Доска объявлений

Евразия в кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования «Иркутский государственный университет»

Научно-исследовательский центр «Байкальский регион»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО НАУЧНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РФ

федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт археологии и этнографии СО РАН

федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт земной коры СО РАН

федеральное государственное бюджетное учреждение науки

Институт географии им. В. Б. Сочавы СО РАН

 

Информационное письмо № 1

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в VII международной конференции «Евразия в кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры», посвященной 100-летию Иркутского государственного университета. Планируемое место и время проведения: п. Листвянка (оз. Байкал)[1], 14–17 мая 2018 г. Работа конференции будет организована по секциям в рамках фундаментальных направлений археологии, этнологии, антропологии, геологии, палеогеографии и смежных наук.

СЕКЦИЯ ГЕОМОРФОЛОГИИ И ЧЕТВЕРТИЧНОЙ ГЕОЛОГИИ

координаторы: К. Г. Леви, Е. Е. Кононов

Основные направления: стратиграфия, геохронология и геоморфология четвертичного периода, палеоэкология и геоэкология, современная геодинамика

СЕКЦИЯ ПАЛЕОГЕОГРАФИИ

координаторы: Ю. В. Рыжов, С. А. Макаров

Основные направления: палеогеографические реконструкции

и развитие палеосреды в плейстоцене – голоцене

СЕКЦИЯ ГЕОАРХЕОЛОГИИ

координаторы: Е. А. Липнина, И. М. Бердников

Основные направления: археология, геоархеология, древние культуры и технологии, хронометрия и хронология, периодизация и междисциплинарные исследования в археологии

СЕКЦИЯ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ

координаторы: М. Г. Туров, А. Г. Новиков

Основные направления: этнология и этнография, этноархеология, палеоантропология и эволюция человека, методы антропологических исследований

Предпочтение отдается докладам, посвященным проблемным, дискуссионным, теоретическим, методологическим и методическим вопросам в рамках означенных научных направлений. Сообщения информационного и описательного характера принимаются только при наличии неоспоримой их актуальности и новизны.

Президиум

канд. ист. наук Е. А. Липнина, директор НИЦ «Байкальский регион» Иркутского государственного университета, зав. Иркутской лабораторией археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН (Россия)

д-р геол.-мин. наук, проф. К. Г. Леви, зав. лабораторией кайнозоя Института земной коры СО РАН (Россия)

д-р геогр. наук, доц. Ю. В. Рыжов, главный научный сотрудник лаборатории геоморфологии Института географии им. В. Б. Сочавы СО РАН (Россия)

Организационный комитет

д-р геогр. наук О. И. Баженова (Россия), д-р геогр. наук Е. В. Безрукова (Россия),

Н. Е. Бердникова (Россия), канд. ист. наук И. М. Бердников (Россия),

д-р наук, проф. А. В. Вебер (Канада), канд. биол. наук Г. А. Воробьева (Россия),

канд. геогр. наук В. А. Голубцов (Россия), канд. ист. наук, доц. О. И. Горюнова (Россия),

канд. геогр. наук А. М. Клементьев (Россия), канд. геогр. наук Д. В. Кобылкин (Россия),

канд. геол.-мин. наук Е. А. Козырева (Россия), канд. геол.-мин. наук Е. Е. Кононов (Россия),

д-р наук, проф. Р. Дж. Лозей, (Канада), д-р геогр. наук С. А. Макаров (Россия),
канд. ист. наук А. Г. Новиков (Россия), канд. ист. наук В. М. Новосельцева (Россия),
канд. ист. наук Е. О. Роговской (Россия), канд. ист. наук, доц. Н. А. Савельев (Россия),
канд. ист. наук, доц. М. Г. Туров (Россия), д-р наук, проф. Х. Като  (Япония)

Секретариат

Д. Н. Лохов (отв. секретарь), С. А. Когай, Н. Б. Соколова, И. В. Уланов

e-mail: eurasia-cenozoic@yandex.ru, веб-сайт: http://artifact.isu.ru/?page_id=5466

тел.: +7(3952)521473, +7(3952)521476; тел/факс: +7(3952)521473

Участникам

Формы участия в конференции:

1) очная с представлением устного доклада;

2) дистанционная с представлением устного доклада онлайн через систему вебинара;

3) заочная с представлением постерного (стендового) доклада.

Полные тексты материалов конференции будут опубликованы в 7-м выпуске рецензируемого ежегодника «Евразия в кайнозое. Стратиграфия, палеоэкология, культуры», который включен в научную базу РИНЦ: http://elibrary.ru/title_about.asp?id=50455. Рукописи принимаются к публикации в электронном виде на адрес eurasia-cenozoic@yandex.ru до 20 мая 2018 г. Правила оформления см. в Приложении 1. Оргкомитет оставляет за собой право отклонить статьи, не соответствующие тематике и требованиям к оформлению, или присланные позже указанного срока. Заочным и дистанционным участникам авторский печатный вариант сборника не высылается.

До 10 апреля 2018 г. участники направляют на адрес конференции заявки-анкеты (см. Приложение 2) и тезисы доклада по образцу (см. Приложение 3), которые будут опубликованы к началу конференции. Заявки необходимо прислать в срок, так как на их основании будет осуществляться централизованное бронирование номеров в гостинице.

Организационный взнос для участника конференции составляет 1000 р.

Проезд, проживание и командировочные расходы – за счет направляющей стороны.

Приложение 1

Общие требования к представлению рукописи

  1. Рукопись статьи на русском или английском[2] языке, включая аннотацию, ключевые слова и список литературы, представляется в электронном виде в форме-соглашении, приложенной к информационному письму и размещенной на сайте НИЦ «Байкальский регион» http://artifact.isu.ru/wp-content/uploads/2018/01/Eeurasia_Cenozoic_Form_ru.docx на адрес eurasia-cenozoic@yandex.ru. Названием файла формы-соглашения является фамилия автора на латинице.
  2. Иллюстрации, таблицы, графики и диаграммы в текст не внедряются и прикладываются к форме-соглашению в виде отдельных файлов.
  3. Объем текста статьи (без заголовка, аннотации, ключевых слов и списка литературы) не должен превышать 10 тыс. печатных знаков[3].
  4. Структура статьи должна соответствовать общепринятым требованиям к написанию научных работ и состоять из основных разделов: введение (где описывается цель, новизна, актуальность и др. необходимые сведения), методы, материалы, результаты, обсуждение, выводы. При необходимости структура может быть упрощена или расширена за счет других разделов в соответствии со спецификой публикации.

Требования к оформлению ссылок и списка литературы

  1. Ссылки на используемые в тексте источники и литературу заключаются в квадратные скобки: [Иванов, Петров, 2001, с. 48–56], [Ivanov, Petrov, 2001, pp. 48–56]. Если авторов более трех, в квадратных скобках указывается сокращенное до двух-трех слов название работы: [Многослойное поселение Адорма … , 2007]. При совпадении фамилий автора/авторов и года издания в ссылке и списке литературы год издания дополняется буквенным обозначением (а, б, в …). В статье допускается ссылаться на диссертационные работы и их авторефераты. Труды, на которые нет ссылок в тексте, в список литературы не включаются.
  2. Список литературы (см. образец ниже) оформляется в соответствии с ГОСТ 7.1-2003 «Библиографическая запись. Библиографическое описание. Общие требования и правила составления» и формируется в алфавитном порядке без нумерации (см. образец). Вначале размещаются труды на русском, затем на иностранных языках.
  3. Для монографических изданий (включая научные отчеты) должно указываться общее количество страниц, для статей и отдельных глав – порядковые номера первой и последней страниц. Для монографий обязательно указание издательства. При наличии в статье идентификатора DOI (Digital Object Identifier) настоятельно рекомендуется его указывать.
  4. Сведения из списка литературы должны быть транслитерированы на латинице и переведены на английский язык. Они приводятся в разделе References. Для экономии времени рекомендуем использовать онлайн-сервис «Транслит по-русски» (http://translit.net), где выбрать вариант транслитерации BSI. Твердый и мягкий знаки не транслитерируются. В случаях, когда «ъ, ь» идет перед гласными буквами, может использоваться «i» вместо апострофа «’».
  5. Для оформления References следует применять приведенный ниже образец с обязательным указанием всех авторов публикации. Для русскоязычных трудов, уже имеющих англоязычный заголовок, не следует делать новый перевод. Если русскоязычная статья опубликована в английской версии журнала, то необходимо давать ссылку на переводной источник. После полной информации об источнике в круглых скобках дается информация о языке оригинала.

Образец оформления списка литературы

 

Список литературы

Археология. Неолит Северной Евразии / отв. ред. С. В. Ошибкина. – М. : Наука, 1996. – 379 с.

Бердникова Н. Е. Раскопки исторического центра Иркутска / Н. Е. Бердникова, Г. А. Воробьева, И. М. Бердников // Тр. II (XVIII) Всерос. археологич. съезда в Суздале. – М., 2008. – Т. 2. – С. 428–430.

Савельев Н. А. Неолит юга Средней Сибири (история основных идей и современное состояние проблемы) : автореф. дис. … канд. ист. наук / Н. А. Савельев. – Новосибирск, 1989. – 25 с.

Молодин В. И. Кресты-тельники Илимского острога / В. И. Молодин. – Новосибирск : Инфолио, 2007. – 248 с.

Окладников А. П. Археологические исследования на Ангаре (1936 г.) / А. П. Окладников // СА. – 1937. – Т. 4. – С. 319–322.

Многослойное поселение Адорма в Северном Приангарье (краткий обзор результатов работ в 2006 году) / Е. О. Роговской, В. М. Новосельцева, М. С. Кустов, Д. Л. Швецов // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территории. – 2007. – Т. 13. – С. 359–362.

Bazaliiskii V. I. The Neolithic of the Baikal Region on the Basis of Mortuary Materials / V. I. Bazaliiskii // Prehistoric Foragers of the Cis-Baikal, Siberia / ed. A. W. Weber, H. G. McKenzie. – Edmonton : Canadian Circumpolar Institute Press, 2003. – P. 37–50.

Kiriushin K. Yu. The use of Animal Hair in Ceramic Manufacturing at the Tytkesken-2 Neolithic Site, Western Siberia / K. Yu. Kiriushin, Y. F. Kiriushin, I. G. Glushkov. – Archaeology, Ethnology and Anthropology of Eurasia. – 2012. – Vol. 40, Is. 4. – P. 41–50. doi:10.1016/j.aeae.2013.04.005

Prehistoric Hunter-Gatherers of the Baikal Region, Siberia. Bioarchaeological Studies of Past Life Ways / ed. A. W. Weber, M. A. Katzenberg, Th. G. Schurr. – Philadelphia : University of Pennsylvania Museum of Archaeology and Anthropology, 2010. – 319 p.

Upper Paleolithic mammal fauna of the Baikal region, East Siberia (new data) / F. Khenzykhenova, T. Sato, E. Lipnina, G. Medvedev, H. Kato, S. Kogai, K. Maximenko, V. Novoselzeva // Quaternary International. – 2011. – Vol. 231, Is. 1–2. – P. 50–54. doi:10.1016/j.quaint.2010.06.032

References

Oshibkina S. V. (Ed.). Arkheologiya. Neolit Severnoi Evrazii [Archaeology. Neolithic of Northern Eurasia]. Moscow, Nauka Publ., 1996, 379 p. (In Russ.)

Berdnikova N. E., Vorobieva G. A., Berdnikov I. M. Raskopki istoricheskogo tsentra Irkutska [Excavations of the Irkutsk Historical Center]. Trudy II (XVIII) Vserossiiskogo arkheologicheskogo siezda v Suzdale [Proceedings of the II (XVIII) All-Russia Archaeological Congress in Suzdal]. Moscow, 2008, Vol. 2, pp. 428–430. (In Russ.)

Saveliev N. A. Neolit yuga Srednei Sibiri (istoriya osnovnykh idei i sovremennoe sostoyanie problemy): Avtoref. dis. … kand. ist. nauk [Neolithic of the South of Central Siberia (History of Main Ideas and Modern Stage of the Problem). Cand. histor. sci. syn. diss.]. Novosibirsk, 1989, 25 p. (In Russ.)

Molodin V. I. Kresty-telniki Ilimskogo ostroga [Pectoral Crosses of Ilimsk Fortress]. Novosibirsk, Infolio Publ., 2007, 248 p. (In Russ.)

Okladnikov A. P. Arkheologicheskie issledovaniya na Angare (1936 g.) [Archaeological Research on the Angara River (in 1936)]. Sovetskaya Arkheologiya [Soviet Archaeology]. 1937, Vol. 4, pp. 319–322. (In Russ.)

Rogovskoi E. O., Novoseltseva V. M., Kustov M. S., Shvetsov D. L. Mnogosloinoe poselenie Adorma v Severnom Priangarie (kratkii obzor rezultatov rabot v 2006 godu) [Multilayer site Adorma in the Northern Angara Region (a Brief Overview of the Work Results in 2006)]. Problemy arkheologii, etnografii, antropologii Sibiri i sopredelnykh territorii [Problems of Archaeology, Ethnography, Anthropology of Siberia and Neighboring Territories]. 2007, Vol. 13, pp. 359–362. (In Russ.)

Bazaliiskii V. I. The Neolithic of the Baikal Region on the Basis of Mortuary Materials. In: A. W. Weber, H. G. McKenzie (Eds.). Prehistoric Foragers of the Cis-Baikal, Siberia. Edmonton, Canadian Circumpolar Institute Press, 2003, pp. 37–50.

Kiriushin K. Yu., Kiriushin Y. F., Glushkov I. G. The use of Animal Hair in Ceramic Manufacturing at the Tytkesken-2 Neolithic Site, Western Siberia. Archaeology, Ethnology and Anthropology of Eurasia. 2012, Vol. 40, Is. 4, pp. 41–50. doi:10.1016/j.aeae.2013.04.005

Weber A. W., Katzenberg M. A., Schurr Th. G. (Eds.). Prehistoric Hunter-Gatherers of the Baikal Region, Siberia. Bioarchaeological Studies of Past Life Ways. Philadelphia, University of Pennsylvania Museum of Archaeology and Anthropology, 2010, 319 p.

Khenzykhenova F., Sato T., Lipnina E., Medvedev G., Kato H., Kogai S., Maximenko K., Novoselzeva V. Upper Paleolithic mammal fauna of the Baikal region, East Siberia (new data). Quaternary International. 2011, Vol. 231, Is. 1–2, pp. 50–54. doi:10.1016/j.quaint.2010.06.032

 

Требования к оформлению иллюстраций и таблиц

  1. Иллюстрации – цветные или черно-белые рисунки и фотографии (не более двух в формате А5 – 148×210 мм) представляются в электронном виде (TIF, JPEG) с разрешением не менее 300 dpi. Ссылки на иллюстрации в тексте размещаются в круглых скобках – (рис. 1). Если есть необходимость дополнительно указать отдельные изображения на рисунке, то это оформляется следующим образом – (рис. 2, 5, 7–9); если ссылка делается на несколько рисунков – (рис. 3, 4–9; 4, 3, 5–8).
  2. Таблицы и диаграммы представляются в электронном виде формата Word, 10 кегль. Ссылки на таблицы размещаются в статье в круглых скобках – (табл. 1; табл. 3–4).

Требования к презентациям и постерам

  1. Мультимедийные презентации подготавливаются в формате PowerPoint без анимационных эффектов и видеовставок. Русскоязычные презентации дополняются информацией на английском языке, кратко отражающей основное содержание каждого слайда.
  2. Постеры для стендовых докладов на русском языке сопровождаются заголовком и аннотацией на английском и готовятся на одном листе формата А1 (594×841 мм): ориентация книжная; шрифт Times New Roman; размер шрифта заголовка – 60 кегль; размер шрифта основного текста – не менее 24 кегля; размер шрифта подписей под рисунками, текста внутри таблиц и диаграмм – не менее 20 кегля; формат иллюстраций – не менее А5 (148×210 мм), разрешение рисунков и фотографий – не менее 300 dpi; фон постера – светлый. Очные участники самостоятельно распечатывают постер и предоставляют оргкомитету. Заочные участники могут прислать готовый постер в электронном виде в формате исходного файла, созданного в программе CorelDRAW X3 (CDR) или Adobe Illustrator CS2 (AI), на адрес eurasia-cenozoic@yandex.ru.

 

Приложение 2

Анкета участника

 

Дистанционное и заочное участие

Фамилия, инициалы
Страна, город
Ученая степень, ученое звание
Место работы (обучения), должность
Форма участия (оставить нужное) 1) дистанционная (онлайн-доклад);

2) заочная (постерный доклад)

Направление (секция)
Тема доклада
Контактный e-mail
Контактный телефон

 

Очное участие

Фамилия, инициалы
Страна, город
Ученая степень, ученое звание
Место работы (обучения), должность
Форма участия очная (устный доклад)
Направление (секция)
Тема доклада
Предпочитаемые условия проживания 1) 1-местный номер

2) место в 2-местном номере

Участие в экскурсиях

(оставить нужное)

1) Байкальский музей ИНЦ СО РАН

2) Архитектурно-этнографический
музей «Тальцы»

3) обе экскурсии

4) не планирую

Контактный e-mail
Контактный телефон

 

 


 

Приложение 3

Образец оформления тезисов[4]

 

Заголовок заголовок заголовок заголовок заголовок заголовок

заголовок заголовок заголовок заголовок заголовок

И. И. Иванов1,2, П. П. Петров1, С. С. Сидоров1,2, Н. Н. Николаев1

1Иркутский государственный университет, Россия

2Институт археологии и этнографии СО РАН, Россия

 

Текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст.

 

Title title title title title title title title

title title title title

  1. I. Ivanov1,2, P. P. Petrov1, S. S. Sidorov1,2, N. N. Nikolaev1

1Irkutsk State University, Russia

2Institute of Archaeology and Ethnography SB RAS, Russia

 

Text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text. text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text text.

 

 

Приложение 4

Дом творчества «Байкал», п. Листвянка, оз. Байкал (60 км от Иркутска)

http://dtbaikal.ru/

 

 

 

 

 

 

Ориентировочная стоимость проживания одного человека в стандартном двухместном номере – 1600 р. в сутки (завтрак включен). Стоимость улучшенных и одноместных номеров – по запросу. Бронирование будет осуществляться Оргкомитетом централизованно,

после поступления заявок от всех участников.

[1] Ориентировочные цены на проживание см. в Приложении 4.

[2] Для иностранных авторов. Правила оформления рукописи – в англоязычной версии информационного письма.

[3] Здесь и далее подразумевается число печатных знаков, включая пробелы.

[4] Тезисы должны быть на русском и английском языках, объем– 1800–2000 печ. знаков с пробелами.

IV Молодежная антропологическая конференция «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН
ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
ИНСТИТУТ ОБЩЕЙ ГЕНЕТИКИ РАН

new-4

IV Молодежная антропологическая конференция «Актуальные проблемы физической антропологии:
преемственность и новые подходы»
Москва

I ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
Дорогие коллеги,

Центр физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН приглашает молодых исследователей (до 35 лет) – магистрантов, аспирантов и научных сотрудников – принять участие в Четвертой молодежной антропологической конференции «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы» (Москва, последняя неделя апреля 2018 г.). Заявки на участие принимаются до 1 марта 2018 года на электронный адрес cpha-conference@yandex.ru. В заявке необходимо указать ФИО полностью, место учебы/работы, ФИО научного руководителя, тему доклада, контактные данные.

Отличительной чертой Молодежной антропологической конференции является предоставление возможности молодым исследователям высказывать свои идеи вне жестких рамок регламента и при активном участии старших коллег.
Регламент Конференции: на доклад отводится 15–20 мин, сразу после доклада – обсуждение и дискуссия. Тексты докладов после рецензирования могут быть опубликованы в очередном номере журнала «Вестник антропологии» (ИЭА РАН).

Участников научной конференции «Ломоносовские чтения», ежегодно проходящей в МГУ в начале апреля, приглашаем выступить со своими докладами и на Молодежной антропологической конференции.
Один день работы Конференции полностью будет посвящен практическому обсуждению методических проблем палеоантропологического исследования.

КООРДИНАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ
Герасимова Маргарита Михайловна (ИЭА РАН, Москва) – председатель
Агджоян Анастасия Торосовна (ИОГен РАН, Москва)
Балановский Олег Павлович (ИОГен РАН, Москва)
Вергелес Марина Олеговна (МГУ, Москва)
Галеев Равиль Марветович (ИЭА РАН, Москва)
Лейбова Наталья Александровна (ИЭА РАН, Москва)
Макарова Екатерина Михайловна (КФУ, Казань)
Пежемский Денис Валерьевич (МГУ; ЦПИ, Москва)
Синева Ирина Михайловна (МГУ, Москва)
Широбоков Иван Григорьевич (МАЭ РАН, С.-Петербург)
Южакова Алёна Владимировна (ИЭА РАН, Москва)

***
Первую Молодежную антропологическую конференцию Отдел антропологии ИЭА РАН организовал в 1995 году. В числе молодых участников были С.В. Васильев (ныне – д.и.н., заведующий Центром физической
антропологии ИЭА РАН), М.А. Негашева (д.б.н., кафедра антропологии Биологического факультета МГУ), С.Б. Боруцкая (к.б.н., кафедра антропологии Биологического факультета МГУ), И.Р. Газимзянов (к.и.н., Институт археологии АН Республики Татарстан, Казань), Е. Печенкина (PhD, США), А.А. Хохлов
(д.и.н., СГСПУ, Самара).

Вторая конференция прошла в 2003 г., практически все докладчики сегодня активно и плодотворно трудятся на ниве антропологии: Р.М. Галеев (Москва), С.В. Дробышевский (Москва), А.А. Евтеев (Москва), А.В. Иванов (Севастополь), А.Д. Козак (Киев), Д.В. Пежемский (Москва), Д.И. Ражев (Екатеринбург), Н.А. Суворова (Лейбова)(Москва), С.Ю. Фризен (Москва). Многие старшие коллеги тогда откликнулись на приглашение прийти послушать «антропологическую молодежь»: председательствовали на заседаниях Т.И. Алексеева и М.М.
Герасимова, активное участие в обсуждениях докладов принимали А.Л. Пурунджан, В.Е. Дерябин, А.П. Бужилова, Н.А. Дубова, Т.К. Ходжайов, Г.Л. Хить и др. Именно в 2003 году участники Молодежной конференции впервые заговорили о необходимости проведения методических семинаров и летних школ, организация которых должна быть направлена на сохранение преемственности методических подходов в различных областях физической антропологии, что и было реализовано на различных научных площадках в последние годы.

После длительного перерыва, в 2017 году, была организована Третья Молодежная антропологическая конференция, на которой было принято решение сформировать постоянный Координационный комитет и сделать конференцию ежегодной.

Ждем ваши заявки!

С уважением,
ОРГКОМИТЕТ

Объявлен прием в в магистратуру по специальности «Этническая история» в Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского университета

Уважаемые коллеги!

 

Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) Федерального университета в сотрудничестве с Институтом археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан объявляет о наборе в 2018-2019 учебном году (обучение с сентября 2018 г.) в магистратуру по специальности «Этническая история». Мы ожидаем поступления в нашу магистратуру прежде всего студентов, получивших базовое образование по специальностям «история», «археология», «этнология и антропология», «сравнительно-историческое языкознание», однако по результатам собеседования могут быть приняты студенты, получившие образование в специалитете или бакалавриате и по другим гуманитарным направлениям: главным критерием отбора является наличие интереса к научной работе в области предыстории, древней и средневековой этнической истории. При этом, хотя основным направлением наших исследований является история Поволжья, Урала и Восточной Европы в целом, история тюркских и финно-угорских народов, магистрант вправе предложить тему, связанную с другими регионами Евразии, с историей народов индоевропейской, севернокавказской и др. языковых семей, расширение тематики и географии только приветствуется. Для поступления значимо наличие опубликованных научных работ по выбранному направлению, однако это условие не является обязательным.

В рамках подготовки в магистратуре читаются курсы методологии этноисторических исследований, основ археологии, сравнительно-исторического языкознания, ономастики, уралистики, тюркологии, истории народов Волго-Уральского региона. Занятия ведут квалифицированные специалисты, среди которых доктора наук, члены Российской Академии наук и Академии наук Республики Татарстан. В Институте международных отношений, истории и востоковедения имеется возможность слушать спецкурсы по широкому спектру гуманитарных дисциплин, изучать иностранные языки, в том числе – китайский, корейский, турецкий, арабский и др.

Обучение в магистратуре двухгодичное, итогом его должна стать выпускная квалификационная работа (диссертация). В случае успешной исследовательской работы возможно продолжение образования в аспирантуре Казанского Федерального университета или Института Археологии АН РТ. Магистрантом может быть как гражданин России, так и иностранец, обучение в магистратуре, если оно осуществляется впервые, бесплатное; если студент уже имеет одно магистерское образование возможно поступление в платную магистратуру с гибкой системой оплаты обучения. Студентам предоставляется благоустроенное общежитие, выплачивается стипендия. К(П)ФУ предоставляет все условия как для получения полноценного образования (библиотеки, музеи, архивы), так и для участия в общественной студенческой жизни. Казань является одним из старейших в России культурных и образовательных центров, динамично развивающимся современным городом с широкими возможностями для работы, профессионального роста и отдыха.

Дополнительную информацию и контакты для справок и предоставления документов см. на сайте Института международных отношений, истории и востоковедения К(П)ФУ (https://kpfu.ru/imoiv), вопросы по поводу поступления можно присылать и мне по адресу vovia@udm.ru

 

Надеюсь на успешное сотрудничество.

 

Напольских Владимир Владимирович,

д. и. н., проф., член-корреспондент РАН

Письмо о магистратуре 2018

На «Алексеевские чтения» продлен срок приема статей

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Поздравляем Вас с наступившим 2018 годом и наступающим Рождеством!
Напоминаем о возможности публикации материалов конференции в журнале «Археология евразийских степей» в первом полугодии 2018 года и сообщаем о продлении срока приема статей до 1 февраля! С нетерпением ждём Ваших статей!

С уважением, Оргкомитет 7-ой Международной конференции «Алексеевские чтения».

Соглашение с автором

Инструкции и рекомендации к оформлению материалов

55-й конгресс антропологического общества Сербии

 

55-й КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СЕРБИИ ПРОЙДЕТ 23 — 27 мая 2018 г. в ЗЛАТИБОРЕ

Темы, которые будут представлены на конгрессе:

Физическая антропология популяций;

Демографические и популяционные проблемы;

Антропогенетика;

Криминалистическая антропология;

Спортивная антропология;

Социо-культурная антропология;

Прикладная антропология;

Биоэтика.

Информацию о подаче тезисов, регистрационном взносе и др. смотрите здесь:

First Call

Требования к оформлению тезисов:

THE TITLE OF THE PAPER (FONT TIMES NEW ROMAN, CAPS LOCK, BOLD, FONT SIZE 14)

 Name and surname of the authors (font Times New Roman size12, Normal,)

Name and address of the institution (font Times New Roman size 12, Italic,)

Abstracts-from 150 to 250 words, font Times New Roman size 12, Normal Font, single spacing

Key words: the first word; the second; the third. (from 3 to 5 words)

 

Sekcija (Section)                                                 ☒Način prezentacije (Presentation)

☐Humana biologija (Human biology)                                             ☐ oralno (oral)

☐Biomedicinska antropologija (Biomedical anthropology)             ☐ poster (poster)

☐Forenzička antropologija (Forensic anthropology)

☐Sportska antropologija (Sport anthropology)

☐Socio-kulturna antropologija (Socio-cultural anthropology)

«Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО»

Омский филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук

Информационное письмо № 1

 

 Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в LVIII Российской (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых (РАЭСК-58) «Древние и традиционные культуры Сибири и Дальнего Востока: проблемы, гипотезы, факты», которая состоится 16-21 апреля 2018 г. в г. Омск на базе Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского.

К участию в конференции приглашаются студенты, магистранты, аспиранты и молодые исследователи из России и зарубежья.

Работу планируется провести по следующим направлениям:

  1. Историография, теория и методология археологии.
  2. Палеолит-мезолит.
  3. Неолит-энеолит.
  4. Бронзовый век.
  5. Ранний железный век.
  6. Средневековье и Новое время.
  7. Антропология, этнология и этноархеология.
  8. Музееведение и охрана культурного наследия.
  9. Информационные технологии в археологических и этнологических исследованиях.

Оргкомитет:

Директор ОФ ИАЭТ СО РАН, д-р ист. наук, проф., зав. кафедрой этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского Н.А. Томилов; канд. ист. наук, доц. С.Н. Корусенко, канд. ист. наук, доц. И.В. Толпеко, канд. ист. наук, доц. Т.А. Горбунова.

Оргкомитет принимает предложения и заявки по тематике круглых столов, проведение которых планируется в ходе работы конференции.

Для участия в конференции необходимо подать заявку с темой доклада до 20 ноября 2017 г. для подачи проекта на конкурс грантов РФФИ. Адрес электронной почты: raesk58@yandex.ru. Тезисы докладов будут приниматься до 31 января 2018 года. Требования для оформления тезисов будут изложены во втором информационном письме. Тезисы, поступившие, после 31 января 2017 года к публикации приниматься не будут. При этом за участником сохраняется право очного выступления с докладом на конференции.

Информация о маршруте проезда и условиях проживания будут сообщены в следующих информационных письмах.

Контактные данные.

Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского:

Светлана Николаевна Корусенко: tomil65@rambler.ru

Ирина Васильевна Толпеко: itolpeko@yandex.ru

Татьяна Александровна Горбунова: GorbunovaTA@omsu.ru

 

Форма заявки

Ф.И.О. (полностью)

Место учебы/работы (ВУЗ, курс, год магистратуры/аспирантуры, должность)

Тематическое направление

Тема доклада (публикации)

Научный руководитель (Ф.И.О., ученая степень и звание, место работы, должность)

Контактный телефон, адрес электронной почты

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

Тюменский научный центр СО РАН,

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

 Информационное письмо № 1

Уважаемые коллеги!

Институт проблем освоения Севера ТюмНЦ СО РАН

приглашает Вас принять участие в IV всероссийской конференции

 

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

2-6 апреля 2018 года, г. Тюмень

 

В рамках конференции предполагаются следующие секции:

  1. Древнейшие свидетельства заселения, освоения Северной Евразии и адаптации к северной биосфере (новые археологические и антропологические данные, древние технологии и производства, стратегии освоения территорий и др.)
  2. Проблемы этнокультурного взаимодействия в исторической динамике (этнология, социокультурные сообщества на Севере; арктическая урбанистика; землепользование, системы передвижения и восприятия пространства у народов Севера и др.)
  3. Биоразнообразие и динамика природных комплексов Севера (видовое, экосистемное и ландшафтное разнообразие Севера, его естественная и антропогенная трансформация, экологические последствия освоения Севера, рациональное природопользование, особо охраняемые природные территории и др.)

 

Заявки на участие с указанием направления и темы доклада принимаются в электронном виде до 15 ноября 2017 г. (см. приложение)

Убедительно просим вас прислать предварительные темы докладов в срок, это необходимо для составления предварительной программы и важно для заявки на грант РФФИ.

 

Сбор материалов для публикации продлится до 1 февраля 2018 г.

Материалы конференции (объем статьи 10-12 тыс. знаков) будут размещены постатейно в eLIBRARY и индексироваться в РИНЦ.

 

В работе конференции предусмотрена культурная программа с экскурсией в Тобольский кремль с заездом в музей Григория Распутина в селе Покровском, возможно посещение целебных горячих источников Тюмени

 

Если у Вас есть вопросы или нужна дополнительная информация, пожалуйста, обращайтесь:

homo-nord@rambler.ru или (3452) 40-63-60.

Текущая информация будет отражаться на сайте http://ipdn.ru/nauchnye-meropriyatiya/chelovek-i-sever/

 

С уважением, Оргкомитет


Заявка участника

IV Всероссийской конференции

«Человек и север: антропология, археология, экология», 2018

 

ФИО (полностью), ученая степень, звание Название организации, город,телефон e-mail № Секции Предварительное название Соавторыи их e-mail Форма доклада(устная / постер)

 

Название файла заявки должно включать номер секции + имя первого автора (образец: секция 2.Петров)

Пожалуйста, отсылайте заявку только на адрес конференции homo-nord@rambler.ru

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Последние комментарии

Последние комментарии

  • А как с гипотезами прародины ИЕ согласуется возникновение и формирование ЦМП(циркумпонтийской металлургической провинции)? Появление бронзы наверняка оказало очень весомое влияние на человеческие коллективы, населявшие берега тогдашнего Черного Моря, не меньше, чем появление паровозов и пароходов на распространие английского языка в мире 19 века.
  • Отвечаю пока на последние вопросы. О прочем позднее. Конечно же лексика должна была распространяться через посредничество каких-то неизвестных нам вымерших языков. В каких-то случаях, быть может, можно предположить проникновение отдельных групп обитателей Закавказья на север (об этом существует немало разнообразных предположений), в конце концов, на заре первых цивлизаций какие-то термины могли быть распространены торговцами. Вы, конечно, сразу скажете: а где фонетические признаки, указывающие на участие посредников? А я, конечно, отвечу: о каких признаках может идти речь, если мы не знаем, что это за языки? Вы скажете: но ведь это фантазии! А я скажу: а разве не меньшей фантазией явлвяется постулирование на основании двух десятков слов (практически сплошь культурных терминов) непосредственности контакта семитов и индоевропейцев на уровне праязыков? Если же отбросить в сторону иронию, то я полностью согласен с Вами в том, что все эти вопросы сложны, случай каждого слова, для которого предполагается заимствование в ту и другую сторону, требует особого и тщательнейшего рассмотрения, как индоевропеистами и семитологами, так и историками и археологами. Ну так давайте работать над этим, я полностью - за!  Но я против того, чтобы на основании отрывочных и зыбких фактов выдавать готовые решения, претендующие на однозначность.      
  • Глубокоуважаемый Сергей Викторович! Мне жаль, что, как явствует из общей тональности Вашего ответа («В Вашей критике я не вижу ничего такого, что хотя бы в наименьшей мере указывало на ошибочность моих замечаний и позиции в общем. Должен заметить также, что многие из Ваших упрёков в мой адрес совершенно не по существу»), мои критические замечания Вас задели. Я всего-навсего хотел обратить Ваше внимание на свидетельства языковых контактов индоевропейцев с носителями языков, распространенных в Передней Азии, в надежде, что это (как и указания на имеющиеся неточности, действительные или, на Ваш взгляд, мнимые) пригодится Вам в дальнейшей работе. Так, я согласен, что реконструкция глоттализованных или сильных на месте звонких непридыхательных не имеет принципиального значения для локализации индоевропейской прародины, но то, что Вы, обсуждая глоттальную теорию, даже не упомянули о реконструкции сильных, ставит Вас в невыгодное положение: любой оппонент может обвинить Вас в том, что Вы недостаточно владеете соответствующей литературой, тогда как мое замечание позволит Вам в дальнейшем избежать этой опасности.             Поскольку я, вопреки Вашему мнению, как и Вы, не филолог, а историк, в некоторой степени знакомый с методами сравнительно-исторического языкознания и применяющий их в своей работе, не могу не вернуться к вопросу о верховой езде. Вы несколько лукавите, говоря, что в вопросе об использовании лошади как средства передвижения Вы излагаете не собственное мнение, а взгляды Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванова. Вы ведь открыто разделяете их точку зрения, когда пишете: «нельзя не согласиться и с тем, что стремительно движущиеся степями переселенцы могли и не оставлять каких-то существенных и археологически уловимых следов, ведь, как мы помним, индоевропейцы располагали лошадьми и запрягаемыми в быков колёсными повозками, т. е. имели возможность передвигаться довольно быстро». Но дело не в этом, а в том, что концепция, гласящая, что «без овладения верховой ездой на ранних этапах приручения коня его вряд ли вообще можно было приручить», к которой Вы присоединяетесь, предполагает, что человек вначале овладел верховой ездой, приручил коня, потом разучился ездить на уже одомашненном коне и только через несколько тысячелетий научился для начала коня запрягать. Такой сценарий мне представляется фантастическим.             Опять-таки вопреки Вашему мнению («Не думаю, что австронезийцы хранили название панголина, вспоминая его в песнях и сказках именно как панголина. Наверняка перенесли название на другого зверя. Ведь так?»), рефлексы слова *qaRəmв австронезийских языках Малайского архипелага обозначают, как и в языках Тайваня, именно панголина (кипут arəm, катинган ahəm, мааньян ayəm и пр.).             Все приводимые Вами заимствования из финского, во-первых, распространены только в диалектах, непосредственно соседящих с финским (саамским, карельским), в подавляющем большинстве архангельском и олонецком (ну, и в сибирских областях, заселявшихся носителями этих самых диалектов), во-вторых – все они сравнительно поздние и к эпохе ранних контактов славян с финнами восходить не могут.             Древнеиндийское śarabhá- не может быть угорским заимствованием, поскольку оформлено характерным для названий животных суффиксом -bhá-, имеющим соответствия в других индоевропейских языках. Поскольку в хантыйском и мансийском обозначения лося (сарп, шарп) содержат элемент -п, явно соответствующий этому суффиксу, но суффиксом не являющийся, направление заимствования явно было из праиндоарийского в угорский, а не наоборот. Остается авестийское Кара, название мифической рыбы. Оно действительно может быть финно-угорским заимствованием, но даже если это так, то это исключение, подтверждающее правило.             Вы цитируете мое высказывание «Индоевропейское слово «звезда» заимствуется в прасемитский с характерным для заимствований сужением значения: не «звезда вообще», а звезда parexcellence, Венера. Отсюда астральное божество, богиня этой звезды, воплощения любви. Никаких натяжек в этой цепочке не видно» и замечаете: «Мы очевидно говорим о разных вещах, поскольку и Т. В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов, и их предшественники в этом вопросе писали о заимствовании этого слова из семитского в и.-е., а не наоборот». Тут Вы неправы. Вот цитата из обсуждаемой книги: «Восстанавливаемое для протосемитского слово *‘aṯtar- в значении ‘астральное божество’… не этимологизируется на собственно семитской основе. Поэтому связь между протосемитской и протоиндоевропейской формами, объясняемая обычно заимствованием семитской формы в праиндоевропейский язык, можно было бы интерпретировать и предполагая заимствование в обратном направлении, то есть из индоевропейского в семитский…» (стр. 875, примеч. 1) (далее авторы приводят аргументы в пользу именно такого направления заимствования).             Вы пишете: «культурная лексика шумерского, семитского, может также прахурритского, протохаттского и т. п. происхождения теоретически могла распространяться и к северу и к западу от Кавказа и Чёрного моря, проникая, в том числе, к обитающим там индоевропейским племенам». Каким образом распространяться? Витая в воздухе?   И, наконец, я никак не могу согласиться с тем, что в своих выводах мы должны исходить не из имеющихся достоверных сведений (межъязыковые контакты), а из наших умозрительных представлений о том, что могло быть (предполагаемое наличие субстратных языков и языков-посредников, от которых до нас не дошло ни малейшего следа).  
  • Уважаемый Сергей Всеволодович, спасибо за Ваш критический отзыв. Я, честно говоря, ожидал, что филолог сможет найти у меня огрехи значительно существеннее тех, на которые Вы указываете. В Вашей критике я не вижу ничего такого, что хотя бы в наименьшей мере указывало на ошибочность моих замечаний и позиции в общем.  Должен заметить также, что многие из Ваших  упрёков в мой адрес совершенно не по существу. Вы пишите:«…многие возражали бы против такой реконструкции на тех же основаниях, на каких С.В. Конча возражает против реконструкции глоттальных/сильных для праиндоевропейского».  Я, собственно, не возражаю против реконструкции ряда глоттальных (или сильных), а только указываю на то, что: 1) эта реконструкция пока не может считаться доказанной, 2) даже если бы она было доказанной её трудно счесть весомым аргументом в пользу ближневосточной прародины, так как нет никаких доказательств, что языки с «сильным» рядом должны были складываться непременно в Переднй Азии.  Далее: «Индоевропейцы не могли использовать лошадь как средство передвижения, поскольку в то время не было ни колес со спицами, которые позволили бы впрягать в повозки лошадей, ни тем более верховой езды». Это звучит, как претензия ко мне, но ведь я не высказываю в данном случае своей позиции, а озвучиваю те положения, которые используют Т. В. Гамкрелидзе – Вяч. Вс. Иванов, прямо указывающие, что овладение колесом и лошадью облегчило миграции. (Что касается верховой езды, то я, хоть и не являюсь знатоком этого вопроса, всё же склоняюсь ко мнению тех исследователей, которые считают, что без овладения верховой ездой на ранних этапах приручения коня, его вряд ли вообще можно было приручить).  Вы указываете: «Нет ничего невозможного и в том, что названия реалий, восходящие к праязыковой эпохе, могли сохраняться в языках, в ареале которых этих реалий не было. Прибалтийско-финские языки сохранили финно-угорское название кедрового ореха, перенеся (подчёркнуто мной) его на клубневые растения (репу, картофель)».  В том то и дело, что «перенеся»! Если бы слово *opi-  было перенесено германцами и славянами на белку или мифического карлика, то данную аргументацию можно было бы рассматривать без иронии, а анализировать всерьёз. Но скажите на милость, как северные люди могли хранить название именно для обезьяны, не имея возможности её регулярно наблюдать? Почему в латинском слово, реконструируемое как «слоновая кость» для праиндоевропейского означает именно «слоновая кость», при том, что предки италийцев, по теории Т. В. Гамкрелидзе – Вяч. Вс. Иванова, должны были тысячи лет прожить в северных степях, отнюдь не усеянных изделиями из слоновой кости? Непонятно тоже, как германцы хранили слово leo именно в значении «лев», хотя едва ли могли наблюдать львов, не живших в Европе севернее и западнее Балкан. Даже если бы это название сохранилось в фольклоре (в мифах) в качестве некоего фантастического существа (чего, кстати, тоже не отмечено), сомневаюсь, что увидев уже в первые века нашей эры львов, они могли «припомнить», что это то же самое животное, которое их далёкие предки знали на прародине тысячи лет назад.   Не думаю, что австронезийцы хранили название панголина, вспоминая его в песнях и сказках именно как панголина. Наверняка перенесли название на другого зверя. Ведь так?    Далее: «В индоиранском, скажем, нет финно-угорских заимствований (а индоиранских заимствований в финно-угорском множество), а в общерусском – заимствований из финских языков, носители которых были ассимилированы восточными славянами, будущими русскими, при освоении ими севера Восточной Европы».  Нет, а точнее мало, финно-у. заимствований в русском литературном языке (сформировавшемся как язык городской элиты и интеллигенции). Если же взять язык деревенской глубинки, то там найдём много. Приведу только примеры из сферы географической и климатической терминологии (просто потому, что под рукой), распространённой по всему русскому северу (и отчасти центру): вадега, водога, вайгач, варака, важа (вожа), водья, ворга, карга, корба, конда, коржа(ва), кошка, лайда, лахта, лач(а), луда, мар, мшара, няша, ольга, подара, рель, ропа, рянда, ремник, сайма, салма, сельма, согра, тайбола (тобола), тундра (тундара, трунда), урема, щелья (шельга), шуя (шуга), шайма, шалга, чельма, чегра, ярма (список далеко не полон). Не меньше слов, очевидно, можем обнаружить в сфере быта, утвари, промыслов, ремесел, названий растений, рыб и т. д. Обращу внимание: для поисков индоиранизмов в финно-угорском обычно используется весь наличествующий словарный состав языков, а диагностируя финские заимствования в русском, Вы говорите об «общерусском» (я так полагаю, имея в виду литературный русский). Подобный же случай и с индоиранским (индоарийским и иранским) – анализируется состав древних, зафиксированных на письме языков (и в них найдены, например, «шарабха», «Кара» – собственное имя рыбы (< общефинск. *kala)и некоторые другие), но искали ли финно-угризмы в массе словарного состава современных индоиранских языков, в средневековых текстах на этих языках?  Конечно, вопросы о заимствованиях и древних языковых контактах остаются во многом неразработанными и дискуссионными. Я совершенно не настаиваю на том, что с Ближним Востоком и контактами в его пределах всё уже ясно. Я только попытался показать, что материал, приводимый Т. В. Гамкрелидзе – Вяч. Вс. Ивановым (как в работе 1984 года, так и в позднейших) этой ясности нисколько не прибавляет и уж, тем более, не дотягивает до того, чтобы считаться доказательством расположения прародины.  «Индоевропейское слово «звезда» заимствуется в прасемитский с характерным для заимствований сужением значения: не «звезда вообще», а звезда parexcellence, Венера. Отсюда астральное божество, богиня этой звезды, воплощения любви. Никаких натяжек в этой цепочке не видно».  Мы очевидно говорим о разных вещах, поскольку и Т. В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов, и их предшественники в этом вопросе писали о заимствовании этого слова из семитского в и.-е., а не наоборот.  Наиболее принципиальное Ваше замечание, долженствующее показать, что моя критика в целом не достигает результата, а аргументация  сторонников ближневосточной прародины остаётся в силе, состоит в следующем: «Если у нас есть лексические встречи между двумя (пра)языками, а никаких свидетельств о существовании (пра)языка-посредника нет, мы с необходимостью должны считать, что между этими языками существовали непосредственные контакты, а не умножать сущности вопреки бритве Оккама».  Ничего подобного мы не должны! Мы были бы «должны» в том случае, если бы точно знали, что все языки которые существовали в таком-то регионе в такую-то эпоху дожили до нашего времени или в виде своих потомков, или в письменных текстах. Но такой уверенности, как Вы понимаете, быть не может. Чем глубже в прошлое, тем больше перед нами общностей (известных в частности археологически), о языке которых мы ничего не знаем, как и не знаем о мере их участия в языковых контактах с соседями. Последнее, однако, отнюдь не означает, что таковых контактов не было, скорее, мы должны исходить из посыла, что определённый след от этих языков, если они исчезли, мог сохраниться в языках, доживших до нашего времени в виде лексики, восходящей к субстратам и заимствованиям. Ни о каком искусственном «умножении сущностей» речь, следовательно, не идёт. На сегодня мы конкретно знаем, какие культурные общности существовали в Европе и на Ближнем Востоке  6, 7, 8 тысяч лет назад, знаем, что они передвигались и контактировали, знаем, что разных культур и сообществ было довольно много. Свидетельства семитско-и.-е. языковых схождений – капля в море по сравнению с тем, что мы имели бы, если бы все языки существовавшие тогда сохранились. Строить  вывод о прародине по одной только этой капле (даже если она очень важна), было бы верхом неосторожности и предубеждённости.  Так что даже в случае, если бы все выдвигаемые на сегодня следы и.-е. – ближневосточных лексических связей были бы признаны однозначными (а это далеко не так), доказательством расположения прародины на Ближнем Востоке сами по себе они быть не могут. Объяснить их можно тем, что: 1) культурная лексика шумерского, семитского, может также, прахурритского, протохаттского и т. п. происхождения теоретически могла распространяться и к северу и к западу от Кавказа и Чёрного моря, проникая, в том числе, к обитающим там индоевропейским племенам, 2) индоевропейские племена, помимо хеттов, и задолго до митаннийских ариев могли проникать на Ближний Восток с севера, дисперсно там распространяясь и ассимилируясь в местной среде. Для получения более конкретной и более выверенной картины необходим комплексный подход. В этом смысле Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов совершенно правильно подошли к задаче, однако эффективно и убедительно воплотить этот подход им всё же не удалось.
  • Уважаемый Лев Самуилович, спасибо за Вашу заметку в поддержку моей критики. Она нуждается в некоторых уточнениях (долго не мог их внести из-за некоторых технических проблем).     Сотрудником киевского Института археологии я не был. Я закончил кафедру археологии при университете им. Т.Шевченко и был аспирантом у Леонида Львовича Зализняка, ныне заведующего Отделом каменного века в Институте археологии. Так что, не будучи сотрудником, по образованию я всё же могу считаться археологом (во всяком случае  формально, поскольку так записано в дипломе), ну и в экспедициях доводилось бывать, диссертацию защищал тоже преимущественно на основе археологических данных.    К прародине в Подунавье я не склоняюсь – приведенная в статье схема размещения прародины индоевропейцев на Дунае иллюстрирует взгляды И.М.Дьяконова, но не мои. Я, скорее, как и Вы, склоняюсь к перспективе локализации прародины в северной части Центральной Европы, но считаю, что индоевропейскую общность следует соотносить с более ранним временем, чем культура Воронковидных кубков.    Я не вижу ничего «опасного» в использовании «теории волн». Последняя вовсе не означает (как иногда её пытаются перетрактовывать), будто единого центра распространения индоевропейского языка не было, а было взаимодействие и обмен между множеством очагов индоевропеизации. В сущности «теория волн» не противоречит модели «лингвистического древа», а в известном смысле дополняет её (как об этом, в частности, писал и О.Широков в цитируемой статье, а также писали Вы, но только немного другими словами). Она предусматривает, что в ходе распада (или «разветвления» от общего «корня») между «ветвями» не возникли сразу же непреодолимые преграды, а продолжалось взаимодействие – где-то спорадическое, где-то более регулярное и глубокое, отобразившееся как в лексике, так и в грамматике и фонетике (напр. та же «сатемизация»). Большим недостатком – а, наверное, можно предположить и целенаправленным умыслом – теории Т.Гамкрелидзе – В.Иванова является тенденция к устранению возможности позднейшего взаимодействия между ветвями. Т. е. у них использована модель «дерева в чистом виде» - однажды ответвившись, ветвь уже не «сращивается» с другой (хотя в тексте у них встречаются указания на такую возможность). Вследствие этого, авторы получают право всё выходящее за пределы двух-трёх смежных языковых групп проецировать в эпоху изначального единства, и, таким образом, культура этого единства «достигает» весьма и весьма высокого уровня.   Что же касается маловероятности обмена терминами родства, названиями природных явлений и прочей «базовой лексикой», то в этом, конечно, я с Вами согласен.
  • С.В. Конча прекрасно подметил слабости монументального труда Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванова. Я тоже считаю, что авторы напрасно взялись за обобщение археологических данных и прокладывание путей предполагаемых миграций отдельных групп индоевропейцев, хотя на это можно посмотреть и под иным углом зрения: если бы Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванов ограничились рассмотрением лингвистического материала, которым прекрасно владеют, книга не вызвала бы такого интереса и не получила бы столь широкого отклика. Кстати, под влиянием критических замечаний Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванов в последующих работах отказались от некоторых своих положений, в частности, от идеи расселения праиранцев с Ближнего Востока через земли к востоку от Каспийского моря. На мой взгляд, однако, главным остается вопрос о том, свидетельствует ли собранный и проработанный авторами языковой материал в пользу возможной ближневосточной (анатолийской, южнокавказской) локализации индоевропейской прародины. С.В. Конча без колебаний отвечает на этот вопрос отрицательно. Позволю себе не согласиться с ним и «примкнувшим к нему» Л.С. Клейном. При этом для экономии места не буду останавливаться на многочисленных достоинствах критического очерка С.В. Кончи, а выступлю в роли «адвоката дьявола», уделяя внимание прежде всего слабым, на мой взгляд, местам его аргументации. Уверен, мой друг Сергей Викторович на это не обидится. Сначала отмечу определенные недоработки самого С.В. Кончи. Так, при обсуждении «глоттальной» теории праиндоевропейской реконструкции, выдвинутой Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Ивановым, следовало бы упомянуть о теории Шеворошкина-Старостина, согласно которой звонкие непридыхательные традиционной реконструкции были не глоттализованными, а сильными, что типологически более правдоподобно. Приводимое С.В. Кончей возражение против реконструкции глоттализованных (или сильных), гласящее: «Главный недостаток этих построений состоит в том, что ни один из реально засвидетельствованных и.-е. языков не обнаруживает глоттальной серии», нельзя принимать всерьез. Как известно, в праславянском действовал закон открытого слога, но ни в одном из живых славянских языков этот закон не действует, что нисколько не мешает реконструировать его для праславянского и видеть его отражение в графике старославянского. А если бы этой графики до нас не дошло, многие возражали бы против такой реконструкции на тех же основаниях, на каких С.В. Конча возражает против реконструкции глоттальных/сильных для праиндоевропейского.             Как пишет С.В. Конча, «как мы помним, индоевропейцы располагали лошадьми и запрягаемыми в быков колёсными повозками, т. е. имели возможность передвигаться довольно быстро». Индоевропейцы не могли использовать лошадь как средство передвижения, поскольку в то время не было ни колес со спицами, которые позволили бы впрягвть в повозки лошадей, ни тем более верховой езды (что бы ни говорили о находке из Среднего Стога).             С.В. Конча иронизирует над реконструкцией для праиндоевропейского ряда ближневосточных реалий. Он пишет: «Поскольку обезьяны в Казахстане и в Европе не водятся, предки славян и германцев (сохранившие и.-е. название обезьяны *opi-), очевидно, должны были во время своих степных перемещений разводить ручных обезьянок, тщательно оберегая их от вымирания в суровом климате севера. Пралатиняне должны были постоянно возить с собою слоновую кость…». Нет ничего невозможного и в том, что названия реалий, восходящие к праязыковой эпохе, могли сохраняться в языках, в ареале которых этих реалий не было. Прибалтийско-финские языки сохранили финно-угорское название кедрового ореха, перенеся его на клубневые растения (репу, картофель). Австронезийцы, расселявшиеся с Тайваня, где водится панголин (ящер-муравьед), на Малайский архипелаг, где это животное также водится, через Филиппины, где панголина нет, тем не менее сохранили его наименование, хотя заселение Филиппин явно потребовало достаточно долгого времени.             Отсутствие картвельских заимствований в индоевропейском при наличии обратных заимствований вполне объяснимо и не свидетельствует об отсутствии длительных контактов. В индоиранском, скажем, нет финно-угорских заимствований (а индоиранских заимствований в финно-угорском множество), а в общерусском – заимствований из финских языков, носители которых были ассимилированы восточными славянами, будущими русскими, при освоении ими севера Восточной Европы. Видимо, во всех перечисленных случаях один из контактировавших (пра)языков был недостаточно престижным для того, чтобы повлиять на (пра)язык соседей.             Постулируемые заимствования из индоевропейского в эламском не демонстрируют регулярных звуковых соответствий (скажем, индоевропейскому *ph- соответствует в эламском то p-, то b-) и потому, скорее всего, суть просто созвучия. Следовательно,  справедливая критика С.В. Кончей тезиса об индоевропейско-эламских контактах к проблеме индоевропейской прародины отношения может и не иметь за весьма вероятным отсутствием таковых.             С.В. Конча говорит о «полном отсутствии» заимствований из индоевропейского в шумерском. Такой точки зрения Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванов придерживались в разбираемой книге, но затем, под влиянием работ Уиттакера, признали вероятность наличия в шумерском индоевропейских заимствований. Вопреки утверждению С.В. Кончи, будто «[с]ами Т.Гамкрелидзе и В.Иванов лишь крайне сдержанно упоминают об этих попытках» (обнаружить индоевропейские заимствования в шумерском), они пишут об этих попытках с полным сочувствием, приводя в их поддержку дополнительные доводы и делая лишь вполне резонную оговорку о том, что вероятными представляются не все, а «некоторые» из предполагаемых заимствований.             С.В. Конча пишет, что И.М. Дьяконов, «руководствуясь семантическими и фонетическими соображениями… категорически отверг такие сопоставления: и.-е.*(Н)aster ‘(утренняя) звезда’ ~ сем. *attar ‘богиня’ (‘богиня любви’?);и.-е. *klahu- ‘ключ’ ~ сем. *kl- ‘запирать’, ‘удерживать’, и.-е. *sept-em ‘семь’, ‘семёрка’, ~ сем. *šb‛ или *šib‛at ‘то же’, и.-е. *dap- ‘жертвенный пир’ ~ сем. *dibh- ‘жертва’, и.-е. *(Н)alut- “хмельной напиток”, “пиво” ~ сем. Hlu ‘сладкий напиток’, и.-е. *nahu ‘судно’, ‘сосуд’ ~ сем. *nw или *uni-at- ‘судно’, ‘сосуд’, и.-е. *aghno- “ягнёнок” ~ сем. *igl “телёнок”, и.-е. *bhars ‘обмолоченное зерно’ ~ сем. *barr ‘то же’, и.-е. *guern ‘жёрнов’ ~ сем. *gurn ‘гумно’, и.-е. *medhu- ‘мёд’, ‘медовый напиток’ ~ сем. *mtq ‘сладкий’». Желательно было бы привести не мнение авторитетного специалиста, а его аргументацию, которая, при всем уважении к покойному Игорю Михайловичу, вполне может быть оспорена. Возьмем первый же приведенный пример, отвергаемый И.М. Дьяконовым по семантическим соображениям: где звезда, а где богиня? Но тут семантические переходы как раз вполне объяснимы. Индоевропейское слово «звезда» заимствуется в прасемитский с характерным для заимствований сужением значения: не «звезда вообще», а звезда parexcellence, Венера. Отсюда астральное божество, богиня этой звезды, воплощения любви. Никаких натяжек в этой цепочке не видно. А *(Н)aster, точнее, *h2ster (непонятно, на каком основании начальный ларингал берется в скобки, ведь он прямо отражен в хеттском), относится к древнейшему, «индо-хеттскому» словарному слою индоевропейского. Возражения И.М. Дьяконова против других индоевропейско-семитских сопоставлений также не всегда убедительны: какие-то из этих сближений могут быть ошибочными, но явно не все. С.В. Конча вообще склонен чересчур полагаться на выводы И.М. Дьяконова. Так, он пишет: «Ярким примером такого рода лексем может послужить слово *uein- ‘вино’, которое, по мнению И.Дьяконова, могло быть заимствовано западными семитами из раннегреческих диалектов в начале ІІ тыс. до н. э. [Дьяконов, 1982, (1): 23-24], лишь позднее проникнув в Месопотамию, на Кавказ и в Африку. К характеристике контактов уровня праязыка, слово, следовательно, не имеет отношения». Забавно прежде всего, как предположение («могло быть») росчерком пера превращается в неоспоримый факт («не имеет отношения»). А, собственно, каковы аргументы в пользу такого предположения? Что, фонетическая структура семитских слов исключает возможность прасемитской реконструкции соответствующего этимона? Никоим образом. И.М. Дьяконов иногда бывал склонен к излишней категоричности. Вспомним хотя бы название его статьи: «Арийцы на Ближнем Востоке: конец мифа». Сказано хлестко, но переднеазиатские арии от этого никуда не делись. По мнению С.В. Кончи, «слова *gheid- и *tauro- ограничиваются «древнеевропейским» («западным») кругом языков, а *handh- и *dhohna, наоборот, имеют, распространение на востоке, не встречаясь на западе». В отношении слова *tauro- это утверждение не бесспорно: к тому же корню с большой долей вероятности могут восходить слова с s-mobile, подобные авестийскому staora- «крупный рогатый скот». Но даже если считать, что «восточные» и «западные» индоевропейские языки заимствовали семитские слова уже после своего разделения (хотя относительно контактов с семитским на общеиндоевропейском уровне можно вспомнить то, что сказано выше о слове «звезда»), это никак не подкрепляет гипотезы о балканской или центральноевропейской прародине индоевропейцев: получается, скажем, что носители «западноиндоевропейской» языковой общности с Балкан (или с севера Центральной Европы) отправились на Ближний Восток, где вступили в контакт с семитами, а затем возвратились на прежнее место. Такой сценарий не более, если не менее, убедителен, чем миграции, постулируемые Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Ивановым.             Согласно С.В. Конче, «[н]е были индоевропейцы также соседями семитов и шумеров – лексические проникновения из этих языков, видимо, следует считать «бродячими» культурными терминами, которые переходили из языка в язык». А как они переходили – в воздухе, что ли, носились? Если у нас есть лексические встречи между двумя (пра)языками, а никаких свидетельств о существовании (пра)языка-посредника нет, мы с необходимостью должны считать, что между этими языками существовали непосредственные контакты, а не умножать сущности вопреки бритве Оккама. А количество заимствованных слов, которому придает большое значение С.В. Конча («индоевропейских слов в семитских языках должно было бы найтись больше чем три или четыре» – их, замечу, и находится больше, если не принимать гиперкритической оценки И.М. Дьяконова, которая, как отмечалось выше, уязвима), в данном случае не имеет значения – важен сам факт их наличия.             Таким образом, лингвистические данные, на мой взгляд, свидетельствуют о наличии контактов праиндоевропейского и, на более поздней стадии, отдельных его подгрупп с шумерским, семитским(и) и северокавказским(и), а это, в свою очередь, указывает скорее на расположение индоевропейской прародины к югу от Кавказа. Не знаю, насколько это можно увязать с археологическим материалом, но в данном случае сведения, предоставляемые сравнительно-историческим языкознанием, приоритетны.                  
  •  

    Cергей Кулланда "Анти-Химченко"

     

     

    Единственное, в чем Химченко прав в своих рассуждениях о скифском языке – что В.И. Абаев напрасно считал скифский и сарматский единым языком, тогда как они четко отличаются друг от друга (что, впрочем, вопреки Химченко, не ставит под сомнение иранскую принадлежность скифского). Химченко, однако, выставляет это не просто ошибкой, а злонамеренным искажением истории. Побудительными причинами оной злонамеренности предлагается считать либо «патриотический порыв», либовыполнение «указаний И. Сталина, который сам имел осетинские корни по матери и, как известно, был весьма благосклонен к В. Абаеву» (стр. 183). Тут уважаемый специалист по истории КПСС мимоходом обнаруживает некомпетентность даже в этой области: осетинские корни у Сталина были по отцовской (Джугашвили – грузинизированная форма осетинской фамилии Дзугатæ, русифицированная форма Дзугаевы), а не по материнской линии. Ни о какой благосклонности Сталина к В.И. Абаеву никому, кроме Химченко, не известно (да и невозможно представить, чтобы Василий Иванович по указанию свыше покривил душой). В.И. Абаев подвергался нападкам в числе прочих учеников Марра (хотя в своих работах всегда руководствовался отвергаемыми Марром принципами сравнительно-исторического языкознания). Достаточно привести цитаты из дневника крупнейшего языковеда-слависта С.Б. Бернштейна: «После проведения языковедческой дискуссии 1950 года организовывались публичные проработки… профессора Абаева и других языковедов, которые не носили характера научных диспутов, а напоминали скорее публичные суды» (С.Б. Бернштейн. Зигзаги памяти, М., 2002, стр. 273). «Изо всех бывших сторонников «нового учения о языке» только один Абаев ведет себя достойно. Он умудрялся и в прошлом, в период господства марризма в нашей стране, заниматься серьезно наукой, а не демагогией и доносами. Он один не выступал с покаянными речами, не топил своих бывших «друзей». С каким чувством собственного достоинства он отвечал на наветы…) (Там же, стр. 167). Что же касается «патриотического порыва», то В.И. Абаеву, при всей любви к собственному народу, никогда не пришло бы в голову в угоду ему препарировать историю. Достаточно вспомнить, что Василий Иванович в разгар югоосетинско-грузинского конфликта выступил в печати («Независимая газета», 1992 год) против отделения Южной Осетии от Грузии, не побоявшись бросить вызов господствующим настроениям. Националист, одержимый патриотической идеей, так никогда бы не поступил.

     

    Все же рассуждения Химченко о собственно скифском языке откровенно беспомощны. Он не в состоянии даже грамотно пересказать чужие идеи. С.В. Кулланде он, в частности, приписывает мнение о том, что характерный для скифского языка переход δ > l – явление ареальное, не понимая ни того, что этой точки зрения придерживается Д.И. Эдельман, которой Кулланда возражает, ни того, что речь идет о юговосточноиранском ареале, т. е. о языках, распространенных на территории современного Афганистана, и к этому ареалу скифский принадлежать никак не может. Кулланде же приписывается утверждение, что «тождественность иранского и скифского языка вряд ли можно считать доказанной» (стр. 186-187). Понятно, что ничего подобного Кулланда не писал и писать не мог. Опять-таки со ссылкой на Кулланду (правда, как и в предыдущем случае, ссылкой лукавой: даются просто названия трех работ в надежде, что читателю станет лень проверять) приводится утверждение, будто имя мидийского царя Киаксара свидетельствует «о сильном скифском влянии в мидийском обществе» (стр. 187). Ничего специфически скифского в имени Киаксара (иранское Хувахштра) нет, а Кулланда в данных работах его даже не упоминает. Химченко считает скифским название Днепра Данаприс, тогда как это название сарматское, скифы же называли Днепр Борисфеном. Химченко пишет, что В.И. Абаев «непонятно на основе чего» считает, что в скифском языке, в отличие от осетинского, часть сложного слова, являющаяся определением, может стоять и после части, являющейся определяемым. В.И. Абаев в подтверждение своей гипотезы приводит примеры осетинских сложных слов с «инверсированным» порядком составных частей (wængmard «вялый», досл. «с мертвыми членами, где wæng «член», mard «мертвый» и пр. – В.И. Абаев. Скифо-сарматские наречия // Основы иранского языкознания. Древнеиранские языки. М., 1979, стр. 351-358), но Химченко некогда вчитываться в чужую аргументацию.

     

  • К критике анатолийской концепции происхождения индоевропейцев. Концепция анатолийского происхождения индоевропейцев выдвинутая в 1980 – 84 гг. Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Ивановым в закавказском варианте, хотя и подвергалась неоднократно критике как языковедов, так и историков и археологов, тем не менее стала авторитетной и развивалась далее, формируя значительную часть научного ландшафта. В 1987 г. ее модифицировал крупнейший британской археолог Колин Ренфру, отодвинув ареал чуть к западу, а время разделения праиндоевропейского языка – вглубь тысячелетий, к неолитизации Европы, и книга его была переведена на многие языки (также несмотря на ожесточенную критику). А в 2003 г. концепцию подхватили двое биологов Грэй и Эткинсон в своем глоттохронологическом этюде, озаглавленном «Время распада языкового древа подтверждает теорию анатолийского происхождения индоевропейцев», в первоклассном журнале «Нейче». Попытки заново отстоять ее (в основном в борьбе с альтернативной степной концепцией) продолжаются, и многие исследователи просто придерживаются закавказско-анатолийской концепции по сей день. Таким образом, предложенный Сергеем Викторовичем Кончей обобщающий критический анализ концепции Гамкрелидзе – Иванова представляется мне, хотя и запоздалым, но очень нужным, тем более, что его спокойную и вдумчивую критику я нахожу очень убедительной. С.В.Конча по образованию не лингвист и не археолог, а историк, но он долго был сотрудником киевского Института археологии, где серьезно освоил методы и материалы индоевропеистики и соответствующей отрасли археологии в той мере, которая позволяет ему глубоко разбираться в языковедческих и археологических проблемах индоевропеистики. В литературе уже были высказаны сомнения относительно реконструированных авторами концепции заимствований из восточных языков в праиндоевропейский (особенно много – И. М. Дьяконовым), но Конча собрал их воедино, а кроме того выдвинул на первый план тот факт, что заимствования оказываются в массе односторонними: либо из раннего индоевропейского в восточные, либо из тех в ранний индоевропейский. Это скорее всего говорит о том, что имели место не соседство праязыков, а переселения каких-то групп ранних индоевропейцев в ареал ближневосточных языков, либо такое же переселение восточных в среду формирования индоевропейской речи (хотя бы в ходе неолитизации Европы). Аргументы Кончи выглядят чрезвычайно убедительно. Я расхожусь с ним лишь в выборе возможного места локализации праиндоервопейского языка в Центральной Европе. Конча склоняется вместе с Дьяконовым и Сафроновым к Подунавью, мне кажется не менее реальным Север Центральной Европы. Я также не очень вдохновлен огромным значением, которое Конча придает взаимообмену словами и морфемами соседних индоевропейских языков на первых порах после распада, что опасно сближает его с «теорией волн» Й. Шмидта. Правдоподобным представляется мне обмен терминами реальных заимстсвований (термины металлургии, промыслов, одежды, пищи), но не словами повседневного обихода (термины родства, возраста, названия природных явлений и т.п.). Если среди слов, ареал которых покрывает несколько языков, господствуют слова второго ряда, то мы вряд ли можем объяснить их общность «теорией волн», а должны предположить филиацию. На мой взгляд, ключевой вопрос для решения локализации прародины индоевропейцев – это появление хеттов в Анатолии: откуда они пришли, в том направлении и нужно искать прародину всех индоевропейцев, потому что хетты были первыми отделившимися от общего ствола. Отступя век-два-три от рубежа III - II тыс. до н. э. они уже были в Анатолии. А та же культура заходит в последние века III тыс. До этого времени никаких следов индоевропейских языков в Малой Азии нет. Следовательно, очень похоже, что они прибыли в Анатолию за несколько веков до рубежа тысячелетий. Ни с Кавказа, ни через Кавказ, судя по археологическим данным никто в это время не проходил. В степях к северу от Кавказа были в это время катакомбные культуры, несколько катакомбных погребений обнаружено в Армении, но ничего похожего в Анатолии. Можно ставить вопрос об индоевропейцах в Митанни, но не о хеттах. Остается путь с Балканского полуострова, из Подунавья. Я и предположил что хетто-лувийское вторжение связано с распространением баденской культуры в Анатолию (Клейн 2012). Баденская культура как хеттская – это указание на локализацию прародины индоевропейцев в Центральной Европе возможно, на севере ее (культура воронковидных кубков). Клейн Л. С. 2012. Происхождение индоевропейцев и археология. – Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древнейшими цивилизациями. Материалы международной научной конференции, посвященной 110-летию со дня рождения … М. П. Грязнова. Кн. 2. Санкт-Петербург, ИИМК РАН, Периферия: 25 – 34 (перепеч. в Клейн Л. С. 2014. Этногенез и археология. Санкт-Петербург, Евразия, т. 2).
  • Мои антропологические комментарии таковы: 1) В моей базе данных -- 21 ямная краниологическая серия. Ни одна из них не ближе к Закавказью, чем к местным энеолитическим группам -- Среднему Стогу и Хвалынску. И ни одна не ближе к Центральной Европе, чем к Среднему Стогу и Хвалынску. То есть имеются все основания -- и морфологические, и генетические -- считать ямников автохтонами в степях. Главная интрига, конечно, в степном энеолите. О нем пока нет генетических данных, а краниологически среднестоговцы и хвалынцы выглядят очень обособленными и никаких четких связей -- ни южных, ни западных -- не обнаруживают. Типологисты, конечно, находят там и средиземноморцев и еще кого-то, но это погоня за блуждающими огоньками, потому что на уровне средних величин всё это стирается. 2) Ранние катакомбники ("средиземноморцы" даже на уровне средних), как я уже писал в "индоарийской дискуссии", судя по всему, пришлые -- с равной вероятностью могли прийти из Закавказья и из Центральной Европы. А вот поздние катакомбники -- явно потомки ямников. Каким образом ранние катакомбники вклинились между ямниками и поздними катакомбниками (иными словами, куда эти пришельцы потом делись) -- понятия не имею. 3) По генетическим данным выходит, что центральноевропейские шнуровики связаны с Синташтой "через голову" наших степняков. Этому факту я могу предложить краниометрическую параллель: андроновцы (алакульцы-кожумбердынцы) Западного Казахстана имеют на удивление европейский облик -- просто букет очень ранних (неолитических и энеолитических) центральноевропейских параллелей. А из наших серий эти люди связаны не со срубниками (как думал Алексеев) и тем более не со среднеазиатами (как думал Гинзбург), а с некоторыми ямниками (в частности с р. Ингулец) и ранними катакомбниками (в частности, с р. Молочной). 4) Главная для нас радость в работе Allentoft et al. -- подтверждение нашего вывода об "американоидности" минусинских окуневцев. Тогда, в 1995 году, нам мало кто верил, мы 20 лет ждали подтверждания -- и вот наконец дождались. 5) А вот тувинские окуневцы (чаахольцы) -- дело совсем иное. Они представляют собою крайнее восточное звено того миграционного вектора, который направлен из степей (от уже названных мною ямных и катакомбных групп) на восток, в Центральную Азию. Вполне вероятно, что это одна из ветвей индоиранцев.                  
  • Спасибо, но в данном случае поправки не требуется. Вы, видимо, прочли курсивную латинскую A в транскрипции древнеармянского TAWN "праздник", давшего TON в современном языке, как O, но у меня стоит A. К древнеармянскому TUN "дом" TAWN, как Вы справедливо отметили, отношения не имеет: первое родственно русскому "дом" с закономерным для армянского переходом конечного M в N. 
  • Sergey Kullanda сказал(а): Спасибо за отклик. Прошу прощения, но я не совсем понял, что уточняет арм. town. Вроде бы ни я, ни Л.С. Клейн армянских материалов не приводили. Что же касается перехода d > r в интервокальной позиции, то он произошел уже на армянской почве, ни в мидийском, ни в персидском его не было (ср. название города Багдада, аналогичное армянскому имени Баграт, но без означенного перехода), но со скифским переходом d > l он, видимо, не связан.    
    Спасибо за ответ.  Уточнение касалось этого: "соответствовали звонкие и наоборот, имя Табити следует считать субстратным и возводить к индоевропейскому корню *dh2p- ‘готовить ритуальную пищу’ (ср. лат. daps ‘торжественная трапеза после жертвоприношения’, арм. tawn ‘празднество’, др.-сев. tafn ‘жертвенное животное’ и пр.), что не противоречит образу богини домашнего очага."
  • Спасибо за отклик. Прошу прощения, но я не совсем понял, что уточняет арм. town. Вроде бы ни я, ни Л.С. Клейн армянских материалов не приводили. Что же касается перехода d > r в интервокальной позиции, то он произошел уже на армянской почве, ни в мидийском, ни в персидском его не было (ср. название города Багдада, аналогичное армянскому имени Баграт, но без означенного перехода), но со скифским переходом d > l он, видимо, не связан.    
  • Уважаемый Arepo, Еще раз прошу Вас зарегистрироваться под своим полным именем. Или же ставить подпись под всеми своими комментариями. модератор
  • A.Darbinian  Интересно. Маленькое уточнение, в арм. town-տուն означает дом, праздник ton-տոն.   У меня возник вопрос, в арм. есть иранские заимствования, которые имеют соответсвие d-r ападана-апаран, баграт-багдат и т.д. Причем мягкая ր, а не твердая ռ. Считается, что это заимствования из мидийского. Это как то связано со скифским d-l?
  •                                  Скифы из-за Аракса

    Чрезвычайно интересная и важная статья Сергея Всеволоовича Кулланды не вызывает у меня особых возражений: ведь восточное происхождение скифов, их миграция из района Тувы ныне выдвигается на археологических и антропологических основаниях, а проверить лингвистические выводы Куланды я не в состоянии.

    Я лишь хотел бы уточнить изложение моих взглядов Кулландой и ссылку на мои давние работы. Идею о том, что скифских походов в Переднюю Азию было два, а не один, и что возвращение из первого похода из-за Аракса Геродот принял за вторжение в Северное Причерноморье из Азии, я выдвинул в своей дипломной работе в 1951 г., этому вопросу специально посвященной, ее принял и повторял в своих статьях и книге мой руководитель проф. М. И. Артамонов, а потом и я подробно изложил ее в ВДИ в 1975 г.

    Но я не связывал ее напрямую с вопросом о происхождении скифов, потому что независимо от того, как эти события излагал Геродот, сами скифы до этих походов могут быть как местными, так и пришлыми. Местный компонент в скифском населении я не отвергаю и сейчас. Меня убеждали в его наличии два фактора. Во-первых, наличие в археологической культуре скифов местных традиций, в частности катакомбного способа погребения и ряда других особенностей. Я писал об этом в статье "Происхождение скифов-царских по археологическим данным" в 1963 г. ("Сов. Археология" №4). А во-вторых, наличие у причерноморских скифов индоарийских традиций. При всем ираноязычии, культурные (и религиозные) особенности скифов оказываются скорее индоарийскими, чем иранскими. Это я доказывал на Круглом столе в Москве "Индоарии и скифский мир: общие истоки идеологии", и это напечатано в 1987 г. в журнале "Народы Азии и Африки" (№ 5). Между тем, по моим представлениям, корни индоариев нужно видеть в катакомбной культуре степного Причерноморья, а праиранцы жили в бронзовом веке восточнее. Поэтому  индоарийский  компонент своей культуры скифы должны были получить в Северном Причерноморье, а не где-либо на востоке.

    Но это никоим образом не подрывает идею о восточном происхождении другого компонента скифской культуры, с которым и мог прибыть с востока скифский язык.

     

     

          

  • Уважаемый пользователь! По правилам нашего сайта просим Вас зарегистрироваться под своим полным именем. модератор
  • Армянский с Балкан? Насколько понятно, Лев Самуилович не является ни урартологом, ни арменологом, впрочем как и лингвистом, поэтому хотелось бы ссылки кроме Дьяконова? Работа Дьяконова интересная, но она не претендует на твердое доказательство, там сплошные «очевидно» и «предположительно».
  • Французская загадка об Африке Результат статьи французских генетиков в американском журнале физической антропологии совершенно загадочный. Центрально-африканские земледельцы (с запада Центральной Африки) отличаются от всех - от центрально-африканских же охотников-собирателей, от европейских оседлых земледельцев и полукочевых скотоводов и т. д. Отличаются чем? Тем, что 60-40 тыс. лет назад там, у центрально-африканских земледельцев был заметный демографический подъем. Но 60 - 40 тыс. лет назад - это начало верхнего палеолита. А в верхнем палеолите не было ни земледельцев, ни скотоводов, они все были охотниками и собирателями! Все одинаково! Значит, либо а) различие между будущими земледельцами и кочевниками (скотоводами и охотниками-собирателями) началось уже с верхним палеолитом, и их будущие земледелие и кочевание были предопределены какими-то их еще палеолитическими особенностями, возможно самой демографией, либо б) это всего лишь проекция на прошлое современных особенностей этих популяций, вызванная какими-то качествами подсчета. Это второе предположение представляется мне более реалистичным. Авторы не дают какого-то намека на эту проблему и ее возможное решение. Кроме того, африканские популяции, легшие в основу представленного вывода сосредоточены слишком узко на западе Центральной Африки, так что вывод может отражать какие-то узко локальные особенности этого района.
  • Александр Александрович, ну что Вы заладили. Всё, что Вы привели в оправдание своих сопоставлений, есть и у греков. Были и там автохтонные гипотезы (например, В.Георгиев), есть и там другие горы, и т. д.

    Никакую дезинформацию я о Вас не распространял. Что у Вас нет внутренней критики источников, это мое мнение. Я не утверждал, что Вы выводите из этого свою автохтонную гипотезу, а констатировал, что выводите  Вы идею обособленной общины проповедников и т. п. с тайным языком (как бы Вы его ни называли) в основе Ригведы. Мне надоело разоблачать Ваше выкручивание и Вашу казуистику. Надоели Ваши истерики по пустякам и Ваша игра в непризнанного гения. Надоело Ваше неумелое ёрничанье и непозволительные личные выпады.

    С Вами один за другим прекратили общаться почти все участники дискуссии, лопнуло и мое терпение. Хватит.

    Да, у Вас есть редкое знание санскрита и индологической литературы. Но оно сочетается с непомерным самомнением и болезненной склочностью. А ведь Вами не высказано ни одной собственной мысли - всё сплошь цитаты. Всё заимствовано у иностранных ученых. Усвоение знаний тоже полезно, но нет оснований для претензий на статус гения.

    Вам предоставили возможность выйти на всероссийскую кафедру - Вы дурно воспользовались этой возможностью. Жаль.

  • Еще только одно замечание. Ведь я показал, что ничего не "перевирал". Герменевтика сакрального смысла речений для посвященных это и есть разбор тайного языка - это ясно всем. Называть высказывания своего оппонента "лживыми" только потому, что они перечат Вашей излюбленной гипотезе - это дурной тон, а когда это обращено к очень пожилому человеку, то это называют и иначе. Не стану уточнять. А. А. Семененко сам знает эти слова, стало быть, сам знает, кто он есть.
  • А вот ещё один аргумент, на этот раз поближе к генетике:   Fornarino S., Pala M., Battaglia V., Maranta R., Achilli A., Modiano G., Torroni A., Semino O. and Santachiara-Benerecetti S.A. Mitochondrial and Y—chromosome diversity of the Tharus (Nepal): a reservoir of genetic variation // BMC Evolutionary Biology. — 2009. — 9:154:   "Тераи, высоко малярийный регион Южного Непала, граничащий с Индией (Рисунок 1), до последних десятилетий, когда малярия была уничтожена, был населён почти исклчительно Тхару (Tharu), одним из древнейших и самых многочисленных туземных народов Тераи. Эта групп известна своею сопротивляемостью малярии, что подтверждается меньшей заболеваемостью малярией в сравнении с проживающими здесь же (sympatric) непальскими популяциями [1], — феномен, не полностью выясненный на генетическом уровне. Только после по существу полного уничтожения малярии с помощью программы контроля над малярией, запущенной в 1956, несколько других непальских популяций мигрировали и обосновались в Тераи. Тхару проживают на всём протяжении [территории] страны (в основном в северной полосе Тераи) в деревнях совсем рядом с или даже внутри ранее малярийных лесных зон. Несмотря на очень глубокую культурную и лингвистическую разнородность, они считают себя уникальным племенным образованием (entity), подразделяющимся на три основные группы (западную, центральную и восточную)...   Образцы состояли из 173 ДНК Тхару из заборов крови мужчин, собранных более 25 лет тому назад, вскоре после значительной миграции других популяций в Тераи вслед за уничтожением малярии, и 104 индийцев. Образцы Тхару состояли из трёх групп из разных деревень: двух в округе Читван в Центральном Тераи (Th-CI и Th-CII) и одной в округе Моранг в Восточном Тераи (Th-E) (Рисунок 1). Индийские образцы также состояли из трёх групп: индусов из Тераи (H-Te, собранных в округе Читван), индусов из Нью Дели (H-ND) и племенные из Андхра Прадеш (T-AP). Отсутствие близкого родства между людьми обеспечивалось данными собеседования...   На основании известного или предполагаемого происхождения гаплогрупп для Y—хромосомы... могут быть установлены три главных компонента (Восточно-Азиатский, Западно-Евразийский и Индийский)... Компонент Индийского субконтинента включает в себя линии гаплогрупп C, F, H, L, O, R и среди индийцев от варьируется от 80% в образцах Нью Дели до 85% в Тераи и до 90% в Андхра Прадеш... Гаплогруппы H и R являются наиболее часто встречающимися гаплогруппами этого компонента. Гаплогруппа H (Тхару: 25.7%; индийцы: 18.3%) представлена пятью подгруппами: H—M69*, H1—M52*, H1—M370*, H1—M82* и H2—APT. В то время как H—M69* была зафиксирована в схожих пропорциях (в среднем 8.8%) во всех подгруппах Тхару и в двух индийцах Андхра Прадеш (6.9%), H1—M82* наблюдалась во всех Тхару и индийцах. По контрасту, H1—M52* (2.0%) и H1—M370* (6.1%) налюдалась только у индусов Нью Дели, а H2—APT (11.7%) — только у Тхару-CII.   Гаплогруппа R, помимо единичной R* из Нью Дели, была зафиксирована во всех группах как R1a1—M17* и R2—M124 с важными различиями между Тхару (13.5%) и индийцами (52.9%), в основном из-за R1—M17* (8.8% против 41.3%)..."   "Гаплогруппы... R1—M17 и R2—M124... демонстрируют в пределах Индии значительную частоту и гаплотипы, ассоциируемые с высоким микросателлитным разнообразием... Высокая частота гаплогруппы R1—M17, обнаруженной на территории Центральной Евразии (Central Eurasian territory), наряду с её градиентом распространения, который связывался с индоевропейской экспансией [74-76], должен был бы сохранить некоторую неуверенность по поводу её географического происхождения. Однако высокое микросателлитное разнообразие подкрепляет древность присутствия, датируемого в наших образцах более 14 тысячами лет [см. Дополнительный файл 3], маркёра M17 на Индийском субконтиненте, как предполагалось Kivisild et al. [11], и подтверждалось Sengupta et al. [15] и Thanseem et al. [71]... Таким образом, разумно полагать, что даже эта межрегиональная гаплогруппа имеет древние связи с территорией Индии. Интересно, что Y—хромосомы M17 Индийского субконтинента отличаются от таковых в Центральной Евразии (Central Eurasia) тем, что они буквально все — 49a,f/TaqI Ht 11 [77]."   Я осведомлён о проблемности ДНК—датировок. Но вот что меня как НЕспециалиста в области генетики заинтересовало. Откуда у туземцев в малярийном регионе НА ЮЖНЫХ СКЛОНАХ ГИМАЛАЕВ, куда по определению до самого недавнего времени не могли проникнуть не то что неиндийцы, но даже жители самих равнин Южной Азии, такой набор мужских гаплогрупп семейства R, особенно R1a1—M17*? И второй момент, мимо которого я не смог пройти: НАЗВАНИЕ СТАТЬИ — Tharus (Nepal): a reservoir of genetic variation. РЕЗЕРВУАР ГЕНЕТИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ. Все южные склоны Гималаев именно в силу своей изрезанности, фрагментации на относительно изолированные горные долины, с однй стороны, и в силу вертикальной поясности своих природно-климатических зон, — с другой, несомненно, представляют собою РЕЗЕРВУАР НЕ ТОЛЬКО ГЕНЕТИЧЕСКОГО И БИОЛОГИЧЕСКОГО (мы тут находим, например, медведя, волка, гималайский кедр, берёзу и т.д. и т.п.), НО И ЭТНО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО РАЗНООБРАЗИЯ. Ещё Л.Д. Калла отмечал, что именно это способствовало формированию родственных, но в то же время отличных друг от друга ИЕ диалектов. И относительное перенаселение заставляло их носителей спускаться вниз на равнины и тем самым служило естественным механизмом миграции. Семененко Александр
  • Уважаемый Лев Самуилович!   "У греков священные горы Олимп и Парнас. Но это не значит, что они спустились с этих гор. Никто происхождение греков к этим горам не возводит. Вот и вся отбраковка Вашего нового набора «аргументов». Может, хватит? Ей богу, увольте."   Не уволю, ей Богу. Ваше сравнение, как и в случае с отсылкой к викингам, некорректно. О греках мы точно знаем (и имеем в топонимике свидетельства этого), что они ПРИШЛИ В ГРЕЦИЮ откуда-то ИЗВНЕ. Но о ИА мы знаем (и имеем в топонимике следы этого), что они НЕ ПРИХОДИЛИ в СЗ Южную Азию ИЗВНЕ.   Кроме того, возникает ещё один вопрос: почему ИА обожествляют именно горы Центральных Гималаев, а не горы северо-западной части Индостана ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ, что выводят оттуда истоки своих верховных божеств? И напоминаю дополнительный аспект этой проблемы: почему в Махабхарате Пенджаб рассматривается как варварская страна, а не как прародина ИА культуры? Ответов на эти вопросы не прозвучало.   А теперь вернёмся к Ригведе: мой следующий аргумент. Мы увидели, что (Центральные) Гималаи обожествляются всей эпико-пуранической традицией и что они являются предеметом поклонения и в современном индуизме, что с Гималаями связаны и Солнечная, и Лунная династии древнейших ИА царей и само происхождение ИА, их культуры и цивилизации. А вот что говорит Ригведа (пер. Т.Я. Елизаренковой):   víṣṇu... giriṣṭhā́ḥ "Вишну... живущий в горах" (I.154.2) víṣṇave... girikṣíta "Вишну... поселившемуся в горах" (I.154.3) víṣṇave... girijā́ "Вишну... рождён на горе" (V.87.1)   к Индре: 3.048.02a yáj jā́yathās tád áhar asya kā́me 3.048.02b aṃśóḥ pīyū́ṣam apibo giriṣṭhā́m 3.048.02c táṃ te mātā́ pári yóṣā jánitrī 3.048.02d maháḥ pitúr dáma ā́siñcad ágre "Когда ты родился, в тот день, желая его, Ты пил молозиво стебля, находящегося на горе. Твоя мать, юная женщина, родительница, налила Тебе его в доме великого отца в начале". giriṣṭhā́ḥ "живущий в горах" (X.180.2)   mā́rutaṃ gaṇáṃ giriṣṭhā́ṃ "стаю Марутов, живущую на горе" (VIII.94.12)   О Соме: mádhvo rásaṃ giriṣṭhā́ṃ  "сок медового, возникший на горе" (V.43.4) giriṣṭhã́ḥ... sómo "живущий на горе сома" (IX.18.1) aṃśúr... giriṣṭhã́ḥ "стебель... находящийся на горе" (IX.62.4) giríṣu kṣáyaṃ dadhe "в горах он устроил себе жильё" (IX.82.3) duhanti ukṣáṇaṃ giriṣṭhã́m "выдаивают из быка, пребывающего на горе" (IX.85.10) aṃśúṃ duhanti ukṣáṇaṃ giriṣṭhā́m "стебель сомы они доят, быка, находящегося на горе" (IX.95.4) índur... devó... giriṣṭhã́ "сок сомы... бог... пребывающий на горе" (IX.98.9)   Наконец, Ригведа прямо называет Гималаи: 10.121.04a yásya imé himávanto mahitvā́ "Чьим могуществом (существуют) эти снежные (горы)..." (Елизаренкова Т.Я. "Ригведа" — великое начало индийской литературы и культуры // Ригведа. Мандалы I—IV. Изд. подг. Т.Я. Елизаренкова. — М.: Наука, 1989. — С. 444.)   Лев Самуилович, смотрите — никаких чудес. А Вы отрицаете очевидное — что я вывожу ИА культуру с южных склонов Гималаев на основании исключительно научных аргументов, а не веры в святое слово Ригведы... А когда Вам указывается на это — Вы раз за разом отказываетесь признать этот очевидный факт: Вы распространяете, мягко говоря, дезинформацию о своём оппоненте, не будучи в состоянии опровергнуть его в сугубо научной дискуссии.   Семененко Александр
  • Глубокоуважаемый Владимир, спасибо большущее за возвращение дискуссии к ее источнику и за очень содержательный комментарий. Хочу обратить внимание читателей, что хотя в конце поста Владимира и приведена ссылка на красивое древо самой обсуждаемой гаплогруппы R1a с ее картой "со стрелочками" - Владимир подчеркивает свое скептичное отношение к таким картам. Вот уж с чем всей душой согласна! Проблема в том, что те, кто анализирует и рисует "карты со стрелочками", тот сам всегда сознает их относительность: это лишь схема очередного этапа нашего знания. Скоро, очень скоро мы продвинемся дальше, и схема станет иной: в чем-то уточнится, а в чем-то изменится. И это прекрасно - в этом жизнь науки. Но вот те, кто читают "карту со стрелочками", порой воспринимают ее совсем иначе, чем ее создатели и опытные ген-генеалоги: они воспринимают ее как окончательный итог, а не как картинку. А еще обиднее, когда смотрят лишь на какую-то свою любимую часть этой картинки, забывая об истории и географии гаплогруппы в целом. Поэтому Владимир и призывает обратиться прямо к большому, уже накопленному, массиву информации, хотя, конечно, это требует бОльшего труда. Но и отдача будет больше, поверьте! Это не заносчивость генетиков, а напротив - извинение. Простите, что мы знаем еще слишком мало. Простите, что мы идем очень быстро. Простите, что наше понимание меняется. Но мы приглашаем Вас в это путешествие! Давайте идти вместе? Не очень доверяясь "стрелочкам". И стрелочникам.
  • Хотел бы вернуть дискуссию к исходной теме - обсуждению статьи индийских генетиков. "...происхождение гаплогруппы R1a1-M17, традиционно связываемой с индоевропейцами, до сих пор вызывает дискуссии. Была ли она привнесена носителями индо-арийских языков в Индию (Wells, 2001; Underhill, 2010) или имеет индийское происхождение (Sharma, 2009)".  Сейчас в нашем распоряжении имеются обработанные данные по полному сиквенсу Y-хромосомы достаточно большого количества образцов R1a. По ним же рассчитана оценка возраста отдельных субклад. http://yfull.com/tree/R-M198/    Нужно обратить внимание на внутреннюю структуру субклады R-M17 (она же R-M198). Она достаточно сложна и далеко не все ее дочерние субклады связаны с Индостаном.  На дереве снипов хорошо видно, что отдельные субклады локализуются на западе и севере Европы, другие - в Восточной Европе, а третьи - в Азии, включая Индостан. Время расхождения этих субклад -  4,5-5 тысяч лет назад.  Интересно, что R-Z94 (http://yfull.com/tree/R-Z94/) имеет в своем составе европейские субклады.  Всё это говорит, что даже анализ широко распространенной в пределах Евразии гаплогруппы R1a не может дать однозначной картины миграций, "со стрелочками". Возможно, что со временем, при более детальном анализе можно будет сделать какие-то выводы.  Тем не менее, отметим, что специфических индийских гаплотипов R1a к северо-западу от Пенджаба мы не встречаем. А наиболее близкие к ним отделены почти пятью тысячами лет и представлены исключительно "азиатскими" ветвями.Я понимаю, что разбираться с деревом снипов YFull достаточно сложно (хотя против большинства образцов проставлен код популяции или страна происхождения протестированного). Просто хотел обратить внимание на значительный массив информации, ждущий своего осмысления. На всякий случай привожу более наглядное изображение дерева снипов R1a. Оно выполнено одним из администраторов проекта  R1a1a and Subclades на FTDNA.   
  • У греков священные горы Олимп и Парнас. Но это не значит, что они спустились с этих гор. Никто происхождение греков к этим горам не возводит.

    Вот и вся отбраковка Вашего нового набора "аргументов". Может, хватит? Ей богу, увольте.

  • Уважаемая Надежда!   Я заметил) Академическому стилю тут "соответствуют" только лживые высказывания Л.С. Клейна о том, что я — верующий и свято верю в слова Ригведы... Или высказывания про сутяжничество его и Е.В. Балановской...   Семененко Александр
  • Уважаемый Лев Самуилович!   "Вот все выпады Семененко построены так, поэтому мне и надоело заниматься отбраковкой всё новых его риторических плетений".   Вы опять искажаете. Я Вам привожу всё новые и новые аргументы, Вы их всё игнорируете и игнорируете. Не Вами ли было написано, что я вывожу ИА культуру и варновое сообщество с южных склонов Гималаев на основании только веры в чудеса и святое слово Ригведы? Не Вас ли я попросил указать мне хотя бы одно чудо, на которое, по Вашим словам, я опираюсь? Не Вам ли были приведены два аргумента? Не Вы ли их проигнорировали и обратились к анализу неких "риторических шедевров"? А потом Вы пишете, что Вам надоело что-то отбраковывать... Что именно? Вами созданные "риторические шедевры"? Или под словом "отбраковка" Вы подразумеваете произвольное игнорирование приводимых мною данных? Где же тут у Вас научный подход?   Вот Вам ещё один аргумент для выведения культуры ИА с южных склонов Гималаев. (Вы же пока не признали своей неправоты в отношении необоснованного именования меня верующим в святые слова Ригведы... и не ответили мне, продолжать ли мне приводить научные аргументы в опровержение Ваших порочащих меня высказываний (это про "вежливую критику" из уст того, кто любит вежливое с ним обращение...)...):   "Географическое зеркало.Существуют многочисленные связи между буддизмом и Ведами. Одной является бог Индра, другие можно найтив Упанишадах. Признаки родства между двумя традициями, на которых я сосредоточусь в этом эссе, расположены на дорогах, путях, и переходах Центральной Азии... Озеро Манасаровар и гора Кайлас оба расположены в Западном Тибете, менее чем в ста милях к северу от Гималайского хребта... Гора Кайлас является источником, или близка к источнику четырёх великих рек, которые текут в четырёх главных направлениях, либо вокруг вершин Гималаев, либо прорубаясь сквозь них, прежде чем достичь своего конечного местоназначения. Две первые достигают Арабского моря, третья и четвёртая текут в Бенгальский залив: 1) Инд, самая длинная, течёт на север по направлению к Гилгиту, пока не совершает поворот на юг, и достигает Пенджаба; 2) Сатледж течёт на запад около крутых северных склонов Гималаев, затем поворачивает на юг, чтобы пробиться сквозь них, и тоже достигает Панджаба; 3) Карнали течёт на юг через Непал до того как в конце концов слиться с Гангой, и 4) Цангпо или Брахмапутра, почти такая же длинная, как Инд, течёт на восток и пересекает Центральный Тибет до поворота на юг и впадения в Бенгальский залив вместе с Гангой.Ганга... также часто описывается текущей с Кайласа, хотя она зарождается по сути к югу от водораздела Гималайского хребта...Махабхарата... чётко различает три горы: Кайлас, связанную с Шивой и населённую сиддхами; Химават, гималайский серебристо-белый хребет... мифическую гору Меру, золотой и жёлтый центр мира... Шука, сын Вьясы, отбывает с Кайласа... в направлении земного Химавата и неземной Меру. Затем, "полностью пробившись на другую сторону", он достигает Ганги."(Staal F. Three Mountains and Seven Rivers // Three Mountains and Seven Rivers. Prof. Musashi Tachikava's Felicitation Volume. — Delhi: Motilal Banarsidass Publishers Private Limited, 2004. — P. 3—4 and 6.)Ещё одно интересное примечание: "Если только Ригведа 2.15.6, объявляющая, что Индра после питья Сомы "своей силой заставил Инд течь на север", не упоминает единственный регион, где Инд течёт в этом направлении, а именно к северу от Кайласа... Ведийские индийцы могли бы обнаружить её, если и когда они отправились вверх по течению к истоку их самой великой реки".(Staal F. Three Mountains and Seven Rivers // Three Mountains and Seven Rivers. Prof. Musashi Tachikava's Felicitation Volume. — Delhi: Motilal Banarsidass Publishers Private Limited, 2004. — P. 20. Note 2.)   Т.Я. Елизаренкова переводит это сообщение так:   "Своим величием он пустил течь реку вверх" (sódañcaṃ síndhum ariṇān mahitvā́).   Но в примечании добавляет: "Менее удовлетворителен семантически ДРУГОЙ ФОРМАЛЬНО ДОПУСТИМЫЙ ПЕРЕВОД, который даёт Гельднер: "Er ließ... den Sindhu nordwärts fließen"" (Елизаренкова Т.Я. Примечания // Ригведа. Мандалы I—IV. Изд. подг. Т.Я. Елизаренкова. — М.: Наука, 1989. — С. 673.)   Г.Ф. Гельднер, как и сам Ф.Стааль — известнейший индолог и автор одного из лучших переводов Ригведы.   В любом случае священные для индусов гора Кайлас и озёра Ракшастал и Манасаровар находятся уже за Центральными Гималаями, к северу от них, в Тибете (вот тут можно посмотреть снимок со спутника (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%BC-%D0%AE%D0%BC%D1%86%D0%BE#/media/File:Mt_Kailash_sat.jpg)). Озера находятся между первой грядой Гималаев на юге и горой Кайлас на севере, а за горой Кайлас возвышается вторая гряда Гималаев.    Относительно самого истока Ганги мы имеем аналогичную информацию (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B8_(%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA)):   "Ледни́к Ганго́три расположен в округе Уттаркаши индийского штата Уттаракханд, у границы с Китаем. Этот ледник является истоком реки Ганг и одним из крупнейших в Гималаях, его объём составляет около 27 км³[1]. Ледник имеет длину около 30 км и 2—4 км в ширину. Ледник окружают вершины группы Ганготри, несколько из них известны очень сложными маршрутами восхождения, в частности Шивлинг, Тхалай-Сагар, Меру и Бхагиратхи III. Он истекает в направлении на северо-запад, начинаясь у высочайшей вершины группы, Чаукхамбы. Нижний конец ледника напоминает рот коровы и называется Гаумукх (Goumukh или Gaumukh, от gou — «корова» и mukh — «лицо»). Гаумукх расположен в 18 км отселения Ганготри и является истоком реки Бхагиратхи, являющейся началом реки Ганг в верхнем течении, до слияния с Алакнандой. Регион является традиционным местом паломничества индуистов. Купание в ледяных водах у Ганготри считается у них священным ритуалом."   Обратите внимание на Шивлинг (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B8%D0%B2%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3):   "Шивлинг (хинди शिवलिंग, Śivaliṅga IAST) — гора в западных Гималаях, возле языка ледника Ганготри. Расположена в северном индийском штате Уттаракханд, в 6 км (4 милях) к югу от индуистской святыни Гаумукх (исток реки Бхагиратхи). Её название связано со священным символом Бога Шивы — шивалингамом... Гора Шивлинг находится на запад от ледника Ганготри, напротив трёхглавого горного массива Бхагиратхи. Она расположена в боковом ответвлении хребта, образующего юго-западную сторону ложа ледника Ганготри. В этом же хребте находятся такие вершины как Бхригупантх (Bhrigupanth), Тхалай Сагар (Thalay Sagar) и Меру (Meru). Иногда, Шивлинг называют Mahadeo Ka Linga или Махадев ка линга (Mahadev Ka Linga). Кажущаяся одновершинной, гора имеет две вершины — северо-восточную и юго-западную. Юго-западная вершина немного ниже и имеет высоту 6501 метр. Между нижним концом ледника Ганготри и горой Шивалинг находится местность Тапован, являющая местом паломничества индуистов." А вот об истоке Ямуны (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B8):   "Ямуно́три или Джумнотри (англ. Yamunotriхинди यमुनोत्री) — святое место паломничества индуизма в Гималаях у истоков священной реки Ямуны. Считается местообитанием богини Ямуны. Ямунотри расположен на высоте 3293 метров над уровнем моря в округе Уттаркаши индийского штата Уттаракханд. Является одним из четырёх мест паломничества Чота-чар-дхама. Истинный же исток реки Ямуна находится в леднике Ямунотри на высоте 6 387 метров возле пика Бандарпунч в Нижних Гималаях."   Про  Чота-чар-дхам (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%BE%D1%82%D0%B0-%D1%87%D0%B0%D1%80-%D0%B4%D1%85%D0%B0%D0%BC):   "Чар-дхам (англ. Char Dhamсанскр. चार धाम) — наиболее важный индуистский паломнический маршрут в индийских Гималаях, который принято называть Чота-чар-дхам («малый чар-дхам»). Расположен в регионе Гархвал штата Уттаракханд, который ранее был северо-западной частью штата Уттар-Прадеш. Маршрут проходит через четыре места паломничества индуизма — ЯмунотриГанготриКедарнатх и Бадринатх.[1]"   Про Кедарнатх (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%85):   "Кедарна́тх (англ. Kedarnathхинди केदारनाथ) — деревня в Гималаях, в округе Рудрапраяг индийского штата Уттаракханд. Расположена на высоте 3584 метра над уровнем моря и окружена покрытыми вечными снегами пиками. Это священное место паломничества индуизма и наиболее отдалённое из четырёх мест паломничества Чар-дхам... Кедарнатх получил своё название в честь легендарного ведийского царя Кедара, который правил в Сатья-югу. У него была дочь по имени Вринда, которая была частичным воплощением богини Лакшми и в честь которой назван священный город вайшнавизма Вриндаван. Кедарнатх и расположенный в нём храм упоминаются в «Махабхарате», где говорится, что Пандавы удовлетворили Шиву, совершая здесь аскезы."   Про Бадринатх (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%B4%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%85):   "Бадрина́тх (англ. Badrinathхинди बद्रीनाथ) — город в округе Чамоли в штате УттаракхандИндия. Он расположен на холмах Гархвал на берегах реки Алакнанды. Город лежит между горными отрогами Нар и Нараяна в тени горыНилкантха. Расположен в 301 км к северу от Ришикеша. Бадринатх — это священный индуистский город. Как священное место упоминался в писаниях и легендах на протяжении тысяч лет. Он наиболее важный из четырёх городов в паломничестве по маршруту Чар-дхам (санскр.चार धाम, букв. «четыре обители»). По преданию именно здесь были оформлены Веды и сложены многие пураны[1]... Бадри относится к ягоде, которая обильно здесь произрастает, натх — значит «Владыка». Бадри является также санскритским названием дерева ююба, которое имеет съедобные ягоды. Территория Бадринатха упоминается как Бадари (санскр. बदरि, badari IAST) или Бадарикашрама (санскр. बदरिकाश्रम,badarikāśrama IAST), или ашрама Бадарика, в индуистских писаниях. Это место священно для почитателей Вишну, особенно в его двуедином воплощении Нара-Нараяна; этого бога здесь так и называют — Бадринатх илиБадринараяна[1]."   Про Ришикеш (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B8%D1%88%D0%B8%D0%BA%D0%B5%D1%88):   "Ришикеш (англ. Rishikeshхинди ऋषिकेश) — город, расположен в северной Индии (штат Уттаракханд), в предгорьях Гималаев. Этот святой город для приверженцев индуизма является мировой столицей йоги, в котором в древности жили легендарные святые мудрецы... Ришикеш также известен как врата Гималаев и расположен в 25 км от другого святого индуистского города — Харидвара, являясь отправной точкой к древнейшим горным паломническим поселениям, таким как БадринатхКедарнатхГанготри и Ямунотри... Ришикеш окружён с трёх сторон холмистыми предгорьями и лежит на высоте 356 метров над уровнем моря. Священный Ганг (здесь ещё сравнительно чистый) протекает через город, и вдоль его слюдяных песчаных берегов расположены многочисленные ашрамы. Фактически здесь река выходит из горных ущелий и начинает своё полноводное движение по равнине."   Про Харидвар (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0%D1%80%D0%B4%D0%B2%D0%B0%D1%80):   "Хар(и)два́р (хинди हरिद्वार भारत) — город в индийском штате Уттаракханд, административный центр округа Харидвар. Раскинувшийся на берегах Ганги, Харидвар является одним из семи основных священных городов индуизма. В переводе с хинди название города означает «ворота к Богу» (хари означает «Бог», а двар — «ворота»)[2][3]. В районе Харидвара Ганга спускается с Гималаев на Индо-Гангскую равнину[4]. Именно поэтому город получил своё древнее название — Гангадвара (санскр. गंगाद्वार) — место, в котором Ганга спускается с гор на равнину[5]. Согласно индуистской легенде, Харидвар является одним из четырёх мест в Индии, куда упали капли переносимого Гарудой нектара бессмертия, полученного при пахтании океана нектара девами и асурами[3]. С тех пор в этих четырёх местах (Харидвар...) раз в три года проводится крупнейший индуистский фестиваль Кумбха-мела, на который собираются миллионы паломников и туристов со всего мира."   Именно так, как пишет Ф.И Паргитер — "ДАННАЯ ОБЛАСТЬ, СТРАНЫ В И ЗА ПРЕДЕЛАМИ СРЕДНИХ ГИМАЛАЕВ, ВСЕГДА БЫЛИ СВЯЩЕННОЙ ЗЕМЛЁЙ ИНДИЙЦЕВ". Именно с этими местами связаны истоки Йоги. Вы с этой информацией не согласны?   Семененко Александр
  • Уважаемый Лев Самулович!   "Герменевтика скрытых сакральных текстов… Если это не про тайный язык Ригведы, то про что это?"   Это много про что. Про особенности мифологического мышления, мистического мышления, мифомистического мышления, про свойства мифемы, символа, мифо-мистического "символа"/"знака", признаки и разновидности сакральных текстов... Какое отношение выяснение всего этого имеет к проблематике? Почему мы обсуждаем это, а не говорим по сути?   Семененко Александр  

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015