Доска объявлений

К дискуссии о расах

Уважаемые участники дискуссии! Упомянутые источники: сборник «Критика расизма в современной России» (М., 2008) и письмо ученых в журнал «Природа», 2003
(Т.И.Алексеева, Е.В.Балановская, Е.И.Балахонова и др.  Рецидивы шовинизма и расовой нетерпимости) можно найти в разделе Библиотека на сайте, в подразделах «Монографии» и «Статьи», соответственно.

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе

Эволюция резолюции

Скачать страницу в PDF

Алан-1
Кому нужен миф об аланском происхождении карачаевцев и балкарцев?

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой, вновь отдается эхо печально нашумевшей карачаево-балкарской конференции 2014 года. Некий анонимный документ, только что появившийся в интернете под видом резолюции конференции, уже привлек внимание разнообразной кавказской общественности, в особенности фолк-хисториков и изобретателей знаменитых предков на основе якобы научных фактов. Специалисты дают свой комментарий, указывая, что никаких научных данных в поддержку того, что аланы были тюрками-кыпчаками и основными предками карачаево-балкарцев, ни на конференции, ни в тексте «резолюции» приведено не было.

30.03.2015

[также см. ниже в разделе «Мнения экспертов»:

1. Ответ член-корр. РАН А. В. Дыбо на открытое письмо Х. М. Акбаева, 03.04.2015

2. О голосовании за резолюцию карачаево-балкарской конференции: присутствовало не более 150, «за» — не более трети (45 голосов), 25.04.2015 ]

Балановская Е.В., Брилева О.А., Герасимова М.М., Дыбо А.В., Касьян А.С., Клейн Л.С., Кулланда С.В.

Региональная конференция по этногенезу карачаевцев и балкарцев «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа» (24—28 ноября 2014 г.), по некоторым сугубо формальным основаниям названная международной, проходила не в Нальчике, а Москве в здании Президиума Российской Академии наук, что придало ей особое звучание (и московский почтовый адрес специально подчеркнут в резолюции Конференции). Фактические организаторы — А. Х. Тоторкулов (президент Фонда содействия развитию карачаево-балкарской молодежи «Эльбрусоид») и М. Д. Каракетов (доктор наук, специализирующийся на карачаево-балкарской этнографии) — приложили много усилий, чтобы добиться именно такого звучания. Они явно хотели широковещательно провозгласить некие выношенные идеи и принципы и придать им властный авторитет. Пригласили видных столичных ученых и зарубежных гостей, но съехались большей частью гости из постсоветских республик и субъектов России. Было около 350 человек, заметную часть которых составляли научные работники и преподаватели из Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

На Конференции выяснилось, что некоторое ядро участников кавказско-тюркского происхождения жаждет утвердить происхождение кавказских тюрок — балкарцев и карачаевцев — от ираноязычных аланов. Однако предсказуемым образом доклады столичных ученых прозвучали не в унисон таковым аспирациям и надеждам устроителей Конференции. Этим докладам устроители решили противопоставить доклад заезжего американского химика А. А. Клёсова (российского эмигранта с сомнительной репутацией, см. Балановская Е.В., Боринская С.А., Бужилова А.П., Дыбо А.В., Клейн Л.С. и др. ДНК-демагогия Анатолия Клёсова // Троицкий вариант, №170, 2015 ), но и он не решился поддержать происхождение тюрок от ираноязычных аланов. Голосования не было, да такие вопросы не решаются голосованием. А главное, как говорил товарищ Сталин, важно не как голосуют, а кто подсчитывает. Резолюцию, весьма краткую, «приняли за основу», то есть предоставили устроителям ее редактировать, а затем согласовывать с учеными — участниками Конференции. Вот на судьбах и облике этой резолюции и есть смысл остановиться.

На заключительном заседании сопредседателем оргкомитета М. Д. Каракетовым был зачитан некоторый текст, подытоживающий результаты Конференции. Далее М. Д. Каракетов предложил присутствующим проголосовать с тем, чтобы принять данный текст в качестве проекта резолюции. С проектом можно ознакомиться по видеозаписи того заседания, а также по нашей расшифровке ниже. По видеозаписи можно оценить и количество участников и гостей Конференции, присутствовавших на итоговом заседании, — их было порядка 150 человек (при общем количестве участников Конференции в несколько сотен ученых) [в первой версии текста мы указали число присутствующих как 100 человек, что, видимо, менее точно]. Голосовали, т.е. подняли руку за принятие зачитанного текста, всего лишь около трети сидящих в зале.

Как было сказано выше, принятие за основу предполагает, что в дальнейшем оргкомитет или специальная рабочая группа осуществляет более детальную проработку документа и уточняет формулировки, а затем согласовывает получившийся текст со всеми или с большинством участников Конференции, которые и ставят под резолюцией свои подписи. Так должно было бы быть в теории.

Где-то в 10-х числах марта 2015 г. (т.е. через три с половиной месяца после события) на официальном сайте Института этнологии и антропологии РАН на странице конференции «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа» появился pdf-документ из 8 страниц, озаглавленный «Резолюция международной научной конференции “Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа”». В шапке файла присутствовали эмблемы трех учреждений: ИЭА РАН, Карачаево-Черкесский государственный университет и Карачаево-балкарский научный центр гуманитарных исследований, но под самим текстом так называемой «резолюции» отсутствовали какие-либо подписи.

Кто писал и кто утверждал текст, поданный в качестве итоговой «резолюции международной конференции», остается доподлинно не известным, однако с определенной долей уверенности можно предположить, что одним из авторов вольного или невольного подлога, если не основным автором является М. Д. Каракетов.

20 марта 2015 г. после недоуменных писем от различных ученых — участников Конференции директор ИЭА РАН В.А.Тишков снял с сайта «резолюцию». Удаленный pdf-файл, однако, зажил своей жизнью и пошел гулять по различным сайтам, вызвав заметное возбуждение среди карачаево-балкарской общественности. С чем же связан ажиотаж? Об этом нетрудно догадаться: новая версия «резолюции» (в отличие от версии, принятой за основу) провозглашает аланский генезис карачаево-балкарцев, подавая его как научно обоснованный факт и прикрываясь авторитетом ученых — участников Конференции.

Мы проанализировали текст «резолюции», в частности, сравнив его с текстом, принятым на Конференции за основу, и с сожалением должны указать, что многие вставки и дополнения, появившиеся в процессе трехмесячного анонимного редактирования, отличаются безграмотностью, носят антинаучный характер и имеют признаки политической ангажированности. Невежественная интерпретация, замалчивание, искажение и прямая фальсификация научных данных в угоду какой-либо идеологии недопустимы в цивилизованном обществе.

Ниже мы приводим «резолюцию», сопровождая ее нашим кратким комментарием. Красным цветом отмечены те существенные пассажи, которые отсутствовали в проекте резолюции, зачитанном с трибуны в заключительный день Конференции. Иными словами, красным отмечены пассажи, анонимно вставленные в текст после завершения Конференции.

 

Письменный текст резолюции, выложенный в марте 2015 г. на сайте ИЭА РАН и затем убранный оттуда Наш комментарий

ФОРУМ

«ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ»

РЕЗОЛЮЦИЯ

Международной научной конференции
«Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа»

 

24—28 ноября 2014 года
город Москва,
Ленинский проспект 32А
(Российская академия наук)

Участники Международной научной конференции, проведенной в рамках форума «Историко­культурное наследие народов Евразии», представляющие научные и образовательные учреждения 16 стран, заслушав и обсудив доклады по проблеме «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа» (далее — Конференция), приняли следующую Резолюцию.

В мире насчитываются десятки тюркских народов, имеющие самобытную историю, культуру и язык, исповедующие ислам, христианство, буддизм, иудаизм и придерживающиеся традиционных до-монотеистических верований. Они проживают на значительных пространствах Евразии в различных природно-ландшафтных условиях от Северного Ледовитого океана на севере и до Атлантического и Индийского океанов на юге. Обширное расселение тюркских народов отразилось и на их историко-культурном, этнографическом и физическом облике, обрядово-культовой жизни. Ярким примером тому служит историко-этнографические особенности карачаевцев и балкарцев, которые выделяются не только на общетюркском, но и на кавказском этнокультурном и языковом фоне. Наука не располагает какими-либо данными об исторических или этнографических особенностях карачаево-балкарского народа, которые позволяли бы говорить об особом положении карачаевцев и балкарцев среди тюрков или же среди населения Кавказа.
Проблема формирования карачаево-балкарской этнической общности, несмотря на значительный научный задел, сохраняет свою актуальность и в настоящее время. Первые этапы историко-археологического и этнографического изучения Карачая и Балкарии, исследования карачаево-балкарского языка и фольклора в России связаны с деятельностью Императорской академии наук, начавшей изучать народы Северного Кавказа в конце XVIII — начале XIX в. Эти исследования были положены в основу развития новой отрасли знаний — карачаево-балкароведения как одного из направлений кавказоведения и тюркологии, которые не прерывались и в последующие десятилетия, за исключением периода сталинской депортации 1943/44-1956 гг.
До 1917 г. происхождение этнической общности карачаевцев и балкарцев связывалось с автохтонным населением либо с гуннами, хазарами, болгарами/булгарами, аланами, либо с куманами или половцами, кипчаками и т.д. В довоенный период с 1917 по 1941 г. эти выводы не претерпели существенных изменений. Это обстоятельство явилось одной из причин проведения в 1959 г. в городе Нальчике «Научной сессии по проблеме происхождения балкарского и карачаевского народов» (далее — Сессия 1959 г.). Согласно ее итогам, этническая общность карачаевцев и балкарцев была отнесена к автохтонному населению Кавказа, которая сформировалась в ходе постепенного смешения с аланами, болгарами/булгарами и половцами, при этом не исключалась также версия участия в ее этногенезе гуннов и хазар. Дальнейшее изучение археологами, этнографами, антропологами, лингвистами и фольклористами историко-этнографического облика карачаевцев и балкарцев, их языка и культуры показало уязвимость некоторых выводов Сессии 1959 г. В связи с этим Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук было решено в рамках серии «Народы и культуры» подготовить и издать фундаментальный труд «Карачаевцы. Балкарцы» (Москва, Наука, 2014). Кроме того, с целью рассмотрения наработанного несколькими поколениями ученых за прошедшие со времени проведения Сессии 1959 г. материала, а также для определения задач в области карачаево-балкароведения как одного из направлений тюркологии и кавказоведения исследователями из научных учреждений городов Москвы и Санкт-Петербурга, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик, Ставропольского края, Воронежской и Ростовской областей в апреле 2012 г. в г. Кисловодске на Всероссийском совещании карачаево-балкароведов было принято решение провести 24-28 ноября 2014 г. Международную научную конференцию «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа» (далее — Конференция). Организаторами Конференции выступили Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарский научный центр гуманитарных исследований (г. Москва).
В ходе обсуждения проблемы древней истории этнической общности карачаевцев и балкарцев участниками Конференции — археологами, историками, филологами, этнографами и фольклористами, антропологами, исследователями геногеографии популяций мира из Азербайджана, Армении, Беларуси, Болгарии, Венгрии, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Норвегии, Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки, Туркменистана, Турции, Узбекистана, Украины — было подчеркнуто, что данные антропологии, археологии, этнографии и языка дают основания рассматривать майкопскую и северокавказскую археологические культуры как привнесенные на Кавказ, близкие древнейшим культурам Передней Азии и степным курганным культурам евразийских степей, а скифскую, сарматскую, сакскую, сюнну-хуннскую и аланскую проблематику — с учетом полиэтнического и полилингвального состава скифского, сарматского, сакского, сюнну-хуннского и аланского союза племен. В этом аспекте были приведены археологические материалы, письменные источники, данные антропологии и геногеографии, доказывающие неоднородность степных и лесостепных скифских племен, расселение пратюркских племен в I тыс. до н.э. в пределах Западной Сибири, а также на основании последних археологических открытий была затронута проблема территории формирования скифского союза племен в Евразийских степях, а также переселения племен, носителей археологической культуры, близкой скифской, в VII в. до н.э. с территории современных Монголии и Тывы в Северное Причерноморье. Наука не располагает надежными указаниями на полиэтнический и многоязычный характер исторических племенных образований скифов, саков, сюнну (= хунну) и алан, хотя, конечно, и не исключает такой возможности. В частности, сарматы, как хорошо известно, представляли собой конгломерат племен (частично эти племена перечисляются у античных авторов), но, можно ли говорить здесь о полиэтничности, остается неясным.

Непонятен принцип упоминания археологических культур с перерывом в десять веков. А как же археологические культуры, относящиеся к промежутку между северокавказской культурой и скифами (например, дольменная, XXIX—XIII вв. до н.э. или кобанская, XIII—III вв. до н.э.)? Конечно же, археологические культуры IV—II тыс. до н.э. (эпохи ранней и средней бронзы) вряд ли можно полноценно рассматривать с точки зрения этнографии и языка.

На конференции не рассматривались какие-либо данные геногеографии, «доказывающие» неоднородность скифских племен. У геногеографии нет данных о «расселении пратюркских племен в I тыс. до н.э. в пределах Западной Сибири» (то, что ниже в резолюции названо «западносибирской прародиной»), если, конечно, не относить к Западной Сибири значительную часть Южной Сибири, включая Алтай. По алтае-монгольской прародине тюрков действительно есть генетические данные (Yunusbayev B. et al. The Genetic Legacy of the Expansion of Turkic-Speaking Nomads Across Eurasia // PLoS Genetics, in print), но «алтайская» прародина в резолюции (ср. ниже) как раз противопоставляется «западносибирской».

При этом отмечалось, что в период упоминания в трудах античных греческих авторов скифов и их самоназваний сколот и паралат, антропонимов Липоксай, Колаксай в древнеиранских языках звук «l» отсутствовал, помимо этого были приведены аргументы в пользу уязвимости мнения о возможности существования этого звука в восточно-иранских языках, поскольку они, базируясь на циркулярной аргументации, не учитывают факт отсутствия письменных источников и археологических материалов, позволяющих говорить о перемещениях народов, носителей языков с данным звуком из одного региона в другой, так же как игнорируют неиранское происхождение слов с сонантой «l», например, в согдийском языке и скудость топонимов иранского происхождения в евразийских степях. Латеральная фонема l в скифских словах не является ни малейшей проблемой. Она происходит из праиранского *d. Такое фонетическое развитие *d > l характерно для юговосточноиранских языков (бактрийский, пушту, мунджанский, йидга), хотя спорадически отмечается и по всему иранскому ареалу. См., напр., Minorsky V. Transcaucasica // Journal Asiatique 217/1, 1930; Кулланда С.В. Lingua Scythica ad usum historici // Древности скифской эпохи. М., 2006; Idem. Уроки скифского // Вопросы языкового родства 5, 2011.

Латеральный сонант вида l является одним из наиболее обычных звуков, он присутствует почти во всех языках мира. Поэтому реконструировать древние миграции на основании наличия в языке фонемы l — нонсенс.

Было особо подчеркнуто, что проблема начального «l» в скифских и хуннских словах, например, в скифском антропониме Липоксай и хуннском антропониме Лао-шанг-шаньюй есть ничто иное как передача в иностранных языках антропонимов с начальным «al». Наука не имеет никаких данных о происхождении скифского Липоксай и сюннуского (= хуннского) Лаошан-шаньюй (в нормативной русской транскрипции шан, а не шанг) из каких-либо иноязычных форм на al-.

Скифское Липоксай допускает приемлемую внутреннюю иранскую этимологию (Кулланда С.В. Lingua Scythica ad usum historici // Древности скифской эпохи. М., 2006; Idem. Скифские варны // Археологические вести 20, 2014).

Сюннуское имя Лаошан-шаньюй так читается только в современной китайской передаче, но само имя относится к эпохе Западная Хань (конец 1 тыс. до н.э.). Благодаря трудам Б.Карлгрена, Э.Пуллибленка, С.Е.Яхонтова, С.А.Старостина и В.Бэкстера по реконструкции древне- и среднекитайских чтений иероглифов современная китаистика может пользоваться транскрипцией, актуальной для времени, когда текст записывался. В частности сюннуск. Лаошан имело в начале не латерал l, а вибрант вида r; имя допускает иранскую этимологию (подробнее см. Дыбо А.В. Лингвистические контакты ранних тюрков: лексический фонд. М., 2007, с. 108).

У хуннов немало названий племен, приведенных древнекитайскими авторами, начинается на «l», при этом было замечено, что те слова, которые, несмотря на свое происхождение в китайском и славянском языках начинаются на «l», в тюркских языках передается как «al». Так, слово «ло» (китайское) и русское заимствование «лошадь» в тюркских языках звучит как «алаша ат/алаша», а «ло-са» (китайское) — «лачуга» (русское) — как «алачу». Следовательно, скифский антропоним Липоксай, приводимый Геродотом, вполне мог звучать в пратюркском языке как Алыпоксай. Тюркские языки действительно избегают начального l-, причем это фонотактическое ограничение могло начать действовать еще в пратюркском. Тюркские языки избавлялись на протяжении своей истории от слов, начинающихся на l-, в основном путем протезы гласного. Тюркск. *alaču-k ‘хижина, шалаш, маленькая юрта’, видимо, представляет собой старое (ок. III в. до н.э.) заимствование из китайской формы, начинавшейся на l- и приобретшей протезу a- на тюркской почве. Русск. лачуга — относительно позднее заимствование из тюркских языков, видимо, из волжско-булгарского, для которого характерны как раз формы с начальным l- без протезы. Русск. лошадь, вероятно, заимствовано из того же волжско-булгарского, где протезы перед l- не было, как показывает современная чувашская форма laža ‘лошадь’.
Подчеркивалось наличие суффикса множественного числа «-t», специфичного для древнетюркских, а возможно и для пратюркских языков, и противоречащего грамматическим правилам древнеиранских языков. Именная флексия множественного числа -t известна и из других иранских языков: согдийский, осетинский. Это иранская, а не иноязычная черта.
Было обращено внимание на целый ряд скифских и сарматских этнонимов,ι теонимов (например, Апи, Гойтосир, Папай, Табити и др.), антропонимов (например, Таргитай) и отдельных слов (асхи — сок из плодов дерева «понтик», из гущи которой готовили лепешки, ср. ачытхы/ачи/әсе һыуы — прокисшее тесто, которое используют как дрожжи для теста/кислый/кислая жидкость; гиппака/иппака — название сыра, изготовленного из кобыльего молока, ср. гыпы — молочные грибки для закваски айрана; marha — сарматский боевой клич с последующим поднятием знамени, ср. ăy marža ăy — idem (карач.-балк.) и др.), который в соответствии с закономерностями формирования собственных имен объектов и явлений природы и с лингвистической точки зрения этимологизируется на основе тюркских языков и уязвим в этом аспекте с позиции иранских языков. Приводимые лексические сопоставления (асхи, marha и т.д.) являются классической «химерой созвучий». Это хорошо известный лингвистам феномен: между двумя произвольно взятыми языками обычно можно обнаружить десятки и сотни слов, более или менее схожих фонетически и относящихся к одному и тому же семантическому полю.

Надо отметить, что в предлагаемых случаях и фонетическое сходство довольно-таки далекое, и семантика натянута. Напр., скифск. асхи (ἄσχυ) значит ‘сгущенный сок определенных ягод (черемухи?)’. Из высушенных и размолотых плодов черемухи, действительно, делаются лепешки, но закваска при этом не употребляется, так что связывать слово с заквасочными технологиями не стоит (к тому же оно не слишком похоже на древнетюркское ačïγ, пратюркское *iačïg ‘кислый’, с которым его пытаются здесь сравнить).

Сарматский боевой клич хорошо этимологизируется из иранского как императив от корня mar- ‘умирать’ в каузативе, т.е. «бей, убивай!» (Абаев В.И. Скифо-сарматские наречия // Основы иранского языкознания. Древнеиранские языки. М., 1979, с. 295).

А гиппака (ἱππάκη) ‘кобылий сыр, употребляемый скифами’ — это древнегреческое слово, прозрачно произведенное от ἵππος ‘лошадь’.

Некоторые участники конференции акцентировали внимание на лишенное оснований мнение ряда исследователей об отсутствии в пратюркских языках сонанты «m», не поддающееся критике с научной точки зрения, противоречащее многочисленным письменным источникам и эпиграфическим памятникам как до новой, так и нашей эры. Никто и никогда не утверждал, что в тюркских языках нет сонанта m — такое утверждение противоречило бы наблюдаемым фактам. По-видимому, авторы «резолюции» имели в виду другое — то, что для пратюркского состояния не реконструируется *m- в начальной позиции. А это общее место для всех предлагавшихся версий пратюркской реконструкции, начиная с Н. Ф. Катанова. Причем оно, конечно, не может противоречить «эпиграфическим памятникам до новой эры», потому что первые эпиграфические памятники тюркских языков, как принято считать в мировой тюркологии, датируются VIII в. н.э. Не противоречит оно и никаким письменным источникам, потому что во всех известных письменных источниках на тюркских языках отражен не пратюркский язык, а различные его потомки, некоторые из которых (мы знаем, например, о b- и m-диалектах древнетюркского) уже развили себе новое начальное m- из *b- в случаях, когда дальше в слове имелся носовой согласный. Правила перехода *b- > m- немного различаются в разных языках. Из этого следует, что эти правила продействовали уже в разошедшихся языках, а в пратюркском единообразно было неназальное *b-.
В связи с этим делался акцент на то, что не научно обоснованными являются изыскания ряда лингвистов-компаративистов, экстраполирующих в глоттохронологических исследованиях методы, применяемые к языкам одной языковой семьи на языки другой и тем самым удревняющих одни языки и омолаживающих другие. Глоттохронология — это различного рода процедуры, позволяющие с той или иной точностью датировать узлы на генеалогическом дереве языков. Первая глоттохронологическая техника была предложена Моррисом Сводешем в середине XX в. и опробована им на материале различных америндских, индоевропейских, китайского, египетского языков (Swadesh M. Lexico-Statistic Dating of Prehistoric Ethnic Contacts: With Special Reference to North American Indians and Eskimos // Proceedings of the American Philosophical Society 96/4, 1952). Впоследствии были предложены как усовершенствования сводешевской техники (см. Старостин С.А. Труды по языкознанию. М., 2007), так и другие глоттохронологические техники (см., напр., Gray R.D., Atkinson Q.D. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin // Nature 426, 2003). Глоттохронологическое датирование успешно испытано на языках всевозможных регионов: от Океании до Африки, от Европы до Америки. Эти техники претендуют на универсальность. Наука не располагает данными о языках, к которым глоттохронология была бы неприменима (естественные исключения: искусственные языки, а также пиджины и креолы). Разумеется, всё вышесказанное никак не связано с наличием фонемы m в тюркских языках.
В ходе обсуждения темы этногенеза карачаево-балкарского народа была затронута проблема функционирования понятия «алан» в нетюркской среде и его сохранения в этнонимической лексике тюркских народов, особенно карачаевцев и балкарцев («алан» (аланин, аланка) / «аланла» (аланы) — обращение к соплеменнику независимо от пола и возраста; «алан къызы — Байрым къыз» — «аланская дева — дева Байрым»; «алан зикир» — «аланский зикр (арабизм)»). Что же касается определения компонента «ал-лон» в осетинском фольклорном словосочетании «аллонбиллони смаг» (дух аллонбиллони, по мнению ряда исследователей) как этнический идентификатор, то некоторыми участниками Конференции оно было признано необоснованным, поскольку, как они считают, данное словосочетание независимо от его применения имеет исламское происхождение (валлахи-таллахи-биллахи или в сокращенной форме — валлахи-биллахи) и встречается также в лексике чеченцев и ингушей — алла-белла, ряда этносов Дагестана — валлахи-биллахи, карачаевцев и балкарцев — оллахий-биллахий и других, как правило, мусульманских народов. Подчеркивалось, что возведение некоторыми исследователями понятия «алан» к древнеиранскому термину «aryana» даже с собственно иранистической точки зрения остается не столько спорной, сколько противоречащей генезису иранских языков. Современная наука считает традиционную этимологию реликтового осетинского этнонима allon ‘осетин’ бесспорной: allon < *allan (откуда этот этноним был широко заимствован в соседние языки, иногда со вторичным переносом на карачаевцев) < *aryana- ‘арийский’. См. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т.1. М./Л., 1958.

К вопросу об авторстве обсуждаемой «резолюции» отметим, что очень близкий пассаж об «исламском» (т.е. арабском или персидском?) происхождении этнонима аллон содержится в книге Каракетов М.Д. Из традиционной обрядово-культовой жизни карачаевцев. М., 1995, с.273.

При этом высказывалось мнение о формировании аланского союза племен в конце I тысячелетия до н.э. как следствие объединения схожего в хозяйственно-культурном типе древнеиранского и пратюркского населения на территории к северо-востоку и востоку от Каспийского моря при сохранении среди них неиранского этнополитонима «алан». Данное объединение так и не сложилось в единую этническую общность в I тысячелетии н.э. ни на территории «прародины», ни в пределах Средней Азии и Кавказа, что подтверждается как данными языка, археологии и письменных источников, так и схожими чертами заимствований из древнеиранского языка в пракарачаево-балкарский и из древнетюркского языка в праосетинский. Наука не располагает никакими данными о тюркоязычном компоненте в аланском этно-племенном образовании. Действительно, обнаруживается несколько древних лексических заимствований между тюркскими языками (точнее говоря, булгарским), осетинским и венгерским, относимых к V—VII вв. н.э. (Róna-Tas A. Turkic-Alanian-Hungarian Contacts // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae 58, 2005). Это говорит о тривиальной социолингвистической ситуации племенных контактов между тюрками (булгарами), аланами (осетинами) и венграми. Но непонятно, почему такие заимствования должны были бы указывать на то, что часть алан была тюркоязычной. К тому же реликтово дошедший до нас булгарский язык — это совсем не та ветвь тюркских языков, к которой относятся кыпчаки (и карачаево-балкарцы в частности).
В подтверждение принадлежности большинства населения западной части Аланского царства к тюркскому этнокультурному и этноязыковому миру были приведены исторические источники о титулатуре аланской элиты, археологические данные о материальной культуре, а также было подчеркнуто широкое распространение древнетюркских скальных и курганных типов погребений, каменных изваяний VIII—XII вв., «кубанского варианта» древнетюркской рунической письменности в местах расселения алан или алан, говоривших на печенежском или ином тюркском языке. Ученые пришли к мнению, что для дальнейшего выявления, дешифровки и системного исследования указанной рунической письменности необходимо объединить усилия лингвистов, историков, этнографов, археологов, эпиграфистов и др.

Отмеченное выше дает основание для совместного изучения этой проблематики тюркологами и иранистами в целом, а также карачаево-балкароведами и осетиноведами в частности.

К сожалению, «северокавказская руника» еще не расшифрована и не прочитана. Поэтому, строго говоря, мы даже не можем утверждать, что она тюркская. Заниматься этим необходимо. Следует прежде всего собрать надписи, потому что они портятся по естественным природным причинам, а иногда их сознательно уничтожают. Предыдущие собрания были сделаны не вполне профессионально. Что касается тюркской археологии, то она, действительно, видимо, распространена на этих территориях, наряду с аланской и, вероятно, северокавказской, но надежно атрибутируемые тюркские археологические памятники (вроде погребений) относятся не к древнетюркской эпохе, а скорее к более позднему времени: 2 тыс. н.э. (Биджиев Х.Х. Погребальные памятники Карачая XIV—XVIII вв. // Вопросы средневековой истории народов в Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1979; Кызласов И.Л. Ряд особенностей археологического изучения тюркских народов в России // Верхнедонской археологический сборник 5, 2010). С другой стороны, находки каменных баб (1 тыс. н.э.) действительно могут представлять собой древнетюркскую археологию, хотя многие из таких изваяний вообще относятся к предшествующей скифской эпохе (их генезис изучен в: Ольховский В.С. Монументальная скульптура населения западной части евразийских степей эпохи раннего железа. М., 2005).
В пользу участия пратюркских, гунно-савиров, булгар, белых гуннов (эфталитов) и особенно хазар в этногенезе карачаево-балкарского народа были приведены веские аргументы в докладах по средневековым источникам, археологии, этнографии, фольклору и религии, например, о расселении в догуннский период пратюркских племен на Северном Кавказе — протобулгар и уннов в Восточной Европе, в том числе в Центральном (Карачае и Балкарии) и Северо-Восточном Кавказе, об иудейском и ярко представленном восточном (византийском) христианском компонентах в его доисламской обрядово-культовой жизни, явившийся наследием исключительно Хазарского каганата и Аланского царства. Наука не имеет никаких сведений о карачаево-балкарцах древнее XV в. н.э. (Хатуев Р.Т. Карачай и Балкария до второй половины XIX в.: власть и общество // Карачаевцы и балкарцы: этнография, история, археология. М., 1999). По данным глоттохронологии, разделение на карачаево-балкарский и кумыкский языки произошло ок. 1500 г., а распад общекыпчакского приходится на IX в. н.э.

Пратюрки действительно непосредственным образом участвовали в этногенезе карачаево-балкарцев, поскольку были их предками (как и предками остальных тюркских народов). Эфаталиты, согласно мнению современных ученых, относительно надежно определяются как ираноязычный народ, да и обитали эфаталиты далеко от Северного Кавказа.

В этом аспекте был проанализирован сюжет карачаево-балкарского нартского эпоса, связанный с родословной первого нарта Дебета/Деуета, совпадающей с родословной библейского царя Давида и с именами их супруг — Бат-Шева (иврит) и Батчалыу (карач.-балк.). Аналогичными оказались их предпочтения и роли как культурных героев, первых металлургов и кузнецов или покровителей кузнецов, а также число их сыновей (19); имя легендарного правителя Джабакку (карач.-балк.) и титул Джабагу/Джабгу (хазарское); имена громовержца Чоппа (карач.-балк.) и Громогласного Чопа (хазарское); названия святилищ — даркунанд (древнеармянская передача хазарского термина) и даркъан/дарийгъын (карач.-балк.), места их устроения (вокруг священного дерева, внутри кладбища) и обрядовые действа, посвященные данному божеству. Для подтверждения мысли о преемственности хазарской, шире западнотюркской обрядово-культовой жизни в аналогичной жизни карачаевцев и балкарцев был приведен семантический ряд понятий, связанных с образом Чоппа, а также схожие наименования жрецов у карачаевцев и балкарцев (чоппачыла) и азербайджанцев (чопчи) и многое другое. Здесь приведен целый ряд разноплановых форм, каждая из которых нуждается в отдельном анализе и/или уточнении.

К вопросу об авторстве обсуждаемой «резолюции» отметим, что близкий пассаж о нарте Дебете (из карачаево-балкарской версии эпоса) и ветхозаветном Давиде содержится в статье Каракетов М.Д. Хазарско-иудейское наследие в традиционной культуре карачаевцев // Вестник Еврейского университета в Москве, №1(14), 1997. А близкий пассаж о тюркском происхождении слов Джабакку, джабагу содержится в книге Каракетов М.Д. Из традиционной обрядово-культовой жизни карачаевцев. М., 1995, с.8, 23.

Были также затронуты проблемы расселения в IX—XIV вв. алан, говоривших на печенежском или ином тюркском языке в Средней Азии и Восточной Европе, в том числе на Северном Кавказе, определения времени проживания племен, носителей куманского языка на территории Кавказа. При этом были приведены независимые одно от другого сведения четырех восточных авторов Х в., в которых названия горной территории отмеченного региона переданы в куманской форме, что дает импульс для дальнейшего исследования проблемы о более раннем, чем предполагается в настоящее время — начало XI в., периоде расселения куманоязычных племен на Северном Кавказе. Наука не располагает никакими сведениями о тюркоязычных аланах до появления тюрок-кыпчаков на Кавказе и ассимиляции ими части алан, что должно было иметь место не ранее XV в. н.э. (ср. ниже).
Участники Конференции в ходе обсуждения на «круглых столах» проблематики этногенеза, истории, генезиса культуры и языка этнической общности карачаевцев и балкарцев пришли к выводу, что она, сложившаяся в раннем Средневековье и упоминаемая в X—XIV вв. как тюрки аланы и тюрки асы, а иногда под собственными именами, по языку, традиционным религиозным воззрениям и практике, материальной и духовной культуре наиболее близка к караимам, крымчакам, крымским татарам и кумыкам, а по различным сторонам обрядово-культовой жизни сближается также с азербайджанцами, татарами-мишарами, туркменами-оламами и чувашами. При этом было подчеркнуто, что длительное пребывание предков карачаевцев, балкарцев и осетин в едином аланском полиэтническом и полилингвальном племенном союзе и государственном образовании привело к формированию на территории Северного Кавказа объединяющей их историко-культурной области. Согласно современной научной точке зрения, этноним аланы был воспринят карачаево-балкарцами, когда последние начали заселять старые аланские территории и ассимилировали в языковом отношении местное аланское население (с XV в. н.э. или позже). Сведениями о тюркоязычном компоненте древних алан наука не располагает.
На Конференции было указано, что антропологический тип карачаевцев и балкарцев исследован недостаточно. Особенно это касается палеоантропологии — из-за недостаточного количества ископаемых останков средневекового населения Карачая и Балкарии. Наряду с этим было отмечено, что карачаевцы и балкарцы хорошо изучены в аспекте дерматоглифики и одонтологии. Была высказана мысль о необходимости усиления исследований в области геногеографии популяций названных регионов.
Одной из задач исторической науки является определение уровня развития социальных отношений и политико-правовой культуры народов Северного Кавказа. В выступлениях участников «круглого стола», посвященного этой тематике, указывалось на необходимость обратить внимание на производственные отношения и на лежащее в их основе отношение к собственности, уровень развития государственности и правовой культуры. Именно такой подход позволил участникам Конференции объяснить социальное развитие Карачая и Балкарии в более корректной форме и определить уровень развития феодализма в названных регионах.
В ходе обсуждения проблемы источниковедческих исследований и выявления письменных источников указывалось на то, что состояние современной источниковой базы по карачаевцам и балкарцам не позволяет осветить значительный круг историко-этнологических вопросов, что в свою очередь приводит к «выпадению» из истории хронологических отрезков периода Средневековья и начала Нового времени. Тем не менее указывалось на наличие сведений о карачаевцах и балкарцах до XVII в., которые следует ввести в научный оборот.
Особое внимание было обращено на проблемы фольклора и традиционного искусства, в том числе музыкального наследия. Было признано, что устное поэтическое творчество карачаево-балкарского народа является корневой основой его культуры и, передаваясь из поколения в поколение, представляет собой ценнейший материал для познания как истории, мировоззрения и культуры современных и древних тюркских народов, так и для реконструкции этнокультурного облика тюркских народов Северного Кавказа и Крыма.

В ходе обсуждения современного состояния карачаево-балкарской литературы участники Конференции, затронув культурологические аспекты развития литературы, проблемы ее интеграции и адаптации в инонациональной среде, рассмотрев особенности рецепции кавказского (карачаево-балкарского) текста инонациональным читателем, отметили, что в рамках сопоставительного анализа фольклорных и литературных произведений карачаево-балкарской и других литератур на постсоветском пространстве были выявлены типологические схождения, определены направления межкультурного диалога и межлитературного взаимодействия. Было подчеркнуто, что назрела необходимость реконструкции всех этапов литературного развития карачаево-балкарской словесности на основе сбора архивных, рукописных материалов, что требуется качественный сдвиг в издании учебников по родной литературе.

Особое внимание участников Конференции было обращено на проблему исследования демографии в Карачае и Балкарии, динамику численности карачаевцев и балкарцев. В ходе обсуждения этой темы установлено, что состояние изученности данного вопроса носит фрагментарный характер, а отсутствие в ряде исследований критического анализа сведений допереписного периода 1897 г. о численности карачаевцев и балкарцев, приводит к разного рода спекуляциям.

В области исследования карачаево-балкарской диаспоры, наряду с положительной тенденцией, отмечено, что отсутствие сотрудничества научных сообществ, а также невозможность проведения регулярных совместных научных мероприятий, стали причинами слабого уровня изучения и осмысления истории и демографии карачаево-балкарской диаспоры.

Таким образом, участники Конференции выработали пути решения проблем, выявленных во время работы 11 «круглых столов» и пришли к следующим выводам.

В области древней истории народов Великой степи и их роли в формировании историко-этнографического облика Евразии:

• считать важным дальнейшее археологическое исследование погребальных и бытовых памятников майкопской и северо-кавказской археологических культур с целью определения их происхождения и связей как с лейла-тепинской и куро-аракской археологическими культурами, так и с курганными культурами степного пояса Евразии и с кобанской археологической культурой;

Это, безусловно, важные направления археологических и междисциплинарных исследований. Но они не имеют непосредственного отношения к тематике Конференции, поскольку перечисленные археологические культуры (4—1 тыс. до н.э.) древнее распада пратюркского языка на булгарскую (т.е. чувашскую) и собственно тюркскую ветви (рубеж эр) и значительно древнее распада кыпчакской языковой общности (ок. IX в. н.э.) и обособление карачаево-балкарского и кумыкского языков (ок. 1500 г. н.э.). Причем современная наука не располагает какими-либо надежными сведениями о тюркоязычности носителей указанных археологических культур (данные культуры принято связывать совсем с другими племенами и языками).

Перечисление археологических культур эпохи энеолита — средней бронзы, существовавших на территориях, где сейчас проживают тюркоязычные народы, может указывать на желание утвердить тюрков в качестве насельников этого ареала со времен энеолита. Однако происхождение и связи упомянутых культур в достаточной мере известны, чтобы утверждать, что они не соотносятся с «ископаемыми» тюрками. Сама постановка проблемы с перечислением археологических культур разных эпох и генезиса ошибочна.

Заметим и следующее. Археология вообще не может достоверно устанавливать, относятся ли те или иные памятники к «союзу племен» или иному объединению, а лишь высказывает гипотезы, основанные на синтезе данных с другими видами источников. Точно так она не может устанавливать языки, на которых разговаривали люди, оставившие памятники, и была ли та или иная общность «полилингвальной» или «монолингвальной», полиэтничной или моноэтничной.

• обратить внимание на предполагаемое рядом лингвистов и археологов существование не только алтайско-ордосской, но и переднеазиатской и западносибирской прародины тюркских народов; Видимо, речь идет не о существовании разных прародин, а о существовании разных теорий о тюркской прародине. В современной науке действительно нет единой точки зрения на прародину тюрок. Но точно можно сказать, что переднеазиатская или южнокавказская локализации (как предлагают некоторые азербайджанские лингвисты) не поддерживаются никакими современными научными данными.
• признать недостаточную изученность вопроса происхождения и эволюции древней кочевой культуры и ее роли в формировании тюркских народов Евразии, и в связи с этим считать научно некорректным определение скифского, сакского, сарматского и аланского союза племен как моноэтнического мира, подобно тому, как освещать истории древних западнотюркских народов с упоминания гуннов, а предков древнетюркских народов — с сюнну и хунну; Проблематика «древней кочевой культуры и ее роли в формировании тюркских народов Евразии» действительно допускает более глубокую разработку, чем имеет место сегодня. Однако в науке действует принцип бритвы Оккама, согласно которому мы не должны плодить лишние сущности и строить гипотезы без фактического подкрепления. Наука пока не располагает достоверными сведениями о полиэтничности и/или многоязычии скифов, саков и аланов. Народность или же племенной союз сюнну (= хунну), известный по древнекитайским источникам, вполне надежно определяется как тюркоязычный — это или пратюрки или их близкие родственники, хотя, конечно, теоретически полиэтничный состав сюнну исключать нельзя (Дыбо А.В. Лингвистические контакты ранних тюрков: лексический фонд. М., 2007).
• имея в виду актуальность дальнейшего написания истории народов Северного Кавказа оказывать всяческую поддержку исследованиям, направленным на выявление роли и значения догуннских племен и «Страны гуннов» (Северный Кавказ) в истории северокавказских народов, а также раннего этапа истории Хазарского каганата; Гуннская империя действительно включала в свой состав часть Северного Кавказа — прикаспийскую территорию, что мы знаем из сообщений позднеантичных и византийских авторов. Называть, однако, Северный Кавказ «страной гуннов», с сегодняшней точки зрения, некорректно.
• поддержать Институт востоковедения Российской академии наук по созданию Корпуса сведений арабских источников по истории хазар;

• для переосмысления некоторых сложившихся стереотипов рекомендовать научно-исследовательским учреждениям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик поднять изучение письменных источников по истории народов Кавказа на качественно новый уровень, используя новейшие методики анализа рукописного материала;

• оказать поддержку археологическим исследованиям погребальных и бытовых памятников в горных и предгорных районах Северного Кавказа, особенно на территории Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик и Ставропольского края, доказывающих передвижение древнетюркских народов Великой степи в горы задолго до V—VI вв., рекомендовать публикацию промежуточных результатов таких исследований; Современная наука не располагает надежными сведениями о заселении тюркоязычными племенами горных районов Кавказа «задолго до V—VI вв.».
• обратить внимание на хазарское наследие в карачаево-балкарской обрядово-культовой жизни, языке и фольклоре, а также на необходимость исследования наследия печенегов и алан, говоривших на печенежском языке, по сведениям авторов Х—XI и XII вв.; Наука не располагает надежными сведениями о печенегоязычных аланах.
• признать более аргументированными доводы, основанные на свидетельствах независимых одного от друга четырех раннесредневековых авторов, о проживании на Северном Кавказе племен-носителей куманского языка уже в Х веке, и при этом особо обратить внимание на фонетические особенности языка печенежского союза племен, относимого некоторыми лингвистами к куманским языкам. У современной науки практически нет данных о печенежском языке (предполагаемом языке печенегов). О куманском языке см. ниже.
В области этнографии:

• считать научно обоснованным изучение скифской, сарматской и аланской этнографии в рамках исследований тюркских народов;

Наличия заметного тюркского/тюркоязычного компонента в составе древних скифов, сарматов и аланов современная наука подтвердить не может.

Что касается собственно этнографии, то основным методом этнографии является непосредственное наблюдение быта и нравов народов земного шара или же реконструкция таковых для материальных памятников, близких к современности (XVIII—XX вв.). Поэтому предложение заняться этнографией скифов, сармат и алан выглядит несколько странным.

• признать, что в основе историко-этнографического облика этнической общности карачаевцев и балкарцев лежат древнекавказские и древнетюркские пласты с преобладанием последнего. При этом особо подчеркнуть роль булгарских, савирских, хазарских и говоривших на тюркском языке части аланских, асских племен и их предков в формировании не только его этнокультурного облика, но и политико-правовой культуры, и в связи с этим считать научно обоснованным периодизацию формирования этнической общности карачаевцев и балкарцев через термины «прото-», «пра-» и «древнекарачаево-балкарская этническая общность»; В современной научной русскоязычной номенклатуре приставки прото- и пра- являются синонимами (прото- можно считать англицизмом), обычно они употребляются применительно к незасвидетельствованному предковому состоянию. А словообразовательный элемент древне- обозначает исторически зафиксированного предка, причем этот предок должен быть достаточно отдален во времени. Для более близких исторически зафиксированных предков имеется тенденция к употреблению элемента старо- (напр., исторически зафиксированный предок русского языка до XIV в. называется древнерусским, а с XV в. — старорусским). Таким образом, можно говорить и о пракарачаево-балкарском языке (или карачаево-балкарском праязыке) — незафиксированном, но предполагаемом нами лингвистическом предке современных карачаево-балкарских диалектов, а также о старокарачаево-балкарском языке последних веков. Это же должно относится и к периодизации развития карачаево-балкарском этноса.
• признать научно обоснованным рассмотрение истории, языка и культуры тюркских народов Северного Кавказа и Крыма в рамках булгаро-, хазаро- и печенегоязычного этнокультурных пластов, а также исследование прошлого этнической общности карачаевцев и балкарцев в рамках истории, языка и культуры западных алан как древнетюркского населения раннесредневекового Аланского царства с использованием сведений раннесредневековых авторов о тюркском, в том числе печенежском характере их языка, хозяйственно-культурного типа и материальной культуры, в том числе и одежды, а также с учетом многочисленных эпиграфических памятников, созданных на основе «кубанского варианта» древнетюркской рунической письменности и широко представленных в местах наибольшей концентрации аланского населения; Наука не располагает надежными сведениями о тюркском компоненте исторических алан. «Северокавказская руника», как было указано выше, еще не расшифрована и не прочитана, язык ее, строго говоря, неизвестен.

Отдельные булгарские заимствования в карачаево-балкарском языке действительно находятся. Про хазарский и печенежский языки мало что известно, потому искать их следы пока бесполезно.

Разумной задачей было бы написание этимологического словаря карачаево-балкарского языка (после этого было бы можно «выявлять пласты» заимствований). Но ставить ее следует после выполнения задачи грамотного описания карачаево-балкарских диалектов. К сожалению, карачаево-балкарская диалектология все еще находится в зачаточном состоянии.

Увы, но ни диалектологическое описание карачаево-балкарского языка, ни создание его этимологического словаря не попали в число научных задач, провозглашаемых в разбираемой «резолюции».

• при изучении этнической истории карачаевцев и балкарцев обратить внимание на независимые один от другого сведения раннесредневековых авторов о печенежском характере языка алан и асов, который по фонетическим особенностям сближается с куманскими языками; Современная наука не располагает надежными сведениями о тюркском характере языка алан и асов. Язык алан вполне надежно атрибутируется как иранский, близкий к современному осетинскому.

Печенежский язык не сближается с куманским. От печенежского языка до нас почти ничего не дошло. А вот про куманский язык кое-то понять можно, поскольку это один из языков, отраженных в Codex Cumanicus (миссионерском словаре кыпчакских языков, составленном в XIV в.), — тот, который не огузский. У куманского находятся специфические изоглоссы с западнокараимским, и к нему, видимо, относятся ранние кыпчакизмы венгерского.

• обратить внимание на упоминание в I—XII вв. в пределах Центрального Кавказа имен народа (ка-расстасеи, блкар, булгар, болгар, гарши, киарус-р, к-р-г[ч]-р-ах/к-р-г[ч]-ре, караца, таулас) и названия территории Хоруцон, схожих с самоназванием карачаевцев и балкарцев (къарачайлыла, таулула, мал-карлыла) и названием территории Карачай, а также на сохранение в их лексике древних этнонимов (алан, булгадар, къабарлы/хабарлы, къыргъыз, секельт/ысхылты, хазар и др.), и в связи с этим рекомендовать Карачаево-Черкесскому государственному университету им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) при содействии Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Института археологии Российской академии наук, Института востоковедения Российской академии наук и Института языкознания Российской академии наук оказать поддержку в исследовании отмеченных выше имен и названия территории, а также топохронологии Центрального Кавказа; Полноценной этимологизацией топонимики следует заняться, когда будет закончен этимологический словарь карачаево-балкарского языка.
• Карачаево-Черкесскому государственному университету им. У.Д. Алиева и Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) поддержать предложение Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук, Института языкознания Российской академии наук, Института востоковедения Российской академии наук в части подготовки исследователей по различным направлениям этнологии и антропологии, лингвистики, источниковедения.
В области археологии и архитектурного наследия тюркских народов Северного Кавказа и Крыма:

• признать ненаучной и опасной тенденцию к монополизации наследия скифского, сарматского, сакского, массагетского и аланского полиэтнических обществ как со стороны иранистов, так и со стороны тюркологов и в связи с этим считать правомерным исследовать скифскую, сарматскую, сакскую, массагетскую и аланскую проблематику в рамках, в том числе истории пратюркских народов;

Современная наука исходит из фактов. Надежных указаний на полиэтничность исторических скифов, саков, массагетов и алан не имеется.
• обратить внимание на необходимость расширения археологических исследований, разработки концепции музеефикации памятников археологии Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик;
• считать доказанной существенное влияние восточного христианского и мусульманского архитектурных традиций на архитектуру раннесредневековых Карачая и Балкарии и отметить их влияние на сложение особой карачаево-балкарской христианской и мусульманской архитектуры и искусства в конце раннего и в период позднего Средневековья;
• рекомендовать Институту археологии Российской академии наук организовать совместно с Карачаево-Балкарским научным центром гуманитарных исследований (г. Москва) и сектором системного изучения историко-археологических древностей ОАО «Наследие Кубани» полномасштабную археологическую экспедицию по выявлению новых археологических памятников и интерпретации многочисленных скальных и курганных погребений, относящихся как к древнетюркскому, так и к карачаево-балкарскому населению на территории современной Карачаево-Черкесской Республики. Странным выглядит упоминание в академическом тексте наряду с академическими структурами коммерческой компании ОАО «Наследие Кубани» в качестве исполнителя «полномасштабной» археологической экспедиции и интерпретатора погребальных комплексов. Тем более что на территории современной Карачаево-Черкесской республики выявлением новых археологических памятников занимается Институт истории материальной культуры РАН под руководством А. В. Субботина и М. Б. Рысина.
В области языка:

• отметить полиэтнический и полилингвальный состав скифского, сарматского и аланского этнокультурного пространства, и как следствие этого признать не совсем корректным использование в исследованиях по истории древних языков метода циркулярной аргументации (доказательство по кругу);

Современная наука достаточно надежно классифицирует известные скифские, сарматские и аланские языковые свидетельства как иранские (Абаев В.И. Скифо-сарматские наречия // Основы иранского языкознания. Древнеиранские языки. М., 1979; Idem. Историко-этимологический словарь осетинского языка: указатель. М., 1995). Такая лингвистическая атрибуция согласуется и с указаниями Геродота.
• особо подчеркнуть колоссальное значение для исследования цивилизационных элементов культуры западнотюркских народов Восточной Европы и их потомков распространение древнетюркской рунической письменности, в частности, ее «кубанского варианта»;
• считать некорректным использование в гуманитарных исследованиях термина «тюркоязычные народы» как синоним понятия «тюркские народы»;
• признать научно необоснованным использование методов глоттохронологии, применяемых к индоевропейским языкам по отношению к генезису тюркских языков, поскольку изменения в тюркских и индоевропейских языках существенно отличаются одно от другого по своему характеру; Как было уже указано нами выше, современные глоттохронологические техники претендуют на универсальность, т.е. применимость к любому языковому ареалу. Если считать, что современные филогенетические методы не применимы к тюркским языкам, следует признать, что тюркские языки формировались вне рамок естественной языковой эволюции. Например, что многие тюркские языки являются исходно пиджинами.
• при исследовании глоттогенеза и глоттохронологии карачаево-балкарского языка, а также при составлении учебников для школ и высших учебных заведений обратить особое внимание на архаичность древнего западнотюркского субстрата в формировании тюркского ядра карачаево-балкарского языка и массовость распространения «кубанского варианта» древнетюркской рунической письменности в западной части Аланского царства и юго-западной части Хазарского каганата, с очевидностью подтверждающей доминирование древнетюркского языка в этом регионе; Как было указано выше, «северокавказская руника» пока не прочитана, ее языковая принадлежность не ясна. Где именно карачаево-балкарский язык получил свои булгаризмы — на Кавказе или в Предкавказье, или еще где-то — неясно. Возможно, после полноценного описания диалектов и создания этимологического словаря карачаево-балкарского языка этот вопрос удастся в какой-то степени прояснить.
• признать целесообразным создание проблемной группы по дальнейшему выявлению, дешифровке и системному исследованию «кубанского варианта» древнетюркской рунической письменности;
• считать слабо аргументированной принятую в современной тюркологии генеалогическую классификацию, согласно которой карачаево-балкарский язык отнесен к западно-кипчакским, кумано-кыпчакским, половецко-кипчакским или кумано-огузским языкам. При этом отметить, что в стратификационном плане наиболее архаичным пластом является хазаро-булгарский субстрат, проявляющийся на фонетическом, морфологическом, лексическом и фразеологическом уровнях языка, что не может служить препятствием в исследовании истории западнотюркских языков, в том числе карачаево-балкарского языка в рамках скифского, сарматского и аланского этапов развития названных языков, и в связи с этим признать научно обоснованным периодизацию формирования карачаево-балкарского языка через термины «прото-», «пра-» и «древнекарачаево-балкарский язык»; Генетически карачаево-балкарский язык бесспорно относится к кыпчакской подгруппе (к западно-кыпчакской ее ветви). Это следует и из лексики (в частности лексикостатистики), и из исторической фонологии, и из морфологии. Все фонологические особенности карачаево-балкарского языка инновационны, причем некоторые контактные особенности настолько поздние, что проходят поперек более старого диалектного членения. Булгаризмы в карачаево-балкарском языке немногочисленны и однозначно опознаются как заимствования; структурного влияния булгарский язык на карачаево-балкарской не оказал.

Об ограниченности предлагаемой терминологии с прото-, пра- и древне- см. выше.

• организовать и провести системные историко-сравнительные исследования фонетики, морфологии и лексики карачаево-балкарского языка, и в связи с этим рекомендовать Институту языкознания Российской академии наук обратить внимание на подготовку лингвистов-компаративистов в области тюркологии с обязательным знанием тюркских языков; В Институте языкознания РАН (Москва) давно и успешно функционирует отдел урало-алтайских языков.
• считать правомерным и обоснованным применение в научных исследованиях терминов «тюрки аланы» и «тюрки асы» или «говорившие на печенежском языке аланы и асы» по отношению к предкам карачаево-балкарского народа с уточнением территории их расселения и в связи с этим признать научно аргументированным мнение, согласно которому главную роль в формировании основных признаков карачаево-балкарской народности сыграли западные аланы, носители тюркского языка и культуры; Современная наука не располагает надежными сведениями о тюркоязычности исторических алан и асов. Если таковые сведения в дальнейшем и обнаружатся, отдельным вопросом окажется, является ли такой тюркский язык предком карачаево-балкарского языка.
• разработать Программу по координации исследований проблем карачаево-балкарского языка, а также общетюркологических аспектов истории, культуры, языка и фольклора с зарубежными тюркологами;

• в связи с тенденцией сужения сфер использования карачаево-балкарского языка создать рабочую группу из ведущих ученых для разработки Программы, направленной на его сохранение и дальнейшее развитие, подготовки рекомендаций органам государственной власти и органам местного самоуправления с целью фронтального сбора и фиксации топонимов, в том числе названий населенных пунктов, местностей, рек, озер и т.д., а также для приведения правовой базы государственных языков Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик (абазинский, балкарский, кабардинский, карачаевский, ногайский, русский и черкесский) в соответствие с Конституцией и другими законодательными актами Российской Федерации;

• обратиться в органы государственной власти, научно-исследовательские учреждения и образовательные организации Российской Федерации, в том числе и Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик с рекомендацией применять в своих официальных документах такие понятия, как «карачаево-балкарский язык», «карачаево-балкарский фольклор», «карачаево-балкарская литература», «карачаево-балкарские традиции» и т.д.

В области антропологии и геногеографии популяций:

• в результате антропологических исследований установлено единство карачаевцев и балкарцев. По данным одонтологии они выделяются на общекавказском фоне благодаря максимальной выраженности «аланского» комплекса признаков, по признакам дерматоглифики и соматологически карачаевцы и балкарцы относятся к кавкасионскому антропологическому типу европеоидной расы с ослабленной, как и у всех народов Северного Кавказа, южноевропеоидной основой;

• согласно последним результатам исследования генетиков по трем генетическим системам маркеров (митохондриальная ДНК, Y-хромосомы и аутосомные локусы) основу генофонда карачаевцев и балкарцев составляет автохтонный субстрат с последующим наслаиванием генетических компонентов различного происхождения (в основном восточноевропейского и западноазиатского), что практически не отличает их в этом отношении от остальных популяций Северного Кавказа;

• для более точного определения антропологического типа карачаевцев и балкарцев, их геногеографических характеристик Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) рекомендуется оказать содействие антропологическим исследованиям и изучению геногеографии популяций Карачая и Балкарии.

Геногеографическими исследованиями действительно показано преобладание автохтонного (кавказского) субстрата у всех народов Северного Кавказа независимо от их лингвистической принадлежности. Однако этот кавказский субстрат является частью переднеазиатского (в терминологии резолюции «западноазиатского»), поэтому их противопоставление неправомерно. Что касается восточноевропейских (степных) «наслоений», то в докладах подчеркивалось, что они минорны и скорее связаны с приходом на Кавказ из степей ираноязычных скифов, сарматов и алан задолго до появления там предков карачаевцев и балкарцев.
В области политико-правовой культуры и социальных отношений:

• признать, что до присоединения Карачая и Балкарии к Российской империи в карачаево-балкарских обществах сложились феодальные отношения со сложной социальной структурой, которая была закреплена и регулировалась нормами обычного права. В то же время, поскольку в различных письменных источниках упоминается наличие как обычного, так и формального (писаного) права в Карачае и Балкарии при Карачаево-Балкарском научном центре гуманитарных исследований (г. Москва) рекомендуется создать проблемную группу по выявлению и публикации соответствующих документов;

• рекомендовать научным учреждениям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик рассмотреть вопрос о составлении этнополитической карты карачаево-балкарского народа в эпоху Средневековья;

• организационному комитету Конференции внести в органы государственной власти Российской Федерации вопрос об издании научного ежегодника «Кавказ и Крым. История, язык и культура».

В области источниковедения и выявления источников: рекомендовать Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) совместно с другими научными учреждениями и группами:

• провести источниковедческую работу в архивах Российской Федерации (Российском государственном архиве древних актов, Архиве внешней политики Российской империи, Архиве Санкт-Петербургского института истории РАН и др.), а также архивах и иных учреждениях других государств;

• составить реестр опубликованных источников на иностранных языках, в которых затрагиваются вопросы карачаево-балкарской истории и культуры;

• подготовить и издать ко второму Форуму «Историко-культурное наследие народов Евразии» сборник документов и материалов о карачаевцах и балкарцах периода до 1917 г.

В области фольклора и традиционного искусства:

• органам государственной власти Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик в своей политике в области культуры обратить особое внимание на сохранение и изучение народной словесности, на ее популяризацию среди населения;

• оказать содействие по сбору фольклорно-этнографического материала с приданием государственного статуса фольклорно-этнографическим фондам, находящимся не только в государственных, но и в автономных некоммерческих научно-исследовательских учреждениях и частных архивах, поскольку подобного рода материалы имеют важное историко-культурное значение и содержат информацию о культурных ценностях народа, нравственных и эстетических идеалах, нормах поведения, диалектах и говорах, обычаях и обрядах, традициях народной художественной культуры в ее аутентичных формах;

• научно-исследовательским учреждениям и образовательным организациям Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик обратить внимание на подготовку фольклористов-музыковедов, фольклористов-текстологов и переводчиков фольклорных текстов.

Сохранения и изучения требует не только народная словесность, но и памятники археологии, многие из которых или недавно уничтожены, или находятся в плачевном состоянии. О тревожной ситуации с археологическими памятниками Карачая см. Рысин М.Б., Субботин А.В., Красниенко С.В. О разграблении памятников археологии в Карачаево-Черкесии // Российская археология, №3, 2003; Рысин М.Б. Мониторинг памятников на территории Карачаево-Черкесской Республики в 2003—2009 гг. // Археологические памятники России: охрана и мониторинг. Группа археологического мониторинга ИИМК РАН (2001—2010). СПб., 2012. Увы, схожая картина наблюдается и в сегодняшней Кабардино-Балкарии.
В области карачаево-балкарской литературы:

• органам государственной власти Карачаево-Черкесской Республики учредить периодический литературно-художественный журнал на карачаево-балкарском языке;

• Карачаево-Балкарскому научному центру гуманитарных исследований (г. Москва) организовать проблемную группу с целью издания арабографических памятников Карачая и Балкарии, созданных до 1930-х годов ХХ в.

В области изучения диаспоры и демографии:

• Предложить Институту этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук и Институту географии Российской академии наук оказывать содействие работе Карачаево-Балкарского научного центра гуманитарных исследований (г. Москва) как постоянно действующему научному учреждению по изучению истории, этнографии, культуры и языка, обрядово-культовой жизни, демографии карачаево-балкарского народа, в том числе его диаспоры, составлению топонимической карты Центрального Кавказа;

• научно-исследовательским учреждениям и образовательным организациям Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республик актуализировать историко-демографическую проблематику карачаевцев и балкарцев, особенно в таких ее аспектах, как динамика их численности в исторической ретроспективе и на современном этапе, проблема рождаемости и смертности, средней продолжительности жизни, урбанизация и другие демографические процессы.

В области общей тюркологии:

• предложить органам государственной власти Российской Федерации, Российской академии наук и Федеральному агентству научных организаций рассмотреть вопрос о создании на основе Российского комитета тюркологов при Отделении историко-филологических наук Российской академии наук и тюркологических центров Российской Федерации Российского научного центра тюркологических исследований как государственного бюджетного учреждения, организация которого позволит возродить роль России как одного из мировых центров тюркологии и будет способствовать еще большей интеграции тюркских государств с Российской Федерацией на Евразийском пространстве; поддержать издание в г. Москве уже существующего журнала «Российская тюркология» (Институт языкознания Российской академии наук) как аналога журнала «Советская тюркология», широко известного в советское время.

В вопросах организации деятельности Форума «Историко-культурное наследие народов Евразии»:

• поручить Организационному комитету подготовить материалы Конференции к изданию;

• начать работу по подготовке и проведению II Форума «Историко-культурное наследие народов Евразии».

Следует обратить внимание на то, что поименный состав оргкомитета Конференции так и не был официально обнародован (по крайней мере, нам обнаружить надежную информацию по списочному составу оргкомитета не удалось). Мы с сожалением констатируем, что этот факт в свете всего вышесказанного может внушать некоторые опасения относительно научного качества анонсируемого тома.

 

Теперь есть смысл оценить, чего же добивались всеми этими махинациями некоторые из устроителей конференции. Почему им так необходимо непременно установить официально происхождение своего народа от аланов, чем им так не угодили «обычные» тюркоязычные предки — кыпчаки (половцы) и др.? И почему столичные ученые не хотят потакать этим амбициям? Быть может, аланы вошли на Кавказе в моду в связи с тем, что были успешными завоевателями? Но ведь тюрки по части завоеваний далеко превзошли алан, один Тюркский каганат чего стоит, а можно еще вспомнить и Османскую империю, и собственно Турцию (бывшую Византию)!

Но слово аланы происходит от праиранского *aryana- ‘иранский’, ‘арийский’. Аланы — разновидность ариев, настоящих ариев — по научной классификации, то есть индоиранцев. А в массовом сознании некоторых слоев на них пал отсвет других ариев — мифических, ариев-арийцев, высшей расы, расы господ. «Нордическая расовая теория», которая обеспечивала это понятие объяснением и утверждением, потерпела разгром с падением германского нацизма, а романтические идеи, перекочевавшие к разным народам, оказались очень живучи. Они всё еще питают помыслы отдельных норвежцев, голландцев, русских, узбеков и других.

Ну что им сдалась эта преемственность от аланов? Дает ли она им больше уважения, самоуважения, прав? Не дает, как не дает и тем, кто в самом деле может претендовать на идею считаться их потомками, — осетинам. Арии — не раса. Арии — язык, речь. Из близко знакомых нам народностей ею охвачены таджики, осетины и цыгане. Почему-то идеологи нордических арийцев стремились настоящих ариев — цыган — уничтожить. Да, аланы — арии, ну и что? Да, балкарцы и карачаевцы — не аланы, а тюрки, ну и что? Может, отказаться от дележа «завидных» предков и жить так, чтобы поводов для гордости хватало в настоящем?

Нельзя не упомянуть об еще одном побочном эффекте этого активного интереса к национальной истории, проснувшегося в 1990-е годы на постсоветском пространстве, — появляются или обретают вторую жизнь разнообразные фальсификации, назначение которых всё то же — удревнить и снабдить ореолом великих предков различные народы. Общеизвестна русская подделка «Влесова книга». Но, например, в Карачае обнаружилась рукописная «Летопись Карчи» (которая прямыми предками карачаевцев называет хазар), а балкарцы вспомнили о «Хуламской плитке» (обосновывающей их территориальные притязания). В. А. Шнирельман считает упомянутые фальшивки «инструментом политической мобилизации», так как они, во-первых, создают «научную» базу для тех или иных требований (территория, автономный культурный статус, воссоединение народа, политический суверенитет), во-вторых, предлагают на выбор привлекательные символы национального сплочения, в-третьих, помогают, опираясь на эти символы, формировать идеологию социальной мобилизации путем апелляции к славе далеких предков (Шнирельман В.А. Подделки и альтернативная история // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. М., 2011).

Идет активное построение новых мифов и изобретение героического прошлого, реальные же памятники истории уничтожаются. По свидетельству М. Б. Рысина, в Карачаево-Черкесии на 2004 год «курганы подвергаются тотальному разграблению, в том числе с применением экскаваторов и бульдозеров». Проведенный спустя шесть лет мониторинг показал, что доля ограбленных курганов выросла с 9% до 50% (Рысин М.Б. Мониторинг памятников на территории Карачаево-Черкесской Республики в 2003—2009 гг. // Археологические памятники России: охрана и мониторинг. Группа археологического мониторинга ИИМК РАН (2001—2010). СПб., 2012). Еще три четверти века назад археологи Л. А. Сердобольская и К. М. Петрелевич в отчете «О работе историко-археологической экспедиции в Карачаево-Черкесской области в 1940 г.» сообщали: «Все городища и захоронения являются предметом систематических хищнических грабительских раскопочных работ. В каждом ауле можно найти семью-другую, для которой хищнические раскопки являются занятием на века».

В заключение мы выражаем надежду, что на II Форуме «Историко-культурное наследие народов Евразии», предварительно запланированном на 2015 или 2016 год в Астане, нам не придется увидеть, как нарушаются этические стандарты международной науки.

Елена Балановская (генетик, докт. биол. наук, проф., Медико-генетический научный центр),

Ольга Брилева (археолог, канд. ист. наук, Государственный музей искусства народов Востока),

Маргарита Герасимова (антрополог, канд. ист. наук, Институт этнологии и антропологии РАН),

Анна Дыбо (лингвист, докт. филол. наук, член-корр. РАН, Институт языкознания РАН),

Алексей Касьян (лингвист, канд. филол. наук, Институт языкознания РАН),

Лев Клейн (археолог, докт. ист. наук, проф., Санкт-Петербургский государственный университет),

Сергей Кулланда (историк, канд. ист. наук, Институт востоковедения РАН).


Мнения экспертов

2015-04-03 12:26:13

Ответ член-корр. РАН А. В. Дыбо на открытое письмо Х. М. Акбаева

Уважаемые коллеги! 

Я ПОЛУЧИЛА ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО СЛЕДУЮЩЕГО СОДЕРЖАНИЯ:


2 апреля 2015.

Уважаемые коллеги!

Получая по рассылке ваши посты, не могу не включиться в полемику по Итоговой резолюции.

Первое, что хотел бы сказать, коллеги, не стоит огульно обвинять Мурата Джатдаевича в единоличном авторстве или узурпации составления текста резолюции: для тех, кто не в курсе – в его составлении участвовали как участники конференции (на секциях), так и модераторы всех секций. Работа велась и перед итоговым заседанием (в ту ночь все модераторы работали до утра), и после самой конференции. Мы все в течение 3 месяцев участвовали в редактировании текста (это легко проследить по почтовым рассылкам).

Что касается недоумения А.В. Дыбо по поводу тезиза о «сомнительности алтайского родства», то она права в одном – мы на том заседании секции данный тезис не включали в резолюцию. Но, уважаемая Анна Владимировна, об этом писалось не только в докладе В.И. Рассадина, об этом говорили и некоторые другие участники конференции, в том числе и уважаемый Гарун-Рашид Абдул-Кадырович Гусейнов, и ваш покорный слуга (доклад на пленарном заседании). Тем не менее, при составлении резолюции модераторы сошлись на мнении, что вопросам глоттогенеза и глоттохронологии следует посвятить отдельную конференцию, что это проблема не только тюркологии… Но, как я понял, в последней редакции этот тезис все же появился и, видимо, с подачи некоторых модераторов, участвовавших в редактировании резолюции после конференции. И тем не менее, считаю нужным заметить, что текст резолюции нисколько не противоречит той рабочей версии, которая была озвучена на итоговом заседании конференции, текст не претерпел значительных или принципиальных изменений по сути.

Теперь о статье «Битва за аланство». Скажу честно, не хочется комментировать вступительную часть, где авторы статьи переходят на личности (явно попахивает околонаучными склоками)… Но выскажу мнение по поводу комментариев к резолюции, в частности, в области языка.

1. О полиэтничности и полилингвальности алан сказано давно (Хосе-Мануэль Гомес-Табанера, Е.П. Алексеева, У. Х. Алиев, Х.Х. Биджиев, М.А. Хабичев, В. А. Кузнецов). О значительном участии алан в сложении карачаево-балкарцев пишут и сами осетинские ученые (Г. Кокиев и В.И. Абаев, на которого ссылаются авторы комментариев). Хотеть можно что угодно и сколько угодно, но, коллеги, без новых существенных доказательств в пользу моноэтничности (или ираноязычности) алан, вряд ли возможна ревизия по данному вопросу.

2. По поводу «универсальности глоттохронологических техник и их применимости к любому языковому ареалу»: утверждая это, видимо, авторам комментариев следует признать как минимум а) необходимость их дальнейшей доработки, что косвенно подтверждается наличием в науке множества разных классификаций по тюркским языкам (В.В. Радлов, Ф.Е. Корш, А.Н. Самойлович, И. Бенцинг и К.Г. Менгес, Н.А. Баскаков и др.), б) необходимость выработки специальных методик для учета типологических особенностей языков. Так же, видимо, следует учесть недостаточность научного инструментария для филогенических выводов на современном этапе в связи со слабой изученностью тюркских языков.

3. Что касается утверждения, что «северокавказская руника пока не прочитана» и, что «ее языковая принадлежность не ясна», то оно нам представляется научно не корректным и ангажированным. Иначе как можно игнорировать многочисленные труды ученых, дешифровавших огромный корпус древнетюркских рунических памятников Восточной Европы, в том числе и «кубанского варианта» данной письменности (Артамонов М.И. Надписи на баклажках Новочеркасского музея и на камнях Маяцкого городища // СА. 1954, №19, с. 263-268; Байчоров С.Я, Древнетюркские рунические памятники Европы: Отношение северокавказского ареала древнетюркской рунической письменности к волго-донскому и дунайскому ареалам.-Ставрополь: Кн. изд-во, 1989; Кляшторный С.Г. Хазарская надпись на амфоре с городища Маяки // СА, 1979, №1; Хабичев М.Я. О древнетюркских рунических надписях в аланских катакомбах //СТ. 1970. №2; Щербак A.M. О рунической письменности в Юго-Восточной Европе // СТ, 1971, № 4).

Не понятно так же, почему авторы комментариев своим ни чем не аргументированным суждением типа «где именно карачаево-балкарский язык получил свои булгаризмы — на Кавказе или в Предкавказье, или еще где-то — неясно» пытаются поставить под сомнение тезис «об архаичности древнего западнотюркского субстрата в формировании тюркского ядра карачаево-балкарского языка». А разве на этих же территориях не жили булгары? В этой связи, хочется напомнить, что карачаево-балкарцы по антропологии являются автохтонами, вследствие чего их язык не мог бы «получить свои булгаризмы <…> или еще где-то».

4. Утверждение, что «булгаризмы в карачаево-балкарском языке немногочисленны и однозначно опознаются как заимствования; структурного влияния булгарский язык на карачаево-балкарский не оказал» более чем сомнительно. Напротив, материалы карачаево-балкарского языка показывают обратное: а) булгаризмы (на фонетическом, морфологическом и на лексическом уровнях) относятся к наиболее архаичному пласту карачаево-балкарского языка; б) в количественном отношении выявленный в карачаево-балкарском языке булгарский материал, во-первых, превосходит подобные материалы других языков и, во-вторых, они проявляются на более глубоком уровне, нежели в других языках (по крайней мере, по состоянию к их современной изученности), что говорит об их субстратном характере. В этой связи, как раз таки небесспорно то, что современной наукой карачаево-балкарский язык генетически отнесет к кыпчакской подгруппе (к западно-кыпчакской ее ветви). При генеалогической классификации более корректным было бы начинать стратификацию от субстратного к адстратному, т.е. от булгарского к более поздним кумано-кыпчакско-огузским пластам.

Теперь об утверждении будь-то булгаризмы в карачаево-балкарском языке «однозначно опознаются как заимствования». Интересно, это кем так опознается: носителями языка? или наукой? Так вот, булгаризмы носителями воспринимаются как исконное, архаичное, истинно карачаево-балкарское. А в науке, кажется, еще не было сколь-нибудь теоретически обоснованного высказывания по этому поводу. Так откуда родилось это научно неподтвержденное утверждение и для чего авторы комментариев использовали столь неприглядный прием в своей полемике?

5. И еще, извините за любопытство, не могу не спросить вот о чем – среди авторов комментариев есть ли специалист, владеющий если не карачаево-балкарским, то хотя бы каким либо другим тюркским языком? Ибо это нонсенс, судить о языке (о его фонетике, фонологии, морфологии или лексике) не зная самого языка.

Завершая свой пост, если позволите, хотел бы сказать и об эмоциональной стороне, об ощущениях, о впечатлении от статьи «Битва за аланство». Пока читал, меня, от первой до последней буквы, не покидала мысль, что идеологом и автором статьи является тюркофоб а-ля 30-50 годов прошлого века, у которого забрали столь привычный Чупа-чупс. Но сами комментарии к резолюции все же убедили меня в том, что это, возможно, одна из форм научной полемики, что авторы высказывают свою позицию, пусть даже иногда с налетом менторства, не допускающая вариантов. И все же хочется, что бы полемика была корректной (в рамках этических стандартов международной науки), научно аргументированной, чтобы мы слышали друг друга.

С уважением, Харун Акбаев.


ВОТ МОЙ ОТВЕТ УВАЖАЕМОМУ ХАРУНУ МУДАЛИФОВИЧУ АКБАЕВУ.

Ситуация действительно проясняется, если учитывать, что модераторы работали над текстом резолюции после окончания конференции. Отмечу по этому вопросу, однако, что куски текста, вставленные после окончания конференции, тем самым не были проголосованы на заключительном заседании.

Затем, я прекрасно помню, что на конференции были выступления против алтайской гипотезы, и это, конечно, совершенно нормально, но я, так же, как и модераторы, принимавшие решения, полагаю, что это вопрос , который должен решаться не на конференции по этногенезу карачаево-балкарцев. К тому же замечу, что по сравнительно-исторической процедуре доказать, что тюркские языки не родственны монгольским и тунгусо-маньчжурским, можно только, если получить доказательство того, что тюркские языки входят в индоевропейскую, австронезийскую или еще какую-нибудь доказанную семью. Для этого следует представить корпус тюркско-австронезийских лексических соответствий с предъявлением регулярных фонетических правил вывода, связывающих их. Увы, никакого другого представления о языковом родстве, кроме как о регулярной выводимости форм языков-потомков из праязыка, в лингвистике не существует. На типологических характеристиках генеалогическая классификация языков, кстати, не делается — это ошибка, к сожалению, совершаемая время от времени лингвистами-типологами. См. по этому поводу мою недавнюю статью в «Трудах ОИФН» (Дыбо А.В. Современные данные о родственных связях языков Евразии // Труды Отделения историко-филологических наук — 2014. М.: Наука, 2015, с. 334-373).

Теперь по пунктам комментария к статье «Битва за аланство».

1. Участие аланов в этногенезе карачаево-балкарцев, по-моему, вполне может быть реальным, но это ничего не говорит о полилингвальности аланов. Так же, как участие финно-угров или татар в этногенезе русских ничего не говорит о полилингвальности финно-угров или татар. Наличие же засвидетельствованных аланских слов, легко опознаваемых как восточно-иранские, говорит об их ираноязычности; а аланских слов другого происхождения надежно не засвидетельствовано.

2. Глоттохронологические техники, безусловно, нуждаются в доработке, но текст резолюции демонстрирует поверхностное знакомство авторов с тем, что такое глоттохронология. В частности, ни особенности пратюркской фонетической реконструкции, ни упомянутые классификации тюркских языков не имеют к глоттохронологии никакого отношения. Эти классификации построены на классическом методе «общих инноваций»; как мы видим, этот классический метод может давать несколько различные результаты у разных исследователей, но в общих чертах эти результаты вполне изоморфны; в частности, все они отделяют чувашский от других языков; все они выделяют кыпчакские и огузские языки и демонстрируют некоторую удаленность тюркских языков Сибири. Надо сказать, что применение глоттохронологического подсчета дает также древо, характеризующееся этими чертами, особенно, если пользоваться не данными тюркских литературных языков, а данными диалектов (см., например, дерево в томе ЭСТЯ, посвященном реконструкции пратюркского «Сводешевского списка»: А.В.Дыбо. Этимологический словарь тюркских языков. Том 9 (дополнительный): Этимологический словарь базисной лексики тюркских языков. Астана, 2013, с. 15). Вообще же глоттохронология помогает нам получить абсолютные датировки разделения ветвей, которые иначе могут быть построены только на косвенных данных.

3. Что касается прочитанности рунических памятников Восточной Европы, то могу заметить вот что. Ни в упомянутой статье М.И. Артамонова, ни в статье С.Г. Кляшторного , ни в статье М.А. Хабичева не дается прочтений «огромного корпуса» восточноевропейских рунических надписей; в статье Артамонова говорится только, что опыт чтения надписей на камнях Маяцкого городища и на баклажках Новочеркасского музея А.М. Щербаком как тюркоязычных заслуживает серьезного внимания; С.Г. Кляшторный прочитывает приблизительным образом 16 знаков на амфоре; статья М.А. Хабичева в СТ содержит, опять же , предположительное чтение нескольких очень коротких надписей и сопровождается осторожным примечанием от редакции: «Публикуя данную статью, редакция считает необходимым подчеркнуть, что древнетюркские рунические надписи, обнаруженные в Аланских катакомбах, даны в авторском чтении. Редакция надеется, что по статье М.А. Хабичева выскажутся и другие специалисты».

Статья А.М. Щербака приводит, в частности, несколько очень разных вариантов прочтения одних и тех же надписей разными учеными и комментирует: «Вероятнее всего, ни один из приведенных вариантов чтения не является окончательным, и все они представляют собой лишь опыты дешифровки, проверка которых будет производиться по мере выявления новых материалов. Напомним в связи с этим, что именно так рассматривал свою попытку чтения надписей на баклажках Новочеркасского музея и камнях Маяцкого городища почти двадцать лет тому назад автор настоящей статьи: «Во всяком случае вопрос о языке, месте и времени составления надписей пока не ясен… Не исключена возможность, что со временем появится более совершенная попытка истолковать найденные руны».

Основной источник, «читающий» эти надписи и содержащий действительно большой корпус — книга С.Я. Байчорова. Она, действительно, в свое время произвела впечатление разорвавшейся бомбы, однако вскоре на нее появились несколько очень жестких отзывов (см., в частности, E. Tryjarski. Has a key been found to decifer the Eurasian scripts of the Runic type? // Laut- und Wortgeschichte der Türksprachen: Beiträge des Internationalen Symposiums Berlin, 7. Bis 10. Juli 1992. Wiesbaden, 1995), в которых доказывалось, что автор крайне неточно работал с памятниками; и в настоящее время в мировом тюркологическом сообществе не принято относиться к этой дешифровке серьезно. Поэтому, например, на международном симпозиуме «Marginale Formen des alttürkischen Schrifttums: Nicht-klassische alttürkische Runeninschriften im Zentrum Eurasiens und ihre Entzifferung» («Маргинальные формы древнетюркского письма: Не-классические древнетюркские рунические надписи в центре Евразии и их дешифровка». Берлин, 22-26 ноября 2012 г.), проводившемся под руководством крупных тюркологов М. Эрдала и К. Шонига, при участии И.В. Кормушина, Д.М. Насилова и О. Серткая — все известнейшие рунологи — было вполне официально решено, что пока особого оптимизма в отношении дешифровки этих «руноподобных» памятников испытывать не приходится. Лично я, вслед за А.М. Щербаком, полагаю, что считать эти тексты тюркскими наиболее естественно, но тем не менее, пока большой объем их не получил единственно убедительного прочтения, опираться на них как на аргумент в доказательстве чего бы то ни было методически неверно.

4. Что касается моей фразы «Где именно карачаево-балкарский язык получил свои булгаризмы — на Кавказе или в Предкавказье, или еще где-то — неясно», то хочу напомнить, что место венгеро-булгаро-аланских контактов сейчас различными исследователями локализуется по-разному – одними в Волго-Уральском, другими в Доно-Кубанском регионе (см., напр., А. Róna-Tas. Néhány megjegyzés faneveinkről (Bükk, dió, gyertyán, gyümölcsény, gyürüfa, éger, kőris, mogyoró, tölgy) // Magyar Nyelv. 2005: 419-438. Búdapest; Idem. Turkic-Alanian-Hungarian Contacts // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 2005, 58: 205-213). Место (места) булгаро-кыпчакских контактов также могут в принципе располагаться на протяжении всей этой территории. То, что карачаево-балкарцы по антропологии являются автохтонами, опять же, ровно ничего не говорит об их языке.

То, что «булгаризмы носителями воспринимаются как исконное, архаичное, истинно карачаево-балкарское» – конечно, ничего не говорит об их этимологическом статусе. В молодости я очень любила шокировать дилетантов, обращавшихся ко мне за советом как к этимологу, сообщая им, что слова армяк, утюг и творог — тюркского происхождения, им трудно было представить себе что-нибудь более «истинно русское». Еще раз повторю, что структурно булгарский язык не оказал существенного влияния на карачаево-балкарский; кто в этом сомневается, может попробовать поговорить с чувашом по-карачаево-балкарски, уверяю, что степень взаимопонимания будет существенно ниже, чем с казахом или с турком.

5. Что касается владения тюркскими языками, то, конечно, уважаемый Харун Мудалифович прав, я не являюсь носителем ни одного тюркского языка (разумеется, наличия одной из прабабушек – мишарской татарки тут недостаточно, в семье не говорили на татарском). Все же я могу объясниться на турецком, татарском и хакасском языках, читаю на древнеуйгурском, чагатайском, староосманском, турецком, азербайджанском, кумыкском, татарском, башкирском, казахском, алтайском, хакасском, тувинском, якутском и чувашском языках (из других алтайских – на письменно-монгольском, монгольском, маньчжурском, корейском и средне-корейском, значительно хуже – на японском; из уральских – на венгерском и финском). Специально фонетикой, в том числе инструментальными методами, занималась на тувинском, хакасском, алтайском, азербайджанском, башкирском и чувашском материале (а кроме того, на лакском, бежтинском и будухском языках дагестанской группы).

Обвинение же в «тюркофобии», мне кажется, значительно более приложимо к случаю, когда человека чем-то уязвляет его принадлежность к тюркскому этносу, не удовлетворяет наследие великой тюркской культуры и языка, и он начинает искать великих предков «на стороне», не слишком утруждая себя доказательствами.

С уважением,

член-корр. РАН А.В. Дыбо.

2015-04-25 20:44:57

О голосовании за резолюцию: присутствовало не более 150, «за» - не более трети

В ходе бурных обсуждений резолюции конференции нам пишут, что опубликованная нами информация о 100 участниках заседания, присутствующих в зале во время принятия резолюции, и 45 голосовавших «за», не соответствует действительности. Называют другие цифры — 300 присутствующих и 300 голосовавших «за».

Например, Zalina Mansurova пишет: «…И против нее(Балановской Е.В. и ко) стоят как ведущие генетики мира, так и 300 ученых всех отраслей науки. Подобная проверка нужна только тщеславному провокатору вроде нее и тем, кто пытается прикрыться ею, вроде Касьяна. Все единогласно проголосовали, основы были озвучены и поддержаны всеми ученым единогласно. В зале стояло 200 стульев, все были заняты, более того почти 100 человек даже стояло, так как не было варианта сесть. Все отчетливо видно на видео, что за чушь про 50 проголосовавших? Глупость рассчитанная на тех, кто не участвовал в работе конференции и им тупо лень посмотреть видео с чтения резолюции.».

Такая потрясающая убежденность заставила нас вернуться к общедоступному видео заключительного заседания, опубликованному фондом «Эльбрусоид» (о чем свидетельствует эмблема фонда в правом верхнем углу видео) и тщательно перепроверить все подсчеты (поскольку их делали молодые сотрудники).

Итог проверки оказался впечатляющим: оказывается, «за» резолюцию проголосовала даже не половина, а лишь треть присутствующих в зале.

Ниже мы приводим результаты проверки, так что теперь каждый может убедиться в справедливости наших оценок: на семи кадрах из видео отмечены сидящие в зале (желтые точки) и голосовавшие за (зеленые точки).

Итак, на кадрах №1-4 представлен подсчет присутствовавших в зале по вышеуказанному видео в диапазоне 1:02:54 — 1:03:23 от начала данной видеозаписи. При этом название видео отображено вверху рисунка, а время фиксации кадра — в нижнем углу слева.

На кадре №1 (1:02:54 от начала видеозаписи) представлено 68 человек, присутствовавших в зале. Для подсчета рядом с каждым человеком поставлена желтая точка, на следующих кадрах данные участники не учтены.

Кадр №1.

 

 

На кадре №2 (1:03:21 от начала видеозаписи) представлено 42 человека, присутствовавших в зале. Для подсчета рядом с каждым человеком поставлена желтая точка, на других кадрах данные участники не учтены.

Кадр №2.

 

На кадре №3 (1:03:23 от начала видеозаписи) представлено 25 человек, присутствовавших в зале. Для подсчета рядом с каждым человеком поставлена желтая точка, на других кадрах данные участники не учтены.

Кадр №3.

 

На кадре №4 (1:03:23 от начала видеозаписи) представлено 6 человек, присутствовавших в зале. Для подсчета рядом с каждым человеком поставлена желтая точка, на других кадрах данные участники не учтены.

Кадр №4.

 

 

Итого на кадрах №1-4 (интервал просмотра: 1:02:54 — 1:03:23 от начала видеозаписи) учтен 141 присутствующий в зале. С учетом допустимой погрешности из-за ограниченности обзора видеосъемки эта цифра может достигнуть 150 человек.

 

На кадрах №5-9 представлен подсчет голосовавших за принятие озвученной резолюции.

На кадре №5 (1:20:39 от начала видеозаписи) показан первый голос «за» принятие озвученной резолюции конференции, представленный на видеозаписи.

Кадр №5.

 

На кадре №6 (1:20:40 от начала видеозаписи) показаны 42 голоса «за» принятие озвученной резолюции конференции, рядом с каждой поднятой рукой – зелёная точка, голоса других участников учтены на следующем кадре.

Кадр №6.

 

На кадре №7 (1:20:41 от начала видеозаписи) показаны 3 голоса «за» принятие озвученной резолюции конференции тех участников, которые не видны на кадре №6, рядом с каждой поднятой рукой – зелёная точка.

Кадр №7.

 

На кадрах №8-9 (интервал 1:20:42-1:20:43 от начала видеозаписи) не представлено голосов, неучтенных в кадрах №6-7. 

Кадр №8.

Кадр №9.

Итого проголосовало «за» 45 человек из зала (что отражено на кадрах №5-9 в интервале просмотра 1:20:39-1:20:43 от начала вышеуказанной видеозаписи).  С учетом допустимой погрешности из-за ограниченности обзора видеосъемки эта цифра может достигнуть 50 человек.

 

 С учетом того, что на опубликованной видеозаписи представлен охват основной части конференц-зала, приведенные выше цифры наиболее близко отражают реальную численность присутствовавших и голосовавших участников. 

Таким образом, общая численность присутствовавших составляла около 150 человек (не 300 человек), а общее число проголосовавших «за» принятие озвученной тогда резолюции поднятием руки составило около 50 человек (не 300 человек).

Результаты проверки расчета внесены в основной текст данного документа.

 


Комментариев: 20 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • В дополнение к вполне исчерпывающему ответу А. В. Дыбо на письмо Х. Акбаева я бы заметил следующее. Если энтузиаст карачаево-балкарской филологии Харун Акбаев утверждает, что анонимный текст так называемой «резолюции» (внезапно появившийся на сайте ИЭА РАН, но так же быстро оттуда исчезнувший) таки согласован с представительной частью ученых, заседавших на давешней конференции, то бремя доказательства лежит на оргкомитете конференции и на Х. Акбаеве. Именно оргкомитет и Х. Акбаев должны предъявить нам таковые фамилии и подписи.

    А.С.Касьян.

  • Алексей Сергеевич, здравствуйте. Вам как человеку, который, порой, посещает научные мероприятия, должно быть известно, что резолюция — это декларируемый документ, он не подписной. И вы никогда не найдете резолюцию, принятую после конференции, которая имела бы подписи.
    Доказывать должны обвиняющие, а не обвиняемые. Это так, урок основ российского права.
    Ваше любовь к уничижительным словечкам вроде «энтузиаст», по отношению к ученому человеку, чей вклад карачаево-балкарскую филологию так значим, лишь подтверждает правдивость написанной о вас статьи.
    Уверен, что большинство подписавших под статьей выше не осознают, с кем вместе они подписались.
    Всем для ознакомления:
    http://kavpolit.com/blogs/madar/13906/#
    Не верю в академичность и адекватность суждений подобных людей. Эмоциям не место в науке.
    Надеюсь, что люди задумаются и как минимум один уважаемый ученый осознает, что зря позволил втянуть себя в эту авантюру.

  • Здравствуйте уважаемые ученые!

    Дело начинает принимать такой оборот, что участники прошедшего мероприятия могут обратить внимание на ваше усердие. И начать говорить за себя. Что, как вы сами и знаете, пойдет далеко не на пользу вашей репутации в академических кругах. Тот же уважаемый Тишков В.А. будет очень заинтересован махинациями с его именем и приписыванием ему определенных действий и мотивов. Надеюсь, что перед ним держать ответ вы готовы. Особенно любопытно будет, когда резолюция выйдет в научных изданиях. А уважаемые участники уже начали давать свои комментарии, предлагаю к ознакомлению, если еще не видели:

    http://bairamkulov.ru/archives/35

    С уважением,
    Залина Руслановна Мансурова

  • Zalina Mansurova: Алексей Сергеевич, здравствуйте. Вам как человеку, который, порой, посещает научные мероприятия, должно быть известно, что резолюция — это декларируемый документ, он не подписной. И вы никогда не найдете резолюцию, принятую после конференции, которая имела бы подписи. Доказывать должны обвиняющие, а не обвиняемые. Это так, урок основ российского права.

    На научных конференциях вообще редко принимают резолюции (наука не делается голосованием). Резолюции более характерны для общественно-политических мероприятий. Сам факт резолюции лишний раз указывается на политическую ангажированность  Тоторкулова и Каракетова.

    Второе. Резолюция голосуется и принимается (или не принимается) большинством голосов. Можно голосовать очно — поднятием руки, если есть кворум (на данной Конференции кворума не было — всего ок. 100 человек из 400 участников, причем руку «за» подняли ок. 50). Или заочно — путем сбора подписей.

    Если на первичное голосование выносится черновая версия документа («принять за основу», как было в случае нашей Конференции), то рабочая группа дорабатывает документ. После чего он повторно ставится на голосование — очное или заочное.

    Разумеется, если какой-то текст принят за основу, это не значит, что рабочая группа в процессе доработки может напихать туда какой угодно ереси, и эта ересь будет автоматически считаться принятой и проголосованной.

    Говорю это всё как человек, имеющий опыт аппаратной работы в политических структурах.

    Ваше любовь к уничижительным словечкам вроде «энтузиаст», по отношению к ученому человеку, чей вклад карачаево-балкарскую филологию так значим, лишь подтверждает правдивость написанной о вас статьи.

    Я готов вам поверить: вполне вероятно, что для карачаево-балкарской филологии  Харун Акбаев — крупная фигура. Я, к сожалению, не специалист.

    Уверен, что большинство подписавших под статьей выше не осознают, с кем вместе они подписались. Всем для ознакомления: http://kavpolit.com/blogs/madar/13906/#

    Свои общественно-политические взгляды я декларирую вполне открыто. Я член либерально-консервативной партии «Демократический выбор». С нашей программой (в частности по Северному Кавказу) вы можете ознакомиться по ссылке.

    Не думаю, что надерганные и тендециозно поданные цитаты из моего блога могут изменить отношение коллег ко мне.

  • Zalina Mansurova: А уважаемые участники уже начали давать свои комментарии, предлагаю к ознакомлению, если еще не видели: http://bairamkulov.ru/archives/35

    Молодой карачаевец по имени Байрамкулов Науруз Ильясович (1993 г.р.), который в частности работал заместителем начальника штаба Молодой Гвардии Единой России Хорошевского района г. Москвы, опубликовал интересную подборку мнений участников Конференции в форме блиц-интервью: три вопроса и ответы на них.

    Любопытна подборка следующим. Очевидно, что для этой публикации были отобраны коллеги, наиболее комплиментарно и дипломатично настроенные по отношению к организаторам Конференции. Но даже эти коллеги не смогли никоим образом поддержать и одобрить аланские «потуги» подложной «резолюции».

    Если не полениться и ознакомиться с отзывами, собранными Байрамкуловым, видно, что в основном это очень общие слова за всё хорошее против всего плохого. Обтекаемые формулировки, чтоб никого не обидеть.

    При этом второй вопрос из трех вопросов Байрамкулова должен быть аннулирован сразу, он не соответствует действительности:

    2. Как вы можете прокомментировать заявления некоторых блоггеров, гражданских активистов о том, что конференция является «позорищем», а посетили ее только ученые-фрики, псевдоученые, которые не были объективны в своих взглядах, а прибыли по предварительному сговору, для лоббирования интересов третьих лиц?

    Мне не известны чьи-либо заявления, что Конференцию якобы посетили «только ученые-фрики, псевдоученые». Байрамкулов занимается очень примитивной манипуляций интервьюируемых.

    Аналогичные проблемы и с третьим вопросом Байрамкулова:

    3. Что вы можете сказать о принятой по итогам конференции резолюции?

    Во-первых, в завершающий день была принята не резолюция, а предварительный текст — «основа». Во-вторых, проблема не в тексте-основе (который особых дикостей не содержал), а переработанном анонимном тексте, выдаваемом Каракетовым за резолюцию. Видели ли интервьюируемые этот каракетовский текст — у меня подозрения, что нет.

  • «Zalina Mansurova: Дело начинает принимать такой оборот, что участники прошедшего мероприятия могут обратить внимание на ваше усердие. … Тот же уважаемый Тишков В.А. будет очень заинтересован махинациями с его именем и приписыванием ему определенных действий и мотивов.» 

    Уважаемая Залина Руслановна,

    спасибо за участие в обсуждении.

    Уважаемый Валерий Александрович Тишков лично распорядился снять с сайта института анонимную резолюцию. Думаю, это достаточно ясно выражает его позицию.

    Обратите внимание, что сторонники анонимной резолюции не приводят научных аргументов, а говорят о политических взглядах, «махинациях» и прочих вещах, не имеющих отношения к науке (исключение — аргументы Акбаева, разобранные выше Дыбо). Не кажется ли Вам, что это означает, что у них нет весомых научных аргументов в поддержку взглядов, изложенных в анонимной резолюции?

    И самое главное. Если, по Вашему мнению, подавляющее большинство участников конференции согласны с анонимной резолюцией, почему бы организаторам не собрать подписи «за» и «против», и опубликовать результаты с именами участников и мнением каждого? У организаторов ведь есть список рассылки — что стоит послать всем участникам текст анонимной резолюции, ссылку на наш сайт с ее критикой и попросить подписаться за одно из двух мнений?

    Результаты могут быть весьма интересными — например, не исключено, что география места работы участника будет жестко коррелировать с его позицией. Это будет ни хорошо, и ни плохо. Но это еще больше прояснит картину. 

    А то пока из 400 участников конференции свою позицию, насколько мне известно, однозначно высказали только четверо (один процент): Балановская, Дыбо, Каракетов, Касьян. Из них 75% — видят в значительной части анонимной резолюции существенные искажения научных данных.

  • Здравствуйте!

     

    После того как сняли резолюцию с сайта ИЭА РАН, некоторые не понимая, что происходит, очень захотели поверить, что все это была какая-то ошибка, и РАН «передумала». Конечно нет. Резолюция обязательно выйдет, ибо она не может не выходить по итогам конференций. Но тем временем, есть вещи куда более важные, чем резолюции. Например РАН издали книгу «Карачаевцы. Балкарцы», где все открытия последних десятков лет раскрыты конечно же куда более развернуто (815 страниц). Это последняя книга изданная РАН из этой серии:

    http://iea-ras.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=178

     

    Ответственный редактор данной серии — В.А. Тишков (ведущий российский этнолог, историк, социальный антрополог. Доктор исторических наук (1979), профессор. С 1989 — директор Института этнологии и антропологии РАН им. Н. Н. Миклухо-Маклая и Центра социальной антропологии РГГУ (с 2000). Действительный член (академик) РАН (2008). Вице-президент Международного союза антропологических и этнологических наук. Министр по делам национальностей Российской Федерации (1992). Академик-секретарь Отделения историко-филологических наук, член Президиума РАН, 2013).

     

    Рецензенты: доктор исторических наук Т.Ю. Красовицкая, доктор исторических наук Г.В. Цулая, член-корреспондент РАН С.А. Арутюнов, член-корреспондент РАН А.И. Османов. Редакторы: доктор исторических наук М.Д. Каракетов, доктор исторических наук Х.А. Сабанчиев. Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН.Читаем отрывки:

    Глава 2, стр. 35

    Следует также отметить, что в период Аланского царства в его западных пределах доминировал тюркский этноязыковый компонент, связанный не только с хазаро-булгарским, гунно-савирским и печенежским, а с конца 10 или начала 11 в. куманскими этническими группами или народами, но и говорившими в это время на печенежском или тюркском языке аланами и асами. Еще в период господства Хазарского каганата на территории Алании распространяется древнетюркская руническая письменность, приписываемая булгарам или родственным им хазарам и появившимся на Северном Кавказе в конце 9 в. печенегам и судя по месту их обнаружения ТЮРКОЯЗЫЧНЫМ АЛАНАМ. Наличие на территории Алании «кубанского варианата» древнетюркской рунической письменности (72 надписи), распространившейся не только здесь, но и на Дону и Волге, позволило изменить взгляды на раннесредневековую этническую историю верховий Кубани и Терека. Значение данного открытия решает и другие вопросы о наличии среди населения письменной традиции. В указанный период в западной Алании начинает распространяться ислам, о чем свидетельствует относящаяся к 1044 г. плита из Нижне-Архызского городища с текстом, выполненным куфической разновидностью арабского письма.

    Глава 2, стр. 33

    Во второй половине 10 в., в следствии упадка Хазарского каганата, народы Алании обретают независимость, создав государственное образование – Аланское царство. Его столица располагалась на территории нынешнего Карачая (Нижне-Архызское городище). К тому времени среди полиэтнического населения Центрального Кавказа (кубано-Терского междуречья) доминировали алано-асские, булгаро-хазарские, гунно-савирские, а в части предгорной и даже горной зоны рассеялись печенежские племена, составившие основу раннефеодального государства Алания. При этом старой традиции эти земли, Кубано-Терское междуречье вслед за прокпием Кесарийским древнегрузинские летописцы именуют «земли гуннов»

    Глава 2, стр. 35

    Особое место в изучении этнической истории, этнографического и политико-правового облика тюркского населения западной части Алании занимают восточные источники. В трудах авторов 12-14 вв. ал-Идриси (1099/1100-1165), Ибн-Саида ал-Магриби (1214-1274/1286) и Абу-л-Фиды (1273-1331) упоминаются названия поселений, которые сохранятся в карачаево-балкарской топонимии и поныне. При этом многие приведенные ими данные о ТЮРКАХ-АЛАНАХ и ТЮРКАХ-АСАХ скорее всего были взяты из трудов более ранних арабских авторов знавших работы и сведения Менандра Визатийского (6 в.). Константина Багрянородного «Об управлении империей» (10 в.), ал-Бируни (10-11 вв.), хазарского царя (10 в.) и др.

    Глава 2, стр. 25

    Проблема этногенеза карачаево-балкарского народа в основном решается на основе археологических, антропологических и этнографических материалов, исторических источников, которые позволяют утверждать об автохтонных истоках карачаево-балкарской этнической общности, уходящими своими корнями в древнекавказскую историю.

    Глава 2, стр. 36 (Об Архызе)

    То же самое отражено в труде Н. Иваненкова (1912 г.), отмечавшего, что «карачаевцы… указывают там [В Архызе] даже место своего поселения, называя его «Старым жилищем» или Эски-Джурт, букв. «Старая родина».Согласно одной из версий преданий о богатыре и хане Бёкюрлю Карачай говорится, что он родился 971 год назад в Эски-Джурте и похоронен там же. Здесь же проживал предводитель народа Карча (ЦГА РСО – А.Ф. 262. Оп.1. Д. 71. Л. 102-119об.)

    Эти и все остальные фундаментальные основы, которые вы читали в резолюции, можете найти в данной книге куда более развернуто

    Карачаевцы. Балкарцы / отв. ред. М.Д. Каракетов, Х.-М.А. Сабанчиев; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН; Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева.- М. : Наука, 2014. — 815 с. — (Народы и культуры).
     ISBN 978-5-02-038043-1

  • Alexei Bratov: Но тем временем, есть вещи куда более важные, чем резолюции. Например РАН издали книгу «Карачаевцы. Балкарцы», где все открытия последних десятков лет раскрыты конечно же куда более развернуто (815 страниц).

    Всё очень просто. С томом «Карачаевцы. Балкарцы» (отв. ред. М.Д. Каракетов, Х.-М.А. Сабанчиев. М., 2014), приуроченным к началу карачаево-балкарской конференции, произошла та же история, что и с резолюцией.

    Сначала предполагалось, что разделы для монографии будут писать признанные специалисты в соответствующих областях: антропологи, генетики, лингвисты, археологи. Так было согласовано с руководством ИЭА РАН. Ученым были заказаны тексты, и они эти тексты сдали в срок редактору тома, М.Д.Каракетову.

    Однако, получив от ученых тексты, Каракетов предпочел их не печатать (предполагаю, потому что он в них ничего не нашел про карачаево-балкарское аланство). Вместо этого, ничего не сообщая авторам и начальству ИЭА РАН, Каракетов решил экстренно написать монографию самому в соавторстве с различными национальными кадрами. Собственно, по ссылке выше можно ознакомиться с оглавлением, которое, на мой взгляд, красноречивее любых слов.

    Подозреваю, что это самый слабый том в книжной серии «Народы и культуры».

    Отличие от резолюции в том, что резолюцию можно с сайта ИЭА РАН удалить (что и было сделано, когда вскрылся обман), а изъять несостоятельную научную монографию из обращения затруднительно.

    Тем не менее, критические отзывы на коллективную монографию «Карачаевцы. Балкарцы», разумеется, последуют, равно как последует и публикация текстов, первоначально написанных профильными специалистами для обсуждаемого тома.

  • Уважаемые пользователи сайта «Генофонд.рф»,

    Мы получили еще несколько комментариев к данной заметке, которые не могут быть здесь опубликованы по правилам модерирования сайта. Некоторые по причине неакадемического стиля изложения, другие — по той причине, что представляют собой «персональный разбор» авторов. Напоминаем, что сайт «Генофонд.рф» является площадкой для научной дискуссии, а не для иных целей.

    модератор

  • Добавлю, что после истории с карачаево-балкарской конференцией и, в частности, томом «Карачаевцы. Балкарцы» М.Д.Каракетов был отчислен из ИЭА РАН (как я понимаю, формально это выглядело как непродление трудового контракта).

  • Мои впечатления о конференции в виде ответов на три вопроса анкеты уже опубликован Н. Байрамкуловым, ссылка на блог которого здесь приведена.

    1. Расскажите, какое общее впечатление произвела на вас прошедшая конференция? Ее научный уровень и общая атмосфера мероприятия.
    Международная конференция «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа», состоявшаяся 23-29 ноября 2014 г. в Москве, не просто своевременна, она глубоко выстрадана карачаево-балкарцами. Как известно, последний форум, посвященный проблемам происхождения этносов и их культур, состоялся в Нальчике в далеком 1959 г. За более чем полувековой период научное знание существенно продвинулось вперёд, сформировались новые направления и методологические подходы, появились фундаментальные разработки, в частности, в области тюркологии и карачаево-балкароведения. Многие из научных проблем, требующих своего решения, имеют не только лингвистическую, археологическую, этнографическую, но и социальную значимость, поскольку языки и культуры являются основой самоидентификации, а их баланс способствует взаимопониманию людей и установлению гармоничных отношений между народами.
    Конференция 2014 г., организованная лучшими представителями карачаево-балкарского народа, радеющими за судьбы родных языков и культур, нельзя отнести к числу рядовых очередных конференций, она – из разряда «прорывных». Цель её – не просто послушать доклады коллег и подвести итоги в узком кругу специалистов, а включиться в исследовательский процесс мирового уровня, вписаться в современные научные парадигмы.
    И эта цель, безусловно, была достигнута. В работе конференции приняли участие не только специалисты в области карачаево-балкароведения, но и ведущие учёные из многих стран мира: Турции, США, Норвегии, Казахстана, Узбекистана, Кыргызской Республики, Азербайджана, Армении, Украины, Белоруссии.
    Главное достижение этой конференции – её междисциплинарность: на данном этапе развития научного знания остро стоит проблема конвергентности в поиске объективного конечного результата как совокупности различных исследовательских методов; лишь интеграция усилий и творческое взаимодействие профессионалов в различных областях знаний позволит получить новые объективные данные уникальной научной ценности, получить надежный и информативный материал, в частности, для реконструкции сложных процессов этногенеза.
    Ещё одним несомненным достоинством конференции является представленность на ней различных исследовательских школ в области лингвистики, археологии, антропологии, генетики и других дисциплин. Широкий спектр научных взглядов способствует продуктивности дискуссии, выработке объективных критериев оценки полученных результатов, а в конечном итоге – продвижению науки вперёд.
    Важно отметить активное участие в работе конференции молодых учёных, которым принадлежит будущее российской науки.
    2. Как вы можете прокомментировать заявления некоторых блоггеров, гражданских активистов о том, что конференция является «позорищем», а посетили ее только ученые-фрики, псевдоученые, которые не были объективны в своих взглядах, а прибыли по предварительному сговору, для лоббирования интересов третьих лиц?
    Думаю, что подобные заявления неакадемичны, делаются необдуманно, в пылу «полемического задора». Кроме того, самыми яркими, можно сказать, «профессиональными» критиками являются обычно люди, сами не имеющие опыта организации аналогичных мероприятий. С другой стороны, столь завидный темперамент высказываний, нарушающих нормы этики и недопустимых в любом сообществе, тем более, в научном, свидетельствует о горячей заинтересованности участников дискуссии в предмете обсуждения, о том, что «наболело».
    Тем не менее, категорически недопустимы некоторые прозвучавшие и на самой конференции заявления со зловещим оттенком «доносительства» в духе 37-го года – всё это мы уже проходили в нашей недавней истории, и кто, как не мы, должны быть обеспокоены тем, «чем слово наше отзовётся». Любая самая праведная борьба против искажения фактов, непрофессионализма, некомпетентности, дилетантизма в науке должна вестись только достойными методами.
    3. Что вы можете сказать о принятой по итогам конференции резолюции? Была ли она принята всеобщим голосованием? Поддержали ли ее большинством голосов авторитетные ученые или ее положения являются научно необоснованными и авторство целиком принадлежит одному из организаторов и модераторов — Мурату Джатдаевичу Каракетову?
    Резолюция конференции была принята на пленарном заседании общим голосованием в целом, с необходимостью дальнейшей редакционной правки. При обсуждении был высказан целый ряд конструктивных замечаний, внесённых в протокол собрания и учтённых в резолюции. Полагаю, что М.Д. Каракетову и возглавляемому им коллективу организаторов конференции принадлежит огромная заслуга и в подготовке данной резолюции, но, тем не менее, выработка столь содержательного многопрофильного документа абсолютно невозможна без привлечения широкого круга специалистов в области различных научных дисциплин. Можно обсуждать правомерность вынесения в резолюцию тех или иных концепций – научная истина не утверждается большинством голосов, она рождается в дискуссии. Тем не менее, некоторое отклонение от канонов жанра резолюции в данном случае может быть обосновано длительным застоем в проведении подобных широкомасштабных мероприятий, посвященных происхождению и культуре карачаево-балкарцев. Безусловно, данный документ должен быть доведён до широкой научной общественности в виде публикации в отечественных и зарубежных изданиях.
    В заключение я хотела бы поздравить коллег с блестяще проведённой конференцией, поблагодарить за предоставленную нам, сибирякам, возможность принять участие в столь значительном для судеб нашей науки форуме, и отметить, что народ, радеющий о судьбах родной культуры и родного языка, достоин прекрасного будущего!
    И.Я. Селютина, Новосибирск.
     

  • PS. Добавлю к комментарию, что, прочитав основной текст статьи Н. Байрамкулова, была обескуражена некоторыми пассажами, о чем и сообщила ему в письме:
    «Уважаемый коллега Науруз Ильясович, с интересом прочитала Вашу статью о конференции «Этногенез, история, язык и культура карачаево-балкарского народа», ознакомилась с впечатлениями других участников. Очевидно, что наши оценки совпадают: это замечательный форум, который послужит дальнейшему развитию отечественной науки в целом и карачаево-балкароведения, в частности. Свои впечатления о конференции и благодарность за предоставленную возможность участия в ней я уже выразила в ответах на вопросы Вашей анкеты.
    Но, Науруз, меня огорчил третий абзац Вашей статьи, где призываются к ответу «отдельные личности». Сразу отмечу, что с одной из названных Вами личностей я, как и большинство сибирских тюркологов, имею честь активно контактировать по работе, и даже самое богатое воображение не позволило бы мне отнести этого ученого, крупнейшего тюрколога, компаративиста, специалиста самой широкой компетенции к числу хулителей, гонителей, ангажированных персон и пр., и пр.
    Мне очень хотелось бы предостеречь Вас от столь эмоциональных, но необоснованных заявлений, против которых я как раз и высказывалась, отвечая на второй вопрос Вашей анкеты.
    Я приношу также свои извинения коллеге из числа «отдельных личностей» за те порицания, невольным косвенным участником которых я оказалась.
    Желаю процветания карачаево-балкароведению и всем коллегам».
    Это письмо я намеревалась опубликовать в комментариях к статье Науруза, но, ознакомившись с ходом дискуссии на некоторых околонаучных форумах (например, http://www.elbrusoid.org/m/forum/forum183/topic24471/; https://www.facebook.com/notes/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D1%81%D1%8C%D1%8F%D0%BD/%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D0%B2%D0%B8-%D1%81%D0%B5%D0%B9%D1%87%D0%B0%D1%81-%D0%BF%D0%BE-%D1%82%D1%8D%D0%BC%D0%B5-%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%84%D1%8D%D1%80%D1%8D%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B4%D0%B0%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%B4%D1%8D%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D1%82%D0%B5/725239807550971?comment_id=725347524206866&offset=200&total_comments=224&comment_tracking={, и др.), не только отказалась от публикации, но и принесла свои извинения за недостойный тон высказываний некоторых коллег, даже если они тысячу раз правы в научном отношении.
    Должна отметить, что и преамбула обсуждаемого здесь документа также содержит передёргивания, которые трудно истолковать иначе, нежели намерение унизить и оскорбить – достойно ли это? И намёк на, якобы, псевдо-международный характер конференции (мы все проводим конференции и участвуем в них, в том числе и в международных, – они все состоят на 2/3 из зарубежных участников?), и на её московскую локализацию (полагаю, это сильный стратегический ход организаторов: собрать в столице ведущих ученых страны и зарубежья, привлечь внимание к остроте проблемы, «погрузить» своих сотрудников из КБ в современное состояние науки), и на незаполненность зала при обсуждении Проекта резолюции (на видеозаписи он, кстати, фактически полон, а во время конференции бросались в глаза молодые красавцы, сидящие в проходе на подставных стульях; и всегда ли все участники конференций добираются до её финала в полном составе? Как правило, ряды редеют от первого пленарного заседания к заключительному). Подписи под резолюцией? Я не видела таких резолюций – ни в научно-организационной практике, ни в других сферах деятельности.
    Даже содержательная часть документа включает конфронтационные моменты, заведомо обидные для организаторов конференции. Например, утверждение: «Наука не располагает какими-либо данными об исторических или этнографических особенностях карачаево-балкарского народа, которые позволяли бы говорить об особом положении карачаевцев и балкарцев среди тюрков или же среди населения Кавказа» столь же верно, сколь и противоположное: каждый народ самобытен, занимает особое место в ряду родственных народов в силу специфики исторических контактов, взаимодействий и пр. В результате внимание отвлекается от главного – от серьёзной научной аргументации, приведенной далее лингвистами, генетиками, археологами и др.
    Уважаемые авторы документа, хочется напомнить слова глубокоуважаемой Г.Л. Хить, чей доклад и выступления мы имели честь прослушать на конференции и чьё  выступление звучит на приведённой на сайте видеозаписи заключительного пленарного заседания (https://www.youtube.com/watch?v=ct_unJoJ6_Q (1:01). Оценив организацию «практически международной» конференции как потрясающую, Л.Г. Хить обратила наше внимание на необходимость быть предельно объективными, толерантными и уважать взгляды друг друга.
    К сожалению, к этим очевидным и мудрым рекомендациям мы не прислушались. Вряд ли обсуждение в неподобающем тоне будет способствовать продвижению науки. Полагаю, что необходимо отбросить всю эмоциональную шелуху и продолжить обсуждение положений резолюции – знаю, что в личной переписке такие объективные дискуссии ведутся. Вряд ли по всем вопросам удастся достигнуть консенсуса, но в этом случае в резолюции можно изложить весь спектр мнений – видимо, ни одна из сторон не настаивает на истине в последней инстанции?
     Селютина Ираида Яковлевна, Новосибирск.

    • К сожалению, в этой статье очень много передергиваний. Возьмем выбор автором цитат из статьи Немета 1963. Немет помещает прародину тюрков в западную Азию, потому что привязывает тюрков к уральской семье, полагая, что обсуждаемые семьи делятся так: тюрко-уральские vs монголо-тунгусские. Конечно, гипотеза сепаратного тюрко-уральского родства давно отброшена;  аргументом для Немета является, в частности, то соображение,  что приводимые им тюрко-уральские лексические параллели не находят соответствий в монгольских и тунгусских языках — но это заблуждение, большая их часть — общеалтайские слова (имеются в EDAL, но выдвигались и раньше). Заимствования из иранских языков и из тохарского совершенно не относят тюрков в западную Азию — потому что тохарский засвидетельствован в Синьцзяне, а иранские заимствования имеют ярко выраженный восточный, близкий к хотано-сакскому, облик, и это как раз обсуждается в моей книжке (гл. 2, с. 106- 126). Гипотетическое семитское заимствование в пратюркский — одно, причем не особенно хорошее с фонетической точки зрения (см. Немет 1963, 128), что явно снимает вопрос.  Между тем, автор благосклонно отзывается о шумеро-тюркских связях и при этом забывает упомянуть, что Ю.Немет в той же статье пишет: «Шумерско-тюркские языковые связи, о которых так много говорили в последние десятилетия, вряд ли можно принять всерьёз» (с. 128). 
      Что до количества китаизмов, рассматриваемых у меня и у И. Н. Шервашидзе, то автор, видимо, не понял (хотя я об этом специально пишу — С. 65-66), что я брала только достоверно пратюркские китаизмы, т.е. такие, правильные рефлексы которых представлены и в «стандартно-тюркских» языках, и в булгарской группе. Это позволяет локализовать время заимствования эпохами Западная и Восточная Хань (позднедревнекитайский, а не среднекитайский, как пишет мой оппонент), что, в общем, согласуется с историческими упоминаниями сюнну и сюннуской лексики, близкой отчасти к тюркской, в китайских хрониках того же периода.

      Что касается теории алтайского родства, то в предисловии к обсуждаемой книжке я специально объясняю, почему  не пишу в ней об алтайском родстве и не обсуждаю антиалтаистических концепций (С. 4-9), так что и тут недоумение автора «странно и удивительно». Не буду углубляться в разбор пратюркских этимологий Б.И. Татаринцева — большая заслуга этого незаурядного ученого состоит в работе, к глубочайшему прискорбию, неоконченной, над этимологическим словарем тувинского языка, где в подавляющем большинстве случаев правильно определены источники заимствования в  тувинский, а также тувинские производящие основы. Однако этимологизацией для пратюркского Б.И.Татаринцев обычно считал возведение к гипотетическому 1-сложному корню с произвольной, обычно звукосимволической семантикой (см. обе упоминаемые П. Гасымовым статьи этого ученого; конечно, многие критикуемые им в них этимологии все же являются ошибочными). Такой метод лежит в стороне от этимологического мейнстрима, и значительная часть предложенных Б.И. Татаринцевым пратюркских этимологий не выдерживает критики.

      • Госпожа А.Дыбо, Вы тоже благосклонно относитесь к отрицанию Дь. Неметом шумеро-тюркских языковых связей, и одновременно критикуете его же гипотезу о западно-азиатской прародине пратюркского. По каким же вопросам устарели позиции Дь. Немета: по прародине пратюркского, или по шумеро-тюркским языковым связям?
        За 50 лет после статьи Дь.Немета гипотеза о западно-азиатской прародине пратюркского и шумеро-тюркских языковых связях только укрепилась; я приводил в статье примеры исследований западных, советских и российских ученых. Более того, в 2013-ом году в своей статье греческие палеолингвисты И. Кенанидис и Е.Папакитсос из департамента лингвистики Афинского университета отметили те самые связи между шумерским и r-turkic (т.н. «прото-булгарским», или «прото-чувашским»). По проведенном им анализам основной словарный запас шумерского и r-turkic является общим, то есть слова, означающих «мужчину», «бога», «ветра», «писать», «письменные символы», металлы, означающие важных одомашненных животных, и вообще, важные слова связанные с культурой. Фонология, грамматика и синтаксис, все это указывает на то же самое направление. По ним, «следует учитывать, что разделение r-turkic из пратюркского должно было произойти гораздо раньше, чем 1000 г. до н.э…».
        При том греческие исследователи отмечают, что их статья направлена только на то, чтобы «открыть новое направление в доселе стагнирующих исследованиях, которые в настоящее время ЗАБЛОКИРОВАНЫ ПО РАЗЛИЧНЫМ ПРИЧИНАМ».
        Восточно-иранские элементы могли проникнуть в прототюркский на «старте» (на Южном Урале или юго-западной Средней Азии) по вектору движения восточно-иранских языков из Западной Азии на восток, а не обязательно «по месту конечной остановки». Но есть и другое мнение; это из статьи господина А.М. Харитонова: «Довольно странным выглядит и то, что в древнетюркском просматривается много заимствований из персидского, а не восточно-иранских языков, исходя из центрально-азиатской прародины».
        Я и так знал, что в тюркологии, как и в др. направлениях языкознания, есть разные виртуальные методологические подходы, гипотезы, гипотетические построения и т.п. Но, я не знал, что в алтаистике и тюркологии есть «этимологический мейнстрим» забраковавший исследования Э. В. Севортя́на, Г. Дёрфера и Б.И. Татаринцева, только потому, как по ним, доказать присутствие «китаизмов» в пратюркском было бы трудно, даже невозможно?! Спасибо за информацию! Это – что-то!

        http://arxeoloq.az/?p=1473

        С уважением,…

    • Автор этой статьи (г. Гасимов), мягко говоря, смещает акценты. Точнее, передергивает.

      Он подает «антирезолюцию» как утверждение, что господствующие в науке воззрения (тюрки — с Алтая, скифы — индоевропейцы, и т.д.) — бесспорны.

      А «антирезолюция» утверждает на самом деле совсем иное:
      то, что в резолюции противоположные воззрения, хотя и допустимые, но куда хуже научно обоснованные, выдаются за абсолютно достоверные факты, «обосновываются» крайне некачественно, и все это подается под явно социальный заказ, а вовсе не как поиск научной истины.

      • Господин О. Балановский, по Вашей части, в «анти-резолюции» говорится: «По алтае-монгольской прародине тюрков действительно есть генетические данные (Yunusbayev B. et al. The Genetic Legacy of the Expansion of Turkic-Speaking Nomads Across Eurasia // PLoS Genetics, in print), но «алтайская» прародина в резолюции (ср. ниже) как раз противопоставляется «западносибирской».
        В своей статье я поднял вопрос, каким образом в вышеуказанном исследовании (Yunusbayev B. et al. The Genetic Legacy of the Expansion of Turkic-Speaking Nomads Across Eurasia), где Вы тоже принимали участие, генетические данные указали на Алтае-монгольскую прародину прототюркского? Какие-то секвенированные геномы, кластеры, гаплогруппы и т.д. «добросердечно признались» что они маркеры прототюркского языка? Или может выявлен 100 процентный метод распознания языка по генетическому материалу?
        Опять таки вопрос: по той статье (Yunusbayev B. et al. The Genetic Legacy of the Expansion of Turkic-Speaking Nomads Across Eurasia), выявленные секвенированием древние и современные генетические данные поданы как «тюркские», только потому, что часть и только часть тюркологов (лингвистов) считает тот регион являлась прародиной прототюркского?
        Я имел честь довести до внимания господина Л. Клейна некоторые моменты; по моему они к месту и прошу исправить меня если, ошибся:
        Секвенирование геномов (прочтение ДНК) грубо говоря, может показать только вектор миграции или смешивание (меж-популяционные браки, «фактор пленных», «фактор разнородного гарема», «фактор янычар» и т.д.). Собственно сам геном или гаплогруппа не может быть маркером языка. Да еще есть проблема выборок, метода секвенирования (в том числе, по материнской или мужской линии) и т.д. Еще с первых исследований Л.Л. Кавалли-Сфорца этот алогический «метод сопряжения генетической информации с языком» был подвержен критике.
        В статье ««Агония вымирающих догм» я указал всего лишь троих критиков — А. Häusler, П. Симс-Уильямс и Ирэнэ Гуд.
        И Вы считаете, что «анти-резолюция» (где приведена за абсолютно достоверные факты Ваши «прототюркско-говорящие» генетические материалы из «алтае-монгольской» прародины) «обоснована» крайне качественна и является вершиной научного поиска, а не подана под явно соц.заказ?

        http://arxeoloq.az/?p=1473

        С уважением,…

    • Проблему г. Гасимов решает лингвистическую, а опирается почему-то на мнения археологов — К. Ренфру, О. Кола, А. Хойслера (которго называет А. Хауслером), В. Н. Даниленко. Какое нам дело, что думал о языковых семьях В. Н. Даниленко, который не только лингвистики, но и ни одного иностранного языка не знал!

      П. Гасимов поругивает Л. С. Клейна за то, что тот одобряет идею «некоего господина Д. Энтони» считать ранних степняков индоевропейцами. К идеям известного палеобиолога Энтони Клейн относится весьма скептически, но идея, что ранние степняки были индоевропейцами (в отличие от поздних — тюрков), принадлежит не ему, а большому ряду ученых (М. М. Дьяконову и др.).

      Гасимов, видимо, чтобы скомпрометировать эту идею, называет в числе ее авторов «члена НСДАП с 1932 по 1945 гг.» Эрнста Вале и его «идейную ученицу» М. Гимбутас. Идея их состояла в другом: что из степей индоевропейская «курганная культура» мигрировала в Центральную Европу. Известно ли Гасимову, что сейчас на основании полного секвенционирования геномов генетики подтвердили миграцию индоевропейцев из степей в Центральную Европу. Это были тюрки?

      Гимбутас была не только «идейной ученицей» Вале, она училась у него в Гейдельберге, а Вале был учеником Косинны, выступившим против своего мэтра и внесшим в послевоенную археологию Германии идеи несоответствия этноса археологической культуре. Работу Клейна 1976 г. с подробной критикой Косинны (Гасимову известную в издании 2000 г.) Вале прочел в рукописи и отозвался чрезвычайно одобрительно.

      • Господин Л.Клейн, в своей статье «Агония вымирающих догм» я опирался и на исследования палеолингвистов, лингвистов и тюркологов таких как, Дьюла Немета, Марио Алинеи (теория палеолитической непрерывности), Б.И. Татаринцева (через его статьи указал и исследования Э.В. Севортьяна, Г. Дёрфера), Симо и Аско Парпола, Б.Б.Дашыбалова (через его статью указал на исследования Дж. Клоусона, В.И. Рассадина, А. Щербака), греческих палеолингвистов И. Кенанидиса и Е.Папакитсоса из департамента лингвистики Афинского университета. Но, те же археологи которых Вы указали, пользовались исследованиями лингвистов.
        Насчет В.Н. Даниленко – его труд является коллективной. Языковедческий раздел при составлении анализировал филолог, тогда еще к.ф.н. Г.И. Никулин и в его работе использованы труды лингвистов Н.Д. Андреева, К. Уленбека, Б. Горнунга, J. Роkогnу, Б.А. Серебренникова, B. Hrosny, В.Иллич – Свитыча, В.А. Дыбо и т.д. И к тому же, у Вас масса исследований по теме распространения и миграции языков и в тоже время Вы не являетесь лингвистом.
        В Вашей статье (Про степове походження iндоϵвропейцiв (з приводу книги Девiда Ентонi “Кiнь, колесо й мова” ) не видно, что Вы скептически отнеслись к идеям Д. Энтони. Вы больше критикуете этого палеобиолога, который ударился в индо-европеистику, за то, что он не использовал в своих исследованиях Ваши труды. И притом, этот палеобиолог ИЗВЕСТЕН тем, что три раза менял мнение по «жеребцу из Дереивки» и его предположения о том, что деформации премоляров указывает на одомашненность непарнокопытного, не воспринята другими палеозоологами. Так как, деформация может развиться по разным причинам, в т.ч. и по врождённой или приобретенной окклюзии.
        Секвенирование геномов (прочтение ДНК) грубо говоря, может показать только вектор миграции или смешивание (меж-популяционные браки, «фактор пленных», «фактор разнородного гарема», «фактор янычар» и т.д.). Собственно сам геном или гаплогруппа не может быть маркером языка. Да еще есть проблема выборок, метода секвенирования и т.д. Еще с первых исследований Л.Л. Кавалли-Сфорца этот алогический «метод сопряжения генетической информации с языком» был подвержен критике. В статье ««Агония вымирающих догм» я указал всего лишь троих критиков — А. Häusler, П. Симс-Уильямс и Ирэнэ Гуд.
        К тому же среди основных версий происхождения ПИЕ – есть версия “микса” уральского, алтайского и кавказского (теории «скрешивания», «нивелирование», «креолизации» древнего населения Европы): про К. Уленбека, Н.С. Трубецкого, Б. Горнунга, в современности Фредерика Кортланда у Вас имеется информация. И если так, то что секвенировали генетики – геномы, кластеры, субгаплогруппы «составных компонентов» (прототюрко-алтайцев, прауральцев, протокавказцев, ветки прасемитов) праиндоевропейцев?! И при свете этой версии палеолингвистов проблема позднего или раннего происхождения ПИЕ или ПТ (пратюркского) – уже под вопросом.
        Häusler пишет, что Э. Вале лично не преподавал той студенческой группе где была М.Гимбутас. М.Гимбутас просто была студенткой ВУЗ-а, где было доминирование сторонников теории Э.Вале-Г. Гюнтерт. Но это мелочь, Häusler мог и ошибиться, а может и нет, на счет сего эпизода историографии.
        Но, Häusler и Дж. Keрнс характеризуют суть теории Вале – Гюнтерт, а потом и «курганной теории» Гимбутаса как расистскую и ПО НИМ, «подосновой для ее распространения стали иррациональные причины, национальная чувствительность и идеологическая мотивация».
        И не дай бог, я и не поругивал Вас, я просто отметил тот «двойной стандарт» отраженный в Вашей коллективной статье. Ваша коллективная «анти-резолюция» с одной стороны признает проблемы по вопросу места и времени формирования ПТ, а с другой утверждает, что возраст пратюркского и его «алтае-монгольская» прародина уже доказана наукой?!

        http://arxeoloq.az/?p=1473

        С уважением,…

  • Уважаемый г. Гасимов,
    в Ваших возражениях приводится масса имен разного веса и значения, на которых Вы строите свои умозаключения. Для меня имена мало доказательны, сколь бы громко ни звучали. Это всё мнения. На них аргументацию не построишь.
    Я не лингвист, но учился в свое время на двух факультетах, на филологическом слушал лекции таких лингвистов, как Мещанинов, Каценельсон, занимался в семинаре у акад. Ларина. Так что некоторую специализацию прошел.
    Странно, что Вы так прочли мою рецензию на Энтони. Я критиковал его именно за неубедительную констатацию одомашненных лошадей и за степную теорию происхождения индоевропейцев, а вовсе не за то, что он не использовал мои труды.
    Методика сопряжения генетической информации с языковой не плоха сама по себе, плох метод прямого наложения языка на гаплогруппы и т. п.
    С Хойслером у меня была двойственные отношения: долгая дружба и взаимоподдержка, но ожесточенные споры по научным проблемам. Он был сторонником повсеместной автохтонности, я — противником оной. В описании взаимоотношений Эрнста Вале с Марией Гимбутене он скорее всего прав. Но личное преподавание и не требовалось для заимствования идей. Достаточно того, что Вале был лидером в среде, в которой Гимбутене-Гимбутас училась. А вот объединять Вале и Гюнтера не стоит, это очень разные фигуры, хотя обе весьма яркие.
    В вопросе о времени и месте формирования пратюркского языка я склонен доверять профессионализму Анны Дыбо и не очень полагаться на благие пожелания самих тюрков, где бы им хотелось иметь свою прародину. Тем более, что у разных тюркских народов это могут быть разные пожелания.

Добавить комментарий

Избранное

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015