Доска объявлений

«Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения»

Международная заочная научная конференция

«Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения»

Уфа, 23 ноября 2018 г.

 

Институт истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук проводит 23 ноября 2018 г. Международную заочную научную конференцию «Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения».

Направления работы конференции:

  1. Вопросы антропологии, палеоантропологии и археологии. Проблемы исследований археологических культур от Восточной Европы до Южной Сибири, их роль и влияние на развитие степных культур с эпохи энеолита до Средневековья с использованием современных методов с участием естественных наук.
  2. Этническая история и этнография народов Евразии. Проблема этногенеза народов Урало-Поволжья и Западной Сибири, этническая история и этнография которых содержит в себе влияние культур Запада и Востока.
  3. Источниковедение и историография Башкортостана. Поиск и анализ источников о событиях и явлениях, происходивших в Урало-Поволжье в I и II тыс. н.э.
  4. Этнолингвистика и фольклор. Вопросы фольклора и этнолингвистики в культурах народов Евразии. Исследования духовной культуры народов Евразии даст возможность воссоздать те или иные аспекты этнической истории народов Восточной Европы, Сибири и Центральной Азии.

 

Срок приема заявок на участие в конференции и материалов для публикации: 31 октября 2018 г. В заявке указываются: фамилия, имя, отчество, ученая степень и звание, место работы, занимаемая должность, название доклада, название секции, адрес, контактные телефоны и электронный адрес. Материалы для публикации принимаются по электронной почте. Формат присылаемых материалов: в электронном виде объемом до 12 тыс. знаков, Microsoft Office (doc, rtf); сноски постраничные, оформление по ГОСТу, нумерация сносок начинается на каждой странице; таблицы, графики имеют название и номер; иллюстрации (фотографии, карты, схемы) принимаются отдельными файлами jpg, tif; название доклада, резюме (до 50 слов) и ключевые слова (до 10 слов) на русском и английском языках, УДК. Направление заявки рассматриваются как согласие на размещение присланных материалов в сборнике на интернет-странице rihll.com. Оргкомитет оставляет за собой право отбора заявок для формирования программы и публикации докладов.

Заявки и материалы направлять по электронной почте с указанием темы сообщения ЮСУПОВ_2018 по адресу: yusupovskie_chteniya_2018@mail.ru, ethno-ufa@mail.ru.

Адрес Оргкомитета конференции: 450054, г. Уфа, Проспект Октября, 71. Институт истории, языка и литературы УФИЦ РАН.

Председатель Оргкомитета – врио председателя УФИЦ РАН д.э.н., д.д.а. Ахунов Рустем Ринатович;

Координатор конференции – ученый секретарь ИИЯЛ УФИЦ РАН к.и.н. Сальманов Азат Салаватович.

VII Съезд ВОГиС

Глубокоуважаемые коллеги!Имеем честь пригласить Вас к участию в Международном Конгрессе «VII Съезд Вавиловского общества генетиков и селекционеров, посвященный 100-летию кафедры генетики СПбГУ, и ассоциированные симпозиумы».

Конгресс пройдет 18-22 июня 2019 г. в Санкт-Петербурге на базе кампуса Санкт-Петербургского государственного университета «Михайловская дача» (Санкт-Петербургское ш., 109, Новый Петергоф).

В рамках Конгресса будут проведены пленарные заседания и 20 симпозиумов, сгруппированных по 5 ключевым направлениям, призванным осветить всю широту современных исследований в области генетики и селекции:

I. Матричный принцип и механизмы генетических процессов
II. Экологическая и эволюционная генетика
III. Теоретическая генетика, биоинформатика и системная биология
IV. Медицинская генетика
V. Биотехнология как основа селекции следующего поколения

Научная программа Конгресса включает выступления более 200 пленарных и симпозиальных докладчиков, включая профессоров Рида Викнера, Томаса Питеса, Роба Найта, Уильяма Мартина, Николая Колчанова, Стефана О»Брайена, Рауля Гайнетдинова, Николая Янковского, Юрия Чернова, Евгения Рогаева, Кристину Линдстром, Йохана Кумлена, Евгения Имянитова, Евгения Гинтера и многих других.

Регистрация на Конгресс и возможность подачи тезисов открыты на официальном сайте по адресу: http://vavilov.spbu.ru Ранняя регистрация, предполагающая возможность участия в отборе на предоставление устных докладов, открыта до 30 ноября 2018 г.; поздняя регистрация продлится с 01 декабря 2018 г. по 01 марта 2019 г.

К данному приглашению прилагаются афиша, которую можно разместить на доске объявлений для сотрудников и заинтересованных лиц, а также информационный буклет. Распространите, пожалуйста, эту информацию среди лабораторий или кафедр Вашей организации, распечатав её и разослав по электронной почте, если посчитаете возможным.

2_poster-fin_s

С уважением,
Организационный комитет VII Съезда ВОГиС

Ответственный по письму
Анастасия Минец
anastasia@inno-mir.com

Международная научная конференция «Проблемы изучения изменчивости в антропологии. Новое в многообразии традиционного»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН
ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН
КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. академика В.П. АЛЕКСЕЕВА
Международная научная конференция
«Проблемы изучения изменчивости в антропологии.
Новое в многообразии традиционного»

 

Зубов

А.А. Зубов (1934–2013)

 

I информационное письмо

Дорогие коллеги,

приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 85-летию со дня рождения выдающегося антрополога, д-ра ист. наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Александра Александровича Зубова.

Цель конференции – представить научное наследие профессора А.А. Зубова, достижения сформированного им направления одонтологии, его научной школы, обсудить современное состояние и перспективы развития физической антропологии в отечественной и мировой науке, показать роль новых методов, новых теоретических разработок с учетом антропологического разнообразия и определяющих его факторов, роль антропологии в перспективе интеграции наук.

На конференции предполагается рассмотреть следующие проблемы, связанные с основными направлениями научной деятельности А.А. Зубова:

1. Эволюционная антропология: новые находки, методы и интерпретации рода Homo;
2. Одонтологические исследования в изучении популяций современного и ископаемого человека;
3. Роль антропологии в решении проблем этногенеза и этнической истории древних и современных народов;
4. «Памяти посвящается…»: российская антропология в лицах.

Также в рамках конференции планируется проведение круглого стола «Методология и методы одонтологических исследований. Традиции и инновации».

Предполагаемые сроки проведения конференции – май 2019 года.

Прием заявок осуществляется до 15 октября 2018 г. Заявка должна содержать название доклада, ФИО, учреждение, контакты.
В связи с предполагаемым участием в конкурсе на проведение конференций просим докладчиков прислать краткие тезисы (не более 1 стр., шрифт Times New Roman, 14) до 1 декабря 2018 г.

Заявки и тезисы посылать по адресу: zubov_conf@bk.ru

C уважением, ОРГКОМИТЕТ
Васильев Сергей Владимирович (д-р ист. наук, зав. ЦФА ИЭА РАН) – сопредседатель
Халдеева Наталия Ивановна (д-р ист. наук, в.н.с. ЦФА ИЭА РАН) – сопредседатель
Лейбова Наталья Александровна (канд. ист. наук, н.с. ЦФА ИЭА РАН)
Харламова Наталья Владимировна (канд. ист. наук, н.с. ЦФА ИЭА РАН)
Южакова Алёна Владимировна (ЦФА ИЭА РАН)

Вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Диалоги. Теоретическая археология и не только»

В издательстве Евразия вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Диалоги. Теоретическая археология и не только».

Аннотация с сайта https://www.labirint.ru/books/655191/

Диалог издревле считался одной из главных форм обнаружения истины.
Искусство постановки вопроса и мастерство ответа на неудобные выпады, всегда считалось главным достоинством проповедников, софистов и философов.
Для науки же, строившей всю аргументацию исключительно вокруг экспериментальной практики, стереотипно пространство диалога казалось чуждым, а главным действующим лицом в науке представлялся герой одиночка, грызущий камень познания в тишине лаборатории или кабинета.
Предлагаемая Вашему вниманию книга не оставляет камня на камне от этого стереотипа. Наука — это, прежде всего, пространство диалога.
Здесь всегда есть место яростным спорам, страсти и даже политике.
Наука, прежде всего полемика, — с учителями и учениками, друзьями и недругами, с оппонентами и сторонниками.
Наука начинается с сомнения, расцветает там, где есть проблема, и никогда не дает окончательных ответов.
Это борьба гипотез за право стать теориями, это непрестанный конфликт и полемика. Такова реальная наука и такова судьба основного автора этой книги — Льва Самуиловича Клейна (всего участников диалогов — 36).
Таково итоговое изложение взглядов неординарного ученого и теоретика, человека, который не смотря на мировую известность и весьма почтенный возраст, постоянно открыт к диалогу.

 

Вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Культура и эволюция. Теоретические исследования»

В издательстве «Евразия» вышла книга проф. Л.С.Клейна «Культура и эволюция. Теоретические исследования».

Аннотация с сайта https://www.labirint.ru/books/655192/

Новая книга знаменитого санкт-петербургского ученого, археолога и теоретика археологии, Льва Самуиловича Клейна, посвящена понятию культуры, которое в рамках археологии является скорее рабочим понятием, редко подвергающимся рефлексии.
Тем не менее, теоретические интересы автора этой книги всегда были шире любых дисциплинарных рамок: помимо археологии известны его работы в области культурной антропологии, классической филологии, этногенеза, лингвистики и общей теории культуры.
Первая часть книги посвящена определению понятия «культура» и сопутствующей полемике в различных школах и отраслях гуманитарного знания.
Во второй части излагается коммуникационная теория эволюции культуры, которую автор считает своим наиболее интересным вкладом в антропологию. Л.С.Клейн обосновывает свою гипотезу, что передачу культуры от поколения к поколению можно описать как сеть коммуникации, но растянутую не в пространстве, а во времени.
В таком качестве на ретрансляцию культуры и передачу информации должны воздействовать те же факторы, что действуют в любой сети связи (радио, телефон и т. д.). Нормальное прохождение информации обеспечивается за счет необходимой повторяемости и достаточного количества каналов связи с допустимой пропускной способностью. Самое интересное к пониманию — это соответствие феноменов культуры физическим факторам матрицы передачи информации, способствующим или препятствующим прохождению сигналов.

XIII Конгресс антропологов и этнологов России

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XIII Конгресс антропологов и этнологов России
Казань,2–6 июля 2019 г.

ПЕРВОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

Ассоциация антропологов и этнологов России совместно с Казанским (Приволжским) федеральным университетом, Институтом истории им. Ш. Марджани АН РТ, Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН При поддержке Правительства Республики Татарстан

Проводят 2–6 июля 2019года в Казани

XIII Конгресс антропологов и этнологов России

 Тема Конгресса — «Системы родства, связей и коммуникаций в истории человечества: антропологический аспект».

В русле общей темы возможен широкий спектр направлений и соответствующих сессий,в том числе:

  • Мониторинг межэтнических отношений
  • Религии, межрелигиозные отношения и этноконфессиональные процессы в духовном пространстве России
  • Мигранты, диаспоры, этнические меньшинства
  • Физическая антропология
  • Этнологическое образование и просвещение

Перечень предложенных к обсуждению вопросов может быть дополнен.

Заявки на организацию секций, круглых столов, симпозиумов (с обоснованием, объемом до 200 слов, см. приложение) просим высылать в электронном виде до 01сентября 2018 г. по адресам: congress@iea.ras.ru, caer2019@mail.ru. Обращаем ваше внимание: для того, чтобы заявка на организацию секции, симпозиума, круглого стола была принята к рассмотрению Организационным комитетом Конгресса, в ней должны быть заполнены все поля.

Просим сообщить информацию о Конгрессе Вашим коллегам

Контакты для связи с оргкомитетом:

Илизарова Валерия Владимировна– Исполнительный директор Ассоциации антропологов и этнологов России;тел. (495)954-89-53

e-mail: congress@iea.ras.ru; caer2019@mail.ru

 

ЗАЯВКА
на организацию секции (круглого стола, симпозиума, пр.)

 

Ф.И.О.(полностью) 
Наименование учреждения* (научно-исследовательский институт, университет, пр.) 
Наименование подразделения (отдел, кафедра, пр.) 
Должность
Ученая степень, звание
Предполагаемая форма заседания в рамках конгресса
(секция, круглый стол, симпозиум, пр.)
Название секции
(круглого стола, симпозиума, пр.) 

 

 

 

 

Тематика работы секции
(круглого стола, симпозиума, пр.;  до 200 слов) 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почтовый адрес (с индексом) 
Телефон моб., раб. (с кодом города)
E-mail

 

* Просим указывать полные, не сокращенные названия

 

VIII АМЕРИКАНИСТСКИЙ СИМПОЗИУМ. СЛИЯНИЕ ДВУХ МИРОВ: ИСТОРИЯ, МОБИЛЬНОСТЬ, СТАТУС ЖИТЕЛЕЙ НОВОГО СВЕТА ДО И ПОСЛЕ КОЛУМБА

  • VIII АМЕРИКАНИСТСКИЙ СИМПОЗИУМ. СЛИЯНИЕ ДВУХ МИРОВ: ИСТОРИЯ, МОБИЛЬНОСТЬ, СТАТУС ЖИТЕЛЕЙ НОВОГО СВЕТА ДО И ПОСЛЕ КОЛУМБА

Сроки и место проведения: 3-4 декабря 2018 г., Санкт-Петербург

Срок подачи заявок: до 30 сентября 2018 года

В рамках предстоящего форума предполагается обсудить широкий спектр вопросов, связанных с процессами социокультурной метисации населения Нового Света в прошлом и настоящем:

- Процессы формирования новых культур на основе взаимодействия местного, европейского и африканского компонентов;

- Расовая и этническая стратификация общества в колониальную эпоху;

- Социальная и пространственная мобильность;

- Социальный статус и его внешние проявления;

- Другие вопросы, имеющие отношение к основной теме симпозиума.

К участию в работе симпозиума приглашаются специалисты-антропологи, этнографы, археологи, историки, независимые исследователи. Рабочие языки: русский, английский, испанский. По итогам симпозиума планируется издание сборника статей участников.

Заявки на участие и резюме (не более 200 слов) направлять на электронный адрес оргкомитета: america-anthropology@mail.ru до 30 сентября 2018 г. по форме:

1). Ф.И.О.:

2). Ученая степень, место работы и должность:

3). Область научных интересов:

4). E-mail, телефон:

5). Название доклада (на рус. и англ. яз.):

6). Резюме (до 200 слов):

7). Summary (max 200 words):

8). Использование мультимедиа:

Контактная информация:

Кондакова Ольга Владимировна (МАЭ РАН)

Тел: 8(905)233-40-56

E-mail: sov@kunstkamera.ru

Объявлен прием в в магистратуру по специальности «Этническая история» в Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского университета

Уважаемые коллеги!

 

Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) Федерального университета в сотрудничестве с Институтом археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан объявляет о наборе в 2018-2019 учебном году (обучение с сентября 2018 г.) в магистратуру по специальности «Этническая история». Мы ожидаем поступления в нашу магистратуру прежде всего студентов, получивших базовое образование по специальностям «история», «археология», «этнология и антропология», «сравнительно-историческое языкознание», однако по результатам собеседования могут быть приняты студенты, получившие образование в специалитете или бакалавриате и по другим гуманитарным направлениям: главным критерием отбора является наличие интереса к научной работе в области предыстории, древней и средневековой этнической истории. При этом, хотя основным направлением наших исследований является история Поволжья, Урала и Восточной Европы в целом, история тюркских и финно-угорских народов, магистрант вправе предложить тему, связанную с другими регионами Евразии, с историей народов индоевропейской, севернокавказской и др. языковых семей, расширение тематики и географии только приветствуется. Для поступления значимо наличие опубликованных научных работ по выбранному направлению, однако это условие не является обязательным.

В рамках подготовки в магистратуре читаются курсы методологии этноисторических исследований, основ археологии, сравнительно-исторического языкознания, ономастики, уралистики, тюркологии, истории народов Волго-Уральского региона. Занятия ведут квалифицированные специалисты, среди которых доктора наук, члены Российской Академии наук и Академии наук Республики Татарстан. В Институте международных отношений, истории и востоковедения имеется возможность слушать спецкурсы по широкому спектру гуманитарных дисциплин, изучать иностранные языки, в том числе – китайский, корейский, турецкий, арабский и др.

Обучение в магистратуре двухгодичное, итогом его должна стать выпускная квалификационная работа (диссертация). В случае успешной исследовательской работы возможно продолжение образования в аспирантуре Казанского Федерального университета или Института Археологии АН РТ. Магистрантом может быть как гражданин России, так и иностранец, обучение в магистратуре, если оно осуществляется впервые, бесплатное; если студент уже имеет одно магистерское образование возможно поступление в платную магистратуру с гибкой системой оплаты обучения. Студентам предоставляется благоустроенное общежитие, выплачивается стипендия. К(П)ФУ предоставляет все условия как для получения полноценного образования (библиотеки, музеи, архивы), так и для участия в общественной студенческой жизни. Казань является одним из старейших в России культурных и образовательных центров, динамично развивающимся современным городом с широкими возможностями для работы, профессионального роста и отдыха.

Дополнительную информацию и контакты для справок и предоставления документов см. на сайте Института международных отношений, истории и востоковедения К(П)ФУ (https://kpfu.ru/imoiv), вопросы по поводу поступления можно присылать и мне по адресу vovia@udm.ru

 

Надеюсь на успешное сотрудничество.

 

Напольских Владимир Владимирович,

д. и. н., проф., член-корреспондент РАН

Письмо о магистратуре 2018

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Народы и регионы / Дележ знатных предков / «Арийцы», народная археология и общество – вызовы постмодерна

«Арийцы», народная археология и общество – вызовы постмодерна

Скачать страницу в PDF

Продолжаем публиковать статьи из сборника памяти В.А.Кореняко. Тему этики в археологии и не только продолжает статья д.и.н. В.А.Шнирельмана ««Арийцы», народная археология и общество – вызовы постмодерна».

 

В.А. Шнирельман
Институт этнологии и антропологии РАН, Москва

Приход эпохи постмодерна вызвал к жизни небывалый интерес общественности к альтернативной истории, делающей упор не столько на глубокий анализ источников и следование строгим методическим требованиям, сколько на выстраивание желательной версии истории, удовлетворяющей общественным потребностям, нередко связанным с национальной идеей. В данной статье эта проблема рассматривается на примере арийского мифа, открывающего широкие возможности для поиска престижных предков. Показано, как различный контекст (националистический или религиозный) вызывает к жизни различные версии древней истории «арийцев» и как эти версии сталкиваются, создавая конфликтные ситуации. Проанализированные данные ставят на повестку дня вопрос об этике в археологии.

Как-то незаметно археология стала политической наукой. Впрочем, незаметно для археологов, но отнюдь не для широкой публики. Ее настроения отражают «властители дум» и «выразители народных чаяний», которые с некоторых пор без устали рыщут по первобытным джунглям, выискивая там «забытые национальные святыни», «знаки первописьменности», «мудрость предков», «великих и добрых богов», «города русской славы» и прочие ценности, оказывающиеся столь востребованными в век постмодерна и нанотехнологии.

Еще сравнительно недавно вопрос о взаимоотношениях с обществом в научной среде даже не возникал. Все было разложено по полочкам, и каждый занимался своим делом. Ученые выполняли производственные планы по выдаче на-гора крупиц бесценной «научной продукции», компетентные органы надзирали за тем, чтобы эта продукция соответствовала признанной властями «истине», а общество хранило многозначительное молчание. Тогда археологи занимались археологией, физики – физикой, философы – философией, водопроводчики ремонтировали трубы, дворники мели улицы. А любители «альтернативной истории» довольствовались чтением популярных журналов «Наука и жизнь», «Знание – Сила», «Техника – молодежи», «Химия и жизнь» и, лежа на диване, пребывали в сладких размышлениях о дальних странах и затонувших континентах.

Теперь все не так. Воодушевленные открывшейся свободой люди стремятся быть многостаночниками и все в этой жизни успеть. Математик хочет создать «новую хронологию», философ – открыть «допотопную цивилизацию», а журналист – обнаружить «древнейшее славянское государство». В свою очередь, офтальмолог-эзотерик вдохновенно вещает о «расовых эпохах», а язычник с ностальгией и восхищением вспоминает о своих «палеолитических предках» и их «райской жизни» в гармонии с полярной природой. В современном медиапространстве есть место всем, и каждый с упоением возделывает свою делянку. Героем дня становится не ученый, а неприметный слесарь, прочитавший на досуге «Фестский диск» или невзначай обнаруживший «древнее святилище».

На этом огороде находится своя ниша и для науки, но здесь она выглядит уже не прежней царицей, а скромной труженицей, чьи успехи или неудачи сплошь и рядом остаются незамеченными обществом. На первом плане оказываются не реальные научные открытия и достижения, а умение раскрутить свои идеи, сделать им рекламу и загипнотизировать ими общество. При этом ценность этих идей и последствия их раскрутки мало кого волнует. Заявить о себе надо здесь и сейчас; главное – не опоздать, засветиться, застолбить место и уже не отпускать внимание публики. А для этого требуется выдавать сенсацию за сенсацией – чем грандиознее, тем лучше. Ее соответствие реальным фактам большого значения не имеет. А кто заметит подвох? Ученые? Но их всегда можно обвинить в «консерватизме», «догматизме», службе неким «заказчикам», заинтересованным в сокрытии или искажении «истины». На худой конец, им можно приписать и связи со «спецслужбами». Главное – убедить общество в том, что они якобы намеренно «скрывают правду от народа». Здесь все средства хороши, и, на удивление, они действительно работают; немалая часть публики всему этому искренне верит.

Подавляющему большинству ученых все это мало интересно. Они занимаются своим профессиональным делом, будучи убеждены в высоком предназначении науки и ее твердых позициях в обществе. Однако именно это сегодня и вызывает сомнения. С одной стороны, наша публика, действительно, отличается высоким образованием, а наука продолжает пользоваться уважением. Но, с другой, наша образованная публика никогда не была столь беззащитной перед суевериями, столь склонной поддаваться всевозможным дутым сенсациям и рукотворным мифам, как сегодня. И это становится проблемой, игнорировать которую больше невозможно. Рассматриваемое явление вовсе не специфично для России. В США его заметили около сорока лет назад, и Дж. Коул тогда с удивлением и досадой отметил, что некоторые люди воспринимают археологию как форму магии и для них она интересна не научными достижениями, а нездоровыми сенсациями. Он назвал это «культовой археологией», которая готова с энтузиазмом обсуждать определенные утверждения, при этом полностью игнорируя метод и теорию (Cole, 1980. P. 2–3). В 1980-х гг. явление «культовой археологии» неоднократно обсуждалось специалистами, и некоторые преподаватели даже сочли полезным устраивать такие дискуссии в студенческих аудиториях (Rathje, 1978. P. 4–7; Snow, 1981. P. 102–108; Feder, 1984. P. 525–541; Riemschneider, 1984. P. 4; McKusick, 1984. P. 48–52; Harrold, Eve, 1987; Williams, 1988. P. 62–70; 1991). В ходе обмена мнениями появилось понимание того, что за «культовой археологией» часто стоят не столько дилетантизм и популизм, сколько определенные настроения, нередко связанные с идентичностью, национализмом и расизмом (темы, намеченные еще Коулом) и заслуживающие специального анализа (Michlovic, 1990. P. 103–107). Это дало толчок
всестороннему изучению национализма в археологии (Silberman, 1989; Kohl, Fawcett, 1995; Atkinson, Banks, O’Sullivan, 1996; Diaz-Andreu, Champion, 1996; Meskell, 1998; Diaz-Andreu, 2001; 2007). Сегодня рассматриваемое явление расцвело в России, где немало интеллектуалов в азарте соревнуются в использовании археологических данных для построения грандиозных нарративов, прославляющих деяния далеких предков. Впрочем, корни этой тенденции уходят в советские времена, но тогда она оставалась без должного анализа (Шнирельман, 1993. С. 52–68; 2003; 2006; 2012а; 2015; Shnirelman, 1996; 2002; 2005).

Как ученый должен реагировать на расхожие мифы о прошлом – игнорировать, иронизировать, разоблачать, терпеливо вести с ними полемику, беспристрастно их изучать или же идти им навстречу ради каких-либо сиюминутных выгод? Что стоит за этими мифами – низкая образованность и дилетантизм их творцов, сознательное стремление к самоутверждению путем обретения «славных предков», мобилизация общества на решение определенных политических задач, легитимация неких философских идей с помощью апелляции к длинной исторической перспективе или поиск исторических оснований для создания и укрепления «образа врага»? А, может быть, такие, кажущиеся странными профессионалам, представления о прошлом являются выражением некого эзопова языка, пытающегося говорить об острых проблемах современности с помощью эвфемизмов и метафор? Или речь идет о выплеске накопившихся эмоций, удовлетворении собственного тщеславия, а, может быть, мести за несложившуюся карьеру? А, возможно, просто о коммерческом проекте или о безобидном хобби?

В последние 20-25 лет все эти проблемы начали в той или иной степени интересовать и некоторых отечественных археологов (Shnirelman, 1995; Шнирельман, 1996; 1999; Гаджиев, Кузнецов, Чеченов, 2006; Кореняко, Кузьминых, 2007; Петров, 2008; Белолипецкая, 2010; Яблонский, 2011; Беляев, 2011; 2013; Гринько, 2013; Михайлов, 2013; Черных, 2013; Плетц, Соенов, Константинов, Робинсон, 2014; Куприянова, 2014; Проценко, 2015). Правда, какой-либо устойчивой традиции здесь еще не сложилось. Во-первых, интерес у археологов вызывают очень разные стороны рассматриваемого явления, во-вторых, оно по-разному ими понимается и порождает у них весьма различную реакцию (от искреннего удивления до яростного разоблачения), в-третьих, мало кто пытается анализировать проблему в более широком социальном контексте, что, разумеется, требует выйти далеко за пределы археологии, в-четвертых, еще не выработались какие-либо общепринятые методические подходы. Одним из первых к этим вопросам обратился В.А. Кореняко, причем он сумел обнаружить здесь не только симптом кризиса гуманитарных наук, но и важную этическую проблему (Кореняко, 2000; 2004; 2013), и позднее стал инициатором весьма своевременного обсуждения проблемы этики в археологии (Обыденнова, 2014).

Как бы ни решались все эти вопросы, сегодня становится ясно, что, к большой досаде ученых, широкая публика зачастую ищет в истории вовсе не то, чего хотелось бы профессионалам, и дает их открытиям и гипотезам такие интерпретации, которые их не могут не шокировать. Мало того, иной раз такая историческая информация доносится до публики вовсе не дилетантами, а бывшими историками или археологами, стремящимися сознательно использовать свои профессиональные знания для разработки тех или иных политических идей, облекая их в форму научно-популярных эссе или романов в жанре фэнтези. И это заставляет скептически относиться к столь же распространенному, сколь и упрощенному мнению, связывающему такую деятельность исключительно с «дилетантизмом» и «искажением истории» в силу якобы недостаточной осведомленности в предмете.

Пренебрежительное или саркастическое отношение к упомянутым построениям вызывает лишь озлобление и потому непродуктивно. Кроме того, это не позволяет обнаружить истинные мотивы мифотворцев и причины популярности их творчества у широкой публики. Так проблема обретает более сложный, но и более интересный ракурс. Мне представляется, что сегодня специалистам-археологам необходимо знать политический и социальный контекст своей профессиональной деятельности, чтобы быть готовыми к продуктивному диалогу с общественностью и не допускать использования своих идей для сомнительных политических построений. Поэтому настоящая работа посвящена обсуждению результатов моего многолетнего исследования эволюции «арийской идеи» (Шнирельман, 2015). Здесь я рассмотрю ее социальное и политическое значение как оно представлено, главным образом, в популярной или околонаучной литературе. Но надо иметь в виду, что такая литература, как неоднократно отмечал В.А. Кореняко, порой выходит из-под пера бывших или действующих профессионалов (Шнирельман, 2004. С. 175–214).

Еще в середине прошлого века известный специалист по средневековой Европе Фриц Саксл отметил, что мы вряд ли сможем понять исторический период, если оставим без внимания присущие ему ненаучные, а я добавил бы, и псевдонаучные представления и предрассудки (Saxl, 1957. P. 73). В данном случае речь идет об «арийском мифе», который в советское время принято было связывать с нацизмом, и это автоматически исключало какое-либо его всестороннее обсуждение. Между тем, как подчеркивают некоторые исследователи, нацизм мало что дал нового в области идеологии. Он лишь ввел в практику и узаконил то, о чем десятилетиями мечтали мыслители-расисты (Бауман, 2010). Но «арийский миф» начал создаваться за полторы сотни лет до прихода нацистов к власти, и далеко не сразу обрел шовинистический и расистский облик (Поляков, 1996; Olender,1992). Мало того, он очаровал не только европейцев; более ста лет назад его подхватили и в Индии (Figueira, 2002). За последние сто лет его с весьма различными целями использовали самые разные социальные, религиозные и этнические группы. И сегодня можно было бы говорить уже не об одном, а о нескольких разных «арийских мифах» – разных как по содержанию, так и по функции.

Действительно, арийская идея возникла и вначале развивалась в XIX в. как сугубо научный проект. Однако во второй половине XIX в. она была подхвачена шовинистами и расистами и начала служить империализму, колониализму и расовой дискриминации. Своего логического завершения она достигла в политике германских нацистов, использовавших ее для оправдания геноцида. Казалось бы, в мире после Холокоста места ей не осталось. Однако мир эпохи постмодерна парадоксален и таит в себе немало неожиданного. Рубеж XX–XXI вв. подарил арийской идее вторую жизнь, и ее подхватили националисты во многих новых государствах постсоветского пространства.

Вместе с тем, современный арийский дискурс отличается многозначностью. Сегодня арийство служит не только орудием шовинизма и дискриминации, но и лозунгом борьбы за самобытность и защиты местной идентичности. Однако смена контекста нередко наполняет лозунг иными смыслами, и то, что выглядело справедливым вчера, оказывается опасным и даже неприемлемым сегодня. Именно такую траекторию описала арийская идея в Индии, где в последней четверти XIX в. она была подхвачена реформистским и антиколониальным движением «Арья Самадж», а в конце XX в. стала служить радикальному политизированному индуизму, сеющему вражду и насилие (Шнирельман, 2012б).

Сегодня арийская идея получила популярность на всем пространстве Евразии. Она соблазняет интеллектуалов самого разного происхождения – русских, украинских, осетинских, армянских, таджикских, чеченских, татарских, азербайджанских, туркменских, казахских, узбекских и даже якутских, бурятских и корейских (Подробно см.: Шнирельман, 2015). Кое-где она остается маргинальной, а кое-где подхватывается и пропагандируется властями. Местами она привлекает лишь дилетантов, озабоченных поисками далеких предков своего народа, а местами ей уделяют внимание ученые, считающие ее подходящим языком для обсуждения вопросов отдаленного прошлого. Однако повсюду она служит интересам национализма, придавая ему искомую историческую глубину и наделяя славными предками.

Для этнонационалистов «арийцы» оказываются не просто особой этнической группой, но такой, которая отличалась необычным творческим потенциалом и в силу этого была способна к ведению победоносных войн, захвату и заселению новых земель и покорению местного населения. Тем самым, она естественным образом обретала власть над другими, получала высокий социальный статус и оказывалась «благородной». Все это становилось возможным благодаря ее высоким техническим и культурным достижениям, и поэтому арийцы едва ли не с самого начала рисовались носителями высшей культуры и цивилизаторами. С развитием физической антропологии во второй половине XIX в. к этому добавился еще один немаловажный элемент – расовый облик. Так «арийцы» оказались особой («высшей») расой, и теперь их успехи стали объяснять якобы имманентно присущими им биологическими качествами, передающимися генетическим путем.

Вместе с тем, уже на рубеже XIX–XX вв. в разных политико-культурных контекстах принадлежность к «арийству» понималась по-разному. Если индусы склонны были считать «арийцами» именно себя, то в Европе и США это место было зарезервировано за «нордической расой». В результате чиновники в США отказывались причислять индийцев к «арийцам», а нацисты преследовали цыган как «неарийцев». Единства не было даже среди ученых. Если для одних термин «арийцы» звучал как синоним для «индоевропейцев» («индогерманцев» в Центральной Европе), то другие вкладывали в него более узкий смысл и связывали его только с «индо-иранцами» или, еще уже, «индоариями»2. Эхо этих былых дискуссий докатилось и до нашей эпохи. Но сегодня арийский дискурс стал много богаче и разнообразнее.

2 Интересно, что греческие авторы эпохи эллинизма вначале отличали ариан/ариев от парфян, бактрийцев, согдийцев и даже скифов. Но позднее это представление о различиях было утрачено. См.: (Пьянков, 1995. С. 48–50).

Если колонизаторам арийский миф был нужен для оправдания процесса колониализма как «цивилизаторской миссии», направленной на просвещение «варваров», то местные противники колониализма и активисты национально-освободительного движения тоже прибегали к его помощи, но использовали его в совершенно ином ключе. В ранний период они могли разделять миграционную гипотезу, но при этом отождествлять своих предков все с теми же колонизаторами. Это делалось для того, чтобы показать, что, во-первых, по своей культуре и цивилизаторским способностям предки нисколько не уступали нынешним колонизаторам или даже находились с ними в близком родстве, а во-вторых, именно поэтому местное население не должно рассматриваться уничижительно в качестве «варваров» и имеет полное право на самостоятельное развитие.

После получения независимости такая концепция неизбежно требовала переосмысления, так как для своей легитимации национальное государство было заинтересовано в опоре на принцип автохтонности: необходимо было доказать, что основное его население является «коренным», т.е. имеет предков, обитавших здесь испокон веков. За этим стоит идея исторического права на территорию проживания, апелляция к которому широко используется в современном мире при отсутствии у бывших колониальных народов зафиксированного юридического права на свои земли (Шнирельман, 2013).

Казалось бы, территориальный вопрос не находится в какой-либо неразрывной связи с идеей «арийских предков». Однако идеологи таких движений не готовы отказаться от арийского мифа, который создает весьма привлекательный образ предков, награждая их самыми завидными качествами. Поэтому, чтобы связать своих предков с арийцами, последних требуется сделать автохтонами. Это вовсе не означает полного отказа от миграционной парадигмы, но теперь миф признает только миграции вовне, а их исконным центром оказывается именно данный регион или государство. В результате возникает парадоксальная ситуация, когда «прародина арийцев» оказывается заложницей национальности создателей местных версий арийского мифа. Так, для современных индусских фундаменталистов такой прародиной служит Северная Индия, украинские националисты отождествляют ее с Украиной («государство Аратта»), армянские помещают ее на Армянском нагорье, курдские обнаруживают ее в горах Тавра и Загроса, таджикские ищут ее в Средней Азии, а русские – в Приполярье («Гиперборея-Арктида») или на Южном Урале, где их интересы иной раз пересекаются с башкирскими националистами. Даже некоторые осетинские авторы готовы сделать Осетию едва ли не древнейшим центром расселения индоевропейских племен, хотя в целом в осетинской историографии доминирует представление о приходе скифских или аланских предков извне (Шнирельман, 2006).

Мало того, сегодня русские националисты нередко объявляют, что именно Россия была прародиной «славян-арийцев», откуда те и расселялись по всему миру, осуществляя свою «цивилизаторскую миссию». Примирить такие концепции совершенно невозможно, и оказывается, что они решают вовсе не какие-то научные задачи, а преследуют своей целью конкретные интересы местных национализмов, т. е. предназначены, прежде всего, для внутреннего пользования.

Своеобразная ситуация сложилась ныне в некоторых новых государствах Центральной Азии и Южного Кавказа, где советская историческая наука всегда обнаруживала два пласта – один древний местный, а другой более поздний пришлый. Первый был связан с иранским или иным местным населением, а второй – с тюрками. Это ставит многие местные титульные нации в сложное положение, так как чрезмерный упор на тюркских предков лишает их возможности апеллировать к историческому праву на территорию, ибо те считаются пришельцами. Поэтому, признавая двухкомпонентность своего происхождения, они с гордостью включают в число своих прямых предков древнее иранское население раннего железного века и даже носителей андроновской культуры позднего бронзового века. Это неизменно отражается в официально признанных версиях национальной истории, находит свое выражение в государственной символике и получает место на страницах школьных учебников. При этом делиться предками с соседями никто не хочет, и для современных Казахстана и Центральной Азии характерна борьба за престижных предков, т.е. за древнеиранское наследие, которое иной раз рисуется «древнетюркским» (Шнирельман, 2009; 2015. Т. 2. С. 215–250).

В то же время это вызывает недоумение и недовольство соседних народов, прежде всего, армян и таджиков, которые именно себя считают легитимными прямыми потомками индоевропейцев. Версии, выдвигаемые соседями, они воспринимают как недопустимое посягательство на свое собственное историко-культурное наследие (Асатрян, Геворкян, 1990; Шукуров Ш., Шукуров Р., 1996). Сегодня они также высоко ценят свое «арийское происхождение», апеллируя к нему для решения тех или иных политических задач. Скажем, в обоих случаях большое значение придается развитию добрососедских отношений с Ираном и Россией, для чего местные идеологи, политики и дипломаты не устают подчеркивать роль общего «арийского родства» и «арийского культурно-исторического наследия»3.

3 Примечательно, что даже президент Путин во время своего визита в Тегеран 16 октября 2007 г. в своем интервью иранским журналистам счел нужным подчеркнуть глубокие корни взаимодействия России и Ирана, сославшись на то, что зороастризм якобы зародился на Южном Урале, т. е. на территории России. См.: (Путин, 2007).

Кроме того, арийский миф играет здесь и большую символическую роль, апеллируя к былым территориям, которые когда-то заселялись предками, а ныне находятся в составе соседних государств. В случае с Арменией речь Армянском нагорье, а в случае с Таджикистаном – об обширных областях Средней Азии, занятых сегодня тюркскими народами.

Русские националисты также используют арийский миф для обоснования права на всю территорию современной России или даже бывшего Советского Союза ссылкой на широкое расселение древних индоевропейцев, которых местный миф отождествляет со «славянами-арийцами». Одной из причин этого служит страх перед распадом России или кардинальным изменением этнического состава ее населения в связи с депопуляцией у русских и массовой миграцией населения из соседних государств. В этом случае арийский миф служит символическим способом легитимации территориальных границ, и вовсе не случайно внимание его создателей и пропагандистов приковано, главным образом, к пограничным регионам. Отсюда – поиски примордиальной прародины на Крайнем Севере, стремление обнаружить следы древней славянской государственности на Кавказе, приписывание Рюрику и его балтийским родственникам славянских корней и, наконец, страстное желание сделать айнов Дальнего Востока «европеоидами» и «родственниками славян-ариев». Кроме того, русские националисты апеллируют к арийской идее, пытаясь защищать интересы русских в новых постсоветских государствах путем изображения их там «коренным народом», чьи «арийские предки» якобы с незапамятных времен населяли всю Евразию (см., напр.: Абакумов, 1995; 1997; 2000; Карпов, 1996).

Помимо территориального измерения, арийская идентичность не утратила и своей культурной и цивилизационной ценности. В ряде постсоветских государств арийство культивируется неоязыческими движениями, которых не устраивает официальная история своих народов, связанная как с постоянными поражениями от более сильных противников, так и с вековым отсутствием собственной государственности и вхождением в состав других государств, а то и с длительным существованием народа в условиях диаспоры. Поэтому там большим спросом пользуется дохристианское прошлое, позволяющее представить своих предков великим победоносным народом, имевшим аутентичную культуру и древний язык. Обращение к древности нередко помогает обнаружить реальную или воображаемую раннюю государственность, призванную подтвердить, что предки отнюдь не были дикарями и варварами, а имели свое собственное политическое устройство. Это – важный аргумент, помогающий преодолеть постколониальную растерянность и комплекс неполноценности и успешно строить свое новое государство. В свою очередь это требует напористости, агрессивности и даже жесткости, которых, по мнению неоязычников, лишено современное христианство, призывающее к милосердию и игнорирующее этническую составляющую.

Такого рода аргументы кажутся привлекательными не только энтузиастам нерусского происхождения, но и русским неоязычникам, рисующим весь христианский период эпохой порабощения русского народа пришлыми миссионерами, будто бы навязавшими ему рабскую идеологию. А так как эти миссионеры представляются им иудеями, то ясно, почему современное политизированное русское неоязычество не может обойтись без антисемитизма (Шнирельман, 2015. Т. 2. С. 5–135). Символом таких настроений служит свастика, означающая в антисемитском дискурсе непримиримость к «семитам» и готовность к бескомпромиссной борьбе с ними. В этом значении свастику использовали нацисты; так ее понимают и современные правые радикалы. Поэтому стремление некоторых языческих волхвов очистить свастику от этих ассоциаций, объявив ее «древнеславянским символом», нельзя признать удачной (Шнирельман, 2015. Т. 1. С. 93–96, 417–422). К тем же аргументам обращаются и радикальные украинские националисты, также питающие склонность к неоязыческим взглядам.
При этом как для русских, так и для украинских любителей арийства особую ценность представляет общее индоевропейское прошлое, позволяющее им рисовать головокружительные победоносные походы далеких предков и изображать их мужественными воинами и успешными завоевателями новых земель. В этом контексте возникает и образ древней империи, едва ли не древнейшего государства на планете (Шнирельман, 2015. Т. 2. С. 158–209). Но, если украинские авторы ограничиваются территорией Украины, то русские не свободны от мегаломании. В их представлении древнейшие славяно-русские государства охватывали значительные территории Евразии, а иной раз даже выходили далеко за ее пределы. В некоторых версиях русские вообще рисуются первонародом, создавшим культуру, письменность и цивилизацию для всего человечества.

В этом контексте обнаруживается тесная связь между арийской идеей и религией. Русские и украинские неоязычники полагают, что отказ от христианства и возвращение к «этнической религии», «религии предков», во-первых, всемерно поспособствует преодолению раскола нации на фракции, а во-вторых, вернет ей утраченные моральные ценности, способные вывести ее из постсоветского кризиса. С этой точки зрения, большую ценность для сторонников этой идеологии представляет зороастризм, в котором они хотят видеть первую «настоящую» религию, созданную предками-арийцами и позднее давшую жизнь всем остальным мировым религиям. Тем самым, иудаизм с его Торой, или Ветхим Заветом, оказывается жалким слепком с арийского зороастризма, и многие сторонники этой идеи обвиняют иудеев в «краже» священных знаний у арийских предков. Они идут и дальше, противопоставляя иудаизм с его мстительным и жестоким Богом исконной «арийской религии», знавшей якобы исключительно доброго и милосердного Бога. Для них из этого вытекает обвинение иудеев в искажении «арийского духовного наследия». Мало того, сам зороастризм изображается конечным итогом развития, начало которому было якобы положено некой «допотопной ведической религией», исконной верой примордиальных индоевропейцев, или «славяно-арийцев». Этой вере приписываются возвышенные моральные идеалы, с которыми связывается строгий социальный порядок, основанный на иерархии и корпоративном устройстве общественной жизни. Волхвы призывают к возвращению к этому порядку во имя общественного здоровья, которое якобы разъедает современная цивилизация. В русле этого дискурса вновь становятся популярными лозунги «консервативной революции», привлекавшие немало европейских интеллектуалов в 1920-х гг.

Иной смысл арийская идея имеет в эзотерических учениях, непременной частью которых является весьма своеобразная версия антропогенеза, созданная Е.П. Блаватской и развитая ее последователями (Блаватская, 1991). Здесь арийцы представляются одной из «коренных рас», пришедшей на смену более ранним расам, обреченным на исчезновение в силу неких законов эволюции, связывающих каждую расу с особой отведенной ей эпохой. Для эзотериков наша эпоха представляется временем естественного господства арийской расы. К ней причисляется все современное человечество за исключением тех групп, которые связываются этим учением с остатками прежних рас, уходящих в небытие. При этом «раса» определяется не столько соматическими особенностями, сколько духовностью, и каждая последующая «раса», хотя и состоит из различных подгрупп, различающихся по физическим характеристикам, обладает более высокой духовностью, отличающей ее от предшествующих «рас». Оперируя понятием эволюции, эзотерики далеки от научного понимания эволюционных процессов и опираются на представление о неких космических силах или «Учителях», которые и создают
каждую новую расу. Сами же люди оказываются беспомощными и неразумными, в результате чего каждая «расовая эпоха» дает пример не прогресса, а упадка; ее окончание знаменуется глобальной катастрофой, и «Учителям» приходится вмешиваться и создавать новую расу, которая, правда, оказывается более совершенной, чем предшествующая. В этом якобы и состоит процесс «эволюции» (Шнирельман, 2016).

Примечательно, что «арийский миф» привлекает и тех из русских радикалов, которые не желают порвать с православием. В такой среде определенной популярностью пользуется идея «арийского христианства», которая в 1920-1930-х гг. развивалась некоторыми немцами-протестантами, стремившимися очистить христианство от «семитского наследия». В свою очередь индусские фундаменталисты отождествляют арийцев с индуизмом как «естественной» для них религией. Здесь религия жестко связана с национальной идеей и даже в некоторых контекстах обретает расовые параметры. Впрочем, в идеологии индусского национализма эти параметры остаются размытыми – они постоянно обсуждаются и пересматриваются в зависимости от контекста дискурса (Шнирельман, 2015. Т. 2. С. 251–300).

В то же время, благодаря развитию физической антропологии и в последние десятилетия – генетике, понятие «раса» оказалось тесно связанным с биологией, и это дает о себе знать даже там, где наблюдаются попытки определять его через «духовность» и религию. Этому способствует сомнительная идея о неразрывной и жесткой связи духовного с физическим. Хотя никому так и не удалось доказать наличие такой связи, что и выводит эту идею за рамки современной науки, она служит одним из важнейших компонентов расовой теории, до сих пор культивирующейся расистами. Эта идея время от времени эксплицитно или имплицитно всплывает и в некоторых религиозных дискурсах, прежде всего в рамках эзотерики и современного индусского фундаментализма. В результате ставится вопрос о кардинально различных менталитетах, якобы имманентно присущих разным народам или разным конфессиональным группам и не позволяющих им уживаться вместе. Некоторые эзотерики даже прямо связывают «менталитет» с определенными физическими особенностями (об этом: Шнирельман, 2010а; 2015. Т. 1. С. 304–332).

В еще большей степени это свойственно многим современным язычникам, для которых за понятием «этнической религии» скрываются группы, различающиеся по крови. В этих дискурсах кровь и почва прочно сливаются в нераздельное целое. Поэтому неоязычники склонны к расиализации окружающей социальной среды, и их нарративы перенасыщены положениями, отсылающими к «расе». Для многих современных как русских, так и украинских язычников «раса» представляется фундаментальным понятием, тесно связанным с культурой и историей, причем стержнем последней нередко объявляется «расовая борьба». При этом «арийцы» отождествляются с «белой расой» или же изображаются ее лучшей частью или авангардом. Им приписывается миссия спасения современного человечества от природной катастрофы или же – спасения «белой расы» от «наплыва мигрантов».

Такой дискурс, разумеется, не может обойтись без образа врага, якобы сознательно приводящего в действие всевозможные механизмы, вызывающие негативные процессы в современном мире. В русле рассматриваемых шовинистических взглядов таким традиционным врагом «арийцев» вот уже более ста лет рисуются «семиты». Эта идея так или иначе присутствует во всех текстах, созданных русскими радикалами в постсоветский период. Примечательно, что, подхватывая расовую теорию, такие авторы видят в «семитах» не какого-то случайного противника, ставшего врагом в силу определенных обстоятельств, сложившихся в данный момент, а вечного неизбежного недруга, который из века в век противостоит «арийцам», строит им козни и пытается либо установить над ними господство, либо вовсе их уничтожить. За всем этим стоит расовый антисемитизм, возникший в Европе во второй половине XIX в. и ставший основой нацистской идеологии и практики. В этом контексте происходит демонизация и дегуманизация евреев. Они нередко изображаются не какой-либо «иной расой», а «биороботами», созданными с определенной политической целью. Мало того, авторы таких произведений склонны обращаться к сюжетам древней истории и даже к палеолиту и процессу антропогенеза, чтобы доказать «вредоносность» евреев, которые, тем самым, превращаются в вековечных заклятых врагов «арийцев», наделенных якобы «генетическими» ущербными чертами характера. В частности, древнее население Палестины объявляется либо «славянами-арийцами», либо их близкими родственниками. А завоевание этого региона древними евреями трактуется как начало длительной экспансии, ставящей своей целью покорение славян и установление мирового господства. Многие особенности такой версии истории заимствуются из известных антисемитских памфлетов столетней давности, которые всемерно использовались и нацистами (Шнирельман, 2010в; 2015. Т. 1. С. 35–38, 54–62, 73–82).

Сегодня эти идеи активно обсуждаются не только в политических трактатах, но и в массовой литературе, написанной в жанре фэнтези (см., напр.: Шнирельман, 2009/2010). В этом участвуют как признанные писатели, так и самодеятельные авторы и радикальные политики. Встречаются среди них и языческие волхвы. Такая литература с готовностью выкладывается в Интернете и привлекает внимание радикально настроенной молодежи. Следователи неоднократно обнаруживали ее в квартирах скинхедов, подозреваемых в нападениях на людей. Однако, если в Западной Европе образ врага долгое время ассоциировался с «семитами», то в других контекстах такой враг с легкостью получает иное лицо. Так, для армян и таджиков злая сила, выступающая против «арийцев», отождествляется с тюрками, а для индусских фундаменталистов – с мусульманами. Определенные изменения происходят и в представлениях русских радикалов. Объявляя себя «арийцами», сегодня скинхеды готовы сражаться за «спасение белой расы», что в российских условиях выливается в нападения на «мигрантов» или даже на «нерусских» в целом. Парадоксально, что их жертвами становятся и таджики, считающие себя «арийцами» (Шнирельман, 2010б).

Наконец, в этой обстановке мы встречаемся и с другим парадоксальным явлением, когда, чтобы вывести себя из-под удара, потенциальные жертвы скинхедов отождествляют себя с «арийцами» в надежде на то, что это поможет им установить добрососедские отношения с местным населением. В этом контексте не только некоторые таджикские интеллектуалы, живущие в России, подчеркивают общее с русскими «арийское наследие» (Шукуров Ш., Шукуров Р., 1996; Хайдаров, Одегов, 2006), но даже корейский интеллектуал находил нужным наградить корейцев «арийскими предками» (Югай, 2004). Аналогичная тенденция наблюдается в среде российских тюрков и даже монголоязычных народов, где делаются попытки обеспечить идею «евразийской общности» «арийской основой».

Сегодня в поисках такой основы отдельные авторы прибегают к генетическим данным, обнаруживая некоторые генетические маркеры, общие для «арийцев» и для тех народов, которые до недавнего прошлого никогда не включались в индоевропейскую группу. Иными словами, если, по мнению ученых, «арийская раса» является заблуждением, то это не останавливает энтузиастов, широко использующих такое понятие для выстраивания привлекательного мифа, пользующегося популярностью у публики и в некоторых контекстах преследующего определенные политические цели. Арийский миф наделяет людей привлекательными предками, снабжает наполненной глубокого смысла символикой, помогает продвижению некоторых политических идей и питает ряд новых религиозных движений. Он также помогает создавать образ врага и в этом качестве служит социальной мобилизации, основанной на ксенофобских представлениях и стереотипах.

В то же время сегодня было бы правильно говорить не об одном, а о нескольких разных «арийских мифах». Во-первых, конкретное содержание арийского мифа напрямую зависит от этничности его создателей, причем этим определяется как суть самого «арийства» и локализация «прародины», так и облик его «врагов». Во-вторых, выстраивание того или иного арийского мифа диктуется и особенностями религиозности его авторов и последователей – прежде всего, принадлежностью к языческой или эзотерической среде, а в Индии – к индуизму. В-третьих, особенности конструируемого «арийства» определяются также той или иной мировоззренческой парадигмой – одно дело акцент на биологической расе, характерный для традиционных расистов, и совсем другое – на культуре и ментальности, что более всего свойственно эзотерикам и приверженцам культурного расизма.

Все это следовало бы знать и учитывать археологам, чтобы понимать, кто именно и почему сегодня может интересоваться их материалами и построениями и как именно и почему такие материалы и построения могут использоваться. Поэтому, на мой взгляд, обобщающие публикации по археологии бронзового и раннего железного века и, в особенности, учебники по археологии должны включать разделы, посвященные обсуждению расистских и этноцентристских подходов к археологии и соответствующим интерпретациям ее данных. Было бы также полезно обсуждать такие проблемы со студентами, чтобы они были готовы к диалогу с общественностью. Некоторые археологи начинают осознавать эту проблему и в своих работах уже отмежевались от неонацистских интерпретаций «арийской проблемы», подчеркнув связь таких псевдонаучных взглядов с ксенофобией и шовинизмом (Anthony, 2007. P. 9–11; Кузьмина, 2008. P. 13). Думаю, все это впрямую относится к этике в археологии, о которой писал В.А. Кореняко.

Список литературы:

Абакумов А.В. Евразийские арии и Русь // Русская мысль. 1995. № 1–6. С. 37–39.

Абакумов А.В. Славяне в Казахстане: возвращение на Родину? // Экономическая газета, 1997. № 16. С. 8.
Абакумов А.В. Русские и татары в Крыму // Наследие предков. 2000. № 2. С. 18–21.
Асатрян Г.С., Геворкян Н.Х. Азербайджан: принцип присвоения и иранский мир. Ереван: Гителик, 1990. 22 с.
Бауман З. Актуальность Холокоста. М.: Европа, 2010. 311 с.
Белолипецкая Н.А. Заповедник «Аркаим»: особенности взаимоотношения музея и общества // ЭО. 2010. № 4. С. 69–77.
Беляев Л.А. Заметки о фальсификатах в археологии // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов / Отв. ред. В.А. Шнирельман, А.Е. Петров. М.: ИА РАН, 2011. С. 51–66.
Беляев Л.А. Выступление в дискуссии «Наука и псевдонаука» // Антропологический форум. 2013. № 18. С. 13–19.
Блаватская Е.П. Тайная доктрина. Т. 2: Антропогенезис. М.: Прогресс, Сирин, 1991. 559 с.
Гаджиев М.С., Кузнецов В.А., Чеченов И.М. История в зеркале паранауки. М.: ИЭА РАН, 2006. 299 с.
Гринько И.А. Выступление в дискуссии «Наука и псевдонаука» // Антропологический форум. 2013. № 18. С. 42–48.

Карпов А. Иудины поцелуи сепаратистов // Русский вестник. 1996. № 6–8. С. 12.
Кореняко В.А. Этнонационализм, квазиисториография и академическая наука // Реальность этнических мифов / Ред. А. Малашенко, М.Б.
Олкотт. М.: Гендальф, 2000. С. 34–52.
Кореняко В.А. Этические проблемы и кризисные явления в археологии // Проблемы первобытной археологии Евразии (к 75-летию А.А. Формозова) / Отв. ред. В.И. Гуляев, С.В. Кузьминых. М.: ИА РАН, 2004. C. 36–48.
Кореняко В.А. Об этическом кодексе профессиональных археологов (зарубежный опыт) // РА. 2013. № 4. С. 125–142.
Кореняко В.А., Кузьминых С.В. Наука и паранаука в современной отечественной археологии // РА. 2007. № 2. С. 173–191.
Кузьмина Е.Е. Арии – путь на юг. М.: Летний сад, 2008. 557 с.
Куприянова Е.В. Заповедник «Аркаим» и проблемы популяризации археологии на Южном Урале // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 12. История. Вып. 60. С. 22–29.
Михайлов Д.А. Алтайский национализм и археология // ЭО. 2013. № 1. C. 37–51.
Обыденнова Г.Т. (ред.). Этика в археологии: сборник статей. Уфа: Лань, 2014. 185 с.
Петров Ф.Н. (ред.). Археология в современной культуре России (региональные аспекты): «круглый стол», п. Аркаим, 22–23 августа 2007. Челябинск: Крокус, 2008. 108 с.
Плетц Г., Соенов В.И., Константинов Н.А., Робинсон Э. Международное значение репатриации «Укокской принцессы» (готова ли российская археология к диалогу с коренными народами) // Древности Сибири и Центральной Азии. № 7 / Отв. ред. В.И. Соенов. Горно-Алтайск: ГАГУ, 2014. С. 17–45.
Поляков Л. Арийский миф. Исследование истоков расизма. СПб.: Евразия, 1996. 353 с.
Проценко А.С. К проблеме мифологизации и политизации в археологической науке на Южном Урале на современном этапе // Труды IV Всероссийского археологического съезда. Т. 5 / Отв. ред. А.Г. Ситдиков и др. Казань: Отечество, 2015. C. 202–204.
Путин В.В. Интервью президента России В. Путина // Благоверие. 2007 (http://blagoverie.org/articles/reaction/document809.phtml)

Пьянков И.В. Ариана по свидетельствам античных авторов // Восток. 1995. № 1. С. 39–55.
Хайдаров Ш., Одегов В. Следы арийской цивилизации в Прикамье (историко-сравнительное изучение проблемы). Пермь: ПОНИЦАА, 2006. 96 с.
Черных Е.Н. Выступление в дискуссии «Наука и псевдонаука» // Антропологический форум. 2013. № 18. С. 113–118.
Шнирельман В.А. Злоключения одной науки: этногенетические исследования и сталинская национальная политика // ЭО. 1993. № 3. С. 52–68.
Шнирельман В.А. Борьба за аланское наследство (этнополитическая подоплека современных этногенетических мифов) // Восток. 1996. № 5. С. 100–113.
Шнирельман В.А. Национальные символы, этноисторические мифы и этнополитика // Теоретические проблемы исторических исследований. Вып. 2 / Отв. ред. Е.И. Пивовар. М.: МГУ, 1999. С. 118–147.
Шнирельман В.А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. М.: Академкнига, 2003. 592 с.

Шнирельман В.А. Интеллектуальные лабиринты. Очерки идеологий в современной России. М.: Academia, 2004. 480 с.
Шнирельман В.А. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. М.: НЛО, 2006. 690 с.
Шнирельман В.А. Арийцы или тюрки? Борьба за предков в Центральной Азии // Политическая концептология. 2009. № 4. С. 192–212 (http://politconcept.sfedu.ru/2009.4/14.pdf).
Шнирельман В.А. Научная фантастика и антисемитизм // Евроазиатский еврейский ежегодник. Троицк: Тровант, 2009/2010. С. 124–132.
Шнирельман В.А. Эзотерика и расизм // Вестник Омского государственного университета. 2010а. № 3. С. 10–14.
Шнирельман В.А. «Чистильщики московских улиц»: скинхеды, СМИ и общественное мнение. 2-е изд., исправ. и доп. М.: Academia, 2010б. 172 с.
Шнирельман В.А. Лица ненависти (антисемиты и расисты на марше). 2-е изд., исправ. и доп. М.: Academia, 2010в. 336 с.
Шнирельман В.А. Хазарский миф: идеология политического радикализма в России и ее истоки. М.: Мосты культуры, 2012а. 312 с.

Шнирельман В.А. Религия, национализм и межконфессиональный конфликт в Индии // Этничность и религия в современных конфликтах / Отв. ред. В.А. Тишков, В.А. Шнирельман. М.: Наука, 2012б. С. 57–109.
Шнирельман В.А. Национализм и археология // ЭО. 2013. № 1. С. 9–25.
Шнирельман В.А. Арийский миф в современном мире. В 2-х т. М.: НЛО, 2015. Т. 1. 536 с.; Т. 2. 440 с.
Шнирельман В.А. «Славяно-арии»: эзотерика в русском изводе // Расовые представления во Франции и России в XIX–XX вв.: ММНК / Отв. ред. С.Н. Зенкин, С. Мусса. М.: РГГУ, 2016. С. 177–194.
Шукуров Ш., Шукуров Р. Центральная Азия (опыт истории духа). М.: Панорама, 1996. 160 с.
Югай Г.А. Арийство и семитизм евразийских народов (русские, казахи, кыргызы, корейцы, японцы…). М.; Алматы: Корейск. науч.-техн. об-во «Кахак», 2004. 217 с.
Яблонский Л.Т. Теория этногенеза и ее фальсификация в современной России // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов / Отв. ред. В.А. Шнирельман, А.Е. Петров. М.: ИА РАН, 2011. С. 85–94.
Anthony D.W. The horse, the wheel and language. Princeton: Princeton Univ. Press, 2007. 568 p.
Atkinson J., Banks I. and O’Sullivan J. (eds.) Nationalism and archaeology. Glasgow: Cruithne Press, 1996. 223 p.
Cole J.R. Cult archaeology and unscientific method and theory // Advances in archaeological method and theory/ Ed. by M. Shiffer. New York: Academic Press. 1980. Vol. 3. Pp. 1–33.
Diaz-Andreu M. (ed.). Nationalism and archaeology // Nations and nationalism. 2001. Vol. 7, no. 4. Pp. 429–531.
Diaz-Andreu M. A World History of Nineteenthcentury Archaeology. Nationalism, Colonialism and the Past. Oxford: Oxford University Press, 2007. 504 p.
Diaz-Andreu M. and Champion T. (eds.) Nationalism and archaeology in Europe. London: UCL Press, 1996. 322 p.
Feder K.L. Irrationality and popular archaeology // American Antiquity. 1984. Vol. 49. Pp. 525–541.
Figueira D.M. Aryans, Jews, Brahmins: theorizing authority through myths of identity. Albany: State University of New York Press, 2002. 217 p.
Harrold F.B. and Eve R.A. (eds.) Cult archaeology and creationism: understanding pseudo-scientific beliefs about the past. Iowa City: University of Iowa Press, 1987. 199 p.
Kohl Ph. L. and Fawcett C. (eds.) Nationalism, politics and the practice of archaeology. Cambridge: Cambridge University Press, 1995. 344 p.
McKusick M. Psychic archaeology from Atlantis to Oz // Archaeology. 1984. Vol. 37, no. 5. Pp. 48–52.
Meskell L. (ed.). Archaeology under fire. London: Routledge, 1998. 264 p.
Michlovic M.G. Folk archaeology in anthropological perspective // Current anthropology. 1990. Vol. 31, no. 1. Pp. 103–107.
Olender M. The language of Paradise: race, religion, and philology in the Nineteenth Century. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1992. 228 p.
Rathje W. The ancient astronaut myth // Archaeology. 1978. Vol. 31, no. 1. Pp. 4–7.
Riemschneider B. The fantasies of psychic archaeology // Archaeology. 1984. Vol. 37, no. 5. P. 4.

Saxl F. Lectures. Vol. 1. London: Univ. of London, 1957. 608 p.
Shnirelman V.A. Alternative prehistory // Journal of European Archaeology. 1995. Vol. 3, no. 2. Pp. 1–20.
Shnirelman V.A. Who gets the past? Competition for ancestors among non-Russian intellectuals in Russia. Washington D. C., Baltimore & London: Woodrow Wilson Center Press, Johns Hopkins University Press, 1996. 98 p.
Shnirelman V.A. The Myth of the Khazars and Intellectual Antisemitism in Russia, 1970s – 1990s. Jerusalem: Vidal Sassoon International Center for the Study of Antisemitism, The Hebrew University of Jerusalem, 2002. 200 p.
Shnirelman V.A. Purgas und Pureš: Urahnen der Mordwinen und Paradoxa der mordwinischen Identität // Mari und Mordwinen im heutigen Russland: Sprache, Kultur, Identität / Hrsg. E. Khelimsky. Wiesbaden: Harrassowitz, 2005.  S. 529–563.
Silberman N.A. Between past and present. Archaeology, ideology, and nationalism in the modern Middle East. New York: Anchor Books, 1989. 285 p.
Snow D. Martians and Vikings, Madoc and runes // American Heritage. 1981. Vol. 32, no. 6. Pp. 102–108.
Williams S. Fantastic messages from the past // Archaeology. 1988. Vol. 45, no. 1. Pp. 62–70.
Williams S. Fantastic archaeology. The wild side of North American prehistory. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1991. 424 p.

 


Комментариев: 31 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • «Поэтому, на мой взгляд, обобщающие публикации по археологии бронзового и раннего железного века и, в особенности, учебники по археологии должны включать разделы, посвященные обсуждению расистских и этноцентристских подходов к археологии и соответствующим интерпретациям ее данных»
              Поиски черной кошки в темной комнате или создание очередного мифа. Подавляющее  большинство археологов абсолютно объективно занимаются научными изысканиями, раскопами, расчистками, фиксацией, описанием и изучением древностей. Всякого рода интерпретациями занимаются лица зачастую далекие  от археологии  и вообще от науки. Лишний раз обращая внимание на ненаучную или околонаучную демагогию  и на разного рода инсинуации, можно только навредить исследовательскому процессу. Вместо того чтобы отделять зерна от плевел исследователю предлaгается заняться сортировкой плевел? Для такого «научного» процесса самих продвигателей ложных теорий хватит. Изживут себя. Если те или иные терминологические названия исторических культурных общностей были излишне политизированы и скомпроментированы, то это не вина археологов. Наука вполне может обойтись и без этих колющих кому то глаза клише, но факты наличия археологических следов древних культурных общностей бесспорны и они говорят сами за себя.

    • Вы говорите : «Не надо лезть — изживут себя». Нет! Как показывает история, заблуждения и фантазии не только не уходят никуда, но ещё и обрастают спецификой. Никто не просит археологов этим заниматься, да и цензуры быть не должно, но все же предоставить в литературе больше мнений и комментарии по поводу околонаучных теорий необходимо.

  • Нужен соизмеримый ответ учёных — больше материала в виде научно-популярных видео или фильмов. То то и оно — неуч становится популярнее ученого. Особенно действенно — разбирать конкретные случаи и публикации. Пусть коротко, но ёмко. Будет больше пользы.

    • согласен, что ответ необходим, причем предельно жесткий. в этом смысле научно-популярные статьи и фильмы мне кажутся малоэффективными- они будут восприниматься лишь как слово против слова. А вот разбор конкретных случаев и статей, причем не краткий, но емкий, а максимально подробный, а еще лучше открытая дискуссия могут помочь. Действовать необходимо только опираясь на факты, разоблачая и высмеивая каждый ляп, каждое передергивание. Правда будет много миазмов-подобные личности, растеряв «аргументы», переходят к ругательствам, но зато бегут, теряя по пути слова и мысли. Только так, как мне кажется, их можно загнать  на задворки в общественном мнении. К сожалению наша наука не очень способна к подобной деятельности, в частности из-за своего снобизма, отразившегося и в данной статье (вспомните как автор грустит по временам, когда всяк сверчок знал свой шесток). Отсюда и многочисленные неудачи, примеры которых можно найти и на этом сайте.

      • Тяжело бороться с блоггерами или телевизором. Вот свежий пример: видео Данилы Поперечного «не было ига» — люди активнее скорее просмотрят этот ролик, чем зайдут на специализированный сайт археологов. Вопиющий случай — передачи о популяционной генетике от первого канала, с Еленой Малышевой с приглашением звёзд и разбором истории их гаплогрупп. 

  • К сожалению массовая информация великая сила, жаль в основном без мозгов. С блогерами бороться еще можно, работая в комментариях, а с телевизором не пообщаешься. А с другой стороны и воевать особо некому, талантливых популяризаторов практически не осталось, кроме того многие специалисты все более напоминают флюс-в своей сфере он бог, а шаг в сторону и поплыл.  

  • «Рассматриваемое явление вовсе не специфично для России». Однако в гораздо меньшей степени. Как написано ниже в США это «некоторые люди». В то время как у нас это целый общественный институт, имеющий свои телеканалы, университеты и издательства. Причина ясна — ненависть к демократии и западным ценностям, которые и создали современную науку. Поэтому для археологов лучший способ борьбы с подобными теориями активно поддерживать демократические ценности, даже в ущерб своим корпоративным интересам.

  • Я не первый раз встречаюсь с аргументом, согласно которому все такие «интерпретации» — дело каких-то внешних агентов, а сами археологи к этому отношения не имеют, так как ВСЕ ОНИ честно служат исключительно науке, и никакие привходящие факторы на них не действуют. К сожалению, это не так. Есть огромная литература (в основном, западная), где все это неоднократно обсуждалось, причем не абстрактно, а на конкретных материалах. В моей статье часть такой литературы приведена в библиографии. И тем не менее, представления о том, что «большинство археологов абсолютно объективно занимаются научными изысканиями», а «интерпретации» — это дело людей, далеких от науки, удивительно живучи. Я не буду здесь обсуждать вопрос, о том, идет ли речь о большинстве или меньшинстве — никто таких подсчетов не проводил, и никаких данных об этом нет. Зато известно, что археологи — представляют такую же часть общества, как и все остальные, и на них также действуют популярные стереотипы и предрассудки. Конечно, профессиональные знания и следование научной этике от этого защищают, но не всегда и не всех. Бывают обстоятельства, когда общественные настроения оказываются сильнее. Это, во-первых. А во-вторых, интерпретация — это очень важная часть научного исследования. Но именно это — самая слабая сторона современной археологии. Ученые десятилетиями пытались усовершенствовать процедуру интерпретации археологических материалов, но и до сих пор в этой области больше вопросов, чем ответов. И это — тоже одна из лазеек для паранауки. И третье, — если я предлагаю обсуждать со студентами проблемы современной паранауки, то прежде всего для того, чтобы подготовить их к встрече с довольно странными взглядами и представлениями, которые распространены в обществе, благодаря массе паранаучной литературе, но в еще большей степени ТВ-передачам и блогосфере. 
    Ну, и, наконец, еще раз хочу обратить внимание на те мои работы, где все эти вопросы детально рассматривались, так как по моему глубокому убеждению, прежде чем пускаться в споры и опровержения, нужно сначала глубоко вникнуть в тематику и проанализировать большой массив имеющихся материалов. Вот самый краткий список литературы, заслуживающей внимания:
    Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье. М.: ИКЦ Академкнига, 2003. 592 стр.
    Шнирельман В. А. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. М.: НЛО, 2006. 690 стр.
    Шнирельман В. А. Арийцы или тюрки? Борьба за предков в Центральной Азии // Политическая концептология, 2009. № 4. С. 192-212 (http://politconcept.sfedu.ru/2009.4/14.pdf).
     
    Шнирельман В. А. Национализм и археология // Этнографическое обозрение, 2013. № 1. С. 9-25.
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

    •   Мне не совсем понятно, почему вы объединяете вопросы паранауки с политизацией истории (и археологии, как ее части). Между тем это немного разные темы. С лженауками в целом все ясно- разоблачение при любой возможности, да тяжело, да проблемы с массмедиа, но каждый должен делать, что должно. Что касается обсуждения со студентами, почему бы и нет? Только не надо слишком увлекаться- разделы паранауки слишком обширны и разнообразны, как бы не пришлось заменить ими изучение науки. Кроме того, никогда не знаешь где и как у лжеученых «рванет» в следующий раз. Лучше уделить внимание улучшению образования, в первую очередь на умение искать и использовать информацию и искусство дисскуссии.   С политизацией науки все намного сложнее, процесс этот очень древний. Во времена Геродота политизировали мифологию, в наше время — археологию, а вот основа не изменилась поскольку она завязана на человеческой психологии. Если подобный процесс связан с паранаукой (а это большая часть примеров, приведенных в вашей статье), то все просто- см. абзац выше.    А если нет, даже не знаю, как вы собираетесь с этим бороться. Пытаться всеми силами отмежеваться от «неонацистских интерпретаций «арийской проблемы», подчеркнув связь таких псевдонаучных взглядов с ксенофобией и шовинизмом». А подействует ли это на соответствующие слои? Кроме того, не рискуем ли мы докатиться до достижений толерантных господ, «отменивших» рассы, и выставивших себя на всеобщее посмешище? Или дойти до запретов на исследования на основе этического кодекса археолога? Или до «прогрессивного» метода ВАКФа, уничтожившего весь культурный слой на храмовой горе в Иерусалиме, чтобы лишить евреев материальной базы для подпитки национализма? Особенно сложно будет решить подобный вопрос в зонах столкновения нескольких национальных идей. Например, в области из вашей статьи «Арийцы или тюрки? Борьба за предков в Центральной Азии», находим надпись где какой-нибудь Митрованда именует себя вождем ариев. Если публиковать, то возбудятся «истинные арийцы», если скрыть, то поможем тюркофилам.
      мне кажется, что вы несколько сместили акценты и проблема не в археологии и интерпретации материалов, а в усиленном поиске определенными группами обоснования своей исключительности и здесь можно сказать только одно «свинья всегда грязь найдет»

      • Паранауку правильно объединяют с политизацией истории потому, что вся паранаука имеет политическую основу. Перед кем выставили себя посмешищем отрицатели рас? Перед теми, кто стоит с протянутой рукой за журналами этих же отрицателей? Однако, обратите внимание, там где отрицают расы и паранауки почти нет.

        • Вы несколько идеализируете общество западных ценностей, паранаука там закрепилась раньше, да и шуму производит побольше. Только саентология и великая война с холодильниками за озоновый слой во много раз перекрывают российские шабаши. Что касается общественных наук – прорыв постмодернистов угрожает превратить их в лжеучения прямо на академическом уровне. Как вам заявление о равенстве источников, независимо от их происхождения? Или замена поиска научной истины системой равнозначных нарративов? Я имел счастье общаться с взрастающей на этой почве порослью- у них есть великий гуру – Фуко с цитатником (за цитаты +10 баллов на экзамене), факты в данной системе в принципе не важны, а уж если они противоречат «учению» тем хуже для фактов.
          Хуже всего, что на почве политкорректности поднимается новая инквизиция- уже много лет назад некто Занд (на этом лжеце от науки пробы ставить негде) поучал популяционных генетиков, какие темы они могут изучать, а какие нет и он далеко не единственный. И о рассах — вам не кажется, что отрицание действительности свойственно именно паранауке?

  • Читал текст статьи, читал комментарии и так и не понял: а против чего, собственно, борется В. А. Шнирельман? Вот он утверждает, что борется против «арийского мифа». Но в процессе дальнейшего изложения этот «миф» рассыпается на множество самых разнообразных и даже противоположных концепций. Если в названии статьи дано некое понятие в единственном числе, то ученый ОБЯЗАН четко указать на его СУТЬ. Этого В. А. Шнирельман почему-то старательно избегает. В статье НЕТ общего изложения сути этого самого «арийского мифа». Т. е. это набор разрозненных замечаний и утверждений без какой-либо общей логической связи.   
     
    Думаю, это не случайно, ибо с научной методологией у В. А. Шнирельмана вообще «не сложилось». Например, он слишком вольно использует понятие «миф». Здесь ведь явно не идет речь о традиционных «мифах народов мира». Здесь «миф» — это то, во что верят некоторые наши современники, но во что не верит ЛИЧНО В. А. Шнирельман. И из текста совершенно непонятно, в каких именно «арийцев» он не верит. Складывается впечатление, что В. А. Шнирельман не верит в ЛЮБЫХ арийцев и не приемлет (т. е. считает мифом) этот термин как таковой.  
     
    Не будем брать термин «арийцы» в значении «современные народы, говорящие на языках индоарийской семьи». Думаю, в существование таких арийцев верит и сам В. А. Шнирельман (хоть он и забыл об этом сказать). Поговорим о приведенном им более общем и универсальном значении этого термина: «носители языков индоевропейской языковой семьи вплоть до носителей общего праиндоевропейского языка». И относительно арийцев в ЭТОМ смысле данного понятия неплохо бы отделить общепризнанные ФАКТЫ от их ИНТЕРПРЕТАЦИЙ, которые только и могут быть «мифами» для большинства (или всех) ученых.  
     
    Ведь как обстоят дела с еще более общим понятием «европейцы». Общеизвестный ФАКТ, что именно европейцы (и их потомки в Америке) создали высокоразвитую современную цивилизацию и сделали большинство современных открытий и изобретений. И второй общеизвестный ФАКТ — то, что негры, индейцы и австралийские аборигены очень сильно отставали от европейцев по уровню развития культуры. Белые расисты дали этим двум бесспорным фактам такую ИНТЕРПРЕТАЦИЮ, что европеоиды значительно превосходят прочие расы по своему биологически наследуемому интеллекту. Однако эта интерпретация не соответствует множеству ФАКТОВ успешного освоения современной культуры представителями всех рас. Расистская интерпретация неправильна. Но отказ от этой интерпретации вовсе НЕ отменяет исторический факт значительного культурного отставания Тропической Африки от Европы.  
     
    То же и с арийцами. Это ФАКТ, что среди более двухсот известных языковых семей и языков-изолятов на языках именно индоевропейской языковой семьи говорит свыше половины человечества. Это ФАКТ, что носители индоевропейских языков создали большинство культурных достижений человечества, начиная с изобретения колеса. Это ФАКТ, что именно носители индоевропейских языков на протяжении своей истории были более всех других склонны к экспансии и были самыми успешными завоевателями. Это ФАКТ, что арийцы еще в древности создавали могучие государства. С интерпретациями этих фактов можно (и нужно) спорить. Только вот признает ли В. А. Шнирельман сами факты?      
     

    •   Но в процессе дальнейшего изложения этот «миф» рассыпается на множество самых разнообразных и даже противоположных концепций. Если в названии статьи дано некое понятие в единственном числе, то ученый ОБЯЗАН четко указать на его СУТЬ. Этого В. А. Шнирельман почему-то старательно избегает.


      В школе по этому поводу говорят: гляжу в книгу, вижу фигу.
      Хорошо, начнем с элементарного: будем учиться читать тексты. Ответы в тексте В.А. Шнирельмана:
      1.

        Поэтому настоящая работа посвящена обсуждению результатов моего многолетнего исследования эволюции «арийской идеи» (Шнирельман, 2015). Здесь я рассмотрю ее социальное и политическое значение как оно представлено, главным образом, в популярной или околонаучной литературе.

      2.

        И сегодня можно было бы говорить уже не об одном, а о нескольких разных «арийских мифах» – разных как по содержанию, так и по функции.

      3.

      Рубеж XX–XXI вв. подарил арийской идее вторую жизнь, и ее подхватили националисты во многих новых государствах постсоветского пространства. Вместе с тем, современный арийский дискурс отличается многозначностью. Сегодня арийство служит не только орудием шовинизма и дискриминации, но и лозунгом борьбы за самобытность и защиты местной идентичности. Однако смена контекста нередко наполняет лозунг иными смыслами, и то, что выглядело справедливым вчера, оказывается опасным и даже неприемлемым сегодня. Именно такую траекторию описала арийская идея в Индии, где в последней четверти XIX в. она была подхвачена реформистским и антиколониальным движением «Арья Самадж», а в конце XX в. стала служить радикальному политизированному индуизму, сеющему вражду и насилие (Шнирельман, 2012б).


       

       И далее по тексту…

    • К вопросу о мифе- Игорь, собственно вы сами в одной фразе блестяще изложили сразу 2   распространенные легенды нашего времени: » Не будем брать термин «арийцы» в значении «современные народы, говорящие на языках индоарийской семьи»…. Поговорим о приведенном им более общем и универсальном значении этого термина: «носители языков индоевропейской языковой семьи вплоть до носителей общего праиндоевропейского языка»

  • . То есть даже не цензурировали, не сократили, а удалили полностью — немаленький по объему комментарий. Прошу разъяснить, какие из правил комментирования на сайте я в данном комментарии нарушил.

    Никаких. Давно пора понять, что на этом сайте господствует цензура в самом худшем советском виде, да еще и в произвольном виде. Вы этого так и не поняли. Как и не поняли комментарий В.А. Шнирельмана.

    • Прошу прощения, что задержали разъяснения — оба основных модератора в отпуске.
      Посмотрела комментарий И. Рассохи — последние два абзаца содержат совершенно непозволительные личные нападки и крайне забавную конспирологию. А остальной текст — может считаться в рамках допустимой дискуссии, поэтому его восстанавливаю.

      Уважаемый Лев — да, мы считаем, что цензура необходима для научно-просветительского сайта. Готовы всегда обсудить с Вами и всеми заинтересованными лицами, как нам сделать сайт, с уважением относящийся ко всем его читателям и авторам. Будем благодарны за любые конструктивные предложения.

      А лично Вам — всегда благодарны за критику. Она помогает нам не увлекаться и видеть себя не просто со стороны — а с заинтересованной стороны. Спасибо Вам!

  •    Вот объявят индийцы своей и.е. прародину, а также арийцев и брахманов свяжут с южноиндийским компонентом, тогда вопрос сам отпадет. Будут арийцы индийскими. Мир многообразен. Скроешь арийцев, гиперборейцы найдутся, гиперборейцев скроешь, аннунаки появятся. Была бы тема, а эмблема найдется. И что делать историку? Так убивал Иван Грозный сына или нет? Кто лучше ВКЛ или Московское княжество? Чужого не надо, но и свое не отдадим.

  • Что касается представлений об «ариях» и об использовании этого термина в разных дискурсах, то об этом подробно говорится в книге: Шнирельман В.А. Арийский миф в современном мире. М.: НЛО. Т. 1-2. К этому мне нечего добавить.
    Что же касается современного представления о «расах» и спорах по этому поводу, то это подробно обсуждалось в книге: Шнирельман В.А. «Порог толерантности»: Идеология и практика нового расизма. М.: НЛО. Т. 1-2. 
    Если я вступаю в спор с каким-либо автором, я сначала стараюсь познакомиться с его публикациями, чтобы разобраться в его подходе. То же касается и серьезных научных проблем и дискуссий. Ну, и, разумеется, как правильно замечает Лев Агни, научные тексты надо читать внимательно. Иначе, действительно, рискуешь оказаться «посмешищем».  
     

  • Значится нечему тут возразить. Учитывая возраст, пошатнувшееся здоровье, слабое зрение и слух, наконец скромную пенсию чувствовать себя посмещищем в глазах современных «хозяев» российских,  нам многим строителям светлого будущего, уже как бы стало нормой. Теперь и в науке нужно ввести новые правила толерантности? Уже нельзя смотреть на археологию по старинке только через призму черепков, косточек и ржавых железок? То есть надо сначала из них сложить нужный калейдоскоп толерантности и потом всех убедить, что изначально пращурой так и было задумано. Идеологическая составляющаая в научных трудах советского периода была признана чрезмерной, а теперь те же борцы с коммунизмом предлагают ввести свою»демократическую» шкалу обязательных правил при изложении любой научной мысли? Если в числе сотен тысяч серых черепков случайно выскочил один с голубым перламутром, то это является неопровержимым фактом наличия в археологической культуре демократических ценностей? В результате получим новую химеру, которая на самом деле перемалеванная голубым цветом та же самая- бывшая краснобрюхая. Можно хотя бы в археологии ограничиться сухим описанием слоев, черепков, косточек и железок без указания руководящей роли партии и правительства?

    • Уважаемые читатели, мы удалили этот комментарий Игната Иноземцева.
      Но решили оставить на недельку, чтобы пояснить причину: он удален за бессодержательное брюзжание.
      Автору претит вся интерпретационная часть археологии, и он ищет: чем бы мотивировать отказ от нее. При этом ему ненавистны борцы с коммунизмом и демократические ценности, а возразить им нечего. Вот и приходится малевать общую картину при отсутствии археологической грамотности.

      • Лев Самуилович, «борцы с коммунизмом и демократические ценности» согласно опросам ненавистны большинству населения этой страны.
        Но сейчас не об этом. Дело в том, что критикуя запреты времен коммунизма, носители демократических ценностей со своей стороны навязывают столько ограничений в различных областях жизни общества, что поневоле задумаешься — где было больше свободы — при коммунизме или при нынешней «демократии».
        Видимо, это и хотел сказать Игнат.
        С уважением
        Б.Я.

  • Уважаемый Лев Самуилович, приношу свои извинения если кого то мои возражения задели или показались резкими и бессодержательными. Да и право администрации удалять те или другие комментарии тоже понимаю. Но свое мнение о второстепенности обсуждаемых автором паранаучных явлений не изменю, так как несмотря на то, что в чьих то глазах могу стать посмешищем, хочу оставить за собой право самому оценивать или интерпретировать те или иные археологические явления, даже если мои взгляды в чем то ошибочны, объективные научные исследования рано или поздно достоверными фактами исправят мои ложные выводы. «DU CHOC DES OPINIONS JAILLIT LA VERITÉ» 

     

  •    Крайне сложная и многоплановая тема. И к археологии не должна иметь никакого отношения. Да и как будут интерпретировать исследования политруки от археологии, если сами археологи не могут разобраться со своими теориями. Скрывать истину? В угоду кому? Все опять сводится к синтезу наук.

  • Еще раз просмотрел материалы этого обсуждения. Странное впечатление оно производит. И, похоже, специалистов затронутые здесь проблемы оставляют равнодушными. Это печально. Получается, что те социальные проблемы науки, которые всерьез обсуждаются западными учеными, их российских коллег не волнуют. А большинство участников этой дискуссии (кстати, неясно, кто они и какое отношение они имеют к археологии) хотят, чтобы наша наука оставалась на уровне 19 века. 
    Для тех, кому эта тема все же интересна, но кто не в состоянии прочитать толстую книгу, оставляю еще одну сноску на мою статью, где я пытался еще раз объяснить взаимоотношения, сложившиеся у нас между наукой и обществом:
    Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта изучения конструирования образов прошлого // Политическая концептология, 2013, № 1: 100-113 (http://politconcept.sfedu.ru/2013.1/08.pdf)

  • А вот у меня появляются такие мысли. Археология часто смешивается с полем истории, подменяя ее, выступая вместо нее или выступая в качестве первого шага, а затем подтягивается история. Хотя археологическое знание должно последовательно превращаться в историческое. И вот что я еще заметил за последние два года, что просматриваю этот ресурс и некоторые публикации. Обычно идет генетика в связке с археологией или лингвистика в связке с археологией. И у лингвистов напрочь отсутствует понимание несовпадения археологической культуры с мнимым распространением  языков и этносов. В этом  наглядным образом я убедился в обсуждениях на Академия.еду. Но, самое главное — повсюду отсутствует исторический примат. Если школа Анналов и произвела революцию, то, похоже, в большей степени в качестве истории как антропологической науки, хотя изначальные предпосылки методологического свойства были именно в комплексности и синтезаторстве. Сейчас создается у меня впечатление, что революция оказывается незавершенной. В начале XXвека именно бурно развивающаяся социология дала толчок большому социологическому направлению исторической науки («Анналы экономической и социальной истории», а идея до того возникла еще у социологов: недаром уже тогда предсказывали вытеснении истории социологией). За прошедший век большой скачок в своем развитии совершили -археология, лингвистика, генетика. И какой-то рефлексии по месту и роли истории в системе наук я особой не заметил. Во всяком случае, чтобы попадались публикации и какие-то обсуждения, возможно, ошибаюсь, мысль-то всегда работает, но, к сожалению, обычно в каких-то узко-специальных журналах и публикациях. На академия.еду я тоже не заметил четкого понимания исторического примата в междисциплинарных исследованиях. Нельзя археологические данные «скрестить» с лингвистикой или генетикой, не используя исторического фильтра и форматирования…какого-то преобразователя (адекватного, последовательного, методологически точного) данных различных наук в историческое знание. По-моему, это беда прежде всего самих историков. Могу ошибаться.  Как-то так…

    • Если археологическая культура не соответствует языку, то можно сворачивать все дискуссии на этом сайте. Кстати, вы можете привести яркий пример того, как одной археологической культуре достоверно соответствуют два языка и наоборот?

  • Лев Агни говорит о несовпадении, а это несколько отличается от несоответствия. Археологическая культура сильно зависит от окружающей среды, связей с соседями и занятий населения, поэтому ее границы могут и не совпадать с языковыми.
    Что касается предложения, привести яркий пример того, как одной археологической культуре достоверно соответствуют два языка и наоборот, то по отношению к древнейшим культурам, где языки четко не определены оно выглядит несколько странно. Однако, используя этнографию (занятия и образ жизни людей определяет археологическую культуру) и непосредственно археологию можно привести примеры из более близких времен, уж не знаю насколько они яркие. Энциклопедия «народы и религии мира» гл. ред. Тишков. М. 1999. Дает нам ряд данных по индейцам северной америки. Племена сиу, до 17 века сочетали охоту с земледелием, а к 19 превратились в конных кочевников-охотников на бизонов. (стр 486) к конным охотникам великих равнин относилась также часть группы алгонкинов, в то время как другая часть занималась подсечным земледелием на северо-востоке, и по культурным особенностям напоминала ирокезов (стр 185-186).  атапаски, в том числе часть навахо являлись полукочевыми охотниками и собирателями и жили в шалашах из ветвей и типи (стр 51-52), однако большинство навахо переняли у пуэбло поливное земледелие и вели оседлый образ жизни, со всеми особенностями жизни и орудий труда. В частности жили в полуземлянках. (стр 362)- подозреваю, что при раскопках все эти различия будут заметны. то есть мы видим и два языка в одной культуре и один в двух.
    Даже если взять великорусов, то выясняется, что еще в начале 20 века между северной и южной зонами наблюдались сильные различия в культуре и быту, доходившие до такой степени, что ряд исследователей даже предлагал принять их за отдельные народы (особенно разница заметна при сравнении поморов и кубанских казаков)-(стр 449.)- не уверен что , сравнив огромные рубленные дома и корабли поморов с южными мазанками археологи смогли бы объединить их в одну культуру.

    • Я не предлагал привести пример для древнейших культур. Я предлагал просто яркий пример, чтобы понять, можно ли перенести эту ситуацию на древнейшее время. Индейцы после 17 века это индейцы перед своим вымиранием. Поморы и кубанские казаки это периферия русских. Переходные культуры не исключают теории, что ядро культуры однородно, как и ее язык. А ведь для седовых и трубачевых можно было поделить культуру надвое, а то и чересполосно поселить в ней славян и германцев. А самое главное, уверены ли вы, что археологи должны взять мазанки и срубы для характеристики русских культур, а не кладбища?

      • Ограничение индейских культур 17 веком ничего не изменит. Часть атапасков «занималась подсечным земледелием на северо-востоке, и по культурным особенностям напоминала ирокезов (стр 185-186)» до 17 века и уже тогда сильно отличалась от своих собратьев по языку-кочевых охотников. Навахо восприняли земледельческую культуру пуэбло и оторвались от родственных племен задолго до вторжения в их земли европейцев. Как пример можно привести ацтеков. В 12 веке это кочевые охотники, которых жители долины Мехико иначе как варвары не именовали. К 15 веку –это оседлые земледельцы с высокоразвитым ремесленным производством, перенявшие культуру тольтеков и все тех же пуэбло (там же стр 67). Таким образом и до 17 века мы наблюдаем как два языка в одной культуре, так и один в нескольких. Ярким примером системы один язык, разные культуры могут служить арабоязычные страны.
        Что касается «периферийности » и «однородности ядра», то учитывая сомнения части современных ученых(см предыдущий пост), боюсь археологи пришли бы к выводу, что имеют дело с двумя разными культурами, подчиненными третьей (отсюда и некоторое сходство). Напомню, что речь идет о периоде конец 18-начало 20 века.
        Для сравнения культур поморов и казаков можно взять и кладбища. Однако, несмотря на влияние христианства, различий здесь будет не меньше, чем в жилищах. Это и сама могила и «наружное убранство», мелкие, а иногда и крупные предметы при покойнике, а если сохранится одежда….

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015