Доска объявлений

IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН НИИ И МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ им. Д.Н. АНУЧИНА МГУ

приглашают принять участие в общероссийской конференции с международным участием IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения» с 17 по 22 октября 2022 г. Конференция будет проходить в онлайн формате.

Приглашаем Вас присылать заявки на выступление с докладом на одной из предлагаемых секций (список секций и круглых столов в приложении). В заявке требуется указать название доклада, секцию, ФИО, место работы и должность, ученую степень, контактный телефон, адрес электронной почты и тезисы (не более 250 слов). Просьба присылать заявки не позднее 30 июня на адрес alekseevskie.chteniya@gmail.com.

IX Алексеевские чтения — секции

Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез

Дорогие коллеги!
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить с 12 по 14 октября 2022 года в Отделе антропологии МАЭ РАН (Санкт-Петербург, Средний проспект, 24) в очно-заочном формате.
Просим Вас отправлять в срок до 1 июня 2022 года заявки на участие в работе конференции на адрес anthropology-spb@yandex.ru.
Заявка на участие в конференции должна включать в себя информацию об участнике (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail), название доклада, аннотацию для публикации на сайте Кунсткамеры (не более 150 слов).
Во втором Информационном письме Вы можете ознакомиться со списком планируемых в рамках конференции секций и их кратким описанием.
С уважением, Оргкомитет.

 

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Научная конференция
«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Первое информационное письмо

Дорогие коллеги,

15 сентября 2022 г. исполняется 115 лет со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова, создателя метода пластической реконструкции внешности человека по его костным останкам (реконструкции лица по черепу). Метод в различных модификациях получил широкое распространение в отечественной и мировой науке, нашел практическое применение в криминалистике, идентификации останков исторических личностей, физической антропологии и музейном деле. Известность М.М. Герасимова как автора метода пластической реконструкции в известной степени затмила его заслуги в области археологии и особенно – палеолитоведения.

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Центр физической антропологии ИЭА РАН, Иркутский государственный университет приглашают вас принять участие в Научной конференции «Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
(VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ), которая состоится с 31 октября по 2 ноября 2022 г. в Москве в очно-заочной форме.

Предполагается работа в трех направлениях:
1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
2. Палеоантропология и археология Евразии эпохи камня – факты и интерпретации;
3. Среда обитания и адаптивные возможности ископаемого человека.

К участию в конференции приглашаются археологи, антропологи, палеозоологи, геоморфологи, генетики. Предпочтение отдается докладам, посвященным проблемным, дискуссионным, теоретическим и методологическим вопросам.
Заявки на участие принимаются до 1 июня 2022 г. через регистрационную форму. Избранные материалы конференции будут опубликованы в журнале «Известия Иркутского государственного университета. Сер. Геоархеология. Этнология. Антропология» (том 41, сентябрь 2022 г.), входящем в перечень ВАК.

С уважением, Оргкомитет Контактное лицо: Наталья Харламова +79166101476, m.m.gerasimov.conference@gmail.com

2022.09.26-28 Герасимовские VI_Инф_I

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022: ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

Всероссийская научно-практическая конференция

c международным участием

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022:

ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

 

Санкт-Петербург, МАЭ РАН

Октябрь 2022 года

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО №1

 

Дорогие коллеги!

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить в октябре 2022 года в очно-заочном формате. Поскольку в этом же месяце запланировано проведение «IX Алексеевских чтений» в Москве, для удобства всех потенциальных участников конференция в Санкт-Петербурге состоится в смежные дни.

Просим Вас отправлять на адрес anthropology-spb@yandex.ru заявки на организацию секций, круглых столов и воркшопов в срок до 1 февраля 2022 года. Тематика петербургской конференции будет традиционно включать в себя проблемы физической антропологии, в первую очередь касающиеся различных аспектов работы со скелетными останками, а также вопросов этногенеза. Особенно приветствуются дискуссионные темы, касающиеся методических аспектов исследований.

Заявка на проведение секции (круглого стола, воркшопа) составляется в свободной форме, но обязательно должна включать в себя три следующих пункта:

  1. Название
  2. Руководитель (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail)
  3. Краткое описание круга проблем, предлагаемых для обсуждения (обучения)

Основная информация и сроки приема докладов будут указаны в следующем Информационном письме весной 2022 года.

 

С уважением,

Оркомитет

Секретарь Оргкомитета: Иван Широбоков

Адрес электронной почты:  anthropology-spb@yandex.ru
Контактный телефон +7 (904) 638-90-67

 

1

«Культура русских в археологических исследованиях»

Дорогое коллеги!

Сегодня начинает работу VII международная научная конференция «Культура русских в археологических исследованиях» Программа конференции:

Ссылка для онлайн подключения — https://meet.google.com/waz-qnpj-ebe
Лариса Вениаминовна Татаурова,
кандидат исторических наук, с.н.с. Института археологии и этнографии СО РАН, омская лаборатория. Тел. 89136400703.
Эл. почта li-sa65@mail.ru

 

Авторизация

Календарь

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Народы и регионы / Европа / Своеобразие новгородского генофонда

Своеобразие новгородского генофонда

Скачать страницу в PDF

1426097126_dostoprimechatelnosti-veliky-novgorod

Исследован полногеномный генофонд населения Новгородской области в сопоставлении с широким кругом популяций европейской части России и Урала. Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.  Массовый след этой компоненты обнаружен у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води. Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

С целью реконструировать генетическую историю Новгородчины специалисты из Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН изучили генофонд населения Новгородской области по подробной полногеномной панели. Результаты исследования, проведенного под руководством профессора РАН О.П.Балановского и профессора Е.В.Балановской, опубликованы в журнале «Вестник Новгородского государственного университета».

Чтобы проследить генетическую историю популяции по современной ДНК, очень важно правильно собрать выборку образцов.  Выборка новгородского населения  собиралась в тех деревнях и селах трех районов Новгородской области, в которых можно надеяться на сохранение генофонда населения исторической Новгородчины. В соответствии с критериями популяционной генетики биологические образцы брали только у тех людей, которые  по всем четырем  линиям родства происходят из данной местности: у каждого из них  оба деда и обе бабушки родились в этих же районах  Новгородской области. Ранее той же научной группой эти же популяции были изучены по одной из наиболее информативных генетических систем — Y-хромосоме. При этом было показано, что генофонд современной популяции новгородцев хранит генетическую память о древнем населении Новгородчины. Она отражена в двух аспектах: а) сходство с генофондом того региона Псковской области (Порхов), который входил в состав древнего Новгорода; б) различия между разными популяциями новгородцев оказались связаны с особенностями расселения славян вдоль рек и сохранением следов дославянского генофонда в междуречье. Интересно, что генофонд Новгорода отличается и от южных, и – что стало неожиданностью – от северных русских популяций, находится как бы «между севером и югом».

В данной работе проведен детальный анализ новгородского генофонда уже не по Y-хромосоме, а по наиболее обширной из ныне существующих полногеномных панелей, включающей аутосомные ДНК маркеры со всех хромосом генома.

В выборку новгородцев вошли 15 образцов из трех популяций северо-востока Новгородской области. Популяция №1 «Любытино» расположена на слиянии рек Белой и Мсты — судоходной реки, связывающей с Балтикой, которая служила важным военным и торговым путем. Популяция №2 «Кабожа» расположена на притоке Мологи и через Волгу связана с Каспийским бассейном. Популяция №3 «Анциферово» находится между популяциями «Любытино» и «Кабожа».  Для ландшафта, в котором проживают популяции «Любытино» и «Кабожа» характерны группы длинных курганов и отдельные сопки – те и другие являются маркерами разных археологических культур. В месте проживания популяции «Анциферово» вместо крупных рек расположено множество озер, а в ландшафте отсутствуют длинные курганы и сопки.

Кроме того обследовали выборку из Нижегородской области, в нее вошли восемь человек, предки которых, согласно их генеалогии, происходят из средневекового Новгорода. Для сравнения привлечены также образцы из 20 русских популяций (251 геном) и популяций 20 других народов (442 генома) европейской части России и Урала. Суммарно в анализ вошли 716 геномов из 42 популяций. Генотипирование полногеномной панели SNP маркеров выполнено с помощью биочипа Infinium OmniExome BeadChip Kit (Illumina, США) на приборе iScan (Illumina, США).

Данные полногеномного генотипирования коренного населения Новгородской области проанализировали методом ADMIXTURE совместно с другими популяциями Восточно-Европейской равнины и Урала. Для каждого из 716 геномов из 22 русских популяций и 20 популяций других этносов (от саамов и карел на западе до обских угров на востоке) анализ ADMIXTURE провели 14 раз, последовательно задавая число «предковых компонент» от k = 2 до k = 15. Анализ подтвердил, что при многих k выявляется компонента, достигающая максимума в новгородской популяции и редкая в большинстве других групп населения. В частности, при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%). Та же картина повторяется при увеличении числа компонент до 14 (компонента 14k_6k). Результаты анализа картографировали. Приведенные ниже карты отражают распространение  этой «новгородской»  предковой компоненты в популяциях при k = 8 и  k = 14. Высокие частоты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие частоты – зелеными тонами.

 

new-1

Рис. 1. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками

 

new-2

Рис.2. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Оказалось, что «новгородская» компонента составляет две трети (67%) генофонда тех нижегородцев, генеалогии которых предположительно ведут к Новгороду Великому. На индивидуальном уровне у двоих нижегородцев эта компонента вообще отсутствует, у одного при k = 8 составляет треть генома (38%), зато у остальных пяти эта компонента достигает 99%.  Анализ на уровне k = 14 показал, в какой степени эти пять нижегородцев унаследовали генетический пласт древнего Новгорода: трое по всем линиям родства восходят к Новгороду Великому (100% генома), один — по 81% линиям родства, а еще один — наполовину (51%).

Во всех остальных русских популяциях при k = 8 «новгородская» компонента составляет в среднем треть генофонда (34%). Исключение составила ярославская популяция, в генофонде которой «новгородская» предковая компонента почти столь же велика (90%), как и в новгородской.

При переходе на большее число предковых компонент (k = 14) средний вклад «новгородской» предковой компоненты в русские генофонды резко снижается с 34% до 5%. Помимо новгородской он остается в трех популяциях: Ленского района Архангельской области, Кашинского района Тверской области, Михайловского и Спасского районов Рязанской области. В Ленском районе Архангельской области все обследованные индивиды, кроме одного, несут «новгородскую» предковую компоненту (в среднем — 50% генома). Это говорит о неслучайном сходстве этой популяции с новгородской, указывая или на массовую миграцию, или же на древний, общий с населением Новгородчины генетический пласт. В Кашинском районе Тверской области, напротив, «новгородская» предковая компонента обнаружена лишь у трех человек, но составляет 80-100% их геномов, это указывает на включение в популяцию лишь отдельных мигрантов из новгородских земель. Аналогичная небольшая миграция фиксируется в Рязанской области: в двух случаях — 100% «новгородской» компоненты, в одном — 50%. Таким образом, только в Ленском районе Архангельской области обнаружен массовый генетический новгородский след, хотя и север Тверской области, Рязанская и Нижегородская области вовлечены в сферу влияния новгородско-ярославского генофонда (рис.1 и 2). Происхождение этого генетического пласта можно объяснять, как минимум, тремя гипотезами: генетическим влиянием Новгородчины, генетическим наследием ильменских словен и более древним генетическим следом дославянского населения.

Чтобы проверить эти гипотезы, авторы используют карты еще двух предковых компонент. Одна из них (рис.3, условно «поморская») наиболее характерна для северных русских популяций Архангельской области. Она убедительно демонстрирует, что Русский Север генетически отличен от Новгородчины, хотя исторически он очень тесно с ней связан. Таким образом, карта на рис.3 ставит под сомнение первую гипотезу.

 

new-3

Рис.3. Распространение условно «поморской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Гипотезу влияния ильменских словен проверить сложно, поскольку по их генофонду отсутствуют данные древней ДНК. Однако против этой гипотезы — несовпадение ареала «новгородской» компоненты с ареалом расселения словен. Рассматривая третью гипотезу, авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам. Условно «карельская» карта отражает генетические связи с финноязычным населением северо-запада России и противоречит третьей гипотезе проявления дославянского финноязычного населения в обнаруженной «новгородской» предковой компоненте, если связывать это дославянское население с народами прибалтийско-финской ветви.

 

new-4

Рис.4. Распространение условно «карельской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Далее исследователи обращаются к данным по генофонду других народов, чтобы посмотреть, какие из них проявили сходство с «новгородской» предковой компонентой. Из всех обследованных народов европейской части России наиболее значительный след «новгородской» предковой компоненты обнаружен у коми-пермяков — в 80% изученных геномов она составляет в среднем 20%. Таким образом, из всех современных народов европейской части России и Урала именно коми-пермяки оказываются наиболее близки к генетической общности новгородской и ярославской популяций.

В итоге, авторы выдвинули  гипотезу, что древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

Источник:

Балановская Е.В., Черневский Д.К., Балановский О.П. Своеобразие Новгородского генофонда в контексте народонаселения европейской части России // Вестник Новгородского государственного университета. Сер.: Медицинские науки. 2021. № 3. С. 51-57. DOI: 10.34680/2076-8052.2021.3(124).51-57.

Статью можно скачать в Библиотеке сайта


Комментариев: 491 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Странно что не было произведено сравнение с древними геномами из Кёрстово в Ленинградской области: 
    https://www.cell.com/current-biology/fulltext/S0960-9822(19)30424-5
    А также древними геномами из статьи про викингов, тем есть не только геномы викингов но и предположительно древних славян и финно-угров:
    https://www.nature.com/articles/s41586-020-2688-8

  • «Однако против этой гипотезы — несовпадение ареала «новгородской» компоненты с ареалом расселения словен. Рассматривая третью гипотезу, авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам».
    Странный вывод! Меря до сих проживает в России в республике Марий Эл. Никакого новгородского компонента в ней нет и в помине. Поскольку авторы статьи заявляют об отсутствии связей новгородской компоненты с прибалтийскими финнами, следует исключить из субстрата и вожан живших в Новгородской земле. 
    Скорее всего найденный компонент является генетической меткой племени новгородских «словен». А ее отсутствие у большинства русских (восточнославянских) популяций подтверждает упорно шельмуемую теорию об особом происхождении словен с южного берега Балтики, где вплоть до 1945 г. проживали т. н. словинцы, изгнанные польским правительством вместе с немцами. Присутствие же новгородского компонента на ярославяской земле легко объяснимо — Ростов считался новгородским пригородом и Волга колонизовалась в основном словенами, прямыми лингвистическими потомками которых являются северные великороссы, говорящие на О-кающем наречии и твердо выговаривающие букву Г (в отличие от южных великороссов. украинцев и белорусов, …). 
    Надеюсь, что указанная статья послужит еще одним веским доводом против совершенно бессмысленной  в свете последних достижений генетики теории происхождения всех славян из пражской культуры самозародившейся среди безжизненных полесских болот.
     
     
     
     

  • Сергею Назину. Зачем выдумывать то, чего нет в статье генетиков? Разве они обнаружили сходство новгородского генофонда с генофондом балтийских славян типа ободритов, лютичей, варнов или руян? Нет. Зато они четко обнаружили что 90% генофонда новгородцев вообще не славянского, не балтского и даже не прибалтийско-финского происхождения, но соответствует генофонду некоторых волжско-финских народов типа мери. Это не означает, что именно меря жила на Волхове. Жили иные племена — чудь, водь или ижора. Но эти люди были пришельцами с Востока, чужаками в Прибалтике, родственниками финоязычных народов Поволжья и Предуралья. Вот что обнаружили ученые. Напомню, что речь идет об огромной величине — 90% генофонда. Ядро новгородского племени. Примите как данность, что новгородцы не славяне, а поволжские финны. Это, кстати, с лихвой объясняет своеобразие их антропологии. 

  • Почему же ни у «поволжских финнов» (мордвы, марийцев), ни у «пермских» (коми-зырян и удмуртов) нет ни грамма «новгородского» компонента? Наличие его у коми-пермяков связано с новгородской колонизацией. Коми-пермяки тем и отличаются от коми-зырян, что они представляют собой сильнейшую смесь русских (новгородских) колонистов с местным населением. Никакого отношения к КОМИ вообще новгородский компонент иметь не может.
    С генофондом южного побережья Балтики авторы статьи «новгородский компонент» и не сравнивали. А нужно было сделать это в первую очередь. Но политкорректность «рулит»:  русского немилосердно «скребут» со всех сторон, чтобы найти «татарина» или «финно-угра». Это научный «мейнстрим», признак исследовательской респектабельности — ничего с этим не поделаешь.

    • Это научный «мейнстрим», признак исследовательской респектабельности

      Ни разу. Ученые вообще не рассуждают в этнических категориях 19в. Вы как историк сами прекрасно знаете, что этническая часть рассматривается в свете всех фактов, а не как предопределенная данность. Даже в сталинистской советской науке не было этнического эссенциализма в полной мере (тк он был разбавлен диалектической галиматьей), эссенциализм скорее характерен для вне-научного мировоззрения.

      • Тем не менее имеем то, что имеем. Славянская принадлежность «новгородского компонента» отрицается на основании весьма шаткого довода, что он встречается за пределами племенной территории «словен». Как будь-то словене никуда за пределы будущей  новгородской земли не выселялись. С другой стороны. в качестве эталона «поволжской финскости» выбирается наиболее русифицированная часть коми — пермяки. Если продолжить далее в том же духе, можно будет сделать вполне себе эссенциальный вывод о существовании особого коми-пермяцкого народа аж в VIII — IX вв., хотя раскол коми на пермяков и зырян связан именно с приходом русских и крещением Перми (зыряне остались язычниками) несколькими столетиями спустя. Я не навязываю своего мнения, но «что угодно, только не славяне» — это лейтмотив современной российской науки: славянские пальчатые фибулы VI — VII вв. с недавних пор стали «поствосточногерманскими»,  в славянстве отказывают и кривичам и культуре длинных курганов и именьковцам. Покойный Глеб Сергеевич Лебедев даже новгородские сопки пытался «отвязать» от словен. Финны, балты — пожалуйста! Славяне — prohibited / verboten.   

        • Мне так кажется, авторы рассматривали несколько версий, даже больше, чем Вы сейчас предлагаете априори, но сочли, что данные доказывают именно описанную в выводах. Скорее всего (в подробнсти этой работы не вдавался), там дело не столько в компонентах, сколько в экспериментах с f-статистиками. Они как раз позволяют сравнивать достоверность разных гипотез метисации. В последние годы у нас ни один аутосомный результат не выпускается в свет без проверки что говорят f-статистики. Это не медитация на плот admixture, а таки количественные оценки.

          • Может быть математические выводы действительно указывают на коми-пермяков, как источник «новгородского компонента». Но этот вывод противоречит обычной логике. Вполне возможно, в полном варианте статьи есть какие-то дополнительные исходные данные, но опираясь на те что есть в статье на сайте пермяки на источник этой компоненты не тянут, поскольку ее нет у коми вообще, а племя словен к тому времени когда коми разделились на пермяков и зырян уже давно сложилось. 
            Если бы я был генетиком, то обязательно сличил бы «новгородский компонент» с южнобалтийским генофондом, слишком уж отличаются северные великороссы от остальных восточных славян по языку. Перечислю три фундаментальные «невосточнославянские» изоглоссы древненовгородского диалекта и русского дитературного языка: 1. твёрдое Г;  2. отсутствие форм руЦи, ноЗи, дуСи; 3. «южнославянские» формы тЕбе, сЕбе в отличие от восточнославянской тОбе / сОбе.

            • Есть статья Малярчука и Гжибовского по сближению Сувалок с Новгородчиной по мтднк. Я не помню какое место Новг. обл. там исследовалось, но сходные гаплотипы действительно были найдены. Подтвердить этой результат следует широкогеномными данными, не исключаю, что при увеличении выборок и измельчении геогр. сетки что-то на эту тему может попастся, тк настоящая статья не претендует на истину обо всех субпопуляциях Новгородчины и минорные миграции может не видеть. Если скажем где-то 5% генов осталось от подобных связей с Ю.Балтикой, это можно не увидеть примененными в данной статье методами, тк эти 5% могут быть кластеризованы вне всякой связи с Сувалками. Неоднородность региона тоже нельзя сбрасывать со счетов, эти 5% могут где-то скажем 8% быть. То есть не обязательно, что здесь есть противоречие.

  • Нужно учесть 5 лет неурожаев и голода, также уничтожение славянского населения Новгородщины Иваном Грозным с последующим заселением в основном угрофиннами, если исходить из данного исследования.

    • Сильно не уверен, что московские цари сумели начисто кого-то заменить кем-то. Скорее было замещение элиты и некоторое добавление переселенцев. Но масштабные проекты тогда были никакой власти не по силам.

      • Приехали опричники, вырезали почти всех мужиков, что выжили после голода. И начался ползучий процесс ассимиляции местных славян соседями угрофиннами, а опричники стали элитой, совершенно верно. Этим объясняется присутствие мери, а не балтов или местной чуди. 

  • Сергею Назину. Побойтесь Бога, Сергей Владимирович! Кого вы обвиняете в гонке за научным мейнстримом, чуть ли не в русофобии? Балановских? Ведь это они авторы обсуждаемого исследования. Мне кажется всё наоборот. Покойный Олег Балановский много раз доказывал, что ради научной истины он готов идти против сложившихся стереотипов и догм. Уж ему то научной смелости было не занимать. С Еленой Владимировной у меня были серьезные расхождения во взглядах на рождение славян, но ее репутация генетика тоже кристально чиста и ничем не запятнана. Зачем вы без повода на них напраслину возводите? 
    Да и потом — что именно вы хотели увидеть в генофонде новгородцев? Гены балтийских славян? Но это старый научный миф о якобы имеющемся сходстве или родстве ильменских словен с населением германской или польской Балтии. Под ним кроме упорного желания натянуть сову на глобус никогда не было никакой основы. Где летописная история застает ильменских словен? В глубине той зоны, которая всегда была прибежищем фино-угорских племен, в зоне сплошной фино-угорской топонимии. И никаких массовых миграций сюда с юга или запада не просматривается. Я был всегда уверен, что ильменские словене — это финские племена, перешедшие на употребление славянского языка. Для меня единственной неожиданностью стало, что это не прибалтийские финны, а пермские (волжско-предуральские ). Но последнее тоже не удивительно. Взгляните на карту — https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/2d/Rus-10c-ethn.png
    С запада к ильменским словенам примыкала меря. которая, как выяснилось, тоже принадлежит к кластеру пермских финнов. Видимо, это полоса в древности тянулась до Волхова. Мне показалось удивительным лишь высокая частота данного пермско-финского компонента — до 91% — у новгородцев. Я то наивно полагал, что там будут представлены и иные кластеры — тех же балтов, или прибалтийских финнов, или полян, или варягов Скандинавии, ожидал увидеть более мозаичную картину. Но нет — ильменские словене в массе своей оставались пермскими финнами и мало с кем смешивались. Этот интереснейший результат заставляет задуматься над тем, как же на самом деле шел процесс славянизации Русской равнины, если даже в Новгороде мы наблюдаем картину простого перехода племени на новый язык, без существенного изменения его генофонда. 

  • Владимиру Колганову. Вы можете сколько угодно фантазировать по поводу того, какими путями распространялась болезнь, уничтожившая коренное население Европы — разносили ли ее перелётные птицы или летучие мыши. Да хоть ежики или панголины! Разве это важно? Важно что это была за болезнь такая странная? 
    Ведь от нее требуется немного — немало выполнения целого ряда условий. Во-первых, это должна быть пандемия, распространившаяся от крайнего юга Европы почти к ее крайнему северу. На днях вышла работа генетиков по южной части Пиренейского полуострова — там та же самая картина, что и на севере Испании, только с разницей в 300 лет — пришли степняки и аборигены-мужчины исчезли. С другой стороны мы имеем тотальное исчезновение ВСЕГО населения Британских островов, включая суровую по климату и отдаленную Шотландию, остров Ирландия и другие острова. Эта болезнь не знала преград, легко перешагивала моря и горы, действовала в любом климате и в любой зоне. На русской равнине были уничтожены прежние охотничьи племена, носители восточноевропейского компонента. А весь они проживали в глубоких лесах, будучи разбиты на маленькие коллективы, по 20-50 человек, практически не общавшиеся друг с другом. Это же лесные охотники. Казалось бы, какая болезнь может им угрожать? 
    Но это еще не всё. Болезнь была настолько странной, что в отдельных местах она полностью уничтожала все население (пример — Британские острова), в других почти все прежнее население сохраняло (пример Скандинавия или Сардиния или страна басков), а где-то уничтожала тотально мужчин, но сохраняла женщин (пример Испания и Португалия).
    Опять таки, это тоже не всё. Вам надо объяснить, почему эта болезнь, тотально истребляя аборигенов Европы, не трогала пришлые пастушеские племена (ямников, шнуровиков и колокольчиков). Хотя приходила эта «болезнь» всегда вместе с этими пастухами. Более того, колокольчики были уже генетически пастухами лишь наполовину. Вторая их половина — это все те же коренные для Европы компоненты — ранние фермеры и западноевропейские охотники). То есть те самые люди, которых болезнь истребляла под корень. Но колокольчиков при этом болезнь не трогала. Ведь генетики и археологи не видят запустения тех или иных европейских земель в раннем бронзовом веке. То есть тотальную смену генофонда видят, но демографической катастрофы при этом не было. Значит колокольчики совсем не страдали от того заболевания, что полностью убило их генетических собратьев (собратьев наполовину). Очень бы хотелось услышать от вас, Владимир, конкретное название столь странной болезни. Если вы, конечно, отрицаете тот факт, что имя ее — геноцид.  

  • Игорю Коломийцеву
    «А весь они проживали в глубоких лесах, будучи разбиты на маленькие коллективы, по 20-50 человек, практически не общавшиеся друг с другом. Это же лесные охотники. Казалось бы, какая болезнь может им угрожать? … Очень бы хотелось услышать от вас, Владимир, конкретное название столь странной болезни. Если вы, конечно, отрицаете тот факт, что имя ее — геноцид«.
    А мне бы очень хотелось услышать, что это за геноцид такой, если для его осуществления приходилась гоняться за каждым охотником по «глубоким лесам».
    Если предоставите список всех (!) смертельно опасных болезней, которыми болело население Евразии 5000-3000 лет до н.э., тогда я вам укажу ту, которая могла вызвать эпидемию. Но предполагаю, что даже профессиональные биологи и вирусологи не смогут составить такой список. Напомню также, что причину Афинской эпидемии во втором веке н.э. не смогли определить — оказалось, что чума тут ни при чём.
    «Болезнь была настолько странной, что в отдельных местах она полностью уничтожала все население (пример — Британские острова), в других почти все прежнее население сохраняло«.
    Замечу, что в странах Экваториальной Африки коронавирусом почти не болеют при 6% вакцинированных. Скажете, что статистические данные не слишком убедительны? Так ведь выборка, на основе которой генетики делают вывод о смене генофонда, тоже не слишком велика.
    P.S. Sorry, вынужден ответить не по теме.

  • Сергею Назину. А может всё как раз наоборот? Отечественные ученые долгое время упорно, хоть и безосновательно приписывали славянам те культуры или вещи, которые были явно созданы иными народами. К примеру, упомянутые вами пальчатые фибулы, которые с подачи немецкого профессора Вернера отписали антам. Меж тем, сам тип данного украшения несомненно возник в мире восточных германцев, в кругу готских по происхождению племен. Антскими посчитали данные украшения лишь потому, что они в определенный момент времени стали попадаться в землях пеньковской культуры на Днепре. Но что характерно — зона здешнего распространения пальчатых фибул решительно не совпадала с границами пеньковского сообщества. Зато частично покрывала колочинское сообщество. Тоже не всё, а только его часть. При этом пальчатые фибулы встречались в кладах, где попадались вещи элитных всадников, а также иные украшения, происходившие из Карпатской котловины. Более того, обнаружилось, что точно такие же пальчатые фибулы встречаются еще в трех местах. В Южном Крыму, в закрытых могильниках пост-черняховского населения, которое традиционно связывают с гото-гепидским населением. В низовьях Вислы, где возникла т.н. Мазурская группа памятников, тесно связанная с восточногерманским населением, и поддерживавшая связи с гепидами Карпатской котловины. И наконец, эти фибулы во множестве встречались в самой Карпатской котловине, в восточной ее части преимущественно, где, как известно, располагалось Гепидское царство. При этом если на Днепре у пальчатых фибул нет непосредственных прототипов, они здесь появляются внезапно и уже в готовом виде, то в Гепидии  (Восточная часть Карпатской котловины) такие прототипы есть, как и более древние экземпляры самих пальчатых фибул днепровского типа. Проще говоря, очевидно, что эти украшения возникли именно в Карпатской котловине у гепидского населения, и на Днепре оказались с неким импульсом из Котловины. Вот и всё, что надо знать об украшениях, которые долго и упорно приписывали славянам-антам.
    Теперь по поводу профессора Лебедева и его оценки новгородских сопок. А ведь он был совершенно прав. Эта археологическая культура никак не связана с более южными явлениями типа праго-корчакской или пеньковской культурой. Она полностью вызревает в кругу даже не балтских, а еще более северных фино-угорских племен. Как и культура псковских длинных курганов. И ту и другую пытались объявить славянскими только для того, чтобы таким нехитрым способом объяснить славянизацию данных отдаленных мест. Теперь же, в свете последней работы генетиков Балановских, стало понятно, что ситуация была намного сложнее. Мы имеем славянизацию фино-пермяцкого племени к северу от Ильменя без малейших следов массовой миграции сюда населения с Юга или с Запада. 91% местного генофонда — это вам не кот наплакал! То, что генофонд именно местный, никаких сомнений не вызывает. Он близок генофонду племени меря и генофонду коми-пермяков. В целом похож на генофонд русского Северо-Запада, где доминировали фино-угорские племена. Вы, господин Назин, просто не желаете признать очевидное — славяне — это не выдуманные лично вами потомки дунайских иллирийцев, а самые разные по происхождению (даже фино-пермские) племена, в некий момент времени перешедшие на употребление общего для Восточной Европы языка. Языка, сложившегося внутри огромной кочевой империи — Аварского каганата.

    • Игорь Павлович. Я специально занимался происхождением пальчатых фибул, потому что в русской литературе этот вопрос специально не освящается. Вот что я выяснил, читая немецкого археолога Мартина (позже могу дать ссылки). Эти фибулы появились в V в. в захваченной готами Паннонии. Это были высококачественные произведения провинциальноримских мастеров. Оттуда мода на пальчатые фибулы распространилась по всему германскому миру вплоть до франков и аллеманов. Пальцев может быть больше или меньше, они могут даже срастаться, но это одна «мода». На рубеже V — VI вв. германцы повсеместно перестают носить эти фибулы и их бытование продолжается только на левобережье Нижнего Дуная и на Среднем Днепре, то есть в землях заселенных в VI — VII вв. явными славянами. Единственное исключение — готы в Крыму. Немец (!) Вернер справедливо назвал пальчатые фибулы VI — VII вв. славянскими, поскольку никто кроме славян и ГОРСТИ готов их не носил. А русский (!) исследователь Игорь Олегович Гавритухин посчитал, что этого достаточно, чтобы переименовать эти носимые в подавляющем большинстве славянами фибулы в «поствосточногерманские». Зачем? Чтобы защитит права «меньшинства» (в данном случае готского) на ношение этих украшений? :-) Это научная политкорректность в чистом виде.

      • И.Гарвитухин — украинец с Умани, считает, что отсутствие подобия пальчиковых фибул в праславянских культурах — милоградской, позднезарубинской и киевской, которые являются генетичным базисом Пеньковской культуры, говорит об их импортном происхождении. Вошли в моду у Антов.Насчёт связи корчакцев с новгородскими словенами. Первые старше на 4-5 поколений. И их наследники — словене «поглотили» остатки поморского населения (курганы) на Балтике и ассимилировали местное новгородское финское население (антропология).

        • Игорю Клименко
          Уважаемый Игорь, Вы утверждаете, что
          Цитата >>милоградской, позднезарубинской и киевской, которые являются генетичным базисом Пеньковской культуры << . Будьте так любезны, назовите пожалуйста  литературные источники, где приведены результаты ГЕНЕТИЧЕСКИХ исследований останков населения перечисленных вами археологических культур, если до сих пор лично мне было известно, что во всех этих культурах применялась кремация покойников. Правда на территории  пеньковской АК есть единичные находки с ингумацией, но большинство авторов исследований признают их инородными.
          Все бодания по происхождению славян как раз и связаны с отсутствием ГЕНЕТИЧЕСКОЙ маркировки населения предположительно(!) праславянских культур с их повсеместным обрядом кремации покойников.

          • Виктору Антонову. Уважаемый Виктор любезно Вам сообщаю, что по перечисленным мною АРХЕОЛОГИЧНЫМ культурам есть масса литературы и присутствуют определённые моменты преемственности. То есть с определённой степенью вероятности можно утверждать о родственности населения данных культур. Это подтверждают также праславянские топонимы и гидронимы в ареалах данных культур.К сожалению нет генетического материала, было бы убедительнее.

  • Сергею Назину. Теперь конкретно по поводу новгородских сопок. Ничего славянского в этом обряде не просматривается. Во-первых в основании сопки имеется зольная линза. Обычай выжигать место могильника характерен для прибалтийских финнов. Во-вторых, в основании сопок сооружения из валунов. Круги или треугольники. Такие сооружения имеются у финских племен и у скандинавов. В-третьих, кости животных. Вот что об этом известно: «Во многих сопках найдены кости различных животных — кальцинированные или несожженные. Встречаются они в одних случаях в насыпях, в других — при захоронениях остатков кремации. Чаще других попадаются конские кости, но встречаются также кости коровы, собаки, барана, зайца и птиц. Обычай помещать кости животных, а иногда и целые особи при захоронениях был довольно широко распространен в лесной полосе Восточной Европы. Он неоднократно зафиксирован при раскопках ярославских и приладожских курганов, основная часть которых принадлежит финскому населению. Кости различных животных часто находят также в курганах Водской пятины, значительная часть которых оставлена водью или ее славянизированными потомками, во владимирских курганах, где присутствие мерянских захоронений несомненно, а также и в других погребальных памятниках древней Руси, где обычны вещевые находки финно-угорских типов. Тот же обряд известен и в некоторых фино-угорских грунтовых могильниках (например, в погребениях ломоватовской культуры Прикамья). Все это позволяет считать, что распространение обычая класть кости животных в новгородские сопки обусловлено участием местных финно-угорских племен в этногенезе словен новгородских». 
    Впрочем, мы то теперь, благодаря генетикам, знаем, что ильменские словене — это и есть фино-пермское племя, близкородственное мери.

    • В этом обряде не прослеживается ничего «пражского». Начнем с того, что трупосожжение и насыпание курганов в целом чужды финскому и балтийскому населению. Финны пришли в Восточную Европу из Сибири, где покойников либо хоронили, либо подвешивали на деревьях. Именно этим объясняется полное отсутствие захоронений в пресловутых лесных культурах Восточной Европы раннего железного века, которые были объявлены М. Б. Щукиным археологическим «миром» из которого ведут свои корни славяне. Генетика убила эти измышления. Мы видим, что балты — генетически и лингвистически — смесь 50 на 50 % индоевропейцев (R1a, шнуровая керамика) с уральцами (N, текстильная керамика): 10-падежное склонение финского типа в балтийских об этом просто вопиет.  Любые  трупосжигатели в Восточной Европе I — XI вв. — это либо славяне (зарубинцы, пражцы, пеньковцы, именьковцы, длинные курганы, сопки), либо за редким исключением (вроде скандинавов и пр. германцев) — народы, в этногенезе которых (пра)славяне приняли участие (рязанско-окские могильники, поздние дьяковцы). А по Вашей логике финны научили славян покойников жечь :-)

  • Игорь Коломийцев
    Мне показалось удивительным лишь высокая частота данного пермско-финского компонента — до 91% — у новгородцев.
    Неправильно «новгородский» компонент называть «пермско-финским». У коми-пермяков его менее 20%. А у народов, говорящих на языках финно-пермской группы, этого компонента меньше, чем у русских.
     
    Во всех остальных русских популяциях при k = 8 «новгородская» компонента составляет в среднем треть генофонда (34%).
    Из всех обследованных народов европейской части России наиболее значительный след «новгородской» предковой компоненты обнаружен у коми-пермяков — в 80% изученных геномов она составляет в среднем 20%.
    Мы видим, что в русских популяциях «новгородского» компанента в 2 раза больше, чем у коми-пермяков.
     
    При переходе на большее число предковых компонент (k = 14) средний вклад «новгородской» предковой компоненты в русские генофонды резко снижается с 34% до 5%. Помимо новгородской он остается в трех популяциях: Ленского района Архангельской области, Кашинского района Тверской области, Михайловского и Спасского районов Рязанской области.
    Замечу, средний вклад снижается. Но в отдельных русских популяциях он всё равно не меньше, чем у коми-пермяков. А в среднем в русских популяциях он явно выше, чем в среднем в финно-пермских популяциях.
     
    Интересно, как генетики технически объясняют таку разницу в результатах для к=8 и к=14? (вопрос к специалистам)
     
    Но нет — ильменские словене в массе своей оставались пермскими финнами и мало с кем смешивались.
    С учётом вышесказанного, это не соответствует действительности.

  • Игорь Коломийцев
    а самые разные по происхождению (даже фино-пермские) племена, в некий момент времени перешедшие на употребление общего для Восточной Европы языка. Языка, сложившегося внутри огромной кочевой империи — Аварского каганата.
    Язык новгородских славян в X-XI веке заметно отличался от языка славян Аварского каганата. Такая разница не могла развиться за 200-300 лет.

  • Целью работы было не сравнение новгородского генофонда с другими популяциями, а поиск своебразия новгородского генофонда. То есть, искали не что у них общего с другими популяциями, а чем новгородцы отличаются от других популяций.  
     
    Метод главных компонент — это способ уменьшения размерности входных данных, потеряв при этом наименьшее количество информации. То есть, мы берём точки в многомерном пространстве (в данном случае — геномы образцов) и строим проекцию на k-мерное пространство. Из бесконечного числа возможных проекций мы выбираем ту, при которой точки меньше сливаются между собой. Для поиска своебразия некого генофонда мы из данных проекций выбираем ту, в которой соответствующие точки лежат как можно ближе к одной из осей координат k-мерного пространства. В этой проекции точки новгородцев и ярославцев лежат рядом, а точки новгородцев и коми-пермяков лежат очень далеко. Для 80% коми-пермякских популяций угол между соответствующими векторами — 76 градусов. Они почти ортогональны. Поэтому в статье говорится не о сходстве генотипов, а про след «новгородской» компоненты (у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води). То есть, про некий генетический пласт, который в небольших, но статистически заметных количествах присутствует у этих популяций.  
     
    Например, по той же 8-мерной проекции, по которой у коми-пермяков 20% условно «новгородской» компоненты (ось №6), у них 30% услнвно «поморской» (беломорской) компоненты (ось №4), которой у «новгородцев» нет совсем.

  • Я полностью доверяю ГЕНЕТИЧЕСКИМ выводам сделанными покойным Олегом Павловичем о существовании «новгородской компоненты». Меня смущает историческое толкование. ПЕРВОЕ: Почему компонент который имеется у новгородцев, ярославцев, нижегородцев и коми-пермяков объявляется «финским», а не «славянским»? Почему «новгородский компонент» ОТСУТСТВУЮЩИЙ КОМИ-ЗЫРЯН нельзя считать РУССКИМ следом в генофонде КОМИ-пермяков? Этот вывод просто напрашивается. ВТОРОЕ: При чем здесь меря, когда у прямых потомков летописной мери — мари(йцев) этой компоненты нет?  Ответьте мне без эмоций на эти два вопроса.

  • Шамилю Галееву. Вы ставите под сомнение мое право называть обнаруженный у новгородцев генетический компонент пермско-финским? Напомню, что он найден с показателями 91% в генофонде новгородцев, 90% у ярославцев, 50% у води и 20% у коми-пермяков. Что думают по поводу данного компонента сами генетики Балановские в изложении их позиции Надеждой Маркиной: «Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)»Это фактически главный вывод данного исследования, в публикации он повторен дважды, в преамбуле и в завершении статьи. Иначе говоря, генетики однозначно приписывают данный компонент ильменским словенам, но не только им, поскольку он гораздо шире одного лишь новгородского наследия. Кроме того, он однозначно местный, северо-западный по происхождению. Наверняка генетики при этом видели игреки и мито тестируемого населения, которые не позволяли считать этих людей пришельцами из других регионов Европы или Азии. Но при этом данный местный компонент сильно отличался от того, что наблюдается у иных здешних обитателей, в частности, прибалтийских финнов и тяготеет более к финно-угорскому населению Предуралья и Поволжья, хоть и не полностью идентичен тому, что видят у здешних обитателей. Как теперь прикажете этот компонент называть? Новгородским? Но новгородцы не переселялись в Ярославль и даже чисто теоретически не могли дать почти треть генофонда россиян сами по себе. Ильменских словен? Но этих людей ученые долго пытались представить пришельцами с Юга или Запада, хоть как видим, они оказались вполне местными аборигенами. Водьским? Мерянским? Это очень узко, хоть у мери и води этот компонент безусловно присутствовал. Мне представляется, что единственно правильно называть этот вариант «пермско-финским». При всей условности такого названия, оно хотя бы указывает на вектор происхождения данного компонента. 

  • Шамилю Галееву. Своеобразие новгородского языка (диалекта) подчеркивали многие лингвисты. Он имел важные отличия даже от языка, имевшего хождение в Киевской Руси. Вы считаете, что новгородский диалект не мог приобрести такое своеобразие за 300 лет, если предположить, что эпицентр распространения единого языка — Аварский каганат? Но никто из археологов никогда не утверждал, что ильменские словене появились в этих краях ранее 6—7 века. Например, Седов именно данный период обозначал как время прихода словен на Ильмень-озеро. Получается, что эти люди по любой версии пришли сюда позже появления аваров в Европе. Не так ли? А язык их все равно очень специфичен.
    Теперь мое мнение. Мы имеем дело с явным переходом ранее финоязычного племени на славянский язык. Переходом, не сопровождавшимся массовой миграцией и приходом новых людей. Потому своеобразие новгородского диалекта легко объяснить здешним пермско-финским субстратом, осложненным тем, что славянский эти люди учили не как родной, а как язык межнационального общения. 

  • Сергею Назину. Вы можете верить во всё, что вам заблагорассудится — даже в то, что новгородцы — это инопланетяне, прилетевшие с Марса. Но аутосомы убедительно показали, что до 91% данной популяции было аборигенами Северо-запада Русской равнины. Причем, аборигенами, отличными и от балтов, чье влияние на русскую популяцию обычно недооценивают, и от прибалтийских финнов, которые наверняка также имелись среди чуди, води, кривичей и прочих окрестных народов. 
    Мы долгое время недооценивали значения аборигенного компонента в русской нации. Поскольку выводы делали почти исключительно по игрек-гаплогруппам. При этом за аборигенов северо-запада России мы держали почти исключительно фино-угорские племена. Их участию в сложении русской популяции мы приписывали исключительно  гаплогруппу N. Меж тем, она не единственная составляла генофонд местного населения. Так у эстонцев данной линии всего чуть больше трети, а у коми и марийцев — половина. Меж тем, у русских ее тоже не так уж мало — 22% в целом и до 41% у русских сСвера.
    Мы должны отдавать себе в отчет, что русская популяция сложилась в основном (до двух третей или даже трех четвертей) за счет аборигенных племен Русской равнины, тех самых, что некогда говорили на балтских и финнских языках, что миграционный поток с запада и юга, тот самый, что обычно считают славянской колонизацией, был более-менее значителен только в южнорусских землях, и сходил на нет в северных русских землях, таких как Новгородчина. Хотелось бы, чтобы научная общественность приняла эти факты. И не пыталась держаться за старые мифы.

    • Славянское население Новгородской земли не могло прийти туда с юга (Поднепровья). Я уже несколько раз повторял: и язык новгородских берестяных грамот и северовеликорусский диалект — не были изначально «восточнославянскими». Новгородский диалект в сущности своей — южнославянский, близкий прежде всего словенскому. Да позднее в составе единой Руси он «интегрировался» с другими «исконновосточнославянскими» диалектами (Х-кающими) в единый древнерусский (восточнославянский) язык. 

  • Владимиру Колганову. Вы требуете, чтобы я представил вам полный список смертельных болезней, из которых вы … будете выбирать ту или те, что по вашему мнению уничтожила(и) генофонд коренного населения Европы? Помилуйте, дорогой оппонент, но это никак не укладывается в правила научного спора. Это Вы защищаете версию болезни как причины радикальных перемен в генофонде европейцев. Вам ее и обосновывать. Вам и указывать на конкретное заболевание. Вам и доказывать, что это заболевание действительно могло произвести подобный эффект. Вам приводить исторические примеры уничтожения этим заболеванием целиком населения той или иной области или страны. Перекладывать на оппонента свои прямые обязанности — это дурной тон в споре. Вот почему извольте ответить на мой вопрос — если это была не чума, то что? …. Если вы не знаете болезни, которая может произвести подобный эффект, то так и скажите. Я к примеру считаю, что нет таких болезней. Именно потому отстаиваю версию, что дело не в эпидемии, а в геноциде. Вы же геноцид как причину перемены генофонда отрицаете. Ну так выдайте нам убедительную концепцию изменений генофонда без геноцида. Такую, чтобы в нее можно было поверить. Что касается ваших встречных вопросов, мне есть что ответить на них, но я буду отвечать только после того, как вы ответите на мой главный вопрос — что это была за болезнь.

    • Уважаемый Игорь Коломийцев, выношу Вам предупреждение и подчеркиваю недопустимость поучительного тона в ответе оппоненту.

  • Валерию Запороженко. Если не ошибаюсь, то Сувалки — это крайний северо-восток Польши, район, примыкающий к Литве и Калининградской области, древняя Ятвягия. У здешнего населения следует ожидать не столько славянского, сколько западно-балтского генофонда. Меж тем Сергей Назин жаждет иного — доказательств родства новгородцев с западными славянами типа ободритов или руян. Сувалки ему не помогут))).

    • Сувалки мне действительно не помогут — это ятвяжская земля. А вот «пробить» новгородский компонент на сходство конкретно С КАШУБАМИ было бы полезно и я думаю — легко, так как генофонд кашубов, я полагаю, изучен польскими генетиками. 

  • Сергею Назину. Теперь по поводу пальчатых фибул, которые вы упорно считаете славянскими, хоть они таковыми и не являются. Вы пишите: «Я специально занимался происхождением пальчатых фибул, потому что в русской литературе этот вопрос специально не освящается. Вот что я выяснил, читая немецкого археолога Мартина (позже могу дать ссылки). Эти фибулы появились в V в. в захваченной готами Паннонии. Это были высококачественные произведения провинциальноримских мастеров. Оттуда мода на пальчатые фибулы распространилась по всему германскому миру вплоть до франков и аллеманов. Пальцев может быть больше или меньше, они могут даже срастаться, но это одна «мода». На рубеже V — VI вв. германцы повсеместно перестают носить эти фибулы и их бытование продолжается только на левобережье Нижнего Дуная и на Среднем Днепре, то есть в землях заселенных в VI — VII вв. явными славянами. Единственное исключение — готы в Крыму. Немец (!) Вернер справедливо назвал пальчатые фибулы VI — VII вв. славянскими, поскольку никто кроме славян и ГОРСТИ готов их не носил. А русский (!) исследователь Игорь Олегович Гавритухин посчитал, что этого достаточно, чтобы переименовать эти носимые в подавляющем большинстве славянами фибулы в «поствосточногерманские».
    Здесь почти всё неверно. Я тоже специально занимался происхождением пальчатых фибул. Пару глав в моей последней книге «В когтях Грифона» посвящено этому явлению. Мне странно, что вы, якобы занимаясь этой проблемой, не нашли отражения ее в трудах отечественных специалистов. Давайте я навскидку дам вам несколько известных фамилий — Симонова, Фурасьев, Мишель Казанский. Все они разделяют позицию Гавритухина о том, что пальчатые фибулы родились в мире восточных германцев. Очень обстоятельно, с разбором каждого из типов пальчатых фибул, исследовал данный вопрос Флорин Курта.
    Пальчатые фибулы тех типов, что с подачи Иоахима Вернера (кстати, к концу жизни от отрекся от данного мнения) приписывали антам, на самом деле встречались не только на левобережье Нижнего Дуная и на Среднем Днепре, как считаете вы. Они родились внутри Карпатской котловины, причем довольно поздно, уже после прихода сюда аваров. Причем появились эти фибулы в тех областях Карпатской котловины, где проживали гепиды, побежденные аварами и лангобардами. Это произведение гепидских мастеров. Кроме Карпатской котловины, где найдено большинство таких вещиц, они встречаются не только в пеньковских и колочинских землях Днепра, но в и в Крыму, а также в районе нижней Вислы, т.н. мазурская группа памятников. И Крым и мазурская группа весь период процветания Гепидии в Карпатской котловине были теснейшим образом с ней связаны. 
    Что касается пальчатых фибул на Днепре, то они появляются здесь довольно поздно, позже чем в Карпатской котловине и иных местах — не ранее первых десятилетий 7 века. Это уже тот момент времени, когда анты исчезают со страниц летописей. Последнее упоминание о них находим у Симокатты, там говорится, что аварский каган Баян послал своего полководца Апсиха с войском с заданием уничтожить племя антов, как союзников византийцев. Вот именно с этого момента на Днепре появляются пальчатые фибулы гепидов вместе с множеством других вещей и украшений среднедунайского происхождения. Очевидно, что авары подчинили себе антов и управлять ими поставили неких всадников, у которых были в числе прочего популярны гепидские пальчатые фибулы.
    Надеюсь, вы, наконец, с моей подачи обнаружите соответствующую литературу и перестанете грезить явно устаревшими версиями происхождения пальчатых фибул. 

    • Игорь Павлович. Читайте первоисточники по пальчатым фибулам (бугельфибельн в немецкой лит-ре). Прочтите для начала Макса Мартина Schmuck und Trаcht des fruehn Mittelalters. Все германцы носили в V в. такие фибулы в том числе и франки с аллеманами. Потом стали вместо фибул носить игольчатые заколки и небольшие броши. А у славян мода на пальчатые фибулы осталась в VI — VII веках. Это провинциальноримская мода.

  • Игорь Коломийцев
    Вы ставите под сомнение мое право называть обнаруженный у новгородцев генетический компонент пермско-финским?
    Да. У народов, говорящих на языках финно-пермской группы его либо мало, либо совсем нет.
     
    Напомню, что он найден с показателями 91% в генофонде новгородцев, 90% у ярославцев, 50% у води и 20% у коми-пермяков.
    Вы неправильно понимаете приведённые в статье цифры. Нет его ни 50% у води, ни 20% у коми-пермяков.
    У 80% коми-пермяков его 20%. То есть, в среднем у коми-пермяков его 16%. По води в статье не приведены цифры. Полагаю, что они не выше, чем для коми-пермяков. У 50% води его менее 20%. То есть, в среднем у води его менее 10%.
    Вы неправильно понимаете суть метода. Почитайте здесь: http://генофонд.рф/?page_id=34762&cpage=1#comment-25400
     
    Что думают по поводу данного компонента сами генетики Балановские в изложении их позиции Надеждой Маркиной
    В приведённой цитате не написано, что вклад местного дославянского населения в генофонд новгородцев составляет 91%.
     
    Как теперь прикажете этот компонент называть? Новгородским?
    Да. Компонента — это не некий набор генов, доставшийся от некой предковой популяции. Компонента — некие пропорции смеси разных предковых популяций. В данном случае — пропорции, уникальные для новгородцев. Поэтому их назвали «новгородской компонентой». Поэтому неправильно эту компоненту называть «финской», «русской», «чудской» и т.д.
     
    Упрощённый пример:
    У некого народа А распределение Y-хромосом «R1a 40%, N1c 30%, I2a 20%, R1b 10%», у некого народа Б распределение Y-хромосом «N1c 50%, C 50%». Если у какого-то народа В распределение «R1a 20%, N1c 40%, I2a 10%, R1b 5%, C 25%», то этот народ можно представить как смесь «50% компоненты А, 50% компоненты Б». Конечно, в данном случае это может быть случайным совпадением. Но, если использовать не одну, а все хромосомы, то вероятность случайного совпадения практически нулевая.

  • Игорь Коломийцев
    Но никто из археологов никогда не утверждал, что ильменские словене появились в этих краях ранее 6—7 века.
    В данном случае важно не то, когда славяни пришли в эти края, а когда они разделились со славянами, которые пришли в Центральную Европу.
     
    Потому своеобразие новгородского диалекта легко объяснить здешним пермско-финским субстратом, осложненным тем, что славянский эти люди учили не как родной, а как язык межнационального общения.
    Если легко объяснить, то объясните. Конкретно по каждому различию — каким образом это могло произойти под влиянием пермско-финского субстрата.
    Если не вдаваться в детали, то можно легко объяснить что угодно. В конце VI века культура в Карпатской котловине поменялась. Это легко объяснить греческим влиянием. Греки были? Были. Влияли? Влияли. Вот и поменялась культура. А авары тут вообще не причём.

  • Сергей Назин
    Может быть математические выводы действительно указывают на коми-пермяков, как источник «новгородского компонента».
    Нет, не указывают.
     
    Геном каждого образца описывается миллионом чисел (я в этом не разбираюсь, но, вроде бы, при полном аутосомном анализе обычно «считывают» примерно миллион SNP). Используя метод главных компонент построили приближение, в котором каждый образец описывается восемью числами (чистая математика). Приближение строилось таким образом, чтобы свести к минимуму потерю информации (разнообразия). То есть, каждый образец в этом приближении представлен как смесь восьми компонент. Математический результат состоит в том, что в данном приближении современных коми-пермяков можно представить как смесь 20% современных новгородцев, 30% современных архангельцов (поморцев) и далее по списку. То есть, если мы возьмём 20 современных новгородцев, 30 современных архангельцов и далее по списку, затем вычислим среднее для этих 100 человек, то получим примерно такие же значения, как среднее у большинства современных коми-пермяков. На основании этого можно сделать вывод, что у новгородцев и коми-пермяков какая-то часть предков общаяя. На основании этого нельзя сделать вывод, что у новгородцев вклад общей с коми-пермяками части предков составляет 91%.

  • Судя по всему ситуация с генетикой славян в исследованном регионе в принципе похожа  на Балканскую, и пр.: автохтонная генетика полностью доминирует, при том, что все, или почти все жители — славяне по языку и культуре. Что еще раз подтверждает вывод, что славяне — это прежде всего этнокультурная, языковая, а не генетическая общность. То есть в своем расселении  славяне эффективно ассимилировали  местные народы, фактически «обращая/превращая» их в славян (в том числе через обряд «верви» — принятия в более сплоченную славянскую общину, как «названного единоплеменника« (ср. аналогичн.: «ты брат мой названный»),  и др.). По всей видимости их способ хозяйствования, с-х и пр. технологии, скот, образ жизни, культура,  были притягательны для местного населения. Что не удивительно, поскольку колонисты обычно энергичнее, эффективнее и хозяйственнее местного населения, поскольку у них хватило энергии и ресурсов прийти и освоить чуждые, незнакомые места.  А возникновение славянских государств во всей Восточной Европе сильно катализировало и ускорило эти процессы. Ведь в ПВЛ в районе Ладоги и Новгорода кроме ильменских словен с  кривичами — смеси славян и балтов, пришлых в эти места, указываются и совместно действующие с ними союзные автохтоны: меря, чудь, весь, которые кстати, участвуют и в походе Олега на юг в Киев. Ясно, что происходил процесс дальнейшей ассимиляции местного населения, и большинство из них становилось «словенами/славянами», а затем и «русскими». 

  • Шамилю Галееву. Уважаемый Шамиль, вы пишите: «Компонента — это не некий набор генов, доставшийся от некой предковой популяции. Компонента — некие пропорции смеси разных предковых популяций. В данном случае — пропорции, уникальные для новгородцев. Поэтому их назвали «новгородской компонентой». Поэтому неправильно эту компоненту называть «финской», «русской», «чудской» и т.д.   Упрощённый пример: У некого народа А распределение Y-хромосом «R1a 40%, N1c 30%, I2a 20%, R1b 10%», у некого народа Б распределение Y-хромосом «N1c 50%, C 50%». Если у какого-то народа В распределение «R1a 20%, N1c 40%, I2a 10%, R1b 5%, C 25%», то этот народ можно представить как смесь «50% компоненты А, 50% компоненты Б».  
    Мне кажется, вы не совсем понимаете, что такое полногеномное исследование и аутосомная компонента. Распределение игрек-гаплогрупп здесь не играет вообще никакой роли. Оно лишь может быть изучено генетиками ПАРАЛЛЕЛЬНО полногеномному исследованию, для того, чтобы было понятно, по мужским или по женским линиям попала в генофонд та или иная компонента. Может возникнуть ситуация как у населения эпохи неолита Иберийского полуострова, когда у этих племен почти 100% игрек-линий были от западноевропейских охотников, тем не менее полногеномное исследование показывало, что эти люди на 90 с лишним процентов являются фермерами с Ближнего Востока.
    Проще говоря, аутосомное или полногеномное исследование — это метод исследования, параллельный изучению игрек- и мито-линий. И он более точный в смысле определения родства. Игреки и мито постоянно из генофонда вымываются, могут теряться, но аутосомное сходство останется в любом случае.
    О чем идет речь в исследовании Балановских? Они обнаружили еще один аутосомный компонент, характерный для северо-запада России. Он отличен от того компонента, что имеется у прибалтийских финнов (более западного населения). Отличен от того, что есть у поморов (более северного населения). Отличен от того, что есть у пермско-волжских финнов (более восточного населения). Но он явно местный, северо-западный, и более родственный именно волжско-пермским финнам, чем прибалтийским финнам. Этот компонент имеет два главных пика. Один у новгородцев (91%), другой у ярославцев (90%). Вы правы, что у води его меньше, как и у коми-пермяков. Но его родство с местными компонентами, особенно с пермско-финским, никакому сомнению не подлежит. 
    Ярославль возник в центре мерянских земель. Новгород создали ильменские словене в союзе с кривичами, чудью, весью и той же мерей. Это означает, что данный древний компонент с высокой частотой встречался у множества местных племен — от мери до, возможно, кривичей. Этот компонент был настолько здесь распространен, что его ныне почти треть в генофонде всех русских в целом. 
    Отсюда следует ряд выводов, которые вы пока никак не желаете принять. Первое. Ильменские словене — это не пришельцы. Это местное племя, по генофонду практически неотличимое от чуди или мери. Словене почти на 100% процентов были носителями данного местного компонента, родственного компоненту пермских финнов. Второй вывод. Славянизация северо-запада Русской равнины (Новгород и Владимиро-Суздальские земли) не сопровождалась массовой миграцией и сменой населения. Славянами становились бывшие меря, чудь, кривичи, весь и прочие здешние аборигены. Третье. Мы недооценивали влияние местных, прежде всего фино-угорских по языку племен, на формирование русского генофонда. Этих предков у нас не треть, а две трети или даже три четверти. Вот те самые поверхностные выводы, которые историки должны сделать из последней работы Балановских. 
     

  • Игорь Коломийцев
    Мне кажется, вы не совсем понимаете, что такое полногеномное исследование и аутосомная компонента. Распределение игрек-гаплогрупп здесь не играет вообще никакой роли.
    Я это прекрасно понимаю. Y-хромосомы я привёл в качестве упрощённого примера. Прочитайте то, что я написал Сергею Назину: «Геном каждого образца описывается миллионом чисел…» И далее объяснение, что нам даёт метод главных компонент. http://генофонд.рф/?page_id=34762&cpage=1#comment-25421
     
    О чем идет речь в исследовании Балановских? Они обнаружили еще один аутосомный компонент, характерный для северо-запада России.
    Обращаю внимание, что в работе анализируются генофонды современных популяций. То есть, результатом вычислений являются некие факты о современных популяциях. И только потом, на их основе выдвигаются гипотезы о древних популяциях. То есть, все указанные в статье цифры не имеют (непосредственного) отношения к древним популяциям. Они «обнаружили» современную аутосомнуюю компоненту (на самом деле не обнаружили, а посчитали и назвали). Поэтому логично эту компоненту назвать по имени популяции, которой она соответствует — новгородской.
     
    Но его родство с местными компонентами, особенно с пермско-финским, никакому сомнению не подлежит.
    Наличие общих предков у новгородцев и коми-пермяков сомнению не подлежит. Но число «91%» не является численным показателем степени этого родства (оно вообще про другое).
    Например, точно также они «обнаружили» условно «поморскую» компоненту (рис. 3). У архангельцов её 90-100%, у коми-пермяков её 25-30%, у новгородцев — менее 1%. Теперь применяем Ваши (ошибочные) рассуждения и получаем, что и архангельцы на 90+% произошли от некой пермско-финской компоненты… но при этом не имеют ничего общего с новгородцами?
    Да, у новгородцев и коми-пермяков есть общие предки. Скорее всего, не менее 20%. Скорее всего, эти предки расселялись вдоль реки Вычегда (непонятно, в каком направлении — зависит от времени расселения — до или после прихода славян). Они были ассимилированы коми-пермяками, русскими ленского района архангельской области и новгородцами. Но это не отменяет факта миграции славян в новгородскую область.

  • Шамилю Галееву. Вы совершенно правы в том, что генетики Балановские анализировали «генофонды современных популяций». Это так, ведь они изучали не дДНК, а генофонд наших современников. Но вы ошибаетесь, когда говорите, что «результатом вычислений являются некие факты о современных популяциях. И только потом, на их основе выдвигаются гипотезы о древних популяциях. То есть, все указанные в статье цифры не имеют (непосредственного) отношения к древним популяциям». Это не совсем так. Генетики изначально пытались составить такую выборку местного населения, которая позволила бы им проанализировать генофонд древних новгородцев. Они тестировали не всех подряд современных жителей Новгородчины, а только тех, чьи корни уходят максимально глубоко в данный край. Аналогично, изучали не всех жителей Нижнего Новгорода, а только тех, чьи предки прибыли из Новгорода Великого. Проще говоря, целью исследования изначально стояло изучение древней популяции (новгородцев-ильменских словен) через призму современного населения.
    Неправильное понимание целей исследования потянуло у вас совершенно искаженное представления о его выводах. Вы пишите, что не понимаете, откуда пришли предки новгородцев, появились ли они «до или после прихода славян». Что это исследование, якобы, «не отменяет факта миграции славян в новгородскую область»
    А теперь давайте внимательно прочтем, что думают ученые: «этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)». Напомню, что под этим генетическим пластом понимается аутосомный компонент, охвативший 91% генофонда потомков исторических новгородцев, а заодно 90% ярославцев и около 30% всего русского генофонда. И этот генетический компонент авторы работы считают ДОСЛАВЯНСКИМ. Более того — родственным пермским финнам более, чем прибалтийским финнам.
    То есть речь не идет о том, что этот генетический пласт мог быть дославянским или славянским. Нет. Второй вариант исключается. Он местный, дославянский. Вы упорно делаете вид, что не понимаете этого. Еще раз персонально для вас — ДОСЛАВЯНСКИЙ. Родственный ПЕРМСКИМ ФИННАМ, хоть и не полностью идентичный пермско-финнскому компоненту. Если бы можно было самому его называть, то можно было бы назвать его срединно-финнским. Поскольку этот компонент присутствовал у тех финноязычных племен Русской равнины, что обитали между прибалтийскими и пермскими финнами. Скорее речь идет о чуди, веси, мери и ряде других племен (возможно мурома и мещера). Но это уже гадание на кофейной гуще. Ясно одно — этот компонент местный, близкородственный пермско-финскому и он охватывает почти целиком генофонды древних новгородцев и ярославцев. 
    Сам по себе этот факт как раз и ставит под вопрос славянскую миграцию в данный регион. Славянские компоненты, видимо, вообще не существенны в генофонде новгородцев и ярославцев, поскольку кроме этого срединно-финнского компонента там наверняка будут еще прибалтийско-финский компонент, в чистом виде пермско-финский, возможно балтский, пришедший от кривичей. На более южных мигрантов, под которыми у нас обычно понимают славян, в генофонде новгородцев и япрославцев будут отведены лишь один-два процента, не более. Какая уж тут миграция?

    • Можно рассмотреть с наступной позиции, до прихода славян — балто-финский (дославянский), с приходом славян — славяно-балто-финский (новгородский), после голода с приходом опричников — меря-славяно-финский.И с Дуная славяне не ходили на Неву однозначно. Отсутствует гаплогруппа І2а2 и зачем с черноморских курортов переться в болото? Основная масса славяне двигались на тепло — запад и юг, на богатства Европы и Византии, какая-то часть — за янтарём. В ареале Новгорода могли оказаться изгои из балтийских и западных славян и боевые отряды з целью грабежа местного населения и захвата в рабство.

  • Таким образом, из всех современных народов европейской части России и Урала именно коми-пермяки оказываются наиболее близки к генетической общности новгородской и ярославской популяций.
     
    В итоге, авторы выдвинули  гипотезу, что древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам).
      — Что непонятного в выводах авторов? Игорю, как всегда непонятно.
    В формировании генофонда новгородских словен из всех окрестнародов (автохтонов)больше всех поучаствовали именно пермяки, восточные финно-угорцы. ВСЕ! И это естественно и нормально. Генофонд славян мигрирующих с юга и юго-запада сильно изменился с течением времени, да и не мог не измениться. Путь от Дуная до Невы был долгим и тернистым.
     

  •         Кубики для «гаражных аналитиков».
    1.        Можем ли мы делать серьезные предположения о миграциях и генофонде раннего славянского населения (переселенцев) по современным данным, разделяющимися во времени почти в полторы тысячи лет. На основании полутора десятков современных образцов.
    2.        Генетика маркер, отражающий лишь механику миграционных процессов. Главное это культурные векторы этногенеза, общая картина. Насколько она совпадает в комплексе с другими данными? Ответ очевиден.
    3.        Сколько раз за полторы тысячи лет изменялся или мог измениться генофонд региона? Один, два, десять… Индоевропецы были всегда непоседливы и активны в своих перемещениях во времени пространстве. Мои родственники только за последние сто – сто пятьдесят лет большую часть континента на телегах (потом поездах) туда – обратно несколько раз «освоили». А всякого рода войны, замятни, чистки, болезни, пандемии, дрейфы, браки, миграции… бесчисленное множество факторов. Пожалуй только период крепостного права отчасти может быть информативен.
    4.        Только на основании древней ДНК, взятой из конкретных археологических памятников, ассоциированных со славянскими (даже не 10-12 вв.) можно получить реальную картину о генофонде ранних славян. Памятников, продолжающих доказанную или гипотетически обоснованную во всех аспектах версию культурной и этнической атрибуции.
    5.        Почему новгородцев связали предковой линией с пермяками, а не наоборот. Почему не современные пермяки потомки древних новгородцев. Исторические данные этому совсем не противоречат. И достаточно логичны в процессе колонизации  новгородцами  Пермского края.
    6.        Пермяки на карте выглядят достаточно «бледно», незначительно отличаясь от других регионов. В отличие от Ярославля, почти идентичного Новгороду. Получается Ярославль и Нижний Новгород, а также Ленский район (или Рязань) заселили новгородцы-пермяки… и ситуация вплоть до 21 века не изменилась в данных районах (выборках). «Бледное» влияние пермяков скорее выглядит более логичным и естественным, отражающим возможное активное участии в формировании новгородцев (во всяком случае из выборки). О ЧЕМ и статья.
    7.        Насколько  именно К8 и К14 отражают объективную картину. Слишком точечно и выражено совпали всего несколько районов на огромном откровенно размытом генетическом пространстве России за столь длительное и откровенно непростое время. Как за столь длительный период времени могла сохраниться и совпасть почти на 100% компонента современных нижегородцев. Эта какая должна быть изоляция. Опять же среда обитания и локация поселений могла (и должна) измениться несколько раз. Охотники и земледельцы 7 века вряд ли таковыми оставались. Достаточно ли 20% у 80% исследованных для однозначных выводов?
    8.        Несовпадение ареала. Разве он должен, да и реально может на сегодняшний день совпадать? Более тысячи лет, даже не 200-300 лет. Какие (и у кого) ареалы по историческим данным совпадают с современными. Это скорее исключение. И не для индоевропейцев. Где генофонды были постоянными и статичными,  не меняясь тысячелетиями. Совпадут ареалы расселения древлян, полян, радимичей или гуннов?
    9.        Какое совпадение аутосомных данных с данными мтДНК и Y-хромосом. Насколько они совпадают с данными коми-пермяков и восточнофинских популяций.
    10.     Изменение структуры генофонда для восточных славян (как крайней точки от ядра) необходимо рассматривать во времени и пространстве. От какой исходной точки. Предков праславян с Анатолии, Дуная, Днепра или Вислы? Соответственно и изменения генофонда будут пропорциональны пространственно-временным векторам. В Восточной Европе максимальные (хотя там и формировалась вторая половина праславян, генетически незначительно изменившаяся). Покажут только исследования дДНК.  

  • Андрею Степанову. Извините, Андрей, но почти всё, что вы пишите — это какой-то поток сознания, трудно улавливаемый и трудно понимаемый другими людьми. Может быть, вы сами и догадываетесь о том, что вы хотели сказать и зачем вы это говорите, но мне, например, это решительно неясно.
    Вот вы пишите, обращаясь ко мне: «Что непонятного в выводах авторов? Игорю, как всегда непонятно. В формировании генофонда новгородских словен из всех окрестнародов (автохтонов) больше всех поучаствовали именно пермяки, восточные финно-угорцы. ВСЕ!»
    Простите, Андрей, а чем это отличается от моего мнения (цитирую себя): «Ильменские словене — это не пришельцы. Это местное племя, по генофонду практически неотличимое от чуди или мери. Словене почти на 100% процентов были носителями данного местного компонента, родственного компоненту пермских финнов».  
    Фактически согласившись с мнением Балановских, поддержанным мною, о местном фино-угорском происхождении ильменских словен, вы, Андрей, далее делаете невообразимый кульбит сознания и пишите уже следующее: «Генофонд славян мигрирующих с юга и юго-запада сильно изменился с течением времени, да и не мог не измениться»
    Погодите, Андрей, о каком генофонде славян вы ведете речь? Разве он изучался в рамках данного конкретного исследования, которое мы обсуждаем? Нет. Где доказано, что славяне — жители Юга или Юго-запада. Кто из генетиков проследил их «путь от Дуная до Невы». Никто? Так к чему тогда вся ваша отсебятина? Разве в рамках данного исследования в генофонде предполагаемых новгородцев был ВООБЩЕ выявлен хоть какой-то славянский пласт? Нет. 
    Это мое предположение, что если он и будет выявлен, то на уровне одного-двух процентов. Предположение, основанное на том, что у ильменских словен (новгородцев) в генофонде 91%  местного «срединно-финнского» компонента, а кроме него просто обязаны быть еще, пусть и в малых количествах, прибалтийско-финский пласт, пермско-финский, балтский, скандинавский, возможно, поморский, Таким образом, на предполагаемых славян почти ничего не остается. Один-два процента — это фоновые показатели. Их никак нельзя рассматривать в качестве свидетельства миграции.
    Даже если (повторюсь — этого еще не сделано) будет выявлен в генофонде ильменских словен чисто славянский (юго-западный) пласт, он будет буквально в мизерных количествах, и его вполне можно объяснить не мифической миграцией сюда мифических славян в 6-7 веке, о которой всё время грезили отечественные историки, а нахождением Новгорода в составе Киевской Руси, с центром в области расселения полян, и попаданием сюда некого количества бояр и служилых людей из южной столицы данной державы.
    Забудьте о миграции славян на северо-запад Русской равнины (Новгород и Ярославль). Она оказалась мифом, не подтвержденным генетическими материалами. Историкам надо искать другое объяснение распространения в этих краях славянского языка, не связанное с миграцией больших масс населения, которой, как выяснилось, не было.

    •     Извините, Андрей, но почти всё, что вы пишите — это какой-то поток сознания, трудно улавливаемый и трудно понимаемый другими людьми … но мне, например, это решительно неясно.    — Верю.    Простите, Андрей, а чем это отличается от моего мнения (цитирую себя): «Ильменские словене — это не пришельцы…     — В корне ВСЕ отличается, в принципе, в смысле, на 180 гр. отличается. Вам тут уже целый трудовой коллектив пытается объяснить это…        Фактически согласившись с мнением Балановских, поддержанным мною, о местном фино-угорском происхождении ильменских словен…   - )) Простите великодушно… давайте оставим все как есть. Вы продолжаете всем все «объяснять», а мы веселимся…

       

       

       

       

  • Игорь Коломийцев
    Они тестировали не всех подряд современных жителей Новгородчины, а только тех, чьи корни уходят максимально глубоко в данный край.
    Не «максимально глубоко», а на два поколения. То есть, тестировали современных коренных новгородцев. Где «коренных» означает, что их дедушки и бабушки жили в тех же районах Новгородской области.  
     
    Напомню, что под этим генетическим пластом понимается аутосомный компонент, охвативший 91% генофонда потомков исторических новгородцев, а заодно 90% ярославцев и около 30% всего русского генофонда.
    Не древний «аутосомный компонент», а «предковая компонента». Древние аутосомномные компаненты неизменны (то есть, имели некие фиксированные значения). Предковая компонента — это математическая абстракция, которая зависит от выбранной математической модели. В данном случае, выбирая различиные модели, авторы получали различные наборы предковых компонент.  
     
    Вы неправильно поняли, что 91% коренных новгородцев имеет некий древний аутосомный компонент. Из множества равноправных моделей авторы выбрали две (k=8 и k=14), которые лучше (на 90%) отображают своеобразие генома современных коренных новгородцев. Если бы цель работы была другая, то они бы выбрали другие модели.  
     
    Авторы обоснованно утверждают, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины. Авторы выдивигают гипотезу, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения. Но авторы нигде не утверждают (и даже не предполагают), что доля этого «местного дословянского наследия» составляет 91%. Это лично Ваше (необоснованное) предположение.

  • Такое ощущение что тягающиеся здесь умы здесь умы не могут уяснить простую мысль: «новгородский элемент» присутствующий у коми-пермяков не может быть неславянским потому, что его нет у коми-зырян. Коми-пермяки и коми-зыряне это две ветви одного народа распавшегося на две части в XIV c началом русской колонизации и христианизации коми. Коми-зыряне — это чистые беспримесные коми, а пермяки — смесь коми с русскими. «Новгородский компонент» который есть в наличии у коми-пермяков и отсутствубщий у коми-зырян — это северорусская метка в генофонде коми.
    Эта компонета также «новгородско-суздальская метка» в генофонде всех восточных славян. …………………………………

  • Шамилю Галееву. Кто-то из нас двоих не умеет читать по-русски. Или вы или я. Я полагаю, что предковая компонента, которую я условно называют «срединно-финнской» составляет 90% от всего генофонда исследованных потомков новгородцев. Вы считаете, что я в корне не прав. Что дескать я не правильно всё понял. Не данная компонента составляет 91% генофонда новгородцев, а у 91% новгородцев встречается такая компонента. Но в разных долях. А это, как говорят в Одессе две большие разницы. Правильно я изложил вашу позицию? Вы пишите конкретно следующее: «авторы нигде не утверждают (и даже не предполагают), что доля этого «местного дословянского наследия» составляет 91%. Это лично Ваше (необоснованное) предположение».
    Открываем обсуждаемую здесь статью Надежды Маркиной и читаем (второе предложение сверху):  «Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов».
    Слово «доминирует» вам знакомо? Не «имеется». Не «присутствует». А именно «доминирует». Значение этого слова — преобладать, господствовать, быть основным. Тут же авторы указывают и цифру — сколько этого доминирующего компонента, по их подсчетам, было у новгородцев — 90% генома. Весь геном 100%. Доля данного предкового компонента — девять десятых. Действительно доминирует! 
    Читаем текст далее:  «при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%)». Прочтите ещё раз: ПОЧТИ ВЕСЬ ИХ ГЕНОФОНД.
    Я не знаю, как еще яснее должны были написать генетики, чтобы вы, Шамиль, их, наконец, поняли. Так что спорите вы не со мной, а с авторами. Если у вас есть свои собственные расчеты, альтернативные проведенным Балановскими, то приведите их. Нет — перестаньте морочить голову тем, кто не разбирается в вопросах генетики.

  • Андрею Степанову. Всячески пробую вас понять. Вот ваш пост: «Балты таки генетически индоевропейцы и «родственники» (генетические) славян».
    Вообще-то индоевропейцы — это такое языковое понятие, в генетике оно не применимо. Там есть иные — компонент западных степных пастухов. Компонент первых европейских фермеров. И так далее. Я например, как и множество современных ученых, полагаю, что индоевропейский язык в Европу принесли носители компонента западных степных пастухов. У вас иное мнение — что это сделали ранние европейские фермеры.
    Когда вы пишите, что «балты таки генетические индоевропейцы», вы что имеете ввиду? Что они близки пастухам? Или фермерам? Без переводчика понять эту вашу мысль в принципе нельзя.
    Идём далее. Вы утверждаете, что балты — «родственники (генетические) славян». Позвольте спросить — каких именно славян? Ведь славяне очень разные с точки зрения их генофондов. Используя вашу терминологию, можно сказать, что южные славяне отнюдь не генетические родственники славянам восточным, тем же русским, особенно северным русским или белорусам. Хотя и те и те тоже славяне. Македонцы — славяне? Славяне? Черногорцы — славяне? Славяне. Но генетически они родственники скорее соседним грекам, чем тем же русским, чехам или лужицким сорбам.
    Что касается балтов, под которыми следует, видимо, понимать литовцев и латышей, то их в какой-то степени можно, конечно, признать родственниками белорусов. Это и не удивительно, поскольку белорусы — потомки балтских племен Верхнего Поднепровья. И долго находились в составе Великого княжества Литовского, а затем и Речи Посполитой. Но даже с белорусами у балтов имеются серьезные различия. Еще дальше балты от русских, даже северных, не говоря уже о южных русских и генетически близких к ним восточных украинцев. Еще дальше балты от всех прочих славянских народов.
    Замечательно, что следующее ваше сообщение, отправленное без какого-либо перехода и пояснения звучит так: «Это дно ((( (или нет?)»
    Дно, дно, не сомневайтесь! Если вы таким образом оцениваете собственные сообщения, то это очень верная оценка.

    •    Все славяне? Конечно родственники. Только очень давно разошедшиеся. Вы же своего прапрапрапрадедушку-бабушку родственниками считаете? А вы на них генетически мало уже похожи. В рамках общего генетического поля популяции.
      П.с. вы уж меня простите великодушно. У меня здесь интернет плохой, D3 хороший… да и смысл.

  •    Исследование кстати констатирует уникальность (до определенной степени конечно) новгородских словен их некоторое (во времени и пространстве) отличие от остальных славян. И отличие это предполагает не только последний этап этногенеза словен новгородских, связанный со смешением предков пермяков (что полагаю не факт). Слишком разнятся цифры-проценты. Отличие наверняка в предыстории этой миграции. И связана она с отличной от большей части истории этногенеза других групп славян (которые наверняка также своеобразны по группам). Большая часть истории этногенеза (последнего завершающего этапа этногенеза праславян) современных восточных славян связана с исходными группами из Причерноморья (склавины, анты и др.).  И соответствующей культурной и генетической историей. Новгородцы вероятнее всего (пока гипотетически) могут быть прямым «пшеворским осколком», ушедшим от холода и голода (мора) 6 века на восток и северо-восток. Куда смогли и где могли прокормиться (возможно даже охотой-мор из-за холода был сильный).

  • Моим оппонентам. Господа, неужели вы настолько находитесь в плену собственных концепций, что не в состоянии взглянуть правде в глаза? Генетики вам говорят открытым текстом — новгородцы (вообще третья часть русских) — это здешние аборигены. Они ниоткуда не приходили. Их предки тысячи лет жили здесь, в болотах Новгородчины и лесах Ярославщины. Только назывались они иначе — чудь, весь, меря и т.д. И говорили они на иных языках, ДОСЛАВЯНСКИХ. Вероятнее всего на финнских, поскольку генетически ближайшими родственниками этих людей являются пермские финны. Перечитайте еще раз статью Надежды Маркиной, чтобы понять, что она вам говорит именно это. Один из моих оппонентов увидел в статье славянскую миграцию с Дуная на Неву. Где? В какой строчке или предложении? Откуда там это? Другой упорно требует вывести новгородцев с южного берега Балтики, желательно из польского Поморья. Вот хочется ему, чтобы было так и всё тут!  Коллеги, если вы не желаете принимать факты, хотите жить в дурмане старых мифов, то это ваше полное право. Не признавайте того, что изложено в статье, продолжайте отрицать очевидное. Но увольте меня в таком случае от дискуссии с вами. Я ее в одностороннем порядке прекращаю. Невозможно спорить с людьми, которые на белое продолжают говорить черное.

    • Игорю Коломийцеву. Несколько причин усомниться в выводах генетиков. Вообще-то какого-то демографического взрыва в болотах Новгородщины в дославянский период не наблюдалось. То есть, рост населения по-видимому нужно связывать с приходом славян со своими традициями, земледелием и языком (диалектом западнославянского). Во-вторых, не учтена составляющая балтов, которые известны со времён Тацита.В-третьих, известен факт длительного голода и геноцида новгородцев при Иване Грозном.В четвёртых, опричниками у Ивана Грозного были в основном татары и угрофины (исследования показывают — мерю). В-пятых, в Архангельской области обнаружены потомки новгородцев.Например, я считаю, что произошло вторничное заселение Новгородщины угрофинским населением после геноцида от Ивана Грозного….

      • Игорь Клименко
        Несколько причин усомниться в выводах генетиков.
        Не путайте выводы генетиков с выводами Игоря Коломийцева на основании их работы. Авторы статьи указывают на наличие волжско-пермского субстрата, но никак не оценивают его количество. Это Игорь Коломийцев решил, что его 90%.
         
        после геноцида от Ивана Грозного
        Не было никакого геноцида. Была борьба за власть, от которой пострадали те, кто за эту власть боролся. Основное население — крестьяне — не пострадали.
         
        Модераторам
        как в Украине заселялся Донбасс после Голодомора русскими
        Прошу удалять подобные политические заявления. У меня есть, что возразить, но, я считаю, было бы неправильно начинать на этом сайте политическую дискуссию.

        • Спасибо, ув.Шамиль, что обратили внимание. Упомянутый комментарий пропустил я, рассматривая его неполитически (заселение новых промышленных центров СССР по национальному составу не было намеренным «замещением» местного населения и связь с Голодомором явно надуманная, но временная последовательность действительно была такой, как указано). Но «если на свет посмотреть», то можно при желании усмотреть политический подтекст или вызвать нежелательное направление дискуссии. Фрагмент текста удален без вынесения предупреждений, как настоятельная просьба модераторов избегать политически ненейтральных контекстов.

        • Шамилю ГалеевуИзвестные исторические факты времён сталинизма стали вдруг политическими. У вас какое-то искаженное представление об истории. Это хочу слышать и это истина, это не хочу слышать — неприятно и это политика. И как вы трактуете Геноцид евреев, крымских татар, армян, камбоджийцев — неужели это не политика, а украинцы — политика?Не было никакого геноцида. Была борьба за власть, от которой пострадали те, кто за эту власть боролся. Основное население — крестьяне — не пострадали.Изучите документы исследователей времени царствования Ивана Грозного, когда казна опустела через постоянные войны, и в разы были увеличены налоги на крестьян в основном славян. И кто там не пострадал. 
           

          • В контексте, что некую территорию намеренно кем-то перезаселили в 20в — да, может истолковываться и политически. В России акцент на национальном толковании голодомора считается политическим.

            • Всё-равно нужно учитывать данные факты в обосновании современного генофонда. Например, на востоке Украины появились носители гаплогруппы N до 6%, больше, чем в соседних областях РФ. 

              • на востоке Украины

                На востоке. То есть там, где власти нуждались в избытках населения, чтобы занять его в промышленности. Этот факт можно выразить без отсылки к конспирологическо-этнической версии Голодомора. Вообще-то стоит упомянуть, что при советах демографическая политика следовала потребностям промышленности, начальственным указанием перемещая население на стройки, втч в те места, которые по окончании советской власти тотально опустели (в Сибири, ДВ, на севере). Тогда как естественный путь образования агломераций существенно иной.

                • Мой прадед спас семью от голода тем, что зарыл большой баняк с гречкой и зарезал коня, сообщив властям, что коня съели волки. Люди ели лободу и умирали. Две трети села вымерло и это на чернозёмах Черниговщины. Для Вас — это конспирология из политических соображений, а для украинцев — наша реальная история. 

                  • Простите, причем это тут? Я наполовину черноморец (полагаю Вы в курсе, какое отношение к Сечи имела эта группа), и мой прадед умер от голода в 1933, на Кубани. Не имею цели задеть Ваши чувства, но решительно не усматриваю, какое отношение к смерти Вашего или моего прадеда имеет заселение Донбасса рабочими из Ц.России при организации промышленности. А у казахов был Ашаршылык, вымевший пятую часть популяции. В литературе считается, что это жертвы сталинской индустриализации, но национальный оттенок этому придают только в Украине.

                    • Гибель от голода украинцев в 1932-33 гг. по моим расчётам в районе 6.2 млн можно называть по разному, в зависимости от сформированного государственными СМИ общественного мнения, https://www.radiosvoboda.org/a/29617405.html. Для индустриализации истребить столько людей и создать дешёвую рабсилу? Никогда бы не подумал, что коммунисты и нацисты занимались исключительно индустриализацией, убивая миллионы людей.  Но нас больше интересуют генетические последствия и влияние вновь прибывшего населения на местную культуру, традиции, язык. 

                    • Для индустриализации истребить столько людей и создать дешёвую рабсилу?

                      Вы похоже спорите с дефолтной т.зр. Разорение крестьян и вынуждение их мигрировать в города, составляя дешевую и доступную собственнику мануфактур (или государству) рабочую силу. Хрестоматийная схема любой индустриализации, до самой современной эпохи, когда стала рулить материальная заинтересованность самих сельских, видящих рост благосостояния города. Сталинская индустриализация вообще-то не была в массе потерей милого домика в деревне, тк этот домик был милым у явного меньшинства. В западной Европе такой домик действительно был более массовым. Но в России последовательность «село — барак в рабочем пригороде — коммуналка — хрущоба — панельная 17-этажка» отражает рост благосостояния, улучшение питания и медобслуживания. Ничего личного, я сам — обитатель домика в деревне.

                    • общественного мнения, https://www.radiosvoboda.org/a/29617405.html

                      по ссылке:

                      На строительстве предприятий-гигантов на Донбассе в 30-е года работали бежавшие, в том числе, из голодающих сел. «Паек» и «карточка» стали для них спасительным словом, синонимом слову «жизнь». Люди отказывались от своей национальной идентичности в пользу выживания, рассказывает историк.

                      Похоже это пишет национально ориентированный историк, умаляющий прогрессистский контекст перед архаически-национальным

                    • Для какой-нибудь Латвии, с высоким уровнем грамотности, наличием и зажиточного крестьянства и пролетариата в дореволюционное время это выглядит вполне рациональным рассуждением. Но в нищей основной части Российской Империи уже как-то отдает хрустом французской булки. Хотя спорить о политике не собираюсь, сошлюсь на довлеющую в науке прогрессистскую парадигму.

                  • Игорь Клименко
                    Для Вас — это конспирология из политических соображений, а для украинцев — наша реальная история.
                    Когда люди умирают от голода, независимо от национальности, (не только на Украине, но в Поволжье, на Южном Урале и в Казахстане) — это не геноцид. Геноцид — это, когда, например, какая-нибудь организация в официальных документах делит нации на равноправные и враждебные, а затем устраивает резню по национальному признаку.
                     
                    Две трети села вымерло
                    Я сомневаюсь, что вымерло две трети села. В любом случае, нужно брать средние цифры. В среднем по Украине за два голодных года сверхсмертность составила не более 3% населения.
                     
                    и это на чернозёмах Черниговщины
                    Очевидно, что страшный голод может быть только на плодородных землях. Голод в Российской Империи случался регулярно (примерно каждые 10 лет). Основной причиной голода было малоземелье, вызванное ростом населения. Плодородность надо делить на количество едоков.

                    • Голод в Российской Империи случался регулярно (примерно каждые 10 лет).

                      Неурожайным считался каждый третий год, а поскольку страна сельская и с растущим населением, как Вы и заметили (есть термин «мальтузианская ловушка»), то каждый такой год были смерти от недоедания, которые чисто субъективно можно толковать как голод или не голод, но это смерти людей. Но события конца Гражданской и затем 1932-33 все-таки более грандиозные и формально рукотворные, тк войны и индустриализации ведут сами люди, а не природа.

                    • Valery Zaporozhchenko
                      каждый такой год были смерти от недоедания, которые чисто субъективно можно толковать как голод или не голод, но это смерти людей
                      Формально люди умирали не от голода, а от вызванных недоеданием (как ослаблением иммунитета, так и употреблением в пищу заражённого зерна) вспышек болезней. Поэтому я считаю логичным всю сверхсмертность (превышение смертности над обычным уровнем) считать жертвами голода.
                       
                      Но события конца Гражданской и затем 1932-33 все-таки более грандиозные и формально рукотворные, тк войны и индустриализации ведут сами люди, а не природа.
                      Основной причиной голода был неурожай. Индустриализации и «перегибы» коллективизации, конечно, тоже повлияли. Но коллективизация началась в 1928 году, индустриализация началась в 1929 году, а голод случился только в 1933 после неурожая.

                    • Ну в литературе распространены разные версии касательно роли неурожая. Например, продажа пшеницы заграницу. Некоторые сталинисты так и пишут: вождь знал время, когда нам продадут оборудование, построят заводы, не раньше и не позже. То есть апеллируют к нечеловеческой мудрости своего вождя. Поскольку люди для марксистов являются видом ресурса, ничего удивительного в выводах и нет.

                    • Единоличное трудовое хозяйство везде было обречено тогда — в США «великая депрессия» так же покончила с мелким фермерством. Только там сложилось крупное частное хоз-во с применением тракторов, а у нас — коллективное. А суть она и та же — сплошной клин, по которому ходит сельхозтехника.

                    • Сейчас мы экспортируем пшеницу. Без уничтожения нерентабельной части колхозного хозяйства это было бы невозможно. То есть дело не только в укрупнении и технике, но и в капиталистической организации труда с наймом.

          • Игорь Клименко
            Известные исторические факты времён сталинизма стали вдруг политическими
            В науке факт — особое предложение, фиксирующее эмпирическое знание, утверждение или условие, которое может быть верифицировано.
            В данном случае фактом является голод, а геноцид — это уже не факт, а гипотеза. Я мог бы привести аргументы, опровергающие данную гипотезу, но данный ресурс не предназначен для обсуждения подобных вопросов.

    • «И говорили они на иных языках, ДОСЛАВЯНСКИХ«.
      Вопрос: с какой стати жители Приильменья перешли на славянский, кто их обучил? Скандинавы, пришедшие в Ладогу в VIII веке, заставили освоить другой язык или это сделал легендарный Рюрик? Скорее всего, здесь издавна было смешанное население с изрядной частью привисленских венедов, тех самых праславян, которые обитали на территории от Вислы до низовьев Днестра, имея разные названия. Чудь и меря предпочли не общаться с пришедшими в Ладогу скандинавами, а потомки венедов, издавна живших в соседстве с германскими племенами, стали основным населением Приильменья.
      Что касается этнонима «словенцы», то к появлению этого термина, вероятно, приложили руку ученики Кирилла и Мефодия, а Нестор зафиксировал его в ПВЛ. Иными словами, «словенцы» — это ещё одно, более позднее название венедов (праславян), помимо склавинов и антов.

    • Это Вы находитесь в плену своих концепций, согласно которым американских мормонов из Солт-Лейк-Сити придется считать индейцами юта перешедшими на английский.  Генетика ломает идеологические мифы. ПЕРВОЕ: Она показала, что в составе северных великороссов (Новогородская земля, Ярославская и Нижегородская обл.) имеется некий аутосомный генетический компонент отсутствующий у окружающих прибалтийских народов (финнов и балтийцев). Значит это не местный компонент, он не мог быть унаследован у ДОСЛАВЯНСКОГО населения («чуди»). ВТОРОЕ: Нет его и у волжских финнов, в частности — у марийцев (марийская генетика близка казанско-татарской, как показал О. П. Балановский). То есть у летописной «мери» «новгородской компоненты» не было, следовательно она была принесена на Верхнюю и Среднюю Волгу (Ярославль и Нижний Новогород) из Новгородской земли.  ТРЕТЬЕ: Новгородская компонента обнаружена у коми-пермяков но не найдена у коми-зырян. Это значит, что у неразделенных коми (раннее XIV в.) «новгородской компоненты» не было. И она была принесена в генофонд коми русскими переселенцами XIV — XV века.
      ИТОГО — «новгородская компонента» не является АВТОХТОННОЙ в Восточной Европе. Она принесена в Новгородскую землю «ильменскими словенами». Откуда? — С Польского Поморья, где до 1945 г. жили словинцы. Я думаю, что сравнение новгородского компонента с генофондом кашубов сможет это подтвердить.
      P/S Что Вы можете противопоставить моей аристотилевой логике, почтенный Игорь Павлович? Вы ведь сильны только в диалектике (искусстве спора), но этого мало для нахождения истины. :-)

  • Сергею Назину. Уважаемый Сергей Владимирович, я так понял, что все свои сведения о пальчатых фибулах целиком вы почерпнули из весьма короткой статьи некого Макса Мартина 1995 года? Именно на неё вы ссылаетесь как на истину в последней инстанции. Начнем с признания того факта, что с 1995 года в исторической науке много воды утекло, концепции конца прошлого века часто устаревают. Сам Макс Мартин мне не знаком. Я не знаю такого специалиста. Более того, его не знает даже всезнающий Гугл, который ничего не дает по ссылке «Макс Мартин археолог». Это плохой знак для вашего кумира, он означает, что в научном мире этот автор авторитетом не пользуется. Третье. В его короткой научно-популярной статье, слепленной по принципу «история для чайников» речь идет в целом о варварских заколках раннего средневековья. Тут нет тех конкретных видов пальчатых фибул, что бытовали на Среднем Днепре. Нет их фото, нет карт их распространения, нет никаких попыток понять, где именно появились эти конкретные виды украшений.
    Все это есть в моей книге «В когтях Грифона». Вопросу посвящены две главы. С картами и фото, с мнением множества специалистов, изучавших конкретно данный тип пальчатых фибул. Вот карта из работ Валентина Седова — http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-006.jpg
    Вот один тип фибул — http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-007-1.jpg Вот другой — http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-007-2.jpg
    Вот мнение Иоахима Вернера, который даже ошибочно отнеся эти фибулы к славянам, тем не менее отмечал, что «генетически они связаны с пальчатыми фибулами крымских готов, гепидов и южнодунайских германских групп на византийской территории».
    Вот карта днепровских кладов и находок, включая пальчатые фибулы, как часть одного комплекса, она показывает что это явление было распространено не по всей территории пеньковской культуры, а только в центре ее и охватывала часть колочинского сообщества —  http://kdet.ucoz.ru/Picture/Grif1/5-012.jpg
    Вот мнение Обломского и Гавритухина о данном явлении: «Уборы, представленные в днепровских раннесредневековых кладах, достаточно богаты и отражают культуру элиты. Поскольку область распространения этих уборов в Поднепровье относительно компактна и непосредственно не связана с ареалами местных культур, (включая пеньковскую — мое уточнение) то, видимо, ее границы очерчивают территорию какого-то политического объединения, элита которого подчеркивала свое отличие от соседей спецификой костюма». «Хотя изделия этого круга распространены, в основном, в ареале пеньковской и колочинской культур и неоднократно найдены на памятниках этих общностей, нет оснований считать, что набор вещей из кладов первой группы является результатом развития пеньковско-колочинских (посткиевских) традиций». 
    Почитайте же, наконец, что-то более серьезное, чем популярную статью конца прошлого века малоизвестного миру археолога. Может тогда вы поймете, что речь идет не только о пальчатых фибулах двух типов, но о целом комплексе вещей и украшений, включая невиданных зверей «коне-львов» и  знаменитых «пляшущих человечков» из Мартыновского клада. Это был отдельный художественный стиль, родившийся из смешения восточногерманских, византийских, степных традиций, он распространился по окраинам Аварского каганата, маркируя зоны влияния данной степной империи, хотя носителями его явно были не сами кочевники. Но некая элита, кочевниками поставленная и стремящаяся им подражать. Нельзя так упорствовать в старых заблуждениях, как это делаете вы. Впечатление такое, что все свои знания вы получили еще в прошлом веке, они сложились у вас в голове в незыблемые догмы и ныне вы отказываетесь принимать все, что этим догмам противоречит. А все новые сведения им как раз противоречат.
    Нет никакого заговора ученых против славян. Просто в истории никогда не было тех славян, которых нарисовали себе отечественные ученые прошлого века и некоторые помогавшие им зарубежные специалисты. Не было массовых миграций одного пражского племени во все направления сразу. Не приходили толпы пражан и пеньковцев на Дунай. Да и с Дуная в сторону Днепра или Волхова не шли сотни тысяч людей. Распространение славянского языка осуществлялось с помощью принципиально иных механизмов.

    • Я подумал, что И. О. Гавритухин назвал фибулы VI — VII вв. «поствосточногерманскими» по той простой причине, что  в ареале пражской культуре, которую он приписывает «склавинам» их просто нет, а на левобережье Нижнего Дуная, где действительно жили «склавины» (культура Ипотешьи-Киндешти) их хоть засыпься. Поскольку это подрывает концепцию полесской (пражской культуры) прародину славян он предпочел нейтральное наименование.  

  • Интересную и показательную работу выложила для обсуждения Надежда Вячеславовна:
    Начну по порядку
    >>Происхождение этого генетического пласта можно объяснять, как минимум, тремя гипотезами: генетическим влиянием Новгородчины, генетическим наследием ильменских словен и более древним генетическим следом дославянского населения.<<
    Есть и четвертая объясняющая гипотеза: получился «сферический конь в вакууме» (с), т.к. ушли слишком глубоко за пределы ЛОГИКИ построения алгоритма обработки данных, заложенных в ADMIXTURE.
    Цитата из статьи genofond_article17814
    «Степень близости между реальностью и построенной моделью может быть такой же, как и степень близости между «сферическим конем в вакууме» и реальной лошадью, а может быть и такой же, как и между двумя реальными лошадьми.
    Скажем так, результаты ADMIXTURE стоит принимать во внимание, но на них нельзя рассчитывать.»
    15 образцов из медвежьего угла Новгородской области: Любытинский р-н, население 9,44 тыс. при плотности 1,85 чел/кв.км; Хвойнинский побольше -15,2 тыс. при плотности 4,31 чел/кв.км; итого 24,6 тысячи. При нижнем уровне в 15 поколений – предков у одного протестированного жителя медвежьего угла должно быть 2 в 15 степени, т.е. 32768 чел, а для 15-ти  — суммарно 491 520 человек. Вот сколько человек 300-400 лет должны были «нацелить» своих потомков на то чтобы в начале 20 века кто-то из их потомков случайно оказался  в месте сбора генобразцов , да еще при условии трехпоколенного постоянного проживания. Но тестировалась то не Москва!
    Также и по нижегородцам. Они, что на протяжении 300-400 лет выписывали супругов из Новгородчины?
    В тексте аннотации работы есть хорошее замечание что генетическая структура хорошо соответствует ранее собранной в Порховском районе.  Т.е. они местные. В данном случае меня интересует такая коллизия  планирования работ генетиков. Тысячу лет назад Русь была крещена и как следствие покойников стали ингумировать. От принятия крещения генетика не меняется. Могил за тысячу лет накопились мильЁны.  Краниолог Алексеев В.П. почему то смог выработать теорию волнообразного изменения краниометрических параметров на территориях во времени, а генетики не могут хотя бы верифицировать по реальным временным объектам используемые программы.
    Далее. Методика проведения исследований должна быть  выработана по критерию «представительности образца». «Медвежий угол» был выбран как транспортная артерия.
    По >>различия между разными популяциями новгородцев оказались связаны с особенностями расселения славян вдоль рек и сохранением следов дославянского генофонда в междуречье<< тогда как первоначальное расселение славян производилось по выбору места «кормовой базы». Подсечно-огневое хозяйство (выращивание зерна и скотоводство) проводилось северными славянами на территориях занятых ЕЛОВЫМИ лесами на суглинках, которыми на территории от Вислы до верховий Волги (ок. 1млн. кв. км) было ориентировочно занято 1/3 всей площади. Вдоль рек в подходящих местах размещалось дославянское население, хозяйство которых ориентировано на охоту, рыболовство, приречное животноводство и мотыжное земледелие на легких приречных супесчаных почвах. Такое расселение славян производилось не вооруженными бандами, а «ходоками» («проходимцами»), по гречески дромитами, которые выбирали подходящие и не занятые земли и тогда производилось переселение либо мелкими семейными группами («спорами»), либо целыми «разделившимися в себе» племенами. Ходоки же, как явление жизни, исчезли только в 20 веке.

  • Игорь Коломийцев
    Я полагаю, что предковая компонента, которую я условно называют «срединно-финнской» составляет 90% от всего генофонда исследованных потомков новгородцев.
    Авторы работы обнаружили не одну, две разные «новгородские» предковые компоненты — 8k_k6 и 14k_5 (рис. 1 и рис. 2). Несмотря на то, что они различаются очень существенно, обе составляют 90% генофонда новгородцев. Которую из них Вы называете «срединно-финнской»?
     
    Правильно я изложил вашу позицию?
    Нет. Моя позиция в том, что «новгородская» предковая компонента — это математическая абстракция в рамках одной из множества математических моделей, а не реальная предковая популяция. И слова «отражает», «восходит» и «сохраняется» не означают идентичность. Авторы работы указывают на наличие волжско-пермского субстрата, но никак не оценивают его количество. Это Вы решили, что его 90%.
     
    ПОЧТИ ВЕСЬ ИХ ГЕНОФОНД.
    Это написано про предковые компоненты, а не про дословянский финно-пермский субстрат.

    • Вы я вижу разбираетесь в методе. Не ответите ли Вы на мой вопрос. 
      Суть его такова. Финно-пермская общность пережила два раскола: где-то в VIII в. она распалась на удмуртов и коми, в XIV веке коми распались на пермяков и зырян. Причины раскола были внешние — создание Волжской Болгарии в первом случае, крещение и переселение русских людей — во втором.
      Допускает ли статистический метод применяемый при расчете примеси в программе «адмикстура» тот факт, что некий исконный генетический компонент остался у коми-пермяков, но в то же время полностью вымылся из генофонда удмуртов и зырян. 
      P/S Я не провозглашаю расовую чистоту новгородских словен — даже по картам О. П. Балановского видно, что они  новгородская земля входит в один кластер с балтами, прибалтийскими финнами, «северными русскими» и пр., в отличие от «северных славян». Но своеобразие «новгородскому компоненту» придают какие-то другие гены, явно не автохтонные.

      • Сергей Назин
        Допускает ли статистический метод применяемый при расчете примеси в программе «адмикстура» тот факт, что некий исконный генетический компонент остался у коми-пермяков, но в то же время полностью вымылся из генофонда удмуртов и зырян.
        Метод главных компонент — это математический метод. Ваш вопрос же «может ли вымыться из генофонда» — это всё-таки вопрос к генетикам. Но я могу немного сказать о том, как можно трактовать результаты применения метода к генетическому материалу.
         
        При применении метода неизбежно происходит потеря/искажение информации. Насколько сильно искажается информация можно увидеть, сравнивая карты для 14k_k5 и 8k_k6. На карте для 14k_k5 пропала информация об общем генофонде русских Новгорода и русских Пскова/Смоленска. Точно так же, теоретически, на этих картах могла потеряться информация об общем генофонде русских Новгорода и коми-зырян.
         
        Теперь моё любительское (и, возможно, неправильное) мнение о том, как надо трактовать эти карты.
        Я предполагаю, что чёрными точками на карте отмечены исследуемые популяции. Коми-зыряне отсутствуют среди проанализированных образцов, а серый цвет на их территории на самом деле обусловлен влиянием ближайших зауральских (трёх) точек-популяций (вероятно, ханты-мансийский автономный округ… угры?). Математический алгоритм закраски карты распространяет затухающее влияние ближайших точек, игнорируя горы, реки и административные границы. Так, например, Финляндия окрашена в карельские цвета.
        По карте на рис.1 можно предположить о наличии общих предков у новгородцев и пермяков (пермская группа финно-угорских языков). По крайней мере, мы видим бледно-зелёный цвет (20%) на территории Удмуртии.
        Карта на рис.2, возможно, отражает более позднее расселение новгородцев. По крайней мере, 50% у коми-пермяков на первой карте можно объяснить как сложение пермских 20% (потерянных на второй карте) и новгородских 30% (которые есть на второй карте). При этом мы видим мало общего с финно-волжской группой (как с мордвско-финнской подгруппой, так и с прибалтийско-финской подгруппой).
        Также обращает на себя внимание меньшее, чем ожидалось, сходство с русскими Пскова и Смоленска. Исходя из сильной схожести псковского и новгородского языков и их отличия от остальных (дошедших до нас) славянских языков, можно предположить, что они мигрировали из одного места, но ассимилировали разный субстрат.

  • Валерию Запорожченко. Население, проживавшее на территории Украина никогда бедным не было по сравнению с соседями. Яркое подтверждение тому нежелание украинских селян идти в колхозы, кулацкое движение. Именно самодостаточность и, как следствие — индивидуализм, препятствовали объединению в борьбе с голодной красной ордой, которым нечего было терять. …Тоже самое наблюдалось в Новгородщине при Иване Грозном. Только там были намного беднее урожаи зерновых, чем в Украине, и голодранцы-опричники были значительно жестче за чекистов.

        • == МОДЕРАТОРСКОЕ ==

          Вынужден был удалить первую фразу. Со второй согласен, в том смысле, что некоторые участники желают толковать процесс индустриального перемещения населения политически. Будучи настроен либерально к любой теме, где возможно неполитическое истокование, вынужден сменить подход на противоположный.

          Дискуссия на тему политики индустриализации и коллективизации в СССР закрывается, все новые офтопные комментарии будут удаляться.

    • в борьбе с голодной красной ордой, которым нечего было терять

      Вы о продразверстке или о коллективизации? «Орде», как Вы ее называете, в 1930 принадлежала вся власть, и она не была голодной, напротив, обеспечивалась государством. В самом общем контексте конечно можно говорить о хозяйстве Черноземья vs Нечерноземья, Юга vs Севера по отношению к коллективизации и собственности, но это уже будет не «национальный» разговор. В Казахстане тип хозяйства был иным, но суть конфликта населения с властью — та же. Тогда уж определитесь, речь идет о неприятии Советов или об украинском национализме per se. Последний существовал и в РИ. Сейчас Вы смешиваете в одном суждении совершенно ортогональные вещи.

    • Вижу национальные нотки в Вашем суждении.

      никогда бедным не было

      Спорьте об этом с историками экономики, у них преобладает иное мнение о практически всей РИ, ее хозяйстве и степени индустриализации.

  • Шамилю Галееву. Зачем вы всё время пытаетесь ввести в заблуждение не разбирающихся в генетике людей? Вы пишите: «Авторы работы обнаружили не одну, две разные «новгородские» предковые компоненты — 8k_k6 и 14k_5 (рис. 1 и рис. 2). Несмотря на то, что они различаются очень существенно, обе составляют 90% генофонда новгородцев. Которую из них Вы называете «срединно-финнской»?»
    Обе. Точнее  обоих случаях речь идет об одном и том же компоненте, который авторы называют «условно новгородским», а я называю его «срединно финским». В одном случае его вычисляли при разбивке генофонда 8 предковых компонентов, в другом — при разбивке на 14. Но и там и там он составлял практически весь генофонд популяции — 91%.  Цитирую статью Надежды Маркиной: «Анализ подтвердил, что при многих k выявляется компонента, достигающая максимума в новгородской популяции и редкая в большинстве других групп населения. В частности, при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%). Та же картина повторяется при увеличении числа компонент до 14 (компонента 14k_6k)»
    Одно из двух — либо вы совершенно не разбираетесь в генетике и окончательно запутались в трех соснах, либо, что намного хуже, сознательно пытаетесь сбить всех с толку.
    Истина остается прежней — новгородцы — это на 91% потомки фино-угорских племен, родственных пермским финнам.

  • Сергею Назину. Вы гордитесь своей аристотелевой логикой? Но я не вижу в ваших словах никакой логики, не формальной, не неформальной.
    Вот вы пишите: «(генетика) показала, что в составе северных великороссов (Новогородская земля, Ярославская и Нижегородская обл.) имеется некий аутосомный генетический компонент отсутствующий у окружающих прибалтийских народов (финнов и балтийцев). Значит это не местный компонент, он не мог быть унаследован у ДОСЛАВЯНСКОГО населения («чуди»)». 
    Позвольте, но разве прибалтийские финны были единственными аборигенами Северо-западной Руси? Нет, не единственными. Почитаем непосредственно генетиков: «этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)».
    Генетики предельно четко говорят — пласт ДОСЛАВЯНСКИЙ. Вы пишите — не может быть ДОСЛАВЯНСКИМ. Генетики пишут — НАСЛЕДИЕ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ. Вы пишите — это не местный компонент. У вас сложности с чтением? Или с пониманием прочитанного? На каком этапе вы теряете изложенную кем-то мысль и устремляетесь в мир собственных грёз и фантазий? Далее вы пытаетесь, не имея на руках ни малейших доказательств, вывести этот пласт с берегов Южной польской Балтики. Позвольте, но разве в тех местах когда-либо обитали пермские финны или их ближайшие родственники? И потом — с чего вы взяли, что этот пласт является результатом миграции? Ведь он достигает колоссальной цифры в 91% в генофонде новгородцев и 90% в генофонде ярославцев. Если бы это были мигранты, они должны были полностью истребить все окрестное население, дабы достигнуть подобной цифры. Но ничего подобного об ильменских словенах летописец нам не сообщает. Они мирно живут среди массы неславянских племен: чуди, веси, кривичей, мери и прочих.
    Не вышло из вас Аристотеля, Сергей Владимирович! Не дружите вы с логикой. Да что там логика, вы даже с русским языком не дружите — не в состоянии прочесть и усвоить короткую статью.

    • Игорь Коломийцев
      Совсем уже на детском примере. Вся селедка — рыба, но не вся рыба — селедка.
      Объясняю на совсем уже детском примере. Если 90% нашего запаса на зиму — рыба и 90% нашего запаса на зиму — селёдка, то вся остальная рыба, которая не селёдка, составляет ровно 0% нашего запаса на зиму.
       
      генетики разбили тот компонент, что ранее обозначали как 8k_k6 на ряд близкородственных компонент
      Прочитайте уже, наконец, что такое метод главных компонент.  

  • Игорь Коломийцев
    Точнее  обоих случаях речь идет об одном и том же компоненте, который авторы называют «условно новгородским», а я называю его «срединно финским».
    Вы не объясните, почему у «одного и того же компонента» настолько сильно различаются карты распространения? Есть он русских Смоленска (40% на первой карте) или нет (менее 1% на второй карте)?
     
    Цитирую статью Надежды Маркиной
    В этой цитате видно, что это разные компоненты, которые имеют разные названия. Названия в цитате указаны.
     
    Истина остается прежней — новгородцы — это на 91% потомки фино-угорских племен, родственных пермским финнам.
    Авторы статьи не называют такие цифры для вклада пермского субстрата. Более того, в заголовках всех карт «предковая компонента» взято в кавычки, чтобы Вы не перепутали их с реальными предковыми популяциями. И даже слова разные, не смотря на их похожесть. Вы говорите об аутосомном генетическом компоненте (мужской род), а на карте отображена предковая компонента (женский род) — от названия метода «главных компонент» (а не компонентов).
     
    Одно из двух — либо вы совершенно не разбираетесь в генетике и окончательно запутались в трех соснах, либо, что намного хуже, сознательно пытаетесь сбить всех с толку.
    Запутались Вы. Попробую объяснить ещё раз.
     
    Авторы проанализировали данные по 42 популяциям (22 русских, 20 других народов европейской части России и Урала). На основании этих данных авторы построили 14 различных математических моделей: 2k, 3k, … 15k.
     
    Согласно одной из этих моделей — 8k —  все эти народы «произошли»** от восьми предковых компонент. В частности, новгородцы на 90% «произошли» от предковой компоненты 8k_k6. Ваше утверждение, что предковая компонента 8k_k6 — это реальный «средне-финский» народ, живший в V веке, подразумевает, что все народы России от Карелии до Урала произошли от восьми народов (8k_k1, 8k_k2, … 8k_k8), живших в V веке. Очевидно, что это не соответствует действительности.
     
    Согласно другой из этих моделей — 14k —  все эти народы «произошли» от четырнадцати предковых компонент. В частности, новгородцы на 90% «произошли» от предковой компоненты 14k_k5. Вы утверждаете, что 14k_k5 — это тот же самый «средне-финский» народ, что и 8k_k6. Между тем, достаточно взглянуть на рисунки 1 и 2, чтобы увидеть огромную разницу между 14k_k5 и 8k_k6. Например, у русских в полосе от Смоленска до Воронежа менее 1% компоненты 8k_k6 и 35-40% компоненты 8k_k6.
     
    ** Слово «произошли» взято в кавычки, потому что в рамках используемого метода предковые компоненты не несут никакой информации о том, кто от кого произошёл. Они несут информацию о составе генофонда. То есть, по сути, один многоэлементный раствор представляется в виде смеси других многоэлементных растворов.

    • У меня опечатка в предложении:
      Например, у русских в полосе от Смоленска до Воронежа менее 1% компоненты 8k_k6 и 35-40% компоненты 8k_k6.
      Должно быть «менее 1% компоненты 14k_k5 и 35-40% компоненты 8k_k6″.
       

  • Шамилю Галееву. Теперь верю, что вы не специально всех пытались сбить с толку, а элементарно запутались сами))).
    Вы даже нумерацию компонент безбожно путаете. Пишите: «Авторы работы обнаружили не одну, две разные «новгородские» предковые компоненты — 8k_k6 и 14k_5 (рис. 1 и рис. 2)».
    Меж тем, у авторов статьи речь идет о одной компоненте, которую в первом случае назвали 8k_5k, во втором — 14k_6k. Но бог с ней, с нумерацией. Важнее, что вы путаете и более серьезные вещи. Например, вы пишите: «в заголовках всех карт «предковая компонента» взято в кавычки, чтобы Вы не перепутали их с реальными предковыми популяциями».
    А вот, что на самом деле написано в заголовках карт (цитирую дословно): «Рис. 1. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент)».
    Слово «условно» относится здесь к термину «новгородской», поскольку авторы понимают, что данную компоненту нельзя привязывать исключительно к новгородскому населению, она древнее и распространена намного шире. А вот термин «предковая компонента» авторы употребляют уже безо всяких кавычек. Вы опять пытались всё запутать, Шамиль!
    Идем далее. Вы пишите:  «Между тем, достаточно взглянуть на рисунки 1 и 2, чтобы увидеть огромную разницу между 14k_k5 и 8k_k6. Например, у русских в полосе от Смоленска до Воронежа менее 1% компоненты 8k_k6 и 35-40% компоненты 8k_k6″. И на этом основании вы утверждаете, что это принципиально разные компоненты. Но взгляните внимательней на карты номер один и номер два. Они чрезвычайно похожи. Пики высшего распространения и той и другой компоненты приходятся на одни и те же места. Только первая компонента показана распространившейся несколько шире, от Смоленска до Удмуртии, вторая — чуточку уже, без дальних окраин. Что это означает? В первом случае авторы построили модель, исходя из 8 предковых компонент И одна из них абсолютно доминировала у новгородцев и ярославцев. Во втором случае, авторы строили модель, исходя уже из большего количества предковых компонент — 14. Очевидно, что они эту доминирующую компоненту разбили как минимум на три отдельных, каждой присвоив свой номер. Оказалось, что отпали лишь крайне западные и крайне восточные окраины, вся центральная часть распространения компоненты осталась практически неизменной.
    Условно говоря, в первом случае авторы сделали ставку на очень древний компонент, присутствующий, скажем, еще у населения Волосовской культуры. Эта культура располагалась от Новгородчины до Мари-Эл. Во втором случае, они отделили уже те потомков волосовцев, что смешались с днепровскими балтами типа днепро-двинской культуры, а также тех волосовцев, что смешались с более восточными племенами, оставив только тех, чьи предки продолжали жить в прежних местах и стали чудью, весью, мерей и прочими племенами севера Русской равнины. Эпицентр явления. Вот и всё. Именно этот условно «волосовский» компонент составляет 91% у новгородцев и 90% у ярославцев и треть (34%) всего русского генофонда. Но когда его берут в более узком варианте — условно чудско-мерянском — то он по прежнему составляет почти 90% у новгородцев и ярославцев, но снижает свои показатели в общерусском генофонде с 34% до 5%. Что сие означает? Что большую часть «волосовского» компонента русские получили не от чуди-веси-мери через новгородцев и ярославцев, а от более западных днепровских балтов типа днепро-двинской культуры.
    ………………

  • Сергею Назину. Концепция прихода ильменских словен с южно-балтийского побережья (от ободритов или поморян) давно уже была отвергнута не только генетиками, но и антропологами, а равно лингвистами. Вот что об этом писала Санкина еще в 2000 году: «По первым двум векторам, описывающим различные направления изменчивости, балтийские славяне отличаются от новгородцев довольно сильно и сближаются с германцами. Население побережья, вопреки ожиданиям, наиболее ярко отразило те черты, которые отличают западных славян в целом от словен новгородских… Результаты анализа убеждают, таким образом, что в настоящее время едва ли есть основания говорить о какой-то особенной антропологической общности балтийских славян и ранних новгородцев, по крайней мере, исходя из имеющегося набора признаков. Балтийские славяне демонстрируют гораздо больше общих черт с германцами, чем со словенами, что, может быть, объясняется взаимным влиянием этих соседствующих групп населения или общим субстратом… На рис. 10 показано расположение групп на плоскости, образованной двумя первыми КВ. Области концентрации западнославянских и новгородских серий практически не пересекаются.. В то же время в границах первой оказались германские, а второй – балтские и финские серии… новгородские словене и западнославянские группы Балтийского поморья за несколько веков изменились настолько, что сходство между ними уже не обнаруживается, либо языковые параллели в данном случае не имеют отношения к антропологическому родству. Последние данные лингвистики, впрочем, также ставят под сомнение концепцию новгородско-западнославянского родства и во всяком случае допускают весьма различные толкования (с. 54-59)…
    Не подтвердилось сходство антропологических комплексов, характерных для ранних новгородцев и славян балтийского побережья (ободритов и поморян). Сильное сходство последних с германцами свидетельствует о далеко зашедшем смешении. Западные славяне в целом отличаются от новгородцев более узкими и высокими орбитами и носом. Ранние новгородцы гораздо ближе к балтам, но даже с поздними новгородцами сходство сильнее, чем со славянами балтийского побережья».
    Теперь, после выхода новой работы генетиков Балановских вообще смешно говорить о некой миграции сюда с южнобалтийских берегов. Она никак не подтвердилась. Примите это за факт. Ильменские словене — это местные аборигены. Они родственники по генофонду пермским финнам. Очевидно, что это был древний генетический компонент, находившийся в этих местах еще как минимум с неолита. Центральная часть его попала в генофонд таких племен как чудь, весь, меря, а также ильменских словен, кои, несмотря на язык и название, есть местные аборигены. Другая (более западная и южная часть этого компонента) попала к западным днепровским балтам, и тем племенам, что обитали на границе балтского и финского миров — типа голяди. Через посредство вятичей, кривичей, ильменских словен этот древний компонент в нескольких его разновидностях попал  в генофонд русских с частотой до 34%. Он не единственный аборигенный у русских (там будет найден еще чисто балтский компонент, прибалтийско-финский, пермско-волжско-финский, поморский и т.д), тем не менее, он один из самых основных для сложения русского генофонда. К миграциям с запада и юга это всё ни малейшего отношения не имеет.

  • Игорь Коломийцев Вы даже нумерацию компонент безбожно путаете. <…> Меж тем, у авторов статьи речь идет о одной компоненте, которую в первом случае назвали 8k_5k, во втором — 14k_6k.
    Я не путаю нумерацию. Я использую названия, указанные в заголовках на рис.1 и рис.2.
    У авторов статьи речь идёт о разных компонентах, выявленных в рамках разных моделей. То, что это разные компоненты, должно быть очевидно уже из того, что они называются по-разному. А то, что они не похожи между собой, должно быть очевидно из того, что карты распространения для них отличаются очень сильно.
     
     А вот, что на самом деле написано в заголовках карт (цитирую дословно)
    Заголовок — это то, что написано над рисунком. И там написано (цитирую дословно): Распространение «предковой компоненты» ADMIXTURE 8k_k6.  
     
    И на этом основании вы утверждаете, что это принципиально разные компоненты. Но взгляните внимательней на карты номер один и номер два. Они чрезвычайно похожи.
    Я утверждаю, что это разные компоненты, и они отличаются очень сильно. Для меня «менее 1%» и «около 40%» не означает чрезвычайно похожи.  
     
    Очевидно, что они эту доминирующую компоненту разбили как минимум на три отдельных, каждой присвоив свой номер.
    На рисунке ясно видно, что компонента 14k_k5 у новгородцев составляет 90%, а у русских — менее 1%. Не выдуманные Вами три отдельных компоненты, а одна компонента 14k_k5. Авторы в принципе не могут разбить какую-либо компоненту, так как используемый метод не допускает этого. Компоненты считает программа ADMIXTURE, авторы лишь выбирают модель. Более того, из множества моделей авторы выбрали именно эти две, потому что именно в них у новгородцев доминирует одна компонента.  
     
    Судя по этому Вашему утверждению, Вы совершенно не понимаете суть метода главных компонент. Поэтому попробую объяснить Вам не содержание статьи, а её выводы.
     
    Ниже я привожу цитаты из текста, написанного жирным шрифтом в начале статьи.
     
    Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов.
    Авторы говорят о том, что обнаружено своеобразие (выявляется «предковая компонента» ADMIXTURE). Вы утверждает, что авторами обнаружен аутосомный генетический компонент. На каком основании Вы приравниваете «предковую компоненту» ADMIXTURE и аутосомный генетический компонент?
    И Вы так и не ответили на мой вопрос, сколько у русских Смоленской области этого Вашего аутосомного компонента?  
     
    Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.
    Авторы говорят, что эта предковая компонента отражает генофонд древнеславянской Новгородчины (поэтому они называют её «новгородской»). Вы утверждаете, что эта компонента является аутосомным компонентом дославянского населения. На каком основовании Вы приписываете своё утверждение авторам статьи?

  • Шамилю Галееву. У вас не опечатка. … Вы так и не поняли, что  14k_k5  это ядро компоненты 8k_k6. То есть это не два принципиально разных компонента в генофонде новгородцев и русских, а один и тот же, только в первом случае взятый широко, а во втором — более узко, с выделением как минимум двух близкородственных ему компонентов. Иначе говоря, при выделении 14 предковых компонент вместо прежних 8-ми, генетики разбили тот компонент, что ранее обозначали как 8k_k6 на ряд близкородственных компонент, включая основную его часть — 14k_k5. Это не нечто иное, а всё те же срединные финны, племена издревне жившие на Севере Русской равнины между прибалтийскими финнами и пермско-волжскими финнами. Только в виде 8k_k6 в этот древний компонент, бывший, скорее всего еще у волосовских неолитических племен, вошли все его варианты, а в виде 14k_k5 западные и восточные варианты этого компонента отпали, остался только его центральный вариант.
    Совсем уже на детском примере. Вся селедка — рыба, но не вся рыба — селедка. Рыба (то бишь срединные финны) — это у нас компонент 8k_k6, выделенный при математической модели из 8 предковых компонент. Селедка (то есть центральная часть срединных финнов) — это у нас компонент 14k_k5, выделенный  при модели из 14 предковых компонент. Он входит в состав 8k_k6, но не охватывает его весь. Ибо отдельно при этой модели учитываются те варианты  8k_k6, которые попали в состав самых восточных из днепровских балтов, а также тех, кто попал в состав пермских финнов и удмуртов. Не знаю, как еще проще вам разжевать этот вопрос.

  • Шамилю Галееву. Вы пишите: «Авторы говорят, что эта предковая компонента отражает генофонд древнеславянской Новгородчины (поэтому они называют её «новгородской»). Вы утверждаете, что эта компонента является аутосомным компонентом дославянского населения. На каком основании Вы приписываете своё утверждение авторам статьи?»
    Давайте читать статью вместе. … Вот что пишут авторы в преамбуле о той предковой компоненте, которую вы с какого-то перепуга объявили «древнеславянской»: «этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)». Итак, я утверждаю, что это компонент дославянского населения. Но точно также полагают и авторы статьи — НАСЛЕДИЕ ДОСЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ. Причем, ближайшие генетические родственники этих людей — именно пермско-волжские финны. Вы считаете древних славян — родственниками пермских финнов? Они у вас равны дославянскому населению Новгородчины? Вы действительно видите прародину славян на Волхове и Ильмень-озере? Если нет, то о каком древнеславянском компоненте может идти речь?
    Теперь о том, как соотносятся между собой вечно путаемые вами компоненты 8k_k6 и 14k_k5. Читаем опять-таки буквально по слогам статью Надежды Маркиной об исследовании генетиков Балановских: «Данные полногеномного генотипирования коренного населения Новгородской области проанализировали методом ADMIXTURE совместно с другими популяциями Восточно-Европейской равнины и Урала. Для каждого из 716 геномов из 22 русских популяций и 20 популяций других этносов (от саамов и карел на западе до обских угров на востоке) анализ ADMIXTURE провели 14 раз, последовательно задавая число «предковых компонент» от k = 2 до k = 15. Анализ подтвердил, что при многих k выявляется компонента, достигающая максимума в новгородской популяции и редкая в большинстве других групп населения. В частности, при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%). Та же картина повторяется при увеличении числа компонент до 14 (компонента 14k_6k). Результаты анализа картографировали. Приведенные ниже карты отражают распространение  этой «новгородской»  предковой компоненты в популяциях при k = 8 и  k = 14.»
    В статье речь идёт об «ЭТОЙ «НОВГОРОДСКОЙ» ПРЕДКОВОЙ КОМПОНЕНТЕ». В кавычки взято определение «новгородской». Но не предковой. Следовательно, обе карты посвящены одной и той же компоненте, но не двум разным, не так ли? Просто одна выделена при 8 предковых компонентах, вторая при 14 предковых компонентах. Одна шире. Другая уже. Смотрим на карты 1 и 2. Что видим? Пики и там и там в Новгороде, Ярославле, чуть меньше — в Сыктывкаре, Нижнем Новгороде и Рязани. Как на карте один, так и на карте два. Подпись под первой картой гласит:  «Рис. 1. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент)». Подпись под второй: Рис.2. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент)».
    Кем надо быть, чтобы считать, что это два разных компонента, лишь по недоразумению названных авторами статьи одинаково — «условно «новгородский» предковый компонент»? 
    Я беру свои слова в ваш адрес назад. Вы не случайно запутались, Шамиль. Вы сознательно вводите всех в заблуждение, прекрасно понимая что не правы.   
     

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015