Доска объявлений

ПРОГРАММА Научной конференции «Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» (VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Дорогие коллеги, размещаем программу конференции

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»,
посвященной 115-летию со дня рождения
Михаила Михайловича Герасимова
(VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)
31 октября – 2 ноября 2022

Все заседания будут проходить в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева по адресу:
ул. Малая Грузинская, 15. ЗАЛ III
(метро «Баррикадная», «Улица 1905 года»)

Программа_Герасимовские чтения_2022_web

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022: ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

Дорогие коллеги, публикуем последний, исправленный, вариант программы Гохмановских чтений:

Всероссийская научно-практическая конференция
«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022: ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

Санкт-Петербург, МАЭ РАН

12-14 октября 2022 года

 

ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ

Все заседания будут проходить по адресу:
Средний проспект, 24 (станция метро «Василеостровская»),
Отдел антропологии МАЭ РАН

 

12 октября

Ссылка для удаленного доступа в Zoom:
https://us06web.zoom.us/j/87843602728?pwd=UWVpN2xudjhZTXhBMWlVcnBYOHBjUT09
Идентификатор конференции: 878 4360 2728
Код доступа: 267700

 

10:00 – 11:00
Регистрация участников
 
11:00 – 12:30
Пленарное заседание
Руководители: А.Г. Козинцев, В.Г. Моисеев,
В.И. Хартанович, Ю.К. Чистов

  1. Козинцев Александр Григорьевич (МАЭ РАН, Санкт-Петербург). Илья Иосифович: запомненное и усвоенное.
  2. Чистов Юрий Кириллович (МАЭ РАН, Санкт-Петербург) И.И.Гохман и Антропологический отряд Йеменской комплексной экспедиции.
  3. Хохлов Александр Александрович (ПГСГА, Самара). К слову о представлениях И.И. Гохмана относительно древнего населения Севера Евразии.
  4. Хартанович Валерий Иванович (МАЭ РАН, Санкт-Петербург). Илья Иосифович Гохман. Этап развития Ленинградской — Петербургской антропологической школы во второй половине XX в.

 

12 октября

Ссылка для удаленного доступа в Zoom:
https://us06web.zoom.us/j/87843602728?pwd=UWVpN2xudjhZTXhBMWlVcnBYOHBjUT09
Идентификатор конференции: 878 4360 2728
Код доступа: 267700

 

14:00 – 17:00
Палеоантропология и этногенез
Руководители: А.Г. Козинцев, А.А. Казарницкий

  1. Верховцев Дмитрий Владимирович (ИЭА РАН, Москва). Этногенез: о прошлом или из прошлого? (Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, грант №№ 22-18-00241).
  2. Алымов Сергей Сергеевич (ИЭА РАН, Москва). О классификации наук и месте в ней физической антропологии и изучения этногенеза в России в 19-20 вв. (Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, грант №№ 22-18-00241).
  3. Гребенюк Павел Сергеевич (СВКНИИ ДВО РАН, Магадан). Древние культуры на стыке Азии и Америки и эскимосская проблема (Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, грант №22-18-00319, Руководитель — А.И. Лебединцев).
  4. Багашев Анаталий Николаевич, Солодовников Константин Николаевич (ТюмНЦ СО РАН, Тюмень). Протоазиатская формация населения раннего и среднего голоцена центральных регионов Северной Евразии.

 Кофе-брейк

  1. Моисеев Вячеслав Григорьевич (МАЭ РАН). Хатастырский человек.
  2. Громов Андрей Владимирович, Казарницкий Алексей Александрович, Учанева Евгения Николаевна (МАЭ РАН, Санкт-Петербург), Пугачева Екатерина Владимировна. Деформация головы в эпоху ранней бронзы в Северо-Западном Прикаспии.
  3. Кишкурно Мария Святославовна (ИАЭТ СО РАН, Новосибирск). Одонтологические особенности обитателей восточного ареала одиновской культуры (по материалам могильника Крохалевка-5).
  4. Козинцев Александр Григорьевич (МАЭ РАН, Санкт-Петербург). Происхождение андроновцев: старая проблема на новом этапе.

 

13 октября

Ссылка для удаленного доступа в Zoom:
https://us06web.zoom.us/j/84014521988?pwd=eXEyUE5RRUJiSThVY3pTYXJVc3lzZz09
Идентификатор конференции: 840 1452 1988
Код доступа: 835694

 

10:00 – 13:00
Палеоантропология и этногенез
Руководители: В.И. Хартанович, А.А. Евтеев

  1. Горбачевский Евгений Александрович (ПсковГУ, Псков), Евтеев Андрей Алексеевич (НИИ и МА МГУ, Москва) «Палеоантропологические материалы срубной культурно–исторической общности Саратовского Поволжья (по материалам раскопок конца 2000-х – начала 2020-х гг.)».
  2. Китов Егор Петрович (ИЭА РАН, Москва). Ранние кочевники Восточного Казахстана (по материалам могильника Берел, пазырыкская культура).
  3. Балабанова Мария Афанасьевна (ВолГУ, Волгоград), Пилипенко Александр Сергеевич, Томилин Матвей Алексеевич, Черданцев Степан Викторович, Трапезов Ростислав Олегович (ИЦиГ СО РАН, Новосибирск). Кочевая элита VII-IV вв. до н.э. Южного Приуралья по данным краниологии и палеогенетики.
  4. Иванов Алексей Валериевич (ИА Крыма РАН, Симферополь). Новый случай трепанации черепа у позднескифского населения Крымского полуострова.

Кофе-брейк

  1. Евтеев Андрей Алексеевич (НИИМА МГУ, Москва). Еще раз о краниологической дифференциации летописных славянских племен: внутригрупповой аспект.
  2. Гончарова Наталия Николаевна (МГУ, Москва), Кабаев Данил Андреевич (ВлГУ, Владимир). Население Владимира XIII-XIV вв. по данным антропологии (исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ №  20-29-01017 «Взаимодействие славянских и финноязычных племен в Волго-Окском междуречье и этногенез русского народа: генетическая история длиной в тысячелетие»).
  3. Батиева Елена Федоровна (Азовский историко-археологический и палеонтологический музей-заповедник, Ростов-на-Дону). Материалы из «Потерянного» кладбища XVIII в. (г. Ростов-на-Дону).
  4. Схаляхо Роза Арамбиевна (МГНЦ, МАЭ РАН, Санкт-Петербург), Жабагин Максат Кизатович (Национальный центр биотехнологий, Астана), Балановская Елена Владимировна (МГНЦ, Биобанк Северная Евразия). Генофонд туркмен Ставрополья в контексте популяций Центральной Азии (по данным о полиморфизме Y-хромосомы). (Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда, грант № 21-14-00363, Госзаданием Министерства науки и высшего образования РФ для Медико-генетического научного центра и Биобанка Северной Евразии).

 

13 октября

Ссылка для удаленного доступа в Zoom:
https://us06web.zoom.us/j/84014521988?pwd=eXEyUE5RRUJiSThVY3pTYXJVc3lzZz09
Идентификатор конференции: 840 1452 1988
Код доступа: 835694

 

14:00 – 17:00
Рентгенотомографические методы в антропологических и археологических исследованиях

Руководители: А.В. Зубова, А.М. Кульков

  1. Кульков Александр Михайлович (СПбГУ, Санкт-Петербург). Микротомография в археологии и палеоантропологии.
  2. Колясникова Анна Сергеевна (МГУ, Москва). Лобный внутренний гиперостоз на снимках компьютерной томографии: особенности обнаружения и дифференциальной диагностики на краниологическом материале.
  3. Гончарова Наталия Николаевна, Котельникова Юлия Сергеевна (МГУ, Москва). Новые подходы в краниофациальной реконструкции глазной области.
  4. Пахневич А.В. (Палеонтологический институт РАН, Москва), Коваленко Е.С., Калоян А.А., Подурец К.М., Нгуен Куок Ши. Томографические исследования строительного материала храмового комплекса Мишон (Вьетнам).
  5. Галеев Равиль Марветович (ИЭА РАН, Москва), Дюжева Ольга Павловна (ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва), Зебрев Максим Александрович. Визуализация данных компьютерной томографии древнеегипетских мумий из коллекции ГМИИ им. А.С. Пушкина.

Кофе-брейк

  1. Калмина Ольга Анатольевна, Калмин Олег Витальевич (ПГУ, Пенза), Головин Роман Евгеньевич (Мордовский республиканский объединенный краеведческий музей имени И.Д. Воронина, Саранск), Фомин Артур Дмитриевич, Цуцков Дмитрий Дмитриевич, Иконников Дмитрий Сергеевич (ПГУ, Пенза). Череп со следами сифилиса из Кельгининского могильника XVII-XVIII вв. и перспективы палеопатологического исследования.
  2. Пахневич А.В. (Палеонтологический институт РАН, Москва). Микротомографические исследования поврежденных раковин  двустворчатых моллюсков Mytilus trossulus из отложений древнеалеутской стоянки на о. Адак.
  3. Зубова Алиса Владимировна, Моисеев Вячеслав Григорьевич (МАЭ РАН, Санкт-Петербург), Пихур Оксана Леонидовна (Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН), Малютина Анна Андреевна (ИИМК РАН), Ободовский Анатолий Владимирович (СПбГТУ ЛЭТИ). Случай хирургического лечения нижних моляров в мезолитической серии из могильника на Южном Оленьем острове (Карелия).
  4. Слепцова Анастасия Викторовна (ТюмНЦ СО РАН, Тюмень). Анализ структуры микроизноса зубов (Dental microwear texture analysis) по материалам индивидов из могильника Индиан Нолл.

14 октября

Ссылка для удаленного доступа в Zoom:
https://us06web.zoom.us/j/85399353751?pwd=U29zdkNYOGwvZGtEZlNBSzJYd01uUT09
Идентификатор конференции: 853 9935 3751
Код доступа: 470184

 

10:00 – 13:00
Практический семинар: Transitionanalysis

Руководители: И.Г. Широбоков, В.В. Куфтерин

Семинар посвящен одному из популярных сегодня методов установления возраста по костям скелета – анализу переходов («Transition analysis»). Планируется рассмотреть последовательность действий, предпринимаемых исследователем в рамках анализа, а также оценить влияние межисследовательских расхождений при рассмотрении отдельных признаков.

 

14:00 – 17:00
Палеодемография: методы и интерпретации

Руководители: И.Г. Широбоков, В.В. Куфтерин

  1. Солодовников Константин Николаевич (ТюмНЦ СО РАН, Тюмень), Куфтерин Владимир Владимирович (ИЭА РАН, Москва). Палеодемографические аспекты изучения населения алакульской культуры эпохи бронзы азиатских степей и лесостепей.
  2. Емельянчик Ольга Антоновна (Полоцкий государственный университет, Новополоцк). Половозрастное распределение смертности православного населения Беларуси 50-60-х гг. XIX в. (по материалам памятных книжек губерний).
  3. Горбачевский Евгений Александрович (ПсковГУ, Москва). Некоторые аспекты истории палеодемографических исследований в России.
  4. Крумплевский Владислав Станиславович (Институт истории НАН Беларуси, Минск). Возможности коррекции палеодемографии половозрастной информацией погребенных на кладбищах по данным метрических книг.
  5. Широбоков Иван Григорьевич (МАЭ РАН, Санкт-Петербург). О применении методов машинного обучения при оценке возраста по костям скелета.

Кофе-брейк

  1. Куфтерин Владимир Владимирович (ИЭА РАН, Москва). Хорошо забытое старое: о некоторых методах реконструкции динамики ископаемых популяций.
  2. Абрамова Александра Николаевна (Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д.Фелицына, Краснодар), Вагнер-Сапухина Елена Андреевна (ЦПИ, Санкт-Петербург), Лейбова Наталья Александровна (ИЭА РАН, Москва), Пежемский Денис Валерьевич (НИИМА МГУ, ЦПИ, Москва), Чиркова Алина Харисовна (ЦПИ, Москва). Опыт коннексии определений пола и биологического возраста по скелетным останкам, выполненных по разным системам признаков.
  3. Вагнер-Сапухина Елена Андреевна, Казарницкий Алексей Александрович (МАЭ РАН, Санкт-Петербург). Межавторские расхождения при определении пола и возраста погребенных на примере материалов из поликультурных курганных могильников.

9.Сударикова Елена Владимировна (Государственный Дарвиновский музей, Москва). Методы хранения и репрезентации человеческого скелетного материала в естественно-научном музее.

17-00
Закрытие конференции

 

 

 

XV КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ Санкт-Петербург, 26–30 июня 2023 г.

ПЕРВОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Ассоциация антропологов и этнологов России,

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН и

Санкт-Петербургский государственный университет

проводят 26-30 июня 2023 года в Санкт-Петербурге

XV Конгресс антропологов и этнологов России

 

В 2023 году Конгресс антропологов и этнологов России (XV КАЭР) пройдет в обновленном формате: вместо главной темы в его поле зрения окажется многообразие тем, представляющих профессиональный интерес для сообщества антропологов и этнологов России. Важная задача Конгресса — обсуждение основных направлений и достижений в области отечественной и мировой социально-культурной антропологии и этнологии, в связи с чем организаторы рекомендуют заявителям секций (круглых столов и иных мероприятий) представить наиболее важные и актуальные, с их точки зрения, направления. К участию в Конгрессе предполагается привлечь ученых из всех регионов и профильных научных центров России; приветствуется и участие зарубежных коллег. Конгресс состоится в очном формате. Рабочий язык — русский.

Сбор заявок на секции (круглые столы, воркшопы и т.д.) начнется 15 сентября 2022 г. и продлится до 15 декабря 2022 г. На организацию секции (круглого стола) от одного заявителя может быть подана только одна заявка. Предпочтительна подача заявки на секцию в варианте со-руководства (со-модераторства) представителей разных регионов и научных центров. У руководителя секции / круглого стола обязательно наличие ученой степени (кандидат наук, доктор наук, PhD). Для рассмотрения Программным комитетом заявки на организацию секции (круглого стола, воркшопа, презентации книги или журнала) она должна быть подана с заполнением всех информационных полей. Программный комитет оставляет за собой право отклонять заявки и объединять сходные по тематике секции.

Заявки на участие в секциях (круглых столах, воркшопах и др.) будут приниматься с 1 января по 1 апреля 2023 г. Руководители секций осуществляют отбор докладов и формируют список участников. Минимальное количество докладов для организации секции – 7, максимальное – 20. Один участник может подать не более двух заявок на доклады.

Регистрация участников, отбор заявок, подготовка программы осуществляются через официальный сайт Конгресса: www.caer.ru. Краткие резюме включенных в программу докладов (до 200 слов) будут размещены на сайте Конгресса. Материалы Конгресса могут быть предложены к публикации в виде подборок научных статей в журналах, издаваемых МАЭ РАН и СПбГУ. Участие в Конгрессе предполагает организационный взнос — 1000 руб.

Email оргкомитета: caer2023@mail.ru

КАЭР_Афиша

IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН НИИ И МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ им. Д.Н. АНУЧИНА МГУ

приглашают принять участие в общероссийской конференции с международным участием IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения» с 17 по 22 октября 2022 г. Конференция будет проходить в онлайн формате.

Приглашаем Вас присылать заявки на выступление с докладом на одной из предлагаемых секций (список секций и круглых столов в приложении). В заявке требуется указать название доклада, секцию, ФИО, место работы и должность, ученую степень, контактный телефон, адрес электронной почты и тезисы (не более 250 слов). Просьба присылать заявки не позднее 30 июня на адрес alekseevskie.chteniya@gmail.com.

IX Алексеевские чтения — секции

Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез

Дорогие коллеги!
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить с 12 по 14 октября 2022 года в Отделе антропологии МАЭ РАН (Санкт-Петербург, Средний проспект, 24) в очно-заочном формате.
Просим Вас отправлять в срок до 1 июня 2022 года заявки на участие в работе конференции на адрес anthropology-spb@yandex.ru.
Заявка на участие в конференции должна включать в себя информацию об участнике (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail), название доклада, аннотацию для публикации на сайте Кунсткамеры (не более 150 слов).
Во втором Информационном письме Вы можете ознакомиться со списком планируемых в рамках конференции секций и их кратким описанием.
С уважением, Оргкомитет.

 

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Научная конференция
«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Первое информационное письмо

Дорогие коллеги,

15 сентября 2022 г. исполняется 115 лет со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова, создателя метода пластической реконструкции внешности человека по его костным останкам (реконструкции лица по черепу). Метод в различных модификациях получил широкое распространение в отечественной и мировой науке, нашел практическое применение в криминалистике, идентификации останков исторических личностей, физической антропологии и музейном деле. Известность М.М. Герасимова как автора метода пластической реконструкции в известной степени затмила его заслуги в области археологии и особенно – палеолитоведения.

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Центр физической антропологии ИЭА РАН, Иркутский государственный университет приглашают вас принять участие в Научной конференции «Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
(VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ), которая состоится с 31 октября по 2 ноября 2022 г. в Москве в очно-заочной форме.

Предполагается работа в трех направлениях:
1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
2. Палеоантропология и археология Евразии эпохи камня – факты и интерпретации;
3. Среда обитания и адаптивные возможности ископаемого человека.

К участию в конференции приглашаются археологи, антропологи, палеозоологи, геоморфологи, генетики. Предпочтение отдается докладам, посвященным проблемным, дискуссионным, теоретическим и методологическим вопросам.
Заявки на участие принимаются до 1 июня 2022 г. через регистрационную форму. Избранные материалы конференции будут опубликованы в журнале «Известия Иркутского государственного университета. Сер. Геоархеология. Этнология. Антропология» (том 41, сентябрь 2022 г.), входящем в перечень ВАК.

С уважением, Оргкомитет Контактное лицо: Наталья Харламова +79166101476, m.m.gerasimov.conference@gmail.com

2022.09.26-28 Герасимовские VI_Инф_I

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022: ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

Всероссийская научно-практическая конференция

c международным участием

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022:

ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

 

Санкт-Петербург, МАЭ РАН

Октябрь 2022 года

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО №1

 

Дорогие коллеги!

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить в октябре 2022 года в очно-заочном формате. Поскольку в этом же месяце запланировано проведение «IX Алексеевских чтений» в Москве, для удобства всех потенциальных участников конференция в Санкт-Петербурге состоится в смежные дни.

Просим Вас отправлять на адрес anthropology-spb@yandex.ru заявки на организацию секций, круглых столов и воркшопов в срок до 1 февраля 2022 года. Тематика петербургской конференции будет традиционно включать в себя проблемы физической антропологии, в первую очередь касающиеся различных аспектов работы со скелетными останками, а также вопросов этногенеза. Особенно приветствуются дискуссионные темы, касающиеся методических аспектов исследований.

Заявка на проведение секции (круглого стола, воркшопа) составляется в свободной форме, но обязательно должна включать в себя три следующих пункта:

  1. Название
  2. Руководитель (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail)
  3. Краткое описание круга проблем, предлагаемых для обсуждения (обучения)

Основная информация и сроки приема докладов будут указаны в следующем Информационном письме весной 2022 года.

 

С уважением,

Оркомитет

Секретарь Оргкомитета: Иван Широбоков

Адрес электронной почты:  anthropology-spb@yandex.ru
Контактный телефон +7 (904) 638-90-67

 

1

Авторизация

Календарь

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Народы и регионы / Европа / Своеобразие новгородского генофонда

Своеобразие новгородского генофонда

Скачать страницу в PDF

1426097126_dostoprimechatelnosti-veliky-novgorod

Исследован полногеномный генофонд населения Новгородской области в сопоставлении с широким кругом популяций европейской части России и Урала. Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.  Массовый след этой компоненты обнаружен у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води. Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

С целью реконструировать генетическую историю Новгородчины специалисты из Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН изучили генофонд населения Новгородской области по подробной полногеномной панели. Результаты исследования, проведенного под руководством профессора РАН О.П.Балановского и профессора Е.В.Балановской, опубликованы в журнале «Вестник Новгородского государственного университета».

Чтобы проследить генетическую историю популяции по современной ДНК, очень важно правильно собрать выборку образцов.  Выборка новгородского населения  собиралась в тех деревнях и селах трех районов Новгородской области, в которых можно надеяться на сохранение генофонда населения исторической Новгородчины. В соответствии с критериями популяционной генетики биологические образцы брали только у тех людей, которые  по всем четырем  линиям родства происходят из данной местности: у каждого из них  оба деда и обе бабушки родились в этих же районах  Новгородской области. Ранее той же научной группой эти же популяции были изучены по одной из наиболее информативных генетических систем — Y-хромосоме. При этом было показано, что генофонд современной популяции новгородцев хранит генетическую память о древнем населении Новгородчины. Она отражена в двух аспектах: а) сходство с генофондом того региона Псковской области (Порхов), который входил в состав древнего Новгорода; б) различия между разными популяциями новгородцев оказались связаны с особенностями расселения славян вдоль рек и сохранением следов дославянского генофонда в междуречье. Интересно, что генофонд Новгорода отличается и от южных, и – что стало неожиданностью – от северных русских популяций, находится как бы «между севером и югом».

В данной работе проведен детальный анализ новгородского генофонда уже не по Y-хромосоме, а по наиболее обширной из ныне существующих полногеномных панелей, включающей аутосомные ДНК маркеры со всех хромосом генома.

В выборку новгородцев вошли 15 образцов из трех популяций северо-востока Новгородской области. Популяция №1 «Любытино» расположена на слиянии рек Белой и Мсты — судоходной реки, связывающей с Балтикой, которая служила важным военным и торговым путем. Популяция №2 «Кабожа» расположена на притоке Мологи и через Волгу связана с Каспийским бассейном. Популяция №3 «Анциферово» находится между популяциями «Любытино» и «Кабожа».  Для ландшафта, в котором проживают популяции «Любытино» и «Кабожа» характерны группы длинных курганов и отдельные сопки – те и другие являются маркерами разных археологических культур. В месте проживания популяции «Анциферово» вместо крупных рек расположено множество озер, а в ландшафте отсутствуют длинные курганы и сопки.

Кроме того обследовали выборку из Нижегородской области, в нее вошли восемь человек, предки которых, согласно их генеалогии, происходят из средневекового Новгорода. Для сравнения привлечены также образцы из 20 русских популяций (251 геном) и популяций 20 других народов (442 генома) европейской части России и Урала. Суммарно в анализ вошли 716 геномов из 42 популяций. Генотипирование полногеномной панели SNP маркеров выполнено с помощью биочипа Infinium OmniExome BeadChip Kit (Illumina, США) на приборе iScan (Illumina, США).

Данные полногеномного генотипирования коренного населения Новгородской области проанализировали методом ADMIXTURE совместно с другими популяциями Восточно-Европейской равнины и Урала. Для каждого из 716 геномов из 22 русских популяций и 20 популяций других этносов (от саамов и карел на западе до обских угров на востоке) анализ ADMIXTURE провели 14 раз, последовательно задавая число «предковых компонент» от k = 2 до k = 15. Анализ подтвердил, что при многих k выявляется компонента, достигающая максимума в новгородской популяции и редкая в большинстве других групп населения. В частности, при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%). Та же картина повторяется при увеличении числа компонент до 14 (компонента 14k_6k). Результаты анализа картографировали. Приведенные ниже карты отражают распространение  этой «новгородской»  предковой компоненты в популяциях при k = 8 и  k = 14. Высокие частоты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие частоты – зелеными тонами.

 

new-1

Рис. 1. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками

 

new-2

Рис.2. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Оказалось, что «новгородская» компонента составляет две трети (67%) генофонда тех нижегородцев, генеалогии которых предположительно ведут к Новгороду Великому. На индивидуальном уровне у двоих нижегородцев эта компонента вообще отсутствует, у одного при k = 8 составляет треть генома (38%), зато у остальных пяти эта компонента достигает 99%.  Анализ на уровне k = 14 показал, в какой степени эти пять нижегородцев унаследовали генетический пласт древнего Новгорода: трое по всем линиям родства восходят к Новгороду Великому (100% генома), один — по 81% линиям родства, а еще один — наполовину (51%).

Во всех остальных русских популяциях при k = 8 «новгородская» компонента составляет в среднем треть генофонда (34%). Исключение составила ярославская популяция, в генофонде которой «новгородская» предковая компонента почти столь же велика (90%), как и в новгородской.

При переходе на большее число предковых компонент (k = 14) средний вклад «новгородской» предковой компоненты в русские генофонды резко снижается с 34% до 5%. Помимо новгородской он остается в трех популяциях: Ленского района Архангельской области, Кашинского района Тверской области, Михайловского и Спасского районов Рязанской области. В Ленском районе Архангельской области все обследованные индивиды, кроме одного, несут «новгородскую» предковую компоненту (в среднем — 50% генома). Это говорит о неслучайном сходстве этой популяции с новгородской, указывая или на массовую миграцию, или же на древний, общий с населением Новгородчины генетический пласт. В Кашинском районе Тверской области, напротив, «новгородская» предковая компонента обнаружена лишь у трех человек, но составляет 80-100% их геномов, это указывает на включение в популяцию лишь отдельных мигрантов из новгородских земель. Аналогичная небольшая миграция фиксируется в Рязанской области: в двух случаях — 100% «новгородской» компоненты, в одном — 50%. Таким образом, только в Ленском районе Архангельской области обнаружен массовый генетический новгородский след, хотя и север Тверской области, Рязанская и Нижегородская области вовлечены в сферу влияния новгородско-ярославского генофонда (рис.1 и 2). Происхождение этого генетического пласта можно объяснять, как минимум, тремя гипотезами: генетическим влиянием Новгородчины, генетическим наследием ильменских словен и более древним генетическим следом дославянского населения.

Чтобы проверить эти гипотезы, авторы используют карты еще двух предковых компонент. Одна из них (рис.3, условно «поморская») наиболее характерна для северных русских популяций Архангельской области. Она убедительно демонстрирует, что Русский Север генетически отличен от Новгородчины, хотя исторически он очень тесно с ней связан. Таким образом, карта на рис.3 ставит под сомнение первую гипотезу.

 

new-3

Рис.3. Распространение условно «поморской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Гипотезу влияния ильменских словен проверить сложно, поскольку по их генофонду отсутствуют данные древней ДНК. Однако против этой гипотезы — несовпадение ареала «новгородской» компоненты с ареалом расселения словен. Рассматривая третью гипотезу, авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам. Условно «карельская» карта отражает генетические связи с финноязычным населением северо-запада России и противоречит третьей гипотезе проявления дославянского финноязычного населения в обнаруженной «новгородской» предковой компоненте, если связывать это дославянское население с народами прибалтийско-финской ветви.

 

new-4

Рис.4. Распространение условно «карельской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Далее исследователи обращаются к данным по генофонду других народов, чтобы посмотреть, какие из них проявили сходство с «новгородской» предковой компонентой. Из всех обследованных народов европейской части России наиболее значительный след «новгородской» предковой компоненты обнаружен у коми-пермяков — в 80% изученных геномов она составляет в среднем 20%. Таким образом, из всех современных народов европейской части России и Урала именно коми-пермяки оказываются наиболее близки к генетической общности новгородской и ярославской популяций.

В итоге, авторы выдвинули  гипотезу, что древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

Источник:

Балановская Е.В., Черневский Д.К., Балановский О.П. Своеобразие Новгородского генофонда в контексте народонаселения европейской части России // Вестник Новгородского государственного университета. Сер.: Медицинские науки. 2021. № 3. С. 51-57. DOI: 10.34680/2076-8052.2021.3(124).51-57.

Статью можно скачать в Библиотеке сайта


Комментариев: 493 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Шамилю Галееву. Мне кажется вы, Шамиль, имеете смутное представление о вопросе, по которому спорите со мной. Вы пишите: «Вы утверждает, что авторами обнаружен аутосомный генетический компонент. На каком основании Вы приравниваете «предковую компоненту» ADMIXTURE и аутосомный генетический компонент?» Похоже, вы не понимаете, что анализируется в ходе полногеномного исследования. Между тем, Надежда Маркина в своей статье прямо пишет: «В данной работе проведен детальный анализ новгородского генофонда уже не по Y-хромосоме, а по наиболее обширной из ныне существующих полногеномных панелей, включающей аутосомные ДНК маркеры со всех хромосом генома». 
    Чтобы вам было ясно — аутосомами генетики называют всю остальную часть ДНК, кроме половых хромосом — тех же игреков и мито. Потому очень часто в простой речи генетики полногеномный анализ называют аутосомным, а выделенные при таком анализе компоненты — аутосомными маркерами. …
    Теперь вы спрашиваете: «сколько у русских Смоленской области этого Вашего аутосомного компонента?». Отвечаю: если брать «срединно-финнский» компонент в широком виде, как он взят при 8 предковых компонентах, то его у смолян и их соседей до 35-40%. Очень много. Если взять его в узком виде, как он взят при 14 предковых компонентах, то его немного — около 4%. Но тогда остальные 31-36% придутся на еще один компонент. Он близко-близко родственен узкому варианту, и входит в состав широкого варианта. Этот компонент попал в генофонд наиболее восточных из днепровских балтов, а также у племен, промежуточных между балтами и финнами. Археологически это будут, скорее всего, днепро-двинская и дьяковская культуры. Вот от них жители Смоленска и ряда соседних областей получили родственный срединно-финнскому компонент, который в широком смысле тоже можно считать срединно-финнским.  
     

  • Шамилю Галееву. Продолжая ассоциацию с рыбой и селедкой, объясняю вам на этом простом примере то, что на самом деле обнаружили генетики. У новгородцев запасы рыбы (компоненты 8k_k6) исчисляется  в 91%. И вся их рыба — селёдка (компонента 14k_k5 ). Поэтому применительно конкретно к новгородцам нет никакой разницы между понятиями рыбы и селедки — широким компонентом 8k_k6 и более узким компонентом  14k_k5  . Для новгородцев они есть одно и тоже. Вот почему авторы исследования и ту и другую компоненту называют одинаково — «условно «новгородская» предковая компонента». Но если мы возьмем смолян, то окажется, что рыбы у них заготовлено — 40%, но селёдки из неё только 4%, а остальное — камбала. Примерно такая же картина в целом в русском генофонде. Там рыбы заготовлено на 34%, но далеко не вся она селедка, той лишь 5%. Ваша же позиция заключается в том, что вы пробуете доказать — селедка не рыба. Типа, это разные понятия, никак не связанные меж собой.  Меж тем, надо не просто учитывать, что селедка — это рыба, а для новгородцев еще и вся их рыба, но держать в уме и тот факт, что вся эта рыба морская и водится в море. Под морем я понимаю сообщество автохтонных народов северной части Русской равнины, большинство из которых говорило на финских языках. Надо учитывать родство этой «рыбы» в первую очередь с пермскими финнами, во вторую — с финнами вообще. Ваша же позиция иная. Поскольку вы пробуете противопоставить рыбу селедке, то на этом основании вы утверждаете, что 91% заготовленного новгородцами — это южные верблюды, то бишь древние славяне. Логикой, конечно, в ваших рассуждениях и не пахнет, ….

  • Игорь Коломийцев
    Итак, я утверждаю, что это компонент дославянского населения. Но точно также полагают и авторы статьи — НАСЛЕДИЕ ДОСЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ.
    Рассмотрим цепочку: дославянское население — ильменские словене — древняя Новгородчина — современные коренные новгородцы.
    Авторы статьи написали, что 90% генофонда современных новгородцев — это генофонд древней Новгородчины. (для простоты предполагаем, что «отражает» значит «идентично»).
    Вы написали, что 90% генофонда современных новгородцев — это генофонд финно-пермского дославянского населения. То есть, фактически, Вы утверждаете, что 100% генофонда древней Новгородчины — это ильменские словене, что 100% генофонда ильменских словен — это дославянское население, что 100% дославянского населния — это финно-пермское население. Авторы статьи ничего такого не утверждали.
     
    Следовательно, обе карты посвящены одной и той же компоненте, но не двум разным, не так ли?
    У каждой предковой компоненты есть карта распространения. Если у двух предковых компонент разные карты распространения, то это разные предковые компоненты.
    То же самое относится и к аутосомным компонентам. Если у двух аутосомных компонентов разные карты распространения, то это разные аутосомные компоненты.
     
    Похоже, вы не понимаете, что анализируется в ходе полногеномного исследования.
    Нет. Это Вы не понимаете мой вопрос. Перефразирую его по-другому:
    На каком основании Вы приравниваете (вычисленную программой ADMIXTURE на основании аутосомных маркеров SNP) «предковую компоненту» ADMIXTURE и аутосомный генетический компонент (некой реальной популяции)?
     
    Отвечаю: если брать «срединно-финнский» компонент в широком виде, как он взят при 8 предковых компонентах, то его у смолян и их соседей до 35-40%. Очень много. Если взять его в узком виде, как он взят при 14 предковых компонентах, то его немного — около 4%. Но тогда остальные 31-36% придутся на еще один компонент.
    Итак, Вы признали, что 8k_k6 и 14k_k5, это не одно и то же. По-Вашему, 8k_k6 = А + Б, 14k_k5 = А.
    Серый цвет смолян на второй карте означает не 4%, а менее 1%. По сути 0%.
    Итак, у смолян 0% А (вторая карта) и 35-40% А + Б (первая карта). Значит, у смолян 35-40% Б. У новгородцев 90% А (вторая карта) и 90% А + Б (первая карта). Значит, у новгородцев 0% Б. То есть, новгородский компонент включает Б, которого нет у новгородцев. А у смолян и новгородцев нет общего компонента… не смотря на наличие у смолян 35-40% новгородского компонента.

  • Шамилю Галееву. Если вы, Шамиль, не сумели понять положение дел с новгородским генофондом даже на простейшем примере про рыбу и селедку, то боюсь, что наша с вами дальнейшая дискуссия бесполезна — ничего я вам объяснить не смогу. Прочтите еще раз статью Надежды Маркиной. ….
    Остальным пересказываю краткое содержание статьи. Генетики (Балановские и ко) изучили генофонд древненовгородской популяции. Как они это сделали? Отобрали из окрестных мест тех людей, чьи предки по всем линиям являлись коренными жителями. Кроме того, у них было два проверочных момента. Один — это жители района Порхов, Псковской области, который некогда принадлежал Новгородчине. Второй — жители Нижнего Новгорода, происходившие из Новгорода Великого. Всё совпало — генофонд древней Новгородчины удалось установить. Его проанализировали по полногеномным панелям — проще говоря, по аутосомам. Это более точная методика определения родства популяций, чем изучение игреков и мито. Новгородцы оказались удивительно однородны — 91% их генофонда был представлен всего одним компонентом. К удивлению генетиков, сам компонент оказался местным, родственным тем, что имеются у финских племен, тяготел даже не к прибалтийским, а к более восточным — пермско-волжским финнам, хотя и не был полностью идентичным тамошнему компоненту. Выяснилось также, что этот обнаруженный у новгородцев компонент попадается с почти такой же высокой частотой в генофонде современных ярославцев. Имеется он с довольно высокими цифрами и в генофонде русской популяции в целом — 34%. Волей-неволей генетикам пришлось предположить, что основатели Новгорода — ильменские словене — это не пришельцы вовсе, а аборигены здешних мест, племена родственные чуди, веси, мери.
    Генетики попробовали раздробить этот компонент на несколько более мелких формаций, вместо 8 сделать 14 предковых компонентов. Но и при этом содержание данного аборигенного компонента у новгородцев и ярославцев не уменьшилось — как было 91 и 90%, так и осталось. А вот в русской популяции в целом его частота упала с 34 до 5%. Что означало — конкретно «новгородского» компонента у русских всего 5%, остальное (29%) приходится на очень близкие ему по происхождению компоненты, родственные, но не до конца идентичные. И судя по несовпадению двух карт (при 8 и 14 компонентах) эти родственные «чудо-веси-мерянскому» компоненту попали в русский генофонд от соседних более южных и западных аборигенных племен — кривичей, голяди, возможно мещеры и муромы. Часть этих племен могла говорить на балтских языках, часть на финнских, но все они были местными аборигенами. Вот такую картину обнаружили генетики и вынесли ее на суд историков, которые теперь упорно не хотят ее признать.
        

  • Игорь Коломийцев
    Если вы, Шамиль, не сумели понять положение дел с новгородским генофондом даже на простейшем примере про рыбу и селедку, то боюсь, что наша с вами дальнейшая дискуссия бесполезна
    Специально для Вас повторяю на примере рыбы и селёдки.
     
    Вы утверждаете, что на первой карте рыба, а на второй — селёдка. А у смолян какой-нибудь окунь, поэтому они есть на первой карте и их нет на второй.
    Но в таком случае у новгородцев 90% селёдки (вторая карта) и 90% рыбы (первая карта). Значит, у них вся рыба — селёдка. Окуней нет.
    Можно ли окуней относить к новгородскому компоненту? Очевидно, нет.
    Можно ли считать, что рыба и селёдка — это один и тот же компонент? Очевидно, нет.
     
    Новгородцы оказались удивительно однородны — 91% их генофонда был представлен всего одним компонентом.
    Авторы посчитали 14 разных моделей и только в двух из них новгородцы «оказались удивительно однородными». Так что, «удивительная однородность новгородцев» объясняется критерием выбора двух моделей из 14. Если бы авторы выбрали другую модель, то новгордцы не были бы столь «удивительно однородны».
     
    Волей-неволей генетикам пришлось предположить, что основатели Новгорода — ильменские словене — это не пришельцы вовсе, а аборигены здешних мест, племена родственные чуди, веси, мери.
    Поправка.
    Вы предполагаете, что ильменские словене — это на 100% дославянское население. В результате Вы называете точную (нереально большую) долю — 90% финского субстрата и приписываете своё предположение авторам статьи. По Вашей версси в современных коренных новгородцах доля генофонда древнерусской Новгородчины равна доле генофонда финского субстрата. То есть, дославянский финнский субстрат превратился новгородских русских вообще без участия славянского населения.
    А генетики предполагают, что ильменские словене сохранили наследие местного дославянского населения. Точную цифру они не указвыют. Может, 20% сохранили, может, 40%.
     
    Генетики попробовали раздробить этот компонент на несколько более мелких формаций
    Метод главных компонент – в многомерной статистике один из основных способов уменьшить размерность данных, потеряв при этом наименьшее количество информации. Суть метода заключается в вычислении главных компонент по входным данным и модели, которая задаётся ожидаемым количеством главных компонент. С практической точки зрения это означает, что пользователь выбирает модель, а программа вычисляет главные компоненты.
     
    ADMIXTURE работает по тому же принципу, но оптимизирована для обработки генетического материала. Пользователь задаёт модель (ожидаемое количество главных компонент) и получает результат — главные компоненты, которые в этой программе называются «предковые компоненты». Создатели программы обещают, что, выбрав модель, пользователь получит резульлтат, который в подавляющем большинстве случае имеет мало общего с действительностью. Для того, чтобы получить практически полезный результат, нужно, чтобы, во-первых, данные удовлетворяли определённым критериям, во-вторых, угадать с выбором модели. Но и в этом случае возможны «эксцессы» — например, образцы предковой популяции будут представлены как сумма компонент, соответствующих дочерним популяциям. Подробнее о требованиях и результатах можно почитать, например, в статье «A tutorial on how not to over-interpret STRUCTURE and ADMIXTURE bar plots» (https://www.nature.com/articles/s41467-018-05257-7).
     
    Из приведённого выше краткого описания Вы должны отметить следующее:
    1. В подавляющем большинстве случаев «предковые компоненты» не соответствуют реальным генетическим компонентам.
    2. Программа не предоставляет возможноть раздробить или каким-либо иным способом изменить «предковые компоненты».
    3. k8 и k14 — это разные модели
    4. Карты на рисунках 1 и 2 так сильно различаются, так как, как минимум одна из них сильно расходится с действительностью.
     
    Что означало — конкретно «новгородского» компонента у русских всего 5%, остальное (29%) приходится на очень близкие ему по происхождению компоненты, родственные, но не до конца идентичные.
    То есть, на первой карте не конкретно новгородский компонент, родственные ему, но не до конца идентичные? На столько «не до конца идентичные», что 40% превращаются в 0%.
     
    Вот такую картину обнаружили генетики и вынесли ее на суд историков, которые теперь упорно не хотят ее признать.
    Напомню Вам, что наш спор идёт не по поводу наличия финского субстрата, а по поводу придуманной Вами цифры 90%. Ну, и попутно я пытаюсь объясняить Вам, что такое метод главных компонент.

  • Шамилю Галееву. Не признав селедку рыбой вы лишний раз подтвердили мою правоту — с вами, Шамиль, спорить бессмысленно. Ибо вы озабочены не поиском истины, а попыткой всеми правдами и неправдами отстоять свою точку зрения, даже если вам самому очевидна ее ошибочность. …
    Вот вы пишите, обращаясь ко мне: «Вы предполагаете, что ильменские словене — это на 100% дославянское население. В результате Вы называете точную (нереально большую) долю — 90% финского субстрата и приписываете своё предположение авторам статьи…  А генетики предполагают, что ильменские словене сохранили наследие местного дославянского населения. Точную цифру они не указывают. Может, 20% сохранили, может, 40%«. 
    А вот что пишет Надежда Маркина в обсуждаемой здесь статье: «Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов… Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины…   Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)».
    О чем тут вообще спорить? Геноофонд новгородцев оказался удивительно однородным — он на 90% состоит из одной предковой компоненты. Именно она, как считают, генетики отражает «генофонд древней Новгородчины». Это, по мнению генетиков есть «наследие дославянского населения», более близкого к пермским финоязычным племенам, чем к прибалтийским финнам. Всё остальное — это ваши потуги навести тень на плетень. Потуги очень нелепые и очевидно провальные. Вы лично можете не признавать селедку рыбой, отрицать местные аборигенные корни новгородцев, утверждать всё, что заблагорассудится. Мне это уже не интересно. Ибо свой вывод о вас я уже сделал.
     

    • Игорь Коломийцев
      А вот что пишет Надежда Маркина в обсуждаемой здесь статье
      В приведённой Вами цитате написано то, что утверждаю я («сохранили наследие местного дославянского населения»), и не написано того, что утверждаете Вы. Вы «сохранили наследие» заменяете на знак равенства между этими популяциями.Вы лично можете не признавать селедку рыбой, отрицать местные аборигенные корни новгородцев, утверждать всё, что заблагорассудится.
      Вы врёте. Я писал «Значит, у них вся рыба — селёдка.» Из этого очевидно, что я считаю селёдку рыбой.
      Вы врёте. Я писал, что возражаю не против наличия финского субстрата, а против придуманной Вами цифры 90%.
       
       
      Нигде в статье не написано, что у новгородцев 90% финского субстрата. Вы же поставили знак равенства между популяциями древнеславянской Новгородчины и дославянским финским местным населением.

  • Из  Енциклопедіі історії України ( Т. 10: Т-Я ) : »   ЧУДЬ — термін, яким у давньорус. і рос. літературі позначали етноси фінської мовної групи, що перебували в політ. орбітіРусі. У широкому значенні Ч. — племена прибалтійсько-фінської мовної підгрупи. Термін «чудь» вживався до естів, сету (з уточненням «чудь псковська»), воді та вепсів (літописна весь) у наративних пам’ятках та офіц. документах аж до поч. 20 ст. У вузькому значенні Ч. — племена, які проживали вздовж пд. узбережжя Фінської зат. (ести — предки сучасних естонців). Саме Ч. у вузькому значенні згадується у звістці про похід київ. кн. Ярослава Мудрого (1030), який на підкорених територіях заклав місто Юр’їв (нині м. Тарту, Естонія). У літописному переліку народів поруч із Ч. стоїть «чудь заволоцька» — насельники басейнів Пн. Двіни та Онеги. Ч. фігурує в легенді про призвання варягів (статті 859 та 862), згадується серед учасників походів кн. Олега на Київ (882) та на Константинополь (907), новгород. кн. Володимира Святославича на Полоцьк (нині місто Вітебської обл., Білорусь) і Київ (980), а також у переліку племен, з яких рекрутували «ліпших мужів» задля захисту пд. кордонів Русі від печенігів (988). Нащадком одного з таких мужів міг бути київ. боярин Чюдин (діяв у 1060—70-ті рр.). Зафіксована літописами присутність Ч. на пд. Русі майже не відбита в археол. джерелах: відомі лише кілька поховальних комплексів, що мають риси, притаманні пам’яткам «чудського» регіону, а також окремі знахідки речей (насамперед прикрас), характерних для прибалт. фінів. Більш суттєвим був внесок Ч. у формування середньовічної к-ри Пн.-Зх. Русі. З початком широкої сел. колонізації в межах Новгородської та Псковської земель (11 ст.) Ч. значною мірою акультурувалася, що добре унаочнено в археол. матеріалах. Черезсмужне існування пам’яток зі слов’ян. та фінськими рисами матеріальної к-ри заступили пам’ятки синкретичного слов’яно-фінського вигляду з домінуючими слов’ян. компонентами. Специфічні ознаки, притаманні Ч., найдовше зберігалися в рисах поховального обряду та вбранні (комплексі прикрас). Якась частина Ч. стала, імовірно, складовою населення великих міст (Чудинцева вулиця в Новгороді Великому). Попри доволі швидку акультурацію про повну асиміляцію Ч. протягом середньовіччя не йдеться. Найдовше культ. особливості зберігалися у віддалених від міських центрів зонах розселення Ч., де зберігався традиційний госп. уклад та повільніше поширювалися технології й готові вироби міських ремісників.» http://resource.history.org.ua/cgi-bin/eiu/history.exe?Z21ID=&I21DBN=EIU&P21DBN=EIU&S21STN=1&S21REF=10&S21FMT=eiu_all&C21COM=S&S21CNR=20&S21P01=0&S21P02=0&S21P03=TRN=&S21COLORTERMS=0&S21STR= Таким образом ассимиляция чуди не могла не дать
    значительной прибалтийско-финской  компоненты в современном населении Новгорода и окрестностей.

    • В летописном перечне народов рядом с Ч. стоит «чудь заволоцкая»
      Хочу уточнить — не рядом. Чудь стоит рядом с русью, а чудь заволочская упомянута в перечне «всяких народов».
      «В Иафетовой же части сидят русь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы.»

  • Из  «Енциклопедіі історії України«: «СЛОВЕНИ, словене, словени ільменські — один із східнослов’ян. племінних союзів (див. Плем’я літописне) на пн. околиці слов’ян. ареалу початку раннього середньовіччя. Зона розселення С. — навколо оз. Ільмень, у басейнах річок Волхов, Ловать, Мста та верхньої течії Мологи (притока Волги; сучасні Новгородська, північ Тверської, південь Ленінградської та схід Псковської областей РФ). За твердженням літописця, С., на відміну від ін. слов’ян. племен, «прозвашася своим именем». Такий консерватизм у самоназві виглядає цілком логічно, адже С. проживали в оточенні іншоетнічного фінcького населення й протиставляли себе насамперед йому, а не ін. слов’ян. племенам. Мовознавці звертають увагу на доволі тісний зв’язок давньоновгород. діалекту з мовами зх. слов’ян, що дає підстави піднімати питання про участь населення Центр. Європи (насамперед — теренів сучасної Польщі) в колонізації регіону. Щоправда, в археол. матеріалах ця участь практично не відбита. Натомість відомості археології дають підстави твердити, що слов’яни, які проживали на початку середньовіччя у верхів’ях Дніпра та південніших районах Середнього Подніпров’я, кількома хвилями проникали в Поільмення, засвоюючи насамперед території вздовж річкових трас, що з’єднували басейн Дніпра з басейном Ільменя—Волхова. Цей процес розпочався не пізніше 6 ст., але достеменним археол. еквівалентом С. вважають к-ру сопок 8—10 ст. (названа за специфічним різновидом поховальних споруд — високими конічними насипами (сопками), що містять поховання за обрядом кремації).» (Синиця Є.В. СЛОВЕНИ, словене, словени ільменські [Електронний ресурс] . – Режим доступу:http://www.history.org.ua/?termin=sloveny )  http://resource.history.org.ua/cgi-bin/eiu/history.exe?Z21ID=&I21DBN=EIU&P21DBN=EIU&S21STN=1&S21REF=10&S21FMT=eiu_all&C21COM=S&S21CNR=20&S21P01=0&S21P02=0&S21P03=TRN=&S21COLORTERMS=0&S21STR=sloveny При этом В. Седов также отмечал, что «религиозные верования, легенды, ряд обычаев и географическая номенклатура словен были довольно близки славянским племенам, проживавшим в Померании[4]. Впоследствии эти данные легли в основу предположения миграции словен из региона нижней Вислы и Одры в Приильменскую низменность в первом тысячелетии нашей эры. Также наблюдается сходство в плане возведения жилищ и строительстве оборонительных сооружений[4]. В том числе схожи конфигурации черепов. Большое число учёных разделяло точку зрения миграции словен в Приильменье с территории Поднепровья[4]. Так, П. Н. Третьяков указывал на наличие сходства в сооружении курганов, однако не отрицал возможность контакта словен с балтийскими славянами»P. S. Не могу не отметить полное совпадение моего независимого вывода и мнения автора статьи в энциклопедии о проявлении первичного самоназвания «словене» именно в чуждой этнической  среде: Александр Букалов2020-02-20 в 18:51:19  Моя точка зрения, основанная не только на приведенных данных и результатах, но и на социальной психологии, такова. Славяне/Славене/Словене — было исходное родовое имя народа, осознавшего себя отличным от соседей, как живущего в определенной среде — на реках. Об этом говорят топонимы и в Полесье, имеющие древние формы, и аналогичные, тоже явно архаические — например в Албании. При этом три гидронима «Славут-» в одном небольшом регионе Полесья-Приднепровья, и ряд близких в Литве и Латвии — вероятно результат самых ранних миграций из Поднепровья — Южного Полесья, опять-таки скорее поддерживают гидронимическую версию М. Фасмера. Их Самоназвание «славене/словене» я бы интерпретировал как «живущие у воды». Однако при своем распространении и заселении пустующих территорий  большинство славянских родов/общин  использовало как правило для самоназвания особенности конкретной местности/среды обитания: глиняне, древляне, горяне, и пр., описание чего я давал ранее.  И только там, где ранние славяне оказывались в сосуществовании с чужим населением, которое они не могли сразу ассимилировать, или воевали в ним,  как в Центральной Европе и на Балканах, у них проявлялась та самая исходная самоидентификация  как «словен/славен», отделяющая их, все родственные славянские группы и общины от других народов. И здесь уже включается и родственное по звучанию «словущие», «славные» (?), дополняющие, а затем и замещающие первоначальный «гидронимический» смысл. При этом реки на Слав- есть и в Центральной Европе, и на Балканах. Славяне всегда расселялись по берегам рек. И даже их иное прозвище — «венеды» — это балтский семантический двойник названия «славяне», т. к. vanduo — на литовском — это «вода». Поэтому словенцы и словаки, словене ильменские  —  это безусловно самоидентифицировавшиеся  в  отдельные народы совокупности различных, но союзных славянских групп/племен, противопоставлявшие себя как этноязыковую общность — другим. Но это никак не отменяет наличие этого древнего исходного самоназвания еще у праславян на прародине в Поднепровье — Полесье, о котором они конечно знали, но как правило чаще вспоминали только при противопоставлении некой совокупности пришлых в какой-нибудь регион родственных славянских групп (со своими местными самоназваниями, такими как — глиняне, бужане,  брежане, поляне, вятичи, кривичи, и др.) — иным, явно отличным от них  народам. А как иначе обозначить родство и близость разных славянских групп/племен в каком-то регионе/стране по отношению к волохам, кельтам, германцам, грекам, и пр.? Необходимо объединяющее самоназвание. Вот оно, изначальное, и стало использоваться. 
    P. S. S. Поэтому нет никакой необходимости выводить словен ильменских из Центральной Европы, тем более, что а) оттуда весьма проблематично добраться, б) зачем им мигрировать так далеко, и в неизвестные земли? При том, что  исконные топонимы «словене/ славене», как я уже неоднократно отмечал, наличествуют гораздо ближе и южнее — уже в Полесье, а передвигаться вдоль рек, в данном случае — на север, было обычной практикой расселявшихся славян. 
    А кто с этим не согласен, может заодно придумать и объяснение, почему ильменские словене по антропологу Бунаку принадлежат не к балтийской, а к неопонтийской антропологической группе. :) «Такого рода факты убеждают, что северяне, вятичи, предки кривичей и словене не принадлежали к балтийской антропологической группе. Им был свойствен другой антропологический тип; этим типом мог быть лишь один из вариантов неопонтийской антропологической группы, сложившейся на протяжении веков в степной зоне восточноевропейской равнины.» (Бунак В. В. Происхождение и этническая история русского народа. — М.: Наука, 1965. — С. 268, 269). И самостоятельно расшифровать, где находится искомая «степная зона восточноевропейской равнины» 

  • Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй. Казалось бы уже и споры-то о генофонде новгородцев стали затухать, но тут появился господин Букалов в руках с украинской энциклопедией, … квинтэссенцией истины в последней инстанции. ……….. Видите ли, какая у нас тут ситуация, господин Букалов, почитатель украинской энциклопедии. Генетиками обнаружено, что древние новгородцы по сути дела были представлены ОДНИМ ПРЕДКОВЫМ КОМПОНЕНТОМ (91% всего генофонда популяции). Причем этот предковый компонент, по всей видимости, автохтонный, родственный финскому генофонду, причем даже скорее ближе не к прибалтийским, а к пермским финнам. Получается, что ильменские словене ниоткуда не приходили. Не с Дуная, как полагал Нестор, не с Померании, как пытался доказать нам Сергей Назин, и даже не с Полесья, как пытаетесь утверждать вы. Ибо у украинцев и белорусов, в частности у жителей Припятского Полесья, такого компонента в наличии нет. Поэтому забываем о заблуждениях антрополога Бунака и о прочей ерунде, чешем затылок и думаем, каким образом финское по происхождению племя вдруг стало называться «словене» и перешло на славянский язык.

  • Еще раз по пунктам. Первое. Авторы статьи обнаружили в генофонде современных потомков новгородцев ОДНУ ДОМИНИРУЮЩУЮ ПОЛНОГЕНОМНУЮ КОМПОНЕНТУ с невиданной частотой — 91%. Второе. Они считают, что именно она отражает генофонд древних новгородцев. Третье. Авторы попытались определить происхождение этой компоненты. Вот что они об этом пишут: «Далее исследователи обращаются к данным по генофонду других народов, чтобы посмотреть, какие из них проявили сходство с «новгородской» предковой компонентой. Из всех обследованных народов европейской части России наиболее значительный след «новгородской» предковой компоненты обнаружен у коми-пермяков — в 80% изученных геномов она составляет в среднем 20%. Таким образом, из всех современных народов европейской части России и Урала именно коми-пермяки оказываются наиболее близки к генетической общности новгородской и ярославской популяций«. Итак, родство обнаружено на Северо-Востоке Русской равнины. Родней древним новгородцам оказались коми-пермяки. Четвертое. Какой итоговый вывод по данной компоненте делают ученые? Вот он: «древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам)». В переводе на русский: ильменские словене — это потомки местного аборигенного племени, тяготеющего даже не к прибалтийским, а к пермским финнам.  Никакого другого толкования у выводов, сделанных генетиками нет. ПЛАСТ (тот самый доминирующий компонент) восходит к генофонду древних новгородцев. То есть, он не появился при Иване Грозном, как фантазировали здесь некоторые. И он, это пласт, собственно, и представляет, по мнению генетиков, генофонд древних новгородцев. Фактически между ними ставится знак равенства, хотя в реальности, конечно, в генофонде новгородцев могли быть и некоторые иные минорные пласты. А генофонд новгородцев, как известно, определяли ильменские словене. Не только они, конечно, но и иные окрестные племена — чудь, весь, меря, водь, ижора и прочие. Но ильменские словене — ядро этого генофонда. Мог быть таким доминирующим данный пласт у новгородцев, если бы его не было у ильменских словен? Нет, не мог — резонно решают авторы обсуждаемой работы. Тогда у них остается единственная версия, объясняющая данный феномен — ильменские словене не были пришельцами, но унаследовали свой генофонд от местного дославянского населения. Не будь у этих аборигенов доминирования найденного компонента, не смог бы он доминировать в генофонде ильменских словен, а затем и новгородцев, как их наследников. При этом сам этот доминирующий пласт тяготеет скорее к пермским финнам, чем к прибалтийским. То есть он, конечно, финский, но чуть более восточный. Точка. Вот что сказали нам генетики. Практически — открытым текстом. Хоть для этого и понадобилась им бездна научной смелости. Поскольку публика жаждала совсем иных выводов по генофонду новгородцев. Сейчас недалекие разумом, но упертые в своих версиях псевдо-патриоты будут нападать на генетиков,включая покойного Олега Балановского, обвинять их в русофобии и низкопоклонничестве перед Западом, в финомании (надо же какой термин выдумали!). Будут пытаться смешать с грязью меня только за то, что я называю вещи своими именами и не прячу голову в песок, подобно страусу. Остается пожелать генетикам, в частности Елене Владимировне, мужества в эту непростую для неё пору. Пусть она помнит — хулители сгинут, а научные достижения останутся и переживут века. Успехов всем честным ученым!

  • «чешем затылок и думаем,  каким образом финское по происхождению племя вдруг стало называться «словене» и перешло на славянский язык. » Видимо г-н Коломийцев полагает, что он компетентней антрополога Бунака, всей академической науки, и словен ильменских ветром даже не ветром надуло. :) Они-де самозародились среди финнов? Или среди торосов и айсбергов? Как и южные славяне с их доминирующим местным субстратом — этакое дивное «самозарождение» прямо в горах Балканских. В итоге «все лежат на сонцепеке, чешут пятками живот…» Вероятно оттого, что на затылке от такого «чесания» уже вполне могла образоваться дырка от бублика.  :)
     

  • Шамилю Галееву. Делаю последнюю попытку достучаться до вашего здравого смысла. Вы пишите: «По Вашей версии в современных коренных новгородцах доля генофонда древнерусской Новгородчины равна доле генофонда финского субстрата. То есть, дославянский финнский субстрат превратился в новгородских русских вообще без участия славянского населения. А генетики предполагают, что ильменские словене сохранили наследие местного дославянского населения. Точную цифру они не указывают. Может, 20% сохранили, может, 40%».  Вот что об этом дословно пишет Надежда Маркина: «древний генетический пласт Новгородчины (имеется ввиду та компонента, что составляет 91% их генофонда) восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам)». По-моему, всё предельно ясно. Этот доминирующий компонент (91%) просто обязан был быть в генофонде ильменских словен. Поскольку ильменские словене — основное население Новгорода. Не будь они носителями этого пласта, да еще с очень высокими частотами, близкими к 100%, мы бы никак не получили его в количестве 91% в генофонде древних новгородцев. Я вам больше скажу — этот пласт должен с высокими частотами присутствовать и у других племен региона — чуди, веси, мери. Они тоже поставляли население Новгороду. Эти племена были носителями не столько прибалтийско-финского компонента (как нам когда-то думалось), сколько именно срединно-финского компонента, доминирующего у ильменских словен и новгородцев. Словене с генетической точки зрения должны быть практически неотличимы от своих соседей, чтобы в генофонде новгородцев с такой высокой частотой доминировала лишь одна компонента.
    Более того, Новгород — богатый торговый город на пересечении важных международных маршрутов. Он как пылесос должен был притягивать как окрестное население, так и купцов издалека — из Германии, Скандинавии, Поморья, Прибалтики, с юга. Кто-то из них неизбежно оседал здесь. Значит, некая толика тех 9%, что остается в генофонде новгородцев после вычета срединно-финской доминирующей компоненты, должна приходится на гостей издалека. Все торговые центры Балтики 8-10 веков отличались полиэтничностью. Ильменские словене, а равно и все окрестные племена должны были почти на 100% быть срединными финнами, чтобы у новгородцев содержание этого компонента опустилось всего лишь до 91%. Иначе никак не получается. Ильменские словене должны быть генетическими близнецами чуди, веси и особенно мери, иначе откуда эта же компонента у 90% ярославцев. Вы пишите: «ильменские словене сохранили наследие местного дославянского населения. Точную цифру они не указывают. Может, 20% сохранили, может, 40%». Да в том то и дело, Шамиль, что названных вами цифр недостаточно. Если под сохраненным наследием дославянского населения у новгородцев генетики подразумевают, как считаю я, доминирующий с цифрой в 91% срединно-финнский компонент, то предельно понятно, каким образом словене сохранили данное наследие. Максимальным. Если этот доминирующий компонент, как пытаетесь сделать вы, отписать кому-то другому — тем же мигрантам-славянам, неважно с Померании, Полесья или с Дуная, то тогда на всё остальное остается в генофонде новгородцев 9%. А сюда однозначно надо втиснуть еще прибалтийско-финский компонент, скандинавский, балтский и другие. Не говоря уже о гостях издалека. Девять по-любому меньше, чем двадцать или сорок. Ваши цифры никак не бьются с реалиями. Или ильменские словене действительно сохранили дославянское наследие, но тогда оно у них близко к цифре новгородского доминирующего компонента. Либо о сохранении наследства вообще говорить не приходится. Разделите 9% на шесть-семь компонентов и получите слёзы. Или-или. Генетики говорят, что СОХРАНИЛИ. Я им верю. Они говорят, что это наследие от пермских финнов. Это полностью совпадает с тем обстоятельством, что доминирующий компонент новгородцев и ярославцев обнаружен также у коми-пермяков. В моей версии всё сходится идеально. В вашей концы с концами свести нельзя. Такая вот картина, Шамиль.      

  • Виктор Бунак, конечно, был выдающийся антрополог, но он умер в 1979 году в возрасте 87 лет. То есть, трудился данный ученый очень давно, методики применял ранние, ныне считающиеся устаревшими. Со всеми вытекающими последствиями. Кроме прочего, известен был Бунак весьма дерзкими и авантюрными концепциями, далеко не все из которых позже подтвердились.
    Уж если вы хотите нечто посвежее почитать про антропологию новгородцев, обратитесь к работе Серафимы Санкиной 2009 года. Куда более свежий труд — https://www.academia.edu/4972953/%D0%9F%D0%A0%D0%9E%D0%98%D0%A1%D0%A5%D0%9E%D0%96%D0%94%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%95_%D0%90%D0%9D%D0%A2%D0%A0%D0%9E%D0%9F%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%A7%D0%95%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%A5_%D0%9E%D0%A1%D0%9E%D0%91%D0%95%D0%9D%D0%9D%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%95%D0%99_%D0%9D%D0%90%D0%A1%D0%95%D0%9B%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%AF_%D0%9D%D0%9E%D0%92%D0%93%D0%9E%D0%A0%D0%9E%D0%94%D0%A1%D0%9A%D0%9E%D0%99_%D0%97%D0%95%D0%9C%D0%9B%D0%98_%D0%94%D0%A0%D0%95%D0%92%D0%9D%D0%95%D0%A0%D0%A3%D0%A1%D0%A1%D0%9A%D0%9E%D0%93%D0%9E_%D0%92%D0%A0%D0%95%D0%9C%D0%95%D0%9D%D0%98_X_XIII_%D0%B2%D0%B2._ 
    Вот краткие выводы Санкиной: «ранние обитатели новгородской земли были очень сходны с балтами… основная часть более позднего населения характеризуется особенностями, сближающими его с финнами«. О как! Опять ненавистные многим финны! Читаем далее Санкину: «Здесь в эпоху средневековья отмечены черты местного дославянского населения«. Вы, конечно, можете верить во всемирный заговор ученых, как это делает Сергей Назин, но оказывается антропологи еще в далеком уже от нас 2009 году говорили тоже самое, что ныне нам продемонстрировали генетики Балановские. Читаем Санкину дальше: «На облике ранних новгородцев могли сказаться краниологические компоненты, характерные для ранних балтов и эстов, издревле имевших распространение и на территории Новгородской области». Иначе говоря, Санкина утверждает, что ранние новгородские серии черепов были оставлены населением, сходным с латышами, литовцами и эстонцами, а более позднее средневековое население тяготело уже к еще более северным финским племенам. Как-то не просматривается тут никакая миграция с Юга, вы не находите?)))

  • Игорь Коломийцев
    Еще раз по пунктам.
    Вы в очередной раз описываете процесс. А я в очередной раз Вам повторяю, что я несогласен не с описанием процесса, а с цифрами, которые Вы приводите.  
     
    Есть дославянское население.
    Пермские финны составляют X% этого дославянского населния.
    В генофонде ильменских словен Y% составляет генофонд дославянского населения.
    В генофонде древних новгородцев Z% составляет генофонд ильменских словен.
    В генофонде современных новгородцев 90% составляет генофонд древних новогородцев.  
     
    Вы, вроде, даже и не возражаете против этого.  
     
    Используя элементарную математику, получаем, что доля пермских финнов в генофонде современных новгородцев составляет 90%*X%*X%*Z%. Авторы статьи не называют конкретных xyz.
    Если мы, возьмём, напримрем, x=y=z=80%, то получим долю 46%. Даже если мы возьмём x=y=z=90%, то получим 66%, что сильно отличается от называемой Вами цифры 90%. Вот против этой цифры я и возражаю. Такая цифра может получиться, только если мы возьмём x=y=z=100%.  
     
    древний генетический пласт Новгородчины (имеется ввиду та компонента, что составляет 91% их генофонда) восходит к генофонду ильменских словен
    Уточняю: имеется ввиду та компонента генофонда современных новгородцев, что составляет 91% генофонда современных новгородцев.  
     
    Этот доминирующий компонент (91%) просто обязан был быть в генофонде ильменских словен.
    Нет. Потомки не передают свой генетический компонент предкам. Поэтому ни у ильменских словен, ни у местного дославянского населния, …., ни у EHG, … не обязан быть «новгородский» генетический компонент.
    Новгородский компонент, кроме компонента ильменских словен, включает в себя другие компоненты, которых не было у ильменских словен. Например, скандинавов, которых (наверное) в VII веке там ещё не было.  
     
    Не будь они носителями этого пласта, да еще с очень высокими частотами, близкими к 100%, мы бы никак не получили его в количестве 91% в генофонде древних новгородцев.
    Я не понял, какой пласт составляет 91% в генофонде древних новгородцев. Новгородская компонента составляет 100% генофонда древних новгородцев (для простоты не учитываем погрешность метода). А у современных новгордцев её 91%.
     
    Ещё раз обратимся к статье:
    «у них [современных новгородцев — Ш.Г.] доминирует (90 % генома) предковая компонента», «данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины».
    Тут ни слова не написано о том, какой пласт сколько процентов составляет в составе древних новгородцев. Цифра 91% относится к проанализированной популяции — к современным новгородцам.  
     
    Подытожу мою позицию:
    1. В генофонде современных новгородцев есть вклад финно-пермского дославнского населения.
    2. Авторы статьи не называют конкретное значение для доли этого вклада.
    3. Я считаю, что доля этого вклада не может быть 90%.

  • И не надоело г-ну Коломийцеву заниматься пустопорожней ахинеей про финно-словенов? Строить глубокомысленные измышления на самом ненадежном методе, результат которого зависит от произвольно выбранного количества компонент — лучший способ водить себя и других за нос. :) Вот статья тех же авторов по Y-хромосоме того же региона, где все достаточно подробно разложено: Балановская Е.В., Агджоян А.Т., Схаляхо Р.А., Балаганская О.А., Фрейдин Г.С., Черневский Д.К., Черневский К.Г., Степанов Г.Д., Кагазежева Ж.А., Запорожченко В.В., Маркина Н.В., Козлов С.А., Палипана С.Д., Балановский О.П. Генофонд новгородцев: между севером и югом // Генетика. 2017. Т 53, № 11. С. 1338–1348.
    Например,
    1) «В генофонде современного населения Новгородчины выявлены 19 гаплогрупп Y-хромосомы (рис. 1). Из них в суммарной выборке порог полиморфизма (5%) преодолели лишь шесть гаплогрупп: R1a* (38%), R1a1d-М458 (11%), N3a4 (9%), N3a3 (8%), I1 (7%), R1b-М269 (6%). Как и следовало ожидать, основу генетического портрета Новгородчины обрисовывают варианты гаплогрупп R1a и N…»В отличие от N3a4, гаплогруппа N3a3 встречается в Белоруссии и на Украине. Частоты N3a3 в новгородских популяциях ниже, чем в этой зоне максимума, и такие же, как на обширном ареале умеренных частот этой гаплогруппы – от южных русских до финнов. Филогенетическая сеть этой гаплогруппы позволяет подразделить ее на кластеры (рис. 3). Особое внимание привлекает “балто-славянский” кластер α, в который вошли практически все имеющиеся гаплотипы балтоязычных литовцев (STR-данных по латышам этой гаплогруппы в научной литературе пока нет) и славяноязычных белорусов и украинцев. За пределами кластера α эти популяции практически отсутствуют. Поразительно, что литовцы (балтоязычные) и эстонцы (финноязычные), географически столь близкие и образующие на карте (рис. 2,б) единую географическую зону максимальных частот N3a3, на самом деле четко расходятся по разным кластерам гаплотипов. “Балто-славянский” кластер определяется значениями сразу двух локусов: DYS456 ≤ 13 и DYS19 ≥ 15. Датировка кластера по STR маркерам составила 1300 ± 400 лет. Но надо отметить, что возраст всей сети по STR маркерам (2500 ± ± 700 лет) значительно ниже датировки этой гаплогруппы по данным полного секвенирования Y-хромосомы (4000–5000 лет [34, 37]), поэтому и “балто-славянский” кластер α может в действительности оказаться древнее.»
     
    2) «Карта генетических расстояний от популяции 4. Порхов (рис. 5,г) отличается ярко выраженным континуумом очень сходных с ним генофондов (ярко-зеленые тона), протянувшимся с северо-запада на юго-восток – от Белоруссии вдоль границы с Украиной до низовьев Дона. Такой плавный континуум перекликается с гипотезой происхождения ряда северных славянских групп в результате миграции с территории Поднепровья»..Три сходных популяции Новгородчины располагаются на реках, с которыми связывают расселение славян...
     
    3) «Третий вывод работы связан с поиском истоков пласта дославянского населения в генофонде Новгородчины. Пятую часть генофонда составляют варианты гаплогруппы N3, причем оба основных европейских варианта – условно “финский” N3a4 и условно “прибалтийский” N3a3 – представлены с примерно равными частотами. Анализ филогенетической сети гаплотипов впервые выявил в пределах этой гаплогруппы особый “балто-славянский” кластер (характерный в том числе для балтоязычных литовцев, но нехарактерный для финноязычных эстонцев). Новгородские популяции не относятся к “балто-славянскому” кластеру. Это позволяет предполагать, что и гаплогруппа N3a3 (а не только N3a4) унаследована ими не от славянского и не от балтского компонентов в их генофонде. Поэтому заметную (как минимум, пятую) часть Y-хромосомного генофонда Новгородчины можно связывать с финноязычным населением, которое, вероятно, унаследовало многие черты предшествующего мезолитического населения Северо-Восточной Европы»http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/wp-content/uploads/GEN1338.pdf , Обзор: http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?page_id=28739 И эти результаты вполне соответствуют историческим и археологическим данным, в том числе и приведенным мной, включая топонимику.

    • Добавлю для полноты картины:
      Сохранился ли след дославянского населения в генофонде русских Ярославской области?
      http://генофонд.рф/?page_id=24528
      Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его  невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно  по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.
       
      Но это тоже только по Y-хромосоме.

  • О соотношении дославянской срединно-финской полногеномной компоненты (91% генофонда новгородцев и 90% генофонда ярославцев) с найденными у них игрек-гаплогруппами.  Многие мои оппоненты путают горячее с круглым. Они пытаются доказать, что новгородцы не могут быть аборигенами здешних мест, несмотря на найденную у них с частотой 91% «срединно-финскую» компоненту, потому что, дескать, ранее в их генофонде были найдены следующие игреки (указываю частоты и название гаплогрупп по работе Балановских от 2017 года): «это R1a* (38%), R1a1d-М458 (11%), N3a4 (9%), N3a3 (8%), I1 (7%), R1b-М269 (6%)». В наивном представлении моих оппонентов, с местными финоязычными племенами Севера Русской равнины следует связывать лишь обе линии N. Типа все остальные надо связывать с пришедшими с юга славянами, особенно линию R1a. Но так ли это? Начнем с того, что полногеномный анализ более точен для определения родства народов. Поэтому даже если он противоречит данным анализа игрек-хромосом, ориентироваться следует всё же именно на него. В данном конкретном случае с генофондом новгородцев, однако, нет никакого противоречия. Почему мы вдруг решили, что финоязычные племена Севера Русской равнины должны непременно по игрекам быть с доминированием линии N? Ничего подобного. Известно, что полногеномный генофонд жителей этого региона сформировало прежде всего древнее палеолитическое население данных мест. А оно вообще длительное время не имело в своем генофонде линии N. Последняя — пришлая из-за Урала и здесь довольно поздняя. Особенно на Балтике. Первичные носители данной линии были носителями совсем другой полногеномной компоненты. Вот что об этом пишет Козлов в своей работе «Структура населения Русского Севера по аутосомным данным» — https://verenich.wordpress.com/2017/02/07/ Цитирую его: «Первый, наиболее древний слой – это «палеоевропейский» компонент, и поныне преобладающий у всех северных европейцев…  Второй компонент можно назвать «уральско-сибирским». Его влияние заметно ниже, при этом в целом падает при продвижении с востока на запад. Видимо, изначальное происхождение компонента связано со смешением восточных, «сибирских» вариантов континуума древних охотников-собирателей Северной Евразии (западным вариантом которых являются палеоевропейцы) и пришельцев с юго-востока, принесших с собой восточноазиатские генетические варианты. Напрашивается предположение о взаимосвязи компонента с распространением в северо-восточной Европе языков уральской семьи, а также многих ветвей Y-гаплогруппы N. Согласно реконструкции Владимира Напольских, перед распадом прауральского языка его носители проживали в темнохвойной тайге западносибирского типа, вероятно, также частично захватывая Урал и Восточную Сибирь (см. «Предыстория уральских народов», 2001 ).  Можно предположить, что при продвижении на запад «уральские» мужчины женились на местных женщинах, и в следующих поколениях доля «восточных» аутосомных вариантов снижалась, замещаясь «западными». В результате наблюдаемая картина при использовании разных систем генетических маркеров резко различается – если по Y-гаплогруппам влияние пришельцев весьма высоко, а кое-где преобладает подавляюще, то по аутосомным и мито-маркерам оно или совсем невелико, или находится в меньшинстве«. Итак, вовсе не игрек-линия N определяет полногеномные (аутосомные) компоненты здешних аборигенов. Хотя, конечно, она присутствует практически у всех здешних финоязычных племен, в какой то мере стала их маркером. Просто надо держать в голове, что она для этих племен далеко не главная, и далеко не единственная. Впрочем, у новгородцев эта игрек-линия явно местная, аборигенная и ее нельзя приписать скажем, пришлым с запада балтам, у которых она тоже присутствует с высокими частотами. Вот что об этом сообщают генетики: «Гаплогруппа N3 (N1c), распространена по всему северу Евразии от Скандинавии до Дальнего Востока, две ее ветви – гаплогруппы N3a4 и N3a3, составляют почти пятую часть генофонда новгородцев… Гаплогруппу N3a4 условно можно назвать «финской», она часта у финноязычных народов Финляндии и  Карелии, а также в популяциях тюрков Южного Урала и у северных русских Архангельской и Вологодской областей (бежевые цвета на карте). Гаплогруппа  N3a3 условно может быть названа «прибалтийской»: область ее высоких частот (бежевые цвета) включает ареалы народов Прибалтики и отчасти захватывает  Псковщину и тверских карел. В работе приведена филогенетическая сеть STR гаплотипов для условно «прибалтийской»  гаплогруппы N3a3. На этой сети впервые выделен особый «балто-славянский» кластер α (определяемый значениями сразу двух локусов: DYS456≤13 и DYS19≥15), в который вошли практически все имеющиеся гаплотипы белорусов, украинцев, литовцев. Но поразительно, что балтоязычные литовцы и финноязычные эстонцы, географически столь близкие и образующие на карте единую географическую зону максимальных частот N3a3, на самом деле четко расходятся по разным кластерам гаплотипов. В «балто-славянский» кластер не вошли и новгородцы. Часть их гаплотипов вошла в небольшой «новгородско-финский» кластер β, В его гаплотипе-основателе находятся два новгородских образца (из наиболее северной популяции 3) и гаплотип мари, а от них происходят гаплотипы, встреченные у эстонцев, марийцев и у двух русских из Центральной России. Все остальные гаплотипы из новгородских и прочих русских популяций находятся в другой части сети, зачастую вместе с финноязычными популяциями. Это указывает, что гаплогруппа N3a3 в русских популяциях обычно фиксирует не только дославянский, но и добалтский пласт генофонда, не связанный с балто-славянским кругом популяций.  И стоит учесть, что судя по полногеномным данным, датировки этих кластеров могут значительно «удревниться». Итак, в случае с новгородцами это явно местная, аборигенная линия, которая составляет почти пятую часть игрек-генофонда новгородцев. Но была ли она единственным наследием ильменских словен от их местных финоязычных предков. Нет. (Продолжение следует).

  • (продолжение) Возьмем теперь линию R1a, которая с высокой частотой (38 плюс 11 равно 49%) доминирует у новгородцев. Но ведь это не единственная популяция региона, где с высокими частотами представлена данная гаплогруппа. У соседних эстонцев ее 32%, у коми-зырян — 33%, у марийцев — 47,7 (почти столько же, как у новгородцев), у эрзя ее не намного меньше — 45,7%. То есть данная гаплогруппа отнюдь не только балтская или славянская, она однозначно с высокими частотами присутствует в регионе, причем у пермских финнов ее даже больше, чем у прибалтийских финнов. А новгородцы, судя по их компоненту, ближе к первым, чем вторым. Идем дальше. У новгородцев есть 7% линии I1. Но насколько она пришлая? Эта линия присутствует практически у всех племен северной части Русской равнины и у многих частоты выше, чем у новгородцев. У тех же эстов ее 8%. У эрзя — 9%, у мокши — 12%. Не менее широко представлена в регионе и линия R1b. Если у новгородцев ее 6%, то у соседей-эстонцев 8%, у мордвы — 10%.  Как видим, частоты игрек-линий новгородцев вполне укладываются в ту картину, что мы видим у народов данного региона. Нет ничего такого, чтобы указывало на то, что эти люди — пришельцы с Юга или Запада. Возможно, будущие исследования, когда будут изучены конкретные субклады,  покажут вклад неких пришельцев, хоть он по-любому, учитывая 91% местного полногеномного компонента, будет и невелик. Но пока никаких доказательств миграции ильменских словен с Дуная, Померании или Полесья, генетики не обнаружили. Смиритесь с этим. Эти люди были аборигенами тамошних мест. 

  • С.Санкина «ВX-XIII вв. вся западная пограничная область Руси(с северо-запада на юго-запад, от Новгородчины до Прутско-Днестровского междуречья) была представлена населением более или менее сходного антропологического облика, объединяющего его с балтами 1и 2 тыс. н.э., и ранними обитателями Эстонии».
    «Брахикранные черепа с уплощенным лицом и слабо выступающим носом в массе фиксируются на Новгородчине не ранее XIII-XIV вв. Их отличает своеобразное сочетание европеоидных и восточных черт, грацильность, низкий свод черепа, что характерно для лапоноидов. У них наблюдается относительно высокое переносье и слабо выступающий нос».
    Напрашивается, дославянский субстракт Новгородщины должен быть балтийским с базисным началом с КШК. Угрофины являются многочисленным пришлым населением, которое было ассимилировано славянами и генетически стало основным в поздних новгородцах.

  • Вот что написано в обсуждаемой статье:
    «Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины».
    Возникает вопрос: чем была вызвана массовая миграция жителей Приильменья на земли Ярославля и Нижнего Новгорода? Вероятная причина – это неспокойная политическая обстановка в этом регионе. Конфликты с эстами, претензии Великого княжества Литовского на эти земли, Ливонские войны… Какова бы ни была реальная причина этого переселения, но если уж часть финноязычных племён покинула свои исконные земли, то уж славянам (приильменским словенам, потомкам привисленских венедов) сам бог велел! Их готовы были принять и Москва, и Смоленск, и Киев. Этим обстоятельством можно объяснить значительное изменение генофонда Новгородчины. Ну а оставшиеся в Приильменье, наряду с частью словен, финноязычные племена со временем ославянялись. Так что выявленная предковая компонента вряд ли содержит истинную информацию о генофонде жителей Новгородчины в VIII-X вв. и ранее.

  • Игорю Клименко. В том то всё и дело, что за славянские антропологические типы нам долгое время пытались выдавать те, что издревле встречаются на Востоке, Юге и в Центре Европы, они возникли здесь задолго до появления славян. Балтам в древности принадлежало огромное пространство — не только нынешняя Прибалтика, но и все лесное Поднепровье — ныне Беларусь и западные области России. Надо ли удивляться тому обстоятельству, что балтский антропологический тип в средневековье проявляется почти повсюду. Псковские и смоленские кривичи были, вне всякого сомнения, чистейшими потомками балтов. Новгородцы и ярославцы складывались на финской основе. Это показывает ныне не только антропология, но и генетика. А вот что писала в свое время антрополог Алексеева: «Выяснилось, что в сложении  физического  облика  восточных  славян принимало участие по крайней мере два морфологических комплекса. Один характеризуется долихокранией, крупными размерами лицевого и мозгового отделов черепа, резкой профилированностью лица, сильным выступанием носа. Другой комплекс отличается меньшими размерами лицевого и мозгового отделов черепа, мезокранией, ослабленным выступанием носа и незначительной уплощенностью лица, т. е. чертами слабо выраженной монголоидности. Процентное соотношение этих комплексов меняется в зависимости от географической локализации славянских племен — по направлению к востоку увеличивается удельный вес антропологического комплекса, характеризующегося незначительной монголоидной примесью. Комплекс с ослаблением европеоидных черт распространен среди финно-угорских групп Восточной Европы — летописных мери, муромы, мещеры, чуди, веси, известных по могильникам северо-западной части Восточной Европы, Волго-Окского междуречья и Поволжья. Это население, подвергшееся славянской колонизации, передало свои антропологические черты     словенам     новгородским,     вятичам и кривичам, впоследствии ставшим основой русских. Антропологический комплекс с резко выраженными европеоидными чертами распространен среди средневекового летто-литовского населения, особенно среди латгалов, аукштайтов и ятвягов. У восточных славян этот комплекс проявляется среди волынян, полоцких кривичей, древлян, положивших начало белорусскому и частично украинскому народу»
    Если отбросить пустопорожнее бла-бла-бла про славянскую колонизацию, то получится, что восточные славяне складывались на основе двух антропологических комплексов — балтского днепровского и еще более северо-восточного финского. При незначительном и локальном участии других групп населения — восточных германцев (типа готов, вандалов, бастарнов), степных кочевников и земледельческого средиземноморского населения, потомков греческих колонистов. Но в целом восточных славян можно считать балтами и финнами, перешедшими на славянский язык.
    Если мы обратимся к западным славянам, то обнаружим похожую картину — они тоже складывались на местной основе. Ободриты и их соседи были носителями германского антропологического комплекса. Лужицкие сербы и антропологически и по генофонду мало отличимы от скандинавов. Это германцы, перешедшие на славянский язык
    На юге Европы — такая же картина. С той лишь разницей, что здесь славянские племена складывались на той антропологической основе, которая присутствовала на Балканах еще с Бронзового века. Это балканские аборигены, перешедшие на славянский язык.
    А вот общая основа у восточных, западных и южных славян ОТСУТСТВУЕТ. Нет того антропологического типа, который можно было бы приписать славянам-мигрантам, разнесшим повсюду единую речь. Не просматривается такая основа и в генетических материалах. Идея о том, что славянами поначалу было одно небольшое племя (неважно, где оно жило, на Припяти, Висле или на Дунае), которое затем размножилось и вытеснило всех своих соседей разбивается о новейшие данные, полученные генетиками. Не было такого племени. Не размножались эти люди. Не расселялись они повсюду. На славянский язык переходили германцы, балты, финны, потомки фракийцев и иллирийцев, не утрачивая свой генофонд и свои антропологические особенности. Не было замены прежнего населения Европы. А значит, славянская колонизация — не более чем научный миф

  • «Выборка новгородского населения  собиралась в тех деревнях и селах трех районов Новгородской области, в которых можно надеяться на сохранение генофонда населения исторической Новгородчины.» Интересно было бы понять причины именно этой выборки. Взят один небольшой район Новгородской земли, кроме того удалённый от главных речных коммуникаций раннего русского средневековья. На сайте «мерянских» сепаратистов статья подана, как чуть ли не прорыв в науке, а на деле даже выборка смехотворно мала. Это не говоря о том, что исторически полноправное население Новгорода — это те, кто жил в пределах его стен, так и делали бы выборку по останкам, мало кладбищ что ли средневековых в наличии? Про коль сколько-то внятную статистику на основе 15 современных образцов можно ли вообще говорить, миграции податного населения в  веках при условии экстенсивного производящего хозяйства — это абсолютная норма, так что там кто угодно может жить. Основа же граждан Великого Новгорода — это словене ильменские, так сравнили бы с ними. Про нижегородскую выборку — реальные документальные генеалогии на 500 лет «вглубь» у людей есть или всё-таки «ОБС-метрики», созданные на основе фольклорных записей? В статье ничего про это нет, следовательно её научность — такая себе. Ага, дальше написано, что всё это предположительно… «Можно надеяться», «предположительно». А где серьёзные факты?   Дальше сравнивают карты и всё это прекрасно. Если бы в статье прямым текстом не было указано: «Гипотезу влияния ильменских словен проверить сложно, поскольку по их генофонду отсутствуют данные древней ДНК. Однако против этой гипотезы — несовпадение ареала «новгородской» компоненты с ареалом расселения словен.» Итак любой умный человек поймёт, что статья написана про генофонд современного населения востока современной Новгородской области с соотнесением его с современным же населением Верхней Волги и для любых построений в области исторических процессов может быть использована только как вспомогательный материал (при наличии общей доказательной базы, и не только современной генетической). «Рассматривая третью гипотезу, авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам.» Вот ещё. Кто доказал, что меря — это 100% финно-угры? Где в достаточной степени данные палеогенетики, археологии (с исходными  культурами носителей уральских языков), топонимии? Меря — до ныне этнически не определена. Значит в статье снова допущение, не слишком ли их много по тексту?  Кстати, сначала авторы слово «новгородцы» в кавычки не ставят, потом ставят. Это как понять? Не могли на орфографию даже проверить? «В итоге, авторы выдвинули  гипотезу, что древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам).» Ну, и чего добились авторы в итоге? Косвенно доказали, что ильменские словене не были податным населением всего региона, а (как это можно вывести логически) составили ядро полноправных граждан Новгорода? И что водоразделы Новгородской земли имеют на себе сегодня русское население с наличием финно-угорских предков? Маловато для «научного прорыва». ***, и выводы в его комментариях — это даже критиковать смысла нет, этносы всегда перемешивались, а «сплавлял» их в итоге в нации культурный компонент. Посмотрите на французов, немцев, итальянцев — каково их антропометрическое разнообразие. Видимо, там тоже  в атмосфере «витали» языки, на которые «переходили» носители языков кельтских, италийских итд. А вот от меня аргумент — возьмите широкую палеогенетическую выборку по могильникам мери и  сравните их с выборкой по современным кладбищам ареала распространения мерянской археологической культуры, а так же с современными данными по Мари Эл. Пока этих выборок нет — никакой статистики тоже нет, а значит и выводов о этнообразующих процессах района Верхней Волги быть не может. ***

    • Г-н Михайлов, смотрю Ваш комментарий задним числом — вчера я не модерировала. Позвольте уточнить, что Вы понимаете под «сайтом «мерянских сепаратистов»» — уж не наш ли сайт? На каких основаниях? По поводу статистики ответ дали авторы статьи в тексте — для полногеномного исследования количество образцов достаточно. Грубую и неконструктивную критику оставляю на Вашей совести. Но Ваши пассажи относительно «украинской» фамилии и мерян в конце текста — абсолютно недопустимы, грубо нарушают правила сайта, и Вы получаете два замечания (***). В соответствии с правилами сайта после третьего замечания Вы будете заблокированы на неделю.

      • 1) сайт который я имел ввиду: http://www.merjamaa.ru/ 2) по поводу «выборки» я свои соображения написал, может её и достаточно для изучения отдельной локации, но не для общих выводов  3) про пассажи — это моя малая Родина и наличие тут людей, которые занимаются неким «этнофутуризмом», а в нормальном смысле закладывают основы для будущего политического сепаратизма — предмет беспокойства. И службы безопасности в том числе. …  4) что в моей критике неконструктивного? Сплошные допущения авторов статьи, откровенно устаревшие исторические выкладки итд. Я лишь указал на них. 5) некоторые тут ведут прямую лженаучную пропаганду. Значит славянской колонизации не было? А этносы с языком и культурой славян на русской равнине зародились сами? Это как?  Признайтесь честно, Вас раздражает стиль моей речи, а вовсе не выкладки, потому что простейшее умозаключение из статьи, что меря — это этнос, говоривший на языке уральской семьи и по генофонду относящийся к западным финнам — никто ещё не доказал. Вот докажут, то другое дело. 

        • Уважаемый Алексей, Вы неправильно понимаете роль ученых. Ученые добывают объективные научные знания, не ориентируясь при этом ни на чьи политические или этнополитические взгляды. Иногда результат кого-то не устраивает, но это не их проблемы. И уж точно «политический сепаратизм», который так беспокоит Вас и «службы безопасности» — не должен беспокоить ученых.

  • Как всегда с г-ном Коломийцевым, «здесь играем, здесь не играем, а здесь рыбу заворачивали»:) . Тогда еще раз,  теперь уже по складам: «2) «Карта генетических расстояний от популяции 4. Порхов (рис. 5,г) отличается ярко выраженным континуумом очень сходных с ним генофондов (ярко-зеленые тона), протянувшимся с северо-запада на юго-восток – от Белоруссии вдоль границы с Украиной до низовьев Дона. Такой плавный континуум перекликается с гипотезой происхождения ряда северных славянских групп в результате миграции с территории Поднепровья»..Три сходных популяции Новгородчины располагаются на реках, с которыми связывают расселение славян... «

  • Владимиру Колганову. Ничего вы не поняли. Не было никакой миграции новгородцев в суздальские земли, не создавали они там город Ярославль. Была единая генетическая основа, явно аборигенная в здешних местах, которая дала 91% генофонда новгородцев и 90% генофонда ярославцев. Речь идет однозначно о неких местных, предположительно финских по языку племенах, типа мери, веси, чуди. Это они стали ильменскими словенами, новгородцами и ярославцами.

  • Алексею Михайлову. Я так понял, что под «захистником» (то есть «защитником» по-украински) вы разумеете меня? И фамилия вам моя не нравится — украинская. Что поделать, сам я с Кубани, живу в Краснодаре, у нас почти в каждой кубанской станице полно Коломийцевых-Коломейцевых-Коломийцов. Такие уж мы, кубанцы — смесь миграционных потоков из Украины и России. По вашей логике, раз у меня фамилия украинская, значит и выводы в моих комментариях внимания не заслуживают. Правильно я вас понял? Вот только имейте в виду, что на Юге России, в частности на Кубани, половина населения носит украинские фамилии. Может нас превентивно в правах поразить? Лишить на этом основании права высказывать своё мнение? 
    Но не только южных русских вы не любите, подозревая в них скрытых украинцев (видимо — основной предмет вашей ненависти). Вы еще и северных русских недолюбливаете. В частности потомков мерян, коих вы назвали «украинцами костромских лесов». Злые меряне, по вашему, сидят в лесах, точят кинжалы и чистят ружья. Негодяи! Сепаратисты! Смеют интересоваться своей реальной историей! Кстати, да будет вам известно, что северные русские вообще по генофонду оказались потомками здешних аборигенов. И не только нелюбимые вами неомеряне. Возьмите архангелогородцев — чистые поморы! А вологодцы? Да на них же клейма негде ставить — как есть финоугры. Давайте мы, на всякий случай и их прав всяческих лишим. Оставим право голоса только за правильными русскими с фамилиями Иванов, Петров, Михайлов. И на всякий случай, чтобы сепаратисты под настоящих русских не маскировались, еще и форму черепов измерять начнем, а еще лучше делать ДНК-тест. Отделим своих от чужаков, подозрительных северян и украинцев. Вот это будет настоящая борьба с сепаратизмом, правда же, господин Михайлов?!
    К модераторам. Вам действительно кажется, что полное ненависти, разжигающее вражду народов сообщение некого господина Михайлова заслуживает того, чтобы быть размещенным на данном сайте? Ничего научного и путного он не сказал, кроме попытки грубыми средствами дискредитировать саму методику, используемую генетиками и на этом основании поставить под сомнение их выводы. 

    • Уважаемый Игорь Коломийцев, Вы совершенно правы в своей оценке поста г-на Михайлова. Я вчера не модерировала. Посмотрите мой ответ ему.

  • Александру Букалову. Вы хотите поставить под сомнения мои выводы на том основании, что я не упомянул о сходстве популяции города Порхов с обитателями Поднепровья? Начнем с того, что город Порхов — это уже не Новгородская, а Псковская область. Это раз. Второе — посмотрим с кем именно схожи порховчане. Может быть с жителями Среднего Поднепровья? С волынянами-житомирцами, от коих вы пытаетесь вывести сразу всех славян? Оказывается, нет. Порховская популяция схожа с теми племенами, которых ученые называют днепровскими балтами. Ныне их потомки живут в Белоруссии и в западных областях России (Смоленск, Тверь, Брянск и южнее). В этом смысле авторы исследования абсолютно правы — ряд северных славянских групп, в частности белорусы, западные русские — образовался в результате миграций с Поднепровья. Они только забыли уточнить — из Верхнего Поднепровья, обиталища лесных днепровских балтов. 
    Чтобы вы понимали — днепровские лесные балты дали почти треть всего русского генофонда. А в таких областях как Псковская и Смоленская, вероятно, и больше половины. Это те племена, которых «Повесть временных лет» называет КРИВИЧИ. Нет ничего удивительного в том, что эти люди, ставшие весомой частью белорусского и русского генофонда, проникали и в некоторые районы бывшей Новгородчины. Влияние балтов в здешних краях подчеркивали многие исследователи, в частности антрополог Серафима Санкина.
    Только вот как всё это работает на вашу концепцию прихода славян из волынско-житомирского (или из полесского) убежища? А никак. Мне смешно, что вы даже не поняли о чем идет речь. Увидели слова о миграции из Поднепровья и побежали размахивать ими как флагом))). 

  • Алексею Михайлову. Оставляю на вашей совести националистические выпады. Глупо вообще делить людей на русских, украинцев, немцев или евреев. Люди делятся только на умных и дураков. А вот дураки уже начинают ориентироваться по жизни, исходя из доступного им по разуму национального принципа. Но не будем больше об этом.
    Теперь что касается ваших выпадов против генетиков, включая покойного Олега Балановского, с которым здесь на сайте многие общались, и которого здесь уважали и любили. Вы тут кругом не правы. Выборка из 15 человек (столько исследовалось потенциальных новгородцев) — довольно большая для полногеномного исследования, которое намного более трудоемкое и дорогое, чем исследование игреков или мито. Но оно и более информативное. В аутосомах сохраняется практически вся информация о прошлом популяции. Тем более, как я уже рассказывал, у генетиков были способы перепроверить достоверность самой выборки на предмет принадлежности ее Великому Новгороду. Так что сомнения в достоверности выборки у вас просто от малых знаний предмета, который вы взялись критиковать.
    Теперь относительно народа меря. Вы пишите: «простейшее умозаключение из статьи, что меря — это этнос, говоривший на языке уральской семьи и по генофонду относящийся к западным финнам — никто ещё не доказал. Вот докажут, то другое дело». 
    Мерянский язык действительно относится  к уральскому языковому семейству. Вот что об этом пишет Вики: «Существует две основные версии относительно места мерянского языка в финно-угорской семье.
    Согласно одной, он был близок к марийскому языку (из-за близости этнонимов мари и меря; её придерживался Макс Фасмер; проводился также анализ мерянской топонимики с опорой на марийские параллели[2]). Известный этнограф финно-угровед С. К. Кузнецов писал, что при передвижении на восток самоназвание меря (мере) переходит в мари, и что при объяснении хорографических названий мерянской земли он прибегает к марийскому языку, поскольку больше ни один из известных языков для этого не пригоден[3].
    Согласно другой версии, мерянский язык стоял ближе к прибалтийско-финским языкам. Сторонником этой гипотезы является Е. А. Хелимский, предложивший свой анализ мерянской топонимии и сделавший вывод, что мерянский язык был ближе к финно-угорским языкам «северо-западной» группы (прибалтийско-финскимсаамским)[4]. По его мнению, наличие марийских параллелей не является критерием принадлежности мерянского языка к марийской группе, поскольку это хорошо объяснимо былой смежностью территорий. Например, в вепсском языке имеются малое число слов, общих для вепсского и марийского, но отсутствующих в прибалтийско-финских и мордовских.
    Существует также особое мнение известного финно-угроведа А. М. Шаронова, что мерянский язык был диалектом эрзянского языка[5]. Однако данное мнение не получило широкой научной поддержки.
    Из-за наличия древних саамской топонимов глубоко, на юг к реке Волге, не отрицается также пограничное саамское/прибалтийско-финское состояние мерянского языка. Из современных живых примеров тому — вепсский язык, находящийся достаточно далеко от актуального, на сегодня, расселения саамов, но отличный рядом признаков характерных для саамского.
    Характерной особенностью мерянского языка некоторые исследователи отмечают образование множественного числа прибавлением к основе согласного -k, что сближает его с венгерским[6], — в отличие от показателя множественности -t во многих других финно-угорских языках».
    Как видим, ученые спорят лишь о месте мерянского языка в финно-угорской (уральской) семье. В том, что он из этой семьи, никто не сомневается, разве что вы.  
    Что касается того, что меряне, якобы, по генофонду относятся к западным финнам, то вы грубо ошиблись — критикуемые вами генетики этого вовсе не утверждали. Они показали другое — наличие в генофондах новгородцев и ярославцев с высочайшими частотами местного полногеномного компонента, который находится даже ближе к восточным (пермским) финнам, чем к западным (прибалтийским) финнам. Одной (но далеко не единственной) версией было предположение, что это генетический след именно мерян. Причем авторы статьи сделали это предположение очень корректно, в виде гипотезы, тут же указав и ее слабые стороны. Вы же, только услышав слово меря, взвились и начали на них нападать.
    Вы не правильно выбрали предмет своей атаки. Ученые-генетики ни в чем не виновны. Они как компьютер — просчитали все математические варианты и выдали очень мягкие и обтекаемые выводы. Виноват во всем я. Это я начал переводить их работу на простой русский язык, понятный даже моим оппонентам. Это я объяснил, что означают результаты данного исследования. Означают они то, что жившие на Севере Русской равнины финноязычные племена (я назвал их срединными финнами за местоположение между прибалтийскими и пермскими собратьями) превратились в славян — новгородцев и ярославцев — без малейших следов массовой миграции сюда неких более южных или западных племен, под коими у нас традиционно понимают славянских колонистов. Идея об исходе всех славян из одной прародины, где бы она не размещалась, на Припяти, Висле или Дунае, рассыпалась в дым от результатов данного исследования. Я вам больше того скажу — чем больше генетики будут полногеномно изучать различные славянские популяции от Балтики до Эгейского моря, тем яснее им будет открываться истина, что эти люди вовсе не пришельцы, а аборигены своих мест. Чьи предки жили там с Бронзового века. Да, они в определенный момент времени перешли на общий язык, который мы ныне называем праславянским или общеславянским. Но произошло это вовсе не потому что их массово потеснили пришельцы. Ибо пришельцев нигде не наблюдается. Нет такого народа, чей генофонд можно представить как исходно славянский. И нет области, где подобный народ мог обитать. Славяне — это прежде всего языковая общность. Но антропологически и генетически они очень-очень разные. Следовательно, одна большая миграция, как способ разнесения славянского языка по планете, отпадает в принципе. Понимаю, что вам сложно усвоить эту идею, но боюсь, что всё равно придется. Научный прогресс не остановить патриотическими выкриками или обвинениями в русофобии и финномании))).

  • Ой, как интересно! Зашел на указанный господином Михайловым сайт якобы мерянских сепаратистов, и прочел там вполне здравую статью про мерянский язык и его положение в финно-угорском семействе. Вот цитата из неё: «Основная «рабочая» точка зрения автора (О.Б.ТКАЧЕНКО) состоит в том, что вместе с признанием его близости прибалтийско-финским и саамским языкам признаются также и его отличия от них, в некоторых чертах сближающие Мерянский Язык с волжскими языками. На этом основании автором постулируется целесообразность выделения особой «среднефинской группы», гипотетически включающей мерянский (мерянские?), муромский и мещерский языки». Клянусь, я ничего об этом не слышал, когда предложил назвать обнаруженный генетиками компонент «срединно-финским»))).

  • И. Коломийцев пишет: «они в определенный момент времени перешли на общий язык«. Это тоже из википедии? Можно вброд речку перейти, но тут… Прежняя, почившая в бозе гипотеза была куда определённее — славянский язык возник в аварских гаремах, причём во всех гаремах один и тот же, как по мановению волшебной палочки. Согласно новой гипотезе, народы просто взяли под козырёк и тут же перешли, причём все от мала до велика, но вот с какого перепугу — посетители этого сайта должны догадаться сами.

  • Игорю Коломийцеву.
    В том то всё и дело, что за славянские антропологические типы нам долгое время пытались выдавать те, что издревле встречаются на Востоке, Юге и в Центре Европы, они возникли здесь задолго до появления славян.
    На сегодня не могу согласиться. Естественно, что антропология славян базируется на основе антропологии прабалто-праславян и праславян. Но, именно первые славяне-корчакцы имели антропологию по-видимому близкую к древлянской. То есть, имели более широкие лица, меньшую черепную коробку, меньший рост и большую коренастность от балтов. Предполагаем влияние скифов во времена Милоградской культуры, кельто-фракийцев во времена Зарубинецкой культуры и праславян-земледельцев с Черняховской культуры. В тоже время праславяне-пеньковцы походят от праславян-киевлян, которые связаны с той же линией происхождения, что и корчакцы, но имеют более сильное иранское влияние. Я предполагаю также германское влияние вандалов.
    К V-VI векам можно утверждать о наличии стабильной славянской антропологии двух типов, которая отличается от аварской, булгарской, германской, балтской и финской по мнению греков и франков.
     
    Если отбросить пустопорожнее бла-бла-бла про славянскую колонизацию, то получится, что восточные славяне складывались на основе двух антропологических комплексов — балтского днепровского и еще более северо-восточного финского.
    Вопрос, был ли балто-днепровский комплекс вообще, если учесть длительное пребывание зарубинецких племён в Верховьях Днепра и ассимиляцию их праславянами – потомками  милоградцев с возникновением позднезарубинских памятников и Киевской культуры?
    Но в целом восточных славян можно считать балтами и финнами, перешедшими на славянский язык.
    И зачем им это? Проблема в том, что археологи видят два потока колонизации славянами:
    с Повисленья – курганы, кривичи и совместное проживание с угрофиннами;
    сопки, балтийские славяне, словене. Вписывается в стремлении влиять на торговлю с арабами и скандинавами. Развитие торгового центра Волен.
    Такое впечатление, что балтов вытеснили с Новгородщины кривичи и допустили заселение этой территории угрофинами.
     
    Ободриты и их соседи были носителями германского антропологического комплекса. Лужицкие сербы и антропологически и по генофонду мало отличимы от скандинавов. Это германцы, перешедшие на славянский язык. 
    Вопрос тот же, зачем? Лужицкие сербы не имеют гаплогруппы І, их и ободритов антропология ближе к германской, чем к балтийской, но есть славянской сходной с чехами и дреговичами по мнению антропологов.
     
    балканские аборигены, перешедшие на славянский язык.
    Сложно отрицать прибытие мощных хорватов и сербов на Балканы. Сложно также отрицать наличие значительного местного населения. Где-то 50 на 50.

  • Владимиру Колганову Вы специально меня провоцируете (?), когда пишите: «Прежняя, почившая в бозе гипотеза была куда определённее — славянский язык возник в аварских гаремах, причём во всех гаремах один и тот же, как по мановению волшебной палочки. Согласно новой гипотезе, народы просто взяли под козырёк и тут же перешли, причём все от мала до велика, но вот с какого перепугу — посетители этого сайта должны догадаться сами». Ведь я обещал модераторам сайта, что больше не буду вести разговор о гаремной версии происхождения славян. Что впрочем, разумеется, не означает, что я от нее отказался. Мне нельзя предметно отвечать на ваш провокационный выпад.
    Но я могу заметить следующее. Одно дело рождение языка (о чем мне запретили здесь говорить) и совсем другое — распространение его на просторах Европы. Огромное количество исследователей еще до меня и моей версии связывало широкое  распространение славянского языка с деятельностью Аварского каганата. Зона влияния данной степной империи почти полностью покрывает карту распространения раннесредневековых славян, особенно, если учесть, что и в центре этого государственного образования, на территории нынешней Венгрии, до прихода угорских кочевников тоже проживали славяноязычные пллемена. 
    Исходя из идеи, что славянский язык распространяла военная администрация Аварского каганата, что он был речью аварских наместников и аварской армии, легко объяснить появления очага славянского языка, к примеру, в Среднем Поднепровье.
    Помните как Сергей Назин рассказывал всем об антских пальчатых фибулах, которые при ближайшем рассмотрении оказались вовсе не славянскими, а восточногерманскими, еще точнее — гепидскими, возникшими уже в аварское время на территории Карпатской котловины. Из сочинения византийского писателя Симоккаты мы знаем, что накануне  окончательного падения Византии (солдатское восстание Фоки) в ходе затяжной аваро-византийской войны каган Баян  «направил сюда Апсиха (аварского полководца) с войском и приказал истребить племя антов, которые были союзниками ромеев (византийцев)». С этого момента времени (602 год) анты исчезают со страниц летописей. А на Среднем Днепре появляется очень интересный центр, где обнаружено множество кладов с пальчатыми фибулами и другими престижными вещами среднедунайского происхождения. Причем стиль, в котором были выполнены эти предметы являл собой сплав степных, византийских и восточногерманских традиций, впитавший также элементы культуры местных восточноевропейских лесных племен. Область распространения этих вещей пришлась на пограничье пеньковской и колочинской культур. Вот карта данных кладов — http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-012.jpg
    Так что славянизацию таких племен как поляне, северяне и иже с ними объяснить, исходя из данного опорного пункта Аварского каганата, очень легко. Гораздо сложнее объяснить, каким образом перешли на славянский язык ильменские словене, которые, как теперь очевидно, генетически являлись срединными финнами, аборигенами здешних мест и ближайшими родственниками таких племен как меря, весь, мурома, мещера. 
    Вот карта распространения пальчатых фибул по Валентину Седову — http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-012.jpg
    Прекрасно просматривается не только аварский опорный пункт на Среднем Днепре и Десне, о котором мы уже говорили, но и подобный же пункт в Прибалтике, в Мазурском поозерье, недалеко от устья Вислы. Об этом центре аварского влияния в Прибалтике много писал калининградский археолог Куликов. В сети есть множество его работ на эту тему, раскрывающих суть непростых отношений аварских подданных и местных балтских племен, одержавших в конце концов победу.  Как видим, из карты Седова, отдельные пальчатые фибулы проникали очень глубоко в лесную зону, их можно найти в верховьях Волги, в Латвии, в Эстонии. Но на озере Ильмень и на Волхове вроде бы ничего подобного не обнаружено. Зато на Оке, в зоне традиционного обитания финоязычных племен, найдено целых три подобных фибулы. Быть может, здесь тоже существовал некий административный центр Аварского каганата? С ним могло быть связано как раз то срединнофиннское племя, что чуть позже породило ярославцев (владимиро-суздальцев) и пришло на Волхов, потеснив здесь прежние балтские и прибалтийско-финские племена и породив ильменских словен. По крайней мере, это одна из версий.
    Возможно, конечно, что славянский язык появился на Ильмень-озере уже как результат деятельности государства Киевская Русь. Несмотря на летописную традицию, которая выводит истоки этой державы с Новгорода (легенда о призвании Рюрика), дело могло быть совсем иначе. Центром нового государства в таком случае могло выступить Среднее Поднепровье, ославяненое аварскими администраторами еще в начале 7 века. 
    Но мне лично больше нравится романтическая версия о нескольких очагах славянского языка на территории будущей Руси (как минимум — Киев и Новгород), тем более, что она как будто подтверждается данными лингвистов об особом месте новгородского диалекта в братской семье славянских языков.
    Что касается самого принципа распространения языка в результате деятельности конкретного государства, то таких примеров гораздо больше, чем примеров масштабной миграции одного народа во все стороны сразу. Латинский язык в Римской империи. Эллинское койне в империи Александра Македонского. Тюркский язык в рамках Тюркского каганата. Арабский в Арабском халифате. Именно так огромное количество народов, весьма различающихся по происхождению, переходит на язык завоевателей. В конце концов — общий язык это очень удобно. Через пару поколений речь, некогда навязанная завоевателями и их ставленниками, начинает восприниматься как родная. 

  • О финнских племенах как потомках знаменитых ариев. Мне представляется, что упорное нежелание многих оппонентов принять результаты последней работы генетиков (Балановские и ко) об аборигенном происхождении новгородцев (ильменских словен) и ярославцев (владимиро-суздальцев) вызвано во многом чисто психологическими причинами. Описывая древние племена Русской равнины, такие как меря, мурома, мещера и прочие, исследователи вынуждены использовать термины «финские» и «финно-угорские». В представлении обывателей, да и очень значительного количества ученых тотчас же  возникают ассоциации с современными финнами, карелами, саамами, а то и хантами с манси. Отсюда стойкое психологическое отторжение — не могли быть наши предки столь северо-восточными племенами, которые представляются большинству темноволосыми и смуглокожими людьми с налетом монголоидности и лапоноидности.
    Предлагаю чуть более внимательно отнестись к аборигенам Севера и Центра Русской равнины, учитывая тот, теперь уже несомненный факт, что нам, русским, эти люди приходятся прямыми предками, и в гораздо более существенной степени, чем думалось ранее.
    Действительно, русская популяция складывалась как за счет множества аборигенных народов (меря, весь, чудь, мещера, мурома и т.д.) так и за счет тех племен, что мы долгое время считали безусловно славянскими. Их, по сути дела всего четыре. Ильменские словене, они же будущие новгородцы — раз. Владимиро-суздальцы, они же жители низовых земель — два. Вятичи и радимичи — три и четыре. При этом вятичи и радимичи всегда были у историков и археологов, что называется, «на подозрении». Хоть летопись и выводила их «от ляхов», но археология показывала их теснейшие связи с миром балтов, в особенности балтов днепровских, а также участие некого финно-угорского населения в их этногенезе. Особенно у вятичей.
    В противовес им ильменские словене и жители владимиро-суздальских земель воспринимались исследователями как «чистейшие славяне», явные мигранты, пришедшие издалека. Теперь же генетики доказали их на 91-90 процентов местное аборигенное, срединно-финнское происхождение, и тем самым фактически выбили последний костыль, кое-как державший на ногах колченогую концепцию славянской миграции на Русскую равнину.
    Если ильменские словене и владимиро-суздальцы по генофонду это местные финские племена, а радимичи и вятичи — это потомки днепровских лесных балтов, последние с примесью финнов, то получается, что ничего славянского у нас, русских нет. Как же так?! Караул, ограбили! Отсюда крики про финноманию и русофобию. Отсюда обвинения ученых и популяризаторов науки в предвзятости.
    В утешение оскорбленным в своих лучших чувствах патриотам хочу сказать, что не только русские — не славяне в том понимании этого слова, которое сидит у многих в головах — то есть не потомки неких легендарных мигрантов из единого центра. Точно такие же не славяне в этом плане и все прочие: белорусы преимущественно потомки днепровских балтов, украинцы и поляки сложились из смеси балтов и остатков восточных германцев (готов, гепидов, вандалов). Ободриты, руяне и лужицкие сорбы — потомки германских и скандинавских племен. Болгары, сербы, хорваты, черногорцы, македонцы — потомки аборигенов Балканского полуострова с небольшими добавками восточногерманских племен, оказавшихся здесь в ходе Великого переселения народов. 
    Вернемся теперь к так называемым «финнам» Русской равнины и покажем, что быть их потомками не стыдно. Во-первых, начнем с того, что эти люди выглядели совсем не так, как мы их порой представляем. Они в массе своей были высокорослы, голубоглазы и светловолосы. Возьмите, к примеру, эстонцев. Одни из самых высоких европейцев. Но по языку и генам — типичные прибалтийские финны. Да, в этой зоне с древности попадались племена с монголоидными чертами, но такого рода черепа находили даже у днепро-донецких племен с днепровских порогов. Это было отдельное проникновение сибирско-уральских элементов в данную зону, которое не привело к смене здешнего генофонда.
    Давайте глянем как выглядят здешние племена в разрезе полногеномных компонентов — http://www.balto-slavica.org/forum/index.php?showtopic=82&page=5
    Обратите внимание — сибирский компонент, явно связанный с монголоидностью в антропологии, присутствует в значительных количествах только у урало-сибирских племен. У хантов он встречается с частотой 61%, у манси частота падает уже до 34%, как и у удмуртов, у саамов этого компонента уже 24%, у коми — 19%, у вепсов — 12%, у мордвы — 11%, у финнов — 8%, у карелов еще меньше — 6%, столько же у центральных русских, которые, как теперь выясняется, складывались на местной финской основе. И совсем мало этого компонента у балтов и прибалтийских финнов: эстонцы — 5%, литовцы — 1%, латыши — ноль.
    Заметьте, игрек-линия N присутствует среди мужских гаплогрупп прибалтов (литовцы, латыши, эстонцы) с довольно высокими частотами, достигая трети всего мужского генофонда, а вот полногеномная компонента здесь едва просматривается. Как не просматривается в их антропологии и монголоидное начало. Объяснение тому простое — уральско-сибирские мужчины продвигались в регион с Востока. Продвигались без женщин, беря в жены местных невест. Их потомки становились с каждым поколением всё более европеоидны. До Прибалтики докатилась волна уже практически утративших сибирские черты завоевателей, хоть частично и сохранивших уральские игреки. Тем не менее, финнский язык навязать большинству аборигенов региона эти мигранты сумели.
    Рискну предположить, что срединные финны, предки новгородцев и ярославцев, несмотря на наличие в их генофонде до 20% игрек-линии N, также обладали не слишком большим количеством сибирской полногеномной компоненты. Среднее между показателями эстонцев, карелов и мордвы дает цифру в 7-8%. Это лишь немногим выше, чем ныне имеется у центральных русских —6%. Словом, срединные финны (меря, весь, мурома, мещера) в антропологическом плане не слишком отличались от нынешних жителей Ярославля или Иваново. 
    Но если сибирской компоненты у срединных финнов Русской равнины было мало, то что же было основой их генофонда. И тут мы подбираемся к самому интересному (продолжение следует).

  • И. Коломийцев пишет: «Исходя из идеи, что славянский язык распространяла военная администрация Аварского каганата«… «Именно так огромное количество народов, весьма различающихся по происхождению, переходит на язык завоевателей«.
    Итак, славянский — это язык завоевателей, т.е. аваров. Тогда авары — это славяне. Не вижу препятствий, как говаривал один киноперсонаж.))

  • (продолжение) О финнах Русской равнины как потомках знаменитых ариев. Посмотрим, какие еще компоненты и в каком количестве присутствуют у народов Русской равнины — http://www.balto-slavica.org/forum/index.php?showtopic=82&page=5. На первый взгляд — никаких неожиданностей. Доминирует компонент западных степных пастухов, здесь он подается как «ямный». Но мы-то понимаем, что скорее всего этот компонент попал на Русскую равнину вместе со шнуровыми племенами. Его у всех здешних аборигенов очень много. Даже у хантов его 30%, у манси уже 50%, у всех прочих племен выше половины. У коми- 57, у вепсов — 54, у мордвы — 61, у финнов Финляндии — 57, у центральных русских — 62, у карелов — 55%, у эстонцев — 56, литовцев — 67 и латышей — 57%.   И тут возникает очень простой вопрос — а кто именно принес компонент западных степных пастухов здешним племенам? Ну, допустим, с обитателями Прибалтики и жителями Скандинавии (финнами и карелами) всё более менее понятно — имелись шнуровики, занявшие Прибалтику и Скандинавию. Смотрим на карту распространения шнуровых культур — https://cs11.pikabu.ru/post_img/big/2018/04/30/7/1525088707146724695.png Но откуда так много пастушьего (ямного) компонента у таких народов как ханты, манси, удмурты или мордва? Если кто и проникал в Поволжье из шнуровиков, так это фатьяновцы, которых сейчас, после находок в их генофонде игрек-линии R1a-Z93, резонно считают предками знаменитых ариев. Предполагают, что они с Поволжья ушли на Южный Урал, где основали синташтинскую культуру, создателей первых колесниц, а уже позже хлынули в Индию и Иран. Долгое время фатьяновцев держали за предков балтов или славян, но ни у тех, ни у других, ни у финноязычных народов Русской равнины фатьяновско-арийский субклад не был обнаружен. Так может тогда не шнуровики (фатьяновцы) принесли сюда пастуший компонент, а какие-нибудь катакомбники, которых считают прямыми потомками ямников? Смотрим карту — https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1926164/pub_5e81e6bb76040914a467b6eb_5e81f0a97efe4909b783dda8/scale_2400 Действительно, ряд народов Поволжья и Урала отличается повышенными частотами линии R1b, преобладавшей у ямников. Доминирует она у башкиров, у удмуртов ее больше, чем братской R1а, много ее у хантов и т.д. Так что вполне возможно, что часть пастушеского компонента действительно попала к народам региона от ямных племен и их потомков.  Нельзя ли каким-то образом отделить вклад ямников от вклада шнуровиков? Мне представляется, что такая возможность имеется. Ямники были носителями пастушеского компонента почти в чистом виде — до 90% генофонда. Шнуровики имели его меньше — до 75% в среднем, но у них был выше вклад европейских неолитчиков типа линейно-ленточников или трипольцев. Посмотрим, как обстоит дело с неолитическим участием в генофондах здешних народов.  Неолитический вклад, превышающий допустимые для ямников величины, отсутствует  у удмуртов, хантов и почти отсутствует у манси. У остальных народов он имеется. Даже у столь северных жителей как коми его 8%. У вепсов его 14%, у мордвы — 16%, у карелов 14, у эстонцев -16, на схожем уровне он у литовцев и латышей. У центральных русских его не намного больше, чем у мордвы — 19%. Это означает, что все указанные народы получили пастушеский компонент по всей видимости от племен шнуровой керамики. Заметьте, даже коми и мордва (!!!).  Но никто из шнуровых племен так далеко и глубоко не проникал в эти края, кроме фатьяновцев. Они единственные, кто мог передать пастуший компонент народам Русской равнины. Но при этом не передали свои игрек-хромосомы. Как же это могло произойти? Оказывается, могло. Археологи давно отмечали непростые отношения пришедших на Оку и Волгу фатьяновцев с местными племенами волосовской культуры. Вот как об этом пишет Вики: «Проникновение фатьяновцев на территорию, занятую волосовскими племенами, тоже не всегда проходило мирно. Так, в могильнике Николо-Перевоз-I на реке Дубне найдено коллективное погребение фатьяновских воинов из 9 человек, убитых волосовскими стрелами — между позвоночными и рёберными костями некоторых погребённых обнаружены кремнёвые наконечники стрел, в других могилах причиной смерти воинов были проломы черепа боевыми топорами[33]… Выявленные факты разграбления и разрушения могил фатьяновцев на поздней стадии существования фатьяновской культуры (Волосово-Даниловский, Горицкий, Фатьяновский, Мытищинский и другие могильники) подтверждают гипотезу о столкновениях фатьяновцев с племенами новых пришельцев[34]. Если волосовские племена действительно не являлись угро-финнами, как считал Крайнов, то ассимилировали фатьяновцев не волосовцы, а население каких-то иноязычных культур, появление которых отмечается археологически (культура «текстильной» керамики и абашевская культура). Следы фатьяновцев прослеживаются и в более поздних культурах эпохи развитой бронзы и раннего железа. Неоспоримо, что фатьяновская культура стала одним из самых важных компонентов последующих культур лесной полосы Восточной Европы[39] Между тем, сменившая фатьяновцев культура сетчатой керамики идеально соответствует миру финнских племен, распространившемуся до Прибалтики и Финляндии включительно. Смотрим карту —  https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/f/f3/%D0%A0%D0%B0%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%B5%D1%82%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0.png/1920px-%D0%A0%D0%B0%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%B5%D1%82%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0.png  Никто из археологов не сомневается в том, что носителями сетчатой керамики были финские племена. Но раз так, то они однозначно впитали в себя некую часть остаточных фатьяновцев, Часть, не ушедшую на Южный Урал. Правда, взяли себе преимущественно их женщин, потому и фатьяновско-арийские игреки в регионе не проявляются. Есть еще два компонента, которые со значимыми величинами проявляются у всех народов региона. Это компонент западноевропейских охотников-собирателей и восточноевропейских охотников-собирателей. Их можно считать наследием палеоевропейских племен Севера Русской равнины. Возможно, эти компоненты преобладали у населения волосовской культуры, земли которой заняли фатьяновцы. Где проходила граница между западно- и восточноевропейскими охотниками, сказать сложно. Известно, что в Прибалтике доминировали первые, а на Волге и в Карелии — вторые. На Днепре было смешение с преобладанием всё же восточноевропейских охотников. В Скандинавии наблюдалось примерное равенство обоих компонентов. Вот как распределились эти компоненты в генофонде здешних народов (первым называю частоты восточноевропейского охотничьего компонента, вторым — западноевропейского). Ханты — 2+7. Манси — 14+0. саамы шведские — 14+11. Коми — 16+0. Вепсы — 0+20. мордва — 4+7. Центральные русские — 3+10. Финны — 11+7. Карелы — 24+2. Эстонцы 0+23, литовцы — 1+12. Латыши — 6+23. Как видим, все народы региона в той или иной степени сохранили палеоевропейское наследие. У центральных русских оно чуть больше, чем у мордвы (13% против 11%). Но меньше, чем у коми, вепсов или карелов. Очевидно, что с точки зрения генетики центральные русские складывались где-то между мордвой и вепсами, что примерно соответствует местоположению срединно-финских племен: мери, мещеры, муромы и т.д. Вообщем, финские племена Русской равнины оказались не столь просты. Сначала здесь проживали палеоевропейские охотничьи племена, типа волосовцев. Смотрим карту распространения данной культуры — https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/9/95/Volosovo.png Затем предположительно с запада Украины сюда пришли фатьяновцы, будущие знаменитые арии. Они частично вытеснили охотников, частично включили их в свои ряды. Позже передовая часть фатьяновцев ушла на Южный Урал, а их остатки, преимущественно по женской линии поглощают местные охотники, заручившиеся поддержкой мигрантов-мужчин из-за Урала. Именно так складываются те финские племена, что вместе с соседями балтами станут основой русского народа.  В какой-то степени русских можно считать близкими родственниками ариев. Правда, это родство передавалось по женским линиям.

  • О бедных кривичах хочу замолвить слово. Прошу простить меня великодушно, упоминая все славянские племена, которые могли оказать влияние на этногенез русского народа я простодушно забыл упомянуть кривичей. Даже радимичей упоминал, хоть они к русским имеют очень касательное отношение. А вот кривичи из головы вылетели. Должно быть потому, что для меня они давно уже балтское, а не славянское племя. Тем не менее, кривичей никак нельзя сбрасывать со счетов, ибо они породили и псковичей и смолян и вообще довольно значительную часть русских западных областей, пограничных Белоруссии и Украине. 
    С кривичами у отечественных археологов с самого начала всё было шатко. С одной стороны, они не могли не видеть связей таких культур как псковских длинных курганов с миром балтов, подчас даже западных балтов, подчас  днепровских. С другой — им очень хотелось показать ту самую славянскую миграцию на Русскую равнину, которая ныне все более очевидно становится фикцией. Вот они и начали откровенно выкручиваться. Посмотрите, как к примеру это делает Валентин Седов: «Работами А.Г. Митрофанова и других исследователей установлено, что многие городища штрихованной керамики в западной части территории их распространения прекращают свое существование (гибнут в результате пожаров) именно в IV в. н.э. [46] Вместе с тем в III-IV вв. н.э. поселения штрихованной керамики появляются узкой полосой от верховьев р. Ловатн до верховьев Западной Двины, т.е. там, где до этого времени жило только финское население. Я.В. Станкевич подчеркивает характерное для поселений III-IV вв. н.э. сочетание восточнобалтийских черт со славянскими и в инвентаре, и в керамике [47]. К V в. н.э. эта область становится славянской. Появление в Верхнем Подвинье культуры штрихованной керамики в сочетании со славянскими элементами можно объяснить только тем, что кривичи, продвигаясь из Верхнего Принеманья в верховья Западной Двины через земли восточнобалтийских племен, увлекли своим движением часть местного балтийского населения. Во всяком случае, трудно найти другое объяснение появлению группы поселений штрихованной керамики в южной части Верхнего Подвинья – вдали от основной территории их распространения».
    То есть, обнаружено продвижение населения с территории штрихованной керамики, которую исследователи резонно относят к днепровским балтам в сторону Псковщины, но это должно, якобы, означать, что некие невидимые славяне увлекли в свои миграции и значительную часть балтов. Признаться, что мы имеем дело с простой миграцией самих балтов Седов никак не смог. Впрочем, по вопросу этнической принадлежности культуры псковских длинных курганов, а именно это население стало псковскими кривичами, в отечественной науке всегда были разные мнения. Цитирую по Вике: «В 1970—1990-х годах формируются две основные точки зрения на этническую принадлежность этой культуры. По первой — это памятники славянского или славяно-балтского (И. И. Ляпушкин, В. В. СедовЕ. Н. Носов), а по второй — дославянского «чудского» (С. Лаул, Г. С. Лебедев) населения.
    В 1974 году В. В. Седов издал монографию, посвящённую длинным курганам. По его мнению культура сформировалась в результате миграционных потоков славянского и балтского населения, в основном, из бассейна Вислы и разделяется на два вида: псковские длинные курганы и смоленско-полоцкие длинные курганы. Носители культуры псковских длинных курганов являлись представителями разнообразного в этническом отношении населения, включавшего в себя как местный финский элемент, так и доминирующий аллохтонный славянский компонент[4].
    Особую версию происхождения курганов сформулировала М. Аун. По её мнению, курганный обряд развивался в Восточной Эстонии от погребальных площадок с большим числом захоронений до насыпей с одиночными погребениями на вершине[5][6].
    Е. Р. Михайлова склоняется к мнению о принадлежности культуры длинных курганов к дославянскому населению Северо-запада. Эта культура появляется в конце V — середине VI века под влиянием принесённого извне обряда погребения в курганах, какое-то время процветает и полностью исчезает в X — начале XI века, растворившись в складывающейся древнерусской культуре[7].
    В настоящий момент, вопрос об этнокультурной принадлежности данных раннесредневековых погребальных древностей далёк от своего решения[8].
    Топонимист В. Л. Васильев отмечает, что территория культуры отчасти совпадает с ареалом разновременной балтийской гидронимии[9].» Как видим, относительно кривичей даже у любящих сказки о славянских миграциях отечественных историков был очевидный разнобой мнений.
     Ныне за дело взялись генетики. И вот что они обнаружили (цитирую по Вике): «У представителя культуры псковских длинных курганов из кургана с трупосожжением в возможном кривичском захоронении могильника «Девичьи горы» у озера Сенница (Псковская область), жившего 1200±100 лет назад (VIII—X века), была определена Y-хромосомная гаплогруппа N1c и митохондриальная гаплогруппа H2[21]. Сопоставление серии черепов из могильника Болшево-1 (первая половина XII века) с краниологическими славянскими сериями показало её близость к сербской и западнославянским сериям. Принадлежность образцов №5666 и №5672 к Y-хромосомным гаплогруппам E1b1b и J2a1 позволило высказать предположение об участии дунайского компонента в этногенезе этой группы племени кривичей. Предки индивидуума №5666 по мужской линии вышли с берегов Дуная в VIII веке — начале IX века. Достаточно редкая митохондриальная гаплогруппа H1e1b, выявленная у образца № 5666, и её распределение у современных носителей в основном у населения южного побережья Балтийского моря говорит о западнобалтийском компоненте в формировании кривичей».
    Не принимайте близко к сердцу сказки про схожесть черепов или выход кривичей с Дуная. Это все типичные попытки ученых хоть как-то сохранить лицо. На самом деле, линии, обнаруженные у кривичей не так редки в регионе. Например, гаплогрупа Е обнаружена у представителя соседнего народа водь. Она же часта и у поволжских финнов. Главный же результат тестирования кривичей заключается в том, что типично славянских игрек-линий у них не обнаружено, а вот игреки и мито, характерные для балтов и финнов, наоборот, найдены. Заметьте, речь идет еще об одном якобы славянском народе, мигрировавшем в зону, где до того проживало исключительно балто-финское население. Какая досада, но этот народ тоже генетически к пришлым славянам никакого отношения не имел. Еще один гвоздь в гроб миграционной версии прихода славян на Русь.

  • Игорю Коломийцеву. Если ваши рассуждения о многочисленных ордах балтов в болотах и лесах с характерной антропологией (которую никто не обнаружил в раннем средневековье) и культурам северо-западнее праславянских ограничить понятием «праславяне», с языком близким к балтийским и специфичными культурами, то кто принимал участие в создании этноса славян на праславянском базисе — в какой-то мере и авары. Но все историки средневековья прекрасно различают славян от угрофинов и авар.Всё же демографический рост населения славян я связываю не с сексуальными подвигами авар, а с чернозёмами Житомирщины, Ривненщины, Винничины, Волыни. 

  • Игорю Клименко. Видите ли, Игорь, всё дело в том, что наиболее авторитетные антропологи видели на территории Русской равнины два основных антропологических типа — финский и балтский. Вот как об этом пишет Татьяна Алексеева: «Комплекс с ослаблением европеоидных черт распространен среди финно-угорских групп Восточной Европы — летописных мери, муромы, мещеры, чуди, веси, известных по могильникам северо-западной части Восточной Европы, Волго-Окского междуречья и Поволжья. Это население, подвергшееся славянской колонизации, передало свои антропологические черты  словенам новгородским, вятичам и кривичам, впоследствии ставшим основой русских. Антропологический комплекс с резко выраженными европеоидными чертами распространен среди средневекового летто-литовского населения, особенно среди латгалов, аукштайтов и ятвягов. У восточных славян этот комплекс проявляется среди волынян, полоцких кривичей, древлян, положивших начало белорусскому и частично украинскому народу». Проще говоря, у части кривичей, ильменских словен и вятичей просматривался с теми или иными вариантами финский антропологический тип. У  волынян, дреговичей и части кривичей — балтский. При этом ни тот ни другой тип не годился в качестве общеславянского. Скажем, даже поляне, строители Киева — столицы Руси, были страшно далеки по антропологии от балтов, походили скорее на неких остаточных черняховцев (готов). Еще меньше походили на днепровских балтов в этом плане жители Прикарпатья. И уж совсем не походили еще более отдаленные племена — ободриты, руяне, велеты, носители германского антропологического типа, жители Паннонии или Балканского полуострова, чехи и все прочие. Вы верите в плодовитость украинских «черноземов Житомирщины, Ривненщины, Винничины, Волыни». Но поверьте, никакой отдельной области не под силу произвести столько людей, чтобы заполонить ими всю Европу от Балтики до Эгейского моря и от Германии до Волги. Антропология не показывает смены населения в тот период времени, который ученые иногда называют славянской колонизацией. Напротив, антропология показывает, что все в основном оставались на своих местах — потомки финского населения жили на Русской равнине, потомки балтов — в Белоруссии и на Западе России, где вся тысячелетняя топонимика балтская. Может они частично проникли на север Украины, в ту же Волынь, но даже всю Украину занять они не сумели. Поляки похожи на смесь восточных германцев и западных балтов типа ятвягов и пруссов. Балтийские славяне — ободриты, велеты, руяне- явные потомки германских племен данного региона. Чехи — потомки кельтского центральноевропейского населения. И так далее. Никто не размножился так, чтобы вытеснить всех остальных.  При этом балты и их потомки оставались, наряду с финнами, одними из самых отсталых обитателей Европы. Они и по уровню ремесла и по развитию хозяйства и по своей культуре явно уступали потомкам германцев, византийцев или пришлым кочевникам. Не было у них ничего привлекательного, чтобы заставило соседей подражать этим людям, а тем более переходить на их язык. Теперь о том, что вы пишите: «все историки средневековья прекрасно различают славян от угрофинов и авар». Да нет, это не так. Стремление найти славян повсюду, приписать им любые достижения приводило к тому, что славянскими признавали, например, культуру новгородских сопок. Между тем, как сейчас выяснили генетики, она принадлежала явно финскому племени, которое хотя и называлось летописцем ильменскими словенами, но было аборигенами здешних мест, чьи предки тысячи лет жили между водью и коми-пермяками. А ведь новгородских словен отечественные историки откуда только не выводили! Рыбаков с Дуная, Третьяков — с верхнего Поднепровья, Артамонов из Среднеднепровской лесостепи, Седов, Вилинбахов, Лебедев, Молчанова и другие пытались вывести этих людей с Запада, от балтских славян типа ободритов или руян. А они оказались местными финнами. Так что, увы, не различают историки славян и финнов.  Еще меньше они различают аваров (и их ставленников) и славян. Целый художественный стиль, который археологи называли Мартыновским, долгое время приписывали славянам, тем же антам. Помните споры про пальчатые фибулы? А еще были фигурки зверей из Велестино. И пляшущие человечки из Мартыновского клада на Украине — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%8B%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4 Все это приписывали местным племенам, а оказалось, что этот художественный стиль возник у некой части населения Аварского каганата и маркировал тех наместников, которых авары отправляли управлять подчиненными племенами. Та что, увы, и тут вы не правы. 

    • Игорю Коломийцеву. Я знаком с работами Татьяны Ивановны и что она «видела» на Северо-Востоке Восточно-Европейской равнины где-то с VIII века н.э.  Даже элементы негроидности у вятичей определила. Но вот антропология милоградцев-праславян никому не известна. И есть основания утверждать, что она немного отличается от балтов штрихованной керамики. Археология видит некоторую наследственность милоградцев в Киевской культуре и соответственно наследственность киевлян в Пеньковской культуре, что предполагает родственность данных племён. Но греки в антах и склавинах не видят долговязых балтов с крупным черепами. Франки отличают сербов, балтийских славян от саксов, эстов и скандинавов. То есть ваше утверждение о германской антропологии балтийских славян не соответствует действительности. Т.Алексеева как раз пишет про степень выраженности европейских черт. У Седова более глубокая градация антропологии славян.Вы верите в плодовитость украинских «черноземов Житомирщины, Ривненщины, Винничины, Волыни». Но поверьте, никакой отдельной области не под силу произвести столько людей, чтобы заполонить ими всю Европу от Балтики до Эгейского моря и от Германии до Волги. Маленькая Кубань всё РФ кормит, а мы говори про треть территории Украины. Может, как в Афгане по 15 детей рожали женщины и большиство детей выживало при хорошем питании и в тёплых полуземлянках с каменными печурками.даже поляне, строители Киева — столицы Руси, были страшно далеки по антропологии от балтов, походили скорее на неких остаточных черняховцев (готов). С чего вы взяли, что черняховцы исключительно готы? Могильники показывают традиции захоронений 3 ингумации и 5 кремации. Можно предполагать наличие 8 этносов, часть из которых бежала за готами, часть была истреблена гуннами и часть ассимилирована праславянами и приняла участие в создании славянского этноса.По происхождению полян нет общего мнения. Я считаю, что в их антропологии приняло активное участие зарубинецкое население Верхнего Приднепровья. А черняховское население однозначно повлияло на антропологию антов и склавинов в сторону грацильности.Чехи — потомки кельтского центральноевропейского населения. Вообще ничего кельтского нет. Типичные крупные и коренастые западные славяне с некоторым германским влиянием. Потомки кельтов в Украине где-то на 15% — этнос бойки. Стремление найти славян повсюду, приписать им любые достижения приводило к тому, что славянскими признавали, например, культуру новгородских сопок. Между тем, как сейчас выяснили генетики, она принадлежала явно финскому племениГлавный маркер культуры сопок — это земледелие. Пришли славяне со своими традициями, культурою и создали материальную базу для демографического роста. Всем ясно, что происходило смешение славян с угрофинами, но приоритетным оставался язык славян. То есть то, что культурно ильменские и новгородские словене являются славяне — без сомнения. Но имеем поглощение славянской генетики угрофинами. По-моему, массово этот процесс произошел при Иване Грозном.

      • Маленькая Кубань всё РФ кормит

        Благодаря технике и химии, исключительно. Традиционное хозяйство и природные свойства черноземов тут ни при чем. И в США несколько % сельхознаселения кормит страну. На 100 лет назад такое положение дел непереносимо.


        Может, как в Афгане по 15 детей рожали женщины и большиство детей выживало при хорошем питании и в тёплых полуземлянках с каменными печурками

        8 из 15 это большинство, да

        • Откуда химия в ранние средние века? Как Вам урожайность в Полесье Житомирщины при Союзе 9 ц. з га пшеницы и 12 ц. з га жита?Даже европейские неолитчики доходили до р.Горыни по чернозёмам.Опять же готы частично пошли в Центральную Европу, частично на юг Украины. И всё же имеем городища черняховцев в районе Бердичева с остатками керамики с греческих амфор, там где чернозёмы и р.Гнилопять и естественно предположить торговлю зерном с греками по речному маршруту.
          «В начале 20 века в зарубежные страны через порт Новороссийска экспортировалось более 50 миллионов пудов хлеба.По производству озимой пшеницы Кубань не знала конкурентов во всей России. Сельскохозяйственники помимо выращивания зерна стали осваивать технику выращивания кормовой свеклы, а затем и сахарной. Выгодным стало выращивание табака и подсолнечника».
          В Афганистане нет ни чернозёмов, ни воды, ни топлива. Поэтому выживает в среднем 8 из 15 детей. При дефиците женщин и соответственно ограниченности количества семей необходимостью выплаты калыма, население Афганистана стабильно растёт.На чернозёмах Правобережной и Западной Украины после зачистки данной территории гуннами, корчакцы до общего похолодания получили «тыхе життя» с обильным разносторонним питанием. Идеальные условия для создания семей и размножения. 

  • Опять какие-то выдумки про финно-угорских словен. :) Их  энциклопедии: » КУЛЬТУРА НОВГОРОДСКИХ СОПОК     «Археологическая культура, имевшая славянскую принадлежность, распространенная в основном на территории бассейна оз. Ильмень в VII-VIII вв. Наиболее поздние захоронения в сопках датируются IX в. Отдельные немногочисленные сопкообразные насыпи встречаются также в верховьях Луги и Плюссы, в среднем течении Мологи, т.е. районах, непосредственно примыкающих к Ильменскому бассейну. Вне этой территории насыпи известны в бассейнах Западной Двины, Великой и нижней Мологи. Во второй четверти XIX века раскопки сопок начал один из первых археологов-славистов З. Ходаковский. В 70-е и 90-е годы XIX века исследованием этих памятников занимались Л.К. Ивановский, Н.Г. Богословский, Н.Е. Бранденбург, В.А. Прохоров, В.С. Передольский, П.А. Путятин. Однако, за исключением исследований Н.Е. Бранденбурга, эти работы велись несовершенными методами и были недостаточно задокументированы. Первые работы, посвященные более подробной интерпретации памятников, опубликованы А.А. Спицыным в конце XIX века. В начале XX века раскопками сопок занимались Н.К. Рерих, В.Н. Глазов, К.Д. Трофимов и П.Г. Любомиров. В 1930-е годы проводились работы под руководством В.И. Равдоникаса. В 1941 году важным этапом в исследовании новгородских сопок становится публикация работы Н.Н. Чернягина, который окончательно определяет эти памятники, как оставленные племенем новгородских словен. В разные годы изучением культуры занимались С.Н. Орлов, Н.Н. Гурина, А.В. Куза, В.В. Седов, Г.С. Лебедев, С.В. Белецкий, В.П. Петренко, А.Н. Кирпичников и др. Погребения Основным определяющим признаком культуры являются сопки ‒ это высокие крутобокие погребальные насыпи с уплощенной или горизонтальной вершиной. Эта внешняя характеристика отличает их от всех остальных известных курганов своего времени. Располагались сопки, как правило, цепочкой вдоль берега реки или озера. Иногда они группируются с небольшими круглыми курганами, расположенными вокруг сопки или в одном из концов могильника. Размеры сопок варьируют от небольших насыпей 2-2,5 м высотой и диаметром 12-14 м, до грандиозных, достигающих в высоту более 10 м при диаметре около 40 м. Большинство всё же имеет высоту до 5 м. В основании сопки складывалось кольцо из валунов. По всей видимости, оно имело ритуальный смысл, а также укрепляло основание насыпи. Встречаются в сопках и другие более сложные сооружения из камней. Погребальный обряд ‒ трупосожжение на стороне. Захоронения, как правило, коллективные, более 10-ти в одном кургане. Они совершались ярусами, условно определяемыми как верхний, средний и нижний. Большая часть захоронений совершалась в верхней части насыпи. Как правило, для сопок характерны безурновые погребения, совершенные в неглубоких ямках. В виде исключения встречаются глиняные и берестяные сосуды для праха. Большинство захоронений в сопках безынвентарные. В единичных случаях встречаются находки оплавленных стеклянных бус, железных ножей, пряжек; еще реже ‒ находки оружия и конского снаряжения. Во многих сопках найдены кальцинированные или же несожженные кости жертвенных животных, преимущественно лошадей. Поселения Основные поселения культуры сопок ‒ небольшие селища, расположенные вдоль рек с широкими долинами и пологими береговыми террасами. Полностью исследованы селища IX в. в Поволховье ‒ Золотое Колено и Новые Дубовики. Также с культурой сопок связывают городища Старая Ладога (с середины VIII в.) и Рюриково Городище (с середины IX в.). Чаще всего на поселениях встречаются остатки наземных срубных жилищ с печами-каменками в углу. (ПРИМЕЧ: УЖЕ одно это определяет славян из Пражской культуры). Хозяйство Основу хозяйства культуры сопок составляло подсечно-огневое и пашенное земледелие, а также придомное скотоводство. Керамика Для культуры сопок характерна лепная керамика. Среди неё можно выделить три группы: приземистые слабопрофилированные сосуды; широкогорлые сосуды с ребристым плечиком; горшкообразные профилированные сосуды. В первом случае форма сосудов близка финской керамике; во втором ‒ славянской посуде междуречья Вислы и Эльбы; в третьем ‒ керамике пражской культуры. Происхождение и проблема этногенеза В процессе расселения на территории бассейна оз. Ильмень, славяне вступали в активное взаимодействие с местным населением, потомками археологических культур железного века. Таким образом, сопки можно считать памятниками смешанного славяно-финского населения. В X в. на смену сопкам приходят круглые курганы с трупосожжением. Исследователи соотносят ареал культуры с летописным племенем новгородских словен. Впоследствии культура сопок легла в основу формирования древнерусской культуры. Существует две точки зрения относительно пути проникновения славян на Северо-Запад. Согласно одной из них, славяне постепенно пришли с юга, из Поднепровья (П.И. Шафарик, Н.П. Барсов, А.А. Шахмато, А.А. Спицын, Ю.В. Готье и др). Согласно другой, они шли с запада, из районов нижней Вислы и Одера (т.е. Поморья) (Н.М. Путровский, Д.К. Зеленин, М.Х. Алешковский, Л.Е. Красноречьев. В.В. Седов).» https://w.histrf.ru/articles/article/show/kultura_novgorodskikh_sopok

  • Игорь Коломийцев
    Между тем, как сейчас выяснили генетики, она принадлежала явно финскому племени, которое хотя и называлось летописцем ильменскими словенами, но было аборигенами здешних мест, чьи предки тысячи лет жили между водью и коми-пермяками.
    Поправка: не генетики, а Игороь Коломийцев.
    Авторы работы обнаружили своеобразие генофонда новгородцев — у них доминирует некая предковая компонента. Авторы решили, что эта предковая компонента отражает генетический компонент древнеславянской Новгородчины. Вы же почему-то решили, что эта предковая компонента отражает древний дославянский «средне-финский» генетический компонент. Тем самым Вы без всяких на то оснований приравняли славян Новгородчины к финнам. При этом Вы странным образом не замечаете, что у самих финнов этого «средне-финского» компонента почти нет (20% у финно-пермской группы, 5% у финно-волжской группы). То есть, славяне оказались настолько финнами, что сохранили в 10 раз больше финского компонента, чем сами финны.
     
    Как Вы объясняете то, что древние новгродцы говорили и писали на славянском языке? (Кто конкретно и когда принёс туда славянский язык?)
     
    Какой компонент составляет 80% у пермских финнов и 95% у волжских финнов? Я имею ввиду ту часть, которая явно не Ваша «средне-финская».

  • Шамилю Галееву. Вы мне приписываете чужую славу. Пишите о идее родства ильменских словен с финоязычными племенами, что выдвинули ее «не генетики, а Игорь Коломийцев. Авторы работы обнаружили своеобразие генофонда новгородцев — у них доминирует некая предковая компонента. Авторы решили, что эта предковая компонента отражает генетический компонент древнеславянской Новгородчины. Вы же почему-то решили, что эта предковая компонента отражает древний дославянский «средне-финский» генетический компонент». 
    Но давайте еще раз вчитаемся в статью Надежды Маркиной: «этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)». Замечу, что обсуждаемый пласт составляет практически весь генофонд новгородцев (ильменских словен) — 91%. Приписать его кому-то еще, кроме местных финнов, при всем желании не получается. Во-первых, потому что у новгородцев довольно внушителен вклад игрек-линии N1a1a — до 20%, причем это даже не балтский, а отдельный субклад, который явно указывает на некое аборигенное финоязычное население. Замечу, что это довольно высокие показатели, примерно равные тому, что мы имеем у коми — 22,3% или мордвы — 16,9%. 
    Во-вторых, этот же самый компонент, со столь же высокими частотами (до 90%), встречается у населения бывшего Владимиро-Суздальского княжества (Ярославль, Ростов Великий, Суздаль, Иваново, Кострома и т.д). Причем в данном случае мы даже догадываемся, какой финно-угорский народ его там оставил — меря. «Повесть временных лет» сообщает «И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик». Ростов — это единственный на то время город в будущих Владимиро-Суздальских землян, и сидели в нем, по летописи, именно меряне. Получается, что в генофонде ильменских словен с частотой 91% доминировал конкретно мерянский полногеномный (аутосомный) компонент.
    В третьих, этот же самый компонент, вероятнее всего, присутствовал у всего населения севера Русской равнины в широкой полосе от Эстонии до Перми. Поскольку мы его находим не только у новгородцев, но и у народа води, жившего на берегу Финского залива. Это на Западе. А на востоке мы его находим с несколько меньшей частотой у 80% коми-пермяков. Это крайние окраины распространения данного компонента, эпицентр которого приходится на все ту же Новгородскую и Владимиро-Суздальскую земли. Именно тут проживал тот древний народ, что подарил свой генофонд русским данных областей, а частично — води и пермякам. Эти земли полны финской топонимики, отсюда у нас нет других вариантов, кроме признания этого древнего народа (или народов) финнами и ближайшими родственниками мерян, если не самими мерянами.
    Четвертое. Судя по разнице карт при к8 и к14 этот полногеномный компонент (условно назовем его мерянским) был в близкородственных отношениях с более юго-восточными компонентами, входил (при к8) в состав весьма внушительного компонента, составляющего 34% генофонда современных русских. Более трети русского генофонда! Возможно, самый представительный его компонент. И расположился он географически в самом центре Русской земли, кроме уже указанных Новгородчины и Владимиро-Суздальщины, этот широкий компонент охватывает также все территории к северу и востоку от Москвы, включая Рязань, с умеренной частотой идет в широкой полосе от Пскова через Смоленск, Брянск, Орел к Воронежу. Очевидно, что этот генетический вклад в русскую популяцию могли внести только некие родственники мерян, жившие южнее и западнее — племена типа муромы, мещеры, а также некоторые балто-финские племена пограничья двух миров — балтского и финского. В целом этот широкий полногеномный компонент, встречающийся с частотой 34% у русских должен быть приписан населению двух родственных культур — ильменской и дьяковской. Вот они на карте —   https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ef/East_europe_3-4cc.png/1280px-East_europe_3-4cc.png
    И та и другая признаются учеными финоязычными. Правда, дьяковцы — финнами с балтским субстратом. Что дела не меняет.
    Так что я бы с удовольствием присвоил все лавры себе, но, увы, генетики сами все правильно истолковали. Я лишь более четко и популярно изложил простым языком их позицию.
    Теперь вы спрашиваете — откуда славянский язык у ильменцев? На этот вопрос я уже отвечал — оттуда же, откуда у всех остальных европейцев — из Аварского каганата, где он был языком армии и административного аппарата. Вместе с опорными пунктами авар в подчиненных им землях он распространился довольно широко.
    Еще вы спрашиваете: «Какой компонент составляет 80% у пермских финнов и 95% у волжских финнов?» Наверное, вы хотели спросить про прибалтийских и пермских финнов, поскольку пермские финны они же пермско-волжские.  Отвечаю. Компонент, обнаруженный у новгородцев и владимиро-суздальцев следует именовать срединно-финским, поскольку он хотя и родственен прибалтийско-финским и пермско-волжско финским компонентам, но все же отличен от них. При этом он ближе к пермско-волжскому, чем к прибалтийско-финскому. Разумеется, что у прибалтийских финнов, включая водь, доминирует прибалтийско-финский компонент, а срединно-финский встречается реже. Точно такая же картина и у пермских финнов, в частности коми-пермяков. У них доминирует пермско-финский компонент, реже встречается срединно-финнский. У финнов Финляндии (особенно на юге) срединно-финский компонент тоже встречается но не только в мерянском (новгородско-ярославском) варианте. Но понятно, что у них он не основной. Удовлетворены ответами?
     

  • Хотелось бы понять — для кого или для чего пишет свои тексты И.П. Коломийцев? Если для самоутверждения, возвышения в собственных глазах, тогда понятно. В таком случае можно выдавать желаемое за действительное, искажая выводы генетиков, и не отвечать на неудобные вопросы. Либо он уверен, что находится среди полных невежд, которые скушают всё, что им подсунут, и не поперхнутся. Это чем-то напоминает пропагандистское ток-шоу на ТВ. Но там всё не бесплатно, а какой у Коломийцева интерес?

  • Александру Букалову. Все время пытаюсь расширить ваш кругозор, заставить вас прочесть еще что-нибудь, кроме вашей любимой украинской энциклопедии))). Понятно, что серьезных работ археологов вы все равно читать не будете. Прочтите тогда хотя бы статью в Википедии о новгородских сопках: «Носители культуры новгородских сопок изначально являлись представителями разнообразного в этническом отношении населения, при этом славяне в итоге оказались доминирующим компонентом. Так, характерным примером вклада прибалтийско-финского населения в формирование культуры является традиция предварительного выжигания огнём («очищения огнём») площадки, предназначенной для сооружения погребальных курганов (сопок). Данное действие выполнялось с культовыми целями и не было свойственно другим регионам славянского мира в раннем Средневековье, однако указанный ритуал имеет аналоги в погребальных памятниках ряда прибалтийско-финских племён. Отличительной чертой балтского компонента в культуре новгородских сопок является применение камня в погребальных обрядах. Данный элемент культуры характерен для ятвяжских памятников. Умерших в сопках хоронили исключительно по обряду трупосожжения, и большинство исследованных погребений принадлежат к безынвентарным. Некоторые сопки находятся в низовьях Волхова, и их относят уже к скандинавским (каменные вымостки треугольной формы и сложенные из валунов стенки)». Сделайте поправку на то, что отечественные ученые не могли не приписать эту культуру славянам, особенно в свете слов Нестора про ильменских словен. Тем не менее, все элементы погребального обряда тут местные — финские, балтские или даже скандинавские. Ничего славянского в этой культуре нет. Ничего общего с жителями Среднего Поднепровья или Полесья не обнаружено. Вот почему большинство исследователей никогда не выводили этих людей напрямую с Припяти, хоть она и недалеко расположена, выводили либо с Дуная, либо с германо-польского побережья Балтики. Но теперь, после открытия генетиков Балановских, все эти версии имеют лишь историографический интерес. Убедительно доказано, что ильменские словене — это местное аборигенное племя, срединно-финнское, ближайший родственник мери.

  • Игорю Клименко. Я бы не стал преувеличивать значение земледелия для культуры новгородских сопок. Никто не отрицает, что оно там было, но сам ландшафт и климат тех мест подчас сводят усилия земледельцев почти к нулю. Даже в наши дни. Что уж там говорить про земледелие в 9-10 веках. Охота, рыбная ловля, сбор грибов и ягод, приусадебное скотоводство в тех местах всегда эффективней пашенного земледелия. Потому ничего нового в культуре новгородских сопок для этих мест не было. Типичная местная культура, мало отличавшаяся по хозяйству от культуры псковских курганов, явно балтской. 
    Теперь вы пишите: «Но имеем поглощение славянской генетики угрофинами. По-моему, массово этот процесс произошел при Иване Грозном». Город Нижний Новгород был основан выходцами из Новгорода в 13 веке. Задолго до Ивана Грозного. Тем не менее, нижегородцы новгородского происхождения идентичны новгородцам. Это означает, что уже в 13 веке жители Новгорода были срединными финнами по своему генофонду. Выходит, Ваня Грозный тут не при чем))).
    Если верить Серафиме Санкиной, смена населения в Новгороде случилась где-то в 11-12 веках, в период его расцвета. Причем, по Санкиной, древнейшие новгородцы были тоже не славяне, но балты, близкие к латышам-литовцам-ятвягам. Если она права, то замена населения города прошла мирно и без потрясений. Окрестные финские по происхождению племена постепенно вытеснили первоначальных новгородцев, более близких генетически балтам. Но может она ошибается, и в новгородской земле черезполосно встречаются две серии черепов — балтская и финская. В любом случае никакого проникновения южного (потенциально славянского) населения здесь не обнаружено. Вот скандинавы просматриваются — в той же Старой Ладоге. А мигрантов с Полесья с Дуная или Поморья тут днем с огнем не видно. 

  • Игорю Коломийцеву Я бы не стал преувеличивать значение земледелия для культуры новгородских сопок. Никто не отрицает, что оно там было, но сам ландшафт и климат тех мест подчас сводят усилия земледельцев почти к нулю. 
    Энциклопедия «Всемирная история»
    Хозяйство
    Основу хозяйства культуры сопок составляло подсечно-огневое и пашенное земледелие, а также придомное скотоводство.
    Непосредственные следы древней пахоты зафиксированы при исследованиях культового сооружения культуры сопок у д. Коломно в Юго-Западном Приильменье. О пашенном земледелии говорят и находки железных наральников в древнейших слоях Ладоги и Новгорода.
    Керамика
    Для культуры сопок характерна лепная керамика. Среди неё можно выделить три группы: приземистые слабопрофилированные сосуды;
    широкогорлые сосуды с ребристым плечиком;
    горшкообразные профилированные сосуды.
    В первом случае форма сосудов близка финской керамике;
    во втором ‒ славянской посуде междуречья Вислы и Эльбы;
    в третьем ‒ керамике корчакой культуры.
     
    «Во многих сопках найдены кости различных животных — кальцинированные или несожженные. Встречаются они в одних случаях в насыпях, в других — при захоронениях остатков кремации. Чаще других попадаются конские кости, но встречаются также кости коровы, собаки, барана, зайца и птиц. Обычай помещать кости животных, а иногда и целые особи при захоронениях был довольно широко распространен в лесной полосе Восточной Европы. Он неоднократно зафиксирован при раскопках ярославских и приладожских курганов, основная часть которых принадлежит финскому населению. Кости различных животных часто находят также в курганах Водской пятины, значительная часть которых оставлена водью или ее славянизированными потомками, во владимирских курганах, где присутствие меряских захоронений несомненно. Тот же обряд известен и в некоторых угрофиннских грунтовых могильниках (например, в погребениях ломоватовской культуры Прикамья). Все это позволяет считать, что распространение обычая класть кости животных в новгородские сопки обусловлено участием местных угрофиннских племен в этногенезе словен новгородских».
     
    Нижний Новгород был основан выходцами из Новгорода в 13 веке. Задолго до Ивана Грозного… Это означает, что уже в 13 веке жители Новгорода были срединными финнами по своему генофонду. Выходит, Ваня Грозный тут не при чем
    Никто не оспаривает  участие значительного пула угрофиннской генетики в этногенезе словен и вятичей.
    Оспариваются значительность угрофиннского элемента в раннее средневековье, времён Киевской Руси и времён Московии при Иване Грозном на Новгородщине. И «дославянский» субстракт на территории, где явно присутствовало балтское население до вытеснение его славянами. Поэтому и возникает предположение , что генетики «перепутали»  дославянский субстракт с послеславянским, возникшем при Иване Грозном. Нижний Новгород всегда находился в ареале угрофиннских племён, которые постоянно смешивались с новгородцами и вымывали «условно» славянскую генетику.
     
    Если верить Серафиме Санкиной, смена населения в Новгороде случилась где-то в 11-12 веках, в период его расцвета.  Насколько я помню, то С.Санкина фиксирует появление викингов (скандинавов) на территории Новгородщины в начале 11 века. Интересно, где это она поменяла в это время население Новгорода?
    В любом случае никакого проникновения южного (потенциально славянского) населения здесь не обнаружено… А мигрантов с Полесья с Дуная или Поморья тут днем с огнем не видно. 
    Миграции первая —  с района Повисленья и вторая — с Поморья бывших полесских корчакцев сложно не увидеть через соответствующую керамику и обряд кремации на стороне. Всё прекрасно видно. Насчёт Дуная, то следов такой миграции не просматривается.
    Насчёт ассимиляции славянами балтов подтверждений нет. Вместе с тем имеет место уничтожение славянами мигрантами кривичами поселений балтов.

  • Г-н Коломийцев еще раз доказал, что в состоянии выборочно цитировать только любительскую противоречивую компиляцию из Википедии. И так его достала украинская академическая энциклопедия, что он даже российскую энциклопедию «ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ» https://w.histrf.ru/articles/article/show/kultura_novgorodskikh_sopok , говорящую то же самое, принял за украинскую. Но вот беда!  Никто с ним не согласен. Никаких доказательств нет, приходится изворачиваться, придумывать версии, манипулируя разными версиями.  А-я-яй! Ну расскажите нам про печки-каменки, придуманные «финнами» из Пражско-Корчакской культуры. :)

  • Игорю Клименко. Простите великодушно, уважаемый Игорь, но по последнему вашему ответу мне показалось, что вы бредите. «Откуда химия в ранние средние века?» — пишите вы уже в первом предложении. Это вопрос кому? Поскольку никто ни о какой химии в средние века здесь даже не заикался. С чего вас вообще на химию-то потянуло? Разве мы об этом предмете спорим? Следующее ваше предложение ничуть не лучше первого: «Как Вам урожайность в Полесье Житомирщины при Союзе 9 ц. з га пшеницы и 12 ц. з га жита?» По мне — так ужас! У нас на Кубани урожайность зерновых — 40-60 центнеров с гектара. Выходит, у вас там сплошной недород?! Но разве мы с вами спорили по поводу урожайности зерновых на Житомирщине или в Полесье? Насколько я помню — нет. О чём вы вообще тогда ведёте разговор? О том, что население одной отдельной области Украины в ранние средние века стало плодится быстрее, чем кролики? И всё из-за чернозёма? На котором постоянный недород? Типа на территории нынешних Болгарии и Сербии, не говоря уже о Венгрии и Австрии не тот был климат и не те земли. Там никто плодится не мог. Только Житомирщина, только хардкор.
    Простите, Игорь, но мне все написанное вами в последнем сообщении кажется горячечным бредом. …

  • Александру Букалову. Вы настолько плохо знаете предмет спора — культуру новгородских сопок, что даже понять написанное не в состоянии. Вот, что вы процитировали из вашей энциклопедии: «Полностью исследованы селища IX в. в Поволховье ‒ Золотое Колено и Новые Дубовики. Также с культурой сопок связывают городища Старая Ладога (с середины VIII в.) и Рюриково Городище (с середины IX в.). Чаще всего на поселениях встречаются остатки наземных срубных жилищ с печами-каменками в углу». Этого вам хватило, чтобы заявить — «УЖЕ одно это определяет славян из Пражской культуры». Сразу видно, что археологию вы знаете плохо. В праго-корчакской культуре не было наземных срубных домов, только полуземлянки. Что касается отопительных приборов, то у праго-корчакцев были как печи-каменки, так и глинобитные печи. Печи-каменки встречались тогда не только у пражан, но у множества народов Восточной Европы. Сама праго-корчакская культура существует только до 7 века. Меж тем, печи-каменки появляются у ильменских словен не ранее 9 века, то есть через два столетия после исчезновения праго-корчакской культуры. И появляются они поначалу на Старой Ладоге в так называемых «больших домах». Возможно, эти постройки принадлежали скандинавским мигрантам. Старая Ладога — это вообще варяжский опорный пункт. Позже, к 10 веку печи-каменки, как и наземные дома будут распространены по всей территории Киевской Руси, так что ничего эксклюзивно пражского или славянского в них нет.
    Поскольку вы все равно не будете читать труды серьезных историков, давайте я вам приведу несколько цитат из работ Валентина Седова. Он хоть и был сторонников того, что новгородские словене — это славянский народ (еще бы в его время он думал по-другому!), но честно замечал все финские элементы их культуры, считал это племя славяно-финским. Цитирую Седова:  «По-видимому, основным типом поселений новгородских словен во второй половине первого тысячелетия были неукрепленные селища… В связи с этим нужно полагать, что нижние горизонты староладожских напластований оставлены тем же населением, которое насыпало сопки. Это было славяно-финское население, поэтому не исключено, что ладожские большие дома нижнего горизонта по своему происхождению являются местными финскими«. А вот, что Седов писал о похоронном обычае здешнего народа: «До недавнего времени каменные кладки в сопках сопоставляли исключительно с различными сооружениями из камней, встречаемыми в курганах Скандинавии. Отсюда делали выводы о норманском происхождении новгородских сопок. Между тем, каменные кладки сопок имеют ближайшие аналогии прежде всего в местных погребальных памятниках. Это — вымостки, сложенные из валунов прямо на поверхности земли. Каменные сооружения в новгородских сопках повторяют эти каменные вымостки.  Аналогии каменным кучам, открываемым в сопках, обнаруживаются опять-таки в памятниках местных финских племен. Так, большинство курганов, исследованных Л. К. Ивановским в северо-западной части древней Новгородчины, имело внутри кучи, сложенные из камней. Погребения по обряду кремации или ингумации в таких насыпях обычно находятся около или внутри каменных кладок (Спицын А. А., 18966, с. 8, 9; Рерих II. К., 18996, с. 324; Шмидт Г. Р., 1890, с. 610). Таким образом, кладки из камней в сопках, видимо, связаны с местной западнофинской традицией. Во многих сопках найдены кости различных животных — кальцинированные или несожженные. Встречаются они в одних случаях в насыпях, в других — при захоронениях остатков кремации. Чаще других попадаются конские кости, но встречаются также кости коровы, собаки, барана, зайца и птиц. Обычай помещать кости животных, а иногда и целые особи при захоронениях был довольно широко распространен в лесной полосе Восточной Европы. Он неоднократно зафиксирован при раскопках ярославских и приладожских курганов, основная часть которых принадлежит финскому населению. Кости различных животных часто находят также в курганах Водской пятины, значительная часть которых оставлена водью или ее славянизированными потомками, во владимирских курганах, где присутствие мерянских захоронений несомненно, а также и в других погребальных памятниках древней Руси, где обычны вещевые находки финно-угорских типов. Тот же обряд известен и в некоторых финно-угорских грунтовых могильниках (например, в погребениях ломоватовской культуры Прикамья). Все это позволяет считать, что распространение обычая класть кости животных в новгородские сопки обусловлено участием местных финно-угорских племен в этногенезе словен новгородских«. Видите, как много конкретных финских обычаев было у новгородских словен. А вот славянских не было вообще. Не считать же эксклюзивным изобретением славян печь-каменку, известную почти всем племенам Европы еще с неолита))) 

  • Игорю Клименко. Если бы вы предметно занялись лепной керамикой ильменских словен, то, наверное, испытали бы шок. Во-первых, самой распространенной формой лепных сосудов из глины с дресвой в качестве отощителя были здесь так называемые ребристые горшки «ладожского типа». Они встречаются от Швеции до ярославского Поволжья, но в основном как раз в Новгородских и будущих Владимиро-Суздальских землях, маркируя финское население, родственное летописной мере. Второй тип по распространенности — горшки с выраженным плечиком и отогнутой наружу шейкой чаще всего встречаются у истоков Волги, Днепра, и Западной Двины. Это то самое балто-финнское пограничье, где проживали некие южные родственники мери. Наконец, здесь встречаются миски, характерные как для скандинавов, так и для населения северной Эстонии. Это самые распространенные типы лепных сосудов Новгородской земли. Еще раз повторю — мерянское влияние (горшки ладожского типа). Балто-финское влияние из верховьев Днепра и Волги. И скандинавско-эстонское влияние в форме мисок. Вот и всё. Как здесь можно увидеть влияние пражан из Полесья — ума не приложу. Насколько лично мне известно, здесь найден ТОЛЬКО ОДИН горшок, аналогии которому обнаружены в слоях городища Хотомель. Все прочие следы ведут на север и восток, в зону проживания финнов. Вот пара работ на эту тему — https://cheloveknauka.com/keramika-ladogi-viii-x-vv-kak-istochnik-dlya-rekonstruktsii-kulturnyh-protsessov-na-severo-zapade-rusi https://whitelynx.ru/wp-content/uploads/2021/01/%D0%9F%D0%BB%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B2_%D0%9B%D0%B5%D0%BF%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%A0%D1%8E%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%89%D0%B0-%D0%B8-%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0.pdf Что касается якобы имеющего сходства новгородских сосудов с керамикой западных балтийских славян, то сходство это, подчеркиваемое рядом исследователей, весьма относительное, в то время как прямые аналоги данным сосудам находят именно в области обитания финнских племен Севера Русской равнины.

    • Насчет керамики ладожского типа. Тот же самый угро-финский психоз. Известна она очень давно и никому в голову не приходило связывать её с местными лесными древностями, поскольку она сделана на гончарном круге. Родство ее с керамикой славян южного побережья Балтики(менкендорфский тип) видно даже слепому. Другое дело, что множество кликуш из «наивных антинорманнистов» использовали её в качестве доказательства поморско-славянского происхождения варягов. Опровергая этот бред питерские ученые выплеснули с водой и ребенка — ладожскую керамику объявили неславянской.
      P/S Хочу еще раз повторить, что славянское население новгородской земли не могло прийти с юга, из Поднепровья. Славянские языки разделяют ряд изоглосс, такого же значения как кентум  / сатем в индоевропейских, в частности — корневая гласная в дательном и местном падежах в местоимениях ТЕБЕ, СЕБЕ. Формы с Е — это южные славяне, полабские, кашубы и северные великороссы (и литературный русский). прочие славяне говорят через О, например на Украине: тОбi, сОбi, Эта черта отмечена в берестяных грамотах. Когда покойный академик Зализняк начинал изучать берестяные грамоты, в ранних работах он прямо писал про словенские и кашубские связи этого диалекта. После этого поднялась волна эмоций по поводу «единства древнерусской народности» и ему пришлось присягать, что новгородцы являются такими же 100% восточными славянами, как и остальное население Древней Руси.  

  • Итак, подведем некоторые итоги нашим совместным изысканиям по происхождению ильменских словен. Первое. Антропологически они, безусловно, финны. Что блестяще доказали Алексеева и Санкина. Если кто и вторгался сюда, в эту зону, то соседи с запада — балты. Даже скандинавы были здесь активней южан, но на антропологию местных они почти не повлияли. Второе. Керамика, в частности так называемые горшки «ладожского стиля» (вслушайтесь в само название), которые являются здесь самой популярной лепной керамикой, тоже указывают на восток, на зону распространения финоязычной мери. Тоже самое направление указывают и характерные орнаменты (пальцевые, ногтевые и прочие) на сосудах: «Таким образом, анализ элементов орнаментальных зон, орнаментальных композиций на лепной керамике Рюрикова городища указывает на существование тесных контактов его жителей с территориями, лежащими к Востоку от Центрального Поильменья, которые были в это время заселены финно-угорскими племенами» — пишет археолог Плохов.  Третье. Погребальный обычай — новгородские сопки — практически полностью финский, ничего подобного в землях славян нет. Четвертое. Топонимика этих мест сплошь финская. Взгляните на карту — новгород находится в глубине зоны сплошной финской топонимики — https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ef/East_europe_3-4cc.png/1280px-East_europe_3-4cc.png Пятое. И, наконец, генетики группы Балановских подтвердили местное дославянское происхождение компонента, который с частотой 91% встречается в генофонде новгородцев. Вероятно, этот компонент мерянский. Всё и без того указывало на это, но генетики блестяще подтвердили прежние догадки и показали, что новгородцы произошли от срединно-финнского племени, более родственного пермским финнам, чем прибалтийским финнам. В этом их главная заслуга. Всё. Дискуссии о происхождении ильменских словен пришел конец. Никакие они не мигранты издалека, а местные аборигены, давние жители Русского Севера. А вместе с этим выводом накрывается и старая басня о славянской миграции на Русскую равнину, которой, как оказалось, не было. По-любому надо искать другие объяснения распространению славянского языка, без выдуманной миграции из одного центра.

    • Не надо приплетать сюда Алексееву. Нет под рукой ссылки на работу, если будете настаивать, нарочно ради Вас схожу в историческую библиотеку. это где-то 1993 год. Она провела дискриминационный анализ черепов древненовгородского населения. Я не знаю суть метода, но она выделила собственно «словенский» антропологический тип. Он ВООБЩЕ не имеет ничего общего с днепровскими балтами, от местных финнов тоже легко отличается. Ближайшие аналогии — поморские славяне, поляне (западные), ряд славянских серий из Чехословакии и Югославии. Я читал Санкину — в отличие от Алексеевой она валит все в одну кучу и дает «среднюю температуру по больнице». Что то вроде «Москва заселена москвичами». P/S Если бы новгородцы были ассимилированными финнами, они и выглядели бы как финны. Сравните портреты известных личностей — разбойника «Сильвестра» Тимофеева, уроженца Боровичского района Новгородской области (https://cdn.fishki.net/upload/post/2017/08/01/2348817/tn/ad3a6d352475852bb1d4d0a58a6b9298.jpg) и финскую звезду фильма «особенности национальной охоты» Виле Хаапасало (http://img.rl0.ru/afisha/1500x-/mag.afisha.ru/uploads/images/3/b8/3b897e8b4a624f73af86655462ea3e2e.jpg). Обратите внимание на скулы и разрез глаз. Про марийцев (потомков летописной мери) я уже не говорю. Вот портрет товарища Посибеева, последнего секретаря обкома Марийской СССР (https://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/5/5a/Григорий_Посибеев.jpg). Фотография кстати многое скрадывает: в реальности глаза у марийцев еще более «нерусские». Я сам с Волги, и видел тех, о ком говорю.

  • Все эти заявления и «обоснования» г-на Коломийцева вопреки всей современной науке — для прикрытия собственной аварской версии. Точно так же он два года назад «доказывал» отсутствие славян и в Поднепровье, и даже отсутствие у них лодок (!) (которые здесь делались с мезолита). Читайте В. Барана,  если не понимаете. Что, археологи не знают, чья по происхождению печь? Кстати, у финнов таких не было. Срубные дома с печами-каменками у восточных  славян , в т. ч. по В. Седову, с. 274-275 https://books.google.com.ua/books?id=sOL7AgAAQBAJ&pg=PA274&lpg=PA274&dq=%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD%D0%B5+%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%BA&source=bl&ots=GE3csm4VnK&sig=ACfU3U2G5nDyoQKlz2qMpX_en5aEolllpA&hl=ru&sa=X&ved=2ahUKEwiW9t3QqM30AhWlAhAIHamTCgoQ6AF6BAgOEAM#v=onepage&q=%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD%D0%B5%20%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%BA&f=false Там же: аналогичные большие наземные дома — общинные (дома-контины) были даже у западных славян, и не надо выдумывать. Не говоря уже о обычной подменевыдавать указание В. Седова про вклад финнского элемента («обусловлено участием местных финно-угорских племен в этногенезе словен новгородских») за деятельность  собственно славян-словенов. 

  • Владимиру Колганову. Вы пишите: «Хотелось бы понять — для кого или для чего пишет свои тексты И.П. Коломийцев? Если для самоутверждения, возвышения в собственных глазах, тогда понятно. В таком случае можно выдавать желаемое за действительное.. Либо он уверен, что находится среди полных невежд, которые скушают всё, что им подсунут, и не поперхнутся».
    В чём я с вами, Владимир, согласен — это в том, что люди почти никогда не меняют свою точку зрения. Вот, допустим, есть некто Владимир Колганов, написал книжку с крикливым названием «Конец норманнской теории» (ага, еще один тысяча первый «похоронщик» данной теории!). Спрашивается — будет он теперь объективно оценивать новые факты и открытия ученых? Вряд ли. Практика показывает, что обычно люди идут по иному пути. Сначала находят себе точку зрения, затем в ее обоснование начинают из множества фактов отбирать те, что на неё работают и упорно отрицать те, что работают против. Так устроено человеческое мышление. Станете ли вы, Владимир, признавать работы Серафимы Санкиной, которая убедительно показала присутствие именно скандинавского (шведо-норвежско-исландского) антропологического компонента в слоях памятника Старая Ладога? Да ни за что! Вы будете выворачиваться наизнанку, белое называть черным, но доказывать присутствие в Новгороде балтийских славян, которых там нет и никогда не было. Примите ли вы выводы генетиков Балановских, доказывающие МЕСТНОЕ ДОСЛАВЯНСКОЕ происхождение ильменских словен, ближайших генетических родственников ярославской мери? Да ни за что! Умрете, но не признаете.
    Я понимаю, что здесь на сайте полным-полно таких как вы. Один полагает, что все достижения мира пришли с территории Украины — от хеттов и шумеров до индийских ариев и мароканских бедуинов — всех выводит с берегов Днепра. Другой бьются за родную Житомирщину, как волшебную страну, где люди плодятся как кролики, распространяясь оттуда повсюду. Третий посчитал славян потомками иллирийцев и теперь требует от всех доказательств этого, которых нет и не будет. И так далее.
    Так что ж мне теперь — в угоду этим людям ничего не писать? Оставить сайт полностью на их растерзание? … Я пишу не для вас, Владимир, и не для остальных своих оппонентов. Я не настолько наивен, чтобы думать, что смогу их переубедить. Я пишу для тех молчаливых читателей сайта, которые пытаются непредвзято разобраться в сложных научных вопросах. Они должны быть знакомы не только с разного рода фрическими версиями, но и с научными достижениями, даже если некоторые из этих достижений сенсационны и меняют прежние представления. … Надеюсь, что капля точит камень.

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015