Доска объявлений

IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ РАН НИИ И МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ им. Д.Н. АНУЧИНА МГУ

приглашают принять участие в общероссийской конференции с международным участием IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения» с 17 по 22 октября 2022 г. Конференция будет проходить в онлайн формате.

Приглашаем Вас присылать заявки на выступление с докладом на одной из предлагаемых секций (список секций и круглых столов в приложении). В заявке требуется указать название доклада, секцию, ФИО, место работы и должность, ученую степень, контактный телефон, адрес электронной почты и тезисы (не более 250 слов). Просьба присылать заявки не позднее 30 июня на адрес alekseevskie.chteniya@gmail.com.

IX Алексеевские чтения — секции

Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез

Дорогие коллеги!
Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить с 12 по 14 октября 2022 года в Отделе антропологии МАЭ РАН (Санкт-Петербург, Средний проспект, 24) в очно-заочном формате.
Просим Вас отправлять в срок до 1 июня 2022 года заявки на участие в работе конференции на адрес anthropology-spb@yandex.ru.
Заявка на участие в конференции должна включать в себя информацию об участнике (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail), название доклада, аннотацию для публикации на сайте Кунсткамеры (не более 150 слов).
Во втором Информационном письме Вы можете ознакомиться со списком планируемых в рамках конференции секций и их кратким описанием.
С уважением, Оргкомитет.

 

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Научная конференция
«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Первое информационное письмо

Дорогие коллеги,

15 сентября 2022 г. исполняется 115 лет со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова, создателя метода пластической реконструкции внешности человека по его костным останкам (реконструкции лица по черепу). Метод в различных модификациях получил широкое распространение в отечественной и мировой науке, нашел практическое применение в криминалистике, идентификации останков исторических личностей, физической антропологии и музейном деле. Известность М.М. Герасимова как автора метода пластической реконструкции в известной степени затмила его заслуги в области археологии и особенно – палеолитоведения.

Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Центр физической антропологии ИЭА РАН, Иркутский государственный университет приглашают вас принять участие в Научной конференции «Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»
(VI ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ), которая состоится с 31 октября по 2 ноября 2022 г. в Москве в очно-заочной форме.

Предполагается работа в трех направлениях:
1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
2. Палеоантропология и археология Евразии эпохи камня – факты и интерпретации;
3. Среда обитания и адаптивные возможности ископаемого человека.

К участию в конференции приглашаются археологи, антропологи, палеозоологи, геоморфологи, генетики. Предпочтение отдается докладам, посвященным проблемным, дискуссионным, теоретическим и методологическим вопросам.
Заявки на участие принимаются до 1 июня 2022 г. через регистрационную форму. Избранные материалы конференции будут опубликованы в журнале «Известия Иркутского государственного университета. Сер. Геоархеология. Этнология. Антропология» (том 41, сентябрь 2022 г.), входящем в перечень ВАК.

С уважением, Оргкомитет Контактное лицо: Наталья Харламова +79166101476, m.m.gerasimov.conference@gmail.com

2022.09.26-28 Герасимовские VI_Инф_I

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022: ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

Всероссийская научно-практическая конференция

c международным участием

«ГОХМАНОВСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2022:

ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОГЕНЕЗ»

 

Санкт-Петербург, МАЭ РАН

Октябрь 2022 года

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО №1

 

Дорогие коллеги!

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН приглашает Вас принять участие в конференции «Гохмановские чтения – 2022: палеоантропология и этногенез». Конференция будет проходить в октябре 2022 года в очно-заочном формате. Поскольку в этом же месяце запланировано проведение «IX Алексеевских чтений» в Москве, для удобства всех потенциальных участников конференция в Санкт-Петербурге состоится в смежные дни.

Просим Вас отправлять на адрес anthropology-spb@yandex.ru заявки на организацию секций, круглых столов и воркшопов в срок до 1 февраля 2022 года. Тематика петербургской конференции будет традиционно включать в себя проблемы физической антропологии, в первую очередь касающиеся различных аспектов работы со скелетными останками, а также вопросов этногенеза. Особенно приветствуются дискуссионные темы, касающиеся методических аспектов исследований.

Заявка на проведение секции (круглого стола, воркшопа) составляется в свободной форме, но обязательно должна включать в себя три следующих пункта:

  1. Название
  2. Руководитель (ФИО, научная степень, звание, место работы и должность, e-mail)
  3. Краткое описание круга проблем, предлагаемых для обсуждения (обучения)

Основная информация и сроки приема докладов будут указаны в следующем Информационном письме весной 2022 года.

 

С уважением,

Оркомитет

Секретарь Оргкомитета: Иван Широбоков

Адрес электронной почты:  anthropology-spb@yandex.ru
Контактный телефон +7 (904) 638-90-67

 

1

«Культура русских в археологических исследованиях»

Дорогое коллеги!

Сегодня начинает работу VII международная научная конференция «Культура русских в археологических исследованиях» Программа конференции:

Ссылка для онлайн подключения — https://meet.google.com/waz-qnpj-ebe
Лариса Вениаминовна Татаурова,
кандидат исторических наук, с.н.с. Института археологии и этнографии СО РАН, омская лаборатория. Тел. 89136400703.
Эл. почта li-sa65@mail.ru

 

Авторизация

Календарь

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Народы и регионы / Европа / Своеобразие новгородского генофонда

Своеобразие новгородского генофонда

Скачать страницу в PDF

1426097126_dostoprimechatelnosti-veliky-novgorod

Исследован полногеномный генофонд населения Новгородской области в сопоставлении с широким кругом популяций европейской части России и Урала. Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.  Массовый след этой компоненты обнаружен у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води. Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

С целью реконструировать генетическую историю Новгородчины специалисты из Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН изучили генофонд населения Новгородской области по подробной полногеномной панели. Результаты исследования, проведенного под руководством профессора РАН О.П.Балановского и профессора Е.В.Балановской, опубликованы в журнале «Вестник Новгородского государственного университета».

Чтобы проследить генетическую историю популяции по современной ДНК, очень важно правильно собрать выборку образцов.  Выборка новгородского населения  собиралась в тех деревнях и селах трех районов Новгородской области, в которых можно надеяться на сохранение генофонда населения исторической Новгородчины. В соответствии с критериями популяционной генетики биологические образцы брали только у тех людей, которые  по всем четырем  линиям родства происходят из данной местности: у каждого из них  оба деда и обе бабушки родились в этих же районах  Новгородской области. Ранее той же научной группой эти же популяции были изучены по одной из наиболее информативных генетических систем — Y-хромосоме. При этом было показано, что генофонд современной популяции новгородцев хранит генетическую память о древнем населении Новгородчины. Она отражена в двух аспектах: а) сходство с генофондом того региона Псковской области (Порхов), который входил в состав древнего Новгорода; б) различия между разными популяциями новгородцев оказались связаны с особенностями расселения славян вдоль рек и сохранением следов дославянского генофонда в междуречье. Интересно, что генофонд Новгорода отличается и от южных, и – что стало неожиданностью – от северных русских популяций, находится как бы «между севером и югом».

В данной работе проведен детальный анализ новгородского генофонда уже не по Y-хромосоме, а по наиболее обширной из ныне существующих полногеномных панелей, включающей аутосомные ДНК маркеры со всех хромосом генома.

В выборку новгородцев вошли 15 образцов из трех популяций северо-востока Новгородской области. Популяция №1 «Любытино» расположена на слиянии рек Белой и Мсты — судоходной реки, связывающей с Балтикой, которая служила важным военным и торговым путем. Популяция №2 «Кабожа» расположена на притоке Мологи и через Волгу связана с Каспийским бассейном. Популяция №3 «Анциферово» находится между популяциями «Любытино» и «Кабожа».  Для ландшафта, в котором проживают популяции «Любытино» и «Кабожа» характерны группы длинных курганов и отдельные сопки – те и другие являются маркерами разных археологических культур. В месте проживания популяции «Анциферово» вместо крупных рек расположено множество озер, а в ландшафте отсутствуют длинные курганы и сопки.

Кроме того обследовали выборку из Нижегородской области, в нее вошли восемь человек, предки которых, согласно их генеалогии, происходят из средневекового Новгорода. Для сравнения привлечены также образцы из 20 русских популяций (251 геном) и популяций 20 других народов (442 генома) европейской части России и Урала. Суммарно в анализ вошли 716 геномов из 42 популяций. Генотипирование полногеномной панели SNP маркеров выполнено с помощью биочипа Infinium OmniExome BeadChip Kit (Illumina, США) на приборе iScan (Illumina, США).

Данные полногеномного генотипирования коренного населения Новгородской области проанализировали методом ADMIXTURE совместно с другими популяциями Восточно-Европейской равнины и Урала. Для каждого из 716 геномов из 22 русских популяций и 20 популяций других этносов (от саамов и карел на западе до обских угров на востоке) анализ ADMIXTURE провели 14 раз, последовательно задавая число «предковых компонент» от k = 2 до k = 15. Анализ подтвердил, что при многих k выявляется компонента, достигающая максимума в новгородской популяции и редкая в большинстве других групп населения. В частности, при восьми предковых компонентах (k = 8) одна из них (8k_5k) достигает максимальных значений именно у новгородцев, составляя почти весь их генофонд (91%). Та же картина повторяется при увеличении числа компонент до 14 (компонента 14k_6k). Результаты анализа картографировали. Приведенные ниже карты отражают распространение  этой «новгородской»  предковой компоненты в популяциях при k = 8 и  k = 14. Высокие частоты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие частоты – зелеными тонами.

 

new-1

Рис. 1. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками

 

new-2

Рис.2. Распространение условно «новгородской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Оказалось, что «новгородская» компонента составляет две трети (67%) генофонда тех нижегородцев, генеалогии которых предположительно ведут к Новгороду Великому. На индивидуальном уровне у двоих нижегородцев эта компонента вообще отсутствует, у одного при k = 8 составляет треть генома (38%), зато у остальных пяти эта компонента достигает 99%.  Анализ на уровне k = 14 показал, в какой степени эти пять нижегородцев унаследовали генетический пласт древнего Новгорода: трое по всем линиям родства восходят к Новгороду Великому (100% генома), один — по 81% линиям родства, а еще один — наполовину (51%).

Во всех остальных русских популяциях при k = 8 «новгородская» компонента составляет в среднем треть генофонда (34%). Исключение составила ярославская популяция, в генофонде которой «новгородская» предковая компонента почти столь же велика (90%), как и в новгородской.

При переходе на большее число предковых компонент (k = 14) средний вклад «новгородской» предковой компоненты в русские генофонды резко снижается с 34% до 5%. Помимо новгородской он остается в трех популяциях: Ленского района Архангельской области, Кашинского района Тверской области, Михайловского и Спасского районов Рязанской области. В Ленском районе Архангельской области все обследованные индивиды, кроме одного, несут «новгородскую» предковую компоненту (в среднем — 50% генома). Это говорит о неслучайном сходстве этой популяции с новгородской, указывая или на массовую миграцию, или же на древний, общий с населением Новгородчины генетический пласт. В Кашинском районе Тверской области, напротив, «новгородская» предковая компонента обнаружена лишь у трех человек, но составляет 80-100% их геномов, это указывает на включение в популяцию лишь отдельных мигрантов из новгородских земель. Аналогичная небольшая миграция фиксируется в Рязанской области: в двух случаях — 100% «новгородской» компоненты, в одном — 50%. Таким образом, только в Ленском районе Архангельской области обнаружен массовый генетический новгородский след, хотя и север Тверской области, Рязанская и Нижегородская области вовлечены в сферу влияния новгородско-ярославского генофонда (рис.1 и 2). Происхождение этого генетического пласта можно объяснять, как минимум, тремя гипотезами: генетическим влиянием Новгородчины, генетическим наследием ильменских словен и более древним генетическим следом дославянского населения.

Чтобы проверить эти гипотезы, авторы используют карты еще двух предковых компонент. Одна из них (рис.3, условно «поморская») наиболее характерна для северных русских популяций Архангельской области. Она убедительно демонстрирует, что Русский Север генетически отличен от Новгородчины, хотя исторически он очень тесно с ней связан. Таким образом, карта на рис.3 ставит под сомнение первую гипотезу.

 

new-3

Рис.3. Распространение условно «поморской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 8 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Гипотезу влияния ильменских словен проверить сложно, поскольку по их генофонду отсутствуют данные древней ДНК. Однако против этой гипотезы — несовпадение ареала «новгородской» компоненты с ареалом расселения словен. Рассматривая третью гипотезу, авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам. Условно «карельская» карта отражает генетические связи с финноязычным населением северо-запада России и противоречит третьей гипотезе проявления дославянского финноязычного населения в обнаруженной «новгородской» предковой компоненте, если связывать это дославянское население с народами прибалтийско-финской ветви.

 

new-4

Рис.4. Распространение условно «карельской» предковой компоненты ADMIXTURE (при k = 14 предковых компонент). Высокие значения предковой компоненты обозначены красно-коричневыми тонами, низкие — зелеными, отсутствие — серым цветом, шкала переходов приведена в легенде под картой; изученные популяции обозначены черными кружками.

 

Далее исследователи обращаются к данным по генофонду других народов, чтобы посмотреть, какие из них проявили сходство с «новгородской» предковой компонентой. Из всех обследованных народов европейской части России наиболее значительный след «новгородской» предковой компоненты обнаружен у коми-пермяков — в 80% изученных геномов она составляет в среднем 20%. Таким образом, из всех современных народов европейской части России и Урала именно коми-пермяки оказываются наиболее близки к генетической общности новгородской и ярославской популяций.

В итоге, авторы выдвинули  гипотезу, что древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам).

 

Источник:

Балановская Е.В., Черневский Д.К., Балановский О.П. Своеобразие Новгородского генофонда в контексте народонаселения европейской части России // Вестник Новгородского государственного университета. Сер.: Медицинские науки. 2021. № 3. С. 51-57. DOI: 10.34680/2076-8052.2021.3(124).51-57.

Статью можно скачать в Библиотеке сайта


Комментариев: 491 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Когда заканчиваются аргументы, проигравшие в споре начинают сыпать оскорблениями. «Демагог», «дилетант», «шут». Для меня — это как выброшенное противником белое знамя — сигнал полной и безоговорочной капитуляции.

  • Владимиру Колганову. Послушать вас, так не только генетики, но и историки многих стран мира вступили в заговор с целью поддержать теорию происхождения славян Игоря Коломийцева. Мне, конечно, лестно это слушать, но на самом деле, всё обстоит совсем наоборот — это мои выводы базируются на достижениях множества историков и археологов по всему миру. Теория верна лишь от того, что под ней прочная база.  Вы, к примеру, никогда не слышали о том, что основой населения первой славянской державы Великая Моравия были беглецы с территории Аварского каганата, в том числе и этнические авары. Меж тем, это факт общеизвестный. Я привел цитату профессора Йиржи Махачека (Jiri Machacek) из университета города Брно. Могу процитировать еще известнейшего словацкого археолога Злату Чилински, которая пишет: «падение политической власти аваров не означало конца элитных военных отрядов. Могильники на территории севернее Дуная подтверждают их наличие также после 800 года». Просто аварское население Карпатской котловины, после разгрома кочевой империи франками, переместилось на бывшие окраины данной державы, включая и территорию Великой Моравии. Там же оказались и военные отряды, экипированные по аварскому образцу. Разумеется, говорили эти люди уже по-славянски, впрочем как и всё население позднего Аварского каганата, включая этнических аваров. Вы пишите с возмущением и негодованием о якобы моих взглядах: «в Карпатской котловине обитали исключительно авары, и не было там сроду никаких славян…))»  Это неправда. В Карпатской котловине накануне появления там аваров располагалось два крупных варварских государства — Лангобардия и Гепидия. Населением их были не только сами лангобарды — западные германцы и гепиды — восточные германцы, родственники готов, но и огромное количество иных этнических элементов — потомки римлян, кельтов, иллиров, фракийцев, сарматов, гуннов и множества иных племён. Уход тех же лангобардов в Италию не означал исчезновения вместе с ними всего населения Лангобардии. Потомки паннонцев и прочих здешних обитателей остались под властью аваров. Остались под аварской властью также гепиды и все их подданные. Вместе с аварами в Карпатскую котловину попадает и некоторое количество восточноевропейцев — корчакцев, пеньковцев, ипотештинцев. Но как показывают археологические данные и анализ их современными социо-цифровыми методами (смотри работы Питера Штадлера) эти люди являли собой МЕНЬШИНСТВО населения Карпатской котловины. Большинство было тех, кто исповедовал западногерманские, восточногерманские или степные кочевые традиции. Тех людей, которых вы считаете предками славян тут было мало и поселены они были аварами на самых неудобных землях. Позже (после 631 года и подавления Великой Смуты) авары тщательно перемешали все подвластное им население Карпатской котловины. В одном поселки жили бывшие гепиды, бывшие свевы, бывшие анты, бывшие склавины, бывшие ромеи, бывшие паннонцы и так далее. Но заговорили эти люди вскоре на едином славянском языке. Ибо он был лингва-франко Аварского каганата. Уже после разгрома каганата славяноязычные жители Карпатской котловины разбрелись в самые разные стороны, оказались в том числе и на Днепре, где именно они основали крупнейшее поселение Гнёздово. Скандинавы присоединились к этим мигрантам позже, лишь в 10 веке. Таковы факты, Владимир, которые настолько вам ненавистны, что вы требуете от модераторов заблокировать мои сообщения. Может вы еще и Википедию на всякий случай запретите? Там тоже многое сказано из того, что я разделяю. А заодно хорошо бы запретить множество зарубежных историков, археологов и лингвистов, подобных Флорину Курте. Они тоже считают, что славянский язык распространился повсюду благодаря населению Аварского каганата. Тогда бы никто не мешал вам пропагандировать вашу ересь о том, что русское государство создали руги, не так ли?

  • Шамилю Галеву, а также будет полезно/поучительно и другим читателям/писателям этого сайта.
    Уважаемый Шамиль! В посте от 06.12.2021 в 12:16 Вы пишете .>> Очевидно, что современные новгородцы НЕ являются ильменскими словенами. Это разные популяции с отличающимся генофондом  <<
    Откуда это следует и каким образом можно утверждать что «это разные популяции с отличающимся генофондом», если мы не знаем, какой генофонд (его структура) был у населения в радиусе 200 км от Ильменьского озера, т.к. в VI-IX веках местное население кремировалось?
    Можно было бы взять в крайнем случае для сравнения генетическую структуру  «населения» кладбищ XI века на данной территории и сравнить её с современной структурой, но это не было сделано!
    К сожалению Сергей Назин, выступая с защитой гипотезы о южно-балтийской родине ильменских славян на генетическом сайте, как раз генетические обоснования и не приводит.
    Как-то редактор сайта Е.В.Балановская в одном из обсуждений высказала КЛЮЧЕВУЮ идею, что историю славянства можно объяснить через историю ЕГО ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО «ВЗРЫВА» (интерпретация моя).
    Причины «взрыва» хозяйственно-географические. Площадь территории с радиусов в 200 км с центром  озера Ильмень составляет 160 тыс. кв км. Из них в настоящее время 20% — это приречно-водные территории, 15% — сельхозугодья (пашни и пр.), остальное – леса, кустарники и неудобья.
    20% = 32 тыс. кв км: это территория былого  ХОЗЯЙСТВЕННОГО проживания рыболовно-охотничье-земледельческого (огороднического!) дославянского населения, аналогичного дьяковской АК.  Хорошо изученной (всё же Москва) и плотность населения подсчитана археологами – 1 чел/км2 . Следовательно ориентировочная численность автохтонного дославянского населения на рассматриваемой территории ок. 32 тыс. чел. Больше этим автохтонам было не прокормиться при том типе хозяйства, который они вели.
    15% = 24 тыс. км 2 : это территория суглинистых почв, занятых в то время ельниками, и ВОЗМОЖНОГО (и осуществленного!) хозяйственного освоения пришлыми славянами с их подсечно-огневой системой ведения хозяйства (зернового и продуктивно-скотоводческого). При таком типе хозяйства предельная численность населения ок. 3 чел/км2  (оценка моя). Т.е. предельная численность «подсечно-огневого» славянского населения должна достигнуть ок. 80 тыс. чел. Таким образом в течение какого-то времени структура ВСЕГО населения этой территории должна в отношении автохтонное : пришлое соотноситься как 2 : 5.  А затем они перемешались – все стали славянами по языку. Так как по причине упадка современной государственности в РФ в стране нет НИ ОДНОЙ лаборатории, способной проводить анализ полногеномной структуры ископаемых останков, в данном случае останков населения христианского периода, например 11-го века, то сравнивать как бы не с чем// Информация с сайта andvari5.livejournal.com//
    Все же для проверки правоверности верхних выкладок возьмем современную структуру генофонда на данной территории, например г. Порхова: I=10%; N =17,1%; R1a =52,6%;  R1b=5,3%. И сравним ее со смесью СОВРЕМЕННЫХ генофондов вепсов из Карелии (как бы автохтонов древнего Приильменья) и населения современного Западнопоморского воеводства Польши (как бы пришлых славян).
    Вепсы: I=5,1%; N =56,4%; R1a =35,9%; R1b=2,9%.
    Поляки (WP): I=14,88%; N =6,6%; R1a =59,5%; R1b=10,74%.
    По правилам смешения получается следующая структура Y-ков:
    I=12,1%; N =20,5%; R1a =52,6%; R1b=8,5%.
    Результаты близкие к порховским. Были бы еще ближе, если бы были данные геноструктуры кого-то поюжнее, чем карельские вепсы.
    Кто-то из оппонентов задал вопрос Сергею Назину: Сколько славян пришло в Приильменье?
    Если брать численность славян в 80 тыс. чел (это предельная численность населения  «кормовой базы» ЭТОЙ территории по подсечно-огневой технологии) и время ее полного использования до возникновения хозяйственного кризиса  — в 300 лет (это примерно с середины 6-го до середины 9-го веков), то по минимуму это может быть соседско-родовая община  в первоначальной численности в две с половиной сотни человек. Этакая «банда» в 33 богатыря с чадами и домочадцами во главе с дядькой Чёрномором.
    Неограниченная «кормовая база» позволяет технически обеспечить  ежегодный годовой прирост населения в 20 промиллей, при средней ежегодной рождаемости в 45 промиллей, детской смертности до года в 10 промиллей, и недетской – 25 промиллей в год. Структура населения (ориентировочно) на 1000 чел : 500 – дети; 300 – взрослые (150 парных семей); 200 –старики.
    45 рождений на 150 пар в год, это чуть реже, чем одно рождение на пару в три года.
    За 300 лет при росте численности в 1,02 в год 1,02300=380 раз. 80 000 : 380=210 чел.
    210 чел это первоначальная численность группы в процессе увеличения численности которой она как
    а) берет невест «со стороны»;
    б) отдает своих невест «на сторону».
    1.Эта величина является демографически минимально обоснованной.
    2.Доказать или опровергнуть такую величину первоначального появления славян в Приильменье может генетический анализ структуры и родственных связей славянского населения кладбищ 10-11 вв.
    3. Изменить время археологически можно, но только в сторону уменьшения от 300 лет. Уменьшение времени приведет только к увеличению численности первых «дромитов», обосновавшихся в бассейне Ильменя.
    4. 210 чел – это ориентировочная цифирь, как одномоментного переселения, так и растянутого во времени и численности групп. Но «растяжки» времени это десятки лет, а численности – несколько сотен чел.
    Сергею Назину. Маленькая величина численности первоначального заселения территорий при «демографическом взрыве» может скорректировать Вашу версию о заселении славянами Северо-Востока с юга Балтики (Поморья). Это могло произойти иначе. Например так. В одной из ГОРНЫХ долин Словении сформировалось население с диалектом и пр. отличительными особенностями характерными для новгородского говора, части которого переселились (могли) одномоментно: одна в Приморье, другая – в Приильменье: занимать пустеющую «кормовую нишу», не сильно изменив по пути свое генофонд и лингву. Вы ведь как лингвист пытались обратить внимание читателей/писателей этого сайта о большом количестве диалектов славянского языка на территории Словении. Может быть эта особенность, характерная для нашей Новгородчины, в Словении сохранилась?
    Вот что мне хотелось добавить в дискуссию о формировании генофондов населения. Одна арифметика и никаких геноцидов, гаремов и прочих экзотических изысков.

    • Виктор Антонов
      Откуда это следует и каким образом можно утверждать что «это разные популяции с отличающимся генофондом»,
      Это очевидно. Не может такого быть, чтобы за 1200 лет генофонд населения новгородчины совсем не изменился.

      • Шамилю Галееву
        Уважаемый Шамиль. Я не утверждаю, что генофонд Новгородчины совсем не изменился за 1200 лет. Если они были, то эти изменения были НИЧТОЖНЫ, не фиксируясь заметно при том объемы выборки образцов, какой есть и был. Самую плотную выборку – один образец на пятьсот жителей, я увидел только в работе у «хозяев» этого сайта: выборка у мезенских поморов. Обычно выборка – одна из нескольких тысяч населения. Для того чтобы при таких объемах выборок какие-то изменения обнаружить необходимо «вливание» иного генофонда не менее 10% (оценка), да и то при переселении заведомых «чужаков». В истории Новгородчины таких переселений не зафиксировано. Наоборот, из-за в два раза меньшей площади пригодных для ведения сначала подсечно-огневого, а затем пашенного хозяйства, численность населения Новгородчины быстрее (ранее) достигла «насыщения» (физический термин), чем население Центральных областей,  и стало расселяться на Север, Северо-Восток, а затем на Северный и Средний Урал и далее в Сибирь
        Переселение же соседей Новгородчины, имеющих такие же «ветки» Y-ков, но структурно заметно отличных от «автохтонных», может оказать заметное влияние при смешении 1 : 2, 1 : 3. Поэтому и зафиксированное исторически переселение карел в геноструктуре населения Тверской области не выявлено.
        Другой пример. Одна треть российских дворянских фамилий имеет тюркское происхождение, т.е. очевидно их первооснователи были выходцами из Орды. По переписи 1897 г. дворян в Российской империи было ок. 1%. Можно принять, что 1/3  из них имело тюркское происхождение, это 400 тыс. Заметная величина в абсолюте! Но вот «порчи породы» генетиками не замечено.

  • Новгородские словены или словяне это потомки рабов или в российской истории так называемых холопов и рабов шведских варягов, живущих колонией на новгородчине и Старой Ладоге. Это не племя, а разнородные представители славянских народов Приднепровья. Появление славян и появление зачатки земледелия по времени на этой земле совпадает, это 6 — 7 век н.э. Всем известно кто такие варяги — они не пахали и не сеяли, а грабили и торговали рабами-славянами. Коренное финноязычное население  были охотниками и собирателями. Заставить их варяги  заняться земледелием на то время не могли, так как это ремесло для них было незнакомо, да и нахождение варягов на финно-угорской земле было на «птичьих» правах. Так появились на новгородской земле славянские холопы при дворах варягов и смерды для занятия земледелием. Оппоненты могут возразить, что варяги могли хлеб привезти на лодках. Да, конечно, можно. Но гребцам приходилось волоком тащить груженную лодку между северными и южными реками. А это занятие не из лёгких. Да много ли можно было навезти?
    Переход на русский язык для финно-угров стал престижным, так как наместники говорили на этом языке. Была славянская русская письменность. Если временной переход в городах исчислялось 3-4 поколениями, то в сельской местности в некоторых местах мерянский язык сохранился до середины 18 века, а в виде костромского жгонского и владимирского офенского языка даже позже. Под воздействием финно-угров изменился и русский язык, слова стали певучими чередованием в словах согласных и гласных звуков, русский язык стал народным. Переход государственного языка на русский народный язык произошел при Императрице Анне Иоановне.
    Часто оппоненты ссылаются на смену населения города Новгород в исторические времена. На то время городское население составляло 3-5% от сельского населения, да и городское население сформировалось из словян, чудь и меря. 
    Русь изначальная была финно-угорская, с этим трудно спорить. Но по мере расширения России на запад и на восток произошли достаточно сильные изменения в геногеографии.  Были достаточно массовые переселения украинцев, белорусов, поляков на Дальний Восток и Сибирь при царском режиме. Ударные комсомольские стройки Сибири не обходились без них и в советское время. 
     

    • Новгородские словене — это ко всему прочему носители культуры новгородских сопок, очень трудозатратных сооружений. Рабов и холопов с такой помпой не погребают. Русь никогда не была финноугорской. В летописи понятием Русь (в эпоху написания летописи то есть XI — XII в.) охватываются только славянские племена (с недвусмысленным пояснением: а словенский язык и русский  — одно есть). Неславянские племена, в том числе и меря упоминаются под рубрикой «иные языцы, иже дань дают Руси». Да, позднее русские ассимилировали большое количество нерусского населения — что естественно для любого «великого народа», но факта, что «изначальные» русские XI — XIII века сложились ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на базе СЛАВЯНСКИХ племен оказавшихся под властью варяжского («русского») княжеского рода Рюриковичей это не отменяет.  Я не разу не встречал внятных и конкретных указаний на следы финно-угорского воздействия на русский язык. Да и как язык малочисленного охотничьего населения мог повлиять на язык подсечных земледельцев славян? Эти хозяйственные типы несовместимы: приход выжигателей леса ставил перед охотниками жестокий выбор: либо влиться в состав славянских коллективов явно не на ведущих ролях, либо уходить все дальше на север и восток. 

  • Сергею Назину. Новгородские словене — это такое же племя-фантом из «Повести временных лет», как и поляне. Генетики группы Балановских убедительно доказали, что никакой славянской миграции сюда, в Новгородскую землю, ни с Юга, ни с Запада не было. Здесь жили финские племена, ближайшие родственники мери. Отвыкайте уже от старых исторических мифов.

  • Сергею Назину. У вас предвзятое отношение к финским племенам. Почитайте работу Леонтьева по археологии племени меря. Это земледельцы с высоким уровнем кузнечного мастерства, огромным количеством поселений и довольно высокой плотностью населения — http://gnezdovo.com/wp-content/uploads/2020/05/546_Leontyev_A_E_Arkheologi_meri.pdf

  • Сергею Назину. Культуру новгородских сопок стали приписывать ильменским словенам только потому, что это племя упомянул Нестор в ПВЛ. Меж тем, сами погребения в смысле обряда — вполне местные, фино-балтские. Даже Вики об этом пишет так: «Носители культуры новгородских сопок изначально являлись представителями разнообразного в этническом отношении населения, при этом славяне в итоге оказались доминирующим компонентом. Так, характерным примером вклада прибалтийско-финского населения в формирование культуры является традиция предварительного выжигания огнём («очищения огнём») площадки, предназначенной для сооружения погребальных курганов (сопок). Данное действие выполнялось с культовыми целями и не было свойственно другим регионам славянского мира в раннем Средневековье, однако указанный ритуал имеет аналоги в погребальных памятниках ряда прибалтийско-финских племён. Отличительной чертой балтского компонента в культуре новгородских сопок является применение камня в погребальных обрядах. Данный элемент культуры характерен для ятвяжских памятников. Умерших в сопках хоронили исключительно по обряду трупосожжения, и большинство исследованных погребений принадлежат к безынвентарным. Некоторые сопки находятся в низовьях Волхова, и их относят уже к скандинавским (каменные вымостки треугольной формы и сложенные из валунов стенки)».

    • Все это мнения — пройдет лет десять никто и не вспомнит, а «Повесть временных лет» всегда будет самым главным ключем к началу русской истории. Как можно выдумать полян, если их именем названа современная Польша? Имя словен упомянуто арабами среди трех центров руси: Куяба (Киев), Славия (Новгород), Арса (Ростов).
      Вы же сами в своих книгах показали, как наши слависты сами себя загнали в угол утверждением, что славяне неотделимы от пражских горшков. Поневоле славянские древности без этих горшков приходится записывать в неславянские. Длинные курганы — это не кривичи, сопки — не словене. А кто тогда. В ответ слышится невнятное бормотание: «какое-то местное балтийское или финноугорское население». Какое именно? Ведь все местные племена известны поименно: чудь, корела, водь, весь, у всех у них своя собственная археологическая культура отличная от сопочной.  И генетика подтвержает отсутствие новгородской компоненты среди местных финнов. То есть словены с окружающим финским населением имеют немного общего. Но «финноугристы» не унывают — тягут за уши отдаленных пермяков, мерю, чей генофонд вообще неизвестен (а скорее всего неотличим от марийского) все чтобы доказать тезис, что русские (великороссы) — это не славяне, а «финно-угры». 

  • Александру Ижбулдину.
    Уважаемый Александр! Вы как и подавляющее большинство, …, утрированно представляете рабство. Так как этот сайт все же генетический, а не политэкономический, попытаюсь кратко объяснить, что такое РАБ. Иначе это ЧЕЛЯДЬ, дворня, т.е. человек лично зависимый и не имеющий своего хозяйства, находящийся на продовольственном и вещевом обеспечении своего хозяина и ВЫПОЛНЯЮЩИЙ все его ПРИХОТИ. Были и привилегированные, облеченные доверием хозяина. На Руси это разряд дворян или детей боярских, на Востоке – нукеры, самураи  и т.д. и т.п.
    Для того чтобы вести хозяйство, требуется «инвентарь» — живой и мертвый, посевной материал и главное  — НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ОПЫТ ведения такого хозяйства. Ничего подобного у варягов, т.е. разбойников и торговцев, не было. И организовать например латифундию по производству зернопродукции в условиях сильно заболоченной  (переувлажненной) местности они элементарно не могли. Далее, НАПРЯЖЕННЫЙ рабский труд требует надсмотрщиков.  А вот их систематическое наличие как профессии упирается в природно-климатическую ОГРАНИЧЕННОСТЬ ВЕЛИЧИНЫ прибавочного продукта  в сельском хозяйстве Северо-восточной части Европы. Его средняя величина составляла в технологически традиционном сельском хозяйстве России не более 10%. И ВЕСЬ этот прибавочный продукт шел на содержание жителей городов  и сельских бар со своей челядью. Да и то горожанам не хватало, т.к. приходилось держать огороды и рабочий и продуктивный скот с покосами и выгонами. Эта традиция до сих пор не исчезла в большинстве малых да и средних городов. А уж еще полвека назад она была повсеместной.
    Чтобы не разворачивать дискуссии на эту тему отмечу, что в тех районах, где из-за более высокой продуктивности земель (т.е. большей величины отдачи на единицу труда), например Черноземье после включения в состав Московского гос-ва, началась  практиковаться барщина: для экспроприации не прибавочного продукта, а прибавочного времени. Но в Нечерноземье барщины НЕ БЫЛО. Был сначала продовольственный, а затем денежный оброк.
    Надеюсь Вам, Александр,  известно из курса истории Древнего Рима о попытках посадить рабов на землю и сделать их колонами? А ведь там, в Зап. и Юж. Европе,  прибавочный продукт в с/х доходил до 50%. Но закончилось это крахом империи.
    P.S. Исходя из выше сказанного по природным условиям потомков ЧЕЛЯДИ среди жителей северных (от природы бедных) регионов должно быть не более 10%.  А вот на Югах и в Европах — в пределе до 50%.

  • Сергею Назину. Вы пишите: «Длинные курганы — это не кривичи, сопки — не словене. А кто тогда? В ответ слышится невнятное бормотание: «какое-то местное балтийское или финноугорское население». Какое именно? Ведь все местные племена известны поименно: чудь, корела, водь, весь, у всех у них своя собственная археологическая культура отличная от сопочной».
    По поводу этнической принадлежности культуры новгородских сопок всегда в отечественной исторической науке высказывались самые противоположные мнения. Один из первых исследователей этого явления Равдоникас считал, что почти все особенности данного погребального обряда определяются «Старшей Эддой», то есть считал эти захоронения скандинавскими. Седов выпячивал родство с балтскими и финскими традициями. Ему непременно хотелось доказать, что эти захоронения оставили здешние аборигены. Приписать их славянскому миру он не решался по одной простой причине — ничего подобного в мире славян не было. Это очень северные традиции. Нынешних археологов это уже не заботит. Они тупо приписывают сопки мифическим словенам, только потому что мифических словен описал Нестор, и если не отдать им сопки, получится, что следов словен в Новгородской земле нет вообще.
    Впрочем, в самое последнее время стали появляться исследователи с более аргументированной позицией. Например В. Конецкий. Вот что он пишет: «Этническая атрибуция и связанный с этим вопрос о происхождении сопок являлись наиболее дискуссионными в ходе изучения данных памятников. В качестве претендентов на роль их создателей, кроме славян, назывались прежде всего скандинавы. В настоящее время славянская принадлежность основного компонента данного населения не вызывает сомнения. В пользу этого свидетельствует распространение сопок в Приильменье, в местностях, удобных для первоначального пашенного земеделия, а также вокруг ранне- городских центров Северо-Запада — Ладоги и Новгорода, и перерастание культуры сопок в древнерусскую культуру Новгородской земли [277; 178, с. 1—1.6]. Однако вопрос об этнической принадлежности населения культуры сопок не тождествен вопросу о происхождении самих высоких насыпей. В настоящее время существуют три гипотезы по поводу истоков сопочного погребального обряда, независимо от оценки этноса его носителей.
    Южная гипотеза», создателем и последовательным сторонником которой был П. Н. Третьяков, генетически связывает сопки с высокими курганами мощинской культуры в бассейне верховьев р. Оки [380, с. 284 — 285; 278, с. 64]. Однако существенный хронологический разрыв, отсутствие заметного типологического сходства (кроме высоты) не позволяют считать ее достаточно обоснованной.
    «Местная северо-западная гипотеза», автором которой является В. В. Седов, предполагает различные истоки основных элементов сопочного обряда. Обычай возведения высоких насыпей и каменные венцы в основании считаются заимствованными у балтов, а каменные конструкции, захоронения костей животных, зольные прослойки в основаниях связываются с финно- угорским населением [342, с. 12—23]. Данная гипотеза весьма уязвима для критики. В отношении «балтских» элементов заметим, что балтская топонимика на данной территории, за единичными исключениями, отсутствует [342, с. 33]. Что же касается финно-угорских черт, то о них теперь можно судить более определенно. «Каменные круги», которые В. В. Седов считал памятниками финно-угорского населения и видел в них источники заимствования некоторых элементов сопочного обряда, получили в последнее время иную трактовку. Это же относится к «вымосткам типа Извары», скорее всего не являющимся археологическими памятниками [180, с. 43; 174, с. 62; 396, с. 43 — 48].
    «Скандинавская гипотеза», которой среди русских и советских ученых придерживались А. А. Спицын, В. И. Равдоникас, Н. В. Тухтина ,[352, с. 149—151; 353, с. 8—11; 354, с. 3 — 4; 321, с. 31—32; 389, с. 191—193], основывается на определенной близости сопок и больших курганов в Скандинавии, датируемых VI — VIII вв. В качестве общих признаков, кроме размеров, при этом называют ярусность погребений, каменные конструкции, наличие костей животных и т. д. Считается, что в эпоху викингов обычай сооружения подобных насыпей был занесен на Северо-Запад, где и получил распространение. В свете последних исследований данная гипотеза заслуживает пристального внимания».
    Сам Конецкий склоняется к идее того, что это было смешанное скандинаво-славянское явление Он пишет: Продвинувшись в район Старой Ладоги, славяне вступают там в тесные контакты с выходцами из Скандинавии. Во второй половине VIII в. в низовьях Волхова складывается крупный тор- гово-ремесленный центр с широкими международными связями. В Ладоге зарождается ядро нового этносоциума, носящего имя Русь [232, с. 26]. В этих условиях в среде разноэтничного населения и проходит сложение сопочного обряда, причем Д. А. Мачинский прямо указывает на скандинавские элементы в погребальном обряде наиболее древней из известных на сегодня ладожских сопок [232, с. 25].
    Как памятники социальной верхушки, обладающие сакральностыо, сопки и по ряду типологических признаков более всего сопоставимы со шведскими высокими курганами вендельской эпохи, как указывали А. А. Спицын и В. И. Равдоникас. Конечно, между этими типами памятников нет и не может быть тождества, учитывая и хронологический разрыв и смешанную этническую среду. Однако следует иметь в виду, что верхушке раннеклассовых обществ свойственно заимствование элементов погребального обряда более древних и ярких социальных образований [226, с. 166]».
    Проблема заключается только в том, что следов массового проникновения славянского населения обнаружить здесь не удается. Если и проникали сюда некие славяне, то не с Поднепровья или с южных берегов Балтики, а с территории Карпатской котловины. Следы дунайских ремесленных традиций видит здесь Седов.
    Таким образом, кто оставил новгородские сопки? Смешанное население, состоявшее из скандинавов (восточных шведов), славяноязычных подданных аваров и местных финских племен, родственных мере. 

    • Чудно. «Словенское» Приильменье населенное восточными шведами и местными финно-уграми с примесью горстки славян из Аварского каганата. И никаких следов шведской колонизации — ни скандинавских вещей в сопках, ни скандинавской топонимии. Угро-финское название этих мифических родственников мери тоже кануло в лету без следа. Каким образом эта шведско-финская смесь перешла на славянский новгородский диалект имеющий очень отдалённое отношение к древнерусскому «койне», на котором общались князья и дружина от Карпат до Волги тоже неясно. Неужто вы перешли в ересь господина Колганова и приписываете выходцам из окрестностей Тренчина роль славянизаторов Приильменья?  

      • Вот только не надо искажать мою «ересь»! О появлении ругов в Новгороде не писал даже Адальберт.
        Однако подвижки налицо — И. Коломийцев перестроился: «датой основания Гнёздово следует считать 850 год… Что касается того, кто принес сюда дунайские традиции… мастера Аварского каганата, говорившие на славянском языке».
        Лёд тронулся, господа присяжные заседатели! Теперь даже И. Коломийцев признаёт, что к основанию Киевской Руси причастны выходцы из Карпатской котловины.

    • Игорю Коломийцеву. Вы утверждаете >>Проблема заключается только в том, что следов массового проникновения славянского населения обнаружить здесь не удается. <<   МАССОВОГО  проникновения и не надо обнаруживать. В комментарии к посту Шамиля Галеева я простой АРИФМЕТИЧЕСКОЙ выкладкой с демографическим обоснованием показал, что за ТРИ столетия «тридцать три богатыря» (с) со своими домочадцами СПОСОБНЫ сформировать народонаселение численностью под 100 тыс. чел.
      Да и Новгородчина по своим природно-климатическим условиям не то место, которое может ПРИВЛЕЧЬ массовую миграцию. Проникновение нескольких сотен славян сформировало славянский генофонд новгородчины, т.к. они заняли СВОБОДНУЮ экологическую нишу, которая была никому (кроме славян!) не интересна.

  • Сергею Назину. Ваш некрасивый выпад против генетиков группы Балановских оставляю целиком на вашей совести. Вы иногда вообще ведете себя как настоящий околонаучный фрик — отрицаете выводы ученых, которые идут в разрез с вашими установками, обвиняя их при этом во всех смертных грехах — заговорах, русофобии, желании унизить славян и тому подобное. Это очень некрасиво, особенно со стороны человека, облеченного научным званием.
    Выводы генетиков о том, что древние новгородцы — суть местное население, близко родственное мере, не являются чем-то неожиданным. Ведь эта территория всегда находилась в зоне сплошной финской топонимики. Антропологи тоже уверенно относили новгородцев к финнам. Единственное, что можно воспринять как неожиданность — скорее можно было ожидать близость местного населения к прибалтийским финнам типа эстов или води, а они оказались срединными финнами, родственными мерянским племенам. Неожиданность, однако, несущественная. Больно ранит она только тех, кто к финнам Среднерусской равнины относится с пренебрежением, как к существам второго сорта. Для людей без расовых комплексов это всего лишь полезная информация о происхождении новгородцев, да и русских в целом.

    • Я всегда буду выступать против нарушений формальной логики. Умозаключения уважаемых генетиков таковы: 20 % коми-пермяцкого генома содержат компонент, который составляет 80% генома современных новгородцев. Пусть будет так — это данные добытые специалистами и против них я не спорю. Я спорю с выводом, что это свидетельствует о финно-пермской подоснове новгородцев. 
      Проведем мысленный эксперимент. Предположим, что у якутов или чукчей 20% генома совпадает с «русским компонентом», который содержится скажем в 80% русского генома (а это очень вероятно, учитывая наличие немалого количества метисов от сожительства русских с местными женщинами). И если уважаемые генетики на этом основании выдвинут «гипотезу», что русские — это ославяненные якуты или чукчи, я думаю понятно какой будет реакция любого разумного человека. 
      «Новгородский компонент» в составе коми-пермяков — это генетический след северорусской (новгородской) колонизации Великой Перми. Вот если бы речь шла о «коми-пермяцком» компоненте (около 80% в их геноме) в составе новгородцев, то тогда бы можно было о чём то говорить — а пока мы имеем дело с «финно-угорской» манией — чистой идеологией, ни имеющей никакого отношения к науке.

      • Сергей Назин сказал(а): Я всегда буду выступать против нарушений формальной логики. Умозаключения уважаемых генетиков таковы: 20 % коми-пермяцкого генома содержат компонент, который составляет 80% генома современных новгородцев. Пусть будет так — это данные добытые специалистами и против них я не спорю. Я спорю с выводом, что это свидетельствует о финно-пермской подоснове новгородцев.  Проведем мысленный эксперимент. Предположим, что у якутов или чукчей 20% генома совпадает с «русским компонентом», который содержится скажем в 80% русского генома (а это очень вероятно, учитывая наличие немалого количества метисов от сожительства русских с местными женщинами). И если уважаемые генетики на этом основании выдвинут «гипотезу», что русские — это ославяненные якуты или чукчи, я думаю понятно какой будет реакция любого разумного человека.  «Новгородский компонент» в составе коми-пермяков — это генетический след северорусской (новгородской) колонизации Великой Перми. Вот если бы речь шла о «коми-пермяцком» компоненте (около 80% в их геноме) в составе новгородцев, то тогда бы можно было о чём то говорить — а пока мы имеем дело с «финно-угорской» манией — чистой идеологией, ни имеющей никакого отношения к науке.

        Уважаемый Сергей Владимирович! Генетика это не идеология, это наука. История это идеология. Со школьной парты русскому по национальности ребенку вдалбливают в голову что он славянин, что он колонизатор этой земли где он живет, что его прародина где-то в Польше, Украине, в Белоруссии, вплоть до Германии. Совсем недавно закрепили в Конституции РФ что русские это государовообразующий народ, а остальные типа инородцы, второй сорт. Не буду конкретизировать:что, где, когда, но мы это прошли в идеологии другого государства, и чем это кончилось Вы, как историк, знаете. Вы сказали:  И если уважаемые генетики на этом основании выдвинут «гипотезу», что русские — это ославяненные якуты или чукчи, я думаю понятно какой будет реакция любого разумного человека.  «Новгородский компонент» в составе коми-пермяков — это генетический след северорусской (новгородской) колонизации Великой Перми. Кого-же Вы считаете разумным человеком? Разумный человек это тот, кто хочет знать прошлое своего рода, своей деревни, где родились его предки и передать это своим детям. Это называется этнонационализм. На основе этнонационализма строится этанационализм — любовь к своей Родине, толератное отношение ко всем живущим там народам. Русский народ со времен образования русской государственности сформировался и увеличивался за счет отказников  от принадлежности к своему народу. Немало из этих отказников не просто чураются своих соплеменников, но и начинают проявлять к ним неприязнь. О таких перерожденцах ещё сто лет назад В.И. Ленин заметил, что «обрусевшие инородцы всегда пересаливают по части истинно русского настроения». Хуже, когда такой перерожденец займет пост «национального кадра». Вы сказали:«Новгородский компонент» в составе коми-пермяков — это генетический след северорусской (новгородской) колонизации Великой Перми.  Вы это серьёзно утверждаете что новгородские ушкуйники ассимилировались в коми-пермяки? Что они приходили «тысячами» на Великую Пермь не грабить и разорять их жилища, а оплодотворять своими семенами красавиц коми-пермячек. Конечно, не без этого было, но чтобы изменить генофонд народа, надо сильно постараться. В источнике «Русский генофонд на Русской равнине» на стр. 126 приведена таблица по Дифференциации популяций в пределах этноса (Gstх10 в квадрате) У народа коми этот показатель равен 6,41. Это очень высокий показатель (у русских Gst=2,0, у мари он равен 2,39) Из этого можно предположить, что несмотря на близость языка это генетически два разных народа: коми-зыряне и коми-пермяки, т.е. имеют разное происхождение. Высокий показатель по дифференциации популяций у мари Республики Марий Эл. Вне пределов Марий Эл компактно проживают чуть меньше половины всех мари. Они ни в какие  генетические исследования не попали. Мое мнение такое, пока нет полногеномного анализа популяций народа мари как в РМЭ так и за пределами, нельзя однозначно сказать что северо-восточные русские и казанские татары происходят от одного народа, т.е от меря. В нем и кроется загадка.   

  • Игорь Коломийцев
    Выводы генетиков о том, что древние новгородцы — суть местное население, близко родственное мере, не являются чем-то неожиданным.
    Это Ваши выводы, а не выводы генетиков. Фраза «сохранили наследие местного дославянского населения» не означет «близко родственное». Согласно выводам генетиков, новгородцы гораздо ближе к полякам и украинцам, чем к «среднефинам».

  • Сергею Назину. Как это никаких следов шведской колонизации — да Прильменье ими кишит. Одна Старая Ладога чего стоит. Кстати, как замечает Конецкий, с работами которого вам всё же следует познакомиться, распространение сопочного обряда в новгородской земле шло с Севера на Юг, а не с Юга на Север. То есть первые сопки как раз появились в окрестностях Старой Ладоги, и только потом передвинулись в район Рюриково городища и ближе к Ильменю.
    Более подробно о скандинавских следах в Приильменье вы можете почитать здесь — https://hal-normandie-univ.archives-ouvertes.fr/hal-03174165/document
    Статья называется: «Скандинавы среди первопоселенцев Новгорода по данным археологии». Вот ее аннотация: «Статья посвящена проблеме культурной и этнической характеристики первопоселенцев Новгорода и определению места скандинавов в жизни ранней городской общины. Дается критический обзор предшествующей историографии. Новое обращение к музейным коллекциям позволило увеличить количество скандинавских древностей и категорий находок из раннего культурного слоя, в то время как славянский компонент материальной культуры остается трудноуловимым. Скандинавы определенно присутствовали среди основателей первых усадеб города в 930–950-х гг. Распределение скандинавских артефактов на городской территории предполагает свободное расселение выходцев с севера и их престижные позиции в социальной топографии. Упомянутый в  летописи «двор Поромонь» не может считаться местом компактного проживания варягов. Новгородские скандинавы однозначно сопоставимы с летописными варягами и отличались от руси как этносоциальной группы в Среднем Поднепровье, связанной с Рюриковичами. Закат скандинавского присутствия в Новгороде был обусловлен прекращением выплаты варяжской дани после смерти Ярослава Мудрого и  находит отражение в данных археологии. Традиция российской науки недооценивать скандинавское присутствие в раннем Новгороде берет свои истоки в самоцензуре сталинской эпохи, превращаясь со временем в явление научной инерции».

  • Сергею Назину. Теперь относительно языка. Вы недоумеваете: «Каким образом эта шведско-финская смесь перешла на славянский новгородский диалект, имеющий очень отдалённое отношение к древнерусскому «койне», на котором общались князья и дружина от Карпат до Волги тоже неясно».
    Начнем с того, отчего вообще славянский язык утвердился в границах Киевской Руси в качестве основного средства общения, вскоре вытеснившего все остальные. Какую ситуацию мы здесь наблюдаем? Во первых, имеется скандинавская элита — колонисты многочисленных здешних виков — Старая Ладога, Рюриково городище, Тимирево, Сарское городище, Гнёздово и иные. Понятно, что эти люди говорят на особом диалекте восточно-шведского языка, обособившемся, по Николаеву, от прочих скандинавских языков еще в 7 веке. Вероятно, это обособление происходило еще на финском побережье и на эстонских островах, которые были освоены этими людьми в первую очередь.
    Затем был славянский язык ремесленной прослойки, пришедшей в эти земли с территории Карпатской котловины. Численно этих людей, возможно было не так много, но они селились в городах, под защитой крепостных стен и играли очень важную роль — это были кузнецы, ювелиры, гончары, плотники-кораблестроители и прочие крайне необходимые на торговых маршрутах люди. Без них пути из варяг в греки и из варяг в хазары не могли бы существовать. 
    А вокруг этих людей разливалось море здешних аборигенных племен. Гораздо более многочисленных, чем кучка горожан под защитой крепостных частоколов. Но всё дело в том, что эти люди тоже говорили на разных языках. Это ныне мы придумали термин финны или фино-угры. Сами эти люди никакими финнами себя не считали, а самое главное даже не догадывались, что являются друг другу языковыми родственниками. Чудь и водь с трудом понимали друг друга, будучи прибалтийскими финнами. И уж точно не понимали мерян как срединных финнов. Весь скорее всего не понимала ни мерян, ни чудь. То есть, конечно, здесь было много людей, знавших сразу несколько языков, скажем, веси, мери и чуди. Но это были очень разные языки, без шансов на легкое взаимопонимание. Южнее и западнее жили балтские племена. У них схожая картина. Кривичи, возможно, еще понимали друг друга — псковские смоленских и полоцких. Но уже язык подмосковной голяди был им непонятен.
    Еще ниже, на среднем Днепре, проживали древляне и северяне, славяноязычные племена, некогда попадавшие под влияние Аварскогго каганата (об этом я уже рассказывал).
    Когда восточношведские колонисты стали создавать тут единую державу — Русский каганат, затем Киевскую Русь, они столкнулись с необходимостью общего языка, некого койне, понимаемого всеми. Поначалу, видимо, в ход пошли сразу два общих языка горожан — русский (восточношведский диалект) и славянский (язык выходцев из Аварского каганата). Константин Багрянородный отмечает названия днепровских порогов сразу и на русском и на славянском. Значит, в середине 1 века эти два койне были еще равнозначны. Почему победил славянский?
    По целому ряду причин. Во первых, его знали ремесленники — основное население всех крепостей от Среднего Днепра до Ладоги и Верхней Волги. Во вторых, на нем говорили южные племена, расположенные в окрестностях столицы — Киева. Да и сами жители столицы формировались в первую очередь из северян и древлян. Во третьих, славянский язык наверняка как второй знали жители ближних к южанам мест — те же вятичи, дреговичи, радимичи — говорившие и на балтских и на славянских наречиях. Таким образом, славянский язык оказался близок почти половине населения Киевской Руси. Да и балтам чуть более северным, тем же кривичам, учить его тем было легче, ибо славянский язык сам по себе возник на балтской основе, лексика его наполовину балтская. Уже вскоре все население Руси перешло на употребление общего койне — славянского языка.
    Вопрос — почему новгородский диалект сохранил свое своеобразие? Беженцы от франко-аварской войны уходили в городища будущей Руси в первые десятилетия 9 века. Возможно даже, что сами городища типа Гнездово создавали именно эти люди, а скандинавы уже пришли почти на готовое.  Меж тем, реальное объединение Руси под эгидой Киева началось не ранее 10 века и продолжалось в течение всего этого столетия и даже в начале 11 века. В качестве общего койне в этом государстве должен был распространиться язык столичных жителей, киевлян, смесь древлянско-северянских диалектов. На севере за это время уже сложились свои диалекты. Один в Новгороде, другой в Пскове, третий в Гнездово, четвертый в Тимирево и так далее. Новгород в связи с его географической обособленностью и особыми амбициями — претензиями на вторую столицу Руси мог сохранить свой особый диалект на фоне оппозиционности Киеву. Остальные городища этого сделать не сумели.
    Но может все еще проще. Мы видим особенности новгородской речи во многом потому, что читаем новгородские берестяные грамоты. Именно они рассказали ученым об особенностях языка новгородцев. От остальных древних городищ ничего подобного не осталось. Вот мы и думаем, что там изначально все говорили на общеславянском языке. Хоть это могло быть не совсем так.

  • Сергей Назин
    Умозаключения уважаемых генетиков таковы: 20 % коми-пермяцкого генома содержат компонент, который составляет 80% генома современных новгородцев.
    Именно так. Только не 80%, а 90%.
     
    Пусть будет так — это данные добытые специалистами и против них я не спорю. Я спорю с выводом, что это свидетельствует о финно-пермской подоснове новгородцев.
    Следует уточнить, что вывод о среднефинах — это вывод Игоря Коломийцева, а не авторов работы.
     
    Число 90% в работе означает, что у современных русских новгородцев есть 90% компонента древних новгородцев. Цитирую: «данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины«. Ещё раз акцентирую — не дославянского субстрата, а древней Новгородчины.
     
    Вы правильно рассуждаете.
    У Олега Балановского в книге «Генофонд Европы» есть описание метода предковых компонентов (стр 153). Я, к сожалению, когда читал книгу в первый раз, пропустил эту главу. Но, благодаря Игорю Коломийцеву (за что ему большое спасибо) я недавно прочитал эту главу.
    Там написано, что при высоких k многие популяции приобретают «собственные» компоненты и картина становится чрезвычайно дробной. (Лучше всего самому прочитать книгу и на конкретном примере посмотреть, как ведут себя компоненты при постепенном увеличении k). В качестве разумного максимума для всего мира взято k=18. То есть, при увеличении k компонент «молодеет». Примерно это мы и наблюдаем при k=14 в обсуждаемой работе. Я предполагаю, что эта картина отражает относительно поздние миграции.
    А при k=8 мы видим, что новгородцы ближе всего к русским популяциям. К сожалению, на карте не отображены данные для Украины, Белоруссии, Польши и Прибалтики, но о близости к ним можно судить по предыдущим работам авторов. Очевидно, что среди дославянского субстрата у русских преобладают балты. Но о точных цифрах сложно судить из-за генетической близости восточных славян и балтов.
     
    И в книге «Генофонд Европы» так и написано:
    Разные популяции западных и восточных славян удивительно похожи друг на друга генетически, и выраженно отличаются от некоторых своих соседей – германоязычных на западе и народов Волго-Уральского региона на востоке. А вот от других соседей – балтов – они отличаются мало. Поэтому можно – с осторожностью – выдвинуть гипотезу, что ассимилированный субстрат был по преимуществу балтским. Ведь балты были расселены очень широко.

  • Владимиру Колганову. Странный вы человек, Владимир! Неужели не следили за долгой дискуссией по вопросу происхождения славян? Я не «перестроился», а всегда связывал распространение славянского языка с миграционными волнами из Карпатской котловины, то есть с ядерной территории Аварского каганата.
    При этом о появлении этих людей на землях будущей Руси много писал академик Валентин Седов, которого я в своих книгах обильно цитирую: «Картография находок дунайского происхождения на восточнославянской территории достаточно надежно свидетельствует, что в VII–X веках имели место многократные оттоки славянского населения из Дунайского региона. Продвигаясь в восточных направлениях, группы дунайских переселенцев оседали в различных местностях Восточно-Европейской равнины, уже освоенных славянами. Разнотипность находок (украшения, культовые языческие и христианские предметы, гончарная керамика, предметы конского снаряжения) и их рассеянность на широких пространствах указывают на множественность миграционных групп, вышедших из разных регионов Подунавья. Продолжалась инфильтрация дунайских славян, очевидно, около двух – трёх столетий». Причинами столь мощной миграции Валентин Седов считает процессы, протекавшие в самой Карпатской котловине: «Фиксируемые археологическими данными отливы славянского населения из Дунайского региона находят объяснение в исторических событиях того времени. В VI–VII веках в Среднем и Нижнем Подунавье доминировали славяне. Они составляли значительную часть жителей Аварского каганата. В конце VIII века Аварский каганат был разгромлен Карлом Великим и его сыном Пипином. Франкские войны существенным образом затронули и славян-земледельцев Среднего Подунавья. По-видимому, значительные массы славян в этих условиях отдельными группами оставили Дунайские земли и продвинулись в Восточноевропейские области». Причём, заметьте, мы здесь имеем дело с миграцией немногочисленных, но элитных групп: воинов, мастеров, проповедников, бардов и так далее. Выражаясь языком учёных-конструктивистов — это же «ядро традиции» в чистом виде! Вокруг таких кристалликов обычно и формируются новые племена. Седов пишет: «В Восточной Европе славянские переселенцы с Дуная, по-видимому, были более активной массой, среди них могли быть квалифицированные ремесленники, горожане, церковные деятели, владевшие грамотой, христиане и другие. Расселение дунайских славян на Восточно-Европейской равнине стало мощным стимулом консолидации разноплеменного, многодиалектного славянского населения, осевшего в этих землях ранее».
    Вся разница  во взглядах на этот процесс Седова и моих заключается лишь в том, что я не считаю основное население Восточной Европы славянами, до подхода дунайцев и создания Русской державы. На мой взгляд — кривичи, дреговичи и радимичи были балтами. Жители Новгородских и Владимиро-Суздальских земель — финноязычным племенем мерей. На финских языках говорили чудь и весь, мещера и мурома. Славяноязычный очаг здесь находился лишь на Среднем Дунае — северяне и древляне. 
    Благодаря выходцам с Карпатской котловины славянизировалось и население городищ типа Гнёздово, лежавших на торговых маршрутах. Только в этом я расхожусь с Седовым во взглядах. Но миграцию населения из Карпатской котловины я не только не отрицаю, но и всячески ее подчеркиваю.
    Только это не были, на вашу беду, Владимир, германцы-руги. Поскольку в самой Карпатской котловине никаких отдельных племен к 8 веку уже не осталось. Авары после подавления смуты 630 года проводили сознательную политику перемешивания всех своих подданных неаварского происхождения. Даже если на Среднем Дунае и оставались какие-то руги, их потомки были разбросаны по тысяче разных поселков, вперемешку с бывшими гепидами, свевами, римлянами, греками, склавинами, антами и прочим населением. Здесь возникла совершенно новая популяция аварских подданных. Именно эти люди и бежали от франков в том числе и на Русь.

  • Игорю Коломийцеву.
    Будьте любезны, Игорь Павлович, растолковать смысл вашего тезиса >> Как это никаких следов шведской колонизации — да Прильменье ими кишит. Одна Старая Ладога чего стоит. <<
    Колонизация (территории), это ведение ШИРОКОЙ МНОГООТРАСЛЕВОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Какой ХОЗЯЙСТВЕННОЙ деятельностью занимались в  Новгородчине и т.д.? Они что вырубали  (выжигали) леса и занимали их под пашню и выгоны? Или ловили рыбу, били зверя или (гипотетически!) искали полезные ископаемые, добывали их и от этой деятельности остались ОБШИРНЫЕ, всем видимые следы, как например 15% земельного фонда Новгородчины, занятых ныне пашней? Скандинавы на территории Гардарики были ГАСТРОЛЕРАМИ. Это очень хорошо отражено в исландских сагах: приехал, тем или иным способом разжился «дирхемами» и вернулся в родные пенаты. Вот и вся «колонизация». Они даже механизма систематической эксплуатации территории, как в классических колониях, не создали. Колонизация же была проведена северными славянами территорий, занятых лесами европейской ели (почвы — суглинок),  сначала через технологию подсечно-огневого хозяйства, а затем пашенного земледелия.

  • Шамилю Галееву. Мы много раз с вами спорили по поводу генофонда новгородцев. Еще раз напомню всем главный вывод генетиков группы Балановских: «Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.  Массовый след этой компоненты обнаружен у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води. Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)».
    Вы желаете местное дославянское население новгородской земли, родственное пермским и волжским финнам, считать близким полякам и украинцам, а не соседней мере Ярославской и Влпадимирской областей? Считайте. Вас мне всё равно не переубедить. А я буду понимать слова генетиков так, как они сказаны — про дославянское население и без каких-либо ваших личных выдумок про родство его с поляками и украинцами, высосанное вами из пальца.

  • Шамилю Галееву. Если вы действительно хотите посмотреть в какой степени родства русские находятся к другим популяциям Восточной Европы, рекомендую вам ознакомиться с вот этой очень полезной статьей уже неоднократно здесь упоминавшегося Андвари — https://andvari5.livejournal.com/?skip=10
    Там многие русские популяции помещены вместе с другими восточноевропейцами на график основных полноменомных компонент РСА. Гляньте на их местоположение — https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/513705/513705_original.png
    Новгородцев там нет, но есть ярославцы, их самая близкая родня. Ярославцы расположены между мордовским народом мокша, эстонцами и некоторой частью литовцев. В раза три от них далее украинцы из Днепропетровска (Днипро), самые ближние к русским. Украинцы из Ривно еще дальше. А украинцы из Львова улетели от них так далеко, что и говорить о родстве не приходится. Равно как и поляки, которые на этом графике не показаны, но они расположены еще левее.
    Есть еще более северные русские популяции — Кострома, Вологда, поморы Архангельской области, но они улетели вообще далеко в облако фино-угорских народов, поближе к карелам, вепсам и коми.
    Таковы факты, Шамиль, которым вы боитесь заглянуть в лицо.

    •    рекомендую вам ознакомиться с вот этой очень полезной статьей уже неоднократно здесь упоминавшегося Андвари
         — Что-то вы совсем забыли статью г-на Андвари, на которую так наседали и в которой среди варягов скандинавов почти не оказалось)). Плохо вы на своих ошибках учитесь. 

    • https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/513705/513705_original.png 
      Глянул я на Вашу ссылку и что я вижу: настоящие финноугры в том числе и КОМИ, от которых вы выводите новгородцев образуют облако совершенно отдельное от «балто-славянского».
      То что в последнее затесались эрзя и мокша говорит не о фмнском происхождении русских, а об значительной степени обрусения мордвы. Да судя по исследованию покойного г-на Балановского эрзя — это какие-то «странные» финноугры, чей геном совпадает со славянским. Гораздо более вероятно, что мордва-эрзя по происхождению являются «урализированными» праславянами (какими нибудь именьковцами или прочими постзарубинецкими племенами), а не исконными финнами. 
      Еще раз посмотрите где находятся коми на этой схеме. Это самый далекий от «ярославских русских» народ. Бросайте «финно-пермско-мерянские» фантазмы про происхождение новгородских словен.

  • И. Кломийцев пишет: «Благодаря выходцам с Карпатской котловины славянизировалось и население городищ типа Гнёздово, лежавших на торговых маршрутах… Только это не были, на вашу беду, Владимир, германцы-руги. Поскольку в самой Карпатской котловине никаких отдельных племен к 8 веку уже не осталось. Авары после подавления смуты 630 года проводили сознательную политику перемешивания всех своих подданных неаварского происхождения. Даже если на Среднем Дунае и оставались какие-то руги, их потомки были разбросаны по тысяче разных поселков«.
    Тут явное противоречие. Если оставались «какие-то руги», почему бы им не прийти на Днепр вместе (!) со славянами? Славяне распространяли славянский язык, а руги, в отличие от славян имевшие в прошлом опыт управления государством, создали в IX в. Киевскую Русь — в полном соответствии с сообщениями Адальберта и ещё пяти независимых источников Х в. Кстати, «перемешивание» народов в Аварском каганате позволяет объяснить, почему в те времена никто не писал о ругах.
    P.S. Пожалейте модераторов — зачем выкладывать такие длинные цитаты? Никто не возражает против миграции славян из Карпатской котловины.

  • Виктору Антонову. Вы критикуете мою фразу об археологической ситуации в Новгородской земле — «Проблема заключается только в том, что следов массового проникновения славянского населения обнаружить здесь не удается», хотя она является почти повтором фразы «Новое обращение к музейным коллекциям позволило увеличить количество скандинавских древностей и категорий находок из раннего культурного слоя, в то время как славянский компонент материальной культуры остается трудноуловимым» из новейшей статьи 2019 года А. Мусина и О. Тарабардина из С-Петербургского университета — https://hal-normandie-univ.archives-ouvertes.fr/hal-03174165/document&nbsp;
    Более того, вывод об отсутствии массового переселения сюда, в Новгородскую землю, жителей более южных или западных областей (типа Среднего Поднепровья или южного берега Балтики) подтвердили и генетики группы Балановских, показавших родство древних новгородцев с населением Ярославщины, сформировавшемся на базе финоязычного племени меря. Еще раньше на сходство новгородских черепов с финскими Русской равнины указывали нам антропологи. Так что спорить тут особо не о чём. Действительно, на Новгородскую землю не было массового переселения племен из областей, куда традиционно помещают славян.
    Ваша абсурдная идея о том, что сюда могли проникнуть 33 богатыря-славянина, которых было так мало, что их никто не заметил, а потом они как выскочили, как начали размножаться, что стали здесь большинством, разбивается о тот железобетонный факт, что на финские племена антропологически были похожи как раз не самые ранние славяне — жители Приильменья, а население Великого Новгорода 12 века, времени расцвета этого города. Стало быть, финны по происхождению доминировали именно в период расцвета. Да и генетики ведь анализировали не самых первых новгородцев, а их более поздних потомков, 90% которых оказалось родственными мерянам Владимирской и Ярославской областей. Таким образом, ваших сказочных богатырей не просто никто не видел из археологов, но они и в дальнейшем ничем себя не проявили, не позволили себя обнаружить ни генетикам, ни антропологам.
    По моему вы просто ищете черную кошку в тёмной комнате тогда, когда ее там просто нет.

  • Виктору Антоновы. Теперь по поводу ваших рассуждений о колонизации северных территорий, которая могла быть, якобы, осуществлена только славянами. Типа местные финоязычные и балтоязычные племена ни за чтобы пахать и сеять не стали. Смешной довод. Давайте я вам приведу буквально абзац из работы В.Конецкого об археологической культуре новгородских сопок, которая развивалась вокруг таких скандинавских центров как Старая Ладога, Рюриково городище, Новгород и занимало практически все тутошние земли, пригодные для зерноводства. Вот что пишет Конецкий: «Главным образом здесь вызывает интерес вопрос о возможности существования более глубоких пластов межэтнического взаимодействия, которое могло оказать влияние на облик культуры сопок. В данной связи особенно важна проблема сложения в Приильменье пашенного земледелия как экономической основы существования культуры сопок. По данным многочисленных исследований, здесь в конце I тыс. н. э. формируется очаг пашенного земледелия, развитие которого шло особым путем, отличным от южнорусского [263, с. 123; 186, с. 106— 109]. Выявление его истоков тесно связано с проблемой поиска исходных территорий и путей прихода славян на Северо-Запад. В настоящее время, особенно в связи с работами языковедов, особую актуальность приобретает давний тезис об этнических связях ильменских славян со славянским населением южнобалтийского побережья [324, с. 226—227, 229; 346, с. 66]. Рассмотрение его под •углом происхождения земледельческих орудий на Северо-Западе дает- неожиданную картину. Как указывает И. Херманн, у балтийских славян использовались пахотные орудия без железных наконечников. В то же время в Скандинавии они появляются еще в вендельском периоде [203]. Таким образом, нельзя не признать, что Скандинавия является наиболее близкой территорией, откуда ильменские славяне могли воспринять данный элемент культуры [261, с. 6]. Исторически это весьма правдоподобно. Район Старой Ладоги, где скандинавы появились, как уже упоминалось, в середине VIII в. и откуда, кстати сказать, происходят древнейшие на Северо-Западе наральники, обладает тяжелыми почвами, обработка ‘которых орудиями без железных наконечников, безусловно, затруднена».
    https://uchebnikfree.com/etnografiya-etnologiya-uchebnik/konetskiy-novgorodskie-sopki-problema-26478.html
    Культура земледелия, как и соответствующие орудия труда, пришли на Новгородскую землю не с южных берегов Балтики и не из Среднего Поднепровья, но прямиком из Скандинавии. Это вовсе не означает, что скандинавы, а именно восточные шведы, сами пахали здесь землю. Для того достаточно было и аборигенов. Но научили их этому именно пришлые свеи, они же привезли сюда и орудия труда.

    • Игорь Павлович, для того чтобы пахать землю плугом, сохой, ралом в ЛЕСНОЙ ЗОНЕ ее надо сначала освободить от лесной растительности. При обычном лесном пожаре остаются целые несгоревшие деревья, не говоря уже про пни. А простая вырубка с корчеванием пней это очень трудоемкое дело. История Европы показывает как очень медленно увеличивалась площадь пахотных площадей.  Подсечно-огневое хозяйство северных славян, учитывающее естественно-природный цикл смены растительности в лесной зоне, позволило искусственно поставить его себе на пользу. К десятому веку земельный фонд лесных участков (ельников)  истощился. Это в Приладожье 15% земельного фонда, в юго- восточных (центральных) районах 1/3. Тогда наступил хозяйственный кризис, который выразился в мятежах начала 2-го тысячелетия, которое как бы организовали (по мнению профессиональных историков) волхвы.
      Для того, чтобы перейти к пахоте, кроме инвентаря мертвого, требуется рабочий скот. Для пахоты волами отсутствовала кормовая база для них. В Прибалтике они были, т.к. там плодородные высокогумусные дерново-карбонатные почвы. Требовалась лошадь, которую в рабочее время НАДО кормить овсом. Это кроме сена и соломы с половой полтонны в год на рабочую лошадь! Кроме этого требовалась еще и культура работы с ней. А это очень многосторонняя деятельность Так после принятия Ислама в Орде дестки тысяч отказников переселилась на Русь и большинство нашли своюнишу в лошадном деле: шорниками, коновалами и т.д. Это так называемые берендяки иил берендеи.
      Надеюсь Вам известно о существовании в Российской империи такой категории как безлошадное крестьянство, которого была 1/3 сельского населения? Это  факт т.н. аграрное перенаселение. Вот такое и случилось тысячу лет назад на территориях с подсечно-огневым хозяйством.
      Придется видимо мне написать пост о подсечно-огневом хозяйстве.

  • Игорь Коломийцев
    Вы желаете местное дославянское население новгородской земли, родственное пермским и волжским финнам, считать близким полякам и украинцам, а не соседней мере Ярославской и Влпадимирской областей?
    Я считаю, что в генофонде древней Новгородчины дославянское население составляло меньше 100%. Причём, существенно меньше.
     
    А я буду понимать слова генетиков так, как они сказаны
    Генетики не писали, что генофонд древней Новгородчины на 100% состоит из срединно-финского населения.
     
    Там многие русские популяции помещены вместе с другими восточноевропейцами на график основных полноменомных компонент РСА.
    Я не знаю, что за данные отображены на этом рисунке. Вы сейчас пытаетесь убедить меня, что коми гораздо ближе к поморам, чем к новгородцам, а новгородцы гораздо ближе к мокше, чем к коми?

  • Владимиру Колганову. Вы очень странный человек, Владимир, не желаете ничего слышать и принимать, кроме абсурдных идей, которые некогда засели в вашей голове. 
    Я вам рассказываю, что германцев-ругов в Карпатской котловине со второй половины 7 века уже не было. Скорее всего, конечно, что некая часть ругов жила в Словакии до 630 года. Но затем в Аварском каганате разразилась Великая смута, началась гражданская война. Почти все германские племена, на тот момент еще остававшиеся в Котловине, воспользовались ситуацией и бежали оттуда на родину, на территорию Восточной Германии. Именно так появились балтийские славяне, потому что к 630 году эти бывшие германские племена уже говорили по-славянски. Руги мигрировали в родные края, на остров Рюген, где смешались со своими оставшимися там соплеменниками и превратились в славянское племя руян. Слышали про такое?
    Все же, кто остался в Карпатской котловине верными аварам, оказались тщательно перемешаны. После 660 года там уже не было ни ругов, ни гепидов, ни греков, ни римлян, но все стали единым народом. Эти люди к 823 году (разгрому каганата франками) уже не помнили о том, кем были их предки, поскольку предками их были одновременно разные племена — один дедушка руг, другой — гепид, бабушки — гречанка и паннонка, и наоборот. Эти люди не знали как себя именовать и звались по названиям местности — моравы, нитранцы, паннонцы. Пока Кирилл и Мефодий не придумали им общее имя — словены.
    Именно эти дунайские словены и пожаловали в некотором количестве на Русь, став жителями здешних крепостей, в которых заправляли скандинавы-шведы, именуемые русью. А вот в качестве самостоятельного племени ругов эти люди сюда придти не могли. Поскольку в Карпатской котловине такого племени к 8 веку уже давно не было, и быть ввиду аварских порядков не могло. А руяне с острова Рюген (бывшие руги, перешедшие на славянский язык), как показывает генетика и другие науки вроде антропологии и археологии, сюда попросту не приплывали. Смиритесь с этим фактом.

  • Александру Ижбулдину. Меня тоже всегда поражало, почему люди так готовы верить в совершенно фантастические генеалогии своих народов и отказываются принимать реальную информацию о своем происхождении. Да, мы русские — потомки прежде всего финских и балтских по языку народов Русской равнины. Но чем хуже быть потомком мери, чем потомком выходца из Припятского Полесья? Да меря всегда жила намного богаче и цивилизованней, чем несчастные и очень малочисленные беглецы в припятских болотах.
    Такие люди как Назин готовы оскорбить весь народ коми-пермяков, у большинства из которых (у 80% популяции) есть мерянские гены, они же новгородские, только лишь бы не признать, что новгородцы были одним из мерянских племен. Кстати, новгородцы до Перми практически не добирались. Но это так, к слову.

    • Игорь Павлович. Вы можете сколько угодно изощрять свое красноречие, но Ваши слова канут в лету, а «Повесть временных лет» будут переиздавать пока стоит Русская земля. Новгородцы (в первую очередь жители земли, в самом Новгороде словене жили только на Торговой стороне) это «словене» — в летописи эти слова взаимозаменяемы. Никакой мери в Новгороде никогда не жило. Из «иных языцей» там жила водь, ижора, корела, весь и чудь. Все они в языковом и генетическом отношении чужды новгородцам (нет «новгородского» компонента. Ярославцы — это не потомки мери (хотя среди них таковые имеются), а потомки словенских колонистов заселивших «Мерьскую землю». Они принесли туда специфический северный диалект русского языка. Затем в «Залесскую (уже не Мерьскую!) землю» хлынул поток русского населения с юга (Поднепровья и Прикарпатья — в частности из Переяславля и Галича). Они смешались с предыдущими словенскими колонистами и в итоге образовали среднерусские говоры (они севернорусские, то есть о-кающие и Г-кающие, но не настолько чистые как новгородские). Поэтому на Волге «новгородского» компонента меньше чем на Ильмине.
      Затем в эпоху Московского государства и Российской империи носители «новгородского» компонента из Нечерноземья распространились на древние русские земли отбитые Москвой у Литвы или захваченные у татар. Отсюда 30% «новгородской» компоненты в Черноземье и пр. Другая волна шла в Приуралье и Сибирь. Так «новгородский» компонент появился у коми. Я думаю, если поискать его можно обнаружить и восточнее, вплоть до якут и чукоч.
      Это история описанная в источниках, а не Ваши умозрения которые «по методике» странным образом напоминают умозрения г-на Колганова. 

      • Уважаемый Сергей Владимирович! Вы сказали:
        Никакой мери в Новгороде никогда не жило. Из «иных языцей» там жила водь, ижора, корела, весь и чудь.
        Так наверное может утверждать только современник того времени. Как я знаю, по недавно проведенным раскопкам есть другая версия компактного проживания трех народов: на Холме словяне, на северо-западе чудь, на северо-востоке меря. Хочу вернуться к теме о новгородских ушкуйниках, о происхождении этого слова. Всем известно что ушкуйники это новгородские грабители на лодках. Ушкуй это лодка, ушкуйники это это новгородцы,промышляющие грабежом и передвигающиеся по реке на лодках . Какое же имеет происхождение это словосочетание: славянское, норманское или мерянское? Так как я мари, постараюсь объяснить слово УШКУЙ марийским словом «пУШ КУаш», в переводе на русский означает «лодку грести», где «пУШ» — лодка, КУаш — грести. Слово ПУШ  использовалось в названии волости  Вятской губернии. Например, Иван Степанович Конев, маршал Советского Союза, родился в Пушмановской волости , село Лодейкино. Может есть другие версии, интересно бы знать.

        • В Википедии ссылаются на Фасмера, что «ушкуй» — это ВЕПССКОЕ слово, чему я охотно верю, потому-что облик у него явно не славянский. Может быть это вепсское слово родственно марийским корням которые Вы привели. Что касается этнического состава древнего Новгорода — город состоял из 3 концов: Неревского, Людина (на западном берегу) и Славенского (на восточном берегу). Они сочетаются с племенными названиями упомянутыми в летописи: нерома / нерева / морова (родственное названию р. Нарова или Нарва либо эстонскому самоназванию maarahvas «народ земли» то есть «местные»), карелами-люддиками (исторически это окареленные вепсы — летописная весь) и собственно словенами. Мери здесь нет и даже если допустить, что меря и нерома / мерева это одно и то же, все равно это разное племя со словенами. Так что словене — это словене. Это основное население Новогородской земли. 

  • Шамилю Галееву. Да, Шамиль, русские Лешуконского района Архангельской области гораздо ближе к коми по полногеномным маркерам, чем к другим русским популяциям. Вообще многие северные русские (Мезень, Пинега, Вологда) — это явные фино-угорские племена, ближайшие родственники карелов и вепсов. Вы разве этого не знали?
    Что касается новгородцев и ярославцев, то они на графике полногеномных компонент РСА находятся несколько южнее этих северных русских, между мокшами, эстонцами и некоторыми из литовских популяций. Ближайшая им родня — именно мокши. Эрзя от них несколько дальше.
    Причем оспорить такое положение практически невозможно — полногеномные компоненты указывают генетическое родство гораздо точнее, чем игреки и мито. Вы пишите: «Я считаю, что в генофонде древней Новгородчины дославянское население составляло меньше 100%.» Вы правы, меньше — около 99%. Причем 90% из них приходилось на компонент, родственный мерянам. И по 4-5% приходилось еще на два компонента — прибалтийско-финский, родственный эстам и суоми, и компонент архангельских поморов, еще более северный, родственный, пожалуй, только коми. Понимаете, Шамиль, мало ли как вы считаете. Мало ли как вам хочется. Есть упрямые научные факты, которые вам не отклонить.

    • Опять вы все извращаете. Из этого графика видно, что современная мордва (эрзя и мокша) УЖЕ НЕ ВХОДИТ в облако угро-финских популяций (от финнов до коми) расположенное в верхней части графика. Схема эта свидетельствует как раз об обратном —  именно о глубоком обрусении мордвы (да это и без генетики ясно), сильном разбавлении мордовского генофонда русским, настолько что в генетическом плане мордва — уже не финно-угры, а «балто-славяне» (по крайней мере по данным этого графика).
      Вот если бы ярославские русские залетели в облако угро-финских популяций, тогда да — мне крыть было бы не чем. А ваши рассуждения — это довольно грубая подтасовка фактов  под заранее выбранную концепцию в надежде что вас никто не схватит за руку. Но не тут то было! Славянофилы не дремлют и шулерство с передергиванием карт здесь не «прокатит»! 

  • Сергею Назину. В прошлый раз вы, Сергей Владимирович, происхождение коми-пермяков ставили под сомнение, утверждая, что условно-новгородский, он же мерянский компонент занесли в их генофонд новгородские ушкуйники, хотя их и близко в Перми никогда не было. Теперь вот от вас досталось уже мордовцам. Вы начинаете нам рассказывать о значительной степени обрусения мордвы. Типа это какие-то странные финно-угры.  Ничего в них странного нет. Посмотрите еще раз на график полногеномных компонент РСА из статьи господина Андвари — https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/514604/514604_original.png Что можно сказать о фино-угорских народах в целом? Это очень обширное облако популяций. Они разбросаны довольно далеко друг от друга. Коми очень далеки от веси и карелов, еще дальше от финнов-суоми и тем более от эстов и мордвы. Между эстами и суоми тоже колоссальное расстояние. Это означает, что финские племена, не смотря на определенное родство языка, всегда были очень разными. На тоже самое обстоятельство нам все время намекали антропологи — среди финских племен есть и те, кто близок к балтам Прибалтики, как те же эсты, так и далекие от них народы. Есть чистые европеоиды, есть с примесью саамского или сибирского (монголоидного) элементов. Теперь посмотрим на облако российских популяций. Оно наверное даже более обширное, чем финно-угорское облако, хотя в целом расположено, конечно, южнее и западнее. Есть русские, которые еще больше коми, чем сами коми. Посмотрите на русских Лешуконского района Архангельской области. Они на графике даже восточнее коми. Русские Пинеги севернее и восточнее, чем карелы и вепсы. А русские Костромы ближе к суоми, чем эстонцы или эрзя. Какой очевидный вывод напрашивается? Облако русских популяций накладывается на облако финно-угорских популяций. Отсюда: значительная часть русских — прямые потомки финских народов Русской равнины.  Посмотрим теперь, как обстоит у нас дело с ярославцами (они на этом графике отдуваются за себя и за новгородцев) и с мордовскими народами, которых вы обвинили в русификации.  Мокша и эрзя, то есть два мордовских народа, находятся на своем месте — в облаке финских народов, слева и справа от эстов. Да, несколько странно, что они, будучи поволжским народом так близки к прибалтийским эстам, но это положение указывает на внутреннее генетическое родство финских племен Прибалтики и Поволжья, не более того. Объяснить эту позицию русификацией никак нельзя, поскольку русские бы тянули мордву вниз, к югу, а она у нас оказалась в западной части финского облака. Значит, она на своем естественном месте и русификацией его объяснить невозможно. Смотрим теперь на ярославцев (новгородцев). Конечно, они не так далеко улетели на северо-восток как Кострома, я уже не говорю о поморах, но очевидно, что эта популяция тоже серьезно оторвалась от остальных русских популяций. Ярославль, Тверь и Псков образуют своеобразный треугольник русских популяций, оторванный от остальных, оказавшийся ровно в середине между балтами в лице литовцев и финнами в лице мокши, эстов и эрзи. Все остальные русские популяции — Смоленск, Калуга, Рязань, Курск, Орел и т.д находятся гораздо ближе к украинцам и белорусам, стыкуются с ними. Ярославль же с Тверью и Псковом от них оторвались на северо-восток, в сторону фино-угорского облака. Причем, если Псков, по понятным причинам, находится ближе к литовцам, чуть ли не попадает в литовское облако, то Ярославль тяготеет как раз к финскому треугольнику — мокша, эстонцы, эрзя — и ближе всего как раз к мокше. Если брать историческую перспективу, то мокша больше взаимодействовала с населением пограничного с ней Рязанского княжества, чем с ярославцами или новгородцами. Но особого сближения между мокшей и рязанцами нет. А с ярославцами есть. Это означает, что сами ярославцы оказываются потомками некого племени (мы обоснованно подозреваем мерю), которое входило в облако финских народов, но находилось на самом южном его краю, поближе к балтам типа предков литовцев. Меря, вне всякого сомнения, была неким народом  генетическом плане находившемся между поволжскими финнами типа мокши и восточными балтами типа литвы, но к поволжским финнам в два раза ближе. Ярославцы же и новгородцы являются потомками народа мери приблизительно на 90%. Это то, какие выводы умный человек должен извлечь из положения русских популяций на карте РСА и последних работ генетиков группы Балановских.

  • Игорь Коломийцев
    Ближайшая им родня — именно мокши.
    Причем 90% из них приходилось на компонент, родственный мерянам.
    Вы сами себе противоречите. Но, если Вы правильно прочитали, что я написал, то суть дискуссии не в этом.
     
    Вы написали:
    Выводы генетиков о том, что древние новгородцы — суть местное население, близко родственное мере, не являются чем-то неожиданным.
    Процитируйте мне этот вывод генетиков. Не надо доказывать, приводить дополнительные данные и т.п. Просто подтвердите цитатой, что это вывод генетиков, а не Ваш вывод. Обратите внимание, что «сохранили наследие местного дославянского населения» из работы, на которую Вы ссылаетесь, по смыслу сильно отличается от Вашего «суть местное население».

  • Виктору Антонову. Вы совершенно правы, когда рассказываете о трудностях перевода в пахотные земель лесной зоны. А то некоторым кажется, что всё просто — пришел, пожёг лес и паши себе в удовольствие)))
    Но вы должны учитывать еще и колебания климата. 8-9 век сопровождался повышением среднегодовых температур и высыханием многих ранее болотистых местностей. Люди культуры новгородских сопок стали пахать в пойме реки Волхов, которая ранее заливалась водой. Деревья там корчевать не пришлось. Прибытие скандинавов со своими инструментами таким образом совпало с периодом климатического благополучия для жителей этих мест. Учитывайте и этот фактор.

  • Игорь Коломийцев
    рекомендую вам ознакомиться с вот этой очень полезной статьей уже неоднократно здесь упоминавшегося Андвари
    Спасибо, ознакомился.
    Наверное, Вы сами эту статью не читали, а только посмотрели на график. Но при этом не учли, что это проекция трёхмерного пространства на плоскость, поэтому расстояния искажены. В статье об этом написано.
     
    Ярославцы расположены между мордовским народом мокша, эстонцами и некоторой частью литовцев. В раза три от них далее украинцы из Днепропетровска (Днипро), самые ближние к русским.
    Это неправда.
    Украинцы Днепра ближе к ярославцам, чем любые неславянские народы, включая мордву, эстонцев и литовцев. Самый близкий к ярославцам неславянский народ — эстонцы — расположены на расстоянии 27 (днепр 25, мокша 28).
     
    А украинцы из Львова улетели от них так далеко, что и говорить о родстве не приходится. Равно как и поляки, которые на этом графике не показаны, но они расположены еще левее.
    Это неправда.
    Во-первых, украинцы Львова близко. От украинцев Львова до Белгорода 22, до Воронежа 24 (как до Днепра), до Орла 24, до Рязани 31. По другим популяциям в статье нет даных.
    Во-вторых, поляки заметно ближе, чем украинцы Львова. От поляков до Белгорода 17, до Орла 20, до Рязани 26.
     
    Расстояние от поляков до украинцев от 9 до 11, кроме украинцев Львова и Закарпатья, до которых 16. То есть, поляки ближе к украинцам, чем литовцы к другим литвоцам.
     
    Что касается новгородцев и ярославцев, то они на графике полногеномных компонент РСА находятся несколько южнее этих северных русских, между мокшами, эстонцами и некоторыми из литовских популяций. Ближайшая им родня — именно мокши. Эрзя от них несколько дальше.
    Это неправда.
    Ближайшие к ярославцам — русские Твери (18), Рязани, Курска, Калуги, Пскова, украинцы Днепра, русские Орла, Воронежа (25). Порядок сохранён, расстояние в скобках.
    https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/513321/513321_original.png
     
    Для сравнения. Расстояние от ярославцев до мокши 28, до эрзи 31. Значения, меньше чем 25, считаются близкими.
    https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/512180/512180_original.png
     
    русские Лешуконского района Архангельской области гораздо ближе к коми по полногеномным маркерам, чем к другим русским популяциям.
    Это неправда.
    До коми — 27.15, до Пинежского — 27.67. Про такую небольшую разницу нельзя сказать «гораздо ближе».
    https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/514225/514225_original.png
     
    Лешуконский район на востоке и на юге граничит с Республикой Коми, поэтому неудивительно, что они не очень далеко от коми. А уже Пенежский район, у которого граница с Республикой Коми небольшая, от коми дальше чем от финнов.
     
    Вообще многие северные русские (Мезень, Пинега, Вологда) — это явные фино-угорские племена, ближайшие родственники карелов и вепсов. Вы разве этого не знали?
    То, что северные русские близки к карелам и веспам, я знаю. Это связано со смешиванием уже в исторический (письменный) период. Но мой вопрос был о другом.
    Вы пытаетесь доказать близость ногородцев к финнам тем, что некоторые северные русские популяции ближе к коми, чем к Новгороду. Это выглядит странно.

  • Финно-угорские народы.
     
    Финно-угорские народы сформировались за Уралом. Угорские народы (ханты, манси) там и остались, а финно-пермские народы мигрировали в Европу примерно в 4000-2000 годах до н.э.
     
    Первая волна миграции принесла в Европу языки финно-волжской группы. Уже в Европе они разделились на три подгруппы: мордовскую, прибалтийско-финскую и саамскую.
    Вторая волна миграции принесла в Европу языки пермской группы. Прапермский язык отделился от финно-угорского единства в последнюю очередь, завершив тем самым разделение финно-пермских и угорских языков, поэтому пермские языки наиболее близки к угорской группе.
     
    Непонятно, к какой волне относятся языки марийской группы. Предположительно, они ближе всего к мордве. Но в контексте данного обсуждения это не имеет большого значения. По своему фонетическому строю марийский язык весьма своеобразен, и в этом отношении он резко отличается от других финно-угорских языков. И гласные, и согласные подчиняются сингармонизму (как в тюркских языках). Согласно генетическим исследованиям аутосомных генов современных жителей России, марийцы вместе с чувашами и казанскими татарами формируют отдельный «генетический полюс», который не оказал влияния на генетику русских.
     
    Финно-пермские народы заняли северо-восток восточной Европы. Финно-волжские народы расположились на переферии, а пермские — в центре (ближе к «точке входа», которой была северная часть Уральских гор). Граница между ними проходила примерно по Волге и Северной Двине. Предположение о том, что пермские народы дошли до Северной Двины основано на сходстве названий «Пермь» и «Бирмия» (из скандинавских саг).
     
    1. Пермская группа.
     
    Прото-пермяне были одним из главных этнических компонентов Ананьинской культурно-исторической общности (VIII—III вв. до н. э.) на территории Среднего Поволжья (от реки Ветлуги до Ульяновска) и в бассейне реки Камы.
     
    2. Финно-волжская группа
     
    Мордовскую подгруппу обычно соотносят с городецкой культурой, а прибалтийско-финнскую — с родственной ей дьяковской культурой.
    Городецкая культура — археологическая культура железного века (VII век до н. э. — II век н. э.), памятники которой находят на территории Пензенской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Тамбовской, Липецкой и Воронежской областей, а также Марий Эл, Мордовии и Чувашии.
    Дьяковская культура — археологическая культура раннего железного века (VII век до н. э. — V век н. э.), существовавшая на территории Тверской, Вологодской, Владимирской, Московской, Ярославской, Ивановской, Костромской и Смоленской областей.
     
    Обе культуры были потомками культуры текстильной (иначе сетчатой) керамики района Волго-Окского междуречья и Верхней Волги, существовавшей в эпоху поздней бронзы, оттуда дьяковцы (а ранее их предки — носители текстильной керамики) двинулись по берегам рек на запад. Двигаясь на запад, дьяковцы сменили абашевскую и остатки фатьяновской культуры, причём археологические источники свидетельствуют об ожесточенной борьбе между дьяковцами и последними фатьяновцами.
     
    Эсты сформировались в Восточной Прибалтике на основе смешения пришедших с востока в 1-м тысячелетии до нашей эры финно-угорских племён и древнего аборигенного населения.
    Финны ведут своё происхождение от древних прибалтийско-финских племён, проникших на территорию современной Финляндии и к VIII веку заселивших её большую часть, оттеснив саамское население на север и отчасти ассимилировав его.
     
    Меря относится не к волжским, а к прибалтийским финнам.
     
    Они были близкими родственниками веси по данным археологии (Дьковская культура).
    Большинство лингвистов относит мерянский к северной подветви прибалтийско-финской подгруппы.  
    Автор ПВЛ путает весь и мерю. В статье о призвании варягов он сначала пишет «Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей», а дальше пишет «Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь».
     
    Меря не была ассимилирована ильменскими словенами.
     
    Распад племенной структуры мери относят ко временам Ярослава Мудрого. То есть, меряне не были ассимилированы имльменскими словенами.
    Название финно-угорских племён, которые ассимилировали словени до нас не дошло… именно потому, что они были ассимилированы.
    Судя по данным обсуждаемой статьи, словени ассимилировали одно из пермских племён. За счёт этого, у коми и удмуртов около 15-20% «новгородского» компонента. При этом у финно-волжских племён — мокша, эрзя, марийцы, карелы, веспы — «новгородского» компонента (общих предков) нет совсем.
     
    В состав древних новгородцев, кроме ильменских словен вошли те кривичи, которые жили на Новгородчине.
    В.Я. Петрухин:
    Проблемы формирования культуры сопок и новгородско-псковских длинных курганов во многом остаются нерешенными, но очевиден процесс взаимодействия с середины I тыс. н. э. в будущей Новгородской земле двух культурных традиций, которые увязываются (со времен А.А. Спицына) с кривичами (длинные курганы) и ильменскими словенами (сопки — см. обзор Конецкий 2007). Традиции связаны с разными ландшафтными зонами: длинные курганы располагаются в зоне сосновых лесов, распространившихся там, где практиковалось архаичное подсевное земледелие. Более прогрессивное пашенное земледелие тяготело к зоне широколиственных и еловых лесов, где располагались сопки (Янин 2007. С. 206–207).
     
    У води (и, предположительно, эстонцев) «новгородский» компонент есть, так как эсты и водь при продвижении на запад смешивались с балтами. То есть, у води и новгородцев есть общие балтские предки.
     
    У южных русских «новгородского» компонента 35% за счёт общих славянских и/или балтских предков. Примерно столько же «новгородского» компонента у украинцев (кроме Львова и Закарпатья) и поляков. Как мы только что видели, южные русские ближе к некоторым украинцам, чем к некоторым другим южным русским.
    https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/512613/512613_original.png
     
    (Всё написанное выше — один из вариантов непротиворечивого объяснения известных мне фактов. Вероятно, есть и другие варианты. Наверняка, есть неизвестные мне факты. Относитесь критечески.)

  • Сергею Назину. Вы пишите: «в генетическом плане мордва — уже не финно-угры, а «балто-славяне» (по крайней мере по данным этого графика). Вот если бы ярославские русские залетели в облако угро-финских популяций, тогда да — мне крыть было бы не чем. А ваши рассуждения — это довольно грубая подтасовка фактов  под заранее выбранную концепцию в надежде что вас никто не схватит за руку. Но не тут то было! Славянофилы не дремлют и шулерство с передергиванием карт здесь не «прокатит»!» Ловлю вас, славянофил вы наш бдительный, на слове. Давайте теперь разберемся, как определяется облако популяций. Ибо ярославцев я помещаю в фино-угорское облако, а вы, наоборот, мордву норовите в балто-славянское поместить. Оказывается, то или иное облако популяций определяется не только по главным, наименованным точкам на графике РСА. Смотрим сюда — https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/514604/514604_original.png Справа колонкой у нас идет легенда (пояснение) к данному графику-карте. И вверху этого пояснения указаны маленькие цветные значки, показывающие принадлежность к облаку той или иной популяции. Балты у нас на этой схеме — красный квадратик, уральцы (фино-угры) — желтый треугольник острием вправо, славяне — коричневый треугольник, острием влево. Вы, Сергей Владимирович, надеюсь, не дальтоник? Право-лево не путаете? Тогда — прекрасно! Смотрим на график. Что видим? Облако уральских популяций окружает не только такие точки как финские (суоми), карельские или вепсов, но и такие как эрзя, эстонцы, мокша. Да, здесь в более южном секторе встречаются иногда залетные славянские треугольнички коричневого цвета, но во первых их тут мало, примерно одна к десяти уральских, во вторых, их нет в непосредственной близости от мокши, эрзи и эстонцев. Отсюда логичный вывод — эти популяции находятся внутри уральского (фино-угорского) облака. Оспорить это невозможно. Смотрим теперь положение ярославцев. О, они тоже в уральском облаке. Да, на самой южной границе этого облака, но всё же внутри его. Все точки вокруг ярославцев — уральские — желтенькие треугольники носиками вправо. Никаких других рядом нет. Вот тверичи уже оказались в славянском облаке, в окружении коричневых треугольников. Видите? Таким образом, мы, будучи не дальтониками и честными учеными, доказали, что ярославцы залетели в облако фино-угорских популяций и крыть вам нечем. Я надеюсь вы человек слова. 

    • Может мы какие-то разные схемы смотрим? Вот ссылка которую смотрю я https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/513705/513705_original.png Ярославские русские находятся на границе финских (желтые значки) и славянских (коричнивые) облак.
      Бог знает что означает каждая неподписанная желтая точка, но судя по крупным подписанным значкам мы видим ДВА крупных генетических архипелага: в верхний входят ВСЕ «финнские» народы включая ваших КОМИ_ПЕРМЯКОВ. 
      Во-второй — все восточнославянские и балтийские народы + мордва. Да «великороссы» особенно северные живут по соседству с финно-уграми и генетическое сходство с последними у них на порядок выше чем у жителей Закарпатья. Но это не делает русских ославяненной «мерей», русские — это крайний северо-восточный СЛАВЯНСКИЙ  народ живущий по соседству с финно-уграми. И не более того. Вы же утверждаете, что русские на 90% потомки финно-угров, а на 10% славян. Это звучит так же дико, как если бы некто взялся объявить, что кубанские казаки — это на 90% ославяненные алыгейцы, а на 10% потомки запорожцев.  

  • Шамилю Галееву. Вы просите подтвердить цитатой из работы генетиков вывод о том, что древние новгородцы есть местное дославянское население, близкородственное мере.
    А я вас прошу включить свои аналитические способности. Генетики нам пишут: «Обнаружено своеобразие генофонда новгородцев: у них доминирует (90 % генома) предковая компонента, которая в других русских популяциях составляет лишь треть генофонда и отсутствует у большинства других народов. Она же доминирует в популяциях Ярославской области, а также в геномах жителей Нижегородской области, предки которых в средневековье переселились из Великого Новгорода. Это подтверждает, что данная предковая компонента отражает генофонд древней Новгородчины.  Массовый след этой компоненты обнаружен у русских Ленского района Архангельской области, у большинства коми-пермяков и у половины геномов води. Выдвинута гипотеза, что этот генетический пласт восходит к ильменским словенам, которые в свою очередь сохранили наследие местного дославянского населения, генетически более близкого востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем западу (прибалтийским финно-язычным группам)». 
    Более того, генетики прилагают к написанному карты распространения трех наиболее частых компонентов, обнаруженных у новгородцев. Один, основной компонент, более 90% всего генофонда, встречается со схожими частотами еще у ярославцев, имеет пики у нижегородцев, у сыктывкарцев и рязанцев. Другой — это компонент архангельских поморов, очень северный, родственный разве что коми, но его у новгородцев немного — около 4%. Третий — это компонент финский, суомский, его у новгородцев тоже немного, около 4%. Более никаких компонентов вообще картами не отмечено, тем более на все остальные в генофонде новгородцев остаётся около одного процента, значит ими можно пренебречь.
    Спрашивается, какой из трех главных компонентов новгородцев мы можем связать с тем наследием местного дославянского населения этих мест о котором генетики нам сказали в преамбуле своей статьи и повторили в заключении: «древний генетический пласт Новгородчины восходит к генофонду ильменских словен, который, в свою очередь, унаследовал многие генетические черты местного дославянского населения, генетический портрет которого более тяготеет к востоку (волжским и пермским финно-язычным группам), чем к западу (прибалтийским финно-язычным группам)».
    Может речь идёт о финском компоненте (около 4%) генофонда? Нет, он как раз родственен прибалтийским фино-язычным группам. Значит, не подходит. Может речь идет о поморском компоненте? Нет, ибо никакого родства с волжскими финнами он не демонстрирует. Значит, у нас остается единственный вариант — считать родственным волжским финнам ОСНОВНОЙ компонент новгородцев (более 90%) их генофонда. Именно он родственен ярославскому генофонду.
    Тем более, что мы знаем, что ярославцы, ближайшие родственники новгородцев, на графике РСА тоже демонстрируют близость к поволжским финнам, особенно к мокше. Не так ли?
    Отсюда вывод — новгородцы (как и ярославцы) — суть дославянское местное племя. Но какое именно? На этот вопрос нам тоже отвечает Надежда Маркина в своей статье: «авторы отмечают, что наиболее вероятным кандидатом на роль дославянского субстрата для новгородско-ярославского круга популяций может быть меря — племена, относящиеся к западным финно-угорским группам»
    Удовлетворены, Шамиль? Или вы по прежнему будете делать вид, что не способны сложить два плюс два и понять то, что генетики сказали вам практически открытым текстом.

  • Шамилю Галееву. Вы прочли статью господина Андвари? Это очень хорошо. Потому что мне теперь легче будет доказывать некоторые очевидные факты. Они заключаются в том, что ряд русских популяций в основе своей является ДОСЛАВЯНСКИМИ племенами Русской равнины. 
    Вы же пытаетесь доказать славянство ярославцев (а через них и близких им новгородцев) сходством этих людей с иными русскими популяциями, которые тоже происходят в первую очередь от ДОСЛАВЯНСКОГО населения этих мест. То есть показываете нам замкнутый круг.
    Но давайте мы его разомкнём. И посмотрим, что представляют собой многие русские популяции, близкие ярославцам. Для начала вот вам определение генетической близости от автора статьи господина Андвари: «Рядом с ними указано числовое значение. Чем оно меньше,  тем группа ближе.  По практике можно сказать, что значения меньше 0,025… это очень близко«.
    Посмотрим через эту призму на ряд русских популяций. Русские Пскова демонстрируют феноменальную близость к некоторым прибалтийским народам — расстояние от некоторых литовских групп — 0.013, от эстонцев — 0.019, от латышей — 0.024, чуть дальше, но очень близко. Что мы можем сказать о псковичах? Что это аборигены Прибалтики, близкородственные литовцам и эстонцам. Но они же при этом оказываются не так далеки от белорусов — 0,017, от тверичей — 0,021 и курян — 0,020.
    Заглянем на всякий случай к белорусам. У них практически нулевое расстояние к смолянам — 0,08 и очень близкая дистанция к литовцам — 0.013.
    Отсюда мы должны сделать вывод, что белорусы и жители Смоленска — тоже балты. Только они видимо складывались за счет лесных балтских племен типа штрихованной керамики или днепро-двинцев, тех самых что в Железном веке обитали на территории Белоруссии и Смоленской области. 
    Есть у нас еще такой славный российский город как Кострома. Смотрим на их родство. Дистанции у костромичей такие: мокша — 0,014 (самый близкий народ), эрзя — 0, 015, ижора — 0,021, карелы — 0025, тверичи — 0,025 и ярославцы — 0,026.
    Ага, смекаем мы, костромичи — это обрусевшее финское племя, близко родственное волжским финнам, но недалеко ушедшее и от финнов Севера Русской равнины — карелов, ижоры, вепсов. При этом близко к костромичам находятся и такие русские популяции как тверичи и ярославцы.
    Вот что о последних пишет господин Андвари, который их причисляет к центральным русским популяциям: «В десятке (у центральных русских) в основном  остальные русские группы, но видно, что расстояния уже увеличиваются по сравнению с русскими юга. Жителя Ярославской области начинают дистанцию с 0,017 — она близкая, но заметно дальше, чем у остальных групп.  Если расположим все эти группы на PCA, то увидим их особенности. Например, псковичи сдвинуты к балтам, ярославцы и тверичи в сторону мокши и эрзи».
    Если русские Юга действительно близки к украинцам, то центральные русские популяции сдвинуты от них в сторону фино-угров, при этом ярославцы — конкретно в сторону мокши и эрзи, то есть поволжских финнов.
    Смотрим теперь конкретное положение ярославцев на графике РСА. Ближе всех к ним тверичи — 0,017 и рязанцы — 0,019. Очень близко балтский Псков — 0,023 Недалеко украинский Днипро (Днепропетровск) — 0,024, чуть-чуть дальше финская Кострома — 0.025 и эстонцы — 0.026.  Довольно близко и мокша — 0,028.
    Как я уже говорил, ярославцы, тверичи и псковичи образуют среди русских популяций некий кластер, он оказывается между прибалтами — литовцы и эстонцы, поволжскими финнами в лице мокши и чуть более северными обрусевшими финскими популяциями в лице Костромы. 
    Из славянских популяций ярославцы и тверичи близки разве что к южным русским популяциям и к украинцам Днипро, но только потому что сами днепропетровцы далеко придвинулись от прочих украинцев к южным русским. От них до курян 0,09, до рязанцев — 0,013, а вот до львовян уже 0,023, тоже близко, но вдвое дальше, чем к южным русским.
    Прочие европейские популяции — поляки, чехи, словаки, хорваты обнаруживают близость разве что с закарпатскими украинцами. К остальным украинцам близость демонстрируют разве что поляки. Но у днепропетровцев они вообще не показаны, это означает, что жители Днипро от поляков дальше, чем от русских, занимают в какой-то мере промежуточное положение между русскими и остальными украинцами, которые сами находятся где-то посредине между поляками и русскими. Белорусы, кстати, ближе к литовцам, русским и украинцам, чем к полякам.
    В результате на графике РСА мы имеем цепочки популяций. Западнее всех расположились поляки, за ними следуют, украинцы, еще восточнее — южные русские. Северные русские при этом полностью улетели в облако фино-угорских народов. Что касается центральных русских — псковичей, тверичей и ярославцев, то они находятся между прибалтами, волжскими финнами, северными финнами (карелы, весь) и южными русскими. При этом псковичи много ближе к прибалтам, Тверичи близки как балтам, так и поволжским финнам, а ярославцы, хоть и близки прибалтийским финнам в лице эстов и поволжским финнам в лице мокши, но сдвинуты также относительно остальных центральных русских в сторону северных финских народов в лице Костромы. 
    Вероятно, именно такое положение занимал народ меря, чьего генофонда у ярославцев и новгородцев более 90%

  • Шамилю Галееву. Нет, фино-угорские народы не сформировались за Уралом. Большинство финских племен Поволжья и Русской равнины — это аборигены тех мест, где их застает летопись. Они родня друг другу и прибалтийским народам — эстам, литовцам, финам. В свою очередь прибалты, особенно литовцы, родня балтам днепровских лесов, чьи потомки — белорусы и смоляне. Русские — потомки как этих лесных балтов, включая подмосковную голядь, так и финских племен Русской равнины: мери, мещеры, муромы и т.д. 

    • Я вас понял. Северные русские — это ославяненные финны, белорусы — балты, центральные и южные русские — «наполовину балты». А на другую кто, раз они сейчас славяне —украинцы? Значит, что настоящие беспримесные славяне — это украинцы. Пусть так, но что же делать с Вашей теорией? Вы сдаётесь на капитуляцию господину Букалову? Вы же написали множество книг,где доказываете, что славян как «субстанции» не существует, что все славяне — это неславяне перешедшие на славянский (аваро-балтийский язык). Значит все-таки для Вас прародина  славян — западная Украина? Вот так афронт. Я прямо скажем не ожидал!

  • Шамилю Галееву. Чтобы не быть голословным относительно происхождения народов Русской равнины, ранее почти поголовно говоривших на финских языках, предлагаю вам ознакомиться с их аутосомным профилем — http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/wp-content/uploads/new-533-e1538994314609.jpg (данные с сайта Генофонд.рф)
    Сибирского компонента у этих людей немного, хоть он и повсеместно имеется. У коми — 19%, у вепсов -12%, у финнов -8%, у карелов и эстонцев по 6%. Ровно столько же у центральных русских, к которым относятся ярославцы, новгородцы, тверичи. Выводы делайте сами.

  • Игорь Коломийцев
    А я вас прошу включить свои аналитические способности.
    Для того, чтобы прочитать вывод, сделанный генетиками, не нужно включать аналитические способности. Покажите мне написанный, а не Вами придуманный вывод генетиков.
     
    Что касается центральных русских — псковичей, тверичей и ярославцев, то они находятся между прибалтами, волжскими финнами, северными финнами (карелы, весь) и южными русскими.
    Ловкий фокус. Ближайшие соседи Твери и Ярославля — русские, южнорусские и украинские популяции. А у Вас они неожиданно оказываются финнами.
    https://ic.pics.livejournal.com/andvari5/78067063/513321/513321_original.png

  • Игорь Коломийцев
    Суть Ваших логических ошибок в первом сообщении в том, что Вы считаете, что компонент может быть либо финским, либо славянским, и не может быть, например, фино-славянским.
    Суть Ваших логических ошибок во втором сообщении в том, что Вы считаете, что раз отец, брат, сын — близкие родственники, то и сын брата отца — не менее близкий родственник.

  • Шамилю Галееву. Вы пишите: «Ловкий фокус. Ближайшие соседи Твери и Ярославля — русские, южнорусские и украинские популяции. А у Вас они неожиданно оказываются финнами». Чего же тут неожиданного, Шамиль? О том, что северные русские популяции фактически представляют собой обрусевшие финские племена, генетики, в частности Балановские, писали давно и упорно. Это очевидно для каждого, кто видит их расположение на графике полногеномных компонент РСА. Более того, последняя работа генетиков группы Балановских, посвященная новгородскому (и ярославскому) генофонду не оставляет сомнений в том, что и ярославцы и новгородцы — потомки финского племени меря. Причем русские в целом тоже являются носителями схожего генофонда на одну треть. Уже из одного этого факта ясно, что относительно других славянских народов русские популяции будут обязательно сдвинуты на РСА в сторону фино-угорского облака. Вы же, уважаемый Шамиль, попытались доказать славянство ярославцев, отталкиваясь лишь от того несомненного факта, что они относительно близки некоторым русским популяциям и даже одной украинской — жителям города Днипро, правда, эта украинская популяция максимально приближена к южнорусским. Давайте спокойно и без эмоций, как положено людям научного склада ума, глянем на проблему генетического происхождения русского населения. Географически эти люди находятся там, где тысячи лет проживали финские и балтские народы. Летопись донесла до нас их названия, более того, летопись видит эти народы в числе создателей Русского государства — чудь, весь, меря, мурома, мещера и т.д  Правда, летописи видели кроме финнов и другие народы в числе создателей Руси. Один балтский — голядь в Подмосковье, остальные словенские или по современному — славянские. К таковым относили кривичей, вятичей, радимичей, полян, словен ильменских. Это я называю только те племена, что причастны к возникновению русского населения на территории России.  Причем общая концепция, которую выработали историки относительно возникновения русского этноса была проста как три копейки и предусматривала массовую и широкую миграцию сюда, на эти земли, населения с Юга и Запада. Дескать, мы не отрицаем, жили тут на территории России некоторые финские и балтские племена, но хилые и малочисленные. А потом сюда как хлынули мощные и многочисленные славяне, вот они своих предшественников частично вытеснили в дремучие леса, частично поглотили. Только антропологи выражали по этому поводу робкие сомнения — они видели, что племена, на которые историки возлагают основные надежды в деле славянской колонизации на самом деле мало отличаются по строению черепов от местных аборигенов. Словене новгородские по мнению антропологов явные финны. Вятичи также финское племя. Кривичи похожи на балтов и т.д. Теперь в эту дискуссию включились генетики. Что мы видим? Кострома и Вологда — на более чем 90% являются потомками здешнего финского населения. Архангельские поморы — аборигены этих мест, что то среднее между карелами и коми. Псковичи — балты, максимально близкие к восточным балтам типа литовцев. Смоляне — также как белорусы — потомки лесных днепровских балтов, коими оказалось большинство кривичей. Лесной балтский компонент ощутим даже у южных русских и части украинцев, поскольку радимичи и северяне (антропологически родственные кривичам) тоже были во многом потомками лесных балтов Поднепровья. Что касается так называемых центральных русских — новгородцев, ярославцев и тверичей, то они хотя и занимают в некотором роде промежуточное положение между южными русскими (потомками балтов-северян и радимичей) и прибалтийскими балтами (псковичами, литовцами, эстонцами) и волжскими финнами (мокша, эрзя) и более северными финнами (Кострома, Вологда), но на самом деле являются на 90% потомками финских племен центра Русской равнины. В частности, новгородцы и ярославцы — потомки мерян.  Можно биться головой о стену и не признавать очевидные факты. В сто первый раз делать вид, что упорно не понимаешь того, что сказали генетики. А можно принять эти факты и начать пересматривать историю России. Не было славянской колонизации, как ее нам рисовали. Русь собирали не южные поляне из Киева, а пришлые викинги из Восточной Швеции. Собирали с Севера, со Старой Ладоги. Сразу по двум торговым маршрутам — Волжскому и Днепровскому. При этом абсолютно не заботясь о том, на каком языке говорят аборигены — славянском, балтском или финском. Славянский язык вытеснил прочие языки на Руси только потому что стал здесь лингва-франко, сменившим как скандинавские, так и финские и балтские наречия.  Именно такие выводы мы должны сделать из последних работ генетиков. Именно так — с головы на ноги — они перевернули историю Руси. 

    • Русь собирали именно поляне из Киева, а «русская» (датская по происхождению династия) опиравшаяся на племя полян. Поляне показаны в летописи самым лестным образом по сравнению с другими славянскими племенами, нет ни одного указания , чтобы это племя платило русским князьям дань. В рассказе о «хазарской дани» между полянами и русью практически ставится знак равенства. Русская земля в Среднем Поднепровье (Киев, Чернигов, Переяславль-Русский) — это бывшая область расселения полян. Древляне и северяне не включались в «русскую»землю. Без поддержки племени полян в лице его ополчения русский князь с варяжской дружиной не продержался бы и дня. С ним случилось бы то, что случилось с князем Игорем.

  • Сергею Назину. Более нелепого оправдания я давно уже не слышал. Вы пишите: «Ярославские русские находятся на границе финских (желтые значки) и славянских (коричнивые) облаков. Бог знает что означает каждая неподписанная желтая точка..
    Каждая неподписанная желтая точка означает, Сергей Владимирович, конкретный образец финоязычного человека. А все вместе они как раз и составляют пресловутое облако фино-угорских популяций. Хотя это облако и разнесено очень широко, но видно что оно состоит из двух сгустков — один северный, другой южный. В северный попали все образцы суоми, карелы, вепсы, коми, архангельские поморы. В южное скопление попали мокша, эрзя, эстонцы и на самом краю его — русские Ярославля. Русские Твери, хоть и находятся рядом, но попали уже в другое облако — славянское — с коричневыми треугольниками. Это всем очевидно. Теперь если вы являетесь человеком слова, вам надо не юлить, а признать мою правоту. Это ведь ваши слова: «Вот если бы ярославские русские залетели в облако угро-финских популяций, тогда да — мне крыть было бы не чем». Залетели. Крыть вам действительно нечем.

  • Игорь Коломийцев
    Чего же тут неожиданного, Шамиль?
    Неожиданно то, что Вы берёте данные, согласно которым тверичи и ярославцы к украинцам ближе, чем финнам, и делаете вывод, что это обрусевшее финское племя.
     
    О том, что северные русские популяции фактически представляют собой обрусевшие финские племена, генетики, в частности Балановские, писали давно и упорно.
    Ни тверичей, ни ярославцев генетики не относят к северным русским. Вы же, говоря о Твери, «подтверждаете» свои слова тем, что генетики говорят о Пенеге. Такая вот незамысловатая махинация.

  • Шамилю Галееву. «Неожиданно то, что Вы берёте данные, согласно которым тверичи и ярославцы к украинцам ближе, чем финнам, и делаете вывод, что это обрусевшее финское племя».
    Вы не правы. Ярославцы не ближе к украинцам, чем к финнам. Ибо если вы говорите об украинской популяции в целом, то расстояние надо измерять до среднего ее значения. Ярославцы чуть ближе  ТОЛЬКО к ОДНОЙ украинской популяции — населению города Днипро (он же Днепропетровск). И только потому, что сам Днипро оторван от остальных украинских популяций в сторону южной России. Он ближе к Курску и Орлу, чем даже к Чернигову, хотя тот тоже рядом с южнорусскими популяциями. Картина по украинским популяциям следующая. Днипро оторван от всех в сторону южной и центральной России. Сгусток украинских популяций расположен западнее — Сумы, Чернигов, Житомир, Ривно. Причем русский Воронеж даже ближе к этому сгустку украинских популяций, чем украинский Днипро. Львов еще дальше от сгустка на запад. И еще дальше Закарпатская Украина. Даже если не учитывать Закарпатье и Западную Украину (Львовщину), получается, что все равно от украинского сгустка до Ярославля далеко. Ближе к Ярославлю Псков — 0,023, который сам очень близок к литовцам, намного ближе, чем к русским. Почти на таком же расстоянии от Ярославля как одинокий оторванный Днипро находятся эстонцы (финоязычный народ) — 0,026 и Кострома (обрусевшие северные финны) — 0.026. Не намного дальше мокша (волжские финны) — 0,028. Если не придираться к буквально миллиметрам (вы это очень любите), то вполне можно сказать, что ярославцы находятся ровно посредине между южными русскими, прибалтийскими финнами (эстонцы), северными финнами (Кострома) и поволжскими финнами (мокша). Вот их место на графике РСА. 
    Сами южные русские тоже не слишком похожи на славян и гораздо ближе  ославяненным днепровским балтам (белорусы, жители Смоленска) и литовским популяциям (восточным балтам). 
    Конечно, ярославцы относятся к центральным русским. Но надо понимать их реальное место на карте. Они находятся между южными русскими (полубалтами) и северными русскими (четко выраженными финскими племенами), находящимися на уровне вепсов, ижоры и карелов, а иногда и еще более северо-восточнее. Вы хотите доказать славянство ярославцев (финского племени меря), сравнивая их с русскими других городов, которые тоже не вполне славяне. 
    В целом генофонд русских примерно на треть финский (мерянский) и на треть балтский (кривичи, северяне, голядь). Оставшаяся треть тоже не столько славянская, сколько восточногерманская. Возможно вам будет любопытно, но в последней работе генетиков группы Золтана Ракоти определены 9 гуннских образцов с территории Венгрии. Эти люди были похоронены по гуннским обычаям и с гуннским оружием. Пять из них оказались по происхождению европейцами. Генетики справедливо связывают их с германскими союзниками гуннов, которые затем с ними смешались. Некоторые из этих людей по полногеномным данным — вылитые черняховцы. Черняховскую культуру Украины резонно связывают с готскими племенами. Так вот, рассказываю на кого из современных народов похожи пять европейских гуннов. Два — на западных украинцев из Львова, один на северного украинца и русских. Один на хорвата, чеха и венгра. И один на эстонцев и литовцев. Как видите, восточные германцы от нас не так далеко, особенно от украинцев))).  

  • Игорь Коломийцев
    Картина по украинским популяциям следующая. Днипро оторван от всех в сторону южной и центральной России. Сгусток украинских популяций расположен западнее — Сумы, Чернигов, Житомир, Ривно.
    Не оторван. Ровно — 12. Житомир — 14. Сумы — 14. Чернигов — 11. Можно сказать, близнецы-братья. Вот Закарпатье и в меньшей степени Львов оторваны от остальных украинских популяций.  
     
    Причем русский Воронеж даже ближе к этому сгустку украинских популяций, чем украинский Днипро.
    Примерно там же. Ровно — 12. Житомир — 13. Сумы — 13. Чернигов — 12. До двух чуточку ближе, до двух чуточку дальше.  
     
    Кострома (обрусевшие северные финны)
    Кострома не является обрусевщими северными финнами. Даже Красноборский не является обрусевшими финнами. От Красноборского до Веспов 15 и до Костромы 15, но от Костромы до Веспов уже 26. То есть, мы видим, что Веспы близко к Красноборскому в одну сторону, а Кострома — в противоположную.  
     
    Псков — 0,023, который сам очень близок к литовцам, намного ближе, чем к русским.
    Неправда. Псков близок к Аукштайтии, которая подверглась сильному славянскому влиянию и частично расположена на территории Белоруссии. А вот до Жемайтии от Пскова дальше, чем до Курска, Твери и Воронежа.  
     
    Если не придираться к буквально миллиметрам (вы это очень любите), то вполне можно сказать, что ярославцы находятся ровно посредине
    Две соседние популяции в рамках одного государства обмениваются генофондом и сближаются. И, не смотря на 1000 лет сближения с соседней мокшей, Ярославль по-прежнему остаётся ближе к географически далёким южным русским.
    От мокши до Курска 32, до Днепра 33, до Ярославля 28. Если не придираться к миллиметрам, то можно сказать, что Ярославль почти так же далёк от мокши, как Курск и Днепр.
    Каким образом, из ошибочного «ровно по середине» межу финнами и южными русскими Вы умудрились сделать абсурдный вывод, что Псков — это финны? Почему не наполовину финны?

  • Гамилю Галееву. Я написал о том, что жители города Пскова, на мой взгляд являются обрусевшими балтами, видимо восточно-балтским племенем были псковские кривичи. Вы с этим не согласны. Пишите: «Неправда. Псков близок к Аукштайтии, которая подверглась сильному славянскому влиянию и частично расположена на территории Белоруссии. А вот до Жемайтии от Пскова дальше, чем до Курска, Твери и Воронежа».  Ну что ж, посмотрим, к кому близки псковичи. Западные аушкайты — 0,013. Южные аушкайты — 0,016. Близко? Близко. Но вы утверждаете, что это ввиду того, что сами аушкайты (самая крупная литовская народность) подверглись славянизации. Посмотрим, в таком случае, как обстоит дело с жемайтами, второй крупной народностью в Литве. О, они тоже близко — 0.022. Разница с аушкайтами — всего 6 пунктов. Вы будете утверждать, что жемайты тоже ославянились?))) Посмотрим тогда, как обстоит дело с эстонцами. Они, оказываются, ещё ближе, чем жемайты — 0,019. Да и латыши не так далеко — 0,022, на том же расстоянии, что и жемайты. А мы знаем, что все расстояния ближе 0.025 считаются очень близкими. Что ж это такое делается, а Шамиль? Эстонцы ближе к псковичам, чем жители Курска. Про литовцев я даже не говорю, они вообще как братья, ближе некуда. Одно из двух — или балтов у нас совсем нет (включая эстонцев) или псковичи действительно представляют собой прибалтийскую популяцию, близкую как восточным балтам, так и прибалтийским финнам.  Вы уже совсем стали как господин Назин, который не желая признавать финские корни новгородцев и ярославцев клевещет на коми и мордву-мокшу. Вы теперь вот нападаете с теми же претензиями на литовцев-аушкайтов. А не проще ли вам обоим остановиться и призадуматься — а с чего вдруг население некоторых русских городов, расположенных в зоне балтской и финской топонимики так поразительно генетически близко балтам и финнам? 

  • Шамилю Галееву. Что касается положения на графике РСА украинского города Днипро, то оно действительно уникально. Он ближе к Курску и Орлу, чем к соседнему Чернигову. Ближе к Воронежу, Белгороду и Рязани, чем к Житомиру и Сумам. Это вообще единственный украинский город, который на первом месте по близости указывает именно российские города. Он никак не может быть признан типичным для украинской популяции в целом. Вы бы еще Донецк привели в качестве образчика украинской популяции))). 

  • Шамилю Галееву. Вы усомнились в том, что костромичи — это обрусевшие финны? Пишите: «Кострома не является обрусевщими северными финнами. Даже Красноборский не является обрусевшими финнами. От Красноборского до Веспов 15 и до Костромы 15, но от Костромы до Веспов уже 26″. 
    Проверяем расстояния. Кострома. Ближайший к ним народ — мокша — 0,014.  Если не забыли, это волжские финны. Далее следуют русские красноборска — 0,015. На точно таком же расстоянии другие волжские финны — эрзя — 0,015. Следом идут северные финские народы Ижора — 0,021. карелы — 0,025. вепсы — 0,025. Если не забыли, это расстояние считается очень близким. Смотрим теперь, что представляют собой русские Красноборска. Самые близкие им это вепсы — 0,015. Потом костромичи — 0,015. Следом карелы — 0,017. Отсюда вывод, русские Красноборска — ближайшие родственники вепсов и карел. Безусловно, они потомки некого финского племени Севера Русской равнины. Что касается Костромы, то в генетическом плане жители этого города находятся между поволжскими финнами (мокша, эрзя) и северными финнами в лице русских красноборска, ижоры, версов и карелов.
    В некотором роде костромичи — это промежуточная популяция между мерей, мордвой, весью и ижорой.

  • Игорь Коломийцев
    Что касается положения на графике РСА украинского города Днипро, то оно действительно уникально.
    Не выдумывайте то, чего нет. Вы на полном серьёзе сейчас пытаетесь мне доказать, что расстояния от 11 до 14 до других основных украинских популяций означает, что Днепр сильно от них отличается?
    Есть единый кластер состоящий из польских, украинских, белорусских и русских популяций. То, что от Днепра до Орла 10, а до Чернигова 11, не делает его непохожим на Чернигов.
    На севере к этому кластеру примыкает (но не входит) Южная Аукштайтия: до Беларуси — 13, до Смоленска — 19, до Чернигова — 21, до Курска — 21, до Ровно — 22.
    На востоке к этому кластеру примыкают (но не входят) центральные русские: Рязань, Тверь, Калуга, Ярославль.
     
    Вы усомнились в том, что костромичи — это обрусевшие финны?
    Во-первых, Вы передёргиваете. Подменили «северных финнов» просто финнами. И теперь аргументируете «северно-финность» костромичей близостью к мокше.
    Во-вторых, близкое расстояние какой-то популяции к финнам, не означает, что они — финны.
     
    Чтобы Вам было понятней, я продемонстрирую со стороны суть Ваших махинаций.
    От Ровно до Польши — 12. Значит, Ровно — это украинизированные поляки.
    От Чернигова до Ровно (поляков) — 9. Значит, Чернигов — это украинизированные поляки.
    От Беларуси до Чернигова (поляков) — 14. Значит, Беларусь — это обеларушенные поляки.
    От Аукштайтии до Беларуси (поляков) — 14. Значит, Аукштайтия — это литвифицированные поляки.
     
    Используя Ваш «метод» можно доказать, что вся восточная Европа, включая мокшу и веспов, это поляки. Примерно этим Вы и занимаетесь, только в обратную сторону.
    Во-первых, Вы игнорируете факт взаимного влияния соседних популяций.
    Во-вторых, из всех возможных объяснений близости двух популяций Вы выбираете одно из наиболее глупых (маловероятных). 
     
    Например, от Красноборска до Веспов 15, но это не означает, что Красноборск — это русифицированные Веспы. Более того, очевидно, что это не так. Если Красноборск был веспами, то расстояние от Костромы до Красноборска и до Веспов не различалось бы почти в два раза. Понятно, что в составе Красноборска много веспов. Но «много» — это не 100%. А в составе Костромы веспов меньше, чем в составе Красноборска.
     
    Разница с аушкайтами — всего 6 пунктов.
    То есть, Вы согласны, что ярославцы отличаются от мокши так же, как украинцы и южные русские — разница всего 4-5 пунктов? И если записывать ярославцев в обрусевшие финны, то украинцы — тоже обрусевшие финны.
     
    А мы знаем, что все расстояния ближе 0.025 считаются очень близкими. Что ж это такое делается, а Шамиль?
    Сейчас объясню.
    Во-первых, для Вас, в зависимости от того, что Вам нужно доказать, то 0.025 — это очень близко, то 0.0125 — это сильно отличаются (например, Днепр).
    Во-вторых, Из всех возмножных объяснений близости псковичей и приблатов, Вы выбираете одно из наменее вероятных: псковичи — это обрусевшие балты.
    Балты и славяне вышли из одной балто-славянской общности (тштинецкой культуры). Неудивительно, что они близки друг к другу. Тем более, что они длительное время проживали рядом. Называть псковичей обрусевшими балтами так же глупо, как называть балтов балтизированными псковичами.

  • Шамилю Галееву. Я бы и рад, Шамиль, поверить в вашу байку о взаимном влиянии соседних народов друг на друга, когда бы не некоторые упрямые обстоятельства. Вот вы обвиняете меня: «Вы игнорируете факт взаимного влияния соседних популяций». Да как можно! Рад бы все списать на влияние географических соседей друг на друга, но увы не получается. Посмотрите даже на самые близкие друг другу народы Русской равнины. Вот казалось бы — мордва. Точнее два отдельных мордовских этноса — мокша и эрзя. Мы их почти не различаем, придумали для них одно общее имя, а они вполне генетически различны, хотя и родственны, разумеется. Или возьмём литовцев. Ведь живут в одной державе много лет — в Великом княжестве Литовском, а затем в Речи Посполитой, теперь в Литве. А поди же ты — жемайты от аушкайтов вполне отличимы генетически. Уж если даже внутри одного народа не произошло полного перемешивания генов, как мы можем все особенности списывать на влияние иноязычных соседей?
    Возьмите, к примеру, новгородцев. Вот уж казалось бы должна быть сборная солянка. Ведь летопись говорит и о чуди, и о весе как о народах причастных к приглашению варягов и строительству Новгорода. Да и по любому Новгород стоял в окружении прибалтийских финнов. А сколько там прибалтийского финского компонента в генофонде новгородцев обнаружено? Всего 4%. Столько же, сколько и поморского. Хотя архангельские поморы от Новгорода расположены очень далеко, а прибалтийские финны, напротив, близко. Очень может быть, что поморский, как и прибалтийско-финский компонент, попал еще в генофонд мерян и уже от них передался и новгородцам и ярославцам. 
    Кстати, напомню вам, что специфического «условно новгородского компонента» у новгородцев и ярославцев в генофонде более 90%. А ведь и те и те — это русские, долго жившие в рамках единой централизованной державы. У прочих русских, если не забыли, этого компонента намного меньше — около трети. Следовательно, не расплескали новгородцы свой генофонд, не смешали его с генофондом соседей, а сохранили с очень высокой степенью чистоты — более 90%, а может вообще под 100%. То же самое и ярославцы. Почему мы должны думать, что с прочими популяциями дело обстоит иначе?
    Посмотрите на псковичей. Разве они не соседи новгородцев? Как долго Псков входил с состав новгородских земель? И что? А ничего, псковичи и новгородцы, не смотря на близкое соседство, сохранили очень разные генофонды. Одни близки балтам, другие вместе с ярославцами — мерянам, то есть срединным финнам Русской равнины.
    Опять-таки, посмотрите на Псков. Самые ближние ему географические соседи — латыши и эстонцы. Но псковичи больше похожи на аушкайтов-литовцев. На втором месте у них эстонцы и только на третьем — латыши. Стало быть, не географической близостью определяется родство псковичей с балтскими популяциями, а глубокими общими корнями. Псковичи — потомки псковских кривичей, археологически — это культура псковских длинных курганов. Ее у нас долгое время пытались представить славянской, хоть она по всем показателям чисто балтская. И антропология балтская, и обряды балтские, и украшения. Теперь вот и генетика указала нам на балтское происхождение псковичей. …

  • Шамилю Галееву. Вы посмотрите на карты археологических культур Восточной Европы железного века. Они точно показывают, кто кому из современных популяций будет приходится родственником, независимо от того, как ныне проходят государственные границы. Восточные белорусы практически неотличимы от смолян. Поскольку и они и жители Смоленска суть потомки днепро-двинских, позже тушемлинских племен, ставших основой полоцко-смоленских кривичей. Новгородцы и ярославцы — наследники дьяковско-ильменской культуры. Тоже понятно, откуда их общность — от народа мери. 
    С южными русскими чуть сложнее, потому что формировались они из населения целого ряда культур, как балтских типа мощинской, так и финских, бывших у мещеры, муромы и т.д. Карты некоторых культур Русской равнины — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0_%D0%BF%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:East_europe_5-6cc.png

  • Шамилю Галееву. Вот новая работа о связи культуры псковских длинных курганов с балтским миром. —  https://www.academia.edu/37972951/_%D0%91%D0%B0%D0%BB%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4_%D0%B2_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5_%D0%BF%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85_%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2 173   «БАЛТСКИЙ СЛЕД» В КУЛЬТУРЕ ПСКОВСКИХ ДЛИННЫХ КУРГАНОВ?
    Выводы автора: «Перечисленные выше параллели не позволяют напрямую соотнести культуру псковских длинных курганов с какой — либо конкретно из балтских культур эпохи переселения народов, но достаточно ясно свидетельствуют о связях в пределах целого культурного круга. Наиболее многочисленны и выразительны, пожалуй, параллели с восточнолитовскими курганами, и вряд ли это является результатом только географической и хронологической близости двух культурных традиций. Скорее всего, здесь действительно имели место более тесные взаимодействия, но их характер станет ясен только в результате последующих исследований. Пока же можно только с уверенностью говорить, что культура псковских длинных курганов возникает на северо — восточной оконечности «курганной зоны» балтских культур в период активного распространения в них кремационного обряда,и именно курганный обряд выделяет КПДК на общем фоне большинства восточноевропейских культур». 
    Как видим, с восточными литовцами псковичи близки и генетически. Точка.

  • Сергею Назину. Вы как будто живете в своем виртуальном мире, полностью оторванном от научных новостей. Вы сейчас продвигаете настолько протухшие концепции, что даже смешно, насколько вы оказались в стороне от новостей науки. Как будто вы землянку в лесу вырыли, и не то что интернета, радио и телевизора не имеете, газет не читаете).
    Первое. Нет ничего общего у династии Рюриковичей с датчанами. Они — восточные шведы по происхождению. Всё, вопрос закрыт.
    Второе. Не было никакого племени полян. Просто не существовало в природе. Киевляне (читайте А.Комара) есть сборная солянка древлян (лука-районецкая культура) и северян (волынцевская культура) плюс более северные компоненты, пришедшие вместе со скандинавами-русью. Именно русь (восточные шведы) создали в этом месте крупный город, согнав туда представителей как окрестных племен (северяне и древляне) так и привезя разных кривичей и мерян с более северных территорий. Эти люди и названы летописцем полянами. Они такая же выдумка летописца, как ильменские словене, под которыми он, вероятнее всего, понимал население Новгорода и других городов новгородской земли. Хотите поспорить со мной относительно реальности племени полян — валяйте. Но только со строгой опорой на археологические материалы. Без вашего вечного бла-бла о первичности сведений летописи.
     

    • С чего вы взяли, что волынцовская культура — это северяне? До последнего времени с северянами связывали роменскую культуру. Имеет ли она отношение к предшествовавшей волынцовской — большой вопрос. Скорей всего нет. А вот связать волынцевцев с полянами будет очень даже правильно.  Теперь о полянах. Часть этого племени переселилась на запад. Позднее вокруг этого племени сложилось Польское государство. Или западные поляне тоже иллюзия?  Даже если «русь» кого-то и сселила в Киев и его окрестности, то кто придумал и дал этому сброду имя «полян»? Славянам по-вашему имя дали Кирилл и Мефодий. А полянам кто? И зачем? Вы можете привести исторические аналоги? Или у Вас опять «озарение»? Ни одно из Ваших положений не вытекает из источника. Вы какой-то «дурной Шерлок Холмс» — ПРИДУМАЛИ ряд безосновательных «аксиом» (склавины — это не славяне, а «рабы», европеоидных авар-«динариков» говорящих на иранском языке ), а затем из них путем «дедукции» выводите ошеломляющие выводы. 
      Если Киев основали скандинавы, почему они назвали его именем не имеющим к скандинавскому языку никакого отношения? Киев — это город Кия. Последнее имя либо славянское, либо иранское — Куйя / арабизир. Кувейх — так звали истрически зафиксированного хазарского вельможу (теория Прицака).

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: скотоводы оказались более генетически здоровыми, чем охотники-собиратели и земледельцы. Географическое местоположение лишь незначительно повлияло на риск некоторых болезней.

Международная группа археологов опровергла датировку выплавки меди в Чатал-Хююке – одном из самых известных поселений позднего неолита в центральной Турции. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Journal of Archaeological Science .

В продолжение темы майкопской культуры перепечатываем еще одну статью археолога, канд. ист. наук Н.А.Николаевой, опубликованную в журнале Вестник Московского государственного областного университета (№1, 2009, с.162-173)

В продолжение темы, рассмотренной в статье А.А.Касьяна с лингвистических позиций, и с разрешения автора перепечатываем статью археолога, к.и.н. Надежды Алексеевны Николаевой, доцента Московского государственного областного университета. Статья была опубликована в 2013 г. в журнале Восток (Оriens) № 2, С.107-113

Частичный перевод из работы Алексея Касьяна «Хаттский как сино-кавказский язык» (Alexei Kassian. 2009–2010. Hattic as a Sino-Caucasian language. Ugarit-Forschungen 41: 309–447)

Несмотря на признание исследований по географии генофондов со стороны мирового научного сообщества и все возрастающую роль геногеографии в междисциплинарных исследованиях народонаселения, до сих пор нет консенсуса о соотношении предметных областей геногеографии и этнологии. Генетики и этнологи часто работали параллельно, а с конца 2000-х годов началось их тесное сотрудничество на всех этапах исследования – от совместных экспедиций до совместного анализа и синтеза. Приведены примеры таких совместных исследований. Эти примеры демонстрируют, что корректно осуществляемый союз генетики и этнологии имеет добротные научные перспективы.

Генетический анализ показал, что население Мадагаскара сформировалось при смешении предков африканского происхождения (банту) и восточноазиатского (индонезийцы с Борнео). Доля генетических компонентов разного происхождения зависит от географического региона: африканского больше на севере, восточноазиатского – на юго-востоке. На основании картины генетического ландшафта авторы реконструируют историю заселения Мадагаскара – переселенцы из Индонезии появились здесь раньше, чем африканцы.

Появились доказательства того, что анатомически современный человек обитал на островах Индонезии уже в период от 73 до 63 тыс. лет назад, статья с результатами этой работы опубликована в Nature.

Анализ геномов бронзового века с территории Ливана показал, что древние ханаанеи смешали в своих генах компоненты неолитических популяций Леванта и халколитических - Ирана. Современные ливанцы получили генетическое наследие от ханаанеев, к которому добавился вклад степных популяций.

В журнале European Journal of Archaeology опубликована дискуссия между проф. Л.С.Клейном и авторами статей в Nature (Haak et al. 2015; Allentoft 2015) о гипотезе массовой миграции ямной культуры по данным генетики и ее связи с происхождением индоевропейских языков. Дискуссия составлена из переписки Л.С.Клейна с несколькими соавторами (Вольфганг Хаак, Иосиф Лазаридис, Ник Пэттерсон, Дэвид Райх, Кристиан Кристиансен, Карл-Гёран Шорген, Мортен Аллентофт, Мартин Сикора и Эске Виллерслев). Публикуем ее перевод на русский язык с предисловием Л.С.Клейна.

Анализ ДНК представителей минойской и микенской цивилизаций доказал их генетическое родство между собой, а также с современными греками. Показано, что основной вклад в формирование минойцев и микенцев внесли неолитические популяции Анатолии. Авторы обнаружили у них генетический компонент, происходящий с Кавказа и из Ирана, а у микенцев – небольшой след из Восточной Европы и Сибири.

Африка – прародина современного человека. Тем не менее генетические данные о древнем населении Африки до сего времени были совершенно незначительными – всего один прочитанный древний геном из Эфиопии возрастом 4,5 тысячи лет. Причины понятны – в экваториальном и тропическом климате ДНК плохо сохраняется и непригодна для изучения. Но вот сделан большой шаг вперед в этом направлении – секвенированы сразу семь древних африканских геномов, о чем поведала статья генетиков из Университета Упсалы, Швеция, опубликованная на сайте препринтов.

Публикуем заключительную часть статьи археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования — археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита — ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Продолжаем публиковать статью археологов из Одесского университета проф. С.В. Ивановой и к.и.н. Д.В. Киосака и археогенетика, проф. Grand Valley State University А.Г. Никитина. Предмет исследования - археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и гипотеза о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу.

Представляем статью крупнейшего специалиста по степным культурам, проф. Одесского университета С.В. Ивановой, археолога из Одесского университета Д.В. Киосака и генетика, работающего в США, А.Г. Никитина. В статье представлена археологическая и культурная картина Северо-Западного Причерноморья эпохи энеолита - ранней бронзы и критический разбор гипотезы о миграции населения ямной культуры в Центральную Европу. Публикуем статью в трех частях.

Новые детали взаимоотношений современного человека с неандертальцами получены по анализу митохондри альной ДНК неандертальца из пещеры в Германии. Предложенный авторами сценар ий предполагает раннюю миграцию предков сапиенсов из Африки в Европу, где они метисировались с неандертальцами, оставив им в наследство свою мтДНК.

Изучив митохондриальную ДНК древних и современных армян, генетики делают вывод о генетической преемственности по материнским линиям наследования в популяциях Южного Кавказа в течение 8 тысяч лет. Многочисленные культурные перемены, происходящие за это время, не сопровождались изменениями в женской части генофонда.

Исследование генофонда парсов – зороастрийцев Индии и Пакистана – реконструировало их генетическую историю. Парсы оказались генетически близки к неолитическим иранцам, так как покинули Иран еще до исламизации. Несмотря на преимущественное заключение браков в своей среде, переселение в Индию оставило генетический след в популяции парсов. Оно сказалось в основном на их митохондриальном генофонде за счет ассимиляции местных женщин.

На прошедшем форуме «Ученые против мифов-4», организованном порталом «Антропогенез.ру», состоялась специальная конференция «Ученые против мифов-профи» - для популяризаторов науки. В профессиональной среде обсуждались способы, трудности и перспективы борьбы с лженаукой и популяризации науки истинной.

С разрешения авторов публикуем диалог д.и.н. Александра Григорьевича Козинцева и проф. Льва Самуиловича Клейна, состоявшийся в мае 2017 г.

С разрешения автора и издательства перепечатываем статью доктора историч. наук А.Г.Козинцева, опубликованную в сборнике, посвященном 90-летию Л.С.Клейна (Ex ungue leonem. Сборник статей к 90-летию Льва Самуиловича Клейна. СПб: Нестор-история, 2017. С.9-12).

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

В коротком сообщении, появившемся на сайте препринтов, его авторы – Иосиф Лазаридис и Дэвид Райх (Медицинская школа Гарварда), опровергают вывод, опубликованный недавно в статье Goldberg et al., о которой мы писали на сайте.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Древняя ДНК может рассказать не только о миграциях и демографической истории наших предков, но и о социальном устройстве общества. Пример такого исследования – работа генетиков из Университета Пенсильвании, опубликованная в журнале Nature Communication.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

В журнале Science Advances опубликованы результаты исследования геномов двух индивидов из восточноазиатской популяции эпохи неолита. Определено их генетическое сходство с ныне живущими популяциями. До сих пор исследования древней ДНК очень мало затрагивали регион Восточной Азии. Новые данные были получены при исследовании ДНК из останков двух женщин, найденных в пещере «Чертовы ворота» в Приморье, их возраст составляет около 7700 лет. Эти индивиды принадлежали к популяции охотников-рыболовов-собирателей, без каких-либо признаков производящего хозяйства, хотя было показано, что из волокон диких растений они изготавливали текстиль.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Статья американских и шведских исследователей (Goldberg et al.), опубликованная на сайте препринтов, вновь обращается к дискуссионной проблеме миграций в эпоху неолита и бронзового века. В работе исследуется вопрос о доле мужского и женского населения в составе мигрирующих групп, которые сформировали генофонд Центральной Европы. Авторы проверяют исходную гипотезу, что миграции из Анатолии в раннем неолите и миграции из понто-каспийских степей в течение позднего неолита и бронзового века были преимущественно мужскими.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

В журнале PLOS Genetics опубликованы результаты широкогеномного (в пределах всего генома) исследования ассоциаций (GWAS) различных черт лица. У 3118 жителей США европейского происхождения авторы провели трехмерное измерение 20 лицевых признаков и анализ однонуклеотидного полиморфизма (около 1 млн SNP). Обнаружили достоверную связь полиморфных участков генома с шириной черепа, шириной расстояния между внутренними углами глаз, шириной носа, длиной крыльев носа и глубиной верхней части лица.

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015