которых хорошо документированы и языки (лучше — диалекты), и генофонды. Тогда можно количественно сравнивать не только, насколько похожи обе проекции – языковая и генетическая – древа этногенеза, но и сравнивать датировки праязыков и прапопуляций.

Лев Клейн

Здесь надо сразу уточнять — это будет взаимопроверкой лишь в одном случае: в случае совпадений генетики и лингвистики. Мы ведь говорили, что этнос, популяция, язык связаны не сами по себе, а лишь причудами истории.

Елена Балановская

Да. Конечно, в тех регионах, где эволюция языка и рост популяционной системы шли параллельно, мы наблюдаем их удивительную синхронность. И здесь лингвистика и генетика могут взаимно проверять друг друга – и любые расхождения дают пищу для размышления и толчок новым исследованиям.

Такая синхронность уже показана для народов северокавказской семьи языков – показно сходство не только родословных деревьев генофондов и языков, но даже датировок генетических и лингвистических. У тюркских народов иная историческая модель связи генофонда и языка – в генетике она называется модель «доминирования элиты», когда смена языка связана с заменой лишь небольшой «социально верхней» части генофонда. А у балто-славянских народов историческая модель своя – стремительного увеличения ареала языков при разной степени смены генофонда в разных частях ареала. У народов Сибири — несколько исторических моделей связи языка с генофондом. Поэтому куда лучше говорить не о проверке построений других наук, а о совместном шаг за шагом пополнении картины мира во всей ее многоликости.

— Давайте теперь обратимся к археологии. Археологи имеют дело с материальными культурами прошлого. Можно ли соотнести ту или иную материальную культуру с этносом?

Лев Клейн

Краткий ответ: и можно и нельзя. Трудности начинаются с самого выделения культур. Да, мы знаем множество археологических культур: трипольская, ямная, катакомбная, андроновская, пражская и т. д. Но все они – результат кропотливого труда по их выделению. До сих пор археологи спорят, как их выделять, и что такое вообще археологическая культура.

Очень распространено, особенно на Западе, убеждение, что никаких археологических культур просто нет, что это измышления археологов – для удобства рассмотрения материала. Тут та же картина, что и с этносами. Мы, большинство российских археологов, считаем, что практика постоянно опровергает это видение. За небольшими исключениями материал всё время раскладывается по одним и тем же культурам.

Археология может изрядно помочь лингвистике в расположении материала по оси времени и наполнении его реальным содержанием. Правда, у археологии есть только относительная хронология – что раньше, что позже. Абсолютную хронологию она может лишь заимствовать у других наук – письменной истории, радиохимии, анализе биологических объектов (пыльцы, фауны) и т. п., но сегодня она сильно поднаторела в этом деле и строит также абсолютную хронологию.

Долгое время археологи поставляли лингвистике свои выводы и удивлялись тому, что лингвисты не могут использовать эти выводы постоянно. Было странно: археологи пишут свои работы об этногенезе, а лингвисты – свои. Синтеза не получалось.

Во второй половине ХХ века пришло озарение: стало ясно, что простая подстановка археологических культур под языки не работает. Что нет принципиального совпадения археологических культур с языками и, видимо, с этносами. Они иногда совпадают, иногда нет. И что еще важнее, нет совпадения линий развития, рисуемых этими науками. Дело в том, что языки строятся как системы, по крайней мере, в своей грамматике. А культуры не системны, их детали свободно заменяются другими, целые части культур заменяются, почти не затрагивая другие части. Потому у каждой археологической культуры обычно много корней, уходящих в разные стороны, и по какому корню передавалась языковая система, неясно. Вовсе не обязательно, по наиболее мощному.

С другой стороны, нет и полного несоответствия. В каких-то случаях культурная и языковая традиции совпадают на значительном протяжении. В каких? Как эти случаи распознать? А это нужно выяснять. Археологам предстоит теоретическая и методологическая работа.

Елена Балановская

И не только им. Мне кажется, что именно здесь важна общая площадка для неспешного и дружеского обсуждения общих проблем — и не только археологов и лингвистов, но и антропологов, и генетиков, и этнологов, и историков. Причем если у остальных наук здесь уже есть школа не только проб и ошибок, но и важных методологических находок, то у генетиков часто берет верх молодой задор кавалерийской атакой разрубить гордиев узел старых проблем в истории человечества. Бум изучения древней ДНК начинается на глазах. Возможности огромны, последствия могут быть ужасны – если все заинтересованные науки не будут вместе оценивать вероятности тех или иных гипотез. Я считаю, что наше, генетиков, дело — внятно описать свои результаты, оценить степень их надежности, подсчитать вероятности, даже выдвинуть гипотезы. Но решать проблемы истории и оценивать разумность генетических гипотез должны специалисты-гуманитарии.

Хотя куда перспективней работать на всех этапах вместе, как показывает практика. Тогда мы лучше друг друга понимаем и по ходу дела друг друга поправляем. Ведь гуманитариям важно – ну буквально на каждом шагу — осознавать, насколько надежен вот этот или тот генетический результат. Сейчас масса лабораторий, не обладающих «космически чистыми» технологиями и навыками работы с древней ДНК, берутся ее анализировать. Раз спрос велик, велик будет и «рынок». Будет велико и искушение у гуманитария подхватить именно те данные по древней ДНК, которые подтвердят его любимую, столь выстраданную гипотезу.

Поэтому популяционные генетики должны четко оценивать надежность своих ДНК данных. Но для этой оценки им позарез необходимы детальные консультации археологов и антропологов — ведь в одном могильнике могут встретиться те, кто никогда не встречался друг с другом при жизни популяции. И чем в большую древность мы забираемся, чем меньше источников древней ДНК, тем большую ценность приобретают такие взаимные консультации.

— А что антропология? Вносит она свой вклад в решение проблем этногенеза?

Лев Клейн

Ну, я не антрополог, хотя в своей студенческой жизни занимался года два и антропологией (у В. В. Гинзбурга и В. П. Якимова), а в моей кандидатской диссертации, археологической, была и большая антропологическая часть, с вычислениями и графиками. Так что пару слов могу сказать.

Физическая (не социальная) антропология, которая в СССР и России традиционно именуется просто антропологией, издавна привлекается к решению проблем этногенеза, а в некоторых школах занимала место главной науки в этой проблематике. Имелось в виду, что физический облик человека, расовый тип – это основной носитель этничности. В нацистской Германии «расовая теория» преподавалась в средних школах и на солдатских курсах. После всех злоупотреблений нацистской антропологии мировая наука отошла от непомерного превышения роли антропологии и даже по большей части отказалась от концепции расы. На ее месте антропологические типы или антропологические особенности. На мой взгляд, последнее есть перестраховка. Ставить расу под вопрос – те же основания, что и ставить под вопрос этнос и археологическую культуру. Есть крупные расы, есть небольшие расовые типы внутри них, есть расовые особенности популяций.

Другое дело, что раса не имеет четких границ, не имеет связи с умственными способностями, что индивидуальная изменчивость внутри расы далеко превосходит изменчивость межрасовую, что все различия между расами – это средние значения и только, что все популяции обычно смешаны в расовом отношении. Из сказанного ясно, что прямых совпадений рас с языками или археологическими культурами нет.

Но различия между крупными расами заметны на глаз, а между популяциями – выявляются в результате измерений, которые дают возможность проследить контакты и миграции популяций. В настоящее время эти явления прослеживаются по частным отраслям антропологии – это одонтология, дерматоглифика, соматология, краниология и т. п. Изучая в этих целях группы крови, ферменты и другие четко наследуемые признаки, антропология перешла в антропогенетику, а мы плавно переходим к молекулярной генетике.

Елена Балановская

Только очень важно и самой молекулярной генетике не забывать, что выросла она из антропологии — с ее давней традицией сотрудничества с гуманитарными науками. Помнить, наследовать и методологическую мощь антропологии, и ее осторожность при решении сложнейших проблем этногенеза.

Ведь антропогенетику в России приветили и благословили такие гении антропологии, как Я.Я. Рогинский, Г.Ф. Дебец, В.В. Бунак. А генетика, сменяя одни маркеры на другие, каждый раз спешит объявить, что вот-вот все будет совсем иначе, и на этот раз все проблемы чудесным образом разрешатся. Идет гонка за модой: посредственные работы по модным маркерам имеют куда больше шансов появиться в хороших журналах, чем элегантные работы по маркерам немодным. И зачастую справедливы упреки в наивности дилетантских претензий генетиков на решение вековых проблем истории, этнологии, археологии.

Поэтому важную роль антропологии и палеоантропологии (которая создала целый веер новых тонких методов) я вижу не только в ее собственных путях изучения этногенеза, но и в том, чтобы она оставалась камертоном, задавая правильный тон генетике в отношениях с гуманитарными науками.

— Все эти науки нацелены на историю населения. А какова роль собственно истории в этих исследованиях?

Лев Клейн

Проблемы этногенеза – это, конечно, проблемы истории. Науки, которые мы рассматривали до сих пор, выступали как науки источниковедческие. Они, например лингвистика или антропология, не только источниковедческие, но здесь выступали именно в этом плане. История же – наука сложная. Под ее именем скрываются минимум две науки: письменное источниковедение и собственно история. Письменное источниковедение — это источниковедческая наука, стоящая в одном ряду с только что рассмотренными. Те обрабатывают материальные, языковые и соматические источники, а эта препарирует письменные исторические источники. А вторая наука – синтезная, она из синтеза всех источников выводит историческое знание.

Почему они слиты в одной науке? Это результат вот чего. Письменные источники для новых этапов истории столь всеобъемлющи, что делают почти ненужными все остальные. И тот, кто занимается этими этапами, может, соединяя письменное источниковедение с выводами, не прибегать к синтезу. Но как только мы углубимся за пределы письменной истории, мы попадем в колоссальную эпоху, занимающую почти всю историю человечества, где письменных источников вообще нет, синтез источников необходим, и синтезная природа истории выступает во всей полноте. Промежуточные этапы дают все виды переходов от одного состояния к другому.

По этой причине, по причине маскировки синтезной природы истории, теме синтеза наук уделялось очень мало внимания. А задача очень трудная. Над ней работали западногерманские ученые послевоенного времени Э. Вале, Ю. Эггерс (кстати, уроженец Петербурга), у меня была статья «Стратегия синтеза в исследованиях по этногенезу» («Советская Этнография», 1988, № 4), разумеется, еще без всяких упоминаний генетики. Думаю, создание специального сайта, посвященного синтезу наук, изучающих историю народонаселения, на базе популяционной генетики будет актуально, чтобы продвинуться в решении этой задачи.

Елена Балановская

Эти формулировки Льва Самуиловича очень точны и важны. Мне кажется, что любой другой путь опасен. Как только любая из спектра наук о человеке переходит в проблемное поле этногенеза, она должна согласиться на скромную роль одного из многих исторических источников. Синтез – за историей.

Но чтобы историки могли синтезировать это множество источников, им нужны подсказки от этих источников, чтобы не заблудиться в их многоречии. В чем главная ценность таких подсказок?

Во-первых, в оценке вероятности исторических гипотез. Та или иная наука может сказать: в пользу гипотезы А у меня аргументов нет, а вот вероятность гипотез В и С – значительно выше. А если такие подсказки придут от нескольких наук – уже есть, что вместе обсуждать.

Во-вторых, в честной оценке степени надежности себя как источника при решении именно вот этой конкретной задачи. Ведь у каждой науки есть не только области великих прозрений, но и области «слепых пятен».

А в-третьих, в изобретении все новых способов синтеза исторических источников – хотя бы двух наук для начала. Тем наукам, что состоят «на дружеской ноге», это проще сделать. А дальше, глядишь, перейдем к синтезу и большего числа источников.

— Вот конкретный пример — с развитием молекулярной генетики многим стало казаться, что изучая гены, можно нащупать биологическую основу этничности и проследить происхождение народов по генетическим маркерам. Обосновано ли это?

Лев Клейн

Тут и карты в руки Елене Владимировне.

Елена Балановская

Спасибо – именно геногеографические карты пригодятся.

Но сначала генетика должна дать очень четкий ответ на вопрос о связи генов и этносов, и этот ответ может показаться странным. Биологической основы у этничности нет. Этничность — дело этнологов. Популяция и этнос могут заключить друг с другом свободный союз, а могут расстаться и жить по отдельности. Есть популяции вне этноса. Есть этносы, растерявшие свои популяции. Отношения их сложны, и никакого детерминизма в них нет.

Переходим ко второй половинке вопроса. Детерминизма нет, а связь, которая возникает по воле истории, а не генетики, — есть. Если в пределах этноса браков больше, чем вне этноса, этнос уже исторически сопряжен с популяцией. А ее изучает раздел популяционной генетики – геногеография. И она – благодаря вновь и вновь возникающей по воле истории связи между генофондом популяции и социальным организмом этноса – уже становится одним из источников сведений об этногенезе.

Это и позволяет генетикам стать «информаторами» для исторических наук. Особенно когда геногеография берет карты в руки. Ведь карты – самая древняя «письменность». Потому что ее язык нагляден и понятен. Здесь нет уже пугающих терминов или лабиринтов исходных данных, максимум объективности — все воплотилось в пространство, через которое просвечивает время. Но переводчик все же нужен – он расскажет, как грамотно прочитать карту, где она точна, а где ее прогноз «фифти-фифти», какие выводы по ней делать нельзя (например, политические), как можно вместе верифицировать гипотезы или искать генетические следы миграций. Но эта грамота столь проста, что карту могут прочитать самые разные ученые и обсудить разные гипотезы на общем языке.

— Что может сделать наука геногеография, которая подчеркивает, что изучает не этносы, а генофонды? Каково соотношение генетических маркеров, скажем, гаплогрупп Y-хромосомы или митохондриальной ДНК, и культурных и лингвистических признаков популяций?

Елена Балановская

Популяции сидят друг в друге как матрешки – от малютки-деревеньки до человечества в целом. А этнический генофонд – лишь одна из этих матрешек, лишь ступенька длинной лестницы этногенеза. По девизу Э. Реклю «География по отношению к человеку, не что иное, как История в пространстве, точно так же как История является Географией во времени именно». Поэтому при рассмотрении этногенеза пространство и время слиты, и чтобы взглянуть на этногенез глазами генетики, мы рассматриваем его сначала в пространстве геногеографии. Каждый этнос сотнями каналов связей объединен с другими этносами – от прямого родства до простого просачивания мигрантов, и некоторые следы мы можем обнаружить в генофондах – они ведут генетическую летопись самых разных событий. Поэтому, изучая генофонд той или иной этнической группы, мы всегда рассматриваем его в обширном ареале, в широком контексте не только географических, но и «этногенетических» соседей – населения тех регионов, которые по данным исторических наук могли играть свою роль в этногенезе изучаемого народа.

И если мы это сделаем корректно, то глядя в это геногеографическое зеркало, мы можем увидеть «мелькающее отраженье потерянного навсегда» (Н. Гумилев) — отражение этногенеза, этнокультурных и лингвистических ландшафтов. Сможем оценить степень их запечатленности в данном генофонде. Лишь потому, что у геногеографии уже есть такие технологии, она может сейчас стать площадкой для взаимосвязи наук об истории человека.

Не претендуя на большее. Так, генофонды можно сравнить с «хранителями памяти» из «451 градуса по Фаренгейту», которые знают про себя главное: «сами по себе мы ничего не значим. Не мы важны, а то, что мы храним в себе».

Если же изучение генофондов будет претендовать на решение всех исторических проблем, здесь уже один шаг до лженауки.

— В последнее время появилось много спекуляций о происхождении славян, распространяемых создателем «новой науки ДНК-генеалогии» химиком Анатолием Клесовым с его соавтором Тюняевым. Вы принимали активное участие в разборе этого явления лженауки в статье в «Троицком варианте» и в развернувшейся после нее дискуссии. Что Вы про это скажете?

Лев Клейн

А в чем, собственно вопрос? Если в научной оценке писаний этих авторов, то о детском писателе с ракетным образованием Тюняеве, борце без правил, редакторе газеты «Президент», сочинителе песен и создателе новой науки «организмики», говорить незачем, он несет в своих сочинениях явную околесицу о древних славянах якобы происходящих от палеолитического русантропа, которого он открыл, только его еще не обнаружили.

А. А. Клёсов заслуживает более серьезного разбора. Он был неплохим химиком, эмигрировал в США, стал американским гражданином, работал в фармацевтической фирме и компании по производству композитных материалов, а уйдя с работы, увлекся, несмотря на отсутствие соответствующего образования и опыта, данными по ДНК, которые, как ему казалось, дают быстрый результат для генеалогии не только отдельных людей, но и народов. Эти готовые данные он стал собирать и давать их интерпретации, не имея ни малейшей подготовки к исследованиям этногенеза. Он стал выдавать себя в России за гарвардского профессора (тогда как был он там только сторонним лектором), а свои интерпретации объявил новой наукой «ДНК-генеалогией».

Его интерпретации имеют все признаки лженауки. Он запросто совмещает гаплогруппы с этносами, называя их родами или группами родов, языки продлевает за начало их выделения из праязыков вглубь тысячелетий, еще глубже удлиняет и раздувает некоторые праязыки и играет на патриотических чувствах публики.

Специалистов, работающих в этом поле знаний, он всячески шельмует и осыпает оскорблениями, обвиняя в сговоре против его гениальных прозрений. Клёсов создал у себя в Бостоне домашнюю «Академию ДНК-генеалогии», издает в интернете «Вестник» этой Академии, где печатает разных непризнанных в науке фриков, другой его журнал – «Advances in Anthropology», не рецензируется в серьезных изданиях, а в России Клёсов активно подвизается на своем сайте «Переформат.ру» и на интернет-форумах, а также выпуская толстенные книги в издательствах со специфической репутацией.

24 ведущих специалиста в молекулярной генетике, лингвистике, археологии, этнологии и антропологии написали открытое письмо в газету ученых «Троицкий вариант — Наука», где декларировали свое отношение к бостонской лженауке, опасной своим стремлением разжечь в России шовинистические инстинкты. Краткие обоснования этой оценки приведены в газете, а более подробные пояснения даны на сайте «Антропогенез.ру» http://antropogenez.ru/review/814/ , http://antropogenez.ru/review/818/ , http://antropogenez.ru/review/832/ и в научных статьях авторов.

— Кто такие арии и откуда взялась арийская идеология в ее германском варианте, Лев Самуилович очень ясно и точно объясняет в статье на сайте «Антропогенез.ру». Что к этому стоило бы добавить?

Лев Клейн

Ну если ясно и точно, то здесь можно на этом не останавливаться. Отметим только, что для лингвистов арии — это однозначно народы индоиранской группы – индоарии, иранцы и дарды. У нацистов это имя использовано для обозначения нордической расы. Сейчас есть тренд некоторых националистов – ираноязычных, русских, даже тюркских — присвоить это имя своему народу, коль скоро оно у нацистов обрело ореол высшей расы. Здесь существенно то, что Клёсов присваивает это имя русскому народу, отождествляя его со славянами, праславянами и индусами. Эту путаницу он выдает за высшее достижение ДНК-генеалогии.

Правда, он нередко не только выдвигает, но и отрицает самые одиозные из этих положений, ссылаясь на специально для этого созданные цитаты из своих книг и статей. Но мы вправе игнорировать цитаты-прикрытия: мы же умеем читать и понимать основное содержание его книг. См. его книгу «Происхождение славян» и мою рецензию на эту книгу.

— Идея сайта Генофонд.рф состоит в том, чтобы служить местом встречи наук, изучающих историю населения. Но профессионал в одной области чаще всего является дилетантом в другой. Уже упомянутая дискуссия по статье в «ТрВ» продемонстрировала, что ученым приходится заниматься просвещением не только читателей, но и друг друга в смежных областях. Как Вы считаете, это поможет общими усилиями создавать объективную картину мира?

Лев Клейн

Разумеется. Именно сотрудничество профессионалов разных наук позволит избежать соблазна охватить всё самому без должной подготовки. А синтез наук необходим в этой сфере, как, вероятно, окажется полезным и в других.

Елена Балановская

Да, если сам генофонд может служить одним из зеркал общей истории народов, то мы надеемся, что и «Генофонд.рф» сможет послужить такой площадкой, где каждый может увидеть себя в отражении других наук. И постараться, чтобы это отражение было ясным. Ну, а если несколько отражений придут в гармонию – это уже сияние синтеза будет. Хотя таких сверхзадач мы не ставим – это пока из области чудес. Но вот место встречи, диалога, общего раздумья… Как говорилось на декабрьской встрече наук о человеке в Звенигороде, уже четверть века наши науки не встречались в мирной беседе об общих проблемах истории.

Поэтому хотя и предусмотрен раздел «Лженаука на просторах Евразии», но он на задворках сайта. Много важнее критический раздел «Разбор полетов» — для анализа публикаций, о которых хотя бы одна из наук высказывается недоверчиво. А самыми главными станут разделы общих тем для обсуждения и диалогов не только между разными науками, но и просвещенными любителями, комментарии к ним, разговор гостей сайта с экспертами. Кроме обычного раздела «Новости» введем и раздел «Старости» — столько сейчас незаслуженно забытого. А разделы вопросов к экспертам, библиотека, словарик помогут не только ученым, но и любителям находить нужную информацию добротного научного уровня, понятную неспециалистам, но все же не на столь примитивном языке, как у Эллочки-людоедки.

Постепенно мы надеемся все вместе пополнять и интерактивную этническую карту Северной Евразии. По наведению курсора на ареал того или народа будут открываться все имеющиеся на сайте сведения о нем, включая видеорассказы об экспедициях и их еще неопубликованные результаты. В мечтах, чтобы «Генофонд.рф» стал точкой сближения и ученых, и любителей, и просто стремящихся найти правдивую информацию о своем народе. Стал еще одним шагом не только к научной картине мира, но и просто к взаимопониманию. Похоже, что сейчас это главный дефицит – умение слышать друг друга.

Беседовала Надежда Маркина.

Ниже комментарий антрополога, доктора исторических наук Александра Козинцева, опубликованный на сайте «Полит.ру-Наука» 15 марта 2015 г.. В скором времени мы опубликуем комментарий археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Шнирельмана.


Комментарии экспертов

2015-03-16 21:01:21

О расах, происхождении индоевропейцев и отношениях палеоантропологов и генетиков

Дискуссию, начатую Львом Клейном и Еленой Балановской в первой части беседы «Этногенез и синтез наук», продолжает Александр Козинцев, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Музея антропологии и этнографии РАН (Кунсткамера). 

Начну с геногеографии и человеческих рас. Я вспоминаю наш давний разговор со Львом Самойловичем, состоявшийся лет 45 назад, когда нынешние громогласные отрицатели рас еще и на свет не родились. Последним криком моды была тогда книга «Понятие расы» (“The Concept of Race”, 1964). Ее авторы – Эшли Монтэгю, Фрэнк Ливингстон, Жан Иерно и другие – объединились и решили раз и навсегда покончить с расами. В отличие от современных деконструктивистов – политически ангажированных гуманитариев, которые не только ничего не смыслят в физической антропологии и не интересуются ею, но и считают ее занятием глубоко вредным – это были антропологи и генетики мирового уровня, много сделавшие для изучения биологического разнообразия человечества. Нынешним же ниспровергателям рас не хватает не только биологических знаний, но и решимости. Уж если отменять расоведение (в их убогом лексиконе это понятие неотрывно от понятия «расизм»), то первым делом, нужно, конечно, отменить физику микромира – после Хиросимы ли сомневаться в том, что страшнее всего злоупотребления именно в этой области? Пойдем по такому пути – многих наук не досчитаемся.

Так вот, авторы «Понятия расы» сочли, что от рас никакой пользы нет. Кстати, некоторые зоологи тогда же ополчились на родственное понятие «подвид». Действительно, последовательно генеалогическая классификация возможна лишь начиная с уровня вида. На внутривидовом же уровне изменчивость часто похожа не на дерево, а на сеть. Что за дерево, у которого ветви могут срастаться? «Зоолога, – писал Эрнст Майр, –не интересует монофилия на внутривидовом уровне». Орнитолог П.В. Терентьев – создатель метода корреляционных плеяд – называл подвиды «случайно выхваченными комбинациями признаков». Но в зоологии эта тенденция не прижилась – зоологи продолжают говорить о подвидах и даже их классифицировать. То же и в физической антропологии, и в генетике: то здесь, то там мы встречаемся с древовидными иерархическими схемами – дендрограммами, кладограммами, филограммами. Это полезный метод анализа, если не забывать о его ограничениях. А если есть древо, то вопрос о том, нужно или не нужно называть разные иерархические группировки какими-то терминами – вопрос чистой условности и удобства. Назовем ли мы их подвидами, надрасовыми стволами, расами, кластерами, группами популяций или же никак не назовем, большой роли не играет.

Но вернусь к нашему разговору с Клейном. Начитавшись Эшли Монтэгю и его коллег, я заявил, что расы не нужны, а нужно изучать признаки по отдельности, чтобы понять их биологическую суть. Кстати, многие так думают и до сих пор – выясняют роль климата, питания, микроэлементов и прочего в биологической изменчивости людей. Словом, делают то, что в начале ХХ в. пытался сделать Франц Боас, когда захотел доказать, что рас нет, поскольку форма головы у иммигрантов в США якобы меняется под непосредственным влиянием среды. Ничего у него из этого не вышло, но боасовский энвайронментализм в физической антропологии все еще очень популярен и то и дело стремится вытеснить расовую систематику. Отношения между ними сугубо антагонистические. Чем сильнее тот или иной признак подвержен влиянию среды (прямому или селективному), тем менее он полезен для установления родственных связей групп.

И вот, когда я попытался в присутствии Клейна доказать бесполезность понятия расы, он напомнил, что первыми этой детской болезнью переболели лингвисты. В частности Гуго Шухардт еще в конце XIX в. утверждал, что схема родственных связей диалектов, в отличие от языков, имеет вид не древа, а сети. Поэтому, дескать, и нужно изучать не диалекты, как «случайно выхваченные комбинации признаков», а отдельные признаки – изоглоссы. Словом, полная аналогия с видами и подвидами/расами. «Так-то оно так, – заметил Клейн, – и все-таки все мы говорим на языках и диалектах». Спор имеет гораздо более широкий смысл. Вспомним философию – ведь и Беркли, как ни трудно его опровергнуть, не убедил нас в том, что вишня – это всего лишь комбинация круглого, красного, терпкого и т.д.

Тут интересная параллель с геногеографией. А.С. Серебровского. Приверженцев географического метода в антропологии – Е.М. Чепурковского и В.В. Бунака – также интересовала изменчивость отдельных признаков, но ее изучение не подменяло анализа родства между популяциями. Елена Владимировна обратила внимание на изоморфизм между популяционной генетикой и лексикостатистикой. И тут, и там мы имеем дело с не только с отдельными признаками, но и с их комбинациями. Многомерный статистический анализ снимает это противопоставление, ведь можно картографировать не только признаки, но и их сочетания, причем выделенные объективно, а не выхваченные наугад, как это было у расоведов прошлого. Теперь мы все реже называем эти сочетания «расами». Но сам принцип изучения внутривидовой биологической изменчивости, как бы его ни называть – расоведением, геногеографией, просто анализом комплексов разграничительных признаков – по-прежнему актуален.

Не могу не затронуть вопрос, меня сейчас особенно волнующий – происхождение индоевропейцев. Сообщество индоевропеистов оживленно обсуждает только что появившуюся в виде препринта работу Дэвида Райка и его коллег, обнаруживших путем изучения геномов людей неолита и бронзового века, что решающее воздействие на генетический ландшафт Европы оказала миграция людей ямной культуры на север и запад в середине III тыс. до н.э. В результате, по словам генетиков, возникла популяция, связанная с культурой шнуровой керамики, а от нее ведут происхождение позднейшие индоевропейцы Европы. К тем же примерно выводам одновременно пришел другой коллектив ведущих генетиков во главе с Эске Виллерслевом.

По данным генетиков, носители культуры шнуровой керамики почти не были родственны европейцам более ранних эпох, в частности, людям культуры воронковидных кубков, которых многие считали протоиндоевропейцами, мигрировавшими затем из Северной и Центральной Европы на восток, в степи. То, что миграция, как утверждают генетики, имела противоположную направленность – из степей на запад – подтверждает старую «курганную» теорию индоевропейской прародины, сформулированную Отто Шрадером, а вслед за ним Марией Гимбутас. Сейчас ее главные сторонники – Джеймс Мэллори и Дэвид Энтони, а у нас – Валентин Дергачев.

Не скрою, я еще не успел смириться с таким поворотом событий. Мы, палеоантропологи, не находим следов настолько масштабной ямной миграции. Да ведь и археологи, включая даже сторонников Гимбутас, о столь резкой и полной смене европейского населения не говорили. Не находим мы, впрочем, подтверждения и другим теориям индоевропейской прародины – ни европейской, ни ближневосточной. Смена языка теоретически могла быть вызвана миграцией небольших элит. Массовый приток ближневосточного населения в зарубежную Европу несомненно имел место – из Анатолии на Балканы, оттуда на Дунай и далее на север вплоть до Скандинавии. Об этом свидетельствуют и генетика, и палеоантропология. Но это была миграция ранних земледельцев, на много столетий предшествовавшая распространению индоевропейских языков. Потом одна из групп потомков этих людей – носителей баденской культуры – вернулась с Дуная в Анатолию (в Трою). Согласно Л.С. Клейну, это и были хетто-лувийцы. Палеоантропологический материал вполне подтверждает такое заключение. Баденцы действительно имели на редкость «южный» облик.

А степь, как мы считали, издавна была особым миром, резко отличавшимся и от ближневосточного, и от европейского. Миграции оттуда – так нам казалось – были направлены в основном не на запад, а на восток, вдоль степей, в сторону Центральной Азии, которой древние индоевропейцы, носители афанасьевской культуры (потомки людей ямной культуры или их степных предков) достигли не позже рубежа IV-III тыс. до н.э. Это сейчас подтвердила и группа Виллерслева.

Обнаруживались и импульсы на восток из более западных районов. В частности, Алексей Ковалёв по археологическим материалам эпох неолита и бронзы проследил миграцию индоевропейцев (прототохаров?) из Франции в Восточный Казахстан и на Алтай, где они создали чемурчекскую культуру. Я недавно обнаружил близкие параллели между одной из групп культуры воронковидных кубков Германии (той самой, которую генетики, напомню, исключили из числа индоевропейских), некоторыми группами носителей ямной и катакомбной культур южнорусских и украинских степей и – далеко в глубинах Азии – людьми чаахольской культуры (это родственники чемурчекцев в Туве). Учитывая даты (всё более поздние по мере продвижения на восток), трудно не сопоставить эти параллели с какой-то из миграций индоевропейцев. А позже, в раннем железном веке, потомки мигрантов вернулись из Центральной Азии в Европу. В результате этой обратной миграции на исторической арене появились скифы, о чем свидетельствуют и археологические данные, и краниологические, относящиеся к чаахольцам. Они, как родные братья, похожи на степных скифов, несмотря на огромный географический и хронологический разрыв.

Выводы генетиков, конечно, исключительно важны. Но, мне кажется, археологам и палеоантропологам рано вывешивать белый флаг. Во-первых, реальная картина могла быть гораздо сложнее, чем нам кажется. А во-вторых, не будет ли и тут как в недавней полемике по поводу ариев и ДНК-генеалогии? Нашли у тебя некую гаплогруппу Y-хромосомы – добро пожаловать в арийское сообщество. Не нашли – не обессудь. Да, Райк, Виллерслев и их коллеги выделяют не отдельные гаплогруппы, а целиком большие фрагменты генома. Кроме того, они не позволяют себе злоупотреблять лингвистическими терминами. С наскоку их не опровергнешь. И все-таки осторожность требуется и здесь. Давайте повременим с окончательными выводами!

Кстати, бывало и так, что палеоантропологи подсказывали генетикам путь исследования – и оказывались правы. Так получилось, например, с носителями окуневской культуры Южной Сибири. Когда мы 20 лет назад обнаружили, что краниологически (по сочетанию традиционных измерений и предложенных нами новых информативных особенностей строения черепных швов и отверстий), окуневцы – «двоюродные братья» американских индейцев, нам мало кто поверил. Во первых, в окуневцах всегда видели европеоидно-монголоидных метисов вроде казахов, а во-вторых, предки индейцев ушли из Сибири в Новый Свет минимум за 10 тыс. до того, как на Енисее возникла окуневская культура. А сейчас Эске Виллерслев и его коллеги полностью подтвердили наш вывод. Подтвердили они и близкое родство между носителями ямной и афанасьевской культур, и миграцию предков синташтинцев и андроновцев из Европы в Зауралье и далее в Сибирь – но в этом и так уже давно мало кто из археологов и антропологов сомневался.

Я очень рад появлению сайта «Генофонд.ру». Уверен, что он удачно дополнит сайт «Антропогенез.ру», созданный усилиями Александра Соколова, Станислава Дробышевского, Александра Маркова и целого ряда экспертов.

 

2015-04-04 13:38:23

Стоит ли заниматься этногенезом

Дискуссию, начатую Львом Клейном и Еленой Балановской , продолжает Виктор Шнирельман, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. Опубликовано на сайте Полит.ру 4.04.2015

Сегодня вновь говорится, и вполне справедливо, о больших возможностях, которые открывает междисциплинарный подход. И раздаются призывы к совместным исследованиям специалистов смежных дисциплин. Все это, разумеется, нельзя не приветствовать. Но хотелось бы напомнить, что еще в советское время был накоплен большой опыт междисциплинарных исследований, и не стоило бы его игнорировать. Ведь этот опыт позволяет оценить всю сложность такого рода исследований и, возможно, избежать ошибок, которые по неопытности допускали предшественники.

Ведь надо иметь в виду, что от участников междисциплинарного исследования прежде всего требуются хотя бы элементарные знания о методах и инструментарии смежной науки. Но иметь такие знания очень непросто в силу сложности современной науки – иной раз не хватает жизни даже для того, чтобы овладеть всеми тонкостями своей собственной науки. Что уж тут говорить о смежной! Поэтому, как мне представляется, время энциклопедистов-одиночек прошло. Кажется тривиальным напоминать, насколько критически археологи относятся к лингвистам, которые пытаются использовать археологические данные, и с каким сомнением лингвисты воспринимают попытки археологов опираться на лингвистику.

Поэтому междисциплинарные исследования представляются мне элитным знанием, доступным очень немногим – причем я имею в виду не только проведение этих очень сложных исследований, но даже восприятие их результатов. Кто сегодня в условиях массового общества способен адекватно это воспринимать и оценивать? В 1980-х гг. мне посчастливилось работать вместе с нашими ведущими лингвистами-компаративистами, и мы занимались именно междисциплинарными исследованиями. Некоторые результаты (о них ниже) были весьма удачными. Но выясняется, что об этих наших работах не знают (или не хотят знать) даже наши ведущие специалисты по этногенезу, хотя результаты публиковались в ведущих журналах. За пределами нашей небольшой группы не было ни обсуждения этих работ, ни каких-либо критических замечаний. И до сих пор никаких ссылок на эти работы я не встречаю.

Это стало одной из причин, почему я резко сменил область исследований. И с тех пор мне стало интересно, что же нужно широкой публике, чего она ждет от ученых. Так я и вышел на проблемы национализма.

Но сначала немного об археолого-лингвистическом синтезе. Пытаясь найти какие-то общие точки опоры, мы очень скоро поняли, что речь должна идти о серьезных исторических трансформациях, которые вели к кардинальным культурным изменениям и лингвистическим инновациям. При этом надо было еще согласовать методики, чтобы иметь дело с одними и теми же синхронными процессами в одних и тех же регионах. На счастье я тогда занимался возникновением производящего хозяйства, и оказалось возможным фиксировать эти процессы как археологически, так и лингвистически (опираясь на реконструированную лексику, а это само по себе требует большого искусства). В результате стало возможным как разработать методику (Советская этнография, 1988, № 4), так и предложить ряд интересных реконструкций. Мне кажется, наиболее удачная касалась Индии (Вестник Древней Истории, 1992, № 1). Но и наша с Милитаревым реконструкция, связанная с Ближним Востоком, тоже представляется небезынтересной.

Сложность таких реконструкций связана с тем, что они требуют очень высокого профессионализма и обширных знаний в самых разных областях. Ведь, помимо археологических и лингвистических, нам пришлось учитывать биологические и палеогеографические данные, да еще и «путешествовать» с одного континента на другой. И выискивать редкие публикации, которые было очень непросто раздобыть. Но было и немало методических трудностей. Сошлюсь на простой пример. Археологам очень важно знать, о каком именно каменном сырье идет речь, ибо его точно установление может дать важную информацию об источниках сырья и «торговых путях», т. е. о взаимоотношениях между древними обществами. Но на уровне праязыков иной раз реконструируется только термин «камень», и это, конечно, может разочаровать археолога.

Теперь о самих процессах. Мне представляется, что невозможно судить о древних процессах, не имея глубоких знаний о том, что собой представляют традиционные общества и традиционные культуры. Здесь мы уже вступаем в область этнографии, или сегодня – этнологии (но я предпочитаю термин «культурная антропология»). Такие знания иной раз способны поставить в тупик представителя смежных наук, занимающихся тем, что у нас называется «этногенез» (в 1923 г. Ефименко называл это «этногенией»).

Приведу простой пример. В 1991 г. мне довелось проводить исследования среди индейцев-тлингитов на Аляске. По моим данным, уже во второй половине XX в. процент межэтнических браков у них достигал 60%. Но это нисколько не размывало их самосознание – они продолжали считать себя тлингитами. Мне могут возразить, что это, мол, результат современных процессов. Но я побывал в семье, где женщина пожилых лет происходила из атапасков и, кстати, узнав, что я из России, продемонстрировала мне свое генеалогическое древо, составленное американским антропологом, где обнаруживалась и парочка русских (и это на уровне середины XIX в.). Сын этой женщины был женат на белой американке, а их дети были тлингитами.

Является ли все это результатом именно современности? Массовые материалы показывают, что в традиционных обществах были очень распространены обычаи адопции (т. е. усыновление или удочерение, причем речь шла не только о детях, но и о взрослых). И родство там имело социальный, а не генеалогический, характер. Иными словами, чтобы стать членом клана, надо было пройти обряд инициации. Сегодня таким образом в члены племени нередко принимают белых американцев. Но в прошлом речь могла идти о представителях соседних племен (хайда и др.).

Как это соотносится с языком и культурой? В таких обществах нередко встречается ситуация билингвизма. А при переселении в иную общину люди могут переходить и на другую культуру. В 1992 г. на Камчатке я встретил молодую корячку, которая ненадолго вернулась к родителям в свое родное село, и я видел, как она радовалась, надевая свои девичьи платья. Но она вышла замуж в отдаленную общину, где должна была уже носить совершенно иную одежду и следовать иным нормам. Стремление завести себе свойственников в отдаленных и, нередко, инокультурных общинах – едва ли не повсеместная практика в традиционных обществах, которая объясняется социальными и экономическими факторами. Специалистам это хорошо известно, и я об этом писал, в частности, во втором томе «Истории первобытного общества» (М., 1986).

У тех же коряков я наблюдал обряд захоронения, для которого шили особые платья и изготавливали особые украшения, которые покойники при жизни никогда не носили. Но ведь, раскапывая древние захоронения, археологи могут встретиться именно с таким обрядом – каковы же будут их выводы? Все такие парадоксы обнаруживает этноархеология (этнографическая археология, а вовсе не этническая, как у нас иной раз ее подают). Она способна повергнуть археолога в шок, ибо ломает все стереотипы, и ее данные не соответствуют «здравому смыслу». Возможно, поэтому она и не получила у нас широкого применения, хотя, на мой взгляд, она способна дать очень много для совершенствования методик и для более глубокого и дифференцированного подхода к интерпретации полученного археологами материала. Когда-то я об этом писал (Советская этнография, 1984, № 2), но мало кто обратил на это внимание.

Главный мой вывод – в традиционных обществах не было ничего подобного тому, что сегодня понимается под «этносом». И многие современные этносы были сконструированы политиками и чиновниками при опоре на ученых-романтиков сравнительно недавно. Л. С. Клейн правильно обращает внимание на психологическую сторону этнического – этнографам и культурным антропологам это давно известно. Но в таком случае мы должны иметь в виду всю сложность психологического фактора и говорить о множественной, ситуационной, плавающей или символической этничности. Никакого сплоченного этноса из этого не получается. И, например, то, что профессиональные лингвисты называют диалектами аборигенов Австралии, сами аборигены называют отдельными языками. А, например, та общность, которая у нас называется коряками, распадается на чавчувенов и нымылланов. Первые были оленными и вели подвижный образ жизни, а вторые занимались прибрежным рыболовством и морским промыслом и жили в значительной мере оседло. Следовательно, археолог в этом случае обнаружит существенные различия в образе жизни и культуре. И ему вряд ли придет в голову объединять это в некое единство.

Далее, возьмем Северную Африку и Сахель, где керамическим производством и металлургией занимались небольшие оседлые иноязычные группы, снабжавшие своей продукцией большую массу окружающего кочевого населения. Археолог в этом случае обнаружит достаточно гомогенный керамический ареал и, если ему повезет, установит место производства этой керамики. Но он вряд ли придет к выводу о том, что речь идет о культурно разнородных группах! А ведь для эпохи неолита археологические культуры выделяются, прежде всего, именно по керамике.

В связи с этим встает и более общий вопрос о том, по каким критериям выделяются археологические культуры. И обнаруживается, что в зависимости от эпохи и от региона, по очень разным, — где-то по керамике, где-то по руководящим типам, где-то по целым комплексам материальной культуры, где-то приходится руководствоваться только погребальным инвентарем, а где-то материалами с поселений. Но в таком случае, насколько сопоставимы такие культуры? А ведь сегодня наблюдается ярко выраженная тенденция отождествлять их с «этносами», что, на мой взгляд (да, и насколько я понимаю, на взгляд Л. С. Клейна), весьма сомнительно.

По всем этим причинам широкие построения типа «теории этногенеза» Льва Гумилева не имеют серьезных методических оснований и только порождают новые мифы о «предках». Мало того, если идентичность связана с психологией, то не приходится говорить об этносе как о каком-либо «социальном организме». Да, люди владеющие общим языком, могут легко общаться друг с другом. Но означает ли это, что у них будут общие культурные предпочтения (а если и будут некоторые, то в какой именно области) или политические пристрастия? И, кстати, о каком «самовоспроизводстве» этноса в традиционных обществах может идти речь, если обычаи экзогамии требовали искать супругов в других общинах или племенах, нередко с иной культурой? Во всяком случае сами люди причисляли своих свойственников к «чужакам» и именно поэтому подозревали своих жен в колдовстве.

А иной раз между такими общностями велись постоянные войны (как у энга Новой Гвинеи). Кстати, и с точки зрения демографии (сегодня имеется множество интересных исследований по демографии в традиционных обществах. Я детально обсуждал эти данные еще в 1986 г.), трудно говорить об «обособленной и самодостаточной» жизни отдельных общин или неких устойчивых общностях в традиционных условиях. Тем более, имея в виду высокую динамику традиционных обществ, трудно представить себе некий «социальный организм», живущий обособленно, где более половины браков заключается в его пределах. А как же с обычаями экзогамии? Поэтому о сопряженности популяции с этносом для традиционных условий можно говорить с большой натяжкой. Ведь изоляты, если и встречались, то крайне редко в исключительных случаях. Да и ту общность, которую генетики сочтут популяцией, вряд ли можно назвать «этносом», если исходить из эмного подхода, т. е. того, как это осознается самими людьми, а не внешними наблюдателями.

И что означает «этническая солидарность»? Да, она может возникать в определенных ситуациях и в определенные исторические периоды. Но охватывает ли она всех членов этноса? И насколько долго это длится? И о какой солидарности может идти речь у тех же энга, когда они постоянно воевали друг с другом?

Ведь этнос – это не государство с его институтами, которые действительно являются работающими организмами. А понятие «социального организма» возвращает нас в XIX век с его органицистской теорией, которая, как хорошо известно, создала основу для расцвета «научного расизма». К сожалению, основанные на этом рецидивы «научного расизма» расцветают и в России.

Можно было бы порассуждать и о культуре, которая сегодня вовсе не выглядит закрытой гомогенной со строго определенным набором признаков и четкими границами, как это представлялось в эпоху модерна. Уже более четверти века назад культурным антропологам стало ясно, что культура – это открытое дискурсивное динамичное явление. Поэтому-то она доступна всевозможным интерпретациям и в зависимости от подхода может выстраиваться и осознаваться очень по-разному. Но у нас этот взгляд прививается с трудом, в особенности, в кругах, увлеченных исследованиями этногенеза.

Л. С. Клейн правильно отмечает, что сегодня у профессионалов наблюдается тенденция говорить скорее о лингвогенезе и культурогенезе, чем об этногенезе. Думаю, такой подход более корректен. Выше я показал, что сегодня само понятие об этногенезе далеко не бесспорно, так как мы толком не знаем, когда именно появились современные этносы и как их надо понимать. И мне представляется, что, приписывая этнические названия людям, которые давно ушли в мир иной и не могут нам ответить, мы фактически нарушаем их права. Это мне напоминает недавнюю советскую практику, когда этнографы убеждали людей в том, что они лучше знают, кем те являются этнически, чем сами эти люди. Так думать мне позволяет огромный накопленный к сегодняшнему дню массив этнографических данных, говорящих о том, как внешние наблюдатели конструировали крупные этнические общности из отдельных традиционных групп, которые сами никогда так друг друга не определяли.

Во всяком случае, у культурных антропологов сегодня просматривается тенденция говорить не об этносах, а об этнической идентичности, и даже об идентичности вообще. Это, разумеется, более правильно. Но вряд ли это устроит тех, кто хочет по-прежнему заниматься этногенезом.

Думаю, не меньше сложностей встречается и у генетиков, если обращаться не столько к результатам их исследований, сколько к методикам и к тому, как и где именно собирался материал и как он обрабатывался и интерпретировался. В эту кухню непрофессионалу трудно проникнуть. Но, чтобы иметь надежные данные, мы должны хорошо понимать, чем именно мы занимаемся и как именно мы этим занимаемся. Кстати, сегодня это является особым предметом исследований в рамках таких направлений как «антропология профессии» и «антропология академической жизни». И уже имеются весьма впечатляющие результаты таких исследований, позволяющие судить о социальной роли науки и о том, что она вовсе не является полем, полностью закрытым от влияний извне. Поэтому сегодня настало время подумать о научной рефлексии. В любом случае меня радует, что генетики готовы отказаться от термина «этногенетика», вводившего в заблуждение и порождавшего определенные иллюзии, далекие от реальности.

И это позволяет мне перейти к другой не менее важной теме о том, для чего мы занимаемся научными исследованиями, кто именно заинтересован в нашем знании и как именно оно используется. К сожалению, специалисты («научные мандарины»), как правило, не обращают на это внимания. Между тем, сегодня рядом с академической наукой возникла альтернативная наука (самого разного толка), причем, иной раз в ее развитии участвуют и некоторые из тех, кто считается учеными. Речь идет о массе энтузиастов, для которых главным являются не научные методики и не верифицированное знание, а стремление любыми способами наделить свой народ славными предками. Для этого имеется различные мотивации, и я неоднократно обсуждал это в ряде своих книг.

Речь идет о том, что на наших глазах возникает альтернативная наука, сама по себе достойная изучения как отражение общественных настроений, связанных с определенным социально-политическим контекстом научных исследований и деятельностью местной интеллигенции. Все это, как это ни странно, тоже не привлекает большого внимания наших специалистов. На Западе это направление исследований давно развивается в рамках изучения националистических мифов или социальной (исторической) памяти. Причем эти исследования повлияли и на саму науку, заставив поставить вопрос об этике научных исследований. Но и об этом у нас говорить не принято. А между тем, сегодня имеется немало данных о том, как между соседними народами происходит борьба за престижных предков и как в некоторых случаях она создает «научную основу» для идеологии конфронтации вплоть до взаимной ненависти и межэтнических войн.

Поэтому, на мой взгляд, специалистам по этногенезу было бы полезно интересоваться, кто именно, в каких контекстах и с какими целями использует их данные, как и почему эти данные интерпретируются тем или иным образом – т. е. вовсе не так, как этого ожидают ученые. Это побудило бы специалистов проявлять больше осторожности при интерпретации и публикации своих данных. Напомню, что вот уже полвека западные биологи при публикации общих трудов по биологии человека обязательно включают туда главу о расизме, чтобы показать, что наука не имеет к нему никакого отношения, и объяснить, почему именно. Думаю, в нынешней очень сложной международной обстановке, способствующей возвращению расизма (причем в очень разных формах), специалисты по этногенезу, публикующие свои обобщающие работы, тоже должны обращать внимание на этот фактор, дистанцируясь от расизма и национализма. Причем это должны быть не общие формальные рассуждения, а хорошо обоснованные позиции, причем озвученные доступным для простого читателя языком.

 

 


Комментариев: 23 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Советский термин «советский народ» на уровне окраинных народов СССР не встречал поддержки. Поэтому с распадом СССР и возник «народный» интерес к истории всех этих народов. И пока ученые не могут придти к согласию по ряду животрепещущих вопросов, возникают попытки «пытливых» умов самим разобраться в этом. И нам действительно нужно изучать это новое явление.
    Особенная социальная психология индивидуумов, проявляющаяся в повседневной жизни и в стрессовых ситуациях, может объединять самые разные индивиды в политии, некоторые из которых могут расти как «снежный ком». Но со временем меняются приоритеты индивидов и эти политии распадаются. Возникают новые. Непрерывный процесс.

  • Не знал: делиться или не делиться своими мыслями, но раз уж появился первый комментарий, так, заодно, для себя подведу некоторый промежуточный итог, поскольку вышеизложенными вопросами не интересуюсь, но в процессе работы с материалами параллельно нарастает другой материал, который волей-неволей, но приходится как-то осмысливать.

    Сейчас окончательно вычеркнул из своего словаря термин «этнос», чтобы не плодить неизвестные сущности в гуманитарной галактике энтропии. Но зато пользуюсь более близким и понятным мне народ и «народогенез». Пока все говорит о том, что народ — продукт письменности, книжности.
    Для людей древности важно было принадлежать к роду или какому-то родовому объединению, а так же к общине.
    Шумеры и греки воевали друг с другом потому что мыслили себя в рамках своих общин, поэтому не нуждались ни в каких других объединениях, которое ничего не давало. Любые союзы, конфедерации быстро рассыпались, потому как, снова, в первую очередь были общинные, или же полисные интересы. Как показывают эпиталамы, у греков всегда указывались город/полис , где он родился или гражданином какого полиса он был.
    На примере соседней с Грецией древней Македонии видно как македоняне, не имевшие толком еще государственности, объединялись царями (города македонян по типу полисов — это исключения из правил). Население было более монолитным, поскольку отдельные общины еще не имели того уровня социально-политического развития, чтобы каждая община издавала законы, имела органы власти (магистрат) и т.д. Проблема греков в том и заключается, что они слишком рано получили государственность, (точнее «государство-общину»), которая наложилась на общинные структуры и фактически зацементировала возможность объединиться на какой-то общей основе….Пока не пришли римляне…

    • Далее. Русский народ — это продукт книжной, письменной культуры, общей насаждаемой религии, языка богослужения, политической зависимости территории от одной русской династии. Очень близок аналог Болгарии. Пришли булгары, назвали своим именем страну и даже славянский язык стал болгарским. Снова на примере «шорцев» (для меня это близко на бытовом и повседневном уровне). Живя в обществе с родовыми отношениями, больше особых маркеров не надо. Но когда местные жители (различные татары) стали получать образование и изучать русский, приобщаясь к совершенно другим системам координат, вот тут-то очень интересное начало происходить. Если в городах люди с образованием и зачастую высшим более-менее монолитны, то в деревнях, привыкшие жить по старинке люди еще плохо самоопределяются. Есть работы: Кимеев В.М. Проблема этногенеза шорцев; Борина Л.С. Этноним «шорцы»: к вопросу о конструировании этнических границ

      По-моему, главная проблема в этнографии 19в., механически переносившая «западные» веяния на местную почву, не понимая местной специфики. Отсюда неясность предмета исследования.

      В целом, мне просто любопытно наблюдать как родовое сознание начинает с помощью книжности по-другому ориентироваться во времени и пространстве.

  • Еще дополню. Как можно судить, эллины — продукт книжной культуры и в первую очередь по хронологии гомеровского и прочего хероического эпоса. Когда говорят про эллинов, можно подумать, что это был один народ изначально. На примере спартанцев и лаконцев видно как пришлые спартанцы сильно отличались от лаконцев, заставив последних участвовать в процессии похорон спартанского царя и в религиозных празднествах (Ксенофонтово «лаконская полития»). Вера в одних богов еще не факт их единства. Поскольку тот же культ Кибелы, пришедший из Малой Азии еще не говорит о том, что у «греков» были общие предки с малоазиатскими аборигенами. Так что, первым объединяющим фактором был культурный, книжный, за которым затем пошла потребность в более или менее понятном языке. Еще интересно, Боккаччо в Декамероне не знает французов, но он знает Францию, страну, где действуют законы французского короля. Так что снова возникает трудность с определением того как называть жителей. По мне — этнос — неизвестная сущность, а этнология — наука, которая неизвестно что изучает. Мы, например, забываем, что пользуемся словесным-понятийным аппаратом, сформировавшимся в Новое время и свои национальные шаблоны распространяем на древность и средневековье. Поэтому моя позиция такова, что нужно сперва определить и дать название предмету изучения в каждом конкретном случае. Либо мы говорим о просто общем названии групп людей в условном месте проживания — скифы, половцы, или говорим о каких-то словах непонятного происхождения — аланы, русы (изначальное обозначение, соционим). Иначе получается винегрет, солянка из непонятного и с тем, что хоть как-то проверяется или с известной степенью известности может быть проверено. такой еще, что лично проверял по летописям: половцы =куманы — это не отдельный народ, а конгломерат различных групп людей. Да, видимо, был приход каких-то групп кочевников, что может фиксироваться в материальной культуре вроде «каменных баб» на Дону, но никак нельзя дифференцировать, кто именно это был. Например, летописец говорит под 1116г., что Ярополк Мономашич ходил в земли половецкие и взял половецкие города, но в плен попадают вовсе не половцы, а яссы и ясская княжна. Говорить о некоем народе (хорошо. если кому угодно, этносе, особенно в бромлеевском понимании) половцев =куманы — это бесперспективно.

    Вместе с тем, не надо путать общие наименования с родовыми группами и с тем, что создается на основе письменной культуры, распространяясь на элиту или образованную часть (книжники, писцы, жрецы, духовенство ), а затем «спускается» в повседневном или каком еще контакте вниз пирамиды населения. Для аграрных обществ, где основная часть была занята физическим трудом и нуждалась в очень простых принципах определения своих-чужих: для грека обучение начиналось с первых строк знания Илиады Гомера, соответственно, это первое познание того с чего начинается родина (правда, грек далеко не всегда занимался тяжелым физическим трудом), затем религия во всех своих проявлениях. Для грека — свои боги и боги общины (гражданин изначально тот, кто допускался к совместному участию в религиозном культе, т.е. экклесия и как народное собрание и как религиозное собрание адептов). В средневековой руси христианство долго проникало в народную толщу и весьма своеобразно, но раз проникнув оно так закреплялось, что уже в 17 веке произошел раскол. Местечковость была и есть всегда и повсюду. У нас самая хорошая деревня, а на другом берегу чужие и вообще тамошние парни наших девок крадут. В русских текстах достаточно прозрачно проходит грань по вере и языку. В летописях «свои поганые» — кочевники, которые живут на Руси, по всей видимости, усваивающие русский язык, но еще не воспринимающие христианской веры.

      • Если брать северное происхождение русов как гребцов, то примерно то же что и «викинг», некая социальная категория людей. Но даже если исключить этот вариант, то в арабских и греческих текстах выстраивается картинка социальной или профессиональной группы людей: воины-купцы.

        А с примером булгар как отдельного народа, то тут надо мне не согласиться, чтобы быть последовательным. Поскольку булгары не народ, а какое-то родовое название или общее наименование группы родов. Тут я не вдавался в тонкости. Как обычно бывает какая-нибудь более воинственная группа родов или мелкий род подчиняют себе другие родовые образования или дает название другим родовым группам, по которому известны для окружающих. Как на примере булгар и хазар. Одни выходят из подчинения и как будто внезапно оказываются на исторической арене. Хорошо, если есть подробные свидетельства, как на примере трактата Багрянородного, что часть мадьяр-венгров осталась на востоке и была подчинена печенегам (и у него же «В те времена они не назывались турками, а именовались по неведомой причине савартами-асфалами «). Или случайные известия в русских летописях, когда в 1103г. разбили половцев на реке Сутени: «и захватили печенегов и торков с вежами». Половцев не оказывается. Зато перечень князей весьма любопытен, среди них оказывается Аръсланапуки, что может говорить о целом аланском роде или вожаке нескольких родов, уже тюркизированном, а так же Куман. У меня имеется такое предположение, что род куман жил близко от Руси или был как-то еще заметен, от чего эту мелкую родовую единицу посчитали целым народом, отождествив с половцами. Такие случайные известия еще больше создают вопросов. И, к сожалению, на пространстве от Китая до Европы трудно понять наименования кочевников.
        Так же с шорцами — название самого большого рода распространялось на еще несколько родов для окружающего населения. Почему так — вариантов много: миграция какой-то части родственников, подчинение и т.д.
        В русском языке обычно говорят про племя, отличая от народа. Поэтому важно определять предмет разговора/исследования, дабы не смешивать разные сущности. Например, не очень понятны слова Анны Комнин, что печенеги и куманы общались без переводчика. То ли это результат тесного сотрудничества, то ли языковая близость то ли еще что. Если для народа общий язык — один из краеугольных камней своей близости и родственности (перенос родового сознания в более сложную политическую и социально-культурную сферу), то, возможно, у родовых групп дело обстоит несколько иначе, потому как письменная культура, усложнение социальной и политической обстановки размывает родственность групп, родственно-клановое деление. Так, путем сселения всего населения Аттики в Афины (или большей части) дало появление афинян не с родовым, но уже с административным делением. В Риме по легенде жило 100 родов сабинян, 100 этрусских и 100 латинских, но потом все они стали римлянами.
        Я привык работать с конкретикой, поэтому теоретизирование мне по не душе, надо осуществлять его на конкретных примерах. Для меня этнос — неопределенная сущность, которой непродуктивно пользоваться, поскольку «Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой».

        • Если считать что единство людей по языку, территории и культуре (два последних вытекают из первого) существует объективно, то объединение на этой основе в народ не книжная конструкция. Это научное открытие. Его могут сделать сами эти люди в древности, могут сделать их соседи , часто это делают спустя много лет историки. Причем насколько точно это открытие сделано, настолько успешно его можно применять в политике или истории.

          • Тут не то что книжная конструкция, а книжники оказывались в роли унификаторов и проводников каких-то общих правил, норм. Такая культурная сторона соприкасалась с политической сферой (применительно к Руси, думаю именно этот фактор играл одну из главных ролей появления русских, а общий язык служил понятным фундаментом для появления народа). Подвластные территории (с тамошним населением) русским князьям постепенно превращались сперва в русские территории (подчиненные русам-рюриковичам), а затем и проживавшее население. Известны летописные примеры, когда по ПВЛ червонные города находятся поныне «под русью». Или вятичи одни были уже русскими, другие «не нашими», куда бегают русские князья за помощью и кого часто приводит Юрий Долгорукий (предполагаю, что это была зависимая, но довольно самостоятельная некая область «вятичей», как можно понять из летописей, пролегающая по Волге, куда наши археологи не очень любили и любят распространять расселение вятичей.

            Западная граница России четко сознавалась между русскими, поляками и венграми, затем русские летописи точно определяют границы ятвягов, литовцев. Например, забавно в галицко-волынской летописи читать, как князья ходят в Русь, но сами себя считают русскими, когда дело идет о междоусобных конфликтах и разных спорах с ляхами и венграми, постоянно подчеркивая свою русскость: Конрад, польский князь не любит русского боя, а сами поляки как сейчас бы сказали «этнографическую деталь» русского воина оговаривают (в передаче летописи): «долгобородые».

            В отношении Руси/России и появления народа как русских я бы сказал, что это результат культурно (прежде всего языковое, затем религиозное единства ) — политического сформирования. Политические границы не всегда совпадают, например, с Пургасовой Русью, но именно политическая «надстройка» формирует обозначение, приобщенность к общему. На западе России, когда Рюриковичи переставали исторически олицетворять русский княжеский первоначальный элемент, все население западнорусских земель в Польше и ВКЛ по-прежнему было русским, российским, как потом стали писать по греческой огласовке. Как замечал еще А.В. Соловьев такая форма в Европе известна с 13 века. Население обозначалось по названию страны, которая появилась благодаря военно-политическим действиям неких русов. Соответственно, люди говорившие на одном языке и ходившие в одну церковь не могли себя относить к полякам (уже во многом католикам) и литовцам (еще во многом язычникам). Другое дело, что появились литвины, жители Литвы.

            Благодаря теме и нашему диалогу, для себя стал кое-что определять и формулировать, намечать дополнительный круг поисков по интересным вопросам.

          • Как-то еще раз задумался по поводу Вашего высказывания…

            …Ведь для средневековых людей определяемость русских — вполне очевидная реальность, что-то само собой разумеющееся. Даже манеру войны летописец называет «рускый бой» (выше в прежнем моем комментарии надо, конечно же: «Конрад, любящий рускый бой»).

            ………………….Казалось бы, прошло 100-150 по придумыванию отдельных языков, но как украинца, белоруса отличить от русского? Даже языки и те базируются на русской грамматике. Это тоже самое примерно что из церковно-славянского стал появляться литературный и при этом его надо было бы считать отдельным языком. Ломоносов и Тредиаковский реформировали правописание, орфографию, а не сам язык. В самой России манера говора варьируется от региона и местности.

            Если посмотреть на сложную историю появления и становления России в первые века после прихода русов-варягов (кем бы они ни были), то группа людей, потом называемая народом, слагается путем компромиссов при долгом совместном проживании. Князья оказались сторонней силой, в качестве третейского судьи. Я больше склоняюсь к тому, что в призвании варягов отразились события 1015г. и прихода Ярослава с варягами, когда он затем якобы начал использовать судейские нормы. Но это деталь.

            Что еще заметил. Более развитая культура оказывает очень сильное воздействие. Например, заложники римлян, если с детства начали жить в Риме или затем их их дети, получая римское гражданство и постоянно в проживая в иной культурной, политической и языковой среде, фактически становились римлянами. Древний Боспор дает яркий пример «метисации». Находимые подражательные ремесленные изделия т.н. «балтов» славянским изделиям могут говорить в пользу именно культурного влияния. А, значит, материальная культура не будет совпадать с якобы проживавшим в том же ареале «народом». Тут можно привести пример, выше приводимый В. Шнирельманом о разных хозяйственных укладах в одном племени. соответственно, напрашивается вопрос славянизации огромного региона с неоднородным населением. Летопись перечисляет не столько племена, сколько какое-то распространившееся название и микро-страну, регион. Потому как нестыковки с кривичами вынуждают «дробить» всячески кривичей на смоленских и псковских.

            • Раньше я был близок к конструктивизму, но теперь все более отчетливо приходит понимание, что нужен какой-то синтез.

              В Сибири оказалось много поволжских немцев из репрессированных в 1941г. В том числе мой дед. Многие с развалом СССР уехали в Германию, а часть вернулась, не в силах приспособиться к новым условиям. Если тут не совсем русский, но считался полноценным гражданином, то с переездом оказывался уже не немцев на положении второсортного человека, рядом с неграми. У деда родственники уехали, сам он часто бывал в гостях, но уже не мог бы жить в чужой среде. хотя он жил в детстве в своей же «немецкой среде», при этом не знал практически немецкого языка. Так и мой отец тоже в Италии не смог приспособиться. Так что, не каждый может перебороть внутри себя барьер, набор приобретенных штампов, привычек, речевых и прочих стереотипов. Как бы ни хотелось причислять себя к какой-нибудь арийской расе (в метафорическом смысле), сконструировать себя, но реалии возвращают на землю. Если раньше самоопределение шло часто по принадлежности к общине (т.н. «городская община») или какому-нибудь роду («родовой общине»), то с изобретением печатного станка, ускорением передачи информации, градация в большей степени идет по неким общим индикаторам. Переходных ступенек или таких «пограничных областей» может быть много: то ли ты поляк-католик, то ли русский-католик то ли еще кто с массовой миграцией. Но если рос и впитывал в себя больше какой-то культуры, наверное, начнешь причислять себя именно к этой культуре и его носителю в самых общих проявлениях .

              • Все-таки на сайте, претендующем на научность, должна быть какая-то мера — если не политической корректности, ………. то хотя бы ЭЛЕМЕНТАРНОЙ научной корректности. Уважаемые модераторы, все-таки вашу чуткость нужно проявлять и по отношению к таким перлам:

                «Если взять украинство и белорусизм — как искусственные конструкты, то они не находят в полной мере идентификатора. Казалось бы, прошло 100-150 по придумыванию отдельных языков, но как украинца, белоруса отличить от русского? Даже языки и те базируются на русской грамматике.»

                На этом форуме появляются ведь лингвисты: поинтересуйтесь у них, так ли близки украинская и русская грамматики? — Вообще-то среди славистов общепринято, что по грамматике ближе всего к украинскому верхнелужицкий. Это уже не говоря о лексике. Простой факт: наша московская юная родственница, приехав в Харьков, решила сходить с моим сыном в кинотеатр на своего любимого «Хоббита». Украинская озвучка ей, знакомой с сюжетом, была непонятна вообще. То есть совсем. В то же время любой украинец практически полностью понимает фильмы на словацком — без переводчика.

                На серьезном сайте НЕПРИСТОЙНО писать про «100-150 лет по придумыванию отдельных языков». Вообще-то еще в 14 столетии в Великом княжестве Литовском (а также в Молдове и Галичине) существовал ГОСУДАРСТВЕННЫЙ язык, «руська мова», которую белорусские ученые сейчас называют старобелорусским, украинские — староукраинским, а российские — «западнорусским». Этот язык был уже тогда резко отличен от официального языка подмонгольских княжеств во главе с Москвой. Для современного украинца этот язык воспринимается как несколько архаичный украинский. И уж во всяком случае в 15 столетии никто не путал русинов (украинцев) с литвинами (белорусами) и москвинами. Этот государственный язык оставался на территории Украины основным официальным языком до 19 века. В России уже Пушкина убили на дуэли, и только в 1838 году царь Николай I отменил действие Литовского Статута и Магдебургского права на Правобережной Украине (на Левобережной — в 1836 году). А эти местные законы были написаны как раз руською мовою. Не говоря уже про все делопроизводство при гетманах. То есть московский диалект был на основной территории Украины официальным всего лишь 80 лет: с 1838 по 1918-й (на Слобожанщине — с 1764 года, на Юге — с 1775 года, на Западе — вообще НИКОГДА).

                Ученым не следует писать чушь, которая легко опровергается даже на бытовом уровне. Мы ОЧЕНЬ разные — не спутаешь. Я лично впервые заговорил на украинском в советской армии — мы, украинцы, были единственной сплоченной и солидарной группой среди европейцев (не считая прибалтов — но их было слишком мало) и «строили» остальных. Почему-то НИГДЕ в Украине «кавказские мафии» никого не терроризируют: с украинцами номер не проходит (хотя в Харькове, например, процент кавказцев выше, чем в Москве). Зато белорусы искренне и без цинизма верят в «порАдок» и будут стоять перед красным светофором, даже если вокруг вообще нет машин. Сейчас украинцы и русские …. уже третий год воюют, не имея никаких проблем с идентификатором.

                • «Вообще-то еще в 14 столетии в Великом княжестве Литовском (а также в Молдове и Галичине) существовал ГОСУДАРСТВЕННЫЙ язык, «руська мова», которую белорусские ученые сейчас называют старобелорусским, украинские — староукраинским, а российские — «западнорусским». Этот язык был уже тогда резко отличен от официального языка подмонгольских княжеств во главе с Москвой».

                  К сожалению, да, называют… В самих источниках употребляется совсем другое обозначение cencored (не буду называть обозначение, дабы не обвинили в национализме и модераторы не прибегли к цензурированию*). Буквально на одном самом ярком примере продемонстрирую как работали и работают историки, лингвисты-филологи с источниками.

                  В.В. Аниченко говоря про белорусский язык пишет:
                  «Он был официально признан и узаконен Литовским статутом 1566 г., где сказано: «а писаръ земский поруску маеть литэрами и словы рускими вси листы и позвы писати а не инъшымъ языкомъ и словы» (РАЗВИТИЕ БЕЛОРУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В XVIII в. (Вопросы языкознания. — М., 1978. — № 4. — С. 47-57)).

                  Как говорится, без комментариев.

                  Предлагаю совершенно отстранено посмотреть на копию оригинала «Договоры и постановления» (именно так) Филиппа Орлика (именно так, о чем говорит подпись Орлика)

                  http://www.archives.gov.ua/Publicat/AU/AU_3_4_2010/14.pdf (Со с.155, там же скрины), сравнить с современным переводом на украинский ( http://gska2.rada.gov.ua/site/const/istoriya/1710.html ) и честно для самого себя решить вопрос, какой язык ближе к оригиналу и так ли уж сильны различия (мое предложение: самому честно себе ответить и далее самому разобраться в других вопросах, если таковые начнут появляться).

                  * Все думаю как можно перевести английское «censored» в полном эквиваленте одним словом… и кроме вариантов «цензурирование» (не совсем подходит, поскольку время настоящее и длительное) ,»отцензурировано» или даже в более легкой конструкции «зацензурено» — больше не приходит вариантов. Хотя, если не быть буквальным, то можно употребить «запрещено» (в смысле: закрыто, невидимо, удалено).

                  • 1) Если уж ссылаться на авторитеты, то я, пожалуй, призову в свидетели такого бендеровца и заодно агента Австрийского Генштаба, как Екатерину Великую. По ее Высочайшему повелению в 1788 году было напечатано «Описание Харьковского наместничества». Читаем:
                    «Сие роковое отделение Южныя от Северныя или Великия России преобразило навсегда оныя жители так, что из того явилась как будто бы иноплеменная какая нация; от сего произошел малороссийский, украинский диалект, как удельный язык славенского племени»

                    2) И Филипп Орлик, и Григорий Сковорода, и Дмитрий Кантемир, и Феофан Прокопович, и вообще ВСЕ образованные и принадлежащие к элите люди пользовались в 18 веке церковнославянским языком, который для Украины, России, Белоруссии, Молдовы, Валахии, Сербии, Черногории, Болгарии выполнял ровно ту же функцию «грамотного языка», как и латынь на Западе. Но если у русских основная часть церковнославянской лексики вошла в современный литературный язык (почему он так близок по лексике к болгарскому), то у украинцев, начиная от Котляревского, новый литературный язык был создан именно на основе жесткого отказа от церковнославянизмов и использования народного полтавского диалекта — даже галичанами (для которых это было непросто). Старый же украинский вариант церковнославянского под названием язычия долго использовался греко-католиками.

                    3) Сербы и хорваты вообще говорят на одном языке, но они точно НЕ «единый народ». …………….

            • Так по языку и отличать украинцев от белорусов. Не понимаю зачем принижать роль языка. При этом никто не отменял существование близкородственных народов.

  • г.Рассохе:
    «мы от россиян ее давно и не ждем» – а нельзя ли без националистических выпадов?

    «Вообще-то среди славистов общепринято, что по грамматике ближе всего к украинскому верхнелужицкий. – это ложная информация.» — Нет таких лингвистов, кроме откровенных фриков.

    «Этот язык был уже тогда резко отличен от официального языка подмонгольских княжеств во главе с Москвой.» – неправда. Это был просто упрощенный русский язык, без церковнославянизмов.

    «Ученым не следует писать чушь, которая легко опровергается даже на бытовом уровне.» – вам тоже. Хотя вы и не ученый, но на ученом форуме нечего проповедовать майдан.

    «Почему-то НИГДЕ в Украине «кавказские мафии» никого не терроризируют: с украинцами номер не проходит (хотя в Харькове, например, процент кавказцев выше, чем в Москве). Зато белорусы искренне и без цинизма верят в «порАдок» и будут стоять перед красным светофором, даже если вокруг вообще нет машин. Сейчас украинцы и русские («укры» и «русня») уже третий год воюют, не имея никаких проблем с идентификатором.» – а вот это модераторы должны нещадно удалять. Националиистический фантазийный бред не для научного форума.

  • Уважаемые участники дискуссии!

    По техническим причинам у нас уже неделю не работает система модерирования комментов, поэтому все ваши посты появляются на сайте без модерирования. Это совершенно неправильно. Именно этим объясняются ваши справедливые упреки модераторам в том, что пропускались комменты националистического характера. Мы исправим это положение в ближайшее время.

  • От команды модераторов я выношу строгое предупреждение г-ну Рассохе с требованием не допускать в комментариях националистических выпадов. Они появились на сайте по причине, о которой я указала, и, по-возможности, будут задним числом удалены.

  • Выношу также предупреждение г-ну Льву Агни с требованием более строго относиться к своим текстам и более взыскательно к своим гипотезам, которые он выносит на обсуждение специалистов. И строгое требование — не допускать националистических высказываний. Они будут удалены.

    • В первый раз сталкиваюсь в Интернете с цензурой советского образца в ее самом непривлекательном свете. Советская цензура — хорошее явление, но имела обратную сторону: все что не вписывалось в идеологическое русло, особенно, утвержденное товарищем Сталиным, то не допускалось говорить и обсуждать. :)

      В чужой монастырь с освоим уставом, конечно, не лезут, но за собой я оставляю право свободного высказывания научно обоснованного мнения, право (и вообще это принцип любой добросовестности) называть вещи своими именами, точно так же как свободно высказываются сторонники так называемых «норманизма» и «антинорманизма», хотя еще сравнительно недавно можно было попасть в разряд антипатриотов и т.д., и до сих пор, судя по некоторым текстам с того же переформата, можно натолкнуться на различные определения спорящих людей.

      Завершу пассажем из книги Л. Нидерле (Славянские древности. М.2013. С.233-234), можете ему тоже вынести строгое предупреждение ;)

      «Белая, Великая и Малая Русь оставались и продолжают оставаться и поныне частями единого русского народа, и совершенно неправильно исключать из этого единства украинский народ либо доказывать, что он вообще нерусского происхождения. Дифференциация между Великой и Малой Русью зашла ныне так далеко, что Украина требует признания своего языка и своего народа одинаково ценными и равноправными с языком и народом Великой Руси. Однако эта дифференциация, питаемая главным образом политическими факторами, даже сейчас не зашла еще так далеко, чтобы опровергнуть фактическое единство русского народа, которое в отличие от других славянских народов всегда надежно связывает отдельные его ветви. До сегодняшнего дня, как правило, отмечает А. Мейе –замечательный знаток сравнительного славянского языкознания, – различия в русском языке этих трех ветвей являются менее значительными, чем различия в немецких или французских диалектах, и Белая Русь, Украина и Великая Русь, даже если каждая из них приобретает политическую самостоятельность, останутся ветвями одного народа и одной из свободных частей соединенного Русского государства».

  • С каких пор Википедия стала авторитетным источником? То что написано в википедии это личная выдумка некоего педагога Константина Тищенко, который в своей полностью поверхностной работе нарушил все постулаты лингвистики, который игнорирует общепризнанные методы. Там путаница буквально во всем, от сохранения архаизмов до параллельных инноваций и заимствований. Все это он выдумал в 2012 году …………….. Так что ничего общеизвестного в том что он написал нет, поэтому то что написано в википедии и приведено только как ЛИЧНОЕ мнение этого господина «он утверждает,», которое по строгим критериям даже не должно упоминаться, мало ли тысяч писак в интернете что утверждают, приводить все их мнения что ли? Поэтому, все эти ………… работы надо игнорировать, они просто не тянут на звание научных.

  • Перечитал первые свои комментарии, проблема этносов — это не проблема самих неких этносов, а проблема терминологии, методологии и методов самого познания.

    Вскользь для примера затрону тему религии, как мы под шаблон монотеистичных религий равняем все остальное, приписываем то, что, по нашему мнению должно быть, не особо вникая в детали и в проверку того, а есть ли на самом деле?

    Как мне стало представляться, по чтению трудов ассириологов, антиковедов, привлекая этнографический материал, в Сибири с ним на повседневном уровне часто сталкиваешься, обнаруживаешь, что в той же Элладе религии не было. Просто в древнегреческом нет такого понятия, есть некоторого вида слова, относимые к религиозности. Мы просто на европоцентричный манер, с четко оформленной светскостью, философией, мистикой пытаемся определить границы там, где этих границ в принципе не было или могло не быть. До сих пор не могут определиться с китайцами — то они официально атеисты, то конфуциано-буддисты, то еще кто. Аналогично с Индией, где имеется индуизм то «система религий», то «религия»….Проблема в том, кто что вкладывает в это слово. Миф — это миф. Но зачастую миф греков рассматривается и как религия.

    Не желая вдаваться в тонкости, да и тема большая и крайне сложная, хотел отметить проблему понятийно-терминологической градации: что как определять, где проводить понятийную границу, какой отводить смысл, каким термином называть. Имеются ли у нас адекватные термины, термины общеисторического характера? Или у нас термины, подогнанные под что-то, как например, под европоцентризм? В недавнем академическом шеститомнике всемирной истории научно-популярного жанра, редакция, определяя общую концепцию издания, прямым текстом пишет, что раз наука изобретена на Западе, значит, будем пользоваться европоцентризмом. (по-моему, страница 6 в т1., 20011, по памяти, под рукой не имеется). Само издание запоздало лет на 40-50, но и того достаточно. При таком раскладе современные наработки смогут найти широкий путь к читателю еще лет через 40-50. Просто замечательно. Болезнь не излечима, значит, не нужно искать вакцину, придумывать лекарство. Мы все умрем — рано или поздно.

    И раз нет термина, понятийного наполнения с хоть какими-то худо-бедно определяемыми границами у одной науки, то в данном случае синтез может пойти только во вред…Как-то случайно наткнулся в интернете на научный семинар или конференцию социологов по междисциплинарности, где затрагивалась тема менталитета. Люди на полном серьезе рассказывали, что термин пришел в социологию из истории, он обозначает то-то и то-то (в очень размытом виде, к сожалению, не смогу привести ссылку на стенограму). При этом никто не поинтересовался узнать историю термина, в каких муках и спорах он рождался, как к нему относился А.Я. Гуревич, популяризатор в отечественной науке. С валом научных публикаций на подобную тему. Вся проблема в том: а что собственно изучается, какая может быть междисциплинарность? есть ли мальчик, или мальчик давно ушел, а люди спорят о пустоте, о фантоме?….

    У Антониони в финале фильма «Фотоувеличение» имеется забавная сцена, когда группа пантомим (кажется, не склоняется) начинают бросать невидимый мяч, остальные принимают правила этой игры и тоже включаются в игру.

Добавить комментарий

Избранное

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015