Доска объявлений

«Генетика человека и патология» 20-22 ноября 2019 г. Томск

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт медицинской генетики Томского
НИМЦ информирует о проведении XII научной конференции «Генетика
человека и патология: Актуальные проблемы клинической и молекулярной цитогенетики».
Конференция состоится 20-22 ноября 2019 года в г.Томске
и будет посвящена памяти член-корреспондента РАМН, профессора Сергея Андреевича Назаренко.

Традиционно конференции «Генетика человека и патология» становятся ярким событием в научной жизни медицинских генетиков России, ученых, занимающихся вопросами генетики человека, врачей, лабораторных генетиков, клинических ординаторов, аспирантов.
Конференция 2019 года будет посвящена обсуждению современных трендов и достижений в области цитогенетики, в том числе тех ее направлений, которые были предметом научных исследований профессора С.А. Назаренко – организатора и первого руководителя лаборатории цитогенетики НИИ медицинской генетики.
В программе конференции запланированы пленарные лекции ведущих специалистов института и других генетических учреждений России, школы и мастер-классы по современным технологиям молекулярно-генетической диагностики, ассоциированные научные симпозиумы, выставка лабораторного и медицинского оборудования, расходных материалов и лекарственных средств, применяемых в научных исследованиях, диагностике и лечении наследственных заболеваний.
Состоится традиционный конкурс молодых ученых: лучшие докладчики будут отмечены дипломами и призами.
Планируется регистрация мероприятия в системе непрерывного медицинского образования.

ВАЖНЫЕ ДАТЫ:
до 15 февраля 2019 г. — заявить тему устного доклада
c 1 марта по 18 ноября 2019 г. — регистрация участников
до 15 марта 2019 г. — срок подачи тезисов
до 1 мая 2019 года – срок подачи статьи

Более подробную информацию о конференции можно получить на сайте
НИИ медицинской генетики Томского НИМЦ
http://www.medgenetics.ru/conference/conference2019/conference2019HGandP/

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / Спор о варягах и Рюрике / О книге А.А. Амальрика «Норманны и Киевcкая Русь»: взгляд из 1960-х.

О книге А.А. Амальрика «Норманны и Киевcкая Русь»: взгляд из 1960-х.

Скачать страницу в PDF

Петрухин_Владимир_Яковлевич

д.и.н. В.Я. Петрухин

 

 

Книга А. Амальрика вышла в тот период, когда стала утихать волна  реанимации традиционного антинорманизма XVIII в. (А.Н. Сахаров, В.В. Фомин и др.), не вызвавшая сочувствия даже в том течении историографии, которое рассматривает внешнее воздействие на историю России, как «химеру» (Дворниченко 2014; см. о реакции на эту антинорманистскую тенденцию в приложении О.Л. Губарева — с. 119 и  сл.). Книга готовилась А. Амальриком – еще студентом Исторического факультета МГУ в 1960-е гг., время оттепели: оттепель мало коснулась «норманской проблемы» (или варяжского вопроса)  — слишком близки были времена шовинистической истерии последних лет сталинского режима, когда «призвание варягов» расценивалось как признак низкопоклонства перед Западом и былым смертельным врагом – немецким нацизмом.

Правда, в 1956 г. вышел перевод классической книги археолога Л. Нидерле «Славянские древности»: редактор перевода и друг отца А.Амальрика археолог А.Л. Монгайт дал «объективистские» примечания к вполне взвешенным характеристикам чешского слависта «норманской теории», не протестуя против представлений Нидерле о скандинавском происхождении руси.  А. Амальрик не был археологом и не владел теми новыми материалами, которые вынудили, в конце концов, науку заняться объективной оценкой степени присутствия норманнов в русской истории. Да и рассчитывать на содействие археологов тогда не проходилось – мои учителя проф. Д.А. Авдусин и зав. кафедрой А.В. Арциховский[1] считали вклад норманнов ничтожным: Арциховский выступил с такими выводами в 1955 г. на Всемирном конгрессе историков (там же с докладом о сложении государства у славян выступил Б.А. Рыбаков, чья позиция разбирается автором в конце книги). Арциховский  опубликовал свой по преимуществу «вещеведческий» доклад в 1966 г. (Арциховский 1966), Авдусин отрицал тогда скандинавскую принадлежность большей части погребальных комплексов исследуемых им гнёздовских курганов.

Историки живо реагировали на оттепель, особенно после разоблачительного ХХ съезда, но их интересы были далеки от древности. Впрочем, в 1965 г. вышла книга ленинградского историка И.П. Шаскольского «Норманская теория в современной буржуазной науке»: несмотря на официозный заголовок, книга содержала конкретную информацию о подходе к проблеме западных коллег, которая будила исследовательскую мысль.

Пересмотр основ официозного в советской историографии «антинорманизма» вызревал подспудно, до того, когда уже во второй половине 1960-х гг. на кафедрах археологии ЛГУ и МГУ сформировались проблемные семинары, ориентированные на исследование скандинавским древностей[2]. Историографическую книгу «Спор о варягах» закончил в 1960 г. аспирант Истфака ЛГУ Л.С. Клейн[3] – она была опубликована лишь в 2009 г., но была положена в основу спецкурсов (в том числе на грядущем семинаре) и использовалась на занятиях в школьном кружке, который посещал О.Л. Губарев – ему принадлежит заслуга открытия рукописи Амальрика и ее издания.

Можно заметить, что студенческий романтизм явно подхлестывал интерес А. Амальрика к запретной теме и стремление к исторической истине (это стремление и привело к его отчислению из МГУ в 1963 г.): ныне и вовсе наивным выглядит удивление будущего диссидента по поводу перлюстрации почты, не защищенной дипломатическим иммунитетом – так его рукопись о варягах попала через датское посольство не адресату – известному слависту А. Стендер-Петерсену, а в КГБ.

Не без романтизма начинает молодой исследователь и свою работу, поминая слёзы Карла Великого, увидевшего норманнов – грядущих страшных врагов. Не обошлось и без стереотипов советской историографии:  утверждения об отсутствии государственности у норманнов – поэтому они не могли воздействовать на процессы образования государств в Восточной Европе, принести с собой летописный «наряд»/порядок (С.19).  Приводятся и немногочисленные скандинавские заимствования в русском языке, их немногочисленность в «антинорманистском» дискурсе традиционно должно было свидетельствовать о немногочисленности самих норманнов (с.20)[4]. Амальрик сознательно не привлекает археологические данные: в те времена они практически не были доступны начинающим исследователям,  да и  раскопки, демонстрирующие раннюю социальную дифференциацию и преемственность институтов и центров власти, связующие эпоху викингов с меровингским и даже позднеримским временем, относятся к новейшему периоду[5]. Вопрос поставлен автором традиционно: не было ли русское государство результатом «столкновения двух антагонистических начал»? Этот вопрос волновал всю русскую историографию, начиная со славянофилов: еще И. Киреевский отмечал невозможность варяжского завоевания почти сразу после изгнания варягов, упоминаемого летописью накануне призвания князей (Киреевский 1979. С. 277-278).

Летопись – Повесть временных лет (ПВЛ) – остаётся главным источником по норманской проблеме, и представления  А. Амальрика естественно основываются на устоявшихся в историографии подходах к истории летописания, сформулированных еще А.А. Шахматовым в начале ХХ в.  Летопись представляла собой свод разных текстов,  а филологическое источниковедение того времени было ориентировано на поиски текстов, предшествующих анализируемому:  когда эти поиски основывались на сравнительном анализе сохранившихся текстов – для ПВЛ таким коррелятом была Новгородская первая летопись – реконструкции общих предшествующих сводов оказывались достаточно обоснованными.  Таков реконструированный Шахматовым Начальный свод; более глубокие реконструкции – Древнейшего Киевского свода и внешних источников летописания – т.н. болгарской летописи постоянно вызывали сомнения  не только критиков, но и последователей Шахматова. С 1990-х годов, когда возможно стало свободное обсуждение  и текстологических проблем, связанных с начальной русью, сомнению стали подвергаться и установки Шахматова, основанные на реконструкции Начального свода, и выделение им редакций ПВЛ, в частности, отнесение текста, сохраненного Ипатьевской летописью к позднейшей третьей редакции. Амальрик основывался на этих установках, что  поначалу исказило в целом верный его подход к проблеме начальной руси.  В частности, вслед за Шахматовым, он настаивает, что русью варяги и словене Олега прозвались только в Киеве (с.30): неверное понимание летописного «оттоле» (с тех пор) заставляет исследователей игнорировать летописное утверждение о том, что призванные варяги прозвались русью уже в Новгороде.

Эти стереотипы несколько снижают ценность перспективных  наблюдений Амальрика над текстом легенды о призвании, в том числе демонстрирующих непервичность конструкции текста, относимого к Начальному своду. Он верно заметил, что составителю Новгородской летописи непонятны были слова ПВЛ о князьях, взявших с собой «всю русь»: для него (в XIII в.) «русь» была уже на юге, в Киеве. Однако, и здесь он следует установке Шахматова о том, что речь идет о народе (с. 30-31): новгородец был более точен, усматривая в руси именно дружину – это понимание сохраняет вставленная тем же новгородцем в свою летопись  Русская правда, на чем справедливо настаивает ниже (с. 36) сам автор (ср. также: Петрухин 2017. С. 416 и сл.).  Далее Амальрик возвращается к распространенному в разных источниках – у Константина Багрянородного и в договорах руси с греками – фразеологизму «вся русь», означающему, по его мнению, «и страну и сословие» (дружину)[6].

Вообще поиски автора 1960-х гг., которому не были доступны ни последующие лингвистические (этимологические) разработки, связанные с происхождением самого имени русь[7], ни  текстологические изыскания, связанные с подготовкой комментария  к изданию текста Константина Багрянородного (Амальрик использует издание 1930-х гг. в   Известиях ГАИМК), имеют принципиальный историографический интерес.

«Доказательства норманнства Руси», приводимые автором, основываются на традиционных и вполне достоверных источниках – перечислении названий порогов в трактате Константина Багрянородного, именах послов в договорах руси с греками и т.д.

Релевантность этих доказательств всегда ставилась под сомнение антинорманистами,  и А. Амальрик  сосредоточивает свою критику (с. 41 и сл.) на исследователе, первым в советской историографии специально выступившим против «норманизма» – это был классик истории древнерусского права С.В. Юшков.  Разоблачительная критика его работы о происхождении русского государства, опубликованной в 1940 г., в целом справедлива  — Юшков опирался на общие места критики «норманизма» историографами XIX в.: он признавал, впрочем, скандинавское происхождение варягов, но не имени русь,  а главное — игнорировал задачи источниковедения. На этих позициях «залуженный деятель науки» С.В. Юшков оставался и в послевоенный период, когда опубликовал книгу «Общественно-политический строй и право Киевского государства» (М., 1949). Показательно, вместе с тем, отсутствие в антинорманизме Юшкова обвинительных инвектив в адрес норманистов, как исконных (со времен Ломоносова) врагов русского народа и его культуры, дошедших в послевоенной советской историографии до истерической тональности (ср. о космополитах и прочих врагах  — Мавродин  1949), сохраняющейся в современной националистической публицистике.  Что заставило серьезного историка права Юшкова обратиться к стереотипам старой историографии?

Главной задачей формирующейся «новой»  — советской историографии была демонстрация  местных основ (базиса) процессов образования государства, что соответствовало бы установкам догматического марксизма. Древнейшие источники противопоставляли русь славянам: единственной возможностью увязать это противопоставление с «общественно-политическим строем» была социальная, а не экзогенная этническая интерпретация начальной руси. Правовед Юшков напомнил, что в одном позднем списке «Русской правды»  термин «русин» был заменено термином «горожанин»: значит, русь отличалась от славян как жители городов от сельских землепашцев. Недаром Ибн Русте еще в начале Х в. писал, что у руси пашен нет – они питаются тем, что добывают от славян.  Парадоксальным образом эта интерпретация руси как социальной группы соответствует взглядам А. Амальрика, усматривающего и в скандинавской руси не народ, а дружину.

Показательно, что официозная наука  с энтузиазмом восприняла «антинорманизм» Юшкова, но не его социальную конструкцию (во многом перекликающуюся с раскритикованной  теорией торговых городов Ключевского).  В послевоенный период отечественной историографии нужны были автохтонные этнические – славянские корни именно русского народа, совпадающие с древним городским – столичным регионом. Киев – «мать городов русских», объявлялся древнейшим городом, лейтмотивом автохтонистской этногенетической конструкции стали летописны слова о киевских жителях – «поляне, яже ныне зовомая русь». Разбор этой формулировки, обычно вырываемой из контекста, естественно привел А. Амальрика к интерпретации очевидной (со времен Н.К. Никольского) летописной «тавтологии»: полянами назывались не только жители Киева, но и население Великопольши, «поляне ляхове».  Чтобы различить  полян киевских и ляшских летописец сделал ремарку – киевские поляне в его время («ныне») зовутся русью (с.50-51).

Замечу, что конструкция летописца была более замысловатой: фраза о полянах-руси читалась в конце летописного  рассказа о «Преложении книг на словенский язык»  -кирилло-мефодиевской миссии.  Этот рассказ был анахронистически помещен под 898 г., в рассказ о княжении Олега, когда первоучителей уже не было в живых. Летописец включил в ПВЛ договор Олега с греками 911 г., написанный по-русски: чтобы объяснить, каким образом письменный язык, созданный для славян Центральной Европы (в том числе польских полян) стал доступен руси, летописец сделал необходимую ремарку. завершив работу убийственной для «антинорманистов» фразой – «А словеньский язык и рускый одно есть, от варяг бо прозвашася русью, а первое бѣша словене» (ПВЛ. С.16; см. Петрухин 2017. С. 210-216).

Критический разбор «полянской теории» А. Амальрик дает на примере статьи М.Н. Тихомирова “«О происхождении названий «Русь» и «Русская земля»” (1947). Замечу, что автор не вполне справедливо упрекает Тихомирова в игнорировании работ Шахматова: интересно, что  Тихомиров отвергает «норманистские» конструкции знаменитого текстолога (о колонизации юга Восточной Европы скандинавской русью), но не ссылается на него, когда заимствует его утверждения об отсутствии отождествления варягов и руси в Новгородской летописи (Тихомиров 1947. С. 70-71).  «Положительные» заключения Тихомирова основываются на давно отвергнутой кабинетной этимологии имени русь, которая возводится к южной гидронимии — пресловутой речке Рось, которая по-древнерусски писалась как Ръсь (соответственно, ее населением были не «росы» и не «русы», а «поршане»).

Автохтонистской конструкции Тихомирова следует в послевоенной редакции своей «Киевской Руси» и Б.Д. Греков: у него традиции славян земледельцев восходят к энеолитической трипольской культуре.  Греков отвергает социальную интерпретацию имени русь, предложенную Юшковым, русь происходит из полянского Киева; попытки продолжить исследование славяно-скандинавских отношений в связи с происхождением имени русь у зарубежных ученых признаются однозначно «реакционными»: таков был итог официозной историографии,  с которой пришлось иметь дело А. Амальрику (избранные труды Грекова были изданы  в 1959 г. – Греков 1959)[8].

Амальрик принимает «грековское» обозначение Древнерусского государства «Киевская Русь», хотя первые известия о руси никак не связаны с Киевом. Не связан с ним и исследуемый автором историографический фантом,  который он сам справедливо ставит в кавычки – «Русский каганат». Провоцирующее на конструкцию этого фантома о первое упоминание  руси  — появление «народа Рос», правителем которого был «хакан», в столице империи Каролингов Ингельхайме в 839 г. справедливо соотноситься автором с рассказом о синхронном посольстве хазарского кагана в Константинополь (замечу, что такого мнения придерживался и Юшков). Посольство просило греков о строительстве крепости Саркел на Дону – этой магистралью (до широкого использования днепровского пути из варяг в греки) пользовалась и начальная русь, прознававшая власть хазарского кагана.  Автор, однако, не удерживается от попыток поиска «Русского каганата», поминая «остров русов», описанный Ибн Русте (и др. восточными авторами) и отмечая «эпизодичность» этого раннего норманнского государственного образования где-то на севере Восточной Европы (с. 61). Здесь Амальрик оказывается во власти историографических стереотипов: он отмечает продвижение носителей скандинавского имени русь с севера на юг, где это имя адаптируется к привычному на юге дославянскому имени рос- (роксоланы, аорсы и т.д. вплоть до индоиранских ассоциаций, возрождённых недавно О.Н. Трубачевым), что отразилось в словах «Россия» и «русский». К сожалению, А. Амальрик не использовал вышедшую в «Византийском временнике» (выпуск XII) в 1958 г. статью А.В. Соловьева  «Византийское имя России»:  то было книжное имя, воспринятое опять-таки книжностью уже средневековой Руси. Очевидно оно воспроизводило не реалии юга Восточной Европы, а самоназвание тех групп руси, которые говорили по-скандинавски и называли себя *roΡeR, «гребцы» (по этимологии,  предложенной еще В. Томсеном – ср. Бибиков и др. 2000). Это дружинное имя русь использовала и в Ингельхайме, когда выяснилось, что происходят они от народа свеонов – «шведов».

Историографическим стереотипам следует А. Амальрик и при изложении истории первых русских князей, отрицая верное наблюдения А. Стендер-Петерсена о том, что исправный текст варяжской легенды сохранился в Ипатьевской летописи, и приводя безграмотную кабинетную этимологию имен призванных князей – якобы Рюрик пришел со своим домом (у Амальрика – родом) и верной дружиной (с. 69).  Это позволяет ему произвольно расчленять текст варяжской легенды, предполагая начальную норманнскую «сагу» об основании Рюриком Новгорода (где призванный князь появился в 920-30х гг. на шесть десятилетий позже летописной даты 862 г. – с. 72); эта сага была потом распространена славянским преданием о трех братьях-варягах. Очередная реконструкция истории летописного текста, основанная на предшествующих реконструкциях Шахматова, не выглядит убедительной. Далее увлеченный собственными конструкциями автор начинает противоречить сам себе: стремясь разделить, в соответствии с реконструируемым Шахматовым Начальным сводом, Олега и Игоря, которые не могли идти вместе из Новгорода в Киев (как описывает это событие ПВЛ), Амальрик разделяет Аскольда и Дира, как князей киевских князей, правивших в разное время. Этой конструкцией удается искусственно растянуть русскую историю, сжатую в летописном изложении до правления  всего двух князей  —  Рюрика и Игоря (его соправителем рисуется Олег).  При этом Амальрик  ссылается на известие ал-Масуди, который поминает «первого из славянских царей ал-Дир» (с. 80): начальная и вполне справедливая установка Амальрика, что у восточных авторов (в том числе ал-Масуди) славяне и русь – разные народы, а то что в летописи (и по именам)  и Аскольд, и Дир – варяги, здесь забывается.

Описание захвата Олегом Киева завершается неудобочитаемой фразой: «осев в Киеве, дружина Олега была ассимилирована местной верхушкой — русью» (с. 82). Ее смысл, как уже говорилось, противоречит всем летописным данным о северном (новгородском) происхождении варяжской руси.  Поскольку отрицать реальность договора Олега с греками, заключенного в 911 г., оснований нет, автор предполагает, что после смерти пришлого норманнского князя от коня (912 г.), в Киеве вокняжился другой пришлый норманн – Дир (с. 83). Этой конструкции противоречит, однако, документ, традиционно используемый любителями переписывать летописную историю: это еврейский Кембриджский документ, относящий поход некоего русского князя Хелгу на Византию к правлению императора Роман Лакапина (920-944). Ничего общего с историей Олега, кроме совпадения скандинавского имени, деяния Хелгу не имеют: Хелгу потерпел поражение в Причерноморье и, бежав, погиб где-то в Персии; могила Вещего Олега располагалась в Киеве, имя же Олег, как и имя Игорь, оставалось популярным в русском княжеском роде не только в Х в., но и позже.  Автору приходится еще дальше к середине Х в. приближать вокняжение Дира в Киеве, его убил очередной варяг, явившийся в Киев и совершивший очередной поход на Византию уже в 941 г.  — Игорь. Провоцирует на эти никак не соотносящиеся с источниками конструкции некритическое восприятие автором позднесредневековых компиляций, в данном случае – М. Стрыйковского, где Игоря убивает некий древлянин Малдит, наследник Дира. Польская средневековая историография действительно настаивала на славянском — полянском происхождении первых «легитимных» правителей Киева и исконной принадлежности «полянской» Руси полякам (ср. Флоря 1990). Впрочем, сам Шахматов увлекался иногда привлечением поздних источников (в отношении варяжской легенды и  при конструкции родословных – ср. у Амальрика с.79).

В целом построение Амальрика опирается на данную им в начале романтическую установку  — представление о викингах, свободно совершающих набеги  в «море славянских родовых общин» и создающих там свои центры. Напомню, что само это «море» утопало в лесах Восточной Европы, где викинги были лишены свободы передвижения (поэтому скандинавы и носили здесь дружинное имя русь/«гребцы») и «тонкие артерии торговых путей» (с.90) были основой всех социально-экономических коммуникаций. Справедливости ради следует заметить, что эта романтическая концепция «норманских завоеваний», которой в отношении призвания варягов придерживался еще Ключевский, остается популярной среди археологов, готовых усматривать в исследуемых ими центрах столицы княжеств (в Гнёздове), «третью Русь» в Верхнем Поволжье и т.п.   Эти построения, встретившие неприятие историков[9], на первый взгляд, находят соответствия в летописи – традиционно поминается варяг Рогволод, занявший Полоцк (ср. с.90):  при этом игнорируется судьба Рогволода, схожая с судьбой Аскольда и Дира, пытавшихся создать свой независимый центр на пути из варяг в греки. Можно подозревать летопись в тенденциозной  конструкции пути из варяг в греки, объединяющей Новгород и Киев с Царьградом, но эта конструкция диктовалась представлениями властной элиты — всей руси или «всех росов» по Константину Багрянородному. Этот путь был магистралью, объединяющей «внутреннюю» (киевскую) и внешнюю Росию Константина   — имя русь получило широкое распространение к середине Х в.

Заслуга создания этой государственной магистрали приписывается А. Амальриком княгине Ольге. Впрочем, и здесь он рисует деяния Ольги не как «реформу» после кризиса полюдья и убийства Игоря, а как завоевательный поход: недаром она сажает там сына Святослава[10]. Административная деятельность Ольги отделяется Амальриком от завоеваний (с.94 и сл.). Целью ее была ликвидация «племенных княжений» (напомню, что мы знаем об одном – древлянском) и даже превращение былых князей в бояр киевского князя: любопытным представляется наблюдение автора, что в договоре с греками Святослава в 971 г. упоминаются  уже не князья, а только бояре (впрочем, интерпретация этих формулировок, явно составленных при включении договоров в ПВЛ, нуждается в специальном исследовании).

«Рецидивом» дружинной политики завоеваний  считает автор княжение Святослава, противника христианизаторской политики Ольги (в воинственном духе представляется и отношение князя с матерью – он подозревается в убийстве Ольги: с.95). Итог развития киевского государства при Владимире Святославиче увязывается с появлением в «русском языке слова варяг»: действительно, политика Владимира свидетельствует об отношении к скандинавам, как к пришлым наемникам, но и слово, и само отношение формируется раньше –когда Игорь отправляет за море к варягам после неудачного похода 941 г. на Царьград.

Амальрик завершает свою работу возвращением к проблеме формирования государства до «норманнских набегов», разбирая «метод» Б.А. Рыбакова на примере упомянутого выше доклада 1955 г.  об образовании древнерусского государства. Отмеченные автором несостыковки в отношении Рыбакова к источникам – в  основном в связи с реконструкциями Шахматова, справедливы, но в докладе он не мог развернуть свое видение истории летописания: Рыбаков сделал это в монографии о «сказаниях, былинах и летописях», которую готовил одновременно с работой Амальрика и издал в 1963 г. В те же годы развернулась дискуссия об исторических основах эпоса, и Рыбаков выступал в ней как адепт «исторической школы», стремящейся отыскать для любого фольклорного мотива или имени фактическое  соответствие в истории. В соответствии с эти «методом» Кий (с его мифоэпическим именем) должен был быть историческим князем эпохи расселения славян или хотя бы патронимом реального Киева, возникшего  в VI в.

Амальрик признает, что представления о миграциях  праславян им почерпнуты из самых общих данных, в основном лингвистических (поминается даже проблема прародины индоевропейцев).  Замечу, все же, что ни анты, ни венеды не были самоназваниями славян (в их характеристике автор следует стереотипам советской историографии). Выделение полян, древлян и вятичей (да еще не в бассейне Оки, а на Сейме и Донце) как трех основных восточнославянских общностей (с. 105) выглядит произвольным. Соответственно, помещенная в конце работы хронологическая таблица, где ранняя дата (820) отмечает расселение полян в степи, а древлян – в лесной зоне, продолжает архаическую летописную традицию, противопоставляющую «смысленых» полян диким лесным жителям; синхронизация этих процессов со становлением Русского норманнского каганата на севере (без участия славян) относится к историографическим фантомам. Последующее стремление «рационализировать»  летописные даты, убрав лишние десятилетия,  с  отнесением появления Олега в Киеве к 900 г. и т.д. напоминает позднейшую попытку «перестройки» русской истории у К. Цукермана – их сопоставление произведено О.Л. Губаревым в приложении к книге.

Автор проговаривается о своем собственном подходе к историческим фактам (с. 107), как к игре с кубиками (в современном мире – лего). Картинка может получиться складная, но контекст источников требует иного подхода. Увлеченный открывшейся ему далекой от официозной историографии истиной – скандинавским происхождением руси –автор со студенческим  максимализмом стал расправляться с этой историографией и получил традиционный отпор. В опубликованном в приложении отзыва о рукописи Амальрика, составленного в 1970 г. специалистом по истории советского речного транспорта Б.А. Сутырина, отпор был уже анахронистическим даже для эпохи застоя – поминавшим «норманизм»  как политическую диверсию против социалистического строя (что обнаруживает заказной характер отзыва, направленного против диссидента  — ср. комментарий О.Л. Губарева: с. 112). Историографический интерес представляли бы и документы об исключении Амальрика из МГУ:  задетые им официозные историки,  будучи профессорами университета, не простили бы Амальрику выпадов против «авторитетов». Как историографический феномен следует рассматривать и работу А. Амальрика.

Обширный комментарий О.Л. Губарева (фактически – вторая часть монографии) нуждается в специальном рецензировании. Здесь мне представляется своевременным поделиться своим опытом столкновения с историографической ситуацией, близкой ко времени написания работы А. Амальрика.

Мне довелось слушать лекции Б.А. Рыбакова и А.В. Арциховского на истфаке МГУ и кафедре археологии (куда удалось поступить в 1967 г., через четыре года после отчисления А. Амальрика). Отношение к норманской проблеме тогда менялось, особенно под воздействием археологии. Д.А. Авдусин предложил мне тему по скандинавскому погребальному обряду на Руси: изучать обряд я продолжил в аспирантуре и с максимализмом,  напоминающим задор А. Амальрика, выступил с докладом на секторе славяно-русской археологии институт археологии, которым руководил Рыбаков. Речь шла о том, что похороны руса, описанные Ибн Фадланом, соответствовали скандинавским обычаям. Аудитория реагировала на доклад с некоторым смятением (при отсутствии Б.А. Рыбакова), но по завершении доклада ко мне подошел соавтор А. С. Амальрика А.Л. Монгайт и предложил выступить оппонентом на защите (узнав о времени защиты  в 1975 г., А.Л. Монгайт сказал,  что не успеет – он был смертельно болен и скончался в феврале 1974 г.).  Не могу не вспомнить, что при обсуждении темы диссертации на кафедре ее заведующий А. В. Арциховский признал актуальность темы и посетовал, что сам он мало занимался проблемами обрядности.

В те годы, когда А.А. Амальрик увлекся уже иными сюжетами и готовил особенно возмутившую советские власти книгу «Доживет ли СССР до 1984 г.?», относительно свободная полемика по поводу  участия норманнов в строительстве Русского государства приобрела вполне конкретные формы: дискутировалась численность норманнов на Руси и т.п.  Запретной для историков оставалась лишь проблема происхождения имени русь: для филологов этой проблемы не существовало со времен  Байера, открывшего финское наименование Швеции – ruotsi; да и этимологический  словарь Фасмера издавался не раз при советской власти. В 1985 г. (который ещё «переживал» СССР) вышла в русском переводе книга польского «антинорманиста» Х. Ловмяньского «Русь и норманны» — старая книга нуждалась в комментариях, и комментаторы (Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин) дали научную этимологию имени русь; тогда же ленинградский археолог Г.С. Лебедев опубликовал монографию «Эпоха викингов в Северной Европе», где придерживался скандинавской этимологии этого имени.  Сложнее было со специальными публикациями по этой теме: в 1989 г. было издано комментированное издание трактата Константина Багрянородного «Об управлении империей», и ответственный редактор Г.Г. Литаврин вынужден был выслушивать в Отделении истории АН СССР неудовольствие в адрес нетрадиционной для советской историографии трактовки Руси («росов») в комментарии.  Статья тех же Е.А. Мельниковой и В.Я. Петрухина об эволюции имени русь, сданная в «Вопросы истории», несколько лет лежала без движения: она была опубликована в 1989 г.; показательно, что в начале того же года журнал опубликовал «Секретную дипломатическую историю» Маркса, где тот выступал с «норманистских»  позиций к явному смущению советских историков.

Непривычность для историков мысли об экзогенном происхождении имени русь давала себя знать и далее: мне пришлось выступать на защите С.В. Соколовым кандидатской диссертации  «Концепции происхождения варяжской руси в отечественной историографии XVIII – XIX вв.» в Екатеринбурге, где члены совета выразили недоумение по поводу того, как может соискатель посягать на проблемы, решенные Б.А. Рыбаковым и Д.С. Лихачевым. Пришлось напомнить об отсутствии запретных тем в нынешнем демократическом обществе. За это общество ратовал и Андрей Амальрик.

 

Литература

Арциховский 1966 –Арциховский А.В. Археологические данные по варяжскому вопросу// Культура древней Руси. Отв. ред. А.Л. Монгайт. М., 1966. С. 36-41.

Бибиков и др. 2000  — Бибиков М.В., Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Ранние этапы русско-византийских отношений в свете исторической ономастики//Византийский временник 59 (84). М., 2000. С. 35-39.

Горский 1999 – Горский А.А. Государство или конгломерат конунгов? Русь в первой половине Х века// ВИ 1999. №8.

Греков 1945  — Греков Б.Д. Борьба Руси за создание своего государства. М.;Л., 1945.

Греков 1959 – Греков Б.Д. Избранные труды. Т.II. Под ред. Л.В. Черепнина и В.Т. Пашуто. М., 1959.

Дворниченко 2014  — Дворниченко А.Ю. Зеркала и химеры о возникновении древнерусского государства. СПб., 2014.

Мавродин  1949 – Мавродин В.В. Борьба в норманизмом в русской исторической науке. Л., 1949.

Петрухин 2017  — Петрухин В.Я.  Русь в IX-X вв.: от призвания варягов о выбора веры. М., 2017.

Флоря 1990 — Флоря Б. Н. Русь и русские в историко-политической концепции Яна Длугоша // Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы в Средние века / Отв. ред. Г. Г. Литаврин. М., 1990. С. 16–28.

[1] Интересно, что благодарность Арциховскому приносит в предисловии А. Амальрик  (с.14), как и благодарность Б.А. Рыбакову, упорно игнорировавшему любые «внешние» воздействия на древнерусскую культуру: вероятно, автор посчитал обязанным поблагодарить своих учителей, читавших общие курсы археологии и древнерусской истории на истфаке.

[2] Л.С. Клейн предложил рецензенту поместить информацию о московском семинаре и общении его участников с ленинградскими коллегами в сборник работ: см. Петрухин В.Я., Пушкина Т.А. Смоленская археологический семинар МГУ и норманнская проблема// Клейн Л.С. Спор о варягах. Спб., 2009. С. 301-309.

[3] Замечу, что учителем Клейна был проф. М.И. Артамонов, специалист по истории и археологии хазар: для него известия летописи о хазарской и варяжской дани со славян были важным и верифицируемым свидетельством начальной русской истории.

[4] Замечу, что не все приведенные слова восходят к скандинавскому: слово князь является заимствованием из западногерманского в праславянский и приводится как свидетельство обратного воздействия славян на скандинавов – ведь призванные князья не стали называться на Руси конунгами.

[5] См., в частности: New Aspects on Viking-age Urbanism c. AD 750–1100: Proceedings of the International Symposium at the Swedish History Museum, April 17–20th 2013 / Eds L. Holmquist, S. Kalmring , Ch. Hedenstierna-Jonson. Stockholm, 2016.

[6] Те же наблюдения были сделаны рецензентом при  подготовке комментария к трактату Константина Багрянородного, вышедшему  в 1989 г.

[7] В частности,  традиционные поиски основы рус в топонимии Севера Восточной Европы (см. с. 37, 60)  должны учитывать возможность балтского происхождения гидронимов и т.п.

[8] Впрочем, уже в 1945 г. Греков возводил начало «борьбы (sic!) Руси за создание своего государства» к эпохе расселения славян – в том числе антов, которые «есть восточная русская ветвь славян»  (Греков 1945. С. 7). Юшков, напротив, считал неадекватной этническую интерпретацию начальной руси, в том числе, возведение к антам-украинцам у М. Грушевского.

[9] См. о «конгломерате конунгов»  — Горский 1999.

[10] Здесь возникают источниковедческие проблемы, от которых автор оказывается далек. Константин Багрянородный действительно поминает «сидение» Святослава в Новгороде, но княжич оказывается там при жизни Игоря (о смерти князя византийский автор не знает).


Комментариев: 463 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  •    Занимательно услышать, что бы придумали норманисты, кабы в источниках русы вдруг оказались неграми («черны кожей»). Как изворачивались? Предположу, какой-нибудь воинский скандинавский обряд нанесения сажи на лицо, который иносказательно упоминался в каких-нибудь хрониках или по уголькам, найденным именно в погребениях норманнов, потому что только норманны использовали эти угольки в этих целях. Возможно, это оказалось неким ритуалом, поклонения темным эльфам-валькириям, который мог бы неоднократно упомянут у Снорри С. Кто-то из норманистов наверняка предложил бы гипотезу «крема от загара № 45» — в силу непереносимости нежной кожи скандинавов ультрафиолетовых лучей. Но наверняка, самой распространенной версией стала — нанесение татуировок. Тут же нашлась бы масса источников, в которых норманны с младенчества татуировали себя до черноты. Или. Они проводили много времени на свежем воздухе и солнце, часто выпивали, поэтому кожа их огрубела и потемнела. Доказательства? Маляр дядя Коля из четвертого жэка. Он после стольких лет упорного труда выглядит также как тот номанн. Читая аргументы норманистов не удивился бы и такой версии: норманны в 9 веке были неграми. А потом побелели. Почему нет. Норманны могли.
        Ну не хотят норманисты видеть очевидных фактов. Я бы назвал сей «научный» феномен, «миражи сознания», оно же помутнение. Данные примеры отлично вписываются в алгоритм научной методологии норманистов. Имя ему алогизм (алогизм на алогизме…). Беспринципное неприятие очевидных фактов, построение научной гипотезы – из «откровений» на заборе («здесь был Рагнар») Норманисты – это клуб веселых и находчивых. Веселых, потому что их аргументы смешны, находчивых – потому что их вывертам может позавидовать даже самый находчивый. Кивин по праву переходит к норманистам. И снова про них родился сказ: Сидит норманист перед зеркалом и вопрошает: «Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?». А с другой стороны зеркала всегда сидит другой норманист (ученый же не может предположить, что зеркало может разговаривать) и всегда отвечает: «Ты прекрасна (ен) спору нет. Всех милее, всех румяней и белее». Потому что это их сказка, их зеркало. Непонятно как огромная страна оказалась в этом кривом зеркале?
       Самая глупость все этой ситуации в том, что норманисты не отвечают на главные вопросы – кто у них норманны? Кто у них русы, германцы? Откуда они вообще взялись и могли взяться. Кто такие викинги, варяги? Русы это народ или шайка разбойников? Какие государства создали норманны? Разбойники не создают государств, они создают только банды, иногда «пиратские» объединения. Они паразиты, а паразиты могут только паразитировать (узурпировать) на чем-то, но не создавать. Создают только производительные культуры. Даже капиталистические империи совмещали грабеж и передовое производство (что было изначально). У норманистов происходит подмена понятий – шайка (отряд) разбойников (воинов-завоевателей), коими являлись викинги и народ, в полном смысле этого понятия. У норманистов «норманны» висят в воздухе. Социальные функции переносятся на политические. Суть подменяется формой. Причем и с формой все очень плохо. Такой примитивный лубочный подход к диалектическим, историческим процессам. И подается все это в таком сверхнаучном соусе. «Попробуйте нашу горчицу – она лучшая в мире, пальчики оближешь». Горчица, может и неплохая, только где основное блюдо?

  • Уважаемый Виталий! 
    Ну что же, раз норманнов на юго-востоке Европы  называли  русами, а мы не знаем, достоверно почему, запишем это в загадки. Конечно, это слово может не иметь к иранским корням никакого отношения, — просто созвучие. Если бы не боги иранского происхождения в пантеоне Владимира, то вероятно вообще не было бы смысла поднимать вопрос. Еще что смущает, -это то, что в славянском восточноевропейском регионе ( Украина, Белоруссия, Московская обл. и др)., существует также масса рек с названиями Руза, Рутка, Руга, и производными от них. Как-то удивительно похоже и на рутенов, и Ruzzi, и на ругов. А в Моравии и Украине — одинаковые реки Русава, плюс соответствующие населенные пункты. Что дополнительно показывает и связь славян Моравии с территорией Украины. А горы и реки  Ruta есть в Италии, Македонии, Беларуси, и даже в Такжикистане…

    • Уважаемый Александр!
      >>> Ну что же, раз норманнов на юго-востоке Европы называли русами, а мы не знаем, достоверно почему, запишем это в загадки.
      Согласен, оставим вопрос открытым.
      Касательно политической идеологии (не обсуждая степень достоверности) — название Русская земля, происхождение государства Русь и правящей династии официально было увязано с варягами, которых мы считаем норманнами. Важно будет уточнить границы этого понятия, но предлагаю это сделать ближе к концу анализа.
      >>> Если бы не боги иранского происхождения…
      Я думаю, вклад иранских народов (в частности) нужно будет еще обсудить после рассмотрения в объективе норманнской компоненты.
      >>> Любопытным и многозначительным представляется практически полное отсутствие генетических следов скандинавов в генофонде народов Древней Руси, даже в тех регионах, где были их базы, подтверждаемые археологически.
      >>> Генетика: гаплогрупп I1 и N не найдено ни в Киеве, ни в немалой Киевской области. 
      Тут у меня вопрос насчет Ваших источников информации по Украине, Беларуси и России. Так сказать, сверить часы. Я видел только несколько обзоров по российским областям, кое-какие данные 10-летней давности, которые есть в российской и украинской википедии, открытая для общего доступа база Yfull, общая статистика украинского DNA проекта и eupedia. По Киевщине мне ничего никогда не встречалось.

  • Уважаемый Виталий!

    1)     

    По поводу смешения иранскких и славянских племен.: ПВЛ: «В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000.В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000.»

    2)     

     Цари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. И сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные», – и было так. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И подняла русь паруса из паволок, а славяне копринные, и разодрал их ветер; и сказали славяне: «Возьмем свои толстины, не даны славянам паруса из паволок». И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными.» И здесь в ср. С п. 1 большой вопрос- кто здесь назван словянами? Или это словене? А что насчет «кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев» – они кто в этом контексте? Отдельно от славян? Но при Олеге уже и поляне звались «русь», в отличие от древлян…  

    3)     

    «И пришли к горам Киевским, и узнал Олег, что княжат тут Аскольд и Дир. Спрятал он одних воинов в ладьях, а других оставил позади, и сам приступил, неся младенца Игоря. И подплыл к Угорской горе, спрятав своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, говоря им, что-де «мы купцы, идем в Греки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим». Когда же Аскольд и Дир пришли, выскочили все остальные из ладей, и сказал Олег Аскольду и Диру: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода», и показал Игоря: «А это сын Рюрика». Вы писали «В отступление — Любопытно так же рассмотреть и вопрос о том, действительно ли во время захвата Киева Олег и Игорь спускались по Днепру, а не поднимались. Заявление Игоря и Олега о том, что они идут от греков, говорит о том, что их корабли поднимались по Днепру, если они конечно не рассчитывали «на дурачка», что никто не заметил, откуда(с верховий Днепра или с низовий) плыли их корабли.» Как киевлянин, знакомый с местностью, могу предложить очень простую правдоподобную  версию событий. Дело в том, что в районе Киева ширина Днепра почти километр. Приэтом он разделен цепью островов, покрытых густым лесом. Если в вечернее, ночное время двигаться с севера, вниз по течению, вдоль левого  берега, то скрываясь за островами, можно обогнуть их южнее, и развернувшись – начать плыть уже по вверх по течению уже мимо гор Киевских на правом берегу Днепра, как будто приплыл с юга – утром. Еще проще – в сумерках/ночью при таких расстояниях, двигаясь от противоположного берега, от левого – к правому, сделать утром вид, что приплыл с юга… То есть плыть с юга совсем необязательно, особенно если имеешь местного жителя в проводниках/лоцманах.

    • Ув.Александр!  
      >>> Вы писали «В отступление — Любопытно так же рассмотреть и вопрос о том, действительно ли во время захвата Киева Олег и Игорь спускались по Днепру, а не поднимались”.  
      Этот преинтереснейший разбор из переписки с Вами ув.Акселя Винтерманна
      >>> По поводу смешения иранских и славянских племен.: ПВЛ: «… этих всех называли греки «Великая Скифь».  
      Ну, тот пассаж ПВЛ однозначно не о смешении и не об иранцах. У историков совершенно определенная позиция, что в то время никаких скифов давно уже не существовало, но сохранялась греческая ученая традиция именовать скифами разноязычные народы, действовавшие в Северном Причерноморье/ВЕ (Скифии), — ими «побывали» в разное время гунны, готы, аланы, печенеги, хазары, половцы, татары и др. Катойконим типа сибиряки, европейцы. ДР летописец, читая греческие хроники, излагает здесь свои догадки о том, что или кого назвали Великой Скуфью.
      >>> И сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные» кто здесь назван словянами? Или это словене? … Но при Олеге уже и поляне звались «русь», в отличие от древлян
      В летописи наблюдается противоречие, внутренний анахронизм, обусловленный идеологически важной вставкой в хронологическую канву повествования.
      Имелись старые своды, видимо, 11в. (А.А.Шахматов и др.), согласно которым русь еще отделяется от славян — в данном эпизоде или, например, под 944г. («Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словен, и кривичей, и тиверцев»). Что соответствует и сообщениям ранних сторонних источников — КБ и пр.
      Контексты, в которых идет речь лишь об ильменских славянах, — специальные, легко распознаются в летописи. Здесь же в описании похода перечисляются почти все славянские племена — к ним и отнесен эпизод с дискриминацией.
      Вставка «и бѣша оу него Словѣни . и Варѧзи . и прочии прозвашасѧ Русью”, видимо, конца 11 или 12 века, увязана с летописным событием создания единого государства и, соответственно, единого народа, которое позднему летописцу было важно по идеологическим соображениям показать ближе к началу начал. Отсюда и формальное противоречие с последующими событиями: славяне вроде бы уже должны зваться русью, но в то же время и обособляются от нее.  
      >>> И вся элита Российской империи более 100 лет говорила на французском? Что бы подумали историки, имея только отрывочные данные по именам элиты и их переписке на французском?  
      Ну так не на турецком же! Подумали бы, что это французы или, изучив археологию Франции, что это местные, испытавшие влияние более развитой фр.культуры. В нашем же случае, учитывая невысокий уровень культурного развития Скандинавии, остается трактовать, что русы либо народ, завоеванный норманнами и перешедший на их язык, либо норманны собственной персоной.  
      >>> Но даже у Романовых, начиная с Петра Первого, множество военачальников были европейского происхождения. Да, они были профессионалами, и прекрасно служили.  
      Десятки-сотни профессиональных воинов — это норма для средневековых армий. Поэтому присутствие воинов-норманнов в таком количестве уже должно наводить на мысль, что это не компания инструкторов или одни военачальники, а влиятельная сила. Такие отряды служили в Византии, Хазарии — но там не вызывают сомнений и сила местных армий, а также способности богатых государств содержать наемников. Археологические данные по восточным славянам накануне появления норманнских древностей — скорее, в пользу того, что «услуги» алчных варягов были обременительны для них и грозили обернуться утратой независимости. А вот со 2й половины 10в. отношения ДР с варягами уже все больше соответствовали предложенной Вами модели.
        >>> Ведь главное утверждение парадигмы заключается в том, что в Киеве правила скандинавская династия, создавшая государственность Древней Руси. А если мы опираемся на реальные археологические находки, то мы этого никак не видим: синкретизм во всем, некий микс из стилей и этнорелигиозных признаков, включая моравские, угорские, иранские, скандинавские.  
      Как пел бродяга Р.Капура в старом фильме: «Мои башмаки японские, штаны английские, на голове красная шляпа русская, но сердце моё индийское»))
      Синкретизм у норманнских колонистов был достаточно распространен. И на их родине можно встретить скандинавские по типу захоронения с покойниками, обряженными в восточные костюмы, с иноземными вещами. Как и адаптивность в их отношении к религии. Есть даже сейчас данные, допускающие возможность исламского вероисповедания у некоторых выходцев из СЕ. Принятие византийского христианства Владимиром, как известно, не значило, что его родителем был грек, равно как и Рольф Пешеход не происходил из рода франков — потому новые элементы религиозности в среде норманнов не свидетельствуют о их биологическом родстве с передающей стороной.  
      >>> То, что в ней получился несколько «антинорманнистский характер» — это следствие факторного анализа этих данных.  
      Я соглашусь с тем, что факторный анализ одного только норманнского вклада позволяет говорить о вероятности и сторонних влияний на процесс создания ДР государственности, т. е. исключить радикальные норманистские представления, восходящие к 18-19вв. Вопрос в том, кто сейчас исповедует такие взгляды.  
      >>> Просто сейчас в доминирующей парадигме имеется явный перекос: «…кругом одни норманны…»  
      Так он небеспочвенен. Вон, начиная с Нестора — как «стала прозываться Русская земля», так начались сплошные приключения людей с норманнскими именами; читая даже сомневаешься, чья же история у него освещается))
      Если ученый наблюдает какую-то тенденцию в изучаемых явлениях и в оценках последующих звеньев ряда следует ей — это еще не парадигма. Те или иные выводы активно обсуждаются в ученом мире, в основном признающем значительный норманнский вклад в образование ДР, оспариваются, при необходимости пересматриваются, в том числе и скандинавские атрибуции. Собственно, критика норманнской теории во многом и основана на коллекционировании сомнений ученых-норманистов по частным вопросам, что свидетельство их в целом объективного подхода. Поэтому норманнский перекос скорее не в установках историков, археологов, а лишь как результат их исследований.  
      >>> Это был первый этап… И теперь надо исследовать и угорские влияния …, моравские, постиранские влияния… Теперь надо разбираться с ними. Но не замалчивать их, «заметая под ковер»  
      Именно так. Другое дело, что многие ненорманистские исследования демонстрируют скорее тупиковый характер системных альтернатив норманнскому контуру. Но и такие исследования необходимы, потому что отрицательный результат (хотя он и не признается авторами) — это тоже полезный результат. А вот изучение следов иных влияний — бесспорно перспективное направление. Собственно, этим занимаются и те же норманисты, и ненорманисты, но пока, к сожалению, по раннему периоду становления государственности очень многое остается невыясненным.

  • Ув. Виталий! 1) Интересным обстоятельством является то, что проведенный мной факторный анализ показал высокую вероятность ранней ассимиляции Рюриковичей в славянской среде ввиду их браков со славянками княжеского рода. И это хорошо совпадает с новгородской традицией, включая и Иоакимовскую летопись (несмотря на ее некоторую спорность). Анализ некоторых аспектов ИЛ дал С. В. Конча, развенчав обвинения  А. П. Толочко в ее фальсификации Татищевым: http://history.org.ua/JournALL/journal/2007/2/12.pdf . Согласно этим сведениям и их анализу,  Рюрик взял в жены Ефанду «рода Гостомыслова», сестру Олега. Соответственно, он был дядей (уй, укр. вуйко) Игоря Рюриковича. Более того, «Ольга в новгородской летописной традиции считается «правнучкой Гостомысловой», «от Пскова». То есть Рюриковичи для славян были славянскими князьями скандинавского (варяжского) происхождения по мужской линии. Противоречит ли это чему либо и всем известным фактам?  — Никак не противоречит. А клятвы, соединяющие богов славянских Перуна, Волоса, варяжское «оружие» и «обручи» прямо говорят об этнокультурном синтезе славянского и скандинавского компонентов. И двуязычии Рюриковичей. И о привлечении варягов для службы, и о союзе с ними. Как впрочем, и союзных славянских и угро-финских племен, их элиты.  2) А вот археологические выводы А. Комара, вполне согласующиеся с проведенным факторным анализом: «Топографическая структура Киева второй половины IX в.напоминает славянское «гнездо поселений» в миниатюре, но расстояние от городища в случае отдельных поселений обычно значительнее (Михайлина,2007, с. 159–170).Следовательно, наблюдаемая в Киеве структура заселения площадок гор населением культуры Луки-Райковецкой скорее должна быть интерпретирована как единое поселение, соответствующее статусу славянского общинного центра. Дать более детальную его характеристику в настоящее время не представляется возможным. Исследованы лишь небольшие участки культурного слоя и несколько рядовых объ-ектов, которые позволяют максимум утверждать наличие гончарного ремесла. Каких-либо предметов престижной культуры IX в. – украшений, оружия,монет, импортов – в комплексах культуры Луки-Райковецкой на территории Киева пока не обнаружено…» «В концеIX – начале Х в. параллельно небольшая группа роменцев занимает террасу на северном склоне Старокиевской горы, где уже без проблем возводит традиционные для себя полуземлянки. И хотя целый ряд исследователей склонны связывать возникновение Подола с деятельностью князя Олега, согласно летописи, около 882 г. захватившего Киев, материалы Подола конца IX – середины Х в. в настоящее времяне содержат ни единого предмета бесспорно скандинавского или «северного» происхождения, заставляя вспоминать об Олеге исключительно благодаря подчинению в 884–885 гг. северян и радимичей – основных носителей роменской культуры.» Если в закрытых родо-племенных коллективах традиционные элементы культуры имели больше шансов на выживание, в полиэтничном городе подвлиянием конкурентной ремесленной среды и растущей профессиональной специализации этнографические признаки городских жителей быстро стираются, о чём свидетельствует и полностью унифицированный уже в первой половине Х в. облик материальной культуры Подола. Единственным типом жилища данного района города становится на-земный сруб с подклетом (рис. 6; 9) и с глинобитной печкой на деревянном каркасе. Уже в Х в. формируются центральные улицы, границы усадеб, их стандарт планировки и размера, основные архитектур-ные и ремесленные традиции (Новое в археологии Киева, 1981; Гупало, 1982; Толочко, 1983; Сагайдак,1991; 2010).Такие редкие находки, как литейные формочки(рис. 10) с арабской куфической надписью второйпол. Х в. (Гупало, Івакін, Сагайдак, 1979, с. 47–53)или роговая булавка первой пол. XI в. с рунической надписью (Сагайдак, Хамайко, Комар, Вергун, 2012,рис. 4, 2), выразительно свидетельствуют о многонациональном составе жителей Подола. Но каково бы ни было происхождение населения, оно тщательно скрывается под маской унифицированной ремесленной древнерусской культуры. Социальный облик Подола для Х в. определяетсякак преимущественно рядовой. Концентрация «престижных» предметов на подольских усадьбах отме-чается лишь с XII в., когда уровень поверхности, посравнению с началом Х в., поднялся на 3,5–4 м, пол-ностью обезопасив население от ежегодного разлива Днепра. В горизонтах Х–XI вв., напротив, обычны-ми являются загоны и постройки для скота, остаткинавоза в хозяйственных частях усадьбы, многочис- ленные кости крупного рогатого скота, коз, свиней; детали рыболовных снастей и вёсла; зёрна проса,овса, пшеницы, огурцов, малины, лесные орехи и др. Впрочем, уже сами размеры приусадебного хо-зяйства говорят лишь о его вспомогательной роли.Иногда фиксируются следы ремесленного про-изводства – ювелирного, железоделательного; от- дельные находки в слоях Х в. византийских медныхмонет, стеклянных изделий, амфор, а также весовых гирек указывают на причастность части жителей Подола к торговле. И всё же далеко не всегда по находкам в границах усадьбы можно установитьрод занятий их собственников – по всей видимости, большинство жителей Подола принадлежалок городским разнорабочим, привлекавшимся длястроительства, разгрузки товаров и ремонта судов,различных сезонных работ и т. п.» «Отсутствие реальных данных о монументальномкаменном строительстве в Киеве ранее эпохи Влади-мира Святославича ставит в равное положение Старо-киевское городище и Замковую гору. Обе площадки вХ в. не демонстрируют наличие углублённых хозяй-ственных или ремесленных построек, в противовеспериоду XII – первой половины XIII в. В то же время вХ в. для таковых активно используются склоны и тер-расы Старокиевской и Замковой гор, весьма неудобные для создания усадьбы подольского образца. Объ- яснить феномен «пустующих» площадок городищ приналичии на них культурного слоя Х в. возможно лишьназемной срубной застройкой, великолепно сохраня-ющейся в Х в. на Подоле, но не оставляющей никакихархеологических следов на плато киевских гор.Центральный статус Замковой горы как «градаКиева» в Х в. определялся продолжением славян-ской традиции второй половины IX в. Но в концеIX в., в связи с возникновением Подола и резким увеличением населения города за счёт пришлыхгрупп, крепость на Замковой горе уже не могла ис-полнять функцию убежища для всего населения го-рода. Именно этот фактор стал основным для соору- жения новой крепости-убежища на Старокиевскойгоре. ПВЛ рассказывает о широкой градостроитель-ной деятельности Владимира, с которым связан этапкардинальной перестройки Киева 80–90-х гг. Х в. Нотакже летопись упоминает и о строительной ини-циативе Олега: «се же Олегъ нача городы ставити»(ПСРЛ, т. 1, стб. 23).Именно с периодом правления Олега связаны два крупнейших клада дирхемов, сокрытых в Кие-ве, – клад 1851 г. у Аскольдовой могилы на Печерскеи клад 1913 г. в усадьбе Сикорского в Верхнем городе,содержавшие по несколько тысяч монет (позднейшие 905/906 г.) и золотые скандинавские браслеты (рис. 12) (Корзухина, 1954, с. 83–84). Позже, в пер-вой половине Х в., реальная военная угроза Киевубольше не повторялась, что привело к постепенному упадку Старокиевской крепости. Разрастающийсявокруг курганный могильник подступил к её рву, ане укреплённый деревянной стеной вал постепенноразрушался. Решив использовать «общественное»городище для княжеского двора, в 50-х гг. Х в. Оль-га перестраивает укрепления, ещё более усиленныеСвятославом после печенежской осады 968 г. Имен-но этот «дворъ теремьныи отень» и занял ВладимирСвятославич после победы над Ярополком в 980 г… Анализируя проблему «безымянности» Замко-вой горы в древнерусское время, Б. А. Рыбаков иП. П. Толочко предположили существование двух «поселений Кия» – двора и града, буквально следуя сообщению летописи об основании живущимина трёх горах братьями «града», названного в честьстаршего брата. Роль «града» при этом отводиласьСтарокиевской горе, тогда как более древним считалось поселение на Замковой горе. Сравнивая этуситуацию с реалиями второй половины IX – Х в., на-блюдаем три небольших неукреплённых поселениякультуры Луки-Райковецкой на соседних выступах Киевского плато: Старокиевском, Детинке и Ку- дрявце, окружённые рвами позднее (в Х в.), а также городище на Замковой горе, называвшееся летописью в контексте событий Х в. именно «градъ Кыевъ».При строительстве большого оборонительногокольца «града Ярослава» (рис. 7: з) все три поселе-ния оказались объединёнными в один город. Речь,несомненно, не идет об эволюционном «синойкизме» – развитию поселений препятствовал большой языческий курганный могильник, располагавшийся за укреплениями (рис. 7: в)… Предметы скандинавского круга (рис. 13; 14; 15;16: 1, 3) в погребениях чаще всего единичны, реже представлены несколькими экземплярами и никогдане образуют «чистый» закрытый комплекс, часто сочетаясь с предметами «венгерского» или «восточного»стиля (рис. 16: 2, 4; 17; 18), представляющими совершенно другой вектор влияния в древнерусской куль-туре. Хронологическое распределение скандинавскихнаходок по киевским некрополям следующее: наиболее ранние предметы первой половины Х в. проис-ходят из нижнего могильника некрополя II, а также изразрушенных погребений могильника на усадьбе Ми-хайловского монастыря (по В. Б. Антоновичу, «возле Боричева спуска»); предметы второй половины Х в.концентрируются в могильнике на усадьбе Десятинной церкви (Андрощук, 2004 б, с. 46). Вышгород: «Лепная посуда всегда встреча-ется в комплексе с гончарной или раннегончарной древнерусской, что указывает на дату не ранее рубежа IX–X вв. Представлена фрагментами двух традиций: роменской и Луки-Райковецкой.Находки скандинавского круга в Вышгороде не-многочисленны и происходят в основном из фрагментарно исследованного могильника (Зоценко,2009, с. 24–27, илл. 3–5). Первая курганная группаХ в. располагалась к северу от городища в непосредственной от него близости; вторая, занятая позжепосадом, – к западу; третья – в километре от южного посада Х в. Наиболее отдалённая от городища западная курганная группа «Могилки на ставках»принадлежит могильнику ХI в. К сожалению, древние участки могильника заняты частной усадебнойзастройкой и поэтому практически недоступны для исследования.Смешение в раннем Вышгороде двух групп славянского населения различного происхождения, а также скандинавского компонента, аналогично наблюдаемому в этот же период в Киеве, и прозрачно свидетельствует об основании Вышгорода в правление Олега в качестве княжеского города. В летописной статье 946 г. княгиня Ольга на- ложила дань на древлян, две части которой шло наКиев, а одна – на Вышгород, что один из редакторов летописи объяснил принадлежностью Вышгорода Ольге: «бѢ бо Вышегородъ градъ Вользинъ» (ПСРЛ,т. І, стб. 60). Вероятно, такой же княжеский статус имели и другие крепости, возникшие в серединеХ в., – Китаевская и Витичев…Чернигов: «Антропологические исследова-ния материалов X–XIII вв. из Чернигова показаливесьма пёстрый состав населения, что неудивительно для такого рода городского центра. Выделены груп-пы, близкие северянам, населению Киева, а такжевероятный скандинавский компонент (Долженко,2011 а; 2011 б; 2011 в; Долженко, Потехина, 2011). Доля скандинавских элементов в материальной культуре Чернигова Х в. относительно невысока, особенно по сравнению с расположенным всего в 16 кмот города Шестовицким археологическим комплексом. В качестве проявления скандинавской традиции следует рассматривать камерные погребения, зафиксированные в Болдинской (2), Центральной (2) и Восточной (3) группах, а также в Берёзках (1). В вещевом комплексе скандинавские предметы представлены оружием из Чёрной могилы (два меча, нож, наконечник копья) и Гульбища (меч); женскими украшениями (фрагмент скорлупообразной фибулы) и «поло-сатым» оселком из кургана Безымянный; наборомкостяных фишек для скандинавской игры hnefatafl изЧёрной могилы (рис. 4), включавшим позолоченнуюбронзовую статуэтку держащегося за бороду короля»… «Опираясь на результаты исследований 1983–1985 и 1998–1999 гг., В. П. Коваленко решительно оппонировал версии о Шестовице как о временом, сезонном поселении. По его мнению, Шестовица возникла в последних десятилетиях IX в. какполиэтнический дружинный лагерь, призванный контролировать северянский племенной центр Чер-нигов (Коваленко, 1999; 2001); эти положения былиразвиты далее в серии публикаций с соавторами(Коваленко, Моця, Сытый, 2003; Коваленко, Моця,2006 а; 2006 б; 2010). В дальнейшем варианте интерпретации Шестовица трансформировалась в «лагерь викингов и славян», возникший в конце IX в. на месте сожжённого Олегом северянского поселения;ещё два тотальных пожара исследователь датировалпервой четвертью и концом XI в. (Коваленко, 2009).Количество оборонительных линий городища позже было существенно увеличено, и даже выделенров волынцевского времени, а также ещё один слойпожара укреплений древнерусского периода, на этотраз 912–914 гг., связанный с уничтожением Шестовицы во время гипотетического восстания северянпротив Олега (Коваленко, Ситий, Скороход, 2010).Эта же версия развития Шестовицкого поселения повторена в диссертации В. Н. Скорохода (Скоро-ход, 2011 а)»… «Все 11 погребений могильника с тор-говым инвентарём (фрагментами весов и гирьками)сосредоточены в группе I. Погребения с византийскими импортами – монеты, печать, стеклянныеигральные фигурки (рис. 14), перстни – в группах I(курганы 24, 33, 61, 83, 98, 101) и III (курган 118);шёлк встречен в группах I (курганы 42, 78, 98) и VI(курган 2006 г.). Погребения с гончарными сосуда-ми неюжнорусского облика представлены в курган-ных группах I (курганы 60, 74) и III (курган 122);«северо-западные» сосуды известны и на поселенииподола (Коваленко, Моця, Ситий, Скороход, 2008,рис. 11: 2). Погребения с предметами кочевниче-ского изготовления (сабля и сложносоставный лукс налучьем) также находятся в пойменных группах I(курган 61) и II (курган 110).Ставший знаменитым курган 36 группы I из рас-копок П. И. Смоличева содержал камерное парное погребение мужчины и женщины, сопровождавшееся верховым конём, полным набором вооружения, весовыми гирьками, а также набором ремесленных инструментов. В глазах совершавших погребальный ритуал умерший сочетал в одном лице уважаемого члена общества, воина, купца и ремесленника. Такая комбинация признаков соответствует представлениям никак не о княжеских дружинниках, не о «лучших мужах» городских селений, а об участниках торговых караванов, покрывавших тысячекилометровые расстояния на пути «из варяг в греки» или на восток,вынужденных полагаться на своё личное умение сражаться, чинить корабли, инструменты или одежду. Формирование пойменных курганных группв Шестовице следует рассматривать как следствие временного проживания на подоле участников речных и сухопутных торговых экспедиций, не являвшихся членами Шестовицкой общины, хоронившейсвоих умерших в практически уничтоженной сейчас террасной группе VI.Перспективность новых исследований остатков курганной группы VI ярко продемонстрировали от-крытия в 2006 г. камерного погребения воина с конём(рис. 15; 16), а также женского кремационного погребения 2011 г. с подвесками скандинавского стиля ифрагментами скорлупообразной фибулы (Коваленко,Моця, 2006 а; Коваленко, Моця, Сытый, 2012). Антропологический материал из ингумаций пойменных групп Шестовицы определён суммарно как принадлежащий населению североевропейского происхождения; наиболее близкие показатели из древнерусских могильников демонстрируют могильник Земляного городища Старой Ладоги (Санкина,2000, с. 80–96; Рудич, 2009, с. 19) и Черниговский не-крополь (Долженко, 2011 а, рис. 5; 8; 9). Это заключение, впрочем, справедливо лишь для мужской серии, тогда как женская серия Шестовицы сходна со славянскими сериями Днепровского Левобережья и, в частности, Любеча и Переяславля (Долженко,2011 а, рис. 6; 7; 10; 11).Среди шестовицких курганов несколько преоб- ладают насыпи с кремациями, в половине которых останки по славянскому обряду собраны в урны. В50 курганах никаких следов погребений не обнаружено, почти все эти курганы располагались в распахиваемой части угодий. Можно предположить, чтоони содержали урновые погребения в вершине на-сыпей, которые были полностью уничтожены распашкой. Если «пустые» курганы представляют собой насыпи с разрушенными кремациями, общее соотношение «северных» и «славянских» погребений резко меняется в сторону последних, что делает некорректной распространённую характеристику населения Шестовицкого комплекса как «преимущественно скандинавского»… «Начало функционирования могильника, городища и посада Шестовицы уверенно документируется только для второй четверти Х в. Образование культурного слоя и могильника традиционно немного запаздывают по отношению ко времени основания поселения, но всё же редкость керамических материалов первой половины Х в. и полное отсутствие второй половины IX в. не позволяют предполагать появление Шестовицкого поселения в конце IX в., относя это событие с большей долей вероятности к первой четверти Х в., при том что сооружение укреплений небольшого городища приходится лишь на вторую половину Х в. Шестовица резко контрастирует с Черниговом по количеству найденных предметов торгового инвентаря (Скороход, 2010 а), что не оставляет сомнений в функциях поселения. Сложнее определить, на каком пути и с какой именно целью было создано данное торговое поселение. Обратив внимание на низкую водность Днепра в конце IX – первой половине Х в., Ф. А. Андрощуксчёл функционирование пути «из варяг в греки»в этот период сомнительным, определив для Ше-стовицы роль посредника на восточном Сейминско-Донском пути (Андрощук, 1999). Этой версии противоречит полное отсутствие в комплексах Шестовицы салтовских и волжско-булгарских предметов, крайне низкое число найденных дирхемов,а также наличие византийских импортов Х в. (монеты, печати, экзагий, стеклянные сосуды, перстни,игральные фишки, шёлк; поясные детали, подражающие византийской стилистике декора). Не совсем точно передано и время «высоких порогов» Днепра – согласно геологической шкале, низкая водность реки наблюдалась в период 881–912 гг., тогда как в 912–931 гг. сток Днепра поднялся до коэффициента 1,18 от современного (Швец, 1978, с. 39).Начало свободной навигации по Днепру вряд ли случайно совпало с заключением русско-византийского торгового договора 911 г. Деснянский и Сейминский пути, связывавшие Киев с землями северян и радимичей, приобрели особое значениев экспорте пушнины, воска и мёда – натуральных продуктов, следы обмена которых на другие товары мы вряд ли сможем обнаружить в Шестовице археологическими методами. Шестовицкое поселение поначалу служило удобным местом остановки для экипажей лодок и кораблей, но, расположенное на пересечении сухопутного пути из Вышгорода в Чернигов, быстро превратилось в полифункциональное поселение, на котором производился ремонт судов, собирались транзитные сухопутные и речные караваны, обменивались товарами купцы, занимавшиеся доставкой товаров большими судами по Днепровскому пути, и«мелкооптовые» торговцы, совершавшие поездкина лошадях или лодках выше по течению Десны и Сейма. Вероятно, жизнь постояльцев на подобном поселении регулировалась особыми законами (как позднее на Готском и Немецком дворах в Новгороде), а за постой взималась определённая плата. С ис-полнениями функций финансового контроля и суда, возложенных на главу поселения, связано устройство небольшого укрепления на южном окончании мыса во второй половине Х в. В конце Х в. пойменное поселение и могильник перестали функционировать, что, несомненно, стало следствием ликвидации княжеской администрацией Владимира Святославича всей системы индивидуальной внешней торговли с полной передачей полномочий княжеским городам. Контрольный пункт на городище был упразднён, а Шестовицкое поселение на террасе потеряло основной источник дохода. Расположенное в неудобном для земледелия месте, оно ещё продолжало функционировать до начала XI в., после чего жители переместились не-сколькими километрами севернее, на второе Шестовицкое поселение в урочище Городище…» В Седневском некрополе отмечена высокая доля курганов с погребениями по обряду трупосожжения на стороне и помещением остатков кремации в урне в верхней части насыпи, характерных для северян. Процент подобных курганов здесь – один из наиболее высоких в Черниговском регионе.В то же время Седневский могильник выделяетсяи как памятник с ярко выраженными северными или скандинавскими элементами в погребальном инвентаре, со статусными мужскими украшениями пояса, предметами вооружения и арабскими моне-тами. По количеству подобных находок он уступает лишь Шестовице и Чернигову. Подобный синкретизм культуры, несомненно, обусловлен пограничным положением Сновска. Выше по течению Десны и далее на восток, вглубь роменского ареала, доля древнерусской гончарной посуды на северянских поселениях существеннониже, хотя она составляет ещё заметную часть кера-мического комплекса в Среднем Подесенье (Радичев,Горобово). Продукция древнерусского ремесленногопроизводства, используемая роменским населением, далеко не ограничивалась гончарными сосудами, онавключала также костяные гребни, подковообразные фибулы, поясные украшения, перстни, кресты-тель-ники, топоры, наконечники копий и стрел, железные замки и др. (Григорьев, 2000, рис. 13; 47; 48). Заслуживают внимания также находки предметов скандинавского стиля второй половины Х в. на роменских поселениях (Андрощук, 1999, с. 107–108; рис. 60;Шпилев, 2009) (рис. 19). Распространение такой моды маловероятно вне «дружинного» контекста, что заставляет весьма критически относиться к гипотезео политической самостоятельности северянского союза Посемья (Енуков, 2005). Шестовицкий комплекс выделяется среди памятников Подесенья как торгово-ремесленный центр с необычной для региона концентрацией камерных погребений, погребений с оружием и предметами скандинавского происхождения. В то же время Шестовица значительно уступает Чернигову и Седневу по площади укреплений Х в., по размерам и количеству больших курганных насыпей. За исключением Шестовицы и больших курганов Чернигова, процент погребений с оружием в могильниках Нижнего Подесенья низок (Моця, 1990 а,табл. 2), а сам состав такого вооружения (наконечники стрел, топоры, изредка копья и боевые ножи) соответствует, скорее, статусу ополчения. Несколько расширяют список «престижных маркеров» древнерусской культуры украшения пояса, сумки-ташки, подковообразные фибулы, многочастныекостяные гребни, но количество таких предметов(рис. 13; 18) в могильниках Х в. Черниговщины от-носительно невелико. Поэтому нет оснований говорить о широком распространении здесь «дружинной» культуры и тем более относить все поселенияс курганными могильниками данного периода к«дружинным лагерям» (см.: Бондар, Ситий, 2012).Территория бассейна Нижней Десны, заключённая в условном треугольнике Любеч – Выползов – Седнев, складывается уже в середине Х в. какособый очаг древнерусской культуры, стремительно распространяющийся в конце Х в. на Правобережье и Левобережье Днепра. Характерные элементы этой культуры: городища с открытым посадом и подолом, открытые сельские поселения, гончарная посуда, полуземлянки с печкой глинобитной конструкции,курганные могильники с кремациями на месте и ингумациями в ямах под насыпью.Одна из характерных особенностей культуры региона в середине Х в. – преобладание в могильниках трупосожжений на месте, в то время как обряд северян Днепровского Левобережья подразумевал трупосожжение на стороне с помещением останковв урне на вершине кургана. Расположение урны в верхней части насыпи наиболее достоверно документировано в Любече и Седневе, то есть на памят-никах, где лепная роменская посуда присутствует в слоях и объектах Х в. Хотя северяне, несомненно,представлены среди древнерусского населения ре-иона, археологические материалы дают убедительные свидетельства колонизации Нижнего Подесенья в конце IX – первой половине Х в. пришлыми группами славянского населения, практиковавшими тот же погребальный обряд, что и население,оставившее Гнёздовский могильник. Ещё Д. Я. Самоквасов заметил различия в антропологическом типе погребений в ямах и на уров-не горизонта курганов X–XI вв., правда, соотнося с северянами «круглоголовое», а не «длинноголовое»население. Позже было установлено, что именнороменцы были носителями долихокранного средне-широколицего типа, характерного также для радимичей, дреговичей и части кривичей (Алексеева, 1973;2002; Ефимова, 2002). Этот же тип наблюдается в древнерусских могильниках XI–XII вв. Липового, Любеча, Переяслава, женских сериях Чернигова и Шестовицы, но при наличии в городах заметной примеси долихомезокранного типа, характерного для«полян» Правобережья Днепра (Рудич, 2008; 2009).Общий облик древнерусского населения Нижнего и Среднего Подесенья X–XII вв. по мере накопления антропологического материала сместился ближе ксуммарной серии северян, но остаётся нетождественным ей, свидетельствуя о смешанном характере насе ления и наличии выразительного «правобережного»компонента (Долженко, 2010; 2011а)…После прекращения функционирования в регионе волынцевских памятников в начале IX в.северянское и древнерусское население вторично осваивает свободное пространство. Начиная с рубежа IX–X вв. здесь возникают два опорных центра – Любеч и Чернигов, вокруг которых ко второй четверти Х в. формируется инфраструктура из мелкихгородищ и открытых поселений. Возникновение Шестовицкого торгового поселения не связано с княжеской политикой заселения Подесенья. Этот комплекс уникален для региона по всем основным параметрам и возникает после заключения торгового договора с Византией 911 г. В военизированных купеческих группах, курсирующих по пути «из варяг в греки», преобладали выходцы из Скандинавии, о чём говорят не только материалы Шестовицкого пойменного некрополя, нои отдельные скандинавские находки на самом пути следования в Надпорожье (рис. 20) и устье Днепра(Мельникова, 2001, с. 200–203). «К середине IX в. пустеют бассейны Сулы, Ворсклы и Десны, а северянское население роменской культуры концентрируется в верхнем течении Псла и Посемье. На Правобережье Днепра в основательно разреженный ареал полян выдвигаются носители культуры Луки-Райковецкой, создающие укреплён-ное поселение в Киеве.В конце IX в. территория Киева существенно расширилась за счёт образования Подола и притока новых групп населения, среди которых выделяются носители роменской культуры Днепровского Левобережья. Появление ремесленного посада сопровождалось быстрым вытеснением из обихода лепной посуды и скачком в развитии гончарного производства, положив начало широкому распространению новых керамических форм, ставших одним из наиболее ярких и узнаваемых элементов древнерусской культуры. Материалы курганного некрополя, возникшего в этот период в Верхнем городе, отражают появление новых форм погребального обряда, в том числе призванных подчеркнуть высокий статус умерших (высокие курганные насыпи, погребения в камерах), разнообразных новых влияний в вещевом комплексе (скандинавских, венгерских, «восточных»), маркирующих формирование «дружинной моды». Они свидетельствуют о полиэтничном составе населения Киева, именно с конца IX в. обретающего признаки средневекового города.Картина распространения древнерусских памятников в Среднем Поднепровье конца IX – середины X в., уточнённая с учётом современных данных охронологии керамических комплексов, оказывается несколько неожиданной в контексте традиционных киевоцентрических моделей. Древнерусская колонизация Правобережного Поднепровья конца IX – первой половины X в. привела всего лишь к основанию Вышгорода и Китаевского городища как форпостовКиева, а также Витичева в качестве южного пограничного пункта на Днепре. Основные же усилия Киева по созданию прочного плацдарма государства были направлены в этот период на заселение оставленного северянами ещё в начале IX в. пространства Левобережного Нижнего Подесенья, где возникают Чернигов, Любеч, Сновск, сеть мелких городищи сельских поселений. Одновременно с конца IX в.в бассейнах Средней Десны, Сулы, Псла и Ворсклы появляются цепочки городищ роменской культуры.Основной людской ресурс для заселения Черни-говщины составили северяне и славяне Правобережья Днепра, хотя вероятно также присутствие в составе формирующегося населения отдельных групп кривичей и радимичей. В важных административных и торговых центрах, где располагались княжеские гарнизоны – Чернигове, Шестовице, Сновске, заметную роль играли и выходцы из Скандинавии.Только после окончательного разгрома и покорения древлян в 945–946 гг. начинается древнерус-ская колонизация на Правобережье Днепра, направ- ленная на Овручский кряж, не занятый населениемкультуры Луки-Райковецкой, а в конце Х в. приходит очередь ещё одного пустующего региона на Ле-вобережье – Переяславщины. Принципы переселенческой политики киев-ских князей хорошо описаны летописью для вре-мени правления Владимира Святославича – этонабор «лучших людей» из различных племён с по-следующим расселением их по новообразованным градам нового русского пограничья – по рекам Десне, Остре, Трубеже и Суле на Левобережье Днепра,а также Стугне – на Правобережье. Вырванные из родо-племенных коллективов, переселенцы быстро теряли свои этнографические особенности, усваивая общедревнерусские традиции, распространению которых способствовало массовое появление стандартизированной продукции городского ремесла.Инкорпорация традиционных закрытых общин,наоборот, протекала медленно и находилась в зависимости от скорости их интеграции в ремесленные,сельскохозяйственные и промысловые рынки. Но разрушение родо-племенных коллективов неумолимо наступало в процессе естественного развития ин-ститутов Древнерусского государства: военно-административных (строительство городов-крепостей с гарнизонами на племенных территориях) и феодальных (образование княжеских волостей и боярских уделов с включением или переселением населения в новые территориальные структуры). Летопись выделяет три основные этапа градостроительства Х в. в Среднем Поднепровье, историческая реальность которых находит полное подтверждение в археологическом материале:1. При князе Олеге (882 г. – первая четверть Х в.). К этому времени относится реконструкция Киева ,основание Вышгорода, Чернигова и Любеча, формирование системы древнерусского заселения Нижнего Подесенья; 2. При княгине Ольге (946 – 60-е гг. Х в.). В этот период происходит расширение древнерусской колонизации Правобережного Поднепровья, основание Овруча, Витичева, а также административных центров-погостов на территории Древлянской земли; 3. При Владимире Святославиче (980–1000 гг.).На этом этапе производится масштабное строительство новых крепостей в пограничных зонах, перестройка существующих древнерусских городов и укреплённых племенных центров; происходит формирование древнерусской сельскохозяйственной округи городов. Окончательное включение остатков племен-ных территорий Южной Руси в административную и социально-экономическую структуру государствавыражается археологически в исчезновении роменской культуры на Левобережье Днепра и последних проявлений традиций культуры Луки-Райковецкой в западных южнорусских землях. Происходит это в 30-х гг. XI в., в правление Ярослава Мудрого, с которым Повесть временных лет связывает завершение формирования Древнерусского государства в его политических и этнических границах https://www.academia.edu/5028113/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%8C_%D0%B2_IX_XI_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D1%85_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B0_Rus_in_9th_-_10th_centuries_archaeological_panorama._-_%D0%98%D0%BD-%D1%82_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A0%D0%90%D0%9D_%D0%BE%D1%82%D0%B2._%D1%80%D0%B5%D0%B4._%D0%9D._%D0%90._%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2._%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0_%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0_%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B0_2012_496_%D1%81 
    Таким образом, статус Шестовицкого поселения  и др. также существенно пересмотрены.
    3) « Считать, что норманны способны были только на грабежи, а не создание государств — это антинорманизм в чистом виде.))) В конце концов они самостоятельно огосударствились и на исторической родине.   Другой вопрос, что быстрее это происходило там, где они были ближе к средневековым «цивилизациям». Нет, нет, я имел в виду только Восточную Европу, в которой скандинавских торговых поселений было немало, но государств почему-то не возникало.     4) «Не считаю весомым вклад норманнской, равно как и восточнославянской традиций в сложении относительно развитой государственности уровня 11 векаСогласен, скорее речь идет о предпосылках в виде традиций княжеской власти у славян, с индуцированием примерами из родственной Великой Моравии, воздействиями Византии, Хазарии, и др. 

    • Ув. Александр!  
      1) по Татищеву
      >>> Согласно этим сведениям и их анализу, Рюрик взял в жены Ефанду «рода Гостомыслова»…  
      Вы, наверно, имели в виду Ольгу и Игоря, т.к. Ефанда (Алфвинд?) согласно этой летописи — дочь норманнского князя.  
      >>> «Ольга в новгородской летописной традиции считается «правнучкой Гостомысловой», «от Пскова».  
      В Типографской летописи, у Пискаревского летописца она предполагается дочерью Олега, согласно ее Житию — из варяжского рода, правда, незнатного. Эти сведения находятся в согласии с природой ее имени.  
      >>> … включая и Иоакимовскую летопись (несмотря на ее некоторую спорность). Анализ некоторых аспектов ИЛ дал С. В. Конча, развенчав обвинения А.П.Толочко в ее фальсификации Татищевым.  
      С ней дело-то не просто в некоторой спорности. Ее язык, содержащий ошибки, литературности, неологизмы и прочие анахронизмы, несомненное использование поздних русских источников, польских хроник, скандинавских информаторов и т. п. — свидетельствует о том, что документ является довольно поздней переработкой совершенно различных сведений, причем с элементами сочинительства. Некоторые из которых, совсем не исключено, могут восходить и к древним протографам (что само по себе не означает их достоверность). Вопрос стоит лишь в том, как разобраться во всех напластованиях и переплетениях.
      К ней весьма настороженно относились и советские ученые, которых нельзя было заподозрить в «норманизме». Самая типичная на данный момент и, видимо, взвешенная позиция сформулирована Рыбаковым: «Доверять такому компилятивному источнику XVII в., каким являлась Иоакимовская летопись, без проверки нельзя. … (Но) необходимо допустить, что у составителя Иоакимовской летописи мог быть в руках какой-то не дошедший до нас более ранний источник …». Т.е. каждое сообщение, фрагмент необходимо проверять средствами археологии, источниковедения и т. д. Возможное подтверждение одного, двух, трех сообщений из летописи не может повлечь за собой верификацию других ее частей — настолько это порченный источник. И это значит, что опираться на нее нельзя (за исключением единичных подтвержденных сообщений), в лучшем случае — использовать как довод «до кучи» к более весомым аргументам.
      А С.В.Конча критиковал лишь наиболее радикальные подходы (прежде всего, А.П.Толочко), согласно которым летопись полностью вымышлена Татищевым.  
       
      2) Акцент был сделан на Киеве:
      А.В.Комар не рискует называть Киев племенным центром полян, говорит лишь про общинный центр (предположение о «гнезде поселений» — это его поздняя версия, вообще же дискуссии на тему существования монопоселения продолжаются).
      Развитие Киева началось с Подола (с конца 9в.): «Социальный облик Подола для Х в. определяется как преимущественно рядовой. …По всей видимости, большинство жителей Подола принадлежало к городским разнорабочим, привлекавшимся для строительства, разгрузки товаров и ремонта судов, различных сезонных работ и т. п.» — Т.е. события летописи под 882г., когда Олег якобы вещал о «матери городов русских», не находят археологического подтверждения. Видимо, варяги первоначально создали здесь сервисный/перевалочный центр (что соответствует приведенной цитате из Андрощука) — на стыке северского и полянского водных путей. Несколько позже Подол приобретает и торговое назначение — в связи с открытием судоходства по нижнему Днепру. Строительство Вышгорода и укреплений на СК горе — свидетельства превращения его в княжеский город. Только с той поры Киев и начинает развиваться как центр раннегосударственного княжества Рюриковичей, а еще позже (Владимир) — как столица Древней Руси.  
       
      3)>>> я имел в виду только Восточную Европу, в которой скандинавских торговых поселений было немало, но государств почему-то не возникало.  
      Как же, а Древняя Русь?)

      • Приветствую, Виталий!
         

        . То же Гнездово было разгромлено в 950-960е гг., там традиционные погребения были замещены камерными, пришедшими с Юга. Т.е. скорее всего произошло и полное или частичное замещение обитателей, вероятно, на меньшую «варяжскую» составляющую.
         
         

        Прошу прощения, но у нас в Гнездове после 960-х отмечается именно рост скандинавской составляющей, причем взрывообразный. То же можно сказать и о Полоцких землях, где в конце Х века отмечается вал норманнского нашествия.

        • Приветствую, Аксель!
          Спасибо большое, что заметили — конечно же. Досадный ляп с моей стороны — при копировании частей из ворда упустил целый фрагмент. Исправляюсь:
          Наконец, разные судьбы варяжских факторий. То же Гнездово было разгромлено в 950-960е гг., там традиционные погребения были замещены камерными, пришедшими с Юга. Т.е. скорее всего произошло и полное или частичное замещение обитателей, вероятно, для которых был характерен исключительно кремационный обряд погребения. Кроме того, по одной из версий (И.Янссон), в Гнездово мигрировали еще и крестьяне из Средней Швеции. В итоге все вместе привело к росту доли жителей поселения норманнского происхождения.
          Но в начале нового тысячелетия этот раннегородской центр резко схлопывается — вполне возможно, часть поселения уничтожена неким «катастрофическим событием» — есть следы пожара (Я.В.Френкель, В.В.Мурашева) — не исключено, что снова вследствие погрома. Какое-то время уменьшенное поселение, не исключено, еще существует (11в.), далее там прослеживается наличие лишь феодальной усадьбы (Т.А.Пушкина). Т.е. опять-таки вероятно демографическое изменение — на этот раз с сокращением норманнского элемента.
          В 17 веке за Смоленск велась активная борьба между поляками и русскими. Причем взятие в 1611г. города польской армией привело к разорению территории и значительному оттоку населения. После чего земли западной и центральной Смоленщины заселялись заново, преимущественно выходцами с территории современной Белоруссии. По возвращении Смоленска в состав Московского царства на месте Гнездово фиксируется только пустошь, деревня (ныне существующая) вновь возникает в 1665-1668гг. Т.о., в случае современного замера генофонда Гнездово и прилегающей территории надежд разглядеть этническую картину 10 в. практически и нет.  
          В-3х, все же наиболее корректными данными для серьезных выводов могут являться гаплотипы викингов раннего Средневековья — как территории Скандинавии, так и ВЕ. Тогда можно было бы попытаться надежнее разделить «варяжские» и «готские» снипы, а также отслеживать их судьбу и реконструировать по регионам демографические процессы, где-то повлекшие рост норманнского элемента, а где-то и перемену на меньшую «варяжскую» составляющую.  

          • Приветствую, Виталий!
            Абсолютно согласен с выводом, демографические процессы сильно повлияли на распределение генетики. Кроме войн вспомнил бы множество волн эпидемий и голода опустошавших Смоленщину.
            Наиболее страшной считается эпидемия 1388 года, про которую Новгородская четвертая написала:
             
            А въ Смоленске мор бысть и около города по волости, только выйдоша из города 5 человек, и город затвориша.
             
            Некоторые иные летописи говорят о десяти выживших. Как бы то ни было,  и как бы ни фантастически выглядело известие, но мор был столь страшен, что послужил поводом летописцам записать информацию о практически полном вымирании города. Примечательно, что и через  год летопись упоминает Смоленского епископа Даниила пребывающим в Новгороде. Люди стали вновь приходить в Смоленск не сразу, и конечно, это уже были люди с иной генетикой, чем жившие тут ранее. .
            Не только эпидемии, но и волны голода опустошали Смоленщину. Первый смоленский краевед, священник Никифор Мурзакевич, в своей Истории губернского города Смоленска(1804 г) так описал бедствие голода в Смоленске в правление Сигизмунда Кейстутовича, случившееся по причине неурожая:
            «В Смоленске столь великий был голод, что жители по примеру Иерусалимских жидов,  от Тита Веспасиана осажденных, ели тела человеческие, убивая друг друга, даже матери убивая своих детей съедали, а собаки догладывали уже кости человеческие…»
             
            Все это далеко не способствовало сохранению исторического генофонда…
             
             
             
             

  • Приветствую, Аксель! 1) Ваш обстоятельный комментарий как будто бы находится в соответствии с моим выводом №2  по факторному анализу: Александр Букалов: 29.03.2018 в 21:18 «Фактор русских летописей – с учетом того, что они создавались намного позднее, и отражали современную им точку зрения, включая процессы аберрации, и политизированные версии – как имеющий для самого раннего этапа средний вес – K2=0.5. То есть, они дают общее представление о контурах происходивших событий, ориентировочную, смутную канву событий, но детали, подробности, трактовки, и акценты – расставлены по приоритетам и предпочтениям уже их современности и отражает победившую (обычно династическую) точку зрения. Для более поздних этапов истории их вес повышается до K2=0.8-0.9″.  Именно поэтому мы должны учитывать другие факторы, особенно археологические и генетические следы. А они говорят о быстром слиянии скандинавов и славян, и перманентности этого процесса для новых варягов, за исключением временных наемников.  2) Я согласен, что христианская составляющая у варягов просматривается. В конце концов, кажется еще Аскольда крестили. Другое дело, что если бы сам Олег был христианином, это нашло бы свое яркое отражение в христианской литературе, летописях монахов и др. (Поэтому к лику святых и была причислена Ольга). А в силу отсутствия такового для Олега скорее приходится предположить «срединный путь».  А именно: в дружине Олега безусловно  были христиане, в том числе (или только) киевские. То есть еще «аскольдовы». Местная киевская дружина Аскольда и Дира ведь просто подчинилась Олегу после их убийства.  В целом, мы можем констатировать, что Олег легко шел на союзы, собирая отряды, и был весьма толерантным — если ему подчинялись. Отсюда такая двойственность в клятвах — именем христианского и языческих богов. (И кстати, я полностью согласен, что византийцы-христиане избегали упоминать имена «бесовских» языческих богов — из религиозных соображений. Это даже сейчас практикуется в православии). И кстати, камерные могилы, по К. Михайлову в том же Киеве появляются  только с 930 года, и в них уже местные вариации, нескандинавские артефакты, и др. Вплоть до астрагалов — для игр у степняков. А эти игры имели сакральное значение еще у индоиранцев (см. Л. С. Клейн), и их преемников в степи. И здесь мы вспоминаем про «ниоткуда возникших» «индоиранских» богов пантеона Владимира, настолько всех озадачивающих, что их по моим наблюдением, обычно игнорируют, особенно в «норманнистской» парадигме. Но об ассимиляции славянами иранских народов много данных, см. например, у Седова. Есть все основания то же предполагать и для Святослава. Сам он отказался креститься, ссылаясь на дружину (забавно, что в украинском — «дружина» — это — «жена»), но другим не мешал, как воин-прагматик.  3) Отсутствие упоминаний о скандинавских богах имеет место быть не только в рукописях, (хотя пантеон Владимира отражен и осужден), но и в фольклоре, легендах, и др. И опять-таки подтверждается археологически- быстрая утрата этно-религиозной скандинавской идентичности на славянской почве, особенно при браках со славянскими женщинами и смешанным воспитанием детей, с их славянским окружением и укоренением — то есть преимущественно — уже во втором поколении. С учетом, конечно дружинного воспитания. Но кажется состав дружины был только на 5-6 % скандинавским, и на 73% славянским. А ведь «нельзя жить в обществе/социуме и быть свободным от него» Ср., например, Свенельд и его сыновья.   

    • Приветствую, Александр!
      1) Касаемо отражения событий, надо быть очень аккуратным. Причем настолько смутное представление летописец имел о событиях, что он в угоду тексту договора, где Олег фигурировал архонтом, он перекроил половину событий из жизни Игоря и Олега, не понимая, что греки всю знать «северных архонств» именовали архонтами, а архонт(старейшина) — не обязательно князь. Дабы увязать события 860 года с Рюриком, он «вытянул» хронологию правления Олега и Игоря. Что по факту в ПВЛ достоверного, это трудно сказать, учитывая, что и описания Начального летописи базировались на более достоверном базисе, но не лишены и ошибок. Так датировка походов Олега и Игоря привязанная к 920 гг, проистекает, по заключению Чернова, из неверной вычитки летописцем болгарского источника, где глаголическое «како», имевшее числовое значение 40 — он прочитал, как кириллическое, со значением 20. Но, при всем при том, данные Начального летописца гораздо лучше соответствуют нашим знаниям, исходящим из иных источников.
       
      Не лишены нелогичности и положения «договоров», в большинстве своем признаваемыми близкими к правде. Так Договор 911 года содержит удивительное положение, поражающее своей несуразностью в существовавшей на тот момент политической обстановке.
      «И никогда не буду замышлять на страну вашу, и не буду собирать на нее воинов, и не наведу иного народа на страну вашу, ни на ту, что находится под властью греческой, ни на Корсунскую страну и все города тамошние, ни на страну Болгарскую.»
      Со «страну вашу» понятно, «ни на ту, что находится под властью греческой» — а это еще что за зверь? Ну ладно. «ни на Корсунскую страну и все города тамошние«-Это понятно. «ни на страну Болгарскую.» А с каких??? Болгарией правит Симеон. Злейший враг византийцев. Период правления Симеона это была одна постоянная война с византийцами, перемежающаяся перемириями. Ни один мирный договор Симеона с Византией не был продолжительным, мир постоянно нарушался именно болгарами. А тут вместого того, чтобы установить в военно-политический союз против Симеона. договор предписывает её беречь. Ситуация была бы понятна после 927 года, когда Болгарией уже правил Петр, зять Романа, либо вообще через 100 лет, когда Болгарию окончательно захватил Василий Болгаробойца. Но едва ли в 911 году.
       
       
      2)

      » но детали, подробности, трактовки, и акценты – расставлены по приоритетам и предпочтениям уже их современности и отражает победившую (обычно династическую) точку зрения»

      По мнению Присёлкова и Лурье, точка зрения отражалась не династическая, а сугубо епархиальная. Т.е. Во главу угла была поставлена не история династии или история народа, а история Киевской митрополии, Константинопольского подчинения, учрежденной в 1037 году(это согласуется с данным Даррузе, о первом упоминании русской митрополии в 1039 году). По мнению Присёлкова именно тогда была заложена основа летописания, первоначально, являвшаяся кратким описанием событий предшествующих установлению христианства в Киеве и основанию епархии. Составление такой справки было обязательным требованием для процедуры торжественного провозглашения епархии. И в дальнейшем, как в Киеве, так и в Новгороде, летописание, в первую очередь, следовало епархиальной точки зрения, а потом уже касалось династических и государственных дел. Именно 1037 год, а даже не 988 — й, являлся краеугольным камнем в летописании.
       
      3)

      Именно поэтому мы должны учитывать другие факторы, особенно археологические и генетические следы

       
      Ну, археологические данные мы много обсуждали. А вот по генетическим еще раз повторю. Генетические присутствие не просто есть а весьма мощное. Обращу внимание на данные опубликованные в статье Alena Kushniarevich et al. Genetic Heritage of the Balto-Slavic Speaking Populations: A Synthesis of Autosomal, Mitochondrial and Y-Chromosomal Data https://doi.org/10.1371/journal.pone.0135820
       
      В таблице L Supporting Information.(Table L in S1 File. Frequencies of NRY haplogroups in 29 Balto-Slavic populations presented here for the first time. S7) https://journals.plos.org/plosone/article/file?type=supplementary&id=info:doi/10.1371/journal.pone.0135820.s007
      приводятся данные по гаплогруппам семи областей Украины(вообще то присутствует еще Украинцы Белгорода, но , в том числе и по I1.
      Вот посмотрим
      Ukrainians, Ivano-Frankovsk region выборка 57, I1% — 1,8%
      Ukrainians, Lvov region выборка 101, I1% — 5,0%
      Ukrainians, Cherkasy region выборка 114, I1% — 5,3%
      Ukrainians, Hmelnitsk region выборка 179, I1% — 6,1%
      Ukrainians, Chernigov region выборка 96, I1% — 3,1%
      Ukrainians, Sumy region выборка 101, I1% — 9,9%
      Ukrainians, Kharkov region выборка 55, I1% — 3,6%
      дополнительно присутствуют украинцы Белгорода
      Ukrainians, Belgorod region выборка 56, I1% — 5,4%
      Во всех семи областях украины есть наличие I1, что уже само по себе показатель. Кроме того. вполне ожидаемо, минимальный показатель обнаруживается в Ивано-Франковске. Интересно отметить, что высокие показатели (5% и более) даются в «больших» выборках > 100 человек, что говорит о большей достоверности полученных результатов. Довольно любопытнен небольшой показатель 3,1% полученный для Черниговщины. Возможно, это объясняется большей подвижностью населения региона и сравнительно небольшой выборкой ( менее 100 человек)
      Таким образом, говорить об отсутствии генетических данных нельзя. Генетический показатель есть и очень существенныйв среднем 5,0 %, это вполне сравнимо с показателем Нормандии I1%=7% и Ирландии I1%=6%(https://www.eupedia.com/europe/european_y-dna_haplogroups.shtml). Таким образом. можно твердо говорить о генетически доказанном наличии скандинавского присутствия.
       
      4) В конце концов, кажется еще Аскольда крестили.
      Касаемо Аскольда, крестили только в головах поздних летописцев (не ранее 15 века), которым ой как хотелось подтянуть известия о походе Аскольда и Дира из летописей к известию Продолжателя Феофана.
      Отметим такой характерный момент. Ранние летописцы пользовались в основном известием Продолжателя Амартола(Симеона Логофета) и Малалы. Фактически, известие Начальной летописи пересказывает текст продолжателя Амартола, который не упоминает о крещении росов. Однако, о крещении росов упомянул продолжатель Феофана, причем со всеми красками. Но, текст продолжателя Феофана не пользовался большой популярностью, и в сфере внимания русских книжников оказался достаточно поздно. Схема формирования легенды об Аскольдовом крещении выстраивается достаточно просто.
      Хроника Симеона Логофета>Начальный Свод> ПВЛ> ПВЛ+ Продолжатель Феофана> Аскольдово крещение.
      Примечательно, что Начальный свод не связывает поход на Царьград с Аскольдом и Диром. Такая увязка появляется в протографе Устюжской летописи списка Мациевича, где и возникает увязка Аскольда и Дира с Рюриком, отсутствующая в Начальном своде. Любопытно, но список Мациевича содержит рассказ об Аскольде и Дире более пространный, чем в ПВЛ. Так упомянуто, что они ушли от Рюрика поскольку он не дал им «ни града, ни села«. Упомянуто, что они ушли «с родом их«(т.е. Аскольд и Дир одного рода). Вместе с тем, они прошли мимо Смоленска «зане град велик и многа людьми», а дойдя до Киева «узреста на горе град мал».
      Известие же о походе Аскольда и Дира повторяет текст Начального свода еще и в упрощенном виде.
      Предание об Аскольдовом крещении возникло очень поздно, чтобы рассматривать его, как достоверную информацию.
       
      5)

      Другое дело, что если бы сам Олег был христианином, это нашло бы свое яркое отражение в христианской литературе, летописях монахов и др.

      А на кой? Летописцу, чьи интересы состояли в инфрмации об истории создания Киевской митрополичьей кафедры было совсем мало интереса до каких то христиан, обретавшихся там ранее. Кстати, обращу внимание, что Киевская епархия скорее всего была не единственной из русских, появившихся в конце Х века. Одновременно с первым упоминанием епархии росов в 10 нотиции Константинопольского патриархата каталога Даррузэ(Jean Darrouzes. Notitiae epscopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae// Paris. 1981), там же упомянута епархия русионская в Колонии Ῥουσιον ἐπ. Κολωνειας. Точно идентифицировать, где это находилось, — затруднительно. Интересно, что написание названия епархии совпадает с тем, как названа в 11 нотиции Переяславская кафедра — Ῥουσιον ἡ Πρεσθλάβα. При этом ряд более ранних нотиций упоминают ряд странных названий, которые вполне могут истолковываться, как русские епархии. В нотициях встречаются прелюбопытные названия епархий: Ῥουσιον αρχ,Ῥουσιανον/Ῥωσιανον, Ῥουσιανου, Ῥουσιον ἤτοι Ἄπρω. Если Ῥουσιον ἡ Πρεσθλάβα ясно идентифицируется, как русская епархия в Переяславле(нотиция 11 и далее), то Ῥουσιανα τἦς Θρᾀκης, Ῥουσιον ἤτοι Ἄπρω, Ῥουσιον ἐπ. Κολωνειας вызывают затруднения. Даррузэ размещает Ῥουσιανα τἦς Θρᾀκης и Ῥουσιον ἤτοι Ἄπρω, в северо-восточной Греции, рассматривая их идентичными с Τόπειρος, согласно публикации Одри Диллер «Бурхардовских списков» (см Diller A.Byzantine Lists Of Old And New Geographical Names//BZ — 63 — 1970). Ῥουσιον ἤτοι Ἄπρω впервые фигурирует в четвертой нотиции, датируемой Даррузэ серединой 1Х века. Примечательно, что это время активного продвижения скандинавов в Средиземноморье(первая атака на Средиземноморье 840-х, вторая атака на Средиземноморье 858-861), и первые упоминания о гвардии фарганов. Ῥουσιανον/Ῥωσιανον(нотиции 7,9,11) скорее всего идентифицируется, как Россано, на южной оконечности восточного берега Италии. Однако, пока никак не удается идентифицировать Ῥουσιον ἐπ. Κολωνειας, Ῥουσιον αρχ(нотиции 7,9,10,12).
      Так что, константинопольские патриаршьи нотиции дают серьезный повод задуматься о христианстве русов второй половины 1Х и Х веков.
      В то же время, для летописца Х1 века было важно только одно, Киевская епархия происходит от принятия христианства Владимиром. Более ранние христиане его просто не интересовали, кроме Ольги, культ святости которой появился уже при Владимире. Однако, и с Ольгой хватает вопросов, Константин ни слова не говорит о крещении архонтиссы, но при этом упоминает приехавшего с ней священника. Хронисты путаются в датировке крещения Ольги. Житие, Начальный свод и летопись по списку Мациевича утверждают о крещении её во времена Цимисхия, что несусветно. Продолжатель Регинона говорит о крещении при Романе. Но котором? Деде — Лакапине, или внуке — Романе Младшем? ПВЛ говорит, что при Константине, но вот сам Константин о том почему то молчит, хотя факт крещения архонтиссы при дворе императора это важное событие, о коем должно было быть упомянуто.
       
      6)
       

      Отсюда такая двойственность в клятвах — именем христианского и языческих богов.

       
       
      Но это никак не объясняет первенство христианского Бога в текстах договоров. Тексты договоров вообще создают впечатление, что Перун «пристяжной». Любопытно, но уже авторы Радзивилловских миниатюр не имели представления о том, как должны выглядеть славянские идолы, и изображают идолов в виде античных статуй, окруженных сонмищем бесов.
      7)
       

      И кстати, камерные могилы, по К. Михайлову в том же Киеве появляются только с 930 года, и в них уже местные вариации, нескандинавские артефакты, и др.

       
      Это по Михайлову, а по Зоценко и Ивакину — 910-е. Касаемо обнаружения артефактов, тут есть некоторая зашоренность исследователей, ставящих телегу впереди лошади. В английских и ирландских викингских погребениях валом местных артефактов, но никому и британских археологов не приходит в голову трактовать это в плане того, что это захоронения местных, перенявших у викингов способ захоронения. И это по простой причине, лошадь в этом случае — способ погребения, а аретефакты — телега. Именно способ погребения отражает религиозные воззрения. А уложить в захоронение предметов можно много и сразу. Тут даже показательны параллели с финскими захоронениями с некрополя близ Нукутталахти(остров Риеккала, северо-западная Ладога), где в погребениях 1Х века, совершенных по финскому обряду сожжения на каменном вымостке, обнаруживается множество артефактов скандинавского и западноевропейского происхождения. Это обоснование, что умер заезжий викинг, которого родня схоронила по фински? Нет, это похоронен богатый местный вождь, который собрал большое число предметов от заезжих купцов. Именно стойкость и архаичность погребального обряда является религиозномаркирующим признаком, а не то, какие в захоронении предметы.Если мы обратимся к погребениям Индии, где намешано валом религий и народов, то будет несложно понять, что индуисты сжигают, мусульмане хоронят на носилках в могилах с подбоем, христиане хоронят в гробах в обычных могилах с крестами, парсы используют «башни молчания», либо цементированные могилы(недавнее нововведение). Это четкие признаки религиозного разделения. Трактовать возникновение камерных ингумаций Руси без смены религиозных воззрений — алогично.
       
      8)

      И здесь мы вспоминаем про «ниоткуда возникших» «индоиранских» богов пантеона Владимира, настолько всех озадачивающих, что их по моим наблюдением, обычно игнорируют, особенно в «норманнистской» парадигме.

       
      Истолкование «иранских» богов давно даны, как у Присёлкова, так и у Ловмянского. Известно, что составитель второй редакции ПВЛ был какое то время сослан в Тьмутаракань, где он почерпнул знания об иранском пантеоне. Искусственность введения его в текст подтверждается отсутствием этого сонмища в тексте списка Мациевича, где упомянут один Перун, а также и фразой из «Беседы трех святителей», где Хорс назван «жидовином».
      9)

       
      Но об ассимиляции славянами иранских народов много данных, см. например, у Седова

       
      Ну, касаемо этого, есть сложности, прежде всего, в генетическом выделении иранского плана. Пока в генетике трудно понять, какой след оставили иранцы в славянах. Если рассматривать осетинский G2a1, который вроде и находят у салтовцев- то его менее 1%, даже по сравнению с адыгским G2a3, коего с пару процентов можно насобирать (см выше Alena Kushniarevich et al. . ). Ну и кроме того, по заключению Топорова и Эдельман, в лингвистике восточных славян иранский след незначителен.
       
       
      10)
       

      Отсутствие упоминаний о скандинавских богах имеет место быть не только в рукописях, (хотя пантеон Владимира отражен и осужден), но и в фольклоре, легендах, и др

       
      Я б не переоценивал значение фольклора, как исторического источника. Очень парадоксально, но в русском фольклоре нет памяти о Батые и нашествии татар. Мамая еще помнили, а вот Батыгу нет. Записи песен и преданий, начало коим было положено в конце 17 века, показывают, что в народной памяти уже нет информации о таком бедствии, как Батыево нашествие. Что уж там говорить, о более ранних временах. Тем более, коль говорить о том, что относилось к элите. Воззрения элиты слабо отражаются в народном фольклоре. Хотя и есть мнение, что во многом образ Олега повлиял на формирование образа былинного богатыря Вольги, но мало ли параллелей? К тому же, коли мы возьмемся рассматривать сложение всего былинного цикла, то он уже сквозь христианский, без перунов, велесов, и прочих анчуток и кикимор. Большинство богатырей находят реальных прототипов в предмонгольское время. Так рязанский боярин Добрыня Злат Пояс и его товарищ ростовский боярин Александр(Олеша) Попович вполне известны по летописям, и числятся в павших при Калке. Илья Печерский жил в 12 веке не задолго до них. Из дохристианских времен в былинах очень мало чего осталось..
      11)
       

      И опять-таки подтверждается археологически- быстрая утрата этно-религиозной скандинавской идентичности на славянской почве, особенно при браках со славянскими женщинами и смешанным воспитанием детей, с их славянским окружением и укоренением — то есть преимущественно — уже во втором поколении. С учетом, конечно дружинного воспитания. Но кажется состав дружины был только на 5-6 % скандинавским, и на 73% славянским. А ведь «нельзя жить в обществе/социуме и быть свободным от него» Ср., например, Свенельд и его сыновья.

       
      Я вполне согласен, что ассимиляция была, но не столь спешная. Со временем первого договора Олега 911 года, как мы и обсуждали выше, это поколение первых прибывших, у которых и по Вашей логике не должно было быть признаков ассимиляции. Брак Рюрика и сестры Олега Ефанды тем более не дает повода к тому. Ольга, судя по всему была дочерью Олега, и вполне возможно сестрой Асмунда и Свенельда. Родство с Асмундом подтверждает то, что именно он выступает воспитателем Святослава, как Олег был воспитателем Игоря, а Добрыня — Владимира. Родство Свенельда с Олегом проистекает из наследования им должности воеводы и огромным влиянием на дела князей. Считается, что он же выступил воспитателем Ярополка.
      Касаемо имен князей. Мы знаем первое славянское имя у Святослава. Однако, было ли оно единственным, этого не знаем. В контактных обществах преобладает многоименность. Так в более позднее время знаем имена князей, как славяно-германские, так и греческие — христианские. У Мстислава известно и его скандинавское имя — Харальд. Аналогично в Британии во время контактного смешения кельто-романского периода известна двуименность кельто-римская, и позже германо-римская. Так знаменитый валлийский король римского происхождения Амвросий Аврелиан был известен и под валлийским именем Мирддина, его внук и наследник носил римское имя Аврелий и кельтское Конан и т.д. С другой стороны, двое из трех сыновей Святослава носили имена германского происхождения, Ольгъ и Володимѣръ. Вопреки «народной этимологии», имя Владимира имеет доказанное германское происхождение (Суперанская А. В. Словарь русских личных имен. 2004. стр 20. Справочник личных имен народов РСФСР, изд-ва «Русский язык», М. 1987, стр 443), и являлось сугубо княжеским вплоть до 19 века, невзирая на раннее и малообъяснимое попадание в святцы. Еще одно любопытство в княжеской ономастике Рюриковичей, что большинство их имен не имеет общеславянского распространения.
      Касаемо дружины. Надо отделять дружину от ополчения. Дружина в ранний государственный период едва ли насчитывала более нескольких сотен профессиональных воинов. При необходимости собирали ополчение.
      При этом едва ли могла таковая ассимиляция произойти за одно поколение. Вот на третьем — четвертом, это точно. Любопытно, что, хотя Владимир и получил славянское воспитание у Добрыни. при первой опасности он «срывается» к варягам, понимание, что родня еще там, никуда не девалось. Точно так же себя ведет Ярослав. Примечательно, что и у Владимира, и у Ярослава, первые жены были происхождением варяжки (Рогнеда и вероятно Аллогия, у Владимира, и Ингигерда у Ярослава).

      • Приветствую, Аксель!
        1) По генетике. «Ukrainians, Ivano-Frankovsk region выборка 57, I1% — 1,8% Ukrainians, Lvov region выборка 101, I1% — 5,0% Ukrainians, Cherkasy region выборка 114, I1% — 5,3%Ukrainians, Hmelnitsk region выборка 179, I1% — 6,1%Ukrainians, Chernigov region выборка 96, I1% — 3,1%Ukrainians, Sumy region выборка 101, I1% — 9,9%Ukrainians, Kharkov region выборка 55, I1% — 3,6%дополнительно присутствуют украинцы БелгородаUkrainians, Belgorod region выборка 56, I1% — 5,4%» В чем тут проблема: Во-первых, не указаны субклады. И Львов, например,  находится совсем недалеко от Ивано-Франковска, а различие почти в три раза. Но самое главное: из модели значительного норманнского присутствия автоматически следуют высокие частоты I1 в районе Смоленска, Чернигова, Киева. А что мы видим в реальности? Средний фон по Украине и Европейской части России около 4%. А в Смоленске и Смоленской области (район Гнездова) — всего 1,7-2 %, (Roewer 2008, Underhill 2007) https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D0%B0_I1_(Y-%D0%94%D0%9D%D0%9A) , в Чернигове (район Шестовицы) — всего 3,1%,  По Киеву и обл. точных  данных пока не знаю. Однако ничего выдающегося по скандинавскому вкладу не нашли «код нации» — надо искать, уточнять, (было что-то популярное в прессе по проекту, с  удивлением по отсутствию скандинавского вклада) ).  Но каким боком к возможным варягам тут Сумы с их 9,9%, или Рязань с аж 14% - совсем непонятно. В общем эти распределения более древние.  И совершенно очевидно, что варягов было мало. Насколько я помню, на Саровском городище их число оценивалось аж в 40 человек, при значительном количестве скандинавских артефактов. В целом в литературе есть мнение, что I1 на территории Украины скорее связано с готами, остготами, вестготами, и др. И похоже, к скандинавам это не имеет значимого отношения. 
        2) По камерным могилам. Давайте уточним. Если скандинавы — в Киеве и др. были христианами, то эти могилы — христианские? П. П. Толочко: «Вот как выглядят в цифровом выражении утверждения западных (да и некоторых советских) исследователей о наличии «многочисленных викингских» погребений на древнерусских могильниках. В Киеве из примерно 150 исследованных погребений, достоверно камерных зафиксировано не более 15 или около 10 % от общего количества. При этом, как показал А. П. Моця, только 5—6 могил (3—3,5 %) можно бесспорно связать со скандинавами, остальные принадлежали скорее представителям угро-финского населения. В Шестовице из 167 захоронений, покоившихся в 148 курганах, только 13— 14 идентифицируются как скандинавские, или 8—9 % общего числа. В Чернигове среди почти 150 исследованных погребений связывается со скандинавами всего несколько могил. Близкая картина наблюдается и в Гнездове, одном из главных, с точки зрения историков-норманнистов, опорных варяжских пунктов на Днепре. Здесь раскопана и изучена тысяча курганов и только 60 из них оказалось погребениями скандинавов. Из приведенных статистических данных видно, сколь невелик удельный вес скандинавов, как и представителей других северных народов, в жизни древнейших древнерусских центров. Причем, во многих из них, по крайней мере поднепровских, варяги представляли собой в большинстве случаев второе и третье поколения скандинавов на Руси.» «Утверждение Г. С. Лебедева, что погребения в срубах или камерах принадлежали исключительно королевской знати, убедительно отведено А.-С. Грёслунд на том основании, что в могильнике, находящейся в 12 км от Бирки, королевской усадьбы Адельзо, они не встречены вовсе. Исследовательница полагает, что камерные могилы, не имея местных прототипов, свидетельствуют о международном характере Бирки и принадлежали купцам, ведшим международную торговлю [98]. Наличие таких могил во многих торгово-ремесленных центрах Балтийского поморья, Поволховья и Поднепровья, кажется, подтверждает справедливость такого вывода… Еще более показателен в определении места скандинавов в жизни Руси IX— Х вв. археологический материал. Скандинавские вещи встречаются во всех древнейших русских центрах, но ни о какой их многочисленности, как это часто можно прочитать в трудах западных историков и археологов, не может быть и речи. Если вычленить из круга северных по происхождению древностей финно-угорские и балтские находки, а также франкские мечи, то окажется, что собственно скандинавских вещей на Руси не так уж и много. В Киеве, например, при самом тщательном подсчете, их количество не превысит двух десятков предметов. Это скорлупообразные фибулы IX—Х вв. (всего 10), происходящие из южных районов Швеции: кольцевидные фибулы с длинной иглой — три; круглые фибулы с обычной иглой — три; витые браслеты — два, близкие готладским; несколько экземпляров наконечников ножен меча…Не более полутора-двух десятков скандинавских вещей обнаружено в Шестовице, где, учитывая дружинный характер поселения, их, казалось бы, должно быть особенно много. В. Гнездове скандинавские находки встречаются не чаще, чем западнославянские, восточные  или  западноевропейские. Аналогичное положение и в других старейших древнерусских центрах: везде скандинавские вещи составляют только небольшую долю из общего числа археологических находок IX—XI вв…»  http://old-ru.ru/articles/art_29.htm 
        3) Ну, приписать Владимиру тмутараканских иранских богов в княжеский пантеон, — это надо иметь недюжинную фантазию. Вообще говоря, Нестор был уже подростком 14-ти лет всего лишь через 90 лет после событий с пантеоном Владимира и через 82 лет после крещения Руси. И конечно, людские предание наверняка передавались, не считая каких-то записей, и монашеского поучения по истории крещения. Срок-то совсем малый.  А как новгородцы боролись за Перуна (не Тора!) и др. богов против крещения?
        4) Кстати, у  аль-Масуди Дир фигурирует как могущественный царь славян: «Первый из славянских царей есть царь Дира, он имеет обширные города и многие обитаемые страны, мусульманские купцы прибывают в его землю с различного рода товарами». «Соседний с Диром славянский царь назван искажённым именем, которое может быть прочитано как «Олванг» (Олег?)». И здесь возникают вопросы, не соединен ли Дир механически с Аскольдом…
        5) По датировкам. Как бы не спорили про события с Олегом и Игорем, у нас есть четкие реперные точки: а) Осада Киева венграми около 894-896 г. (в ПВЛ — 898 г.): Олег уже в Киеве, б) договора с Византией — Олега (911 г.), и Игоря (944 г.), и т. д. И мы видим, что с 911 по 944 годы состав окружения Олега-Игоря существенно изменился: скандинавских имен  — не более половины. остальное — полный интернационал (что соответствует и выводам К. Михайлова  о полиэтничности социальной группы «русь»). Интерполируя на приход Олега в Киев — получаем реалистическую оценку числа его варягов — около 200. И прекрасно согласуется с археологическими данными. Да и генетическими тоже. Ввиду наличия отсутствия таковых. (Ниже фона, особенно там, где как будто бы точно должны быть).  

        • P. S. А первое поколение пришедших с Олегом наверняка имело славянских жен, они сами, и их сыновья, а тем более  внуки, уже жили в ассимилирующем славянском окружении. Правда мало кто выжил в военных походах — и генетического вклада в местный генофонд видимо (почти) не оставили… Но почерк правления Олега в плане обустройства территории, поселений и т. д. ,  — это уже почерк не варяга, а «хозяина земли русской». Это другая психология, и иной стиль действий. А это в свою очередь означает, что он воспитывался в славянской княжеской  среде, кем бы он ни был по происхождению. Перефразируя поговорку: ex ungue leonem pingere (по когтям узнают льва), то есть воспитание.

          •  
            1) Уважаемый Александр!
            Касаемо терминологии летописей. Вопрос об использовании терминов Русь и Русская земля в летописях подробно рассмотрен А. Н. Ужанковым в статье «Концепты «Русь» и «Русская земля» в мировоззрении древнерусских книжников XI–XV веков. Вестник славянских культур №8.2003 г». Автор довольно хорошо показывает, что до начала феодальной раздробленности термины Русь и Русская земля всегда употреблялись в «расширительном смысле», т.е. ко всем восточнославянским землям. Но в период от середины 12 в до первой трети 13 века, понятие Руси сокращается до территории Киевского княжества за счет противостояния между князьями, хотя в Слове о полку Игоревом, Русская земля толкуется расширительно, противопоставляясь Половецкой земле. Перелом происходит со Слова о погибели Русской земли, где понятие Русская Земля используется в самом широком смысле. Аналогично и в летописях, понятие Русской земли и Руси в монгольский и послемонгольский период трактуется широко.
            Касаемо новгородских летописей:
            Новгородские летописи действительно часто пишут «поехал в Русь», приехал из Руси» и пр. Однако, при этом у них было понимание Руси Киевской(запись 1233 г — Томь же лѣтѣ прѣставися блаженыи митрополитъ всѣя Руси Кыевьскыи, именьмь Кюрилъ), Руси Переяславской(запись 1133 года. Въ се же лѣто хо/л.14./ди Всѣволодъ въ Русь Переяславлю), однако было понятие «Земли Русской» — Новгородчины и Руси новгородцев. Так в записи за 1337 г говорится -Тои же зимы Корѣла, подведше 26 Нѣмець 27, побиша Русь новгородцовъ 28 много и ладожанъ гостии 29 и кто жилъ крестиянъ 30 в Корѣлѣ 3. В записи 1314 г — Избиша Корила 31 городцанъ 32, /л.195об./ кто былъ Русѣ 33 в Корѣльскомъ городкѣ 34, и введоша к собѣ 35 Нѣмцовъ.В записи за 1328 год Того же лѣта погорѣ Юрьевъ нѣмечкои 60 всь 61 и божници ихъ, и полаты каменыя 62 съкрушившеся падоша; и сгорѣ 63 Нѣмець 64 в полатах 2000 65 и 500 и 30 65, а Руси 4 человѣкы. Обращаясь и к ранним записям находим интересные вещи:
            год 1035: Ходи Мирославъ посадникъ из Новагорода мирить 38 киянъ с черниговци 39, и прииде, не успѣвъ 40 ничто же: силно 41 бо възмутилася 42 земля Руская; Ярополкъ к собѣ 43 зваше новгородцовъ 44, а Черниговьскыи 45 к собѣ 46; и бишася, и поможе богъ Олговичю с черниговьци 47, и многы /л.103об./ кыянѣ 48 овы 49 изсѣце 50, а другыя 51 изимаша руками 52, мѣсяца августа. И не то бяше зло, нь 53 паче болши 54 почаста вои копити и Половци и вся 55 Русь 56.
            Тут термины Русская земля и Русь новгородский летописец употребляет расширительно, касаемо всех земель, включая и Новгород, затронутый войной князей. Интересно понимание посадника Твердислава Новгородчины, как Русской земли, в записи 1214 года. Призывая идти с Мстиславом Романовичем и сражаться против Всеволода Чермного он говорит — «братье 60 новгородци 61, якоже 62 преже 63 сего 63 страдалѣ 64 дѣдѣ 65 наши и отци за Рускую землю 1, тако, братье 2, и мы 2 поидемь 3 по своемъ князи».
            И в записи 1230 года о голоде и бедствии Новгород отнесен ко «всей Русской земле», а Киев выделен особо указанием, что в нем голода не было.
            Се же горе 4 бысть не в нашеи одинои 5 области 5, нь 6 во 6 всеи 7 Рускои 8 земли 8. Такову 9 казнь 9 вдасть 10 богъ намъ 10 по грѣхомъ 11 нашимъ. А 12 Кыевьскаго града богъ съблюде.
             
            Выделение Руси » в узком смысле» — отражение политических процессов феодальной раздробленности, которая была преодолена в монгольское время и с перенесение центра Руси в Московское княжество, к которому стало применяться понятие Русской земли, совокупно с Новгородчиной.
            Естественно, что летописец лучше обрисовал состояние становления государства Олега и Игоря, как более лучше ему известные. Примечательно, что договор 911 года вообще не упоминает Новгорода, что, по мнению некоторых историков, указывает на то, что Новгород Олегу не подчинялся, а находился в личном управлении Игоря. Соответственно Внешняя Русь КБ была самостоятельна по сравнению с Внутренней. О том же слова новгородцев Святославу — не дашь нам князя, так сами найдем.
            Однако, Как говаривал Аарон Гуревич, о становлении феодального государства на севере и востоке Европы надо говорить очень осторожно, поскольку классических схемы феодализма империи франков тут нельзя применять. Фактами становления государства являются: 1) становление территории, 2)становление фискальной системы, 3)становление писаного права. Однако, как видим, подавление восстаний и завоевание племен продолжается и при Святославе, единую фискальную систему устанавливает Ольга, а писаное право появляется только при Ярославе.
            Примечательно, что раз за разом в Киеве усаживаются новгородские князья, Святослав(по КБ), Владимир, Ярослав, приносившие в Киев новгородскую идеологию. Новгородские князья (Владимир, Ярослав) считали себя независимыми от Киева, до тех пор, пока его не захватывали. Изяславичи Полоцкие, считавшие себя старше Ярославичей, первым делом попытались захватить Новгород, а не Киев, рассматривая именно его, как плацдарм княжеской власти. Русская правда, которую Ярослав составил на основе древнейшего устного права для урегулирования конфликта с варягами после достопамятного побоища с новгородцами, легла в основу общерусских сводов законов. Пожалуй, только при Ярославе можно полноправно говорить о становлении единого русского феодального государства. Но, и что примечательно, писанное право появляется в Новгороде, причем в него включаются и многие местные положения, касаемые взаимоотношений с варягами и колбягами, совершенно чуждые Киеву.
            Любопытно, но в настоящее время уже считается решенным вопрос о русско-скандинавском двуязычии в Новгороде, отразившимся в построении синтаксиса ранних редакций РП и текстах берестяных грамот (А. Циммерлинг. Не пересекая границ: древнескандинавский язык в Древней Руси./ Пересекая границы: Межкультурная коммуникация в глобальном контексте. М.: ГИРЯ им. А.С.Пушкина, 14-16 февраля 2018., Н. И. Петров. Словенин «Русской правды» и словене «Повести временных лет». Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. № 1(21). 2017.).
            Не касаясь вопроса оформления феодальных отношений(война «феодалов» и «фроянистов» еще далека от завершения), с полным правом говорить о сложении государства можно только с появлением правовых норм РП, родившихся в Новгороде.

        •  
          Приветствую, Александр!
          1)Ну, вот посмотрим на данные той же работы. К сожалению Новгорода тут нет, но есть Псков, в двух выборках.
           
          Russians, Pskov region (Porhov) — 3,5%
          Russians, Pskov region (Ostrov) — 6,7%
          В среднем нам дадут те же 5%
          Как я писал выше, в Смоленске мало населения оставшегося со старых времен. Если даже взять наше управление, то тех, чьи предки тут жили до войны, едва ли есть треть. В основном, те, кто сами, или их родители попали в советские времена в Смоленск по ВУЗовскому распределению, по военной службе, или во время восстановления города после войны.
           
          Тем не менее, I1 есть вообще, и если его «размазать» по более менее крупным выборкам, получим те же пять процентов(обобщенные данные из той же статьи — Литва — 4,7%, Украина -5,0%, Россия север — 6,2%, Россия — центр -5,3%, Россия юг -4,8%), что не слишком отлично от нормандских или ирландских, где скандинавское присутствие неоспоримо. Касаемо готов, надо смотреть субклады. Однако, версия о готском происхождении I1 противоречит данным Татьяны Рудич о повсеместном замещении черняховской антропологии славянской.
           
          2) По Сарскому и вообще верхней Волге сейчас доминируют категоричные мнения.
          «Итак, по данным археологических исследований около середины IX века (по материалам кладов и наиболее ранних погребений некрополя) на территорию Ярославского Поволжья продвигается смешанное в этническом отношении население. Весьма заметен в нем скандинавский компонент, как наиболее выразительный на фоне малоинвентарных комплексов ранних погребений могильника. Как правило, такие погребения, совершенные по обряду трупосожжения на стороне практически без сопровождающего инвентаря, исследователи относят либо к славянским (И.И. Ляпушкин, В.В. Седов, И.В. Дубов), либо к финским (М.В. Фехнер, Н.Г. Недошивина). Вместе с тем, сравнение последних с рядовыми погребениями этого же времени могильников Скандинавии, в первую очередь Средней Швеции и Аландских островов, показывает их идентичность. Это касается вариантов обряда погребения, подкурганных каменных конструкций (ладья, круг и его варианты), погребального инвентаря (керамики, предметов быта и вооружения). Вполне вероятно, что основанное на некотором расстоянии от основной трассы Балтийско-Волжского торгового пути, на удобных почвах, поселение на первых порах задумывалось как чисто сельское, аграрное. Однако благодаря активности части населения, прежде всего скандинавов, вскоре жители Тимерева, Михайловского, Петровского включаются в торговые операции, осуществляемые в зоне Великого Волжского пути (ВВП), свидетельством чего являются предметы импорта и крупные по меркам второго периода обращения дирхама клады
          (Седых В.Н. Этнокультурная ситуация в ярославском Поволжье в IX-XI вв. материалы Medieval Paris Europe 2007 г.)
          О том же пишут в коллегиальной работе
          «Грады VIII—X вв. обеспечивали контроль над сельской (нередко разноэтничной) округой. Равным образом формирующийся господствующий класс древней Руси был заинтересован в контроле над новыми видами хозяйственной деятельности — торговлей и ремеслом. Овладение магистральными путями — одна из важнейших социально-политических задач древнерусского государства в IX—X вв. Первичное освоение важнейших магистралей происходило еще в ходе земледельческой колонизации в VIII—IX вв. Уже в середине VIII в. возникают первые транспортные центры на Волховском пути (Ладога, несколько позже — Рюриково городище), в IX в. аналогичные поселения появляются на Волжском пути (Тимерево, летописный Клещин). Становление подобных центров — явление общеевропейское, все они связаны с международной торговлей, охватившей пространство от Урала до Британии и от Скандинавии до Багдада.
          Необычный аспект роли торговли в этот период раскрывают граффити на арабских монетах, найденных в Тимереве и в других местах. Выявленная серия граффити многообразна по смысловому содержанию — это подражания восточным надписям, северные рунические знаки и надписи, изображения кораблей, предметов вооружения, различные знаки-символы.»(Кирпичников А.Н., Лебедев Г.С., Дубов И.В. Северная Русь (некоторые итоги археологических исследований) КСИА 164. 1981 )
          «в составе населения Ярославского Поволжья представляется возможным выделить пока лишь одну этническую группу — выходцев из Фенноскандии. Эта группа погребений может быть, в свою очередь, разделена на две подгруппы — захоронения скандинавов и захоронения аландцев. Остальные же курганы, возможно, следует считать древнерусскими до тех пор, когда будут выработаны критерии атрибуции славянских и местных финно-угорских захоронений»
          И.В.Кураев Погребения с глиняными лапами и кольцами из Ярославского Поволжья // Научное наследие А.П.Смирнова и современные проблемы археологии Волго-Камья. Москва 2000. стр162-163
           
          Т.е. Верхневолжские захоронения сейчас никем уже и не оспариваются.
          3) Вот на мнение Кураева, следует особо обратить внимание. Он справедливо пишет «когда будут выработаны критерии атрибуции славянских и местных финно-угорских захоронений». Вот и следует задаться вопросом, а каковы критерии аттрибуции славянских и угро-финских захоронений Киева? Только на основании предметного набора? Извиняюсь, но это ни о чем. Я выше упомянул про финское захоронение со скандинаво-европейским предметным набором. И таковых примеров можно нагрести валом. Касаемо степных находок в Скандинавии, Charlotte Hedenstierna-Jonson вообще говорит «о степной моде» в Швеции Х века, столь много там обнаруживается предметов степного происхождения, а вышитые поясные сумки венгерского происхождения(ташки), вообще были обычными в захоронениях(Charlotte Hedenstierna-Jonson. Magyar – Rus – Scandinavia. Cultural exchange in the early medieval period.// Situne Dei. 2009. pp. 47-56). Давно известно, что в Великих курганах Уппсалы найдены неволинские наборные пояса. А в неволинских захоронениях обнаруживаются персидские украшения и предметы византийского происхождения. Так что, по этим находкам говорить, что в Скандинавии хоронили венгров и уральцев, а на Урале персов и греков? Так не получается.
          И антропология тут не помошник, еще Алексеева призналась -«Киевский некрополь дает обширный краниологический материал, но поскольку он происходит из раскопок, произведенных в прошлом веке, дифференцировать его по обряду погребения не представляется возможным.»
          Хотя она и настаивала на отсутствии в антропологии Киева германских черт, высматривая в них «черты степного кочевнического населения, характеризующегося ослабленными монголоидными чертами».Час от часу не легче, не германцы, так монголоиды, и это даже не салтовские аланы, и не славяне. Однако, многие утверждения Алексеевой сейчас опровергаются, как сделано Санкиной по группам Новгородчины.
           
          Касаемо происхождения и принадлежности погребений Бирки, так Толочко толкует слова Грёслунд слишком прямо, если не сказать превратно.Вот что Грёслунд писала в выводах той работы, на которую ссылается Толочко:
          Analysis of the graves leads to the following conclusions: the grave goods in some inhumations and cremations burials indicate grate wealth, others (some chamber-graves) demostrate by their construction that the deceaded belonged to a high social stratum despite the absence of rich grave goods. It is likely that all these were the burials of chieftans and their families as well as of merchants, either local or from other Scandinavian areas or from countries outside Scandinavia. The chamber graves, lacking indigenous prototypes, were presumably associated with the international character of Birka, and with merchants particular.(Anne-Sofie Gräslund: Birka IV :The burial customs: a study of the graves on Björkö.Almqvist & Wiksells, 1981)
          Только те камерные могилы, у которых нет местных прототипов, Грёслунд, предположительно связала с иностранными купцами. Однако, как она пишет буквально строкой выше, богатые погребения, в том числе некоторые камерные могилы, она связывает с высшими социальными слоями, вождями, их семьями, и купечеством, причем, как местным, так и иностранным.
           
          В более поздней статье Грёслунд говорит очень конкретно — We do not know whether chamber-graves were of native origin or whether the idea was an innovation imported from elsewhere… Мы не знаем, имеют ли камерные погребения местное происхождение, или их идея была заимствована откуда-то...( Anne-Sofie Graslund, Michael Muller-Wille «Burial customs in Scandinavia during the Viking Age» // From Viking to Crusader . Scandinavia and Europe 800 — 1200 (ed. E. Roesdahl and D. M. Wilson), Copenhagen, New York, 1992.)
           
          Идея Петра Толочко идентифицировать наличие скандинавов по изобилию предметов скандинавского изготовления — порочна в самом корне. Скандинавы не ехали за столько сотен и тысяч километров, чтобы тащить за собой весь скарб. Они ехали грабить, наживаться, отнимать. Идея, что скандинавы несли с собой что то «доброе, светлое, чистое», глупость. Это были те же люди, про которых на западе говорили «От неистовства норманнов убереги нас, Господи!»
          О них же писал Гардизи: «постоянно по сотне, по двести ходят на славян, насилием берут у них припасы, с тем, чтобы существовать… И эти люди [русы] постоянно нападают на кораблях на славян, захватывают славян, обращают в рабов, отводят в Хазаран и Балкар и там продают»
          И говорил то же Ибн Русте:«Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булгар и там продают… Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и[ли] обращают в рабство. Женщинами побежденных сами пользуются, а мужчин обращают в рабство…С рабами они обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что торгуют (ими)»
          В принципе, идея Алексея Толочко, что основным промыслом скандинавов на востоке была работорговля, не так уж и далека от правды. О работорговле говорят и договоры с византийцами. Обращу внимание и на слова Святослава, раскрывающие его отношение к своей земле:
           
          изъ Руси же скора . и воскъ . и мєдъ . и челѧдь -из Руси же меха и воск, мед и рабы(перев. Д.С.Лихачева)
           
          Даже для Святослава торговля славянами оставалась одной из основных статей дохода.
          Варяги и жили награбленным на месте и купленным у степняков за рабов, как раз в этот период и появляется в Скандинавии изобилие предметов степного происхождения. Но что появилось вместе со скандинавами, так это их технологии. Железные насошники, мечи, копья и стрелы с ланцетовидными наконечниками, украшения с узлами, перстни, ледоходные шипы и пр. Более подробно в огромном обзоре Ю. М. Лесман. Скандинавский компонент древнерусской культуры. Stratum plus. Археология и культурная антропология. №5. 2014. И вот от этого то никуда не деваться. Технологическое влияние было огромным и не соответствующим «небольшому числу». К этой же категории относятся и ингумации.
           
          4)Касаемо богов. Ловмянский и Присёлков не находят подтверждение нахождения «иранских» богов в славянской мифологии.
          Соответственно рассматривается введение их в пантеон Владимира, как книжность, направленную на расширение идолопоклонничества Владимира. В общем, Ловмянский не находит даже Перуна у поляков и чехов, считая его восточнославянской инновацией. Примечательно, что и Добрыня установил в Новгороде только идол Перуна. Это и еще одно подтверждение того факта, что до Владимира не только в Киеве, но и в Новгороде не было славянских капищ.
          5) Касаемо аль-Масуди. Ну, прежде чем, обращаться к именам, надо рассмотреть сам источник и перевод. В настоящее время перевод Гаркави уже малоактуален, в большинстве современных статей используются собственные переводы, или, как делает Макс Жих, перевод Галкиной. Теперь по источнику. Сам аль Масуди в Европе не был, и черпал свои сведения о состоянии европейских дел у сирийских греков, с соответствующими искажениями, куда более достоверны его данные по русам, которые он почерпнул во время поездки по Каспию.
          Вообще, работы аль Масуди, особо вторая часть «Золотых копей», нагружены сплетнями и анекдотами.
          Но обратимся к самому тексту.
          Вот как воспроизводится текст в современных переводах
           
          «И эти <язычники> разделяются на разные роды: из них род, у которого с глубокой древности была государственность. Был у них царь, которого называли Маджк . И этот род называется в.линана. В древности за этим родом следовали остальные роды ас-сакалиба , так как именно у них <в.линана> был царь, и другие их цари подчинялись ему»(перевод Галкиной Е.С)
          «Вслед за этим родом из родов ас-сакалиба Истбрана, и в наше время их царь называется Б.Сакляих (Б.Саклабдж). И род, называемый Д.лавна. Называют их царя Вандж Аляф (Ваих Слаф)» (перевод Галкиной Е.С)
           
          «И ас-сакалиба много родов и разновидностей. Эта наша книга не подходит для описания всех их разновидностей и различных их разветвлений. Ранее мы упомянули известие о царе, которому подчинялись все их цари в древности, и это Маджк <царь> в.линана. И этот род один корень из корней ас-сакалиба, почитаемый в их родах. И это идет у них с древности. Затем появились разногласия между их родами, и исчез их порядок. И их роды стали враждебны друг другу. Царь каждого их рода является царем, как мы упомянули, из их царей, по причине, о которой долго рассказывать»(перевод Галкиной Е.С)
          «И первый из царей ас-сакалиба царь ад-дайр <духовного центра, места нахождения храма ас-сакалиба>. И у него большие города и многочисленные населенные пункты. И торговцы-мусульмане приезжают в столицу его владения с различными товарами»(перевод Галкиной)
          «Вслед за этим царем (за «царём» ад-дайр) из царей ас-сакалиба царь аль-Авандж <авандж – народ> (царь аль-Ифрандж). И у него города и обширные поселения, и несколько войск, многочисленные. И он воюет с Румом и аль-Ифрандж и ан-нукбард, и другими народами. И война между ними идет с переменным успехом»(перевод Галкиной Е.С)
          «Вслед за этим царем (за «царём» аль-Авандж) из царей ас-сакалиба царь тюрков.И этот род самый красивый внешним видом из ас-сакалиба и самый многочисленный и самый боеспособный <стойкий>»(перевод Галкиной Е.С)
           
          “За этим народом [В.линана] следует народ из сакалиба, именуемый ’. с.т.б.рана [5]; нынешний правитель его именуется Б.с.к.лаб.дж (Б.с.к.лай.дж).
          [Другой] народ — Дулана, его правитель именуется Ван.дж С.лаф.
          [Другой] народ — Нам.джин; его правитель именуется Г.рана. Этот народ — храбрейший из народов сакалиба и лучший в верховой езде.
          [Другой] народ — Майн (в другом написании — М.наб.н. — Д.М.); его правитель именуется Р.и.б.и.р.
          Затем [следует] народ, называемый С.р.б.и.н. и уважаемый у сакалиба по причинам, о которых долго рассказывать, из-за качеств, о которых надо много рассказывать, и их неподчиненности никакому народу (ва та ‘арри-хим мин милла йанкадуна илай-ха) [6].
          Затем [следует] народ, именуемый М.рава.
          Затем [следует] народ, именуемый Х.р.ватин.
          Затем [следует] народ, именуемый Сасин.
          Затем [следует] народ, именуемый Х.шанин.
          Затем [следует] народ, именуемый Б.ран.дж.лин.
          Имена некоторых из правителей этих народов, упомянутые нами, — известные имена их правителей.
          В народе С.р.б.и.н., который мы назвали, люди сжигают себя, если умирает верховный правитель. Жгут они и своих тягловых животных, поступая так, как индийцы”.(перевод Мишина Д.Е.)
          Отрывки из неопубликованного перевода Галкиной Е.С. приводит Максим Жих в работе «Максим Жих. Древние славяне на Волыни (I тыс. н.э.)».Перевод Мишина Д.Е. из статьи «Мишина Д.Е.Немцы, саксы и сакалиба у ал-Мас‘уди.Славяне и их соседи. Выпуск 10. Славяне и кочевой мир К 75-летию академика Г. Г. Литаврина. М.: «Наука», 2001″.
          Прежде всего, тут надо ответить на вопрос, а кто такие сакалиба. Гаркави в свое время переводил их, как славяне. и это мнение доминировало в нашей историографии почти 100 лет, и сейчас еще разделяется некоторыми авторами (Жих и Мишин в их числе), хотя большинство историков, вслед за А. П. Ковалевским, уже склоняется к мысли, что это демоним очень широкого охвата, вне зависимости от его генезиса(см Тортика А.А. Северо-западная Хазария в контексте истории Восточной Европы (вторая половина vii — третья четверть Х в.). Харьков: ХГАК, 2006. 554 с., Пилипчук Я.В. О некоторых случаях использования этнонима сакалиба [About some examples of use of ethnonim Saqaliba] // Valla. Том 3. № 2. 2017. C. 36-43, Галкина Е.С. К интерпретации термина сакалиба в отчёте Ибн Фадлана. // Восток (Oriens). 2014. № 6. С. 24-31.).
          Как видим и ал Масуди включал в понятие сакалиба и саксов — Сасин, немцев — Нам.джин(или славянизм, или эллинизм — см Немидзи у КБ, возможно связано с латинизмом nemici — чужаки), венгров — тюрки(типично византийское название венгров турками). Вообще, начиная с ал Куфи, первым употребившего этот термин касамо похода Марвана Глухого против хазар, применительно к какомуто кавказскому племени(подробно рассмотрено известие в работе Тортика А.А. см. выше), термин применяли к кому ни лень, от киргизов Гардизи до немцев и венгров.
          Касаемо ад-дайра Мишин указывает невозможность трактовки его именем ввиду наличия определенного артикля, он склонен считать его названием места или страны, Галкина трактует «духовного центра, места нахождения храма ас-сакалиба», хотя обоснование этого непонятно. Имя царя аль-Авандж Галкина трактует очень просто <авандж – народ>, хотя в одном из списком имя стоит аль-Ифрандж- франк, но это вступает в конфликт с последующим «он воюет с Румом и аль-Ифрандж…«.
          Касаемо В.линана Мишин трактует его, как венеты, указывая на сходное написание венетов «Идентификация в.линана с Veneii может быть подкреплена и графической конъектурой. Вината (Veneti) с долгими гласными весьма близко к в.линана, и не исключено, что какое-либо из этих слов было в первоначальном тексте.»
          Касаемо имени их царя Мад.ж, Мишин считает что это практически буквальная передача эпитета Карла Великого — Magnus.
          «Для того чтобы понять, кем мог быть Мадж.к ал-Мас’уди, следует еще раз обратиться к сведениям, сообщаемым о нем. Мадж.к предстает как правитель, наделенный верховной властью. Все правители сакалиба повиновались ему. После Мадж.ка строй, по которому жили сакалиба, рухнул, и каждым их народом стал править его собственный князь. Дополнительные сведения находим мы в одном из вариантов рукописи: имя Мадж.ка стало потом общим для всех правителей сакалиба.
           
          Мне представляется, что изложенные ал-Мас’уди сведения о царе Мадж.ке относятся к Карлу Великому. Имя Карла стало в славянских языках именем нарицательным для обозначения правителя (король) и в этом смысле общим для многих князей. Походы Карла Великого привели к подчинению многих славянских народов государству франков.»(Мишин Д. Е. «Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье» / Часть I).
          Касаемо царей аль-Авандж и ад-дайр уже давно отмечено, что упоминание войн с франками аль-Ифрандж и лангобарадами ан-нукбард, а так же и близость к венграм(тюрк), помещает их куда то на западные Балканы, весьма далеко от Руси.
          Вот как то оно так с ал-Масуди. Современные переводы совершенно изменяют понимание текста. С арабскими источниками вообще надо быть очень осторожным. У них очень часто предстают трудно идентифицируемые термины и этнонимы, понимание коих осложняется консонантным письмом, требующим заведомого знания, какие краткие гласные должны употребляться.
          Так что ал-Масуди никак и ничего не доказывает.
           
          6)
           

          а) Осада Киева венграми около 894-896 г. (в ПВЛ — 898 г.): Олег уже в Киеве,

           
          Надо вначале найти этот археологический Киев, который осаждали венгры. Известие об осаде Киева венграми в ПВЛ не подтверждается ни Начальной хроникой, ни летописью списка Мациевича, ни западными хрониками.
          Не позже 894 года венгры уже громили Святополка Моравского в союзе с Арнульфом Каринтийским.
          Между тем, Арнульф 50, храбрейший король из живущих под Большой Медведицей народов, не сумев победить храбро сопротивлявшегося ему Центебальда 51, князя Моравии, о котором мы упоминали выше, разрушил, к сожалению, те неодолимые преграды, — которые народ, как мы уже говорили, называет “клузы” 52, — и призвал народ венгров, — алчный, свирепый, не знающий всемогущего Бога, но весьма сведущий в разного рода преступлениях и ненасытный в убийстве и грабеже, — к себе на помощь; если только можно назвать помощью то, что вскоре после его смерти обернулось тяжким бедствием, скорее даже погибелью как для его народа, так и для прочих живущих на юге и западе наций. Что же произошло? Центебальд был побеждён, подчинён, стал платить дань; но не только. О, слепая жажда власти короля Арнульфа! О, несчастливый и горький день! Низложение одного человечка обернулось отчаянием для всей Европы.(Лиутпранд Кремонский. Антаподосис. ч.1)
          Святополк умер в 894 году. Т.о. события, описанные Лиутпрандом, относятся к предшествующему времени, соответственно датировка мнимой осады Киева венграми позже 894 года не выдерживает никакой критики.
           
           
          7)
           

          б) договора с Византией — Олега (911 г.), и Игоря (944 г.), и т. д. И мы видим, что с 911 по 944 годы состав окружения Игоря изменился: скандинавских имен — не более половины.

           
          Антон Циммерлинг насчитывает в договоре 944 года 3 славянских имени, 6 неясной этимологии и 67 скандинавских(А.В.Циммерлинг. Имена варяжских послов в «Повести временных лет». V круглый стол ДРЕВНЯЯ РУСЬ И ГЕРМАНСКИЙ МИР В ФИЛОЛОГИЧЕСКОЙ И ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ
          13 –14 июня 2012 года)
           
           
          8)
           

          А первое поколение пришедших с Олегом наверняка имело славянских жен, они сами, и их сыновья,

           
          Ну и где это подтверждается? Игорь явный норманн, Ольга скандинавка(Константин явно передает произношение её имени по скандинаски ‘Элга, с начальным придыхательным h), как и её братья Свенельд и Асмуд. Вот во втором поколении возможны вариатны, типа Святослава и Малуши. Имя Святослава, вполне может быть местной инновацией, как Роллон назвал своего сына не скандинавским именем. а франкским — Вильгельм. При этом и имена военачальников Святослава: Икмор, Сфангел, не славянские. Сфангел возможно тезка Свенельда.
           

          • Добрыня установил в Новгороде кумир Перуну после того как новгородские войска под командованием князя Владимира Святославича уничтожили в Киеве диктатуру князя-узурпатора Ярополка, которого привели к власти киевские (полянские) бояре и старейшины, и сделали невозможным возвращение власти (наместников) Ярополка в Новгороде. Я уже писал, что приднепровские славянские племена (поляне и древляне) поклонялись языческому богу Велесу, тогда как язычники-новгородцы поклонялись Перуну. Соответственно, ликвидация в Киеве и в Новгороде власти Ярополка Святославича, ставшего орудием политической борьбы в руках киевской знати, за спиной которой стояли волхвы Велеса, привело к восстановлению в Киеве и в Новгороде в своих прежних (доярополковых) религиозных правах волхвов и почитателей Перуна.

  • Ув. Виталий! По поводу личности Святослава. Карамзин ведь не случайно называл его русским Александром Македонским. У них обоих один и тот же психологический/соционический тип (даже близкие варианты типа). Отсюда жажда воевать и покорять. И даже общее желание основать новую столицу вдалеке от старой, там где больше ресурсов и возможностей. Поэтому собственно к «варяжскому происхождению» действия Святослава вряд ли имеют отношение. Ведь не македонское происхождение Александра двигало его на завоевание мира. А само имя Святослава — уже говорит о степени ассимиляции его родителей (хотя я знаю Вашу точку зрения просто о политической целесособразности). Однако, когда речь идет о сыне и наследнике, психологические мотивации здесь гораздо сильнее и глубиннее, чем текущий политический момент. Поэтому имя сына — это вопрос этнокультурного самосознания правителей — хотя они и были Рюриковичи по происхождению. Кроме того, (если это корректная информация), «при первых русских князьях их личная дружина (без призванных «из-за моря варягов», которых при Олеге, Игоре, Святославе, Владимире и Ярославе Мудром регулярно звали для того или иного похода; и без воинов-ополченцев, так называемых «воев» из свободных горожан и сельских жителей) составляла от 200 до 500 человек. Большинство дружинников имело восточнославянское происхождение.  Л. Клейн, Г. Лебедев, В. Назаренко на основании изучения курганного археологического материала заключили, что неславянские воины составляли в княжеской дружине Х в. примерно 27% ее состава. Неславянский контингент составляли выходцы из скандинавских, финно-угорских, лето-литовских, тюркских, иранских этносов. Причем скандинавы-варяги составляли 4-5% от общего числа княжеских дружинников. (Клейн Л., Лебедев Г., Назаренко В. Норманские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. История связей Скандинавии и России (IX — XX вв.). — Л., 1970. С. 239 -246, 248-251).» http://100.histrf.ru/commanders/svyatoslav-knyaz/ . В общем-то данные по захоронениям и дают искомые 5-6 %. Понятно, что это приводило к быстрой ассимиляции тех, кто выжил в походах. 

    • Уважаемый Александр!  
      1) >>> По поводу личности Святослава. Карамзин ведь не случайно называл его русским Александром Македонским.  
      Когда мы находим в среде оседлых народов завоевателей с жаждой похода «к последнему морю» — действительно, требуется индивидуально-психологическое обоснование такого феномена. Когда же речь идет о номадических по своей природе коллективах, таких как норманны 8-11вв., у лидеров которых качества Святослава отнюдь не уникальны, такое обоснование несколько излишне, ибо объясняется с помощью социальной (национально-исторической) психологии.
      Поэтому куда логичнее АМ звать македонским викингом, с поправкой на сухопутные маршруты завоеваний))  
      >>> Однако, когда речь идет о сыне и наследнике, психологические мотивации здесь гораздо сильнее и глубиннее, чем текущий политический момент. Поэтому имя сына — это вопрос этнокультурного самосознания правителей  
      Ну, если по факту в ЗЕ и ВЕ викинги без особых проблем меняли религию на христианство, ислам или местный вариант ИЕ язычества, значит им как-то удавалось «устаканить» возможные психологические неудобства. Судя по всему, заимствованные образы лишь формально накладывались на исконную норманнскую семантику. Так, распятый Христос, идея жертвенности и страданий Которого была чужда психологии и мировоззрению норманнов, изображался в Скандинавии скорее как ражий витязь с распростертыми объятиями.
      Подобное имело место и в отношении антропонимов. Имя Святослав — скалькированное с имен первых правителей – Олега и Рюрика. Кроме того, имеются все основания полагать, что у Рюриковичей практиковалась многоименность. Вдруг из сторонних источников мы узнаем, что некоторые известные нам Рюриковичи для своих родичей именовались по-норманнски — Харальд, Хольти Смелый (Сага об Олаве Трюггвасоне в ред.S), тогда как отечественные летописи об этом молчат. При этом второе имя — явно мирское, как и славянское. Так, Мстислав Великий имел христианское имя Феодор, стало быть, Харальд — это его второе мирское имя. Это значит, что многоименность Рюриковичей скорее всего коренилась еще в дохристианской традиции…  
       
      2) Касательно княжеской дружины и уменьшения доли русов.  
      >>> Кроме того, (если это корректная информация) … http://100.histrf.ru/commanders/svyatoslav-knyaz  
      Справедливая оговорка — действительно, информация на том сайте серьезно искажена.
      В упомянутой статье из сборника 1970г. нет слов о том, что скандинавы-варяги составляли 4-5% от общего числа княжеских дружинников, а 27% — это не доля «неславянских воинов», а, напротив, доля славянских курганов Гнездовского могильника (Ю.Э.Жарнов, Н.В.Ениосова, Т.А.Пушкина «отдали» скандинавам не менее четверти гнездовских погребений).
      Обычно в варяжских поселениях 10в. доля погребенных с оружием составляет 12% (Шестовицы — 17%) от общего числа захоронений. Учитывая то обстоятельство, что скандинавы в ВЕ преимущественно являлись воинами, их удельный вес в дружинах, разумеется, гораздо выше, чем 4-5%.
      Вот что в действительности сказано в той статье касательно погребений из Киевского некрополя: «Из 125 комплексов IX—X вв., опубликованных М. К. Каргером, 70 не могут пока быть определены вследствие бедности и разрозненности инвентаря и невыразительности погребального обряда. В таких условиях даже небольшое количество скандинавских погребений (в Киевском некрополе мы можем насчитать их не более 10 — Каргер 1958, т. 1, №№ 24, 25, 105, 108, 110, 111, 112, 114, 124, 125) составит весьма значительный процент (18-20%)… Надо отметить, однако, что большинство погребений, которые можно признать скандинавскими, относится к категории погребений в камерных могилах (они составляют 36% погребений этой группы), т. е. норманны, несомненно, входили в состав социальной верхушки Киевской Руси.» (Клейн Л.С., Лебедев Г.С., Назаренко В.А. Норманские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. История связей Скандинавии и России (IX — XX вв.). — Л., 1970. С. 247).  
      Из этих 10 погребенных пятеро дружинников. Согласно сообщению В.Г.Ивакина 2011г. «оружие и боевое снаряжение всадника и коня найдены в 23 захоронениях» («Киевские погребения 10в.»). При этом несколько из них обнаружены уже после исследований Каргера, от определения этнической принадлежности по ним воздержались. Т.о., по крайней мере четверть дружинников по 10в. норманнского происхождения.
      Разумеется, такая подборка не может считаться репрезентативной, к тому же их более точная датировка в рамках столетия в основном затруднена (не отследить в динамике), но все же…  
       
      >>> оказывается, что скандинавов даже не сотни — а только десятки  
      Если определять численность населения ВЕ 10в. только по количеству обнаруженных захоронений, то вряд ли она превысит 100тыс.чел.))) Когда только население ДР оценивается в несколько миллионов. Конечно же, абсолютные данные использовать некорректно.
      При оценке состава захоронений нельзя не учитывать и хорошо известные особенности скандинавской религии, тесно связанные с дружинной культурой. У викингов презренной считалась т. н. «соломенная» смерть — от старости, болезни и т.д., и даже старики рвались в бой, чтобы отправиться в Вальхаллу, а не попасть в ледяное царство богини Хель. Что и наблюдалось: не своей смертью и не у себя дома умерли Игорь, Святослав, участники второго древлянского полюдья, почти все русы каспийских походов начала 10в., 940х гг., балканских походов, множество участников византийской экспедиции 941г… Потому и не следует ожидать от археологии серьезных подсказок по количеству дружинников и их этническому составу.
      Кроме того, в последнее время в среде археологов все больше звучит голосов в пользу того, чтобы не торопиться с этнической атрибуцией погребений, пока не выработаны более четкие ее критерии. Тот же В.Г.Ивакин, например, заявляя о несомненном норманнском влиянии на погребальный обряд, наблюдаемый по Киевскому некрополю, отказывается от идентификаций: «Неоднократные попытки идентифицировать происхождение погребенных в камерных комплексах, анализируя предметы сопроводительного инвентаря, результатов не принесли. Поэтому именно социальная характеристика, а не определение этнической принадлежности, является доминирующей для реконструкции статуса погребенных в камерах древнерусского Киева. Роль этнического фактора здесь нивелируется интеграционными процессами между скандинавским, балтским и угро-финским элементами и массой славянского населения» (там же).
       
      >>> То есть налицо процесс естественного вымывания, растворения, ассимиляции норманнского компонента.  
      Полностью согласен. Основная масса — варяги, прибывавшие примерно до 910г. — т. н. русь, видимо, уже включавшая местный компонент. О смешении элиты впервые в источниках свидетельствует именослов Игорева договора (хотя происхождение имени у Святослава заставляет осторожнее относиться и к этому списку).  
       
       
      >>> Если, например, в 882 году с Олегом пришло 150-200 варягов плюс союзные отряды, то через 30 лет их число могло сократиться (ввиду естественной и неестественной убыли) в 3-4 раза до 50-60. Это «старая гвардия». И ей пожалован контроль над рядом важных центров. То есть совсем понемногу на каждый.  
      Согласен, разве что общее количество норманнов, прибывших в ВЕ на рубеже 9 и 10вв., я оценивал бы в тысячах. Некоторые варяги Севера противостояли Рюриковичам, а многие, напротив, могли составлять естественный резерв киевской власти и представлять ее в дальнейшем на местах.
      В любом случае их доля в местном населении в целом едва ли превышала несколько десятых процента. Соответственно, серьезных ожиданий их вклада при рассмотрении современной генетической картины и не должно быть — это максимум несколько процентов, что мы и наблюдаем в России, Белоруссии, Украине.  
       
      Во-1х, конечно, нужно учитывать конкретные субклады в первую очередь по I1 (Украина — всего 4,4% по Ukrainian DNA Project), R1b, во вторую — по R1a и N. К сожалению, сложно разделить вклад норманнов и остготов. Более или менее уместно говорить о специфических «варяжских» снипах (их уже сейчас можно отследить в ВЕ по базе YFull), а вот в остальной части многие «германские» субклады присутствуют и у остготов и у варягов.
      Во-2х, распределение по регионам. При этом нельзя не учесть ряд факторов.
      Плотность населения на момент колонизации. О.П.Балановский в отношении одного из «скандинавских» снипов отмечает: «…Любопытна область умеренных частот у русских популяций к северу от Волги, выделяющаяся на фоне низких частот у большинства славянских популяций. Нельзя исключать, что это отражает исторические контакты с норманнскими популяциями. Хотя эти контакты были более интенсивны для северо-западных русских популяций (на пути «из варяг в греки»), но территории северо-запада были сравнительно густо населены, поэтому влияние «варягов» могло оказаться более значимым для меньших по размеру популяций Заволжья» (Генофонд Европы.-М., 2015).
      Миграции — в 10-13вв. население активно перемещалось на восток/северо-восток, включая потомков варягов, и там оседало, часто обосабливаясь, возможно, с сохранением исторической доли норманнов, а на донорских территориях в ходе миграций и прочих демографических изменений старый генофонд размывался.
      Наконец, разные судьбы варяжских факторий. То же Гнездово было разгромлено в 950-960е гг., там традиционные погребения были замещены камерными, пришедшими с Юга. Т.е. скорее всего произошло и полное или частичное замещение обитателей, вероятно, на меньшую «варяжскую» составляющую.
       
      Пока что объем накопленных генетических данных лишь несомненно подтверждает присутствие в ВЕ потомков варягов, но не дает оснований для более конкретных выводов. Схожие проблемы наблюдаются и при изучении норманнского вклада в популяции ЗЕ. Например, на территории Денло в Британии генетики не смогли отличить датских викингов от саксов. Однако на периферии, в генофонде популяций Оркнейских островов выявлен 25%-ный вклад норвежских викингов IX века (понятно, что там население было немногочисленным — отсюда столь высокий процент) (Stephen Leslie et al. The fine-scale genetic structure of the British population, 2015).
       
      >>> Мы вообще этот вопрос еще не рассматривали, но там хорошо известен король ободритов Гостомысл и сменивший его Рорик, и др. А ведь у Мономаховичей гаплогруппа балто-финская  N1a1, а у Олеговичей — R1a1, но никак не I1…  
      Дьявол в снипах, а не гаплогруппе. Хотя точка в исследовании Рюриковичей еще не поставлена, но по итогам работ Волкова В.Г. с высокой вероятностью в качестве их родственников рассматриваются носители N-L550 без L1025. Можете посмотреть, в какой мере их можно считать норманнами, а в какой финнами или «южными балтами» — https://www.yfull.com/tree/N-L550/ (мутация собственно Рюриковичей — Y10931).

  • Ув. Виталий! 1) Я, кажется был неточно понят, или выразился не вполне определенно. «>>> я имел в виду только Восточную Европу, в которой скандинавских торговых поселений было немало, но государств почему-то не возникало.»   Как же, а Древняя Русь?)» . Имелось в виду следующее. Норманны уже  со второй трети 9-го века промышляют по водным путям Восточной Европы, создают торговые базы, поселения, и др. Далее, Рюриково городище, Ладога, Гнездово, Сарское городище, Тимерево, и др. Но это не перерастает ни в какие государственные формы, несмотря  на проживание и местного населения. И только начиная с Олега, в Киеве начинается собственно государственное строительство — обустройство столицы и окрестностей, переселение местного населения в новые поселения, и др. Это уже почерк укоренившегося князя как хозяина этой земли, а не варяга-временщика, просто использующего место для добычи дирхемов и шелков. Я вижу в этом принципиальное различие. И здесь княжеский домен закономерно перерастает в ДР. Поэтому и психология Олега уже явно отличается от психологии просто варяга. Она синтетическая. Это и позволяет говорить о его значительной этнокультурной ассимиляции в славянской среде, при том, что элита была в значительной части варяжской. 2) Однако мы можем оценить степень растворения/вымывания/варяжской компоненты элиты во времени. Если, например, в 882 году с Олегом пришло 150-200 варягов плюс союзные отряды, то через 30 лет их число могло сократиться (ввиду естественной и неестественной убыли) в 3-4 раза до 50-60. Это «старая гвардия». И ей пожалован контроль над рядом важных центров. То есть совсем понемногу на каждый.   И все они окружены славянами, служащими под их началом. И их жены — наверняка — славянки. Все это вместе  — «русь» (в Киеве и на подконтрольных территориях).  А есть еще местная элита…Он тоже видимо вливается в «русь».   Предположим, было некоторое пополнение с Севера. Но это уже другой статус, (а ля «деды» и «новобранцы» :) ). И вот это небольшое, но влиятельное  окружение Олега и фигурирует в договоре с Византией 912 года. А еще через 30 лет — в договоре Игоря — уже около половины (?) договаривающейся элиты — уже не скандинавы. То есть налицо процесс естественного вымывания, растворения, ассимиляции норманнского компонента. То есть судя по всему, он был настолько мал, что не оставил значимого генетического следа в том же Поднепровье. Действительно, только 5-6 % захоронений атрибутируются как скандинавские. И это всего лишь 60  даже в Гнездове. А в Киеве — только смешанные захоронения, но в любом случае оказывается, что скандинавов даже не сотни — а только десятки. Поэтому и происходил процесс естественного замещения элит. 
    P. S. Здесь интересно сравнить ситуацию норманнов в складывающейся Киевской Руси и ариев  в Митанни: в последней немногочисленные арии-завоеватели образовали элиту, носившую индоарийские племена и сохранявшую веру в индоарийских богов, которыми клялись — (Митру, Варуну , Индру , Насатью ). То есть этнорелигиозные признаки правящей верхушки, в отличие от норманнов, сохранялись довольно долго. Хотя они и говорили на хурритском языке местного населения, и быстро слились с ним. 

    •  
      Уважаемый, Александр!
       

      «Норманны уже со второй трети 9-го века промышляют по водным путям Восточной Европы, создают торговые базы, поселения, и др. Далее, Рюриково городище, Ладога, Гнездово, Сарское городище, Тимерево, и др.Но это не перерастает ни в какие государственные формы, несмотря на проживание и местного населения. И только начиная с Олега, в Киеве начинается собственно государственное строительство — обустройство столицы и окрестностей, переселение местного населения в новые поселения, и др. Это уже почерк укоренившегося князя как хозяина этой земли, а не варяга-временщика, просто использующего место для добычи дирхемов и шелков. Я вижу в этом принципиальное различие. И здесь княжеский домен закономерно перерастает в ДР. »

       
       
      Ну, так тоже не получается сказать. Норманны в Приладожье наблюдаются с 6 века. Основание Ладоги в середине 8 века. Продвижение на юг и восток с первой половины 9 века.
      При этом, То, что мы знаем об обустройстве свой власти Рюриком, вполне напоминает уже сложение протогосударства.
       
      Начальный свод говорит нам:
      Изъбрашася 44 З 45 брата 46 с роды своими, и пояша со 47 собою дружину многу и предивну, и приидоша к Новугороду. И сѣде старѣишии в Новѣгородѣ, бѣ 48 имя ему Рюрикъ; а другыи 49 сѣде на Бѣлѣозерѣ Д, Синеусъ 50; а третеи 51 въ Изборьскѣ 52, имя 53 ему Труворъ. И от тѣх Варягъ, находникъ тѣхъ, прозвашася Русь, и от тѣх словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго днн 54 от рода варяжьска. По двою же лѣту умре 1 Синеусъ и брат его Труворъ, и прия 2 власть единъ Рюрикъ, обою брату власть, и нача 3 владѣти единъ.
       
      Список Мациевича дополняет: и раздая грады людем своим иному Полтеск, иному Ростов, иному Белоозеро.
       
      Говорит ПВЛ по Ипатьевскому своду:
      и изъбрашасѧ . триє брата 38 . с роды своими . и поӕша по собѣ всю Русь . и придоша къ Словѣномъ пѣрвѣє 39 . и срубиша город̑ Ладогу 40. и сѣде старѣишии в Ладозѣ 40 Рюрикъ . а другии Синєоусъ на Бѣлѣѡзерѣ . а третѣи Труворъ въ 41 Изборьсцѣ . и ѿ тѣхъ Варѧгъ . прозвасѧ Рускаӕ землѧ . по дъвою же лѣту . оумре Синеоусъ . и братъ єго Труворъ . и приӕ Рюрикъ 42 власть всю ѡдинъ . и пришед̑ къ Ильмєрю . и сруби город̑ надъ Волховом̑ . и прозваша и Новъгород̑ . и сѣде ту кнѧжа̑ . и раздаӕ мужемъ своимъ волости . и городы рубити . ѡвому Полътескъ . ѡвому Ростовъ . другому Бѣлоѡзеро. и по тѣмь городомъ суть находницѣ 43. Варѧзи . пѣрвии наслѣдници 44 в Новѣгородѣ Словенѣ . и в 45 Пол̑о̑тьскѣ 46 Кривичи . Ростовѣ 47 Мерѧне . Е Бѣлѣ/л.9/ѡзерѣ 48 Весь. Муромѣ 49 Мурома . и тѣми всѣми ѡбладаше.
       
       
      Оба свода говорят нам о том, что Рюрик создал систему наместничеств, это уже не образ мыслей временщика. Он собирается жить тут долго и держит контроль над обширными территориями. ПВЛ дополняет тем, что Рюрик повелел рубить города. Это вполне совпадает с известными нам датировками о появлении варяжского торжища под Сарским городищем, основания Городища, строительства Ладожской каменной крепости, основания Гнездово и поселения на Подоле. Рюрик обосновался всерьез и надолго. Причем, система наместничеств была весьма прогрессивным явлением на фоне существовавших систем правления в Восточной Европе. Вторым интересным явлением было установление наследственного правления, вопреки выборной традиции, характерной для «военной демократии».
      Таким образом, сложение Древнерусского государства надо связывать с Новгород-Ладжской землей. Это же подтверждает и Константин, подразделяя Внешнюю(более дальнюю относительно Византии) Русь — Новгород-Ладожскую, и Внутреннюю — Киевскую. Первой то возникла Новгород-Ладожская Русь.

  • Уважаемый Аксель! Прежде всего, я имел в виду дорюриковых норманнов. «То, что мы знаем об обустройстве свой власти Рюриком, вполне напоминает уже сложение протогосударства«. Согласен, напоминает, но именно протогосударство, в его самой ранней форме. Причем, заметьте, даже новгородцы долгое время никак не считали, что они живут в «Руси», особенно в «Новгородско-Ладожской». Для них «Русь» была в Киеве: «поехать в Русь».  Поэтому о государственности времен Рюрика говорить просто преждевременно. посадить «своих людей» на нужных маршрутах и создать несколько торговых городищ (например, 40 норманнов в давно уже существовавшем Сарском городище) — это еще не означает — создать государство. Но вот здесь — действительно новый поворот: «система наместничеств была весьма прогрессивным явлением на фоне существовавших систем правления в Восточной Европе. Вторым интересным явлением было установление наследственного правления, вопреки выборной традиции, характерной для «военной демократии». Откуда он взялся? От западных соседей? И потом, подчинение Рюрику было довольно условным: например, Аскольд и Дир пошли и…ушли…И податей явно не платили…И ряд городов, в которых по летописи якобы сидели пюди Рюрика, возникли позднее. То есть это аберрация. Поэтому гораздо более весомые основания — связывать появление государственности Древней Руси именно с Киевом и Олегом — ввиду начала его системной деятельности по обустройству своей земли, осуществление программы заселения новых поселений именно славянским населением, что хорошо зафиксировано археологически (А. Комар). Подчинение соседних племен. Соперничество с Хазарией. Плюс дальние военные походы и торговля. Это уже качественно иной уровень. Именно поэтому в свое время для этого нового государства  и было предложено название «Киевская Русь». Кроме того, цари славян — у аль-Масуди — это Дир и Олванг (Олег): «Первый из славянских царей есть царь Дира, он имеет обширные города и многие обитаемые страны, мусульманские купцы прибывают в его землю с различного рода товарами. Вслед за ним (Диром), следует царь ал-Олванг, у которого много владений, обширные строения, большое войско и обильное военное снаряжение. Он воюет с Румом, франками, лангобардами и другими народами. Войны между ними ведутся с переменным успехом». (Кстати, давно высказано мнение, что возложение Олегом дани на Новгород Киеву и варягам может свидетельствовать и против версии о новгородском княжении Олега: ««Ярославу сущу в новѣгородѣ и оурокомъ дающю . ҂в҃ . гривенъ . ѿ года до года . кыєву . а тысѧщю новѣгородѣ гривенъ раздаваху . и тако даху вси посадницѣ новьгородьстии»; «и оустави варѧгом̑ дань даӕти . ѿ новагорода . т҃ . гривенъ на лѣт . мира дѣлѧ єже до см҃рти Ярославлѧ даӕше варѧгом». См. Полное собрание русских летописей. — Москва, 1962. — Т. 2: Ипатьевская летопись. — Стб. 17, 114—115). Хотя, в общем-то и деяния Олега — были только началом ДР как государства, но уже имели достаточно выраженный государственный почерк, продолженный его преемниками.  И Рюрика никто «царем» кажется не называл… Да и Константин-то пишет о Руси Внешней и Руси Внутренней уже о временах после Олега.

  • Приветствую, Аксель! 1) По генетике. В том-то и весь фокус, что в местах повышенного скопления норманнов — пониженная плотность I1 и резко повышенная — там где их практически не было. Например, Рязань и обл. — 14% (!). Вывод здесь может быть один — значимого искомого скандинавского вклада мы не наблюдаем. Почему? Я предполагаю две причины: первая — относительная малочисленность («100-200 на кораблях» против «славянского моря»), вторая — своих жен и наложниц они забирали с собой на тот свет). то есть они были в значительной степени эффективно репродуктивно изолированы от местного населения.  Так что те, кто случайно выживал после такого обращения плюс случайные связи  — дают вклад заметно ниже более древнего совершенно иного распределения, и их следы могут быть обнаружены только при тщательном анализе субкладов местного населения.
    2) И эти «100-200 на кораблях» конечно были активны, воинственны, свирепы, но вс равно их было физически мало на их городищах, и археология это подтверждает. А если бы их были тысячи, мы наблюдали бы совершенно иную картину и в археологии, и в генетике.
    3) По технологиям. Я уже отмечал, что в  контактных зонах все технологии распространяются очень быстро -по торговым путям, поэтому вклад этого фактора низкий. В частности южнобалтийские и скандинавские — это практически одно и то же. И все это шло по водным торговым путям, а в Шестовице и Гнездово — уже были свои производства и мастерские…
    4) Кстати о Южной Балтике. Мы вообще этот вопрос еще не рассматривали, но там хорошо известен король ободритов Гостомысл и сменивший его Рорик, и др. А ведь у Мономаховичей гаплогруппа балто-финская  N1a1, а у Олеговичей — R1a1, но никак не I1… Вообще не исключено, что мы имеем дело с конгломератом из южнобалтийского-славянского и скандинавского круга, в котором они сами перемешивались между собой… На это возможно намекает Иоакимовская летопись, где Гостомысл соседствует со скандинавскими названиями в ВЕ.  См. Андре Пауля: «В 844 году Фульдские анналы сообщают о походе Людвига II на ободритов, «замышлявших измену», в результате чего был убит ободритский король Гостомысл (Goztimuizlo). Саму страну ободритов после этого Людвиг передал в правление некому «герцогу» – под которым, впрочем, скорее подразумевался какой-то местный лояльный немецкой власти славянский князь, чем франкский или саксонский наместник. Ксантенские анналы также сообщают об убийстве в этом году короля Гостомысла, называя его «одним из вендских королей», одновременно с которым существовали и другие «вендские короли», присягнувшие Людвигу, но тут же снова от него отпавшие»…»Показательно, что этот Рагнар упоминается КА наряду с Рориком, королём язычников в контексте событий 845 года. Но ободритско-датские династические связи могли начаться и раньше. ем был убитый в 844 году король ободритов Гостомысл – также неизвестно. Однако, исходя из его титула короля, можно предположить, что он, как и сменивший его Рорик, должны были быть потомками, либо ближайшими родственниками Чедрага. В этом случае, можно предположить, что «Рорик, король язычников», мог быть младшим сыном Чедрага от датской жены. Причём, судя по тому, что он жил в одно время с Рориком, братом Гериольда, сам род Гериольда в 815–821 гг. был дружественен ободритам, и в их династии существовало имя Рорик, не исключено, что идентичные имена брата Гериольда и потомка Чедрага могли быть обусловлены их родством. Другими словами, ободритский король Рорик, если его мать была датчанкой, мог быть назван так в честь того же исторического персонажа, что и Рорик Ютландский. Разумеется, всё вышесказанное не может быть подтверждено письменными источниками и, являясь не более, чем гипотезой, приводится здесь лишь в качестве примера того, что наличие подобного имени в княжеском именослове ободритов в середине IX века не представляет никаких противоречий и может быть объяснено самыми разными обстоятельствами…В то время, как титул короля для «Рорика, брата Гериольда» Франкскими анналами там, где речь достоверно шла о Рорике Ютландском, не применялся, обращает на себя внимание, что такой титул КА всего годом ранее называют для погибшего короля славян Гостомысла. Был ли преемником короля Гостомысла правивший в Гамбурге Барух или же им был Старигардский князь Рорик, остаётся не ясным, так как под обоими могла подразумеваться и вовсе одна историческая личность…«Сложно не заметить, что не только сами имена, но и даты почти идентичны тем, что русские летописи называют в рассказе о «призвании варягов». Согласно ранним летописям, варяжский князь Рюрик должен был придти из-за моря в 862 году. Более поздние летописи называют имя его предшественника в Новгороде и имя это – такое же, как и у предшественника известного по Франкским анналам Рорика – Гостомысл. Некоторые небольшие несоответствия, как указание на нахождение Гостомысла в северной Руси до прихода Рюрика, в то время, как согласно Франкским анналам он был убит много ранее, в 845 году, как и того, что ввиду археологических данных под «Новгородом» поздних русских летописей должно было подразумеваться предшествовавший ему город, на этом фоне кажутся совсем незначительными «погрешностями», ввиду сохранения самих имён и хронологии призвания».  http://flibusta.site/b/422009/read
    5) «Известие об осаде Киева венграми в ПВЛ не подтверждается ни Начальной хроникой, ни летописью списка Мациевича, ни западными хрониками. Не позже 894 года венгры уже громили Святополка Моравского в союзе с Арнульфом Каринтийским». Тем не менее в Киеве есть урочище Угорское и стойкое предание о его происхождении. Поэтому сомнений в прохождении угров мимо Киева практически нет. Значит это было в районе 892-893 годов, что непринципиально.
    6) По работе А.В.Циммерлинга «Имена варяжских послов в «Повести временных лет». Интересным моментом является то, что:
     а) многие имена из договора 944 г., считаемые скандинавскими, уже славянизированы, в отличие от 911 г. (суффиксы -ов-ъ/ -ев-ъ )
    б) Лица со скандинавскими именами представляют трех членов княжеской семьи Рюриковичей, у которых уже славянские имена — Святославль, Володиславль иПередъславинь. Все это – признаки явного смешения и ассимиляции Рюриковичей в славянской среде во втором-третьем поколениях (их называли-то родители!).
    в) Имена с нескандинавской неясной этимологией представителей: Искусеви, Апубкарь, Каницарь
    и Воистовъ Иковъ, Апубкаръ~Пубьксарь~Пупсарь(Лавр., 1-й Соф.):
     «Искусеви от княгини Ольги…, Каницар от Предславы…». При том, что «Улеб от Володислава». Это явно указывает на полиэтничное высшее окружение Рюриковичей, что на археологическом материале подтверждает К. Михайлов, отмечая полиэничность социальной общности под названием «русь».
    Интересно, что имя Ятвяга Гунарев — Циммерлинг кажется просто игнорирует, хотя оно явно балтское. То же с очень похожими на славянские — Синко и Борич. Или Истр Аминодов. Такая избирательность наводит на мысль, что и ряд других имен, атрибутируемых автором как скандинавские, могут иметь и иную этимологию. Кстати, Тудор (Тодор) – может быть и вполне славянское имя, даже в Болгарии есть. Более того, после зачистки Гнездова и скандинавских имен в окружении Рюриковичей становится заметно меньше: похоже, что славянизированные Рюриковичи уничтожили опасных партнеров-конкурентов.  

    •  
      Уважаемый Александр!
      1)Касаемо Рязань и обл. — 14%, не стоит забывать, что варяги не сидели на месте, а продолжали выдвигаться на завоевание новых территория, являясь передовыми отрядами. В принципе, это мы и видим, что в тех районах, где и были пограничные области Древнерусского государства там многократно повышенные цифры, как в Рязани и Вологде. В Рязань, где готов и близко не было, варяги могли попасть только из Киева.
       
       
      2)

      вторая — своих жен и наложниц они забирали с собой на тот свет.

       
      Наложниц, это да. А вот жен практически нет. Характерно, что у скандинавов жены весьма часто переживали мужей и выходили замуж по два, а то и три раза.
       
      3)

      И эти «100-200 на кораблях» конечно были активны, воинственны, свирепы, но вс равно их было физически мало на их городищах, и археология это подтверждает. А если бы их были тысячи, мы наблюдали бы совершенно иную картину и в археологии, и в генетике.

      ___________________
      Для археологии необходимы критерии идентификации славянских и финнских захоронений, а их нет, как и не было. Седых четко написал, что те захоронения, которые причисляли десятилетиями к славянским, оказались аландскими. Как и чертовщина в антропологии. Санкина еще более менее расставила все по местам по Новгородчине, а вот по Киевщине еще далеко нет.
       
      4) По генетике Рюриковичей мы обсуждали выше/ Повторю: N-(L550+> L1025- «минус»)именно имеет именно шведское распространение. Включать в рассмотрение, как некоторые «с гореча» сделали, L1025+ в корне неправильно. Среди носителей снипа N-(L550+> L1025- «минус») оказалось четыре шведа(Andersson, Karlsson, Ostlund, Henriksson), финн с шведскими корнями(Korsstrom), шотландец (Davenport-Stuart), фин (Liukko), карел (Pirttivaara), русский (Муковников), румын (Rusu, предполагается потомок князей Массальских), и американец шведского происхождения (Peterson). Так что, генетика Рюриковичей тут оказалась в точку/
      Касаемо Ольговичей ветви Михаила Черниговского(а в живых из Ольговичей только они), объяснение тому уже получено, это «вписанные рода», которые подложно причислили себя к потомкам Михаила Черниговского (подробно — Беспалов Р. А. «Новое потомство» князя Михаила Черниговского по источникам XVI-XVII веков (к постановке проблемы) // Проблемы славяноведения. Сб. научных статей и материалов. Брянск: РИО БГУ, 2011. Вып. 13. — С. 63-97. [1,97 а. л.]). Любопытно, но у Михайловичей-Тарусских на гербах красуется черный орел Пястов,прямо намекающий на их происхождение. Кстати, кроме родов, возводящих себя к полумифологическому Юрию Тарусскому, имеющих R1a, к потомкам Михаила причисляют себя князья Пузына, Массальские, Мышецкие, с каноничной N1.
       
      5)

      Тем не менее в Киеве есть урочище Угорское и стойкое предание о его происхождении. Поэтому сомнений в прохождении угров мимо Киева практически нет. Значит это было в районе 892-893 годов, что непринципиально.

       
      Тем не менее напомню, что происхождение Угорского урочища от угров были рассмотрены и опровергнуто еще Иваном Болтиным и Эверсом. Болтин показал, что венгры никогда не заходили так далеко на север, тем более, не останавливались там, где не было места для расположения большого лагеря орды. Угорское он выводил синонимично урочищу, место «у горы». Тут если даже буквально читать текст, явно видна «народная этимология» - Шли угры мимо Киева горою, которая прозывается теперь
      Угорской, пришли к Днепру и стали вежами: ходили они так же, как теперь
      половцы. И, придя с востока, устремились через великие горы, которые
      прозвались Угорскими горами, и стали воевать с жившими там волохами и
      славянами.
      Тут явный смысловой перенос великих «Угорских гор» на киевское «Угорское урочище»-Угорскую гору. Примечательно, что в Начальном своде интересная фраза:
       
      Игорь же и Олегъ, творящася мимоидуща, и потаистася въ лодьях, и с малою дружиною излѣзоста на брегъ, творящася 15 подугорьскыми 15 гостьми.
      Для составителя Начального свода понятие «подугорский гость» имело вполне конкретный смысл, которое составитель ПВЛ уже не понимал.
      Возможно, во время составителя Начального свода в том месте было торжище, где торговали приплывавшие купцы. Соответственно, исходя из трактовки топонима Иваном Болтиным подугорский гость значило купец торговавший у горы.
       
       
      6)
       

      На это возможно намекает Иоакимовская летопись, где Гостомысл соседствует со скандинавскими названиями в ВЕ. См. Андре Пауля: «Сложно не заметить, что не только сами имена, но и даты почти идентичны тем, что русские летописи называют в рассказе о «призвании варягов». Согласно ранним летописям, варяжский князь Рюрик должен был придти из-за моря в 862 году. Более поздние летописи называют имя его предшественника в Новгороде и имя это – такое же, как и у предшественника известного по Франкским анналам Рорика – Гостомысл. Некоторые небольшие несоответствия, как указание на нахождение Гостомысла в северной Руси до прихода Рюрика, в то время, как согласно Франкским анналам он был убит много ранее, в 845 году, как и того, что ввиду археологических данных под «Новгородом» поздних русских летописей должно было подразумеваться предшествовавший ему город, на этом фоне кажутся совсем незначительными «погрешностями», ввиду сохранения самих имён и хронологии призвания».

       
      Касаемо Гестимусла и Рорика, Пауль и интересно пишет(хотя тут он ошибся, смерть Гестимусла датируется 844 годом, как по Фульдским, так и по Ксантенским), но он делает неправильную увязку, не обращая внимание на ошибку Ксантенского хрониста, назвавшего хорошо известного датского конунга Хорика(правил в 813-854гг) — Рориком(см параллельный текст в Бертинских: за тот же 845 год: Король норманнов Хорик направил по Альбии (совр. Эльба) шестьсот кораблей в Германию против Людовика. Саксы, встретив их и вступив в битву, с помощью Господа нашего Иисуса Христа вышли победителями. Отступив оттуда, норманны напали на некий город склавов и захватили его. … Норманны, пройдя по руслу Секваны (совр. Сена) и выйдя в море, разграбили, опустошили и спалили все окрестное побережье. И хотя справедливость Божественной добродетели, весьма оскорбленная нашими грехами, столь сильно покарала земли и королевства христиан, но, чтобы поганые безнаказанно не воображали долго, что всемогущий Господь непредусмотрителен или, точнее, бессилен, они были так поражены Божественным правосудием, что были ослеплены и впали в безумие, когда возвращались на нагруженных кораблях от некоего монастыря, именем Ситью, разграбив и спалив его. И едва спаслись немногие, чтобы возвестить другим о гневе[20] всемогущего Господа. От того, как передают, их король Хорик в смятении направил для установления мира послов к королю Германии Людовику, готовый в меру своих возможностей освободить пленников и вернуть ценности.)
      Т.е. увязки с Рориком тут никакой. Пауль высасывает её из пальца.
       
      7) Хех. Вообще-то в Лаврентьевской стоит Явтягъ, это не Ятвяг, в Ипатьевской написано Ятьвяг, со вставной гласной «ь», что тоже не ятвягъ. Однако, ввиду первичности Лаврентьевской, следует отдать предпочтение её чтению.
      С дважды переведенными именами та сложность, что вначале надо понять, как оно было написано по гречески, потом пытаться из него вытянуть первоначальную форму.
       
      Касаемо Володислава и Предславы, мне кажется вероятной версия о лендзянском происхождении.
      Хотя интересна и версия Белецкого, на основании текстов Львовской летописи и Татищева восстанавливающая чтение Улебов Володиславль, т.о. рассматривая Володислава послом Улеба, а не наоборот(см Белецкий С. В. Кем был Володислав договора 944 года? в сб. статей «Норна у источника Судьбы». 2001)
      8)
       

      Уважаемый Аксель! Судя по всему, никакого политического образования «Русь» до прихода Олега в Киев просто не существовало. И вот в Киеве оно образуется и постепенно перерастает в государство. В силу этого говорить о «Новгород-Ладожской Руси», да еще как о государственной структуре — просто преждевременно. (Насколько я помню, вся эта концепция стала возникать после распада СССР — как обоснование начала собственной российской государственности вместо ставшего заграничным Киева :) ). И в этой связи интересно отметить, что соседи Олеговой Руси — древляне — уже имели свои поселения, политический центр — Искоростень, княжескую власть — то есть ничем не уступали соседям, и Рюрику в том числе. Само намерение князя Мала взять в жены Ольгу после гибели Игоря говорит о многом. И то, что они себя считали такими же, как и жители Киевской Руси, и Ольга — была того же ранга, и этнокультурно приемлемой… Но никто же не назовет древлянскую землю государством. Считается, что они имели развитую племенную раннегосударственную организацию. То есть это были протогосударственные формы, как и у Рюрика, да и у Олега. Но Олег уже начал явное движение в сторону создания государства, проявляя именно государственное мышление, выражавшееся в его действиях по обустройству земли Русской. А появление РП — это уже довольно поздний этап оформления государства.

       
      Однако, Олег делал все то же, что до него делал Рюрик согласно ПВЛ, строил города и рассаживал людей, не более. Оформление РП, как единого общегосударственного писаного закона, есть необходимое условие для того, чтобы раннегосударственная форма стала полноценным государством. Концепция Новгородско-Ладожской Руси появилась не после распада СССР, она была всегда. Не зря же Александр Второй приказал поставить памятник 1000-летия Руси в Новгороде, а не в Киеве, и на нем основание Руси символизирует Рюрик, а не Олег.
       

      Уважаемый Аксель! «Примечательно, что раз за разом в Киеве усаживаются новгородские князья, Святослав(по КБ), Владимир, Ярослав, приносившие в Киев новгородскую идеологию. Новгородские князья (Владимир, Ярослав) считали себя независимыми от Киева, до тех пор, пока его не захватывали.» Но заметьте, все они родились в Киеве. А то, что они были наместниками в важном торговом центре, — окне в Северную Европу, где даже горожане чувствовали свою значимость, — просто добавляло амбиций для занятия киевского — центрального  престола.

      Ну все ж с местом рождения Владимира традиционно связывается Псковский Будутин,
       
      «В лето 6478. Володимер бо бе от Малки, ключници Олжины. Малка же бе сестра Добрыне, и бе Добрыня дядя Володимеру; и бе рождение Володимеру в Будутине веси, томо бо в гневе отслала еа Олга, село бо бяше еа тамо, и умираючи даде его святей Богородици»
       
       

    • Уважаемый Александр!
      PS :

       
      По поводу захоронений с конями  — там угорские элементы: как известно сами скандинавы были плохими всадниками.
       
       

      По поводу конских захоронений. Захоронения с конями, а так же индивидуальные захоронения коней возникают у германцев не позже Римского железного века в регионах Эльзаса и Рейна под влиянием галльской и римской всаднических культур. Из римлян тож кавалерия была никудышная, а кичиться сословием всадников им это не мешало.
      Культ коня германцев непосредственно связан с культом Одина и Слейпнира. О важности коня в культуре германцев говорят имена Хенгиста и Хорзы, саксонских(скорее даже ютских, судя по тому, что их базой был Кент, именно ютская вотчина) королей, возглавивших вторжение в Британию. Не позже 7 века конские захоронения переползают в Сконе из Ютландии и получают распространение в западной  Швеции и Норвегии. В викингский период захоронения такого типа встречаются повсеместно в Скандинавии и Готланде. Подробная информация о конских захоронения в германских культурах римского и германского железных веков, викингского периода см в большой работе M. Müller-Wille. Pferdegrab und Pferdeopfer im frühen Mittelalter //Berichten van de Rijksdienst voor het Oudheidkundig Bodemonderzoek.1970-71

      • Уважаемый Аксель! 1) Насчет конских захоронений. По германцам, скандинавам, я полностью согласен. Другое дело, что в Киеве захоронения с конями содержат угорские артефакты. И поэтому, в частности, К. Михайлов не может их атибутировать как чисто скандинавские, вспоминая византийцев, писавших, что русы плохи в седле. Он как раз рассматривает эти захоронения как продукт полиэтничности «руси», адаптировавшей и угорский элемент, получивших от них культуру всадничества.
        2) «Т.е. увязки с Рориком тут никакой. Пауль высасывает её из пальца.»  А с ободритским Гостомыслом?
        3) «Прошу прощения, но у нас в Гнездове после 960-х отмечается именно рост скандинавской составляющей, причем взрывообразный. То же можно сказать и о Полоцких землях, где в конце Х века отмечается вал норманнского нашествия«. Норманского ли? Или норманноподобный — как «мода» — заимствования ряда престижных атрибутов, к тому же с прибывающими на наемную службу варягами? Ведь с этого времени варяги — уже точно наемники, а не правящая элита у славянизированных Рюриковичей. И опять-таки —  почему там I1 даже в два раза ниже фона? может быть дело скорее в заимствованиях в контактно-торговой зоне?

  • Уважаемый Аксель! Судя по всему, никакого политического образования «Русь» до прихода Олега в Киев просто не существовало. И вот в Киеве оно образуется и  постепенно перерастает в государство.  В силу этого говорить о «Новгород-Ладожской Руси», да еще как о государственной структуре — просто преждевременно. (Насколько я помню, вся эта концепция стала возникать после распада СССР — как обоснование начала собственной российской государственности вместо ставшего заграничным Киева :) ).  И в этой связи интересно отметить, что соседи Олеговой Руси — древляне — уже имели свои поселения, политический центр — Искоростень, княжескую власть — то есть ничем не уступали соседям, и Рюрику в том числе. Само намерение князя Мала взять в жены Ольгу после гибели Игоря говорит о многом. И то, что они себя считали такими же, как и жители Киевской Руси, и Ольга — была того же ранга, и этнокультурно приемлемой… Но никто же не назовет древлянскую землю государством. Считается, что они имели развитую племенную раннегосударственную организацию. То есть это были протогосударственные формы, как и у Рюрика, да и у Олега. Но Олег уже начал явное движение в сторону создания государства, проявляя именно государственное мышление, выражавшееся в его действиях по обустройству земли Русской. А появление РП — это уже довольно поздний этап оформления государства.

  • Уважаемый Аксель! «Примечательно, что раз за разом в Киеве усаживаются новгородские князья, Святослав(по КБ), Владимир, Ярослав, приносившие в Киев новгородскую идеологию. Новгородские князья (Владимир, Ярослав) считали себя независимыми от Киева, до тех пор, пока его не захватывали.» Но заметьте, все они родились в Киеве. А то, что они были наместниками в важном торговом центре, — окне в Северную Европу, где даже горожане чувствовали свою значимость, — просто добавляло амбиций для занятия киевского — центрального  престола.

  • Уважаемый Виталий!  1) По Святославу: скорее воинственная традиция, воспитание наложились на соответствующий характер. Был бы поспокойнее, иного типа личности — и результаты были бы  другие. 2) Двуименность Рюриковичей не противоречит процессу слияния и ассимиляции, это просто удобство целевого обращения с двумя этнокультурными общностями, с которыми они взаимодействовали.  3)Фактически, самые ранние выводы по числу скандинавских захоронений  Клейна Л.С., Лебедева Г.С., Назаренко В.А пересмотрены, т. к. реально их около 6-8 %. Но при этом в Киеве — только смешанные полиэтничные комплексы, поэтому и Ивакин, и Михайлов, и Комар пишут только о социальной общности. По поводу захоронений с конями  — там угорские элементы: как известно сами скандинавы были плохими всадниками. Да, это и есть растворение норманнов и их обычаев в славянско-степном окружении и культуре. При этом Ф. Андрощук отмечает, что первая и самая ранняя скандинавская группа древностей в Киеве датируется  930-950 годами (!)  http://history.org.ua/JournALL/ruthenica/3/1.pdf&nbsp; (и не ранее). А К. Михайлов так же датирует первые камерные гробницы в Киеве (по монетам). Вот и получается, что эти скандинавские веяния  и смена религиозных тенденций  распространялись на юг значительно позже захвата Олегом Киева и договора с Византией. Но именно тогда и формируется полиэтничность «Руси» и окружения Рюриковичей… 4)   >>> Если, например, в 882 году с Олегом пришло 150-200 варягов плюс союзные отряды, то через 30 лет их число могло сократиться (ввиду естественной и неестественной убыли) в 3-4 раза до 50-60. Это «старая гвардия». И ей пожалован контроль над рядом важных центров. То есть совсем понемногу на каждый.   «Согласен, разве что общее количество норманнов, прибывших в ВЕ на рубеже 9 и 10вв., я оценивал бы в тысячах». Давайте прикинем: единовременно в Киеве и окрестностях 200-300, на Ладоге — 200-300 (?), Гнездово — ок. 150-200, Шестовица — до 100, Сарское городище — ок. 40, в торговых походах/поездках по ВЕ — 500-600. Всего — 1000-1500. Конечно, это капля в море… Жены/наложицы у них, как показывает и  краниология, были славянские. При этом киевская дружина большей частью была славянской. Судя по всему варяги играли и роль старших офицеров. 5) «То же Гнездово было разгромлено в 950-960е гг., там традиционные погребения были замещены камерными, пришедшими с Юга. Т.е. скорее всего произошло и полное или частичное замещение обитателей, вероятно, на меньшую «варяжскую» составляющую. » Согласен, а вот то, что камерные приходят с Юга, весьма нетривиально. Как тогда двигался камерный обряд? Полиэтничная славянизированная русь адаптировала его для себя (согласно К. Михайлову), а традиционные скандинавы в Гнездово — были вне этой складывающейся общности и ее традиций, то есть чужой, некомплементарной к «руси» группировкой, соперничающей с ней?

    • Уважаемый Александр!
      >>> По поводу захоронений с конями — там угорские элементы: как известно сами скандинавы были плохими всадниками. Да, это и есть растворение норманнов и их обычаев в славянско-степном окружении и культуре.
      По части ведения конного боя — да, не мастера. Но как транспортное средство (в т.ч. в военных походах) и для хознужд коня использовали, о чем упоминается в сагах. В религиозном культе кони также присутствуют — конь Одина, в священных рощах свеонов их вешали в качестве жертвоприношений наряду с людьми и собаками. Погребения воинов с конем — тоже известны, причем в Ютландии с характерными перегородками (отмечены и в Киеве).
      А характерного угорского обряда как раз и не отмечено — у тех хоронили не в камерах, а в ямах, лицо полностью или частично прикрывали масками или иными предметами, коня клали в ногах покойника, а не сбоку (как в Киеве), да и расчленяли животное (С.А.Плетнева).
      >>> Вот и получается, что эти скандинавские веяния  и смена религиозных тенденций  распространялись на юг значительно позже захвата Олегом Киева и договора с Византией. Но именно тогда и формируется полиэтничность «Руси» и окружения Рюриковичей…
      Примерная датировка скандинавских артефактов в Киеве свидетельствует о том, о чем и так догадываются историки и источниковеды: что события, описанные в летописи, искусственно удревнены, а княжеская резиденция, стольный статус города — явления более поздние.
      >>> … то, что камерные приходят с Юга, весьма нетривиально. Как тогда двигался камерный обряд? Полиэтничная славянизированная русь адаптировала его для себя (согласно К. Михайлову), а традиционные скандинавы в Гнездово — были вне этой складывающейся общности и ее традиций, то есть чужой, некомплементарной к «руси» группировкой, соперничающей с ней?
      Русь как этноним и хороним (ар-Русийа) известна до летописного 882г. и задолго до того времени, с которого археологи предполагают в Киеве административный центр с богатыми погребениями. Соперничество — это внутренние «разборки» русов, о которых еще мало что известно.
      Традиционные скандинавские погребения — кремации. Первые камеры на родине норманнов — со второй половины 9 века, результат христианского влияния. В ВЕ в любом случае их принесли норманны — другое дело, что в Скандинавии погребения и похоронные обряды разнородны — и то же самое наблюдается соответственно в ВЕ. Как и вообще религиозные предпочтения — были региональные особенности, видимо, имелись и социальные различия в отправлении культа. Этот вопрос еще остается открытым в скандинавистике.

      • У пруссов (балтов) тоже были захоронения с конями. — Если захоронения с конями на Руси не являются славянскими и финно-угорскими, то они вполне могут быть балтскими. — Оснований приплетать сюда скандинавов не вижу.

          • Эволюцию погребальных обрядов пруссов в Y-XIII веках подробно проанализировал калининградский историк Владимир Иванович Кулаков (https://www.twirpx.com/file/2050295/). Он также пишет, что , по представлениям пруссов, воин после смерти должен был совершить свой путь в загробное царство верхом на коне, поэтому в захоронениях пруссов имеется довольно большое количество останков коней или конской упряжи.Если я правильно понял Владимира Кулакова, то ингумации пруссов с северной ориентировкой постепенно к XIII веку сменяются ингумациями с западной ориентировкой (но при этом конские захоронения изначально имели западную ориентировку). Недавно при раскопках на Подболотьевском могильнике было обнаружено большое количество захоронений представителей племени мурома вместе с конями (https://www.youtube.com/watch?v=pufBuWfENq4&fbclid=IwAR3pBzlaFehHIOn1MzPn5860Es6q2W9x0HUQNEkT3IgjX7mhtsU7So4TaEo) Почему-то принято считать, что племя мурома имеет финно-угорское происхождение, но я допускаю, что мурома, как и соседнее с ним племя голядь, могло иметь балтское происхождение.

            • Ув.Михаил!
              >>> Если я правильно понял Владимира Кулакова, то ингумации пруссов с северной ориентировкой постепенно к XIII веку сменяются ингумациями с западной ориентировкой (но при этом конские захоронения изначально имели западную ориентировку).
              Это об ориентировке. А вот что у Кулакова про ингумации у пруссов: “Данный обряд, на протяжении почти всего I тысячелетия н. э. не использовавшийся пруссами, в эпоху средневековья появляется не ранее начала XII в.». Мореход Вульфстан в конце IXв. сообщал: «…И у эстов (пруссов) в обычае, чтобы люди каждого племени сжигались, и если кто-то найдет одну несожженную кость, они должны совершить большое приношение».
              Еще. В.И.Кулаков (Древности пруссов 6-13вв.): «Основу для таких исследований (прусских погребальных обрядов) составили 289 комплексов могильника Суворове, содержащие максимум информации. Признаками, проявляющимися во всех без исключения погребениях массива, являются «трупосожжение», «грунтовая яма без сохранившихся внешних признаков», «сожжение останков умершего на стороне». Как видите, насчет камерных захоронений — ни слова.

                • Ув.Михаил, спасибо за наводку — пригодится.
                  По обсуждаемой теме к нему вопросов не имею, т.к. не верую в то, что пруссы сыграли сколь-нибудь заметную роль в образовании др.-рус.государства  

                  • Вероятно, пруссы не играли никакой роли в процессе образования Древнерусского государства. Но стоит присмотреться, не слишком ли совпадают способы захоронения пруссов и муромы (многочисленные захоронения воинов вместе с конями). И главное: имеющиеся (немецкие и литовские) исторические данные о языческой религии пруссов и литовцев и начале формирования польской государственности в Гнёзно помогают лучше понимать важные аспекты языческой религии населения Древнерусского государства. 

  • Уважаемые Аксель и Виталий! Вот некоторые  данные по украинским I1: «I2 серед українців За даними трьох груп Familytree DNA[2][3][4], де сконцентровані українці, носіями I1 (M253) є 22 з 601, тобто 3,7%. З 22 носіїв гаплогрупи I1 усі належать до гаплогрупи I-DF29 (I1a) проте тільки 19 мають достатьно глибоке дослідження ДНК для подальшого розгалуження дерева: I-Z2336 (I1a1) «вікінгова» гаплогрупа виявлена у 3-х чоловіків-українців або у 15,8% носіїв гаплогрупи І1, I-Z58 (I1a2) «фризько-саксонська» виявлена у 7 чоловіків-українців або у 36,8%, (найдена на западе Украины) I-Z63 (I1a3) «готська» гаплогрупа виявлена у 9 чоловіків-українців або у 47,4%. » https://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%BF%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%B0_I1&nbsp; Таким образом, гаплогруппа, которую предположительно можно связать с норманнами, составляет 0.5%. А — готской, например, в три раза больше — 1,5%. Теперь оценим количество населения в поселениях на территории Украины, которые могли быть связаны с деятельностью норманнов в первой половине 10-го века. (Киев, Вышгород, Шестовица, и др., то есть Киевщина, Черниговщина). Это максимум 50 тыс. чел. Полпроцента от этого числа дают 250 человек. То есть действительно совсем немного. И совпадают с другими оценками. А учитывая, что княжеская дружина составляла порядка 400 человек, и только часть  в ней были норманнами, то все сходится. Я даже не рассматриваю кумулятивные накопительные эффекты от прихода «свежих сил» на эту территорию.

    • Ув.Александр,
      такое деление в википедии очень огрубленное: в т.н. «викинговой» группе со снипом A394 — немцы, и напротив — в «фризско-сакской» немало «норманнских» и, в частности, «шведских» веток: I-Y18386, I-Y36041, I-Y135943, I-Y3649, I-Y7928, а также I-CTS7362 — в которой помимо норманнов жители Мск, Спб, Винницкой, Московской, Рязанской, Брянской, Кировской областей…

  • Уважаемый Виталий! 1)  «то есть чужой, некомплементарной к «руси» группировкой, соперничающей с ней?» «Русь как этноним и хороним (ар-Русийа) известна до летописного 882г. и задолго до того времени, с которого археологи предполагают в Киеве административный центр с богатыми погребениями. Соперничество — это внутренние «разборки» русов, о которых еще мало что известно». Конечно, Вы правы. Я имел в виду следующее: Та полиэтничная «русь» варяго-славянская- и др.? «русь» (по К. Михайлову) с центром в Киеве уже значительно отличалась от обособившихся «гнездовских» (даже если они тоже были по названию тоже «русь»), вплоть до изменившегося, «модернового» обряда захоронения элиты. То есть те представляли собой уже некий чуждый, соперничающий клан, вероятно  даже претендовавший на часть торгового потока, а то и на передел влияния и власти. 2) По генетике в Украине. Конечно, там могут быть другие скандинавские субклады. Но даже если мы увеличим для Киевщины-Черниговщины упомянутые полпроцента в три-четыре  раза, все равно получим всего несколько сот, до тысячи человек… То есть порядок чисел практически не меняется. Но это ведь  кумулятивный эффект от всех возможных живших и служивших скандинавов, оставивших свой генетический след на протяжении как минимум 150 лет, а то и более (с конца 9-го по середину 11-го века). Это и воины, и купцы по Днепровскому пути.  А если мы возьмем конкретный интервал присутствия конкретной группы скандинавов — порядка 10-20 лет, например, 900-915 годы, то даже увеличенный вначале процент в 4 раза — например 2% , поделенный на 150:15 = 10, дает всего 0.2 %. И даже все 3,7 % (что неправдоподобно, т. к. 1,5% — готский вклад)- I1 со всеми субкладами у украинцев дадут всего 0,37% ! А от 50 тыс. контролируемого населения это даст всего  185 человек… А от 100 тыс. — 370 человек… И даже возможная апелляция к некоторому оттоку населения после монгольского нашествия мало что меняет по порядку величины. Даже погибшие после взятия монголами Киева были захоронены киевлянами же, не говоря уже про всю Киевщину, Черниговщину, и др. территории более поздней Киеской Руси. Я  еще не учитывал «эффект репродуктивного успеха завоевателей/победителей»,свойственный таким ситуациям. А если вспомнить, что количество воинов в Гнездово, Шестовице и др. оценивается по 60-70 человек, то более нескольких сот собственно варягов (не считая неваряжской части дружины) в Южной Руси мы не найдем. Поэтому при таком малом числе невозможно что-либо эффективно сделать без адаптации/ассимиляции с местным населением и его элитой, принятия его веры, адаптации своих обычаев к его обычаям.

    •  
      Приветствую, Александр!
      1) А как тогда насчет «угорских», и вообще степных, артефактов в скандинавских захоронениях? Как быть с феноменом, описанным Charlotte Hedenstierna-Jonson, «мода на степное»? В статье Eastern archery in Birka’s Garrison она описывает захоронение степняка(доказано антропологически южное происхождение), внезапно обнаруженного в Бирке, похороненного по скандинавски, но в полном облачении венгерского лучника? Это нам говорит о тесном взаимодействии скандинавов и степняков. Кстати, это весьма соответствует почитанию скандинавами легенд о великом конунге Атли, в котором отразилась память об Атилле, союзниками коего были разные германские племена. Для славян же степняки всегда оставались первейшими из врагов. Противостояние Руси и Поля — степи, ярко отражается в Былинном цикле.
      2) Касаемо Гестимуса или Гозтомуизла (Goztomuizli, Goztomiuzli, Gozzomuil, Gestimulum, Gestimus ), то только на основании отдаленного сходства имен довольно трудно притягивать лицо, погибшее в первой половине 9 века, к легенде появившейся в источниках только в 15 в, которая описывает события якобы имевшие место за тысячи километров от места жительства Гозтомуизла-Гестимуса. Версия строится уровня воздушного замка, на фантазиях, а не на фактах.
       
      3) Касаемо демографии Смоленщины — выше переписка с Виталием.
       
      4) По ссылкам Вики на familytreedna. Шибко странный ресурс. Что в списках делают записи типа «Orlov Unknown Origin», «Kibirov Valihan, Kashgar, 18?? China», «Dzanaev Dzanaev — Dzanaitæ, Ossetia, Nar. Clan Khetag. Russian Federation», «William Robert Simpson b. 1765 d. 1844 United States» и многие подобные? Какое они имеют отношение к украинской генетике? И как сие анализируется? На такой базе можно выудить все, что угодно, соответственно доверия к ней никакого.
      Касаемо ветвей, Виталий верно отметил, в англо-фризской валом и скандинавский ветвей. Однако, по данным Масиамо Хаи и в «готской» ветви есть субклады, присутствующие в Скандинавии.(см https://www.eupedia.com/europe/Haplogroup_I1_Y-DNA.shtml).
       

      5) «Но это ведь кумулятивный эффект от всех возможных живших и служивших скандинавов, оставивших свой генетический след на протяжении как минимум 150 лет, а то и более (с конца 9-го по середину 11-го века). Это и воины, и купцы по Днепровскому пути. А если мы возьмем конкретный интервал присутствия конкретной группы скандинавов — порядка 10-20 лет, например, 900-915 годы, то даже увеличенный вначале процент в 4 раза — например 2% , поделенный на 150:15 = 10, дает всего 0.2 %. И даже все 3,7 % (что неправдоподобно, т. к. 1,5% — готский вклад)- I1 со всеми субкладами у украинцев дадут всего 0,37% ! А от 50 тыс. контролируемого населения это даст всего 185 человек… А от 100 тыс. — 370 человек..И даже возможная апелляция к некоторому оттоку населения после монгольского нашествия мало что меняет по порядку величины. Даже погибшие после взятия монголами Киева были захоронены киевлянами же, не говоря уже про всю Киевщину, Черниговщину, и др. территории более поздней Киеской Руси.»

      Это идеи практически в рамках мальтузианской логики. Приблизительно так же, рассуждают обвинители коммунистов в том, что не исполнились прогнозы Меделеева, в 2000 году на территории бывшей РИ не жило 590 млн человек. Демография не столь линейна, как представлялась мальтузианцам. Потому вопреки прогнозу, построенному на базе мальтузианских теорий, население бывшей РИ не превысило 500 млн, а Ирландия, вместо вымирания, резко прибавила и к 2000 году в полтора раза увеличила свое население.
      Вот несколько «простых» вопросов. Допустим, Олег и Игорь пришли во главе отряда из 100 человек. Сколько из этого отряда погибло в войнах Олега, сколько в войнах Игоря, сколько дожило до Святослава? Сколько померло от дизентерии, несварения желудка, укуса бешеной собаки? Сколько было списано князьями по негодности из-за ревматизма, подагры, воспаления седалищного нерва, и отправлено с оказией домой на север? Сколько из этих 100 человек успели оставить сыновей, которые остались жить на Киевщине, не двинув в Константинополь на службу к византийскому императору или на север, на «историческую родину»? Сколько из потомков воинов Олега и Игоря погибло в войнах Свенельда, Святослава, Владимира и Ярослава? Наконец, каково было населения Киевщины во времена Игоря, во времена Владимира, во времена Ярослава? Это еще без учета тех, кто оседал в Киеве из наемников. Вот получив ответы на эти «простые» вопросы, мы будем иметь хоть отдаленное представление о динамике варяжской компоненты во времена первых князей и её развитии в исторической перспективе. Это не простая линейная функция, как считали мальтузианцы…
       

    • Ув.Александр!
        >>> Та полиэтничная «русь» варяго-славянская- и др. … с центром в Киеве …
      При этом даже иностранцы еще в середине 10в. хорошо различали росов/русов и славян (в т.ч. по языку)
      >>> То есть те (Гнездово) представляли собой уже некий чуждый, соперничающий клан, вероятно  даже претендовавший на часть торгового потока, а то и на передел влияния и власти.
      Да, полностью согласен, место там «козырное», грех не воспользоваться  
      2) >>> По генетике в Украине.
      Я думаю, пока рано без специальных исследований оценивать масштабы варяжского «вмешательства» в демографию ВЕ. Но если выяснится, что речь о нескольких процентах для 200млн. населения трех республик, то стоит уже задуматься о типе колонизации — вряд ли столько можно списать лишь на управленческое и военно-торговое присутствие.

      • Виталий, Вы бы тоже при личной встрече легко отличили по акценту выходца из Новгородской земли воеводу Добрыню («руса») и выходца из Новгородской, или Полоцкой или Ростово-Суздальской земли, высокопоставленного дружинника Микулу Чудина (тоже «руса»), который «засветился» в 1068 году в Киеве и в 1072 году в Вышгороде, от киевского воеводы Волчьего Хвоста (тоже «руса», но славянского уроженца Южной Руси). 

        • >>> Вы бы тоже при личной встрече легко отличили по акценту
          Ничего себе «акцент»! — Росское «Улворси»и славянское «Островунипрах», «Струкум» и «Напрези», и т. д. Это не «вилька» — «тарелька»

    •  
      Приветствую, Александр!
      Как то мы уже заворачиваемся по кругу уже обсужденного.
      1)

      Так ведь эти вопросы не ко мне, а к К. Михайлову – это его выводы по камерным захоронениям Киева и др. И не он один отмечает полный микс, особенно в Киеве. А есть еще и моравские артефакты. Никто не может атрибутировать чисто скандинавские могилы в Киеве. И это факт. А он говорит как минимум об ассимиляции/изменении религиозных представлений и обрядности.

       
       
      Ну, так тут и сказывается важность сравнительных характеристик захоронений из разых мест. А где эти сравнительные характеристики? Касаемо религиозных представлений Михайлов ясно говорит о скандинавской вере у создателей камерных могил. Касаемо «моравских» артефактов еще раз напомню, датировки Светланы Рябцевой, показавшей их появление на Руси не ранее 3 четверти Х века и имеющих болгарское происхождение. Это хорошо коррелирует с балканскими походами Святослава. Изменение религиозных представлений явно имело место у пруссов конца Х века, вместо камер делавших квазигробовые захоронения под курганами и засыпавших в могилах живого коня, а не убитого. Вот это религиозная адаптация,а не то, что видим, хоть в Киеве, хоть в Чернигове. Помещение в могилы награбленных и купленных артефактов, это не изменение религиозного ритуала.
      Ну, и еще раз о сравнительных характеристиках, ну давайте сравним компоненты I1 у ирландцев с украинскими. И что мы там находим. Если в украинской ftdna отфильтровать только записи с метками Ukraine и выделить субклады I1, отбрасывая неклассифицированные М253, то увидим интересную картину больше всего I1-Z58, меньше I1-Z63, и совсем мало S438+ CTS6364. Итак. получим распределение «германо-фризские»> «готские»>»скандинавские». Однако, обратившись к ирландской ftdna(кстати, прилично причесанной и с хорошим наполнением ок 8000 записей) мы обнаружим, что там очень схожее распределение, причем «германо-фризские» очень сильно превалируют над остальными, а «скандинавские» вообще ничтожны 0,3%. На основании этого вообще можно сделать вывод, что скандинавов в Ирландии не было, а россказни об основании викингами Дублина и почти 300 летнем их владычестве в Дублинском королевстве, это норманистские домыслы. Как это ирландцы до такого не додумались?
      К сожалению, нормандская ftdna в плачевном состоянии и выудить из неё что то едва ли удастся.
       
      2)

      Согласен, нелинейна. Но оценки с точностью до порядка (коэффициент 10) сделать можно. Потому что 590 млн. отличается от 250 млн. жителей б. СССР всего в два раза, а не в десять. То есть по порядку – Менделееев не ошибся.

       
      Но для демографии оценки порядка едва ли приемлемы. 100 000 и 900 000 это один порядок, но значения крайне разные.
       

      И в самом Киеве в первой трети 10-го века проживало максимум несколько тыс. чел

       
      Едва ли. Поскольку археологически, как нам рассказывает Алексей Комар, Киев начала Х века это три усадьбы на Подоле и три деревни на холмах. Очень большие сомнения, что там могло находиться несколько тысяч человек. Даже Летописец списка Мациевича пишет об очень маленьком Киеве. Разрастание Киева происходит только во второй трети века.
       

      Да и на севере уже Олег наверняка имел дело со славянской дружиной под началом варягов.

       
      Ну где на севере славянские дружины? После двух волн резни 840-х и 860-х всякое развитие на севере замирает вплоть до появления варягов конца 880х-890-х с ярко выраженным скандинавизмом. Разрушенная Ладога восстанавливается в 890-е, заброшенная Любша не восстанавливается, Изборск восстанавливается, Холопий городок восстанавливается, Ковно не восстанавливается. Городище строится заново.
       

      Тем более от Аскольда и Дира эта традиция инкорпорации местных кадров уже возникла.

       
      Инкорпорация кого с кем? Какого то безвестного отряда варягов с тремя луки-райковецкими деревнями? Как они датируются археологически?
       

      Отсюда, кстати, понятны поклонения и клятвы именно славянским богам и на оружии.

       
      На оружии еще понятны, а вот с Перуном большущие натяжки. С какого бодуна греческий писарь записывал имена языческих богов?
       
       

      Еще следует учесть и эффект репродуктивного успеха. Например, у варягов была не одна, а скорее всего несколько, в общем — множество наложниц/случайных связей, плюс жены. То есть один варяг оставлял как минимум несколько, а то и более потомков. И это компенсирует или даже превышает коэффициент снижения концентрации искомой галогруппы при перемешивании населения на территории вне контактной зоны. Поэтому предыдущие оценки остаются в силе. Кроме того, что в местах концентрации скандинавов все равно в большинстве случаев (может быть Смоленская область — исключение, но есть ведь и другие места, например Черниговщина, Киевщина, и др.), должны оставаться всплески повышенной концентрации их субкладов, хотя и размытые военными, миграционными, и иными процессами.

       
      Нуу, всеж несколько преувеличенное мнение об «озабоченности» варягов, навеянное известиями о жизни конунгов и явно сказочно-раздутыми сообщениями арабов. Много жен и наложниц, а так же много детей, могли себе позволить немногие (наложниц и детей тоже надо прокормить), конунги и ярлы, и то при наличии чрезмерной склонности к женщинам. Сообщения саг говорят нам, что подавляющее большинство скандинавов имело 2-3 детей, а часто и только одного. Гигантская детская смертность никуда не девалась. Даже большинство конунгов не имело склонности к «многосемейственности». К примеру у Гудреда охотника было всего два сына от двух жен — Олаф Альф Гёстрадира и Хальвдан Черный. У Олафа был всего один сын, Рёнгвальд Достославный, у которого была только одна дочь, не было даже побочных сыновей. Потому после смерти Рёнгвальда все его земли отошли кузену Харальду Хорфагеру. Сам Харальд был вторым и единственным выжившим сыном Хальвдана Черного, его старший брат умер(или был кем то убит, там очень смутное известие) в подростковом возрасте. Вот Харальд был падок на женское общество и оброс детьми не хуже Владимира, имея уйму жен и наложниц.
      Однако, таких многолюбивых конунгов, как Харальд и Владимир в скандинавские источники знают немного. Наиболее явный пример кроме них — Рагнар, имевший от трех жен и двух наложниц уйму сыновей. Однако, если взять сыновей самого Рагнара, то у них сыновей практически не было. У кого были, это два сына Бьерна Железнобокого и единственный сын Сигурда Змей в Глазу. Коли такова была ситуация среди конунгов и ярлов, то у простых керлов и хевдингов( а большинство саг повествует нам не о конунгах и ярлах, на бытовые темы) все было куда проще и прозаичнее.
      Едва ли кумулятивный эффект был так уж ощутим. особо на фоне убыли в боях.
      Интересно сравнить и с известиями о потомстве Ролло, герцога Нормандского. У самого Ролло был всего один побочный сын и четверо дочерей. У его сына Уильяма был только один побочный сын, официальный брак был бездетным. Первый брак Ричарда, сына Уильяма, был бездетен, и только во втором союзе у него было пятеро сыновей. Т.о. кумулятивное накопление в роду герцогов Нормандских стало появляться только в четвертом поколении.

  • Уважаемые Аксель и Виталий! Давайте временно несколько абстрагируемся и посмотрим на некоторые вопросы с другой точки зрения. У нас есть некий правитель – князь и его окружение, его дружина. 1) Этот князь/воевода, захватывая город, в данном случае Киев, не просто обустраивает его как свою базу, но как столицу. Он/они создают сеть крепостей и новых поселений, куда по приказу князя переселяются для освоения этой территории местные жители, славяне – поляне, древляне, и другие местные племена. Но не чужеземцы – скандинавы. При этом в ряде поселений есть небольшие отряды дружинников князя. 2) Дружина князя полиэтнична, с сильным заметным вкладом/управлением варяжского элемента. При этом сами князья/воеводы и их дружины, начиная с 907-911 годов, клянутся перед партнерами/чужеземцами на чужбине славянскими богами, которые они называют своими – Перуном и Волосом в сочетании с клятвой на оружии. Несколько позднее часть дружины и окружения князя оказывается уже христианами. 3) Во всех лревнерусских источниках для обозначения верховного правителя и начальника его дружины, и др. его  используются только славянские названия  «князь»( Все синхронные источники первой половиныX в. называют некоего правителя руси. В договорах князей Олега и Игоря они названы — «великий кнѧзь роуский», «Вторая страта элиты руси обозначена в договоре 911 года свѣтлые бояре или свѣтлые кнѧзи ( А. С. Щавелев) и «воевода», а также «отрок». Скандинавские термины отсутствуют. При этом титул воевода также упоминается и в трактате КБ: (древнейшая фиксация в трактате «Об управлении империей» — ὁ βοέβοδος ), и это записано со слов информатора. «Начальная часть раннего летописания знает набор социальных лексем, точно совпадающий… социальной номенклатурой. В Новгородской первойлетописи младшего извода (= Начальный свод, наиболее точно отражающий прото-нарратив, ставший основной летописного текста, «Сказание о первых русских князья»)это:князь и княгиня, воевода (Олег, Свенельд, Претич), муж (Олег, Свенельд, Претичи др.), отрок (по именам не названы). Все воеводы имеют свои собственные военные отряды: Олег — предводитель войска, напавшего на Константинополь, есть «отроки»у Свенельда и «дружина» «людей той стороны Днепра» у Претича»… «боярин»… ( А. С. Щавелев) 4) Согласно КБ, «их архонты со всеми росами» (οἱ αὐτῶν ἄρχοντες μετὰ πάντον τῶν Ῥῶς) выходят «в полюдие» (опять использован чисто славянский, но не скандинавский  термин). 5) Хорошее знание информатором КБ «росских» и славянских названий днепровских порогов, которые находятся не на славянской территории, говорит о смешанном составе войска росов, в котором равноправно используются обе номенклатуры названий. Об этом же говорит и описание обрядов с жертвоприношениями петухов и др., общими для всего войска. 6) Уже сын (князя Игоря) и некоторые другие родственники имеют славянские имена. 7) Археологи фиксируют полиэтничность захоронений элиты в Киеве, не находя ни одного чисто скандинавского комплекса. Они говорят только о новой социальной общности под названием «русь». 8) Киевская полиэтничная власть уничтожает Гнездово как альтернативный конкурентный центр под явным скандинавским управлением. 9) Генетический скандинавский вклад на территории Украины – распространенный с территории Поднепровья и Подесенья соответствует вкладу максимум 250-300 человек. 9) При этом «росы» привлекаются византийцами для военных действий, видимо как союзники/наемники с 912 года. «С начала X в. византийцы начали фиксировать регулярное прибытие руси в Константинополь14, службу руси в византийских войсках и союзнические отношения Руси сВизантией. Одним из первых сообщений о руси на византийской службе может являтьсяпассаж о народе Ῥῶς называемом οἱ Δρομῖται, помещенный в описании событий 904 г.,в так называемой Хронике Псевдо-Симеона15Эта Хроника является компиляцией,представляющей собой отдельную редакцию в семействе вариантов Хроники СимеонаМагистра и Логофета16Хроника Псевдо-Симеона сохранилась в двух рукописях, однаиз них Parisinusgr 1712 датируется по почерку XII в.17, а вторая (Cod. Escor .gr Y– I-4)является, скорее всего, ее апографом XVI в. В тексте Хроники Псевдо-Симеона есть два пассажа, включающие в себя заметку об этимологии этнонимов Ῥῶς и Δρομῖται (л. 4и л. 258 об.)18…Мы знаем,что чуть позже командующий морского похода против арабов логофет дрома патрикий Имерий в 910–911 г. использовал отряд народа Ῥῶς. Далее, в 910–911 г. 700 представителей народа Ῥῶς («Ῥῶς ψʹ») участвовали в морскойэкспедиции логофета дрома патрикия Имерия на Крит. Затем росы участвовали в военно-морских походах 935 г. при императореРомане I Лакапине (семь кораблей с 415 людьми) и 949 г. при Константине VII Багря-нородном (584 росов и 45 юношей при них).В этом же трактате есть упоминание крещеной руси («οἱ βαπτιζμένοι Ῥῶς») на визан-тийской службе в 946 г. Служба представителей руси в Византии предусматривается обоими договорами князя Олега с императорами Львом VI и Александром и князя ИгоряРюриковича с византийскими императорами Романом I Лакапином, Константином VIIБагрянородным и Стефаном Лакапином. Наконец, в 956 г. арабский историк Абу-л-Хасан ‘Али ибн ал-Хусайн ал-Мас‘уди в «Книге предупреждения и пересмотра» уже уверенно пишет: «…Ар-Рус… вошли многие из них в настоящее время в общностьар-Рум (Византийская держава) подобно тому, как вошли ал-Арман (армяне) и ал-Бургар (болгары), которые [представляют собой] один из видов ас-Сакалиба (славяне),и ал-Баджанак (печенеги) из тюрок. И они [византийцы] поместили их [русов, армян,болгар и печенегов] гарнизонами во многих из своих крепостей, примыкающих к гра-нице аш-Шамийа (сирийской), обратили их против Бурджан (бургундцев?) и другихнародов, враждебных им и окружающих их владения». В этом же трактате есть упоминание крещеной руси («οἱ βαπτιζμένοι Ῥῶς») на византийской службе в 946 г… В письме подданного царя Хазарии Иосифа, который предпо-ложительно правил в промежутке между 920 и 960-х гг., — анонимного хазарского еврея(так называемый «Кембриджский документ» или «Документ Шехтера») фигурируетв качестве союзника византийского императора Романа I Лакапина царь («мелек») руси(R-W-S-Y’) по имени «H-L-G-W» (в русской транскрипции: Х-л-г-у, относительно точ-ная древнееврейская передача скандинавского имени Helgi В письме, которое можно датировать промежутком между 921 и 924 гг., вероятнейвсего, 922 г., патриарха Николая I болгарскому царю Симеону Великому росы уверенноназваны как один из военных союзников Византии: «…Откуда же причина того, чтосейчас нас поражает сильное жало [боли], послушай меня, возлюбленный друг (царьБолгарии Симеон. —А. Щ.), общее движение мощное, насколько мне понятно, по цар-скому решению против твоей области (семантически ближе всего русский перевод:Твоих владений с изменением числа. —А. Щ.) и твоего народа было или будет организовано: росы вместе с теми же патдзинаками (= печенегами. —А. Щ.) и еще же аланы и с запада». В итоге поиска опорных дат в письменных источниках, можно констатировать, чтосоздание политии первых Рюриковичей происходило после условного 900 г., о чем про-ницательно, хотя и без специального обоснования, писали С. Франклин и Дж. Шепард.География и структура территории державы Рюриковичей в первой половине X в. реконструируется на основе триангуляции опорных точек, известных по синхроннымписьменным источникам. Необходимо исключить из системы доказательств данныео более поздней территориальной форме Руси, то есть отказаться от попыток запол-нить «белые пятна» с помощь прямолинейной ретроспекции. Исходя из этих принципов,фактически единственной основой для реконструкции географии обитания руси первой половиныX в. является трактат «Об управлении империей» императора Константина VII Багрянородного (А. С. Щавелев ««ДЕРЖАВА РЮРИКОВИЧЕЙ»В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ X ВЕКА: ХРОНОЛОГИЯ, ТЕРРИТОРИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА) https://www.academia.edu/33926952/%D0%94%D0%95%D0%A0%D0%96%D0%90%D0%92%D0%90_%D0%A0%D0%AE%D0%A0%D0%98%D0%9A%D0%9E%D0%92%D0%98%D0%A7%D0%95%D0%99_%D0%92_%D0%9F%D0%95%D0%A0%D0%92%D0%9E%D0%99_%D0%9F%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%92%D0%98%D0%9D%D0%95_X_%D0%92%D0%95%D0%9A%D0%90_%D0%A5%D0%A0%D0%9E%D0%9D%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%AF_%D0%A2%D0%95%D0%A0%D0%A0%D0%98%D0%A2%D0%9E%D0%A0%D0%98%D0%AF_%D0%98_%D0%A1%D0%9E%D0%A6%D0%98%D0%90%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%90%D0%AF_%D0%A1%D0%A2%D0%A0%D0%A3%D0%9A%D0%A2%D0%A3%D0%A0%D0%90_The_Rurikids_Polity_in_the_first_half_of_the_10th_century_Chronology_Territory_and_Social_Structure  Далее привлечение варягов как наемников постоянно фигурирует в древнерусской и византийской истории. Здесь также можно отметить, что участие росов (чисто скандинавов, или смешанных со славянами, в византийских войнах означает и уменьшение числа  варягов в дружине Олега-Игоря. Таким образом она автоматически замещается местными дружинниками,становясь преимущественно славянской по составу, и со славянскими же терминами начиная с воеводы и обычаями. Это же касается уменьшения генетического вклада варягов в генофонд населения Киевской Руси. Выводы: этносоциальные и биологические законы отменить нельзя: мы наблюдаем быструю ассимиляцию первых варягов, начиная с Олега и его дружины в славянской среде вплоть до этнопсихологических аспектов (религия, имена детей, и др.). При этом ряд скандинавских обычаев, особенно воинско-дружинных, имен — сохраняется, как и знание скандинавского языка для взаимодействия с другими варягами/скандинавами. Во втором поколении дети варягов уже имеют славянские имена. При этом во внешних договорах используются именно славянские имена — у кого они появлялись. При этом методы обустройства подвластной территории с целенаправленным заселением ее местным переселяемым населением говорит а) о симбиозе с этим населением, и легитимности киевской княжеской власти в глазах местного населения, начиная с киевлян, б) о том, что ославянивающиеся киевские князья рассматривали эту территорию как свою, и укоренились на ней. в) Поэтому их реальная государственная политика и действия представляют симбиоз двух аспектов — варяжского (военные походы, торговля), и славянского (государственное обустройство территории, полюдие (взнимание дани),  расселение подвластных племен/ групп населения),  как правителей преимущественно славянского (даже дружина славянская как минимум на 75% и во главе с воеводой) , (но, конечно, с некоторой долей угро-финских и др. народов) — Древнеруского государства с элитой варяжско-славянского происхождения. Иными словами, значительное информационное присутствие скандинавских имен в составе элиты вводит в заблуждение и не означает существования собственно скандинавской династии со скандинавским двором, скандинавскими обычаями и скандинавской религией (ср. русские и немецкие имена и титулы и др. 18-го века в России). В реальности обнаруживается полиэтнический и поли-этнокультурный  микс с минимальным генетическим вкладом скандинавов, перерастающий в собственно славянскую ДР. Этот вывод был сделан и ранее на основании проведенного факторного анализа.    
    P. S. Для сравнения. О доли немцев в российском госуправлении в 19-м веке: «Государственная и военная служба:
    В конце XIX-го начале XX-го века в российской армии и государственном аппарате служило ок. 35.000 лиц немецкой национальности. (При том, что всех чиновников I-XIV классов в сер. 19/го века  было около 61 тыс. — А. Б.). 300 лиц немецкой национальности занимали высокие должности губернаторов. Только из двенадцати министров финансов России было 5 немцев.
    В 1880 доля немцев во внешней дипломатической службе составлял 57%.
    Многие немцы работали в центральном аппарате. С 1835 по 1902 годы они составили одиннадцать из восемнадцати руководящих административных чиновников и пять из восьми директоров канцелярии.
    Значительное влияние на политику России имел также Державный и Государственный советы. Из их 215 членов с 1894 по 1914 годы было 48 немцев, что соответствует 22 %.
    В министерстве внутренних дел только единичные лица немецкой национальности занимали в руководящие должности.
    Со времен правления Петра I (1696-1725) многие немцы служили в российском офицерском составе. После указа от 1712 г. они автоматически получили дворянский статус.» https://www.russlanddeutsche.de/ru/rossijskie-nemtsy/istoriya/iz-istorii-rossijskikh-nemtsev.html
    Таким образом присутствие значительной иностранной компоненты даже в аппарате управления или в царствующей династии не делает страну/государство  иным или изменяет его национальный и религиозно — культурный характер,  а также законы его развития и эволюции.

    •   Приветствую, Александр!  
      1)

      Этот князь/воевода, захватывая город, в данном случае Киев, не просто обустраивает его как свою базу, но как столицу. Он/они создают сеть крепостей и новых поселений, куда по приказу князя переселяются для освоения этой территории местные жители, славяне – поляне, древляне, и другие местные племена. Но не чужеземцы – скандинавы. При этом в ряде поселений есть небольшие отряды дружинников князя.

          Откуда известно, что не другие? Возникновение явно норманнских гарнизонов в Шестовице, в Поволжье, усиление норманнского присутствия в Гнездово после разгрома 960-х, появление норманнских гарнизонов в Полоцке после присоединения его к державе Владимира, норманнский гарнизон в Пскове после основания его Ольгой говорит об обратном.  
      2)  

      2) Дружина князя полиэтнична, с сильным заметным вкладом/управлением варяжского элемента. При этом сами князья/воеводы и их дружины, начиная с 907-911 годов, клянутся перед партнерами/чужеземцами на чужбине славянскими богами, которые они называют своими – Перуном и Волосом в сочетании с клятвой на оружии. Несколько позднее часть дружины и окружения князя оказывается уже христианами.

        Христианами они фигурируют уже в первом договоре, но вот вставка Перуна в договор, составленный греками, наводит на размышления о том, что он явно редактировался.  

      Во всех лревнерусских источниках для обозначения верховного правителя и начальника его дружины, и др. его используются только славянские названия «князь»( Все синхронные источники первой половиныX в. называют некоего правителя руси. В договорах князей Олега и Игоря они названы — «великий кнѧзь роуский», «Вторая страта элиты руси обозначена в договоре 911 года свѣтлые бояре или свѣтлые кнѧзи ( А. С. Щавелев) и «воевода», а также «отрок». Скандинавские термины отсутствуют. При этом титул воевода также упоминается и в трактате КБ: (древнейшая фиксация в трактате «Об управлении империей» — ὁ βοέβοδος ), и это записано со слов информатора. «Начальная часть раннего летописания знает набор социальных лексем, точно совпадающий… социальной номенклатурой. В Новгородской первойлетописи младшего извода (= Начальный свод, наиболее точно отражающий прото-нарратив, ставший основной летописного текста, «Сказание о первых русских князья»)это:князь и княгиня, воевода (Олег, Свенельд, Претич), муж (Олег, Свенельд, Претичи др.), отрок (по именам не названы). Все воеводы имеют свои собственные военные отряды: Олег — предводитель войска, напавшего на Константинополь, есть «отроки»у Свенельда и «дружина» «людей той стороны Днепра» у Претича»… «боярин»… ( А. С. Щавелев)

        Касаемо воеводы. Давайте почитаем места, из Константина)    
        [Знай], что народ турок имел древнее поселение 1 близ Хазарии, в местности, называвшейся Леведия — по прозвищу их первого воеводы 2. Этот воевода прозывался личным именем Леведия, а по названию достоинства его именовали воеводой, как и прочих после него.
      ……
        Через недолгое время упомянутый хаган, архонт Хазарин, сообщил туркам, чтобы они послали к нему Леведию, первого своего воеводу. Посему Леведия, явившись к хагану Хазарии, спросил о причине, ради которой хаган отправил посольство, [требующее], чтобы Леведия пришел к нему. Хаган сказал ему: «Мы позвали тебя ради того, чтобы избрать тебя, поскольку ты благороден, разумен, известен мужеством и первый среди турок, архонтом твоего народа и чтобы ты повиновался слову и велению нашему» 14. Отвечая хагану, тот произнес: «Твое отношение ко мне и твой выбор я высоко чту и изъявляю тебе подобающую благодарность, но поскольку я неспособен к такой власти, то не могу повиноваться 15. Есть, впрочем, иной, помимо меня, воевода, называемый Алмуц 16 и имеющий сына по имени Арпад 17. Лучше, чтобы один из них, либо этот Алмуц, либо его сын Арпад, стал архонтом и повиновался слову вашему». Итак, довольный такой речью, упомянутый хаган дал Леведии своих людей и послал их с ним к туркам. Когда они беседовали об этом с турками, то турки предпочли, чтобы архонтом скорее оказался Арпад, чем его отец Алмуц, как более достойный, более желанный из-за его разума, рассудительности и мужества и способный к такой власти. Его-то они и сделали архонтом, по обычаю — «закану» 18 хазар подняв его на щите 19.    
      Обратим внимание — Рассказывая о «турках» — венграх и хазарах, Константин упоминает термины «воевода», «закан» — явно искаженное «закон», что выдает его информатора — славянина, рассказывавшего Константину о венграх и хазарах, используя славянские термины, для обозначения слов, коим он был не в состоянии подобрать греческие термины.   К русам это не имеет никакого отношения. Будем венгров и хазар записывать в славян? А что? Альмыш и Арпад, чем не славяне?? А уж Иосиф и Пейсах, — да самые настоящие..      
      Касаемо «полюдия» вообще трактовка греческого πολυδια, хоть и напрашивается аналогия с полюдие, но эта версия не безупречна фонетически По гречески оно читалось бы «полидиа». Версия, что υ Константин употребил вместо ю или у, разбивается об факт, что к Х веку эта буква уже много столетий читалась как И. Тому доказательства и заимствования в латынь аналогичной Y, как i-grec — и-греческое, а не ю-греческое, и заимствование в русский из византийского греческого терминов: μυρο — миро, Σύνοδος — синод и др, имен: Мύρον-Мирон, Πολύκαρπος — Поликарп и др. 
      При этом, само построение фразы Константина,как его печатают издатели, выглядит парадоксальным.
      Ἡνίκα ὁ Νοέμβριος μὴν εἰσέλθῃ, εὐθέως οἱ αὐτῶν ἐξέρχονται ἄρχοντες μετὰ πάντων τῶν Ῥῶς ἀπὸ τὸν Κίαβον, καὶ ἀπέρχονται εἰς τὰ πολύδια, ὃ λέγεται γύρα…  
      Константин пишет так, будто для него «πολυδια» вполне понятное слово и употребляет его с определенным артиклем,что практически невозможно с термином, который бы он не понимал, и ему надо было бы его объяснять.   При этом, несоответствия артиклей и окончаний τὰ πολύδια и ὃ λέγεται γύρα ставит много вопросов к переписчику. Артикль τὰ это аккузатив среднего рода, однако в πολύδια стоит окончание женского рода. Артикль ὃ это номинатив мужского рода, но γύρα стоит опять в женском роде вместо необходимого γύρος.  
      В результате получается  
      «и удаляются в τὰ πολυδια, ὃ именуемый γύρα…    
        γύρα — еще один интересный момент. Обычно выводят его из γύρος -вращение(откуда гироскоп), однако употребление странной формы -γύρα не имеющей объяснения(термин употребляется в изданиях с определенным артиклем ὃ мужского рода, но слово употреблено с женским окончанием -α), наши переводчики решили через искусственный конструкт «кружение», хотя это элементарно может быть объяснено ошибкой писаря.
        Обратившись к рукописям codex Parisinus Grec-2009 и codex Parisinus Grec-2967(хотя считается, что в основе всех известных рукописей лежит Grec-2009), увидим в них разночтения,   В рукописи Grec-2009 (л.18об) интересующее нас место читается  
      καὶ ἀπέρχωνται εἰς τὰ(ι?) πολύ δια(ι?) ὃ λέ||γται γ(ί?)ρα
        Разночтения с издательскими публикациями в четко читаемом ω вместо ο в слове ἀπέρχωνται, в возможном наличии ι в концах τὰ(ι?) и πολύ δια(ι?), что является следствием особенности почерка писаря, у него α писалось с подъемом хвостика, и отличить написание α и αι можно с трудом. При этом, между πολύ и δια явен пробел. В λέγεται у него пропущено второе ε и написано λέγται. А вот увидеть γύρα можно только при огромной фантазии. Знаком, что после γ должна стоят гласная указывает наличие ударения, но после γ четко читается ρ.  
          В кодексе Grec-2967(л.6) картина изрядно иная. Интересующие нас слова написаны τὰπολυδια слитно, а в Гυρα буква Г стоит заглавная, подразумевая собственное имя.   Т.е. переписчики кодекса Grec-2967 Эпархий и Михаил Дамаскены не понимали смысла слов и пытались дать им свои трактовки. Это тем страннее, что πολύ δια это хорошо известный оборот(напр. у Аристотеля: «»Εμπεδοκλής μετήνεγκεν έντους Περσικος είπών “άλφιτον Α — ύδατι κολλήσας». και αναλίσκει πολύ δια τύτο»(Προβλήματα КА) или у Тимофея Кириакопулоса» Μόλoν τύτο εσυ τροασαθόντας τόσον πολύ δια το σώμα, δεν σε εννοιάζει ποσώς δια τlu ψυχluυ.» в «Προαγωγη της Χριστιαν») , однако он не требует пред собой артикля. По этой причине переписчики решили, что артикль и два последующих слова образуют один конструкт τὰπολυδια, не имеющий смысла.
      Как я полагаю, с «πολύ δια» там все гораздо проще.
      Первая вероятность: У писаря Михаила банально пропущена или не прописалась в пробеле буква «ο», странно, но что то ни ДюКанге, ни Моравчек не вспомнили о старом библейском термине «πολυοδια» — «долгий путь» См Lampe Patristic Lexicon стр 1117, Sophocles Evangelinus Apostolides — Greek lexicon of the Roman and Byzantine periods (from B.C. 146 to A.D. 1100) стр 907. Употребление см Sept.Esai.57,10, Greg.Nyss.III,352C.  
      В результате получится вполне логичное:  
      удаляются в долгий путь (τὰ πολυоδια), именуемый круг…  
      Хотя это не снимает вопросов с употреблением грамматических форм -τὰ πολυоδια и ὃ λέγεται γύρα.  
      Вторая вероятность: Нельзя исключать, что писарь Михаил, которому принадлежит создание кодекса Grec-2009 во времена Ионна Дуки, пользовался испорченным протографом, и в реальности после πολύ δια стояло какое то слово, которое не сохранилось, и артикль τὰ относится к нему, а оборот πολύ δια имеет свой исконный смысл — очень много, очень большой и пр. И это точно соответствует раздельному написанию πολύ δια в кодексе Grec-2009.    
      Касаемо летописей я б не был столь уверен в опоре на них. Они записывались минимум через сто лет после Святослава, причем, первыми записывали присланные на Русь болгары и греки, в соответствии со своим лексиконом. Самые оптимистичные предположения, что дошедший до нас Начальный свод относится к 1070-1090 гг, хотя списки его вообще 15 века, не ранее.
        4)

      » Археологи фиксируют полиэтничность захоронений элиты в Киеве, не находя ни одного чисто скандинавского комплекса. Они говорят только о новой социальной общности под названием «русь». «

        А где там вообще «чистые» захоронения? Михайлов прямо пишет об иноэтничной и новой в этих местах общности, но чуждой славянам и финно-уграм.
        «По-видимому, камеры – это дохристианский погребальный обряд новой, социальной, и в какой-то мере, новой для Восточной Европы этнической группы – руси. Эта группа формируется в городах, отличается от окружающих славянских и финно-угорских племен. Она имеет ярко выраженную североевропейскую составляющую и вещевой набор, указывающий на её связи с международной торговлей.»
        Т.е. Михайлов видит в пестром вещевом наборе следы международной торговли, а не этническое смешение.
      5)  

      Киевская полиэтничная власть уничтожает Гнездово как альтернативный конкурентный центр под явным скандинавским управлением.

        Угу, только если до разгрома Гнездова скандинавское управление было не очень выразительным, после оно стало сверхдоминирующим.
        6)  

      » При этом «росы» привлекаются византийцами для военных действий, видимо как союзники/наемники с 912 года. «

       
      Не с 912-го а пораньше. Поход на Крит датируется 910 годом. Кроме того, еще со времен Михаила упоминается гвардия фарган, которое эволюционировало в варанг — варяг.  
      При этом:  
      1) Арабские географы говорят о грабительской политике русов к славянам, что подтверждают и фраза Святослава о поставках рабов из Руси, и Раффельштатский таможенный устав, говорящий о поставках русами рабов.
        2) Греки четко говорят о росах от рода франков.  
      3) Лев Диакон говорит о совете росов под название «кометон», не имеющий славянского происхождения. Святослав, хотя и имеющий славянское имя, двух своих сыновей называет германскими именами Олег и Владимир.
        5) Наличие упоминаний Перуна и Велеса в договорах князей с греками не имеет византийского происхождения, а несет следы правки летописцем.
        6) Летописец Начального свода уверен, что первым ставить идолов и устраивать языческие капища в Киеве и Новгороде стали Владимир и Добрыня.  
      7) Ловмянский утверждает, что Волос не имеет славянского происхождения, а является отражением балканского культа Св Власия, покровителя скота, и был занесен на Русь только в ходе балканских походов Святослава. Так что его упоминание в «договорах» — анахронистично.  
      8) «Моравское» влияние на Руси проистекает из Болгарии и хронологически увязывается с походами Святослава.

  • Уважаемый Аксель! «1) А как тогда насчет «угорских», и вообще степных, артефактов в скандинавских захоронениях? Как быть с феноменом, описанным Charlotte Hedenstierna-Jonson, «мода на степное»? Так ведь эти вопросы не ко мне, а к К. Михайлову – это его выводы по камерным захоронениям Киева и др. И не он один отмечает полный микс, особенно в Киеве. А есть еще и моравские артефакты. Никто не может атрибутировать чисто скандинавские могилы в Киеве. И это факт. А он говорит как минимум об ассимиляции/изменении религиозных представлений и обрядности.
    2) По генетике: «Это идеи практически в рамках мальтузианской логики. Приблизительно так же, рассуждают обвинители коммунистов в том, что не исполнились прогнозы Меделеева, в 2000 году на территории бывшей РИ не жило 590 млн человек. Демография не столь линейна, как представлялась мальтузианцам.» «Вот получив ответы на эти «простые» вопросы, мы будем иметь хоть отдаленное представление о динамике варяжской компоненты во времена первых князей и её развитии в исторической перспективе. Это не простая линейная функция, как считали мальтузианцы…»   Согласен, нелинейна. Но оценки с точностью до порядка (коэффициент 10) сделать можно. Потому что 590 млн. отличается от 250 млн.  жителей б. СССР всего в два раза, а не в десять. То есть по порядку – Менделееев не ошибся. Большие числа тем и хороши, что можно давать вполне правдоподобные оценки. И даже если мы возьмем 4-5% “скандинавских» I1 -это ситуацию принципиально не изменит.Теперь об оценке населения ДР.  По мнению Ловмянского (Польша) для семьи из 6 человек при двупольной системе необходимо было иметь 22 гектара земли. Для Руси X-XI веков параметр составляет около 3 чел. на 1 кв. км. Соответственно, площадь Киевской и Черниговской областей – 28, 1 + 31,9 = 59 тыс. кв. То есть достижимый максимум – 180 тыс. чел. А для сер. XII века население Киева П. Толочко оценивал ок. 30-50 тыс. чел.Но в начале X -го века конечно население было, конечно, намного меньше. То есть положенные в оценку 50 тыс., да еще в контактной с варягами зоне – это максимум (я еще конечно и завысил). И в самом Киеве в первой трети 10-го века проживало максимум несколько тыс. чел. Отсюда и оценка – несколько сот скандинавов – это максимум из тех, кто оставил генетический след. Погибшие и ушедшие «до того как» не с счет. С Олегом могло прийти около 200 варягов, плюс вспомогательные войска. Плюс местная дружина, оставшаяся служить после переворота/захвата Киева, человек 100-200.  Вот вам и 400 дружинников у «царя русов». Для походов и подчинения соседних земель в рядовые дружинники набираются и обучаются местные кадры – то есть славяне, в глазах которых Киевские князья (не конунги!) – легитимные правители, и они уже поклоняются славянским богам. (И они ставят новые города, и расселяют славянское же население по своей территории). Тем более от Аскольда и Дира эта традиция инкорпорации местных кадров уже возникла. Да и на севере уже Олег наверняка имел дело со славянской дружиной под началом варягов. Если теперь варяги выступают в роли «офицеров», старших дружинников, то 200 варягов в принципе,  могут возглавить подразделения целого войска из 2-4 тыс. чел. а то и больше, при наличии славянских «старшин» над «отроками». И все это – уже «русы». Плюс некоторые возможные пополнения с севера — для походов на Византию и Каспий. Отсюда, кстати, понятны поклонения и клятвы именно славянским богам и на оружии. Против основной массы собственных воинов и собственного населения не попрешь, примешь их веру… Для контроля торгово-транзитных пунктов типа Шестовице, Гнездово, Вышгорода, Выползова, и др. достаточно по 60-70 чел. дружины, как и считается сегодня. Из них варягов – в ряде мест — достаточно нескольких, до 10 чел. . Походы и естественная убыль приводят к замещению части варягов славянскими военачальниками в этой новой дружинной общности – «руси». Выжившая варяжская часть из ближайшего окружения князя становится элитой (боярами), чьи имена фигурируют в договорах, но рядом и славянская элита – не случайно же используется термин «воевода». Дети варягов, в том числе и самих рюриковичей во втором поколении уже получают славянские имена и далее быстро ассимилируются вместе с Рюриковичами в славянском окружении, становясь воинами и элитой нового славянского государства  с династией варяжского происхождения, и уже наемной (по давно сложившейся практике) варяжской части дружины. С ними еще общаются на скандинавском языке, который не забыт в силу регулярных контактов. Однако со славянскими поддаными давно общаются на древнерусском языке. Это конечно схематический сценарий, но он следует как из факторного анализа, так и из ряда данных, и ничему не противоречит.

  • Уважаемый Виталий! 1) » Но если выяснится, что речь о нескольких процентах для 200 млн. населения трех республик, то стоит уже задуматься о типе колонизации — вряд ли столько можно списать лишь на управленческое и военно-торговое присутствие.» Однако правдоподобную оценку можно сделать. Если это действительно несколько процентов, например 5% (условно — надо ведь проверять субклады), и все они от варягов, то они возникли в основном в результате миграционно-диффузионных процессов населения из контактной варяго-славянской зоны, возникавшей вдоль речной системы Восточной Европы. С последующим увеличением в численности, как и все остальное население. Какое местного количество населения могло проживать в этой контактной зоне? От силы десятки тысяч, и то большая часть — тяготела к торгово-ремесленным городищам. И это на протяжении 150-200 лет. То есть, взяв самый возможный максимум — около 100 тыс. местного населения в контактной зоне, мы получаем около 5000 чел. — носителей скандинавского I1 на 150 лет контактов. А это дает 33 чел. в год. На 10-15 лет «порционного» вклада от пришедшей группы варягов получается 330-500 человек. И порядок цифр не меняется, даже если мы увеличим население в контактной зоне в два раза! Я уже писал, что ситуация чем-то похожа на Митанни — небольшая группа индоариев на колесницах вторглась к хурритам и  образовала свое государство. Они конечно ассимилировались в хурритской среде, кроме индоарийских династических имен и имен богов, которыми они клялись, а также, конечно коней и колесниц ничего у них своего специфического не осталось. А в нашем случае, и боги у варягов с момента прихода в Киев — уже славянские, что говорит о быстрой ассимиляции. С другой стороны, поддержание контактов с северными варягами, практика их наемничества — привело к сохранению и ряда скандинавских аспектов — например языка, дружинной культуры, восприятия новых веяний, в том числе и в обрядности. (С переводом «с французского» (то бишь скандинавского) — на нижегородский» (древнерусский), и обратно -уже позднее  :) ) 2) И еще очень важный момент: если ты породнился с местным населением, одной веры с ним — оно твое, и твой союзник. И ты заботишься о его расселении, создании городов и процветании собственного складывающегося государства. Это и есть вариант поведения киевских князей.  А если население тебе просто безразлично или враждебно, что это просто объект для добычи добра. Это стандартный варяжский вариант. (А в складывающейся Киевской Руси мы видим эти обе стратегии — внутреннюю для развития, и внешнюю, связанную с походами). Поэтому ДР и возникла в Киеве, и не могло возникнуть где-то еще в ВЕ, где промышляли и торговали норманны. Не говоря уже о том, что на юге было множество стимулирующих, ввиду взаимодействия,  влияний от соседних государств, включая и родственную Великую Моравию.

    • Приветствую, Александр!
      1) >>> носителей скандинавского I1
      У норманнов не только I1. Вот, к примеру, у Рюриковичей — N1, «северобалтийский» снип.
      Возьмем хотя бы самые представительные гаплогруппы: у современных шведов 37% I1, 21,5% R1b. У норвежцев и датчан — I1 и R1b вообще поровну (https://www.eupedia.com/europe/european_y-dna_haplogroups.shtml). Конечно, и здесь потребуется поиск конкретных субклад R1b. Но уже понятно, что вместе с I1 шло как минимум не меньшее количество носителей других гаплогрупп

      Мое <<< » Но если выяснится, что речь о нескольких процентах для 200 млн. населения трех республик, то стоит уже задуматься о типе колонизации — вряд ли столько можно списать лишь на управленческое и военно-торговое присутствие
      Ваше >>> Однако правдоподобную оценку можно сделать. Если это действительно несколько процентов, например 5% (условно— надо ведь проверять субклады), и все они от варягов, то они возникли в основном в результате миграционно-диффузионных процессов населения из контактной варяго-славянской зоны… Какое местного количество населения могло проживать в этой контактной зоне? От силы десятки тысяч, и то большая часть — тяготела к торгово-ремесленным городищам. …То есть, взяв самый возможный максимум — около 100 тыс. местного населения в контактной зоне …
      Как раз при подобных допусках картина получается очень печальная.
      Предположим- беру озвученные Вами оценки и допуски — что сейчас среди нас потомков норманнов по гаплам 5%, население контактной зоны (которое впоследствии «разнесет» варяжские гаплы по всему ареалу) в 10веке — 100тысяч, а количество «базовых» норманнов на Руси — 1,0-1,5тыс.чел.
      Численность населения Древней Руси приму (по умеренной оценке) — пусть даже в 3 млн. на конец 10в. (распространенные оценки — см., напр.:ТаланинВ.И. Русскиесословия: история и современность.-Запорожье, 2006. С.42-44 — 5,5-6,5млн., Ловмяньский Г. — мин.4,5млн. только славян, Корешкин А.И. — 6млн.). После 10в. не беру, т. к. к 11в. многие знатные русы (сиречь «альфа-самцы») погибли, знать в целом ославянилась, а рядовые русы и славяне уже уравнивались в правах (РП).
      Итак, 5% от 3млн. = 150тыс.чел. — потомков «базовых» норманнов на конец 10в. Т.е. получается, что эта «тыща-полторы» смогла «оваряжить» не только контактную зону на 100%, но и еще впридачу к ней 50%. И в итоге количество генетических «варягов» умножилось в 100-150раз за 100лет! Разумеется, такое или подобное совершенно нереально. Даже если сократим варяжский конечный вклад до 2% — все равно на выходе имеем «оваряживание» 60% населения «контактной» зоны, или прирост потомков в 40-60 раз, что столь же фантастично.
      Остается увеличивать во много раз численность исходных варягов — например, до 10 тысяч человек. Получаем прирост — в 6 раз за 100 лет. Тоже слишком много, учитывая короткий век многих воинов, высокую детскую смертность, присутствие скандинавок и др. Эффект репродуктивного успеха в масштабах большой группы все же ограничен из-за ее неоднородности и усреднения.
      Вот и выходит, что генетика в первом приближении выдает весьма нескромные цифры наличия норманнов на Руси, которые не снились даже многим «норманистам» (десятки тысяч), и лишний раз ставит вопрос перед археологами и антропологами о необходимости уточнения или пересмотра критериев этнической атрибуции, в том числе в Киеве.

      2) >>> И еще очень важный момент: если ты породнился с местным населением, одной веры с ним — оно твое, и твой союзник. И ты заботишься о его расселении, создании городов и процветании собственного складывающегося государства. Это и есть вариант поведения киевских князей. А если население тебе просто безразлично или враждебно, что это просто объект для добычи добра. Это стандартный варяжский вариант.
      На свиноферме тоже заботятся о ее обитателях: умный хозяин — хорошо заботится, плохой или временщик («варяг») — не очень, но ни тот, ни другой вроде не пытаются с ними породниться…
      Качество гос.деятельности определяется не происхождением, а дальновидностью и талантами правителя.

      • Уважаемый Виталий! Из Ваших рассуждений не совсем понятно кто Рюрик – норманн, викинг, варяг или рус? Если брать его гаплогруппу, то предположительно она появляется при разделении балтославянского языка в районе Смоленска 3,5 тыс лет назад. Я бы отдал приоритет балтам в родословной Рюрика. Опять же в Рюриковичах не видно общепринятой норманнской антропологии (высокие, светловолосые с влиянием уральской расы). И всё-же гаплогруппы I1 – автохтонная и R1b – индоевропейская более характерны для норманнов, чем N1c1d1, и нехарактерны для восточных славян и балтов.
        Второе. Профессиональный руководитель общество.м (Рюрик) и профессиональный воин (викинг) – разные люди. И подготовить управленца намного сложнее. Поэтому качество гос.деятельности определялось в средние века именно происхождением, которое способствовало обучению данной деятельности и практике.  

        •  Ув.Игорь!
          1. По поводу Рюриковичей — см. мое сообщение для Александра Букалова 13.11.2018 в 18:12
          2. Чему можно было обучиться у в.-слав., ф.-у. и прибалтийских племен Игорю, Олегу или гипотетическому Рюрику по части государственного строительства?

          • Уважаемый Виталий! Я видел Ваше сообщение и был несколько удивлён категоричностью. Для меня, например, экспансия балтов в Скандинавию в 1 тысячелетии до нашей эры не вызывает сомнения. А вот превращение Вами их в германоязычных норманнов – не совсем понятно. Опять же Рюрик должен был владеть языком многочисленных кривичей, чтобы возглавить их. А у наёмников норманнов с познаванием местных языков по-видимому были проблемы.
            2. Я говорил о причинах возникновения царских династий. Информацию о государственности Рюрик (его предки) могли почерпнуть у кого угодно из иноземных купцов. Да и славяне принимали участие в разных гос.образованиях в виде вассалов по-больше, чем скандинавы.

            • Ув.Игорь!
              >>> Я видел Ваше сообщение и был несколько удивлён категоричностью.
              Мой вывод «Данных мало, но чаша весов пока склоняется на сторону Швеции” — категоричный?
              >>> Для меня, например, экспансия балтов в Скандинавию в 1 тысячелетии до нашей эры не вызывает сомнения.
              Удивительная информация, но в любом случае мы говорим о конце 1т/л н.э.
              >>> А вот превращение Вами их в германоязычных норманнов – не совсем понятно.
              Насколько могу судить, историки, археологи и лингвисты не знают никаких балтоязычных племен в Скандинавии — в отличие от германских
              >>> Опять же Рюрик должен был владеть языком многочисленных кривичей, чтобы возглавить их.
              Не уверен, что Гитлер владел славянскими языками
              >>> Да и славяне принимали участие в разных гос.образованиях в виде вассалов по-больше, чем скандинавы.
              Славянские рабы были одной из главных статей экспорта из Славонии. Думаю, что вряд ли рабство или нижайшее подданство располагает к познанию механизмов гос.управления. А в Скандинавии к тому времени уже предпринимались попытки объединения племен, создавались непрочные, но все же раннегос.образования. Норманны служили наемниками в Хазарии и Византии, им было у кого поучиться

          • Уважаемый Виталий! …чаша весов пока склоняется на сторону Швеции,  мы говорим о конце 1т/л н.э.  Марковские процессы в данном случае не подходят. Швеция имеет свою историю до Рюрика.
            Насколько могу судить, историки, археологи и лингвисты не знают никаких балтоязычных племен в Скандинавии — в отличие от германских. Историки о древней Скандинавии практически ничего не знают. Археологи фиксируют культуры и они в Швеции не германские. Лингвисты в затруднении. Ничего удивительного – наложение германского и балтского на древний язык КШК сложно просчитать. И наша великолепная генетика чётко показывает в Скандинавии автохтонов, индоевропейцев, германцев, балтов и угрофиннов. Можно также рассмотреть европейский неолит, оригинальные гены светлости кожи. Антропология классических скандинавов также имеет свои особенности. И Рюриковичи в неё не вписываются, особенно носы.
            Не уверен, что Гитлер владел славянскими языками. По Вашей версии Гитлера запросили покомандовать славянами. Оригинально.
            Славянские рабы были одной из главных статей экспорта из Славонии. А были ли вообще эти славянские рабы? Все культуры, в которых принимали участие славяне – сборные. Включали иранский, балтский, угрофинский, германский, фракийский, греческий, еврейский, хазарский, тюрский составляющие на разных этапах развития. Вспомним изображение конного авара и пленного грека. Так может греки были рабами? Вы повторяете измышления немецких историков о неполноценности славян. Но Иордан с Вами несогласен, да и греческие историки тоже. Археологи не видят славянского рабства при готах. С гуннами вообще очень тёплые отношения у славян.
            Норманны служили наемниками в Хазарии и Византии, им было у кого поучиться. Не понялВас. Норманны это национальность (неужели германцы?) или разноэтнические группы солдат-профессиональных наёмников? Или Вы сторонник «чистоты» нации в давней Скандинавии? Солдат ни психологически, ни теоретически, ни практически –  не подготовлен к управлению государством. Воинский устав, идеализация понятий и отношений, безукоризненное подчинение в соответствие с иерархией – несовместимы с гражданським обществом.
            Вывод напрашивается: Рюрик как минимум был родственен славянам и однозначно являлся руководителем высшего уровня. 

            • Ув. Игорь!
              <<<…чаша весов пока склоняется на сторону Швеции >>> Марковские процессы в данном случае не подходят.
              Уже 18 человек со снипом N-Y4338 (без учета собственно Рюрикидов) в базе Yfull — и еще никак не наблюдается южнобалтийский след. Норманны да финны. Применительно к палеогенетике специалисты и прочие пытаются судить по единицам данных. Зря — марковские процессы не подходят))
              >>> Швеция имеет свою историю до Рюрика… Историки о древней Скандинавии практически ничего не знают. >>>И наша великолепная генетика чётко показывает в Скандинавии…Или Вы сторонник «чистоты» нации в давней Скандинавии?
              Какое отношение древняя Скандинавия имеет к 9-10в.н.э.?  
              То есть, например, говоря о походе Карла XII, нужно отказаться от понятия шведы? Типа, это были на 5% саамы, на 10% финно-угры, на 20% балты и славяне, на 25% кельты, на 40% германцы (судя по генетике солдат — цифры условны)? ))) Славяне у Вас — это «чистые» славяне, остальные нации можно называть как удобно в данный момент с учетом их этногенеза. Так получается?
              >>> Археологи фиксируют культуры и они в Швеции не германские. Лингвисты в затруднении.
              А что случилось с лингвистами и археологами, да и немаловажно — с кем конкретно?
              >>> Антропология классических скандинавов также имеет свои особенности. И Рюриковичи в неё не вписываются, особенно носы.
              Да вот допускали антропологи нордические черты и у смешанного по происхождению Ярослава Мудрого.
              >>> По Вашей версии Гитлера запросили покомандовать славянами. Оригинально.
              По Вашей версии, нужно безоговорочно верить всему, что написано, и в летописях в том числе?))
              <<< Славянские рабы были одной из главных статей экспорта из Славонии >>> А были ли вообще эти славянские рабы? Все культуры, в которых принимали участие славяне – сборные. Включали иранский, балтский, угрофинский, германский, фракийский, греческий, еврейский, хазарский, тюрский составляющие на разных этапах развития.
              То есть ловили бедных хазар, иранцев, германцев, евреев, называли их славянами и продавали в рабство, а тем временем «истинные» славяне отсиживались в землянках и кушали мед?
              >>> Вы повторяете измышления немецких историков о неполноценности славян.
              Ну что Вы, такое можно у меня увидеть только в русле ментальности «отдельные факты = потенциал». Существует такая антиисторическая ментальность, коренящаяся в психологии. Подчищает все, что не так. Татарское иго? — не, не слыхивали: «тартары» — это те же русские, Бату-хан — это Батя-хан, а тюрки- ну было у них в отрядах немного наемников… Славянские рабы на Востоке? — откуда ж, Роксолана — несомненный потомок ираноязычных роксоланов, которые прятались еще в 16в. в Западной Украине…
              >>> Норманны это национальность (неужели германцы?) или разноэтнические группы солдат-профессиональных наёмников?
              Сравните с материалам западных походов норманнов — и получите ответы. Да и вроде слова типа «наемник», «солдат» на других языках не звучат как «норманн».
              >>>мы видим чёткое движение норманов на запад. Зачем им земли угрофиннов? Там и грабить нечего. А вот с точки зрения их наняли как воинов правители славяно-балто-угров вполне конструктивно
              Противоречите себе же. То, что у восточных славян и финнских народов грабить было особо нечего, — это справедливо, археология подтверждает. На какие средства и для чего им понадобилось нанимать тогда варягов? Наем которых могли позволить себе богатые государства.
              С конца 8-9в. происходит взрыв норманнской экспансии. Историки объясняли это разложением родо-племенного строя, умножением населения в Скандинавии. Какие естественные барьеры мешали двигаться на восток (прежде всего, восточным норманнам, о которых в основном речь и идет), где они обзаводились «товарами», хорошо известными по сообщениям арабских авторов.
              >>> Солдат – ни психологически, ни теоретически, ни практически – не подготовлен к управлению государством.
              Вообще-то воины-полководцы зачастую и правили в древности, да и не только тогда. А варяги управлялись своими же командирами.

              • Уважаемый Виталий! 
                Уже 18 человек со снипом N-Y4338 (без учета собственно Рюрикидов) в базе Yfull
                Данная гаплогруппа пришла в Швецию через Прибалтику и через Финляндию. Насчёт данной мутации, то вполне могла возникнуть и за пределами Швеции.
                 Какое отношение древняя Скандинавия имеет к 9-10в.н.э.?Самое непосредственное. После  КШК на территории Скандинавии не наблюдается войн и массових перемещений племён. Поэтому сохранился SNGи «степной компонент».
                Наблюдаем древние гаплогруппы I1, I2…, R1a.., R1b…
                По мт ДНК сложная картина за счёт КШК.
                Насчёт языка очень интересно. В скандинавских языках нет догерманской составляющей.
                По культурам имеет место влияние Германии.
                Антропология интересная – нордическая с уральской примесью.
                То есть, например, говоря о походе Карла XII, нужно отказаться от понятия шведы?
                От шведов отказываться смешно. Только финны в шведской армии были финнам. А вот разделить шведов с датчанами не мешало бы.
                Славяне у Вас — это «чистые» славяне Где ж чистые?Славяне впитали в себя инноваций гораздо больше, чем шведы. Поэтому и возникла проблема в определении их происхождения.
                Да вот допускали антропологи нордические черты и у смешанного по происхождению Ярослава Мудрого. Я не в курсе. Хотел бы попросить у Вас информацию на эту тему, потому что на всех «изображениях» больше похож на кордида.
                То есть ловили бедных хазар, иранцев, германцев, евреев, называли их славянами и продавали в рабство, а тем временем «истинные» славяне отсиживались в землянках и кушали мед? Обычно в рабство продавали пленных независимо от национальности. Какой смысл подданных вылавливать и продавать в рабство, они и так платят налоги? Не бьёт.
                Сравните с материалам западных походов норманнов — и получите ответы. Не получу. На запад ходили датчане и норвежцы.
                Какие естественные барьеры мешали двигаться на восток (прежде всего, восточным норманнам, о которых в основном речь и идет). Море мешало. Многочисленные кривичи, балты и угрофинны. Моё мнение – их нанимали.
                Вообще-то воины-полководцы зачастую и правили в древности Воины-полководцы занимаются организацией и обеспечением войск (управленческие вопросы государственного уровня). Солдат просто воюет.
                 

                • Уважаемый Игорь!
                  >>> Данная гаплогруппа пришла в Швецию через Прибалтику и через Финляндию. Насчёт данной мутации, то вполне могла возникнуть и за пределами Швеции.
                  Имеет значение не место возникновения гаплогруппы и перемещения, а места обитания ее носителей (и дальнейших мутаций) накануне прихода Рюриковичей:
                  8-5вв. до н.э. — датируются мутации N-Y4331 и следующие к Рюрикидам Y4338, Y4339. — Восточная Швеция, возможно Финляндия.
                  Первые века н.э. -разветвление N-Y4339 — боковые ветви (Парарюрикиды): ее нынешние представители — «норманны» (гл.обр. шведы) и финны.
                  С той же примерной датировкой (200г. н.э.) — N-Y10932, которая «населена» 2 шведами из Уппсалы (их снип 600г. н.э.) и собственно Рюрикидами (мутации 600-1000гг. н.э.).
                  Кстати, Уппсала (исторический Уппланд) и до появления популяционной генетики рассматривалась как одна из родин ВЕ варягов — и с точки археологических параллелей, и ономастических — еще Томсен в позапрошлом веке заметил, что многие имена послов из договоров особенно связаны с восточно-шведскими провинциями Сёдерманланд, Эстергётланд и Уппланд.
                   
                  >>> Насчёт языка очень интересно. В скандинавских языках нет догерманской составляющей.
                  Прежде всего, с самим догерманским субстратом не все ясно — эта гипотеза продолжает оспариваться. Но даже если обратиться к списку этой «сомнительной» лексики, то он общегерманский, т. е. скандинавский в том числе.  
                   
                  <<< Да вот допускали антропологи нордические черты и у смешанного по происхождению Ярослава Мудрого.
                  >>> Я не в курсе. Хотел бы попросить у Вас информацию на эту тему, потому что на всех «изображениях» больше похож на кордида.  
                  Да, пожалуйста.
                  Исследованиями антропологии Ярослава занимались В.В.Гинзбург и М.М.Герасимов в 30-ые годы. Первая проблема — это не лучшее время для объективных и честных заключений, тогда наблюдался самый расцвет советского антинорманизма с соответствующей политической, академической и личной цензурой. Второе — было очень давно, а антропологический багаж данных постоянно пополняется и критерии этноантропологической идентификации уточняются. Сейчас пересматриваются результаты из работ 1970-1980-х гг., о 30х же и говорить не приходится.
                  Оба указали, что череп ближе всего подходит к типу славян, но с какими-то посторонними влияниями. Из книги М.М.Герасимова «Основы восстановления лица по черепу» (1949): «В отличие от них (славян) в данном черепе обращает на себя внимание большая высота лица и очень мало углубленные собачьи ямки, т.е. признаки, свойственные брахикефальным черепам, которые В.В. Гинзбург склонен объяснять смешением длинноголового типа с короткоголовым. По данным Г.Ф. Дебеца, этот смешанный тип представлен в первых веках нашей эры в юго-восточной части СССР. Не исключена, однако, возможность, что упомянутые детали черепа могут быть объяснены наличием некоторых нордических элементов”.
                  Так или иначе, главное, что в их работах содержатся краниологические параметры Ярослава, по которым можно делать актуальные выводы. Расчеты у меня есть — они элементарные, но чтобы не перегружать коммент — их основные итоги:
                   
                  Общая характеристика скандинавской антропологии.
                  С.Л.Санкина (Скандинавская проблема в свете антропологических данных, 2008): «Германский краниологический вариант, хотя и обнаруживает некоторую межгрупповую изменчивость, в целом чрезвычайно своеобразен и может быть достоверно выделен в инородной среде. …Большинство германских серий (а скандинавские — все) характеризуются сочетанием низкого свода черепа с высокими лицом и орбитами. Кроме того, у германцев длинная черепная коробка, а также весьма узкий относительно ширины лица нос.
                  Балты и близкое к ним по морфологии население западных территорий Древнерусского государства, а также часть финнов (эсты, карелы, коми, вепсы) отличаются высоким черепом и низкими орбитами. Этот фактор, несмотря на совпадение других характеристик, отчетливо разделяет германцев и указанные народы…
                  Часть финнов, население основных территорий Древней Руси, южные и большинство западных славян, как правило, имеют средние показатели и обычно наблюдаемое соотношение названных признаков, что также отличает их от германцев.»
                  Теперь, собственно, германский диапазон краниометрических индексов, практически не перекрываемый в.-слав. вариациями (по книге: Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. – М., 1973, теми же критериями руководствовалась С.Л.Санкина в наше время):
                  Индекс №1. Низкий свод черепа = [79,4-82,1] — у словен и финно-угров индекс выше
                  Индекс №2. Высокое лицо = [51,5-57,6] — у словен и финно-угров ниже
                  Индекс №3. Высокие орбиты = [23,8-26,5] — у словен и финно-угров ниже
                  Индекс №4. Узкий нос = [17,5-18,7] — у словен и финно-угров выше индекс.
                   
                  И вот что получается по Ярославу:
                  Индекс №1 = 81,9 — попадание в диапазон, но при этом недалеко от максимального значения; у словен Ижоры неблизко — 83,7, в то же время многие скандинавские (согласно Санкиной) захоронения в Северной Руси превышали «германский» максимум 82,1 — т. е. для норманнов-руси ВЕ (видимо, с небольшой местной примесью) даже немного повышенный индекс — это норма;
                  Индекс №2 = 54,4 — классика германской классики
                  Индекс №3 = 26,5 — попадание, причем совершенно на другом полюсе от славяно-финских типов
                  Индекс №4 = 21,2.  
                  Итак, три из четырех ключевых индексов со значениями в пределах классических германских вариаций. Исключение, как Вы верно заметили, — нос (широковат).
                  Однако как раз с ним была проблема — носовые кости Рюриковича попали в распоряжение исследователей фрагментированными, и замеры антропологов по результатам реконструкции носили лишь вероятностный характер (цифры назальных и скуловых параметров у них приведены со знаками вопроса). Как отметила дочь Герасимова: «Проблема заключается как в сохранности носовых костей, которые были «несколько обломаны», так и в том, что методика реконструкции носа существенно уточнялась в 1960-е гг. … Дело в том, что форма носа воспроизводится в настоящее время несколько по-иному, нежели это делал М.М. Герасимов на ранних этапах своей работы …» (Пежемский_Д.В., Герасимова М.М. К 70-летию создания скульптурного портрета Ярослава Мудрого по его черепу). Т.е. вслед за антропологами нельзя исключать и некоторую величину искажения в ходе моделирования.  
                  Эти данные вполне соответствуют родословной и ожиданиям: деды (Святослав, Рогволд) — норманны, бабка по отцу — местная (вероятно, славянка), бабка по матери — неизвестна.  
                   
                  >>> Обычно в рабство продавали пленных независимо от национальности. Какой смысл подданных вылавливать и продавать в рабство, они и так платят налоги?
                  Зачем подданных? Большая часть территории ВЕ была подконтрольна хазарам. Еще в письме хазарского бека Иосифа (950-960е гг.) под ним упоминаются вятичи, северяне и еще некие славяне (словены?). По сведениям из ПВЛ в разное время платили хазарам дань также радимичи, поляне…
                  >>> Норманны это национальность (неужели германцы?) или разноэтнические группы солдат-профессиональных наёмников?
                  <<< Сравните с материалам западных походов норманнов — и получите ответы.
                  >>> Не получу. На запад ходили датчане и норвежцы.
                  Тем не менее, ответ дали: те и другие — германцы.
                  >>>Море мешало. Многочисленные кривичи, балты и угрофинны.
                  И до Англии, Франции, Шотландии, Ирландии, Исландии, Гренландии, Америки — тоже, не только через море — через океан ходили. И успешно воевали — с франками, англосаксами и т. д.
                  >>> Моё мнение – их нанимали.
                  По археологической картине, мягко говоря, небогатыми были восточные славяне к приходу скандинавов — в этом одна из проблем версии найма. А «меха и шкурки» и по Скандинавии тоже бегали и прыгали, на внутреннем рынке их ценность небольшая. В основном бедокурили норманны на западе, в южной и восточной Прибалтике, вряд ли для восточных славян могли сделать исключение.
                  >>> Воины-полководцы занимаются организацией и обеспечением войск (управленческие вопросы государственного уровня). Солдат просто воюет.
                  Так и не о солдатах речь. Тот же Харальд Суровый со своей дружиной в 500 чел. служил, в частности, в Византии, а потом у себя в Норвегии королевствовал.

                  • Ув. Виталий. Возник ряд вопросов к столь уверенным данным.
                       По данным Г.Ф. Дебеца, этот смешанный тип представлен в первых веках нашей эры в юго-восточной части СССР
                       - Уточните, что это за смешанный тип у Г.Ф. Дебеца юго-восточной части СССР?
                       наличием некоторых нордических элементов
                       - Что за нордические элементы? Не «немецкая косточка»?
                       Расчеты у меня есть — они элементарные, но чтобы не перегружать коммент — их основные итоги:
                       — Жаль я не антрополог, но и у меня возникают вопросы к вашим «расчетам». Хотелось бы их уточнить. Потому как у меня несколько иные «подсчеты». Хочется их опровергнуть. Статья Т.И. Алексеевой «Славяне и германцы в свете антропологических данных»(Вопросы истории. 1974. №3)(в скобочках мои А.С. ремарки): «По абсолютным размерам мозгового и лицевого отделов черепов славяне и германцы различаются очень незначительно… В ряду колебаний этих соотношений германцы и восточные славяне занимают диаметрально противоположное положение (это логично – восточные славяне это «разбалтченые» западные славяне, во всяком случае северная часть – А.С.), западные и южные располагаются между ними…Хотя все славяне отличаются от германцев, мера этого отличия у южных, восточных и западных славян неравнозначна… Изо всех славянских групп только хорваты (специально выделил для смыслового анализа-А.С.) не выходят за пределы колебаний признаков у германцев (все ж таки не все славяне –А.С)… ареал близких антропологических типов…балтийский. В него входят поляне (польские), висляне, ободриты, поморяне, словене новгородские, кривичи полоцкие, радимичи, дреговичи, и возможно, волыняне. Это долихокранное и относительно широколицее население (как у «германцев»-А.С.)… Поляне, являются, по-видимому, той единственной группой славян, в которой проявляются антропологические черты скифов лесостепной полосы. Антропологически поляне обнаруживают поразительное сходство с населением черняховской культуры. В свою очередь черняховцы антропологически близки скифам лесостепной полосы (это уже привет всем моим друзьям «черняховцам»-А.С.)… средневековому населению Норвегии и англо-саксам. Это очень длинноголовое, широколицее население… Это так называемый западноскандинавский вариант…назвать исландским… Весьма своеобразное сочетание антропологических черт у средневекового населения Швеции и Дании — восточноскандинавский ареал. Обе эти группы не находят прямых аналогий среди германцев… Отличительной чертой их являются небольшие размеры лица и головы (вот тебе и все «германцы»-А.С.), особенно у средневековых датчан… из могильников южной Германии и т.н. франко-бельгийским и галло-романским погребениям. Последние тяготеют к более широколицым формам, локализующимся в бассейне Дуная, и по-видимому, с собственно германцами в своем генезисе не связаны…Кстати сказать, у средневекового населения Дании относительно ниже, чем у германцев, глазницы, что также свойственно славянам…Гнездовский и ярославский могильники исключаются…трупосожжение. Население Приладожья, судя по антропологическим данным, относится к славянам и финнам. В курганных могильниках Владимирщины также не отмечаются скандинавские черты в облике населения… Велико ли их участие в сложении физического типа населения северо-западной Руси? Наиболее многочисленные … относятся к славянам новгородским. Антропологически они тяготеют к балтийскому ареалу форм в славянском населении, о котором говорилось выше. Близки к ним полоцкие и смоленские кривичи. Тип населения из приладожских курганов, как уже отмечалось, также отличен от германского… что пребывание норманнов на территории северо-западной Руси не оставило сколько-нибудь заметного следа в ее населении… Каково же влияние норманнов на физический облик населения Киевской Руси? … Краниологический материал из Шестовиц очень не велик (это как я на овощной рынок пошел бы антропологические замеры русских делать-А.С.)…но антропологические особенности его указывают на связь с норманнами. Во всем облике этого населения наблюдается смешение славянских и германских черт. В Черниговском некрополе подобные особенности не отмечены… Киевские некрополь дает обширный краниологический материал… показала разительное (смысл слова «разительный» известен?) отличие древних киевлян от германцев. По видимому, норманнов в составе дружины киевского князя было очень мало. В  то же время в облике древних киевлян явно прослеживаются черты степного кочевнического населения, характеризующегося ослабленно монголоидными чертами (и кто там у нас из славян с подобными признаками?)… Сельское население Киевской Руси антропологически близко городскому, но оно более однородно по своему физическому облику. Никаких германских черт в нем не обнаруживается». Может только Алексеева так думает? Выводы М.С. Великановой совпали. Может выводы Н.Гончаровой отличны или В.Седова?
                       Большинство германских серий (а скандинавские — все) характеризуются сочетанием низкого свода черепа с высокими лицом и орбитами. Кроме того, у германцев длинная черепная коробка, а также весьма узкий относительно ширины лица нос. Балты и близкое к ним по морфологии население западных территорий Древнерусского государства, а также часть финнов (эсты, карелы, коми, вепсы) отличаются высоким черепом и низкими орбитами. Этот фактор, несмотря на совпадение других характеристик, отчетливо разделяет германцев и указанные народы
                       - Почитайте работу «Генофонд русского севера: Славяне? Финны? Палеоевропейцы?» (Вестник МГУ. Антропология 2011 г.№3. Е.Балановская, Д.Пижемский…). Там про единый антропологический субстрат Северной и северной части Восточной Европы схожий с обозначенным вами. Более того скажу, такой набор или близкий к нему можно немало где найти, начиная с неолита).У тех же сарматов схожий.
                       Сейчас пересматриваются результаты из работ 1970-1980-х гг
                       — И кто пересматривает? Ув. г-жа С.Л.Санкина (судя по вашей на нее ссылке)? А вы статьи ее читали, анализировали? Было бы неплохо опубликовать «О скандинавском присутствии на Русском Севере: могильник Куреваниха-2 (к истории норманской проблемы в антропологии) и ту, которую вы уже упомянули. Там много интересного и веселого. Немало для норманистов неприятного. Исчезают некоторые интересные данные (подлые люди могут подумать…). Некоторые заключения очень даже занимательны. Особенно о тождестве, по обозначенным данным, «германцев» и саамов, например. Много «интересного». Боюсь, после таких «пересмотров» мы много чего «нового» узнаем. По факту же, никаких реальных объемных (это значит не единичных, малых, редко встречающихся, микро) данных о присутствии и глобальном влиянии норманнов антропология не дает. И где ж искать тебя норманн…

                    • Уважаемый Андрей!
                      1) По антропологии Ярослава Мудрого
                      >>> Жаль я не антрополог, но и у меня возникают вопросы к вашим «расчетам». Хотелось бы их уточнить. Потому как у меня несколько иные «подсчеты».
                      Да, конечно.
                      Основой для расчетов служат индексы, выведенные Алексеевой Т.И. в книге «Этногенез восточных славян по данным антропологии» (1973). В главе 5 проанализирована изменчивость в славянских, финно-угорских, балтских, германских популяциях по традиционным антропологическим параметрам (черепной показатель, абсолютные размеры высоты черепа, ширины скул и т.д.) и сделан вывод: «Ни один из вышеназванных признаков, по-видимому, не может быть использован изолированно для антропологической дифференциации населения Европы. Гораздо больший результат в этом отношении достигается при анализе комплекса либо более или менее независимых признаков…».
                      Вот ее независимые индексы для дифференциации германцев, основанные не на абсолютных показателях, а на относительных (пропорции):
                      Индекс №1. Высотный диаметр /((Продольный+Поперечный d)/2) — характеризует относительно низкий свод черепа у германцев
                      Индекс №2. (Верхняя высота лица / Высотный диаметр) — характеризует относительно высокое лицо
                      Индекс №3. (Высота орбиты / Высотный диаметр) — характеризует относительно высокие орбиты
                      Индекс №4. (Ширина носа / Скуловой диаметр) — характеризует относительно узкий нос.
                      Далее у Т.И.Алексеевой: «Приведенный комплекс признаков, по-видимому, можно считать критерием для разграничения этнических групп Европы в антропологическом отношении.»
                      Краниометрия у Ярослава Владимировича (по В.В.Гинзбургу):
                      Продольный диаметр — 187
                      Поперечный диаметр — 145
                      Высотный диаметр (базион-брегма) — 136
                      Верхняя высота лица — 74
                      Скуловой диаметр — 132?
                      Ширина носа — 28?
                      Высота орбиты — 36.  
                      Нетрудно перепроверить расчеты, из которых следует соответствие черепа Рюриковича германским вариациям по 3 из 4 дифференцирующих признаков. В целом актуальность систематизации Алексеевой и вариаций индексов подтвердила антрополог С.Л.Санкина (Скандинавская проблема в свете антропологических данных, 2008).
                      С одной стороны, анализ по набору 10-15 параметров выявляет также, вероятно, славянские признаки у смешанного по происхождению князя, с другой — догадки первых исследователей о нордических чертах находят подтверждение и развитие в наиболее принципиальных, согласно Т.И.Алексеевой, краниологических показателях.  
                       
                      >>> Статья Т.И. Алексеевой «Славяне и германцы в свете антропологических данных» (Вопросы истории. 1974. №3) (в скобочках мои А.С. ремарки): «По абсолютным размерам мозгового и лицевого отделов черепов славяне и германцы различаются очень незначительно…”
                      Там, где у Вас многоточие, у Алексеевой сказано: «Последние имеют более крупные размеры головы и лица. Эта разница усиливается, если оценивать не изолированные антропологические признаки, а их комплексы. Особенно это касается пропорций мозгового и лицевого отделов черепа, в которых учитываются признаки, функционально более или менее независимые. При сопоставлении германских и славянских племен по отношению … (далее перечисляются в.у. индексы) наблюдается отчетливое разделение славян и германцев
                      Получается, что сделанные Вами акценты и урезки явным образом направлены на искажение смысла сказанного Алексеевой.
                      >>> Изо всех славянских групп только хорваты (специально выделил для смыслового анализа-А.С.) не выходят за пределы колебаний признаков у германцев… (все ж таки не все славяне –А.С)
                      Продолжаю цитату (опять там, где у Вас многоточие): «… у германцев, находясь, правда, по ряду признаков на минимуме и максимуме их размаха. Вообще же наиболее удаленными от германцев оказываются восточные славяне». Для сторонников хорватского происхождения Рюриковичей, если таковые обрящутся, это подспорье, правда, и то небольшое — из-за этих крайних значений.
                      >>> Весьма своеобразное сочетание антропологических черт у средневекового населения Швеции и Дании — восточноскандинавский ареал. Обе эти группы не находят прямых аналогий среди германцев… Отличительной чертой их являются небольшие размеры лица и головы (вот тебе и все «германцы»-А.С.)
                      И снова урезка цитаты — вот 2-е предложение полностью: «Обе эти группы не находят прямых аналогий среди германцев, хотя по характеру облика они включаются в границы этого этноса». — Т.е. со своими особенностями, но и они в пределах германской изменчивости. Более того, на антропологическом материале Т.И.Алексеева смогла прийти к заключению, что в ВЕ «продвинулись, главным образом, норманны Швеции».
                      В общем похоже очень, что здесь Вы пытаетесь троллить методику Алексеевой, не имея что возразить по делу.
                       
                      >>> Может только Алексеева так думает? Выводы М.С. Великановой совпали. Может выводы Н.Гончаровой отличны или В.Седова?
                      Поподробнее, пожалуйста: как так думает, в чем совпали, какие выводы?))
                      >>> Почитайте работу «Генофонд русского севера: Славяне? Финны? Палеоевропейцы?» (Вестник МГУ. Антропология 2011 г.№3. Е.Балановская, Д.Пижемский…). Там про единый антропологический субстрат Северной и северной части Восточной Европы схожий с обозначенным вами.
                      И где же в этой статье опровергается инструментарий Алексеевой по разграничению германцев и местных?))
                      >>> Более того скажу, такой набор или близкий к нему можно немало где найти, начиная с неолита). У тех же сарматов схожий.
                      Во-1, вот и найдите — с теми же вариациями индексов, благо сарматы неоднородны в антропологическом плане. Во-2, желательно, без анахронизмов. Было бы действительно интересно посмотреть.
                       
                      2) <<< Сейчас пересматриваются результаты из работ 1970-1980-х гг
                      >>> И кто пересматривает? Ув. г-жа С.Л.Санкина (судя по вашей на нее ссылке)?
                      Пересмотр происходит по разным историческим периодам — безотносительно частностей. Антропология не стоит на месте, как и любая наука. Современные методы многомерной статистики выводят исследования на более глубокий уровень. Алексеева пересмотрела в свое время заключение В.В.Седова о краниологических комплексах Северо-Запада в пользу их гораздо большего разнообразия, заключение Г.П.Зиневич о северском антропологическом варианте шестовицких погребений в пользу смешанного славяно-германского типа. С.Л. Санкина же на основе многомерного анализа определила последних как скандинавов (германцев), материал по ряду могильников Севера также идентифицировала как скандинавский (с возможными местными примесями)
                      >>> Оценка суммарной краниологической серии из Киева на фоне изменчивости признаков в германских группах показала разительное отличие древних киевлян от германцев. По видимому, норманнов в составе дружины киевского князя было очень мало.
                      В том и проблема, что этот анализ был тогда выполнен суммарно, котлованным методом. Хотя материал Киевского некрополя, во-1х, обширен и разнороден, во-2х, разновременен, в 3-х, включает в себя как элитарные, так и рядовые погребения. Сейчас подобным образом исследования не проводятся — средняя температура по больнице не дает информации, интересующей историков.
                      И антрополог С.П.Сегеда на этом основании справедливо усомнился в приемлемости выводов Т.И.Алексеевой, поскольку «для освещения данной проблематики она привлекала лишь средние значения краниологических признаков в суммарной серии. Естественно, что среди похороненных в киевских некрополях преобладали выходцы из южнорусских земель».
                      А сколько вообще среди исследованных было дружинников? — Обычно в аналогичных поселениях 10в. определяется 10-15% захоронений с оружием. И что эти %% могут значить на общем фоне?
                      >>> Было бы неплохо опубликовать «О скандинавском присутствии на Русском Севере: могильник Куреваниха-2 (к истории норманской проблемы в антропологии) и ту, которую вы уже упомянули. Там много интересного и веселого. Немало для норманистов неприятного.
                      Смотрим выводы. «По результатам многомерного статистического анализа серия черепов из Куреванихи однозначно была отнесена к скандинавским… В каждой из названных серий в той или иной степени наблюдаются результаты смешения с местным населением. Последнее все же не приводило к нивелировке комплекса даже в позднее время. Все сказанное свидетельствуете существовании в составе населения Древней Руси довольно устойчивых (прежде всего в антропологическом отношении) норманнских коллективов».
                      Что же тут странного, веселого или неприятного — примеси как результат контактов с местным населением?
                      >>> Некоторые заключения очень даже занимательны. Особенно о тождестве, по обозначенным данным, «германцев» и саамов, например.
                      Смотрим: «Впрочем, именно признаками германского комплекса и ограничивается сходство между этими народами. В остальном же морфология черепа и лица лопарей и германцев резко различается». С.Л.Санкина видит в том «следствие длительного сосуществования на одной территории саамов и скандинавов».
                      Отличить саамов от германцев, славян, балтов совсем не проблема, там подобный дифференцирующий комплекс и не требуется.
                      >>> По факту же, никаких реальных объемных (это значит не единичных, малых, редко встречающихся, микро) данных о присутствии и глобальном влиянии норманнов антропология не дает.
                      Подмена понятий у Вас. Норманнская теория определяет роль скандинавов в государствообразующих процессах, происхождении княжеской династии на Руси, а не в личной поддержке демографического прорыва. Речь может идти о их присутствии в несколько десятых процента (max до 1%). Подобные же норманнские микросоциумы собирали дань и терроризировали и британцев, и ирландцев, и франков.
                      Так что пытаться опровергать известную роль норманнов котлованной математикой демографии — заведомо негодное средство контраргументации.

      • Приветствую Виталий! 1) Учитывая, что археология дает прямые цифры дружинников — от 50-80 чел. на городище 10-го века, и не все были норманнами, мы получаем, с учетом киевской дружины на круг около 1000 скандинавов на всю ВЕ. Таким образом вопрос скорее  в корректности демографических и генетических оценок. Если сравнить в Таланин В.И. Русские сословия: история и современность.-Запорожье, 2006.,  Таланин В.И. Русские сословия. история и современность.Запорожье.ЗНУ.2006.533стр..pdf © Источник:https://history-forum.ru/viewtopic.php?t=590 таблицы на стр. 42 и стр. 46, мы увидим, что в первой цифры завышены почти в два раза. И почему эти расчеты условны. Механически вся территория ДР — 1-1,3 млн км квадратных умножается на три человека. Но, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Леса, болота, пустоши, незаселенные места игнорируются. А их, как минимум, половина территории, а то и более — если учитывать малозаселенный Север, Припятско-Полесские болота, и т. д. То есть реальная цифра населения к началу 11 века — максимум — 1,5-2 млн. чел.  А за сто лет до этого, в 900 г. — 1-1,5 млн. чел. максимум. Теперь о вкладе скандинавов. Во-первых, они уже в 9-м веке активничают на балто — волжском торговом пути — два десятка мест с находками. И по Припяти. (См. Фетисов и Щавелев, карту). То есть несколько сотен скандинавов,  как минимум, каждый год проходят по речной системе ВЕ, естественно контактируя с местным населением на каждой остановке. И не забывая про, конечно про местных женщин — ведь это молодые мужчины. Вообще говоря, только за одно плавание туда-обратно один мужчина мог спокойно оставить свой генетический вклад-  несколько потомков. С учетом выживаемости, и половины  мальчиков и девочек — получаем 1-2 мальчика, далее передающего гаплогруппу. И они тоже потом имеют детей. Итак, только за 9-й век условные 500 скандинавов ежегодно оставляют 500-1000 мальчиков, которые рождаются и выживают у местных женщин. И скажем только за 70 лет, с 830 по 900 годы, в  населении ВЕ накапливается 35-70 тыс. носителей скандинавских гаплогрупп. А эти носители и сами размножаются. А если мы возьмем и 10-й век, то там число носителей увеличивается более чем в два раза- до 150-200 тыс.  А это и есть 4-5% от населения ДР. То есть, кумулятивный вклад активных  и мобильных  всего лишь 500-1000 человек торговцев-воинов за 150-200 лет получается элементарно и с избытком. А ведь были еще варяги Олега-Рюрика, наемники Игоря — Владимира — Ярослава — и они (считаем — около 800 — условно стабильное число, могли давать неплохой вклад — за 150 лет — это тоже несколько десятков тысяч носителей скандинавских гаплогрупп, и их потомков (всего за 150 лет — порядка 50-100 тыс. чел.  То есть получается даже раза в два-три  больше, чем нужно.  Есть ресурс и для учета возможной  R1b, и т. д. . Но если учитывать сверсмертность воинского, дружинного сословия, и пр. , то искомые проценты — большей частью видимо от торговцев-воинов. Иначе трудно объяснить, почему, например,  в Рязанской области 14%, а в Пензенской — 11% , у казанских татар 13,2 % , Ивановской и Тамбовской обл — по 10%  гаплогруппы  I1. Таким образом, никаких мифических десятков тысяч и колонизационного потока скандинавов,  неизвестного ни археологам, ни летописным источникам, в принципе не нужно. Все объясняется гораздо проще и естественнее.  2) «На свиноферме тоже заботятся о ее обитателях: умный хозяин — хорошо заботится, плохой или временщик («варяг») — не очень, но ни тот, ни другой вроде не пытаются с ними породниться«…Вообще говоря — люди — не свиньи, а то нам придется признать, что варяги таки породнились со свиньями во втором-третьем поколении. :) Вот государственный ум уже у княжеской администрации Олега — несомненен. Проблема в том, что для просто варягов — как грабителей и торговцев — слишком умно и рачительно. Для этого нужно иметь другой образ мышления. И славянские элиты как союзников и помощников. 
        P. S. А. Комар, «Поляне и северяне»
        (https://www.academia.edu/3561646/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%80
        _%D0%90.%D0%92._%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D0%B5_%D0
        %B8_%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%8F%D0%BD%D0%B5)
        стр. 158: «Не вызывает сомнений, что распространение древнерусской культуры на
        основной части Днепровского Левобережья  в 10-11 веках происходило не
        миграционным или эволюционным, а интеграционным путем... Успешнее
        такая адаптация происходила в нижнем Подесенье, где в конце 9 — начале 10-го
        веков возникло ряд крупных древнерусских центров, а само северянское
        население уже проживало в окружении пришлых групп славянского и
        скандинавского населения. Ни один из памятников региона с роменскими
        материалами (Чернигов, Седнев, Любеч) не являлся собственно северянским -
         речь идет о целенаправленном заселении региона уже древнерусской
        княжеской администрацией, и именно этим путем роменцы в конце 9-го века
        попали в состав населения Киева и Вышгорода, где их роль была просто менее
        заметна…»
        стр. 177: «Из относительно большого, но потестарного славянского общинного
        поселения Киев в конце IX в. скачкообразно становится мультикультурным
        центром, где смешивается население Право- и Левобережья Днепра, Севера и Юга
        Руси, славянского и скандинавского происхождения. Лепная и гончарная посуда
        культуры Луки-Райковецкой сменяется гончарной древнерусской. Едва различимые
        подкурганные погребения с кремациями в урнах сменяются ингумациями в ямах в
        сопровождении вооружения и предметов «престижной» культуры,
        демонстрирующих статус погребенного. Все признаки города и социально
        ранжированного общества появляются в Киеве именно в конце IX в.
        Разумеется, если рассматривать включение Среднего Поднепровья в орбиту
        русского влияния уже в середине IX в., для него неприменима торгово-
        колонизационная модель Ладоги или сходных центров Севера Руси. Начальный
        этап образования Южной Руси протекал через обычную для раннегосударственных
        образований модель набегов, «кормления» и наместничества, чем, очевидно, и
        объяснялся «некняжеский» статус Аскольда и Дира. Ликвидация податной зоны
        Хазарского каганата на землях полян, северян, радимичей при этом
        сопровождалась заменой верховного адресата податей — «кагана», новым
        «каганом русов», независимо от того, понимали ли сами русы смысл
        присваиваемого ими титула».
        стр. 178: «Длительный период, до самого конца X в., Киев полностью лишен сельскохозяйственной округи, являясь только политическим, ремесленным и торговым центром. Образованию древнерусского города на месте славянского поселения Киев несомненно обязан своему стратегическому местоположению на пересечении Днепровской и Деснянской речных магистралей…»

  • Ув. Виталий! Еще следует учесть и эффект репродуктивного успеха. Например, у варягов была не одна, а скорее всего несколько, в общем — множество наложниц/случайных связей, плюс жены. То есть один варяг оставлял как минимум несколько, а то и более потомков. И это компенсирует или даже превышает коэффициент снижения концентрации искомой галогруппы при перемешивании населения на территории вне контактной зоны. Поэтому предыдущие оценки остаются в силе. Кроме того, что в местах концентрации скандинавов все равно в большинстве случаев (может быть Смоленская область — исключение, но есть ведь и другие места, например Черниговщина, Киевщина, и др.), должны оставаться всплески повышенной концентрации их субкладов, хотя и размытые военными, миграционными, и иными процессами.

  •     Спор, вижу, до сих пор не утихает. «Норманны» не сдаются. Хорошо хоть наши норманисты хотя бы достаточно сдержаны и корректны. Чего не скажешь об остальных. Случайно в L.J. набрел на одного такого персонажа. Типичный представитель уличной гопоты. Уровень его «научной» аргументации виден в первых же строках, также, как и уровень развития, агрессии. Что интересно на его странице, в комментариях подвизался и О.Губарев. Становится понятно откуда берется эта ненависть и бездоказательное пустословие. Ниже плинтуса. Но природа не терпит пустоты, а требует баланса и равновесия.
       Сами норманисты часто даже не понимают уровень своей аргументации, забивая все время в свои ворота. Потому интеллектуальные диспуты для них крайне опасны и противопоказаны. Мыльный пузырь лопается на четвертой минуте и даже четверокласснику становится понятно, что его дурят.
       В чем им не откажешь – наглости, ловкости и изощренности. Как в фильме, где вор преодолевает охранную систему, с лазерными лучами, и выделывает невероятной сложности трюки. Такие гуттаперчевые норманисты. Надо норманнов у них в лодках жгут, надо в погребальных камерах хоронят, надо кремируют и в сосуд, а если сильно будет нужно, то и стоя, и сидя, и под сорок пять градусов захоронят (на деревьях пока еще не хоронили). Потребуется, согласные оглушаются, надо вообще могут исчезнуть, а если уж совсем, то пара букв может появиться. Для других – ни-ни – лженаука и фричество. Главное, чтобы хотя бы пара букв были германскими (в этом случае правило схожести буковок и.е. не действует). Найдут пару вещей в Скандинавии – все сразу скандинавский признак, мечи по всему миру из Скандинавии, украшения тоже и прочая, прочая, прочая. Если у вас во дворе Тойоту не делают, то и ездить на ней вы не можете. Соберутся при параде, на груди всевозможные значки, от «Почетного донора» до «0,5 прыжка с парашютом» («думал прыгнуть, но потом передумал») расхвалят друг друга и бац гербовой синей печатью по Манифесту – Доказано – аксиома. И что возразишь – против синей печати не попрешь. Почему-то именно в данном случае забывается, что мечи (как и фибулы и т.д.) могут предметом торговли. Торговля (известная уже с неолита) оружием один из самых выгодных бизнесов. А номанны были как раз торговцами-купцами и очень любили барыши. Но почему-то именно на данной территории не норманнам во владении мечами отказано. Просто отказано и все. Смотри пункт третий Меморандума с синей печатью. И как славяне с чудью норманнов изгоняли (когда вся Европа только от их имени трепетала)? Палками что ли. А чудины когда Сигтуну грабили наверное камнями кидались. Или на кулаках? Право уже не смешно всех владельцев Мерседеса считать за германцев. У норманского «коня в вакууме» почему-то конские только копыта, остальные части тела от разных зверушек. Очень удобно. Когда надо норманны станут «лисой в вакууме», а когда потребуется «медведем». Все обряды погребений «наши», все гаплогруппы «наши», все культурные признаки от Парижу до Байкала все «наше». Все религиозные обряды – скандинавские. А какие этномаркеры у скандинавов, как их норманнами узнавать? А НИКАКИЕ И ВСЕ одновременно. Удобно. У лангобардов почти нет «скандинавской» гаплогруппы I1, почти все R1b1 и I2 – все одно скандинавы. Может у алеманов 7 в. она есть? Нет. Одни R1b1 и даже G2. И никаких N! В Сигтуне половина населения была не местной, в т.ч. из Восточной Европы. Может поэтому ВОЗМОЖНЫ погребения в Скандинавии не скандинавские? Вот и государство возникло позже всех в Скандинавии, да и генетики славянской у скандинавов хоть отбавляй, династические браки все со славянами, у которых пораньше государство образовалось, да и королей венедских даже немцы знали. Может это славяне государственность скандинавам принесли (оснований поболе)? —  На плаху за ересь. Науку за грудки, она пред свирепыми норманистами млеет и заикается. Мне почему-то кажется всем норманистам снится по ночам, что они, все как один, берсерки и крушат кулаком дубы направо и налево, жгут славянские деревни, а женщин насилуют. Иных стимулов к подобной чуши я не нахожу.
       И все норманисты «расставляют» как им надо. Как раньше стояло, то неверно, а вот сейчас стало как надо. Наклеили серо-буро-малиновые обои – «Красиво ж стало?». Не надо норманистам – вот и венгры почему-то не могут до Киева дойти. Тошнило что ли их на 50 градусе или лошади колом вставали? Все могли, монголы могли, другие степняки могли, а венгры не могли. А вот это «угорьское», то что «у гори». Неплохо. Но «ЗаПодНаОтУГорьское» лучше. Как и «уозерное», «угородское», «уречное» или какое-нибудь «подозерное». У нас же повсеместно такие распространенные названия. Прямо со средневековья.
    Проще все погребальные обряды Европы в кучу – обосновать это германской религиозной неразборчивостью и свободой нравов, а также буйным характером. Из пяти родственников-алеманов три разных культурных традиции погребений. Родственников! Кто они были эти германцы наших историков?! ВСЕ У НИХ РАЗНОЕ. Или у наших историков, все что разное и они объяснить не могут (а объяснить они не могут 90% исторического материала) все автоматически записывается в ГЕРМАНОИДЫ. Вот такая у нас теперь наука. Так же проще и удобнее. Глядишь еще значок какой дадут. Главное – ты в Банде. Замечу, именно банды чаще интернациональны и не имеют этноопределяющих признаков. Разбой он и в Африке разбой. Главное – барыши и паразитический образ жизни. Еще замечу, вся германоидная средневековая генетика на стыке современных североевропейской и центрально-восточноевропейской (южно-западнославянской) групп с элементами южноевропейских.  Потому-то норманисты и не спешат коня из вакуума тащить. Слишком много встанет вопросов, на которые нет у них ответов. Кто такие норманны, кто такие вообще германцы? Пока же все всех устраивает. А так придется объяснять почему в диссертациях все не так.
       А ведь «коня» придется тащить за «лапы». Для того чтобы норманская теория выглядела хоть мало-мальски научной придется проследить и обосновать ретроспективную преемственность норманнов с некими культурами, сузив область исследования хотя бы до разумной и логичной (разобрать сменяющиеся одна за другой непреемственные скандинавские культуры). Потому что с умными людьми эти трюки не проходят. И что-то мне очень подсказывает, что круг германоидных культур придется сузить как минимум вполовину, да и определиться к каким «германцам» прилепиться. Потому как «германцы» рубежа эр и средневековья две большие разницы. И выбор у тех «германцев» невелик, а уж у норманнов тем более. И в Скандинавии он как-то никак не видится. Естественно разговор не о неолите-бронзовом веке. А то, что римляне одних «всех» германцами называли, так они других «всех» в скифы определяли. И вот тех самых раннесредневековых германоидов я бы и объединил в более правильное понятие Банды. Тех, что объединяет в основном экономическая и, если повезет, политическая система. Именно эти Банды и создавали новые формации феодализма-капитализма. Но это уже другая история.

  • Приветствую, Аксель! 1) Могилы конечно камерные, но летописцы к сожалению,  никаких скандинавских богов на «Руси» и у «руси» к не знают в принципе. К. Михайлов говорит про аналогии со Скандинавией, но отмечает полиэтничность общности «русь», выработавшей для себя новый обряд захоронения в новых условиях жизни.  А в летописях отмечают только славянских богов — в упоминании при заключении договоров.  А у Владимира — и иранского происхождения… Или тогда мы и клятвы на оружии должны помножить на ноль. Иначе одну часть клятвы признаем, а первую — нет? Я уж не говорю про славянские «воевода» и «полюдие», сообщаемые КБ. То есть опять-таки нет никаких проблем говорить о синтезе скандинавской обрядности со славянской религией и богами. 2) «Но для демографии оценки порядка едва ли приемлемы. 100 000 и 900 000 это один порядок, но значения крайне разные. » Оценки показывают границы реально возможного. В этом — они часть научной методологии. Потому что 200 или 1000, или 1500 чел.  в славянском море из сотни тысяч  человек одинаково малы - со всеми вытекающими отсюда биологическими, социальными, демографическими, этнокультурными, политическими, и прочими следствиями. Тем более немногочисленность скандинавов (всего по несколько десятков, и не факт, что все воины «русь» — скандинавы)  на известных городищах подтверждается археологически. http://gnezdovo.com/wp-content/uploads/2015/12/%D0%A4%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2_%D0%94%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0-%D0%94%D0%A0.pdf 3) «Даже Летописец списка Мациевича пишет об очень маленьком Киеве. Разрастание Киева происходит только во второй трети века«. Согласен. Тогда же, в начале 930-х  появляются камерные могилы и самые первые скандинавские артефакты-украшения. И заметьте — только через 20 лет после первых договоров Олега с Византией. Но в оценочных расчетах это ничего не меняет.  4) «Нуу, всеж несколько преувеличенное мнение об «озабоченности» варягов, навеянное известиями о жизни конунгов и явно сказочно-раздутыми сообщениями арабов«.  Я не имел в виду постоянных наложниц, а тем более — гаремы. Однако женщин, девушек  молодые и сильные мужчины не чурались — называть их наложницами, временными или постоянными, или как еще — дело другое. У молодых мужчин всегда были и есть вполне понятные потребности.  (Ср. : «Жизнь в уездном городе начинается тогда, когда в него приходят гусары…» :) ) . Тем более источники пишут про девушек русов. А сколько таких связей было у молодого воина или торговца — можно только догадываться. Несколько как минимум. И так на протяжении 150 лет. А все это и дает вклад в распространение «скандинавских» гаплогрупп. И опять-таки, я пошел навстречу, и сделал максимальные оценки, как будто все 4-5 процентов — скандинавского происхождения Но принципиально картины это не меняет. (Как говорят украинцы — «І шо воно, помогло? - Аж ніяк!» :) ).  5) Я не понял Вашего замечания насчет сообщения А. Пауля: «Касаемо Гестимусла и Рорика, Пауль и интересно пишет(хотя тут он ошибся, смерть Гестимусла датируется 844 годом, как по Фульдским, так и по Ксантенским), но он делает неправильную увязку, не обращая внимание на ошибку Ксантенского хрониста, назвавшего хорошо известного датского конунга Хорика(правил в 813-854 гг) — Рориком…» Почему мы не можем как одну из гипотез рассматривать связи Южной Балтики с Новгородом и окрестностями (установленные археологически) и ободритского Гостомысла в контексте Гостомысла Иоакимовской летописи в связке с Рюриком, при том, что Рюриков/Рориков в Европе было хоть пруд пруди? И по времени также очень близко…  

    • Уважаемый Александр!
      1)

      Могилы конечно камерные, но летописцы к сожалению, никаких скандинавских богов на «Руси» и у «руси» к не знают в принципе. К. Михайлов говорит про аналогии со Скандинавией, но отмечает полиэтничность общности «русь», выработавшей для себя новый обряд захоронения в новых условиях жизни. А в летописях отмечают только славянских богов — в упоминании при заключении договоров. А у Владимира — и иранского происхождения… Или тогда мы и клятвы на оружии должны помножить на ноль. Иначе одну часть клятвы признаем, а первую — нет? Я уж не говорю про славянские «воевода» и «полюдие», сообщаемые КБ. То есть опять-таки нет никаких проблем говорить о синтезе скандинавской обрядности со славянской религией и богами.

       
      Терминология договоров подверглась адаптации переводчиком к имевшимся русским реалиям 12 века. При этом, в терминологии княжеского двора присутствуют, как славянские термины — воевода, как германские заимствования раннего периода — князь, так и новые, вроде гридни, тиуны, бояре. Вопреки долго доминировавшему мнению о тюркском происхождении бояр сейчас более доказанной считается версия о скандинавском происхождении слова боярин и его дальнейшем проникновении через Русь на Балканы с включением в терминологию цсл. Какие дводы? 1) понятие бояр отсутствует у западных славян — чехов, словаков, поляков, полабских славян, что противоречит аваро-болгарской версии происхождения. 2) самые ранние документы упоминающие термин «бояре» на балканской почве — Супрасальское евангелие и «Беседы папы Григория Великого» содержат элементы влияния древнерусского языка. При этом, даже такой ярый антинорманист, как Пауль согласился со скандинавизмом в боярине.
      Подробности в статье «Клейнер Ю.А. Боярин: барин — дворянин. Восточная Европа в древности и средневековье : политические институты и верховная власть : XIX Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто, Москва, 16-18 апреля 2007 г. : материалы конференции / [редкол.: д.ист.н. Е.А. Мельникова (отв. ред.) и др.]. — Москва : Институт всеобщей истории РАН, 2007.
       
      Касаемо богов. Мы знаем, что греки не употребляли в договорях имена языческих богов, прибегая к обтекаемым определениям. Спрашивается, откуда они взялись в договорах в ПВЛ? Их кто-то вставил. Когда?Сейчас признается, что тексты договоров попали на Русь едва ли ранее конца 11го — начала 12 века, причем договор 912 года переводил болгарин, потом его адаптировали к древнерусскому языку. Именно тогда попали в договоры имена богов, причем, те, что знали сами летописцы.
       
       
      2)

      «Но для демографии оценки порядка едва ли приемлемы. 100 000 и 900 000 это один порядок, но значения крайне разные. » Оценки показывают границы реально возможного. В этом — они часть научной методологии. Потому что 200 или 1000, или 1500 чел. в славянском море из сотни тысяч человек одинаково малы — со всеми вытекающими отсюда биологическими, социальными, демографическими, этнокультурными, политическими, и прочими следствиями. Тем более немногочисленность скандинавов (всего по несколько десятков, и не факт, что все воины «русь» — скандинавы) на известных городищах подтверждается археологически. http://gnezdovo.com/wp-content/uploads/2015/12/%D0%A4%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2_%D0%94%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0-%D0%94%D0%A0.pdf

       
       
      Согласен,что было 3-4%, но считать, что эта группа размылась за два поколения это сверх меры. На размывание франко-нормандской культуры в Англии ушла пара столетий, хотя феодальная верхушка франко-нормандцев едва составляла несколько сот человек с группой нормандских, французских и бретонских солдат, наемников и прислуги численностью 7-8 тысяч, для населения Англии в 1,3 миллиона(минимальная оценка по переписи Книги Страшного Суда 1085-86гг, максимальная оценка 2 млн) были меньше капли в море. Если даже максимально поднять франко-нормандскую составляющую до 30 000, с учетом переселившихся из всей Северной Франции и Фландрии, это и то будет ни о чем. При этом, даже единоверие и очень схожая социальная структура не способствовали быстрому размыванию.
       
      3)

      «Даже Летописец списка Мациевича пишет об очень маленьком Киеве. Разрастание Киева происходит только во второй трети века«. Согласен. Тогда же, в начале 930-х появляются камерные могилы и самые первые скандинавские артефакты-украшения. И заметьте — только через 20 лет после первых договоров Олега с Византией. Но в оценочных расчетах это ничего не меняет.
       

      Опять повторяясь, Зоценко и Ивакин датировали первые камеры 910-гг, хотя это и мало существенно. В общем то, не все ж мерли каждый день, а с другой стороны, мы точно знаем, что далеко не все раскопано, а очень многое уничтожено застройками.
       
       
       
       
       
      4)

      «Нуу, всеж несколько преувеличенное мнение об «озабоченности» варягов, навеянное известиями о жизни конунгов и явно сказочно-раздутыми сообщениями арабов«. Я не имел в виду постоянных наложниц, а тем более — гаремы. Однако женщин, девушек молодые и сильные мужчины не чурались — называть их наложницами, временными или постоянными, или как еще — дело другое. У молодых мужчин всегда были и есть вполне понятные потребности. (Ср. : «Жизнь в уездном городе начинается тогда, когда в него приходят гусары…» :) ) . Тем более источники пишут про девушек русов. А сколько таких связей было у молодого воина или торговца — можно только догадываться. Несколько как минимум. И так на протяжении 150 лет. А все это и дает вклад в распространение «скандинавских» гаплогрупп. И опять-таки, я пошел навстречу, и сделал максимальные оценки, как будто все 4-5 процентов — скандинавского происхождения. Но принципиально картины это не меняет. (Как говорят украинцы — «І шо воно, помогло? — Аж ніяк!» :) ).

      Далеко не все так просто. Сейчас является доказанным фактам, что в походах часто скандинавов сопровождали женщины. Особо это было характерно для колонизаторских походов. Кстати, сей факт, что в войске Святослава оказались еще и женщины, не мало удивил Иоанна Скилицу, современника событий.
      «Снимая доспехи с убитых варваров, ромеи находили между ними мертвых женщин в мужской одежде, которые сражались вместе с мужчинами против ромеев.»
      http://www.vostlit.info/Texts/rus/Skyliza/text3.phtml?id=1340
      Это было куда как не характерно для славянских войн, хорошо известных грекам еще со времен Ираклия.
      При том, ни кто не гарантирует, что у скандинавов рождались непременно мальчики, четыре дочери Ролло при одном сыне, единственная дочь Рёгнвальда Достославного, как бы сами говорят о том, что в жизни все непредсказуемо.
      Ну и -«на десять девчонок по статистике девять ребят», было спроведливо и тогда.
       
       
       
       
       
       
      5)
       

      «Я не понял Вашего замечания насчет сообщения А. Пауля: «Касаемо Гестимусла и Рорика, Пауль и интересно пишет(хотя тут он ошибся, смерть Гестимусла датируется 844 годом, как по Фульдским, так и по Ксантенским), но он делает неправильную увязку, не обращая внимание на ошибку Ксантенского хрониста, назвавшего хорошо известного датского конунга Хорика(правил в 813-854 гг) — Рориком…»
      Почему мы не можем как одну из гипотез рассматривать связи Южной Балтики с Новгородом и окрестностями (установленные археологически) и ободритского Гостомысла в контексте Гостомысла Иоакимовской летописи в связке с Рюриком, при том, что Рюриков/Рориков в Европе было хоть пруд пруди? И по времени также очень близко… »

      Прежде обратимся к простому вопросу: Кто такой Гостомысл из списка посадников НПЛ,СIЛ, НIVЛ и др, предшественник Консятина(Константина), избранного посадником в 1017 году во времена Ярослава(Константин Добрынич, сын знаменитого дядьки Владимира, таким образом, кузен самого Владимира)? Для ответа на этот вопрос надо обратиться ко всему разделу перечней в НПЛ, вставленном в запись 988 года и открывающегося словами: А се по святом крещении…
      Раздел о киевских князьях содержит пересказ порядка правления князей в Киеве от Владимира до Ростислава Мстиславича(таким образом, составление списков «А се по святом крещении…» датируется не позже середины 12 века).
      Следом идет раздел о новгородских князьях, открывающийся Вышеславом, сыном Владимира.
      потом перечни митрополитов русских и архиепископов Новгорода. Последний открывается Акимом Корсунянином.
      Следом идет перечень русских епархий, и только за ним перечень новгородских посадников, открывающийся именами Гостомысла и Константина.
      Все перечни открываются с одного факта, крещения.
      Таким образом, Гостомысл был первым новгородским посадником по крещению Новгорода, современником Акима Корсунянина и Вышеслава.
      Зададимся вопросом, а почему нет в перечне Добрыни, которого, как знаем, Владимир отправил в Новгород посадником, и который развил активнейшую деятельность, вначале по установлению идолов, а потом , по утверждению Татищева, по христианизации новгородцев. И вот вопрос, а не является ли имя Гостмысла новгородским прозвищем Добрыни? Возможно, — хотя и только гипотетически. Неизвестно, дожил ли Добрыня до смерти Владимира ,или нет…
      Подробно вопрос об идентификации Гостомысла был рассмотрен еще Хенриком Ловмянским в статье Гостомысл — посадник новгородский конца Х века. 1965.
       
      Перенос Гостомысла к древнешим временам есть всего то аберрация летописца, возникшая только в 15 веке и получившая отражение в НIVЛ и СIЛ словами
      » Словене же, пришедшие с Доуная, седоша около озера Ильмеря и прозвашася своим именем. зделаша град и нарекоша Новгород и посадиша старейшеноу Гостомысла.»
      Это все первое известие о Гостомысле в Новгородской Четвертой и Софийской (кроме списка посадников). Нет даже советов призвать Рюрика.
      В последующие времена образ «старейшины» Гостомысла обрастает все новыми подробностями.
      В Сказании о князьях Владимирских роль Гостомысла уже заметнее, но все ж скромна:
       
      В год 5457 (51 г. до н.э.) Август, кесарь римский, пошел в Египет, где царствовали правители из египетского рода Птолемеев, со своими воеводами. И встретил его Ирод9 , сын Антипатра, помогая ему с великой охотой и воинами, и пищей, и дарами. И Бог вручил Египет и Клеопатру в руки Августу. Август же начал собирать дань со всей вселенной. Брата своего Патрикия10 поставил царем Египта; Августалия, другого брата своего, поставил властелином Александрии, Ирода же, сына Антипатра, аскалонитянина, за то, что тот почтил его, поставил царем над иудеями в Иерусалиме; Азию же вручил Евлагерду, родичу своему; Илирика же, брата своего, поставил правителем в верховьях Истра; а Пиона учредил правителем в Золотых землях, которые ныне называются Угорской землей; а Пруса11 , родича своего, послал на берега Вислы-реки в города Мальборк, и Торунь, и Хвоини, и преславный Гданьск, и во многие другие города по реке, называемой Неманом и впадающей в море. И жил Прус очень много лет, до четвертого поколения;
      и с тех пор до нынешних времен зовется это место Прусской землей. И вот в то время некий воевода новгородский по имени Гостомысл12 перед кончиной своей созвал всех правителей Новгорода и сказал им: «О мужи новгородские, советую я вам, чтобы послали вы в Прусскую землю мудрых мужей и призвали бы к себе из тамошних родов правителя». Они пошли в Прусскую землю и нашли там некоего князя по имени Рюрик13 , который был из римского рода Августа-царя. И умолили князя Рюрика посланцы от всех новгородцев, чтобы шел он к ним княжить. И князь Рюрик пришел в Новгород вместе с двумя братьями;
       
      Касаемо источника «Иоакимовской». Сергей Константинович Шамбинаго называл источником Иоакимовской Татищева неизданную часть НIIIЛ известной, как Летописец Новгородский Церквам Божьим. Особенностью этой летописи является её церковно-литературный характер, сказывающийся в изобилии церковных известий и преданий, в основном церковного характера. НIIIЛ сохранилась в краткой и пространной редакциях. Краткая редакция публиковалась дважды в составе III тома ПСРЛ. Она начинается с известия о Крещении Руси при Владимире. Пространная редакция не публиковалась, однако, её легендарная часть практически полностью совпадает с текстом Сказания о Словене и Русе, опубликованном в составе «Хронографа» 1679 года, и Патриаршей. Хотя Азбелев и усомнился, что источником Татищева была НIIIЛ, однако подтвердил доказательства Шамбинаго С. К., что НIIIЛ принадлежала летопицам двора митрополита Иоакима Новгородского(1672-74), и в этом смысле она точно может именоваться Иоакимовской.
      Скандинавская терминология Иоакимовской у Татищева, как и показал Сергей Конча соответствует нормам XVIII века и терминологии Эрика Бьорнера, с которым Татищев состоял в переписке, хотя Конча и сам попытался откреститься от своего же вывода, за что был еще и обсмеян Марией Елиферовой( см Конча С. В. Скандинавские элементы Иоакимовской летописи и вопрос о её происхождении//Древняя Русь. Вопросы медиевистики — N3(49), сентябрь 2012 г. — с.98-111)
      Как я думаю, действительно основу Татищевских известий составили источники круга НIIIЛ, с привлечением обширных данных, предоставленных Бьорнером, и польских хроник.

      • Доброго здоровья, Аксель! Извините, что не отвечаю на Ваше мнение по Загросу. Был занят и маловато фактов по данному вопросу. Но по Вашим новым очень профессиональным дебатам с Алесандром Букаловым возникло несколько вопросов. Во-первых, насчёт договоров с греками. Почему-то Вы отрицаете возможность традиций славян в договорах указывать богов? Во-вторых, гаплогруппа І1 вполне могла прийти в Украину и с Карлом ХІІ. Неубедительное доказательство скандинавского владычества более 1 тыс. лет назад. И в-третьих, всё же предлагаю учесть археологические культуры в рассуждениях. 
        Культура новгородских сопоксформировалась в результате мигрции славян и восприняла многие традиции балтийских и местных угрофинских племён. Небольшие поселения вдоль несудоходных рек.
        Волынцевская культура – наследница пражской, пеньковской и колочинской культур с влиянием салтыковской и именьковской культур. Население – мирное сосуществование славян, балтов, аланов и тюрков. Многочисленные славяне-земледельцы стали доминировать.
        В первой трети IX века волынцевское поселение на Старокиевской горе сгорело, возможно одновременно с соседними Ходосовкой I и Обуховом II, а также более отдалённым Битицким городищем.
        В Битицком городище найдены наконечники стрел «гнёздовского» типа и топор с щекавицами. Местные воины имели на вооружении копья, луки, кольчуги и окованные железом щиты.

  • Здравствуйте Никифор! 1) Я не занимаюсь гос. мифологией, которая вам похоже не чужда. А откуда, по-вашему взялись на Севере былины киевского цикла? Не догадываетесь? А то, что миграция славянского населения с Киевщины и Житомирщины разнесла десятки топонимов в Европу, на Балканы и Север, начиная с Киев, Киевец, и др.: Для справки. Д. и. н. , проф. Л. Л. Зализняк, автор на этом сайте, о распространении славян и о направлениях миграций:  «Важно отметить, что на момент начала расселения славян со своей родины в Северо-Западной Украине в VI-VII вв. славянство уже не было монолитно единственным, а состояло из отдельных этнографически диалектных групп. Археологически они фиксируются наличием в славянском массиве с начала его существование не менее двух родственных, но отдельных слоев культур — пражской и пеньковской, от которых отделилились колочинская и дзедзицька группы (Рис. 1).О неоднородности славянства еще до расселения со своей прародины свидетельствуют византийськи хронисты, которые отличали среди славян венедов, антов и склавинов. Лингвисты также считают, что славянский праязык к моменту распада в связи с упомянутым расселением славянства состоял из отдельных диалектов. Разойдясь в разных направлениях с территории Украина, диалектные группы славянства положили начало отдельным славянским этносам со своеобразными языками. Они развились из диалектов праславянского языка V-VI вв. в специфически межкультурном окружении новых родин отдельных ветвей славянства. Таким образом, современное состояние науки позволяет видеть определенные истоки отдельных славянских как в диалектных особенностях праязыка склавинов и антов территории Украины V-VI вв. Византийские хронисты также свидетельствуют, что в V-VII вв. произошло массовое переселение склавинов Прикарпатья и Волыни и антов лесостепного Правобережья в Подунавье. Отсюда они продвинулись на юг, на Балканы, где породили южную ветвь славянства. Значительная часть склавинов двинулась на запад, долиной Дуная и вышла в бассейны Одера и Заале. Здесь пришельцы смешались с другими славянами, которые пришли на Одер с востока через Польшу (рис. 1). Так в VI-VIII вв. возникла культура славян ободритов и лужицких сербов, которые в значительной степени были ассимилированы еще в позднем средневековье в результате немецкой экспансии на восток. О приходе славян в VI-VII вв. в Подунавье, на Балканы и в Центральную Европу именно из Северо-Западной Украины свидетельствуют не только археология и византийские хронисты, но и данные этнонимии, гидронимии, топонимии. Племя дулебов, которое в VI-VII вв. проживало на Волыни, позже упоминалось в Чехии, на Среднем Дунае в Паннонии, на Балканах. От белых хорватов Верхнего Поднестровья происходят хорваты Чехии и Адриатики. Поляны, кроме Киевской, упоминаются в Моравии, Южной Польше, в Болгарии. По Константину Багрянородному, сербы сначала жили в стране Бойки в Карпатах, о чем свидетельствует и название реки Сербень Ивано-Франковщине. Отсюда они переселились в VI-VII вв.на Балканы и в бассейн Лабы. На территории бывшей Югославии известны сотни соответствий географических названий Киевщины и Житомирщины: Киев, Киевец, Киево, Житомир, Малин, Бараши, Болярка, Радичи, и тому подобное. Названия притоков реки Березины в Белоруссии являются производными от гидронимов и этнонимов Украины: стр. Сорбля (от сербы), Рославка (от г.. Рославка и Рославичи в бассейне Роси), Сана (отр. Сан), Бруч (от Збруч), р. Дулибка (от дулебов). По О.Н. Трубачеву, производные от названия м. Киев топонимы распространены на землях всех славянских народов. Подобные массовые параллели украинской исторической этнонимии, гидронимии, топонимии во всем славянском мире является прямым следствием расселения славян в VI-VIII вв. со славянской родины, которая в середине I тыс. занимала северо-западную часть современной Украины между Припятью и Карпатами. О приходе славян в Словакию, Подунавья, на Балканы именно из Украины свидетельствуют данные антропологии. Центрально-украинский антропологический тип имеет самые близкие аналогии в антропологии словаков, сербов,хорватов, словен, из-за чего нередко называется адриатическим. Не раз отмечались многочисленные параллели украинской лексике в сербо-хорватской и лужицком языках (вижити, вабити, гай, гинути, голота, гуска, злочин, квочка, корисна, лаяти, людство, напад, ватра, плахта, праля, сукня, торба , и т.д.)»…  http://www.nbuv.gov.ua/old_jrn/soc_gum/naukma/Tik/1997_2/08_zalianjak_ll.pdf&nbsp;
    2) А.С. Щавелев, А.А. Фетисов К ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ IX В. 2. КАРТА СКАНДИНАВСКИХ КОМПЛЕКСОВ И АРТЕФАКТОВ. Древнейшие государства Восточной Европы 2015. ): «Считать скандинавов значительной частью элиты  этих раннегородских центров (9-го века) оснований нет….  ареал   распространения скандинавских находок гораздо уже ареала денежно-вещевых кладов, поэтому ясно, что монополией на «дальнюю торговлю» скандинавы во всей Восточной Европе  не обладали. Судя по карте скандинавских находок скандинавы нигде не пересекали границы зоны влияния Хазарского каганата….. путь на восток скандинавам в 1Х в. здесь был заказан. Организаторами такого запрета могли быть либо местные славянские общности (северяне?), либо хазары….. прорыв выходцев с севера в Среднее Поднепровье в конце 1Х в. затронул только самые северо-западные окраины зоны влияния Хазарии….  необходимо решительно поставить под сомнение гипотезу о том, что 1Х в. некая «первая волна скандинавов» («перво-русь») появилась на юге Восточной Европы, поселилась там и активно действовала, но не оставляла никаких археологически-фиксируемых следов, кроме глобальных  разрушений….  . Следует отвергнуть и идеи о появлении до конца 1Х в. глобальных политий под руководством скандинавской элиты в Восточной Европе.…..Еще менее обоснована  в своих источниковедческих предпосылках глобальная реконструкция военных походов на огромные расстояния войск мощных политий руси 1Х в. …. Датировка Гнездовского археологического комплекса первой половиной 1Х в. не признана ни одним современным исследователем и требует специального обоснования, а не утвердительной констатации.  Точно также искажают картину предложенной «реконструкции» и неоправданно ранние датировки  возникновения и остальных торгово-ремесленных поселений Восточной Европы 1Х в., прежде всего комплекса у дер. Тимерева. Описание огромных политий «кагана Рюрика»  и «прото-государства» Олега, якобы сложившихся в 1Х в. вообще не опирается на какие либо достоверные данные… проблема локализации местопребывания руси в 1Х в. по данным письменных источников выходит за рамки нашей задачи, однако, отметим, что ни один письменный источник 1Х в. не содержит непосредственной  эксплицитной информации о географических локусах, связанных с русью. Если не использовать методологически неприемлемый прием тотальной ретроспекции данных Х в., письменные источники не дают оснований для локализации руси вообще где-либо в конкретном месте на карте Европы. Мы знаем, только те места, где русь «появлялась»: « Севилья, Ингельхайм, Баварская Восточная марка, Константинополь, Амастрида (?), Таматарха, Поволжье, Южные берег Каспия и Багдад.» 3) История знает только одно Древнерусское государство — с центром в Киеве. Именно поэтому его второе название, данное некоторыми историками — Киевская Русь. Все остальное — просто гипотезы и выдумки, иногда приправленные политизированным сознанием. Потому что никакой Новгородско-Ладожской Руси не существовало в принципе.  Это новодельные конструкции некоторых современных российских историков.  Новгород, например, никогда не был столицей Руси, и со времен Олега платил дань.  4) А то, что «русь» появляется с Олегом и его отрядами, включая варягов, в Киеве -общеизвестно. Предмет претензий мне непонятен, хотя он явно имеет политико-идеологический контекст.  

    • Откликаюсь Вам, Александр! История знает….А Летописный свод история игнорирует? А с археологией вовсе не считается? Ещё раз — Великая Русь жила с этими летописями и сохранила и былины. И это факт истории. А что на Юге? По археологии же получается  три усадьбы, может как раз со Щеком, Кием и Хоривом, и маленькой деревенькой как раз незадолго до пришествия Вами признаваемых отрядов руси, и превративших этот населенный пункт в столицу. Синхронно были же более развитые города, тот же Новгород. А Ладога существовала и того раньше, как и Рюриково городище. Период Киевской Руси крайне короток применительно к хрестоматийному объёму ДР. Киев стал не нужен уже Андрею Боголюбскому. Там далее один из Рюриковичей шесть раз становился великим киевским князем! Извините, Ваши цитаты про славянство тут вовсе не к месту…Но мне «понравилось» про данные «антропологии»…

  • Приветствую, Аксель! Вы ставите очень интересные вопросы. 1) Действительно, количество гарнизонов с норманнами во времени увеличивается, но проблема заключается в том, что это увеличение позднее,  и явно связано с наемничеством варягов, приходящих на службу киевским князьям. Иначе получается, что Владимир, в дружине которого служили и скандинавы, например, будущий король Олаф I Трюггвасон, почему-то  ставит идолы только славяно-иранских богов, и не слухом, ни духом про богов скандинавских? И это при предполагаемом Вами доминировании норманнов при Ольге? Очевидно же, что боги наемников киевских князей не интересуют. Это же касается и всех без исключения летописей и договоров — повторю, никаких скандинавских богов, в принципе, они не знают. Следовательно интерпретационная модель  увеличения присутствия норманнов  неверна: они только наемники, а не правящий класс. Богатеют киевские князья — больше наемников, которые никак не связаны с местной политикой. Вспоминаем швейцарскую гвардию французских королей и папского престола… Кстати, это напрямую следует из проведенного мной ранее факторного анализа, один из выводов касался наемничества варягов.  2) «Христианами они фигурируют уже в первом договоре, но вот вставка Перуна в договор, составленный греками, наводит на размышления о том, что он явно редактировался. Здесь некое противоречие: если они уже христиане, то почему христианский же летописец, монах редактирует клятвы в пользу Перуна и Волоса и языческой клятвы на оружии? Все это очень неправдоподобно и скорее похоже на подгонку данных под сложившуюся парадигму.  3) Ни одна летопись ни одного норманнского титула не знает, вся номенклатура власти и категорий людей  — славянская. Термин для военачальника «воевода» использует и КБ, и все летописи. А то, что он его использует и для других регионов, ни о чем не говорит. Ведь общепризнанно, что информатором КБ был участник похода Игоря. Если бы он был просто скандинав, он не знал бы славянских терминов и названий днепровских порогов (оно ему надо?). А если знал — то жизнь заставила бы знать ввиду важности/влиятельности/необходимости присутствия славян в дружине.   А если он славянин, то был бы обязан знать скандинавские термины воинской власти, а не использовать славянский термин «воевода»! Ведь названия порогов по-росски он ведь знает! И что же он при этом не знал, и не сказал титулов своих начальников? То есть дружина киевских князей была двуязычной и представляла собой синтез обоих компонентов, с поклонением славянским богам и богу христианскому. Теорема доказана.  4) Насчет «полюдия».  Ваша гипотеза возможна, но сам термин также хорошо известен на Руси. Поэтому есть значительно  большая вероятность того, что его сообщил КБ все то же славяно-скандинавский информатор, тем более КБ абсолютно точно описывает сам процесс.   5) Об отсутствии «закрытых» скандинавских комплексов в Киеве писал А. Комар, которого я неоднократно уже цитировал. И, как отмечает К. Михайлов,  конструкция камерных могил в Киеве уже иная, чем в Скандинавии.  6) «По-видимому, камеры – это дохристианский погребальный обряд новой, социальной, и в какой-то мере, новой для Восточной Европы этнической группы – руси. Эта группа формируется в городах, отличается от окружающих славянских и финно-угорских племен. Она имеет ярко выраженную североевропейскую составляющую и вещевой набор, указывающий на её связи с международной торговлей.»   Хочу обратить внимание на два существенных противоречия: а) «погребальный обряд новой, социальной, и в какой-то мере, новой для Восточной Европы этнической группы – руси»: Таксоциальной или этнической?  (Здесь невольно вспоминается известный анекдот про баню:  — «гражданин, вы либо крестик снимите, либо трусы наденьте :) . Видимо, это все-таки описка К. Михайлова, т. к. он везде пишет про социальную ролиэтническую общность … б) камеры якобы дохристианского обряда распространяются синхронно с распространением и принятием норманнами же христианства. И если принимать Вашу интерпретацию христианства большинства норманнов со времен Олега, получается, что христиане норманны в массовом порядке стали в Киеве с 932 года возводить дохристианские камерные языческие захоронения? Гораздо проще и последовательнее предположить, что камерные захоронения, сохраняющие тело, в отличие от прежней языческой кремации, были  переосмыслены в рамках христианских представлений и приспособлены и для христианских захоронений. Другое дело, если речь идет о полиэтнической социальной общности «русь», о которой и пишет, и выделяет  К. Михайлов. «В заключение можно отметить, что в каждом регионе строители камер использовали местные домостроительные приемы, иногда примешивая к нимтрадиции различных территорий. Этот факт косвенно подтверждает смешанный, многонациональный характер той группы древнерусского населения, которая придерживалась традиции строительства погребальных камер». 
    7) «1) Арабские географы говорят о грабительской политике русов к славянам, что подтверждают и фраза Святослава о поставках рабов из Руси, и Раффельштатский таможенный устав, говорящий о поставках русами рабов.   2) Греки четко говорят о росах от рода франков.» Не вижу противоречия. Русы в Киеве как, полиэтнический дружинный симбиоз, по норманской традиции,  захватывали и продавали славян — рабов, но не из собственного населения, а из чуждого, с которым воевали, покоряли, и др. Если бы они делали это с собственным населением Киевщины, то очевидно, что долго бы не протянули в славянском окружении.  8) «Лев Диакон говорит о совете росов под название «кометон», не имеющий славянского происхождения». Так и не скандинавского тоже. Значит это некий перевод какого-то термина. 9) «Святослав, хотя и имеющий славянское имя, двух своих сыновей называет германскими именами Олег и Владимир.» Ну, даже Мельникова и Петрухин еще в 1991 г., в комм. к КБ  признавали на примере имени Святослава славянизацию Рюриковичей уже в третьем поколении. А я предлагаю доказательства — что со второго. Поскольку для называния сына и наследника славянским именем нужно соответствующее этнокультурное мировоззрение отца, что подтверждается, вслед за Олегом,  его клятвами именем славянских, а не скандинавских богов. Что касается детей Святослава, то Олег — наверняка в честь Ольги или  первого Олега, а был еще Олег Моравский… А Владимир — двойственное имя, одинаково хорошо интерпретируемое и по-славянски, и по-скандинавски. Очень удобно для взаимодействия с варяжскими дружинниками-наемниками.
    10) “Моравское» влияние на Руси проистекает из Болгарии и хронологически увязывается с походами Святослава». Не только, ранее моравское влияние, набор артефактов и присутствие моравских ремесленников  прослеживается даже в Гнездове с начала 10-го века ввиду миграции из Великой Моравии под давлением угров. Я уже писал об этом. Далее, «Наибольшим сюрпризом для археологов стал характер «престижного» комплекса материальной культуры Искоростеня. Многочисленные литые серебряные серьги, сканно-зернённые подвески головного убора и ожерелий, пуговицы и др. (рис. 21) принадле-жат к комплексу украшений Х в., распространившемуся на восток под влиянием Моравии (Жилина, 2003–2004).» 
    «О давности проживания на территории Паннонии, Моравии и Закарпатья какого-то «русского» населения свидетельствует также Паннонское житие Кирилла, в котором самые первые чешско-моравские князья Ростислав, Святополк и Коцел именуются «князьями русскими». Эней Сильвий упоминает русских в числе подданных Святополка Моравского).»..http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000115/st009.shtml
     
     
     11) А. Комар: «Летопись выделяет три основные этапа градостроительства Х в. в Среднем Поднепровье, историческая реальность которых находит полное под-тверждение в археологическом материале:1. При князе Олеге (882 г. – первая четверть Х в.).К этому времени относится реконструкция Киева,основание Вышгорода, Чернигова и Любеча, формирование системы древнерусского заселения Ниж-него Подесенья;2. При княгине Ольге (946 – 60-е гг. Х в.). В этот период происходит расширение древнерусской коло-низации Правобережного Поднепровья, основаниеОвруча, Витичева, а также административных цен-тров-погостов на территории Древлянской земли;3. При Владимире Святославиче (980–1000 гг.).На этом этапе производится масштабное строительство новых крепостей в пограничных зонах, перестройка существующих древнерусских городов и укреплённых племенных центров; происходит формирование древнерусской сельскохозяйственной округи городов. Окончательное включение остатков племенных территорий Южной Руси в административную и социально-экономическую структуру государства выражается археологически в исчезновении роменской культуры на Левобережье Днепра и последнихпроявлений традиций культуры Луки-Райковецкой в западных южнорусских землях. Происходит это в30-х гг. XI в., в правление Ярослава Мудрого, с которым Повесть временных лет связывает завершениеформирования Древнерусского государства в его политических и этнических границах.» https://www.academia.edu/5028113/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%8C_%D0%B2_IX_XI_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D1%85_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B0_Rus_in_9th_-_10th_centuries_archaeological_panorama._-_%D0%98%D0%BD-%D1%82_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A0%D0%90%D0%9D_%D0%BE%D1%82%D0%B2._%D1%80%D0%B5%D0%B4._%D0%9D._%D0%90._%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2._%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0_%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0_%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B0_2012_496_%D1%81 
     
     

    • Приветствую, Александр!
      1)

      Действительно, количество гарнизонов с норманнами во времени увеличивается, но проблема заключается в том, что это увеличение позднее, и явно связано с наемничеством варягов, приходящих на службу киевским князьям. Иначе получается, что Владимир, в дружине которого служили и скандинавы, например, будущий король Олаф I Трюггвасон, почему-то ставит идолы только славяно-иранских богов, и не слухом, ни духом про богов скандинавских? И это при предполагаемом Вами доминировании норманнов при Ольге? Очевидно же, что боги наемников киевских князей не интересуют. Это же касается и всех без исключения летописей и договоров — повторю, никаких скандинавских богов, в принципе, они не знают. Следовательно интерпретационная модель увеличения присутствия норманнов неверна: они только наемники, а не правящий класс. Богатеют киевские князья — больше наемников, которые никак не связаны с местной политикой. Вспоминаем швейцарскую гвардию французских королей и папского престола… Кстати, это напрямую следует из проведенного мной ранее факторного анализа, один из выводов касался наемничества варягов. 2) «Христианами они фигурируют уже в первом договоре, но вот вставка Перуна в договор, составленный греками, наводит на размышления о том, что он явно редактировался. Здесь некое противоречие: если они уже христиане, то почему христианский же летописец, монах редактирует клятвы в пользу Перуна и Волоса и языческой клятвы на оружии? Все это очень неправдоподобно и скорее похоже на подгонку данных под сложившуюся парадигму.

       
      Проблема то а в том, что нет никаких доказательств, что это увеличение происходит за счет приходящих варягов, при том нет никаких оснований отделять одних варягов от других. Летописец перечисляя разные северные народы всех объединяет в варяги, при этом, в дальнейшем не конкретизируя, » а что за «порода» варягов приходила.
      Наш коллега и собеседник Сергей Беззаконов в статье «Еще раз о легендарной эпохе первых договоров Руси» (в сб. «Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях». вып. 8, 2017) довольно убедительно показывает искусственность не только договора 907 г, но и договора 911 г, находя признаки редакции какого то византийского документа, переделанного летописцами в виде договора Руси и Византии. При этом, переделка была столь небрежна, что ряд формул, которые относились всегда к императору, перекочевали к Руси, а фактически от договора присутствует только вводная часть. Не исключено, что такого же рода и договора Игоря и Святослава. Фактически ряд претензий, которые Сергей адресует договору Олега, прямо относятся и к договору Игоря. Примечательно, что и Диакон, имевший самые точные сведения о переговорах Цимисхия и Святослава не упоминает о каких то подписанных договорах.» он поговорил немного с государем об условиях мира и уехал»
      Теперь о вставках летописцев. Они вставляли то, что имели ныне. Они знали Перуна, знали Волоса/Велеса, их и включали, не удосужившись задаться вопросом, а насколько это соответствует реалиям 200 летней давности. Они знали и о Перуне Владимира и том бесовском кагале, который он установил в Киеве, при этом, еще самый ранний летописец Начального Свода был уверен, что первым стали ставить идолов Владимир и Добрыня. Летописец экстраполировал свои знания об язычестве современном ему и тех знаниях, что он имел о Владимире, ретроспективно. Считать, что все, что он он написал есть «святая правда», это впадать в источниковедческую аберрацию, о которой писал Савелий Сендерович:
       
      «Задача заключается в том, чтобы понять начальную историографию как равноприродную легенде, то есть прочесть ее в контексте той истории, которой она принадлежит, — истории сознания, истории культуры. Можно согласиться с Я. С. Лурье, что у средневекового историка не было разного отношения к легенде и к факту, но здесь не негативный факт неразличения, а не что иное — результат отношения и к факту как чему-то, что должно быть осмыслено, в чем должен быть обнаружен высший провиденциальный смысл. Тут факт поднимался до уровня легенды, а не легенда приравнивалась к факту. Тут нет ничего наивного. Только имея это в виду, можно адекватно читать начальное летописание. Зачинатель летописи творил легенду, сиречь историю. И если те части ПВЛ, которые кажутся нам в отличие от легенды собственно историей, потому что они уже современны летописцу и им засвидетельствованы,— кажутся чисто фактическими сообщениями, то это аберрация. «
      С. Я. Сендерович. Метод Шахматова, раннее летописание и проблема начала русской историографии. Из истории русской культуры. Т. I (Древняя Русь). — М.: Языки русской культуры, 2000. — 760 с. — (Язык. Семиотика. Культура).
       
      3)
       

      Ни одна летопись ни одного норманнского титула не знает, вся номенклатура власти и категорий людей — славянская. Термин для военачальника «воевода» использует и КБ, и все летописи. А то, что он его использует и для других регионов, ни о чем не говорит. Ведь общепризнанно, что информатором КБ был участник похода Игоря. Если бы он был просто скандинав, он не знал бы славянских терминов и названий днепровских порогов (оно ему надо?). А если знал — то жизнь заставила бы знать ввиду важности/влиятельности/необходимости присутствия славян в дружине. А если он славянин, то был бы обязан знать скандинавские термины воинской власти, а не использовать славянский термин «воевода»! Ведь названия порогов по-росски он ведь знает! И что же он при этом не знал, и не сказал титулов своих начальников? То есть дружина киевских князей была двуязычной и представляла собой синтез обоих компонентов, с поклонением славянским богам и богу христианскому. Теорема доказана.

       
      А кто сказал, что у КБ был только один информатор, и про венгров и хазар ему рассказывал посол Игоря??? Константин писал свою книжку лет 6-8, с 944 года по 950 или 952 гг. Послов при дворе Константинополя было валом. Ему спокойно мог все это изложить какой нибудь болгарин или чех. И примечательно, что термин воевода Константин относит только к венграм. Но ни разу не вспомнил его относительно русов. О титулах комментарий выше.
       
       

      Насчет «полюдия». Ваша гипотеза возможна, но сам термин также хорошо известен на Руси. Поэтому есть значительно большая вероятность того, что его сообщил КБ все то же славяно-скандинавский информатор, тем более КБ абсолютно точно описывает сам процесс.

       
      Как раз ни стилистически не грамматически полюдие туда и не втискивается. Положение Моравчека понятно, он был специалистом в античной культуре и применил древнегреческое чтение к византийской эпохе, не понимая, что сам впадает в заблуждение. ДюКанге не имел в распоряжении Grec-2009, но справдливо рассудив, что чтение полудие невозможно, стал строить еще более фантастичные теории. Тем более, что построение фразы, если использовать принятое написание для грека только запутает дело:
      удаляются в полюдие, называемое кружение…
      Это как то объяснит дело для грека? Он понимает, что такое полудие или поймет, причем тут кружение?
      В одном случае применен что иностранный термин, в другом буквальный перевод второго термина.
      Вот пример аналогичного построения фразы
      У Беовульфа был мадсумсвеорд, именуемый пламя битвы. С его помощью он побивает множество врагов..
      Сильно нашему читателю будет понятно, о чем идет речь? Наверное, те, кто увлекается германской историей, догадаются, что речь идет о мече. Хотя. что за тип меча скрывается под костноязычным мадсумсвеорд, передающим хитрый термин maðþumsweord, им едва ли станет понятнее. Но, те кто не знакомы с понятиями раннего средневековья и эпитетами скандинавской поэзии едва ли поймут, о какой чертовщине тут говорится. Может это дубина, может палица, может копье, может меч, а может факел — «пламя битвы» же.Хотя смысл применения предмета описан точно, им побеждают врагов. Едва ли КБ рассчитывал, что его будут читать люди семи пядей во лбу, тем более адресуясь своему сыну, который куда больше времени проводил в кабаках за вином и с веселыми девушками(на одной из таких трактирщиц он и женился), чем за учением и государственными делами.
       
       
       
      Выводы. Исследования строительной традиции погребальных камер продемонстрировали, что при их возведении достаточно широко использовались как столбовая, так и срубная техника строительства. Конструктивные особенности погребальных камер указывают на то, что для них были характерны деревян- ные крыши и полы. Они возводились в той же технике, что и реальные жилые постройки, известные нам по раскопкам в Новгороде, Старой Ладоге и Киеве. В тех случаях, когда археологам не удалось полностью проследить деревянные конструкции, на наличие их указывают косвенные данные (положение тела и ин- вентаря в могиле). Характерной особенностью этого погребального обряда является сидячее размещение покойников внутри сооружения. Сидячее размещение покойника имело несколько вариантов, которые свидетельствуют об использовании дополнительных предметов инвентаря (подушек и стульев) (рис. 27, а–в). Главным для тех, кто сооружал камеры, был сам принцип размещения и сохранения покойника в сидячем положении. Те детали инвентаря или приспособления, которые позволяли сохранить эту позу, могли варьироваться от погребения к погре- бению. Ориентировка большинства покойников единообразна — головой на запад. Одной из характерных особенностей древнерусского варианта обряда погребения в камерах, которую удалось проследить в нескольких могильниках, стало разведение костра над могилой до сооружения кур- гана. Важным свойством всей группы погребений можно считать ее половозрастной состав. Преобладают мужские погребения при значительно меньшем числе женских и почти полном отсутствии детских захоро- нений. Для мужских погребений важной отличительной особенностью стало наличие в захоронении коня и/или женщины. В большинстве древнерусских погребальных камер прослежены общие закономерности в размещении инвентаря и сопроводительных погребений в могиле. Обряд этих погребений имеет параллели в одновременных погребальных камерах Дании и Швеции. Однако целый ряд особенностей погребальной практики древнерусских захоронений позволяет выделять древнерусские погребальные камеры в отдельную группу или вариант, отличающийся от скандинавских прототипов. Тем не менее выделить из общего числа погребений особые устойчивые «типы» пока не представляется возможным из-за небольшого числа захо- ронений в выборке. Можно говорить именно о древнерусском «варианте» обряда захоронений в камерах, характерные черты которого просматриваются во всей группе захоронений.
       
      При этом, Михайлов категоричен
       
      С одной стороны, не вызывает сомнений единый характер ритуала, конструкций и набора инвентаря большинства древнерусских камер. Это единство обряда и вещевого набора следует подчеркнуть особо, так как оно, вероятно, отражает тесные связи внутри той группы населения, которая оставила камерные погре- бения. С другой стороны, в рамках единого погребального обряда выявляются захоронения с различными наборами и, вероятно, различного социального или имущественного статуса. Преимущественно эти захо- ронения прочно связаны с городскими некрополями. В Древней Руси эта взаимосвязь наиболее ощутима, так же как скандинавская «вуаль» в обряде и вещевом наборе. Скандинавские культурные, религиозные и погребальные традиции являлись главными компонентами этого обряда. Следовательно, вся группа, практиковавшая этот обряд, была как-то связана с Северной Европой.
      В консультации, которую мне дал Николай Евгеньевич Берлизов, специалист по археологии погребений Южной Руси, он указал, что вообще то срубная технология, по которой возводились срубные камеры, не является и славянской, а заимствована, как славянами, так и скандинавами у финно-угров и имеет параллели в давно известных «домиков мертвых», однако всегда пристроительствах погребальных сооружений применяются технологии, которые более привычны в данной местности, и не отражают этническую характеристику погребенного.
       

      Не вижу противоречия. Русы в Киеве как, полиэтнический дружинный симбиоз, по норманской традиции, захватывали и продавали славян — рабов, но не из собственного населения, а из чуждого, с которым воевали, покоряли, и др. Если бы они делали это с собственным населением Киевщины, то очевидно, что долго бы не протянули в славянском окружении.

      _________________
      Нормандцы еще как долго протянули в англо-саксонском окружении, не смотря на явно грабительскую политику.
       
      9)

      «Святослав, хотя и имеющий славянское имя, двух своих сыновей называет германскими именами Олег и Владимир.» Ну, даже Мельникова и Петрухин еще в 1991 г., в комм. к КБ признавали на примере имени Святослава славянизацию Рюриковичей уже в третьем поколении. А я предлагаю доказательства — что со второго. Поскольку для называния сына и наследника славянским именем нужно соответствующее этнокультурное мировоззрение отца, что подтверждается, вслед за Олегом, его клятвами именем славянских, а не скандинавских богов. Что касается детей Святослава, то Олег — наверняка в честь Ольги или первого Олега, а был еще Олег Моравский… А Владимир — двойственное имя, одинаково хорошо интерпретируемое и по-славянски, и по-скандинавски. Очень удобно для взаимодействия с варяжскими дружинниками-наемниками.

       
      Да не было никакого Олега Моравского, явно фантастическая легенда. А вот Володимѣръ, никак не интерпретируется по славянски:мѣръ — не миръ и не мiръ.
       
      10)

      “Моравское» влияние на Руси проистекает из Болгарии и хронологически увязывается с походами Святослава». Не только, ранее моравское влияние, набор артефактов и присутствие моравских ремесленников прослеживается даже в Гнездове с начала 10-го века ввиду миграции из Великой Моравии под давлением угров. Я уже писал об этом. Далее, «Наибольшим сюрпризом для археологов стал характер «престижного» комплекса материальной культуры Искоростеня. Многочисленные литые серебряные серьги, сканно-зернённые подвески головного убора и ожерелий, пуговицы и др. (рис. 21) принадле-жат к комплексу украшений Х в., распространившемуся на восток под влиянием Моравии (Жилина, 2003–2004).»

       
      Касаемо «моравских» находок в Искоростене №1, Звиздецкий находит аналогии только у двух из всех комплексов. 1) височная серьга в виде лунницы раскопа №1, напоминает аналогичные из Старо Места, однако, в отличии от моравских эта серьга оканчивается не бубенчиком, а трилистником. Звиздецкий затруднился однозначно решить, является ли серьга местным изделием или моравским импортом. 2) сербрянная серьга раскопа №7 относящаяся к «среднедунайскому типу», имевшему широчайшее распространение в Паннонии и южной Польше, но выполнена более массивно и грубо, чем моравские образцы, видимо работа местных ремесленников.
      Других предметов, которые бы можно было связать с моравскими образцами в раскопах Городища №1, которое и связывается с Искоростенем Мала Древлянского Звиздецкий не находит. Основную массу украшений, найденных на раскопах Искоростеня №1 Звиздецкий относит к «дунайским» типам, а не к моравским.(Звіздецький Б. А., Петраускас А. В., Польгуй В. І. Новi дослiжения стародавнього Iскоростеня.Стародавній Іскоростень і слов’янські гради VIII—X ст. Збірка наукових праць.— Київ: «КОРВІН ПРЕСС», 2004.— 320 с.) Это не относится к городищам Искоростень №2 и №3, построенным уже после «мести Ольги». Его выводы подтверждает и С. Рябцева, указавшая, что находки в Искоростене только похожи на моравские.
       

      «О давности проживания на территории Паннонии, Моравии и Закарпатья какого-то «русского» населения свидетельствует также Паннонское житие Кирилла, в котором самые первые чешско-моравские князья Ростислав, Святополк и Коцел именуются «князьями русскими». Эней Сильвий упоминает русских в числе подданных Святополка Моравского).»..http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000115/st009.shtml

       
      Очень любопытно. Что-то не нахожу я такого места в издании «Паннонского Жития Кирилла» Грековым. Цитату из жития можно? Да и у Пия Второго что-то ни слова о Моравии в его Commentarii. Энео Сильвио Бартоломео Пикколомини, папа Пий Второй, оставил географические записки о своих поездках и любопытные письма частного характера, касавшиеся многих политических сторон 15 века, но что-то историком он не слыл..
       
       

      Так ведь и я именно об этом! Именно поэтому полная амнезия древнерусских источников про «скандинавские обычаи» «скандинавской династии», скандинавских богов» даже при Владимире Святославовиче, ставившего только славяно-иранских идолов и имевшего в дружине скандинавов-наемников, говорит о полной неадекватности сценария норманнского двора и норманнской элиты ДР этого времени.

       
      Ну вот, мы уже и приходим к Владимиру, что ближе к правде. Не времена Игоря и Святослава, а времена Владимира, получившего славянское воспитание, под руководством своего дядьки Добрыни, это уже куда реальнее. Именно потому, летописец Начального свода воспринял языческую реформу Владимира, как революцию, сравнимую с катастрофой.
      Версия Шахматова о связи Малка со Свенельдом через «Мстишу», зело натянута, и серьезно не воспринималась никем, кроме самого автора, уже во времена её создания.
      Более вероятной кажется версия о трактовки «отец мстишин», как «отец мести», Свенельд мстил Олегу Древлянскому за своего сына, что вылилось в кровопролитную войну.
      Реформа Владимира понятна и с политической точки зрения. Утвердившись в Киеве «не совсем законным» путем, все же Ярополк был по праву законным киевским князем, в том числе и в глазах дружины и киевлян, Владимиру надо было искать опору в тех кругах, которые не считали его узурпатором. Примечательно, что в перечне богов Владимира отсутствовал Волос, значит почитатели его, а это рассматриваются торговцы, по версии Ловмянского, культ Волоса = культ св Власия, мог быть занесен с Балкан, тамошними торговцами, не входили в число тех, на кого мог опираться Владимир. Едва ли поддержку Владимиру обеспечивали христиане и варяжская гвардия Ярополка. Владимир стал искать опору в полянах, и, вероятно, остатках салтовцев. Примечательна история Варяжки, о котором рассказывает предание о смерти Ярополка. После смерти Ярополка, Варяжка бежал к печенегам, и раз за разом водил их на Киев. Возможно, что Варяжка, не смотря на свое имя, был печенежским царевичем, заложником или просто союзником(кому еще было под силу поднять орду?), в Киеве при дворе Ярополка. Смерть Ярополка озлобила печенегов, которые начинают терроризировать Киев.
      Узурпация практически всегда связана с искоренением старой элиты, и утверждением новой. Случай с Владимиром не был исключением. В данном случае, это сопровождалось и религиозной революцией.
       
       

      И мы же знаем о появлении даже не одного, а трех славянских имен княжеского рода в Договоре Игоря 944 года.

       
      Не так уж и много на 7 десятков имен.
       
       
       

      А еще были купцы и их окружение. Но все это давало кумулятивный (в отличие от Англии и др.) вклад в генофонд от временно пребывавших на протяжении минимум 150 лет. Кстати, насчет возможного генетического вклада только Владимира: «Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц». То есть, сколько потомков оставил он один, да еще наверняка покровительствуя им позднее, что способствовало их общему репродуктивному успеху?

       
      Теперь считаем. У Святополка детей неизвестно, Святослав перебит со всей семьей, Вышеслав умер бездетным, у Бориса сыновей не было(есть польская версия о том, что у него была дочь), Глеб умер бездетным. У Всеводода детей неизвестно, у Мстислава был один сын умерший ранее отца, у Станислава детей не было, у Судислава детей неизвестно, у Позвизда детей неизвестно.
      Таким образом, из всех сыновей Владимира потомство известно только у Изяслава Полоцкого и Ярослава. Не велик то «кумулятивный эффект» А коли учесть, что такое огромное число детей себе могли позволить единицы, то…
      Касаемо«Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200″ Мы все библейские образы будем на веру принимать? Ну и Игорь Данилевский то столько пишет о том, сколько изобилия библейщины в ПВЛ.

  • Русские князья и печенежские ханы периодически получали дань от Византии, но это не значит, что Византия была подчинена власти русских князей или печенежских ханов. Так называемая «дань», которую Новгород посылал в Киев, на самом деле является являлась таким же «бюджетным финансированием» южнорусских «силовиков Киевского военного округа», как и более поздние примеры финансирования запорожских реестровых казаков со стороны русского правительства, находившегося в Москве и в Петербурге. 

  • Уважаемый Аксель! » На размывание франко-нормандской культуры в Англии ушла пара столетий, хотя феодальная верхушка франко-нормандцев едва составляла несколько сот человек с группой нормандских, французских и бретонских солдат, наемников и прислуги численностью 7-8 тысяч, для населения Англии в 1,3 миллиона(минимальная оценка по переписи Книги Страшного Суда 1085-86гг, максимальная оценка 2 млн) были меньше капли в море. Если даже максимально поднять франко-нормандскую составляющую до 30 000, с учетом переселившихся из всей Северной Франции и Фландрии, это и то будет ни о чем. При этом, даже единоверие и очень схожая социальная структура не способствовали быстрому размыванию. « Так ведь и я именно об этом! Именно поэтому полная амнезия древнерусских источников про «скандинавские обычаи» «скандинавской династии», скандинавских богов» даже при Владимире Святославовиче, ставившего  только славяно-иранских идолов и имевшего в дружине скандинавов-наемников, говорит о полной неадекватности сценария норманнского двора и норманнской элиты ДР этого времени. Можно  вспомнить славянские имена сыновей Свенельда. Воспитанием Владимира, вероятно, занимался дядя по матери воевода Добрыня, — в обычаях Руси было делом привычным доверять воспитание наследников старшим дружинникам.  А Добрыня, ставивший идола Перуна в Новгороде — воевода Владимира I Святославича, брат матери его Малуши, вероятно, сын Малка Любечанина Мстиши-Люта (Мстислава Лютого) Свенельдича. И это скандинав? Факты просто вопиют о смешанном составе дружины и ранней ассимиляции Рюриковичей в славянской среде.  И мы же знаем о появлении даже не одного, а трех славянских имен княжеского рода в Договоре Игоря 944 года. А древнерусская  колонизационная политика заселения территории Киевщины, Нижнего Подесенья и др. со времен Олега проводилась силами  славянского, а не какого-то иного населения. То есть по факту княжеская власть выступала как формирователь государства со славянским населением.  Они не заселяли эти земли норманнами. Поэтому наличие 200-300 норманнов в управлении и дружине Олега-Игоря не может изменить детерминанты  исторического развития, поскольку они достаточно быстро славянизировались — во втором-третьем поколениях. Более поздние варяги — уже были просто наемниками. А еще были купцы и их окружение. Но все это давало кумулятивный (в отличие от Англии  и др.) вклад в генофонд от временно пребывавших  на протяжении минимум 150 лет. Кстати, насчет возможного генетического вклада только Владимира: «Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200 на Берестове, в сельце, которое называют сейчас Берестовое. И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц». То есть, сколько потомков оставил он один, да еще наверняка покровительствуя  им позднее, что способствовало их общему репродуктивному успеху? Весьма весомый вклад в имеюшиеся 4-5%. Так что учет всех этих поздних и кумулятивных вкладов плюс ранняя славянизация, плюс малое число варягов в составе дружин на городищах, не позволяют говорить о большом числе осевших скандинавов при Олеге-Игоре. Это всего лишь несколько сотен максимум.

  • Уважаемый Аксель! В продолжение. 1) Для сравнения, в Митанни быстро асиммилировавшаяся среди хурритов правящая династия  индоариев продолжала носить арийские имена и клялась своими своими индоарийскими богами. А в случае рюриковичей даже клятв скандинавскими богами не зафиксированы. и в третьем поколении (втором — после прихода в Киев) — появляются славянские имена.  Перефразируя песню,  «Перуны, Перуны, кругом одни Перуны а также Волосы…» :) ).  2) «Касаемо богов. Мы знаем, что греки не употребляли в договорях имена языческих богов, прибегая к обтекаемым определениям. Спрашивается, откуда они взялись в договорах в ПВЛ? Их кто-то вставил. Когда?Сейчас признается, что тексты договоров попали на Русь едва ли ранее конца 11 го — начала 12 века, причем договор 912 года переводил болгарин, потом его адаптировали к древнерусскому языку. Именно тогда попали в договоры имена богов, причем, те, что знали сами летописцы.» Последнее утверждение есть просто произвольная гипотеза, ничем не подтвержденная, для обоснования правоты парадигмы. Но  см. п. 1 : Полная амнезия о богах норманнской верхушки? Да и структура сама структура клятв Перуном, Волосом и оружием в договорах с Византии такова, что либо это так и было, либо все это просто выдумка поздних летописцев. Или они сменили Одина и Тора на Перуна и Волоса, сфальсифицировав обряды клятвы к договорам? Почему тогда оставили там  скандинавскую же клятву на оружии? А ведь тогда и все  аргументы насчет скандинавских клятв на оружии, да и многое другое  — оказываются просто-напросто «юридически ничтожными». С учетом же других обстоятельств, и главное — фактов обустройства именно славянскими, а не норманнскими колонистами территории складывающегося ДР, есть гораздо большие основания говорить о корректности источников, при принятии дружиной Олега ввиду ее смешения и ассимиляции в гораздо превосходящей по численности славянской среде, веры в славянских богов (позднее — и христианского), тем более эти клятвы давались неоднократно в течение нескольких десятков лет.  3) И самое интересное, что практически все исследователи этого периода, особенно археологи в своих научных работах совершенно корректно пишут не о «норманнах» и т. д.,  а именно о «древнерусской культуре», «древнерусской дружине«, указывая на их во многом новый характер, при этом отмечая и различные иноэтничные элементы, в т. ч. и скандинавского, и иного, например, степного, моравского, и даже угро-финского происхождения, которые они в себя впитали  и синтезировали в преимущественно славянской среде. Так что та самая асиммиляция норманов в славянской среде, создание основ славянской государственности в ВЕ с центром в Киеве, и породили эту новую синтетическую «древнерусскую культуру», которой и оперируют исследователи.

  •   Приветствую, Игорь!
    1) Невозможность наличия в договорах языческих богов проистекает из греческой письменной традиции. Считается установленным, что документы переводные с греческого, хотя часть их видимо фальсификаты, на что указывает и наш собеседник Сергей Беззаконов, можно и с ним поговорить на сей счет. При этом, греки избегали упоминаний имен языческих богов, считая это грехом, т.к. языческие боги рассматривались бесами(прямой библейский запрет на упоминание имен языческих богов в Псалме 15:4). Не известно ни одного случая наличия упоминаний имен языческих богов в византийских договорных грамотах, либо в их описаниях в хрониках. Т.о. попадание в договора имен богов могло произойти только после их перевода, уже на русской почве, где отношение к именам богов не было столь категоричным (см напр. упоминание Перуна и Хорса в Слове памяти и похвалы Иакова Мниха)
    2) Едва ли гапла I1 пришла с Карлом в таком числе, сколько мы сейчас находим. хотя и этого вклада исключать нельзя.  
    3) Касаемо культуры Новгородских сопок, даже Седов признавал. что ранние захоронения там скандинавские, а в общем соглашался считать, что все захоронения с каменными закладками имеют скандинавское происхождение. Касаемо финнов, была попытка увязать сопки с эстонскими каменными могилами, но эта тема развития не получила.  
    4) Совершенно с Вами согласен, мы в разных местах имеем смешение разных племен и разных культур и все мирно уживались. Я про это уже писал Александру, у язычников религиозный и этнический шовинизм не били частым явлением.

    • Приветствую, Аксель!
      1. Дело в том, что клятвы славяне и скандинавы заверяли именем своего главного Бога. И нельзя исключать, что побеждённые греки, зная вероломство варваров, могли пойти на исключение упоминания бога в договоре, как гарантию его выполнения.
      2. Мы знаем, что после восстания Хмельницкого Правобережная Украина опустела, особенно в части мужского населения. Поэтому наследники многочисленных шведских воинов – мужчины с  гаплогруппой I1, вполне могли составить приличный процент населения  и не растворится до нашего времени между другими гаплами. В тоже время в средние века скандинавы пришли в многолюдные районы с различным этническим населением незначительным числом. И за тысячу лет истории не наблюдаются стабильные скандинавские кланы на территории бывшей Киевской Руси.
      3. Культура Новгородских сопок – сборная, сформировалась примерно в VIIVIII веках. Никаких скандинавов в то время там не было. Присутствие скандинавов в более позднее время подтверждается появлением треугольных кладок в сопках, но их число незначительно. Основная масса сопок местного происхождения.
      4. Я хотел обратить Ваше внимание на многочисленность и способность волынцев противостоять нападению разношерстной дружины, возглавляемой скандинавам. Особенно в степи.

      • Приветствую, Игорь!
        1. Тут тот момент, что о побежденных греках времен 907-911, как и 940-х мы ничего внятного не знаем. Если в войне 860-х, писали как греки, так и франки, как писали и те, и другие о войне 940-х, то о каких то войнах росами греков в период 907-11, ни  слова. Историография войны 940-го разработана весьма хорошо, включая и легендарную вставку в НПЛ о «щите Олега», которая в ПВЛ «чудом» перекочевала в 907 год. Наш товарищ и собеседник Сергей Беззаконов довольно основательно разбирает тексты договоров 907 и 911 гг. доказывая их подложность. Я и сам не думал,что против договора 911 года можно насобирать столько доводов. Однако, с ним все сложнее. Касаемо договора 940-х, с ним тем хуже, что это явно договор проигравших росов. Греки тут выигрышная сторона. Про договор  Святослава и говорить не приходится.
        2.

        Мы знаем, что после восстания Хмельницкого Правобережная Украина опустела, особенно в части мужского населения. Поэтому наследники многочисленных шведских воинов – мужчины с  гаплогруппой I1, вполне могли составить приличный процент населения  и не растворится до нашего времени между другими гаплами.

        Да осталось то и не столь мало. Я и выше приводил данные по ирландцам и нормандцам. Войско нормандцев было не столь и малым, как и долговременное пребывание викингов в Дублинском королевстве никто не отрицает. Однако, процент I1  в Нормандии и Ирландии мало отличается от того, что имеем на Украине. К тому же, я б не забывал и о миграционных процессах Древней Руси, как и о послетатарском периоде, когда по свидетельствам путешественников Южнаю Русь опустела. Миграционные процессы и бедствия сильно влияют на распределение генетики.
        3.

         Культура Новгородских сопок – сборная, сформировалась примерно в VII—VIII веках. Никаких скандинавов в то время там не было. Присутствие скандинавов в более позднее время подтверждается появлением треугольных кладок в сопках, но их число незначительно. Основная масса сопок местного происхождения.

         В Приладожье появление скандинавов отмечается в VI веке с захоронением в Нукутталахти, на острове Риеккалансаари(Кочкуркина СИ., Археологические памятники корелы V-XV вв. Ленинград, 1981., Сакса А.И. Древняя Карелия в конце I — начале II тыс. н.э.: происхождение,история и культура населения летописной Карельской земли. СПб., 2010.) Касаемо датировок сопок мнения разятся. Кузьмин, к примеру, датировал их не ранее 2 половины IX века, считая более ранние датировки малодоказанными натяжками (Кузьмин С. Л. Сопки Нижнего Поволховья: взгляд на проблему на исходе XX века. // Раннесредневековые древности Северной Руси и ее соседей. СПб. 1999. С. 89-99.Кузьмин С. Л. «Ладога в эпоху раннего Средневековья (середина VIII -начало XII вв.).2000).  В настоящее время доминирует мнение о существовании сопочной культуры конца VIII-X веков. При этом, как справедливо отмечает Петренко, из огромного числа сопк исследована лишь небольшая часть, всего 31 из 250, на 1994 год(Петренко В. П. Погребальный обряд населения Северной Руси VIII—X вв. Сопки Северного Поволховья. — СПб., 1994). Медовичев А.Е. в рецензии на монографию Петренко отмечает связь скандинавской составляющей в сопках типа III и IV (по типологии Давидан О.И), датируя период существования сопок типа  III периодом VIII—X вв, т.е всем периодом существования сопочной традиции (Медовичев А.Е. «96. 01. 021. Петренко В. П. Погребальный обряд населения Северной Руси. VIII-X вв. : сопки Северного Поволховья / РАН. Ин-т ист. Материальной культуры. — СПб. : Наука, 1994. — 139 с» . «Социальные и гуманитарные науки. серия. Реферативный журнал. Серия 5. История. №1 1996). В своей работе Петренко отнес к VIII веку всего две сопки: 5-III и 14-II типа III. А вот уверенно славянских сопок  типов I и II  с датировками VIII века и ранее Петренко не находит. Петров Н.И. оказался еще категоричнее и поставил под сомнение возможность уверенной датировки и этих двух сопок VIII веком. Если сопку 5-III он еще отнес к рубежу не ранее самого конца VIII века или чуть позже, то сопку 14-II отодвигает на период после 810 года. Однако, Петров счел сопки местной инновацией, хотя отмечает их связь и синхронность с традицией приладожских курганов, а так же и частное влияние скандинавов..Таким образом, у археологов касаемо волховских сопок, как часто бывает, на двоих — три мнения. Думаю, для уточнение происхождения и времени возникновения сопочной традиции нужны более масштабные исследования.
        4. Касаемо волынцев, напомню, что волынцевская культура прекращает свое существование в 1 половине IX века, в результате какой то войны, которая привела к гибели Бтицкого городища. В последующий период наблюдается миграция волынцевского населения на территорию Побужья со сложением роменской культуры, ассоциируемой с северянами.
        У Алексея Комара была презабавнейшая версия, что Битицу разгромили те самые послы свеев, шествовавшие в Константинополь)))
        5.  

        » Зачем им земли угрофиннов? Там и грабить нечего. А вот с точки зрения их наняли как воинов правители славяно-балто-угров вполне конструктивно. «

        Да. ладно, нечего, во первых — меха. Меха вывозить на запад — выгодно. Во вторых — всякие восточные побрякушки. Еще в Великих курганах Уппсалы найдены неволинские пояса, происходившие со среднего Урала, копировавшие степные образцы. В третьих — ну конечно рабы, которых сбывали хазарам за серебро. К тому же, грабить запад было сложновато, все ж европецы довольно быстро навострились противостоять скандинавам. Альфред сумел самостоятельно отвоевать большую часть Англии, а его сын Эдуард Старший заставил викингского короля Данелага креститься и признать вассальную зависимость. После разгрома Арнульфом Каринтийским викингского войска Сигурда Змей в Глазу при Лёвене в 891 году, активность викингских набегов на франкские земли резко падает, и, за исключением набега Ролло, завершившегося полюбовным разменом Нижней Лугундунской Галлии на его верность, ничего интересного уже в отношених викингов и франков не было. Была кое-какая возня с Англией, но более связанная с династическими претензиями, и не столь продолжительная.  Но самое любопытное,  что именно с 890-х годов активизируется деятельность норманнов в Прилаждлжье и Поволховье. Создается впечатление, что утратив надежду на завоевания на западе, где правил такой активный и воинственный император, норманны переключают внимание на восток.
        6.  

        «Для меня, например, экспансия балтов в Скандинавию в 1 тысячелетии до нашей эры не вызывает сомнения.»

        А откуда? В 1 тысячелетии до н.э. на территории Скандинавии наблюдаются два потока: 1) распространение ясторфа, сменившего позднюю бронзу ранним железом. При этом, мнение о ядре распространения разнятся. Если во времена Мальтуса доминировало мнение, что была миграция из Ютландии в южную Скандинавию, то сейчас все больше уверенности, что ядром была Южная Швеция. В качестве одного из доказательств Монгайт приводит довод, что именно в Южной Швеции вся гидротопономия носит чисто германский характер, не выявляя догерманских субстратных названий. И это только на юге. Уже в центральной Швеции сидела с бронзы архаичная Морбю, родственная эстонской Асва, выселок варианта финской культуры Сарса. 2) приблизительно в то же время, как распространяется ясторф, север Норвегии и Швеции занимает культура «арктической керамики», самый северный выселок лууконсаари, потомки культур ананьинского круга. Вроде,никаких балтов 1 тысячелетии до нашей эры в Скандинавии не появляется.Если есть какие то новые сведения, о коих еще не знаю, сообщите, пожалуйста.

        А вот превращение Вами их в германоязычных норманнов – не совсем понятно.

          Прежде надо доказать, что археологи и лингвисты со времен Мальтуса и Гримма  были не правы, и Ясторф был не германским. Пока доказательств этого в научном сообществе не встречал.

         Опять же Рюрик должен был владеть языком многочисленных кривичей, чтобы возглавить их. А у наёмников норманнов с познаванием местных языков по-видимому были проблемы.

          Едва ли. В контактных сообществах всегда существовует какой нибудь пиджин, обеспечивающий понимание уровня «моя твоя понимать».

        • Доброго здоровья, Аксель!
          1. Я не оспариваю оригинальность договоров и не исключаю подделку. Но имеется аргументированный мотив для упоминания славянских богов в договорах с греками, а не только желания переписчика. Как минимум походы на Византию Аскольда и Дира имели место. И нам неизвестна какая заложена договорная традиция того времени между славянами (росами) и греками.
          2. Плотность населения в Правобережной Украине после Хмельницкого была меньше, чем в местах проживання кривичей в районе Новгорода. Именно поэтому Екатерина II принялась заселять наши земли евреями и немцами. Происхождение украинского I1 может быть норманским времён Киевской Руси, шведским времён Карла ХІІ и немецким при Екатерине II, во время гражданской войны и ВОВ. Но тоже есть вопросы. Украинское I1 ближе датскому по снипам.
          Я не согласен с Вашей привязкой норманнов к I1. КШК (круг культур ладьевидного топора, по мнению М. М. Бондаря относится к прабалтийскому массиву) принесла в Скандинавию значительное R1a, мт ДНК линии Н и «степной компонент», местные R1b с SHG со времён мезолита никуда не делись и более позднее балто-угрофинское влияние как генетическое, так и антропологическое тоже присутствует.
          Так вот. В Украине нет норманнского R1b с SHG. У нас R1b – кельтское.
          Вполне вписываются и Асы с Предкавказья из скандинавских саг.
          3. По сопкам мне нечего добавить. Однозначно местного происхождения (славяно-балто-угрофинские) с небольшим скандинавским влиянием.
          4. Если связать поражение волынцев от древлян с Аскольдом и Диром, то всё становится на  свои места. Древляне наняли норманнов.
          5. Вопрос, о каких викингах мы говорим? Наиболее многочисленны и культурно близкие немцам датчане, норвежские мореходы или шведы – генетически наиболее близкие нам.
          Опять же массово перевозить пленных на запад на суднах не получиться и где исторические факты? Продавать хазарам, и те сотни рабов доставляли через тысячи км к потребителю – из области «виртуальных» игр. Грабить меха – интересно. Я бы ещё понял грабить хазарских купцов. Опять же где в этих действиях норманская государственность для Руси?
          «Для меня, например, экспансия балтов в Скандинавию в 1 тысячелетии до нашей эры не вызывает сомнения.» Я несколько преувеличил, извиняюсь. Было генетическое и лингвистическое взаимодействие.
          Первая причина: появление гаплогруппы, связанной с балтами и угрофиннами родственностью. «Случайно» – Рюриковичи и Гедиминовичи имеют общего предка времён до н.э.
          Вторя причина: наличие постКШК прабалтской общности в центральной Швеции, которая выделилась после локализации в южной Швеции и Дании прагерманцев (с «чистым» прагерманским языком) и прафиннов на севере.
          Третья причина: влияние угрофиннов на прабалтов и прашведов в 1 тыс. лет до н.э. сильнее, чем на прадатчан и пранорвежцев.
          Четвёртая причина:Согласно гипотезе, прагерманский язык возник как гибрид двух индоевропейских диалектов, один из которых относился к группе кентум?, а другой — сатем (кроме прабалтов некому).
          6. Прежде надо доказать, что археологи и лингвисты со времен Мальтуса и Гримма  были не правы, и Ясторф был не германским. Зачем? Ястрофская культура однозначно германская – первые викинги («чистые» норманны). И носители этой культуры двигались на юг. Культурные традиции дошли также до Центральной Швеции.
          7. «…с 890-х годов активизируется деятельность норманнов в Прилаждлжье и Поволховье». В это же время наблюдается активизация датских норманнов в Центральной Швеции. Видать было отличие датских норманнов от шведских, и шведов начали вытеснять на новые земли.
          8. В контактных сообществах всегда существует какой-нибудь пиджин, обеспечивающий понимание уровня «моя твоя понимать». Предок койнэ Московии. Может быть.

          • Приветствую, Игорь! 1. Ну, о договоре похода 860 г, хотя он и претвратно ассоциируется с Аскольдом и Диром, прежде всего хронологически, можно строить догадки. Фотий пишет, что русы снялись и удалились без каких то договоренностей и ультиматумов. Вопрос о крещении тех росов остается полемичным, ввиду того, что таковое явление состоялось только лет через шесть-семь, уже в правление Василия. Какие договора сопровождали этот акт, и почему так тесно увязывается с болгарами(поход росов состоялся после поражение болгар в войне с Михаилом, крещение росов состоялось через год после крещения Бориса и болгар, Фотий в своей энциклике  говорит о росах в увязке с болгарами, да поверить, что росы прочесали мимо болгарского берега без ведомо тех, обладавших тож кое каким флотом, как то слабо верится). Однако, камнем преткновения тут является тот факт, что определить диспозицию базы этих росов не только в Причерноморье, но и вообще в Восточной Европе, нет никакой возможности. Где находилась такая мощная база, способная собрать и снарядить порядка 200 кораблей и набрать на них команды человек по 40? Да и еще каким путем они проходили в ЧМ, так, что их не заметили ни хазары, имевшие в то время самые хорошие отношения с византийцами, ни херсонские греки?
            2.

            Плотность населения в Правобережной Украине после Хмельницкого была меньше, чем в местах проживання кривичей в районе Новгорода. Именно поэтому Екатерина II принялась заселять наши земли евреями и немцами. Происхождение украинского I1 может быть норманским времён Киевской Руси, шведским времён Карла ХІІ и немецким при Екатерине II, во время гражданской войны и ВОВ. Но тоже есть вопросы. Украинское I1 ближе датскому по снипам. Я не согласен с Вашей привязкой норманнов к I1. КШК (круг культур ладьевидного топора, по мнению М. М. Бондаря относится к прабалтийскому массиву) принесла в Скандинавию значительное R1a, мт ДНК линии Н и «степной компонент», местные R1b с SHG со времён мезолита никуда не делись и более позднее балто-угрофинское влияние как генетическое, так и антропологическое тоже присутствует. Так вот. В Украине нет норманнского R1b с SHG. У нас R1b – кельтское. Вполне вписываются и Асы с Предкавказья из скандинавских саг.

            По Ладьевидникам. Камнем прекновения являются очень ранние сроки взникновения 2900 ВС(Larsson, Å M. 2009. Breaking and Making Bodies and Pots. Material and Ritual Practices in Sweden in the Third Millennium BC. Department of Archaeology and Ancient History. Aun 40. 493 pp. Uppsala. 978-91- 506-2092-4.)  и крайняя несхожесть ладьевидников со всеми известными типами КШК, а так же  оочень нехарактерные для КШК типы погребальных сооружений.Еще одной из «странностей» является то, что поселения ладьевидников продолжали поселения КВК. Аса Ларссон предполагает, что влияние сложение шведских ладьевидников происходило через южные ареаля финской КШК, однако финская КШК сложилась не ранее 2550 ВС. При этом, следы «общешнурового» горизонта «А» в Скандинавии практически отсутствуют. Если говорить о ладьевидниках Восточной Балтии, то их проникновение в регион датируется не ранее второй половины III тысячелетия до н.э. до н.э, при этом восточнобалтийская и финская КШК были и так довольно слабы, не выдержав конкуренции с местными культурами, совершенно ассимилировались к концу тысячелетия.
            М. М. Бондарь писал все ж несколько иначе.
            Он предлагал отнести к протобалтам восточные культуры: среднеднепровская, фатьяновская, эстонская(восточнобалтийская КШК), жуцевская(Висло-Неманская).
            Центральную группу(подкорпаскую, городско-здобвицкую, межановицкую, нитрянскую и пр) он предлагал считать простославянскими.
            А вот западные и северные: чешско-моравскую, шенфильдскую, одерскую, верхнерейнскую, одиночных погребений, ладьевидных топоров, он предлагал относить к прагерманцам.(Археология Украины. 2005. Глава: Мир культур шнуровой керамики)  В этй связи, гораздо более вероятной выглядит связь ладьевидников с Культурой одиночных погребений Ютландии, Германии и западной Польши. В пользу этого говорит и находка ладьевидного топора в слоях с датировками первого периода (ок 2700 г) в горизонтах культуры одиночных погребений Польши.
            3. Касаемо генетики. Ну, не так уж… Смотрим на диаграммы с eupedia. На Польшу и Украину указывается  R1b-S21/FGC35805, относимый к «нордическим», аккурат рядом со шведской R1b-S21/Y20107, действительно, по данным Yfull  имеется такая картина.
            А вот по данным FTDNA подавляющее число R1b  относится к «азиатским» — R1b-M73, R1b-L23.Концепцию «степного компонента» или «ямного»не критиковал разве что ленивый. Первым сомнение в «ямном» происхождении генетики КШК высказал  Аллентофт еще в 2015 г, высказавшись, что генетика КШК является результатом миграции степняков Ямной, «либо их родственников«. В настоящее время уверенность , что генетика КШК не является результатом миграции степняков Ямной, все более обосновывается. Барселонский генетик Карлос  Куилес резко выступает против идентификации генетики КШК с «ямниками» или «степняками». С другой строны, уже Матиесон и Олалде отказались от термина «ямная», используя аккуратное «степная», хотя и показывают, что этот «конструкт» в центральной Европе датируется старше, чем сложился степной ямный комплекс. 4.
             

            Если связать поражение волынцев от древлян с Аскольдом и Диром, то всё становится на  свои места. Древляне наняли норманнов.

            Версия о разгроме Битицы Шинакова и Комара, по правде, тут соглашусь с Григорьевым, кажется довольно натянутой. Григорьев правильно отметил, что для такой экспедиции надо было иметь в обозримом пространстве(хоть на 1000 км) базу. А таковой нет. Даже в набегах на франков норманны обустраивали базы неподалеку: в Восточной Фризии(Лёвен) или на Мэне. Несколько наконечников «гнездовского типа» и один топор еще не повод считать, что Битицу штурмовали они. Кроме того, Щавелев и Фетисов (Щавелев А. С. Фетисов А. А. К исторической географии Восточной Европы 2. Карта скандинавских комплексов и артефактов. ДГВЕ 2015. М. 2017) раскритиковали отнесение битицких наконечников к «гнездовскому типу», указав на их вполне вероятное степное поволжское или южноуральское  происхождение — типология наконечников: группа II, тип 44(по классификации Кырганова А. В).  5.
             

            Вопрос, о каких викингах мы говорим? Наиболее многочисленны и культурно близкие немцам датчане, норвежские мореходы или шведы – генетически наиболее близкие нам. Опять же массово перевозить пленных на запад на суднах не получиться и где исторические факты? Продавать хазарам, и те сотни рабов доставляли через тысячи км к потребителю – из области «виртуальных» игр.

             
            Ничуть не более фантастично, чем транспортировка негров  через Атлантику в трюмах за 10 тыс км. Ничего не мешало римлянам тащить рабов из Александрии или из Фракии в Рим.  Процветание работорговли, это доказанный факт, причем разнообразными источниками. Не исключая и наших же.
             

             Грабить меха – интересно. Я бы ещё понял грабить хазарских купцов. Опять же где в этих действиях норманская государственность для Руси?

            А торговые экспансии довольно часто и приводят к сложению государственного аппарата. Алексей Толочко нарисовал не такую уж неправдоподобную схему.6.
             

            «Для меня, например, экспансия балтов в Скандинавию в 1 тысячелетии до нашей эры не вызывает сомнения.» Я несколько преувеличил, извиняюсь. Было генетическое и лингвистическое взаимодействие. Первая причина: появление гаплогруппы, связанной с балтами и угрофиннами родственностью. «Случайно» – Рюриковичи и Гедиминовичи имеют общего предка времён до н.э.

             
            Ну, вообще то все имели общих предков до.н.э. Еще церковники говорили об Адаме и Еве)) Но, да с Гедиминовичами и Рюриковичами не все так уж гладко. Разделение веток Рюриковичей и Гедиминовичей произошло где то в начале 1 тыс до н.э (2900 BP по базе Yfull) Приблизительно тогда же появилась самостоятельная мутация N-Y4341, отделившая ветвь от остального ствола N-550. / Рассматривая ветку N-Y4341 нетрудно заметить, что это вся ветка Фенноскандии, где преобладают шведские(12), финские(6) и русские (9).   https://yfull.com/tree/N-Y4341/ Однако, опять же легко видеть, что все русские принадлежат одной ветке N-Y10932(Y10933*), идентифицируемой с Рюриковичами.

            Вторя причина: наличие постКШК прабалтской общности в центральной Швеции, которая выделилась после локализации в южной Швеции и Дании прагерманцев (с «чистым» прагерманским языком) и прафиннов на севере.

            Да не выделяется в в центральной Швеции прабалтская общность. Никаким боком Морбю, с выраженным родством с текстильщиками, не была балтской(хотя по мнению Карлоса Куилеса они были махровыми прагерманцами и активно отгрохали Ясторф). Практически неоспоримо, что еще до 2000 BC в восточной Балтии  и Финляндии КШК растворяется местных культурах.
             

             Третья причина: влияние угрофиннов на прабалтов и прашведов в 1 тыс. лет до н.э. сильнее, чем на прадатчан и пранорвежцев. Четвёртая причина:Согласно гипотезе, прагерманский язык возник как гибрид двух индоевропейских диалектов, один из которых относился к группе кентум?, а другой — сатем (кроме прабалтов некому).

             
            Тут сложно говорить, кто и на кого влиял. Исконные датчане это Сконе, западная Швеция, которые постепенно захватывали Ютландию. Датский язык, как и шведский и гутнийский, это восточноскандинавские языки. Большой интерес это вымирание скандинавской бронзы и гигантский материальный хиатус начала Ясторфа. Во многом кризис нордической бронзы напоминает «греческие темные века» и почти синхронен с ними(только чуть припаздывая). Но, если упадок ахейской Греции эпохи героев объясняют нашествием дорийцев, то внятного объяснения упадку нордической бронзы нет. Есть версия о катастрофическом похолодании на севере(Фимбульвинтер- Великанская зима), которое привело к массовой смертности, в следствии снижения температуры,неурожаев и падежа скота, но пока внятных доказательств этого не видел. Именно этот кризис дал толчок к распространению Ясторфа, практически бесспорно германской культуры.Касаемо германского праязыка, тут не так. Германский праязык кентумный, с некоторыми следами сатемности, (кстати, балтский не последовательно сатемный. т.е. в нем сатемизация не была завершена, как в славянских и индо-иранских), но имеющий мощнейшее наслоение неиндоевропейской субстратной лексики. Вообще, невозможно найти «чисто индоевропейский» язык. В той или иной форме субстрат лезет везде. В ряде случаев он поддается определению, как финский субстрат в балтских (балтские локативы чисто финские), а в ряде нет(как в греческом, романских, кельтских(островных), германских). Недавно пытались с товарищем отыскать истоки нашего банального «ворон/ворона», а вот и нет у него явного индоевропейского или  уральского происхождения.В случае с германскими к доиндоевропейскому пласту относятся слова морской лексики (напр. See(нем), sea(англ)), военной(sword сюда же), административной и бытовой лексики(всего от нескольких десятков до сотни слов) , а так же и наличие «неправильных» и «сильных» глаголов.Однако, вопреки мнению Вика, доказать, что это влияние финнов, никому не удалось. Да и выловить наличие  пласта субстратной или адстратной финской составляющей в скандинавских, не получается.  Касаемо сатемизации, то причины её не совсем ясны,с одной стороны, вроде видна ареальная картина — сатемизировались четко славяне, балты индо-иранцы, сатемизация армянского и албанского вполне может быть следствием иранского(в первом случае) и славянского(во втором) влияния. Вроде как выстраивается субстратная картина. Однако, ползучая сатемизация романских в исторический период, говорит нам, что не все так уж и просто. Вот как получается: centum(кэнтум) — классическая латынь времен Ливия и Варрона(автора первых трактатов по истории и грамматике латинского языка-De origine linguae Latinae, Historia litterarum)Вот посмотрим классическое «сто»centum (цэнтум) — церковная, средневековая(схоластическая) латынь.cento (ченто) — итальянский.Причины этой сатемизации абсолютно всех романских, не ясны. Переход k>c перед гласными заднего ряда не объясняется ни субстратом, ни адстратом.При этом, в кельтских сатемизация перед гласными заднего ряда отсутствует  — напр ирл. — cuig -кууиг(пять), cistin — киштин(кухня), ceod — кайод(сто) 7.
             

            «…с 890-х годов активизируется деятельность норманнов в Прилаждлжье и Поволховье». В это же время наблюдается активизация датских норманнов в Центральной Швеции. Видать было отличие датских норманнов от шведских, и шведов начали вытеснять на новые земли.

             
            А с чего? По словам «Пряди о сыновьях Рагнара» и данным Адама Бременского, после гибели Сигурда Змея в Глазу(в 891 г) в битве с германским королем  Арнульфом Каринтийским, датчане оказались в глубокой дыре на букву жо. Единственным наследником Сигурда оказался малолетний Кнуд(по версии саги сын Сигурда, а по версии Адама, скорее внук). Страна развалилась, чем не позабыл воспользоваться свейский ярл Олаф Груда развалин. В руках Кнуда, за которого управляли бабка Рандалин и соратник Сигурда Хельг Смелый(видел версию, идентифицирующую его с Олегом), остались Сконе, Зеланд и Халланд(т.е. в основном, земли на запади Швеции). Кнуд только через 20 лет смог выкинуть внука Олафа из Ютландии и начать объединение Дании, которое уже закончил его сын Горм. В условиях развала страны в 890-е, норманны Сконе об экспансии на землм свеев и не помышляли.Им проблем у себя хватало.Касаемо разделений: датчане, шведы, норвежцы, в то время их практически не было. Наречия различались очень мало, и основу деления скандинавов составляло место жительства. Соответственно, к норвежцам(«северянам») стали причисляться те подданные Харальда Хорфагера, чьи земли он сумел захватить. Датчанами стали числится те, кого смог подгрести Горм(напомню, что современная юго-западная Швеция была датской вплоть до второй половины 17 века(до Роксилльского трактата 1658 года)). Остальное осталось под свеями. Свеи занимали современную среднюю Швецию(собственно Свеаланд), тогда как юг занимали гёты(Гёталанд). Как я думаю,гёты, как гутнийцы Готланда, в той или иной степени, потомки древних готов, не ушедших на юг. Объединение гётов и свеев в единое королевство произошло только при Олафе Шётконунге, отце Ингигерды.

            • Доброго здоров’я, Аксель! Спасибо за ответ. Со многим согласиться не могу.
               …Крайняя несхожесть ладьевидников со всеми известными типами КШКвероятной выглядит связь ладьевидников с Культурой одиночных погребений Ютландии, Германии и западной Польши.
              Никто не отрицает взаимовлияние КВК, КШК и ККК в пограничных районах (сосуды датируемые 2850—2450 до н. э., обнаружены в  Нидерландах и в нижнем течении Рейна в Германии украшены типичным шнуровым орнаментом в сочетании с гребенчатым узором и узором в виде «ёлочки»). Дело в том, что приоритетность носителей КШК подтверждается их демографическим ростом, зафиксированным исследованиями Малярчука. И Культура одиночных погребений разве не является северным ответвлением КШК? И самое главное – это «степной» компонент в Скандинавии. Если ЕНG-составляющую можно связать с мезолитом Восточной Европы, то как иранская СНG-составляющая попала в КШК и Скандинавию соответственно непонятно.
              Большой интерес это вымирание скандинавской бронзы и гигантский материальный хиатус начала Ясторфа.
              Где Вы там нашли хиатус – непонятно. Причина вымирания скандинавской бронзы вполне объяснима похолоданием и победой железа над бронзой.
              Вписываются Аскольд с Диром и салтовцы. И арабы росов увязывают с булгарами.
              По россам сложновато. У меня своё мнение по этому вопросу. Локализация в районах междуречий Днепра, Дона и Волги. Дело в том, что одним из важнейших товаров россов был соболь. И ареал его распространения известен. Опять же по описанию арабов самосознание россов базируется на охоте и грабежах (этакие постзарубинецкие, сармато-аланские, угрофинские — викинги-варяги). Название скорее всего связано с финским «рослый». Но и ирано-греко-армянское нельзя исключать. Со времён Урарту там сплошные «Русы» или «Росы». Заметим, что часть данного населения вошла в Волынцевскую культуру. Этим можно объяснить отсутствие у волынцев укреплённых поселений (видать сильны были нащадки антов).  Опять же салтовцы – ближе к степнякам, а россы – речные люди.
              Где находилась такая мощная база, способная собрать и снарядить порядка 200 кораблей и набрать на них команды человек по 40?
              Прекрасные условия для создание флотилии были на правом притоке Днепра – р.Тетерев. Как Вам пер. Корабельный в Житомире?
              Да и еще каким путем они проходили в ЧМ, так, что их не заметили ни хазары, имевшие в то время самые хорошие отношения с византийцами, ни херсонские греки?
              В Киеве была хазарская слободка, а по течению Днепра честно говоря не знаю про форпосты хазар. В Херсоне плавни. Есть вероятность незаметного прохода. С другой стороны херсонским грекам самим бы не быть ограбленными. Вполне могли провести флотилию.
              Григорьев правильно отметил, что для такой экспедиции надо было иметь в обозримом пространстве(хоть на 1000 км) базу. Я высказал свою версию. Небольшой отряд Аскольда и Дира «пригрели» древляне для борьбы с волынцевцами. По-видимому на свою сторону привлекли болгар. Появление узколицых полян в районе Киева неясно. Можно связать как с древнегреческим реликтом, так и с узколицым населением Прибалтики.
              Процветание работорговли, это доказанный факт, причем разнообразными источниками. Сложно отрицать попадание западных праславян в первой половине 1 тысячелетия в зависимость к германцам и восточных праславян – к готам. Но это «рабство» и «массовая» работорговля славянами привела к более значительному росту их населения и ассимиляции «рабами» работорговцев. Жалкая логика, учитывая агрессивность славян. Если связать работорговлю через хазар с уменьшением балтских и угрофинских этносов Восточной Европы, то ещё можно согласиться.
              Рассматривая ветку N-Y4341 нетрудно заметить, что это вся ветка Фенноскандии, где преобладают шведские(12), финские(6) и русские (9).   https://yfull.com/tree/N-Y4341/ Однако, опять же легко видеть, что все русские принадлежат одной ветке N-Y10932(Y10933*), идентифицируемой с Рюриковичами. 
              Нетрудно заметить. Трудно определить место мутации и движение (броуновское?) их носителей во времени. Моё мнение: Латвия — родина Рюрика. Почему? В эпоху переселения народов — жители Восточной Швеции и Готланда проникают в юго-восточную часть побережья Балтийского моря. Кладбище в нынешней Латвии, у Гробиня подле Лепаи, — свидетельство среднешведского и готландского влияния. Старейшие из этих шведских гробниц в Латвии археологи относят ко второй половине VII в.
              Далее:
              В 800 г. при Готтрике создается великое датское королевство, в которое входили Швеция и Норвегия.
              В 836 г. викинги в первый раз разграбили Лондон.
              В 845 г. даны (свыше 600 [2] ладей) напали на Гамбург и разорили его столь основательно, что после этого епископат из Гамбурга был перенесен в Бремен.
              В 851–852 гг. викинги на 350 судах вновь напали на Англию, захватили и разграбили Кентербери и Лондон.
              В 863 г. они по Рейну добрались до Ксантена,
              а в 892 г. — до Кельна и Бонна.
              Осенью 866 г. шторм отнес суда викингов с 20000 воинов в Шотландию, в королевство Восточная Англия, где они и перезимовали. В начале следующего года они создали государство Денло (буквально «Полоса датского права»), в которое вошли королевства Нортумбрия, Восточная Англия и часть Мерсии и Эссекса.
               В 880 г. викинги разграбили имперскую область Аахен.
              В 885 г. они захватили Руан и осадили Париж. В осаде приняло участие войско из 40000 воинов, приплывших на 700 «длинных» судах. (До этого викинги уже грабили Париж в 845, 857 и 861 гг.) На этот раз, получив откупные, викинги сняли осаду и направились в северо-западную часть Франции, где многие из них поселились.
              В 911 г. Карл III пожаловал норвежцу Роллону уже захваченную область, которая с тех пор называется Нормандией.
              Разграбления Новгорода – нет? И походы шведов в Восточную Европу нигде не отражены.
              В Приладожье появление скандинавов отмечается в VI веке с захоронением в Нукутталахти, на острове Риеккалансаари(Кочкуркина СИ., Археологические памятники корелы V-XV вв. Ленинград, 1981., Сакса А.И. Древняя Карелия в конце I — начале II тыс. н.э.: происхождение,история и культура населения летописной Карельской земли. СПб., 2010.)
               «Сельское население Приладожья и Владимирщины характеризуется сочетанием славяно-финских черт. Скандинавские черты не фиксируются» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.66).
              «Из могильника в Старой Ладоге датируемого XI в. (то есть тем временем, с которым связано пребывание здесь норманнов), известна одна краниологическая серия из урочища Плакун.  По антропологическим данным старо-ладожская серия входит в пределы колебаний признаков в германских группах. Таким образом, антропологические материалы подтверждают пребывание норманнов в Старой Ладоге» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.67).  
              «Оценка суммарной краниологической серии из Киева на фоне изменчивости признаков в германских группах показала разительное отличие древних киевлян от германцев. По-видимому, норманнов в составе дружины киевского князя было очень мало, коль скоро это не наложило отпечаток на антропологический облик населения городаСельское население Киевской Руси антропологически близко городскому, но оно более однородно по своему физиологическому облику. Никаких германских черт в нём не обнаруживается» (Алексеева Т.И. Славяне и германцы… С.67).
              «Единственным скандинавским погребением основного киевского могильника на территории так называемого «Города Ярослава» следует признать погребение № 114 в камере столбовой конструкции с парным захоронением мужчины и женщины, северной ориентировкой костяков; среди вещей — меч типа Y. Комплекс можно датировать концом Х — началом XI в… Хорошо известные в литературе находки скандинавских вещей в Киеве связаны не с основным киевским комплексом памятников на территории Города Владимира и Ярослава, а с особым, существовавшим сравнительно непродолжительное время поселением-сателлитом. От него сохранились остатки обширного некогда городища на Лысой горе, к северу от Старокиевской горы, Замковой горы и Щекавицы (цепочки первоначальных киевских поселений вдоль берега Днепра)». (Славяне и скандинавы. М., 1985. С.232.).
              » Сходство части балтов, славян и финнов может свидетельствовать о едином древнеевропейском субстрате, когда то имевшем широкое распространение». Санкина С.Л. Антропологический состав и происхождение населения Новгородской земли. Автореф. дис. …канд.ист.наук, СПб, ,1995.
              «на территории Северной Европы и северной части Восточной Европы существовал единый антропологический пласт, характерной чертой которого была долихокрания, низкий свод, высокое, среднеширокое, хорошо профилированное лицо и относительно узкий нос«. Пежемский Д.В. Генофонд русского севера: Славяне? Финны?Палеоевропейцы? Вестник МГУ. Антропология. 2011г. № 3.стр 27-58. 
              » Интересно, что скандинавский антропологический комплекс менее выражен в серии черепов из погребений XI в. содержавших древнерусский набор вещей, чем в более поздней серии XII в«. 
              С. Санкина «Скандинавская проблема в свете антропологических данных: группы русского севера и северо-запада эпохи Средневековья (XI–XIII века)». Стр. 146. Могильник Куреваниха -2 на р. Мологе (XI–XII) вв. «Западнославянское и скандинавское влияние на культуру населения Новгородской земли фиксируется данными археологии, этнографии, лингвистики. Данные краниометрии, однако, не подтверждают того же в отношении антропологических особенностей этого населения. Возможно, элементы культуры и языка распространялись здесь более активно, нежели их носители».
              Д. В. Пежемский. Скандинавское присутствие на северо-западе по данным палеоантропологии. Староладожский сборник выпуск 9. Нестор-История . Санкт-Петербург. 2012.
               
              Снорри Стурлусон, посетивший в 1219 г. Вестеръётланд, писал в «Саге об Инглингах»: «…В Свитьоде много лесов и ненаселенные места столь обширны, что через них можно ехать много дней». Во второй половине I тысячелетия н. э. почти вся Швеция была покрыта первобытными, девственными лесами?
              «Конунг Анунд приложил много труда и расходов, чтобы расчистить леса и заселить расчистки. Он велел также проложить в лесных дебрях дороги, и тогда в лесах появилось много безлесных земель и там возникли большие херады. Таким образом была заселена страна… Конунг Анунд велел проложить дороги во всей Свитьоде через леса, болота и горы. Поэтому его прозвали Дорога-Анунд…».
              О лесистости Швеции в более позднее время в письменных источниках также имеются сведения. Так в легенде о святом Зигфриде, записанной в начале XIII в., но описывающей события XI в., об исторической области Веренд (в Смоланде) сказано, что она – «окружена густейшими и обширными лесами» (silvis densissimis et magnis circumcincta).
              Представление о протяженности и пустынности шведских лесов в XII в. дает «Сага о Сверрире», записанная около 1200 г. Там рассказывается, в частности, что норвежский конунг Сверрир весной 1177 г. отправился с дружиной из Вермланда через пограничные шведские районы в Трёнделаг. Сначала они двигались через лес протяженностью в 12 миль до Эксхерада в северном Вермланде, оттуда – через большой лес до Малунга в западной Даларна и наконец – через лес протяженностью в 15 миль до Ернбераланда (район в восточной Даларна вокруг озера Сильян). «И во время пути было много трудностей и тягот, ибо они долго продвигались по ненаселенной местности и испытывали голод и холод, и великую усталость. …Из Ернбераланда они двигались через лес, длиной в восемнадцать миль, к области, которая называется Херьедален».
               
              Напрашивается два вывода:
              1. Шведские норманны в значимых количествах в «степях» Киевской Руси не просматриваются.
              2. Варяги – боевики средневековья, имеют околоновгородское происхождение
              3. Рюрик – не есть шведский ярл.
              4. Скандинавы чётко разделяли себя от князей россов.
              5. Ранние россы – местные восточноевропейские «викинги».

  • Приветствую, Аксель! 1) «Проблема то а в том, что нет никаких доказательств, что это увеличение происходит за счет приходящих варягов, при том нет никаких оснований отделять одних варягов от других. » Ну, есть вещи вполне очевидные: потомки первые варягов ассимилировались в слявянской среде, а поздние — явно наемники, уже те, которых набирал Игорь, а более поздние -тем более.  2) Моравский элемент в Гнездово: » Также среди вещей, найденных в Гнёздово были бритвы и ножницы, серпы, подковообразные застёжки-фибулы, подвески к ожерельям, славянские и балтийские височные кольца, языческие амулеты, восточные ременные наборы, великоморавские украшения гомбики[30]. При раскопках кургана № 13 в Лесной группе была найдена корчага из Керчи, с древнейшей у нас кириллической надписью. По мнению О. Н. Трубачёва кириллица древнего образца свидетельствует о проникновении на Русь глаголицы из Среднего Подунавья[31]. Однако обнаруженное в 2013 году писало норманистка Тамара Пушкина отнесла не к X веку, а к XII или XIII веку, хотя к тому времени Гнёздово уже не существовало[32]. В 2014 году на северном участке раскопа П-8 в слоях конца Х века — первой четверти XI века было найдено два писала[33]. На трёх сердоликовых вставках в перстни из кургана Л-210 обнаружены надписи на арабском языке[34]. Луннические височные кольца «нитранского типа», кольца с гроздевидной подвеской, лучевые височные кольца (рубеж IX—X вв.), обнаруженные в Гнёздове, и некоторые типы гончарной керамики (20—30-е годы X века)[35] своим происхождением связаны с Великой Моравией[36], откуда, вероятно, прибыли славянские беженцы, теснимые венграми[37]. О присутствии великоморавского населения в Гнёздове свидетельствуют такие предметы вооружения как секира «блучинского» типа, топоры типа VI, возможно мечи типов V и X, наконечники стрел типа 2 и обломка шпоры[27]. Некоторые изделия привозные, преимущественно женские украшения из Скандинавии. Отдельные предметы вооружения имеют североевропейское, западнославянское и восточное происхождение, относящиеся к IX—XI векам (шлемы, стрелы, боевые топоры, мечи). При раскопках найдено большое количество восточных арабских монет — дирхемов, попавших сюда с арабского Востока по Волго-Балтийскому пути. Широтный путь росов с верховьев Днепра «в чёрную Булгарию и Хазарию» на Волгу, описанный в 42-й главе византийского трактата X века «Об управлении империей», совпадает с выводами археологов о том, что широтный торговый путь «Западная Двина — Днепр — Ока — Волга» был главной коммуникационной артерией в истории раннего Гнёздова, а «Путь из варяг в греки» стал в Гнёздове основной торговой магистралью только с середины X века[38]. В двух погребениях были обнаружены кольчуги, довольно часто находят отдельные кольца и обрывки кольчужного плетения. В Гнёздово нашли две целые и одну фрагментированную доспешные пластины. Ещё одна пластина от доспехов с древнерусской территории, относящаяся к X веку, найдена на селище рядом с Сарским городищем. При раскопках в Гнёздове в так называемых Больших курганах, где, возможно, захоронены представители княжеской династии, найдено два шлема. Один из шлемов находит аналогии среди материалов Великой Моравии, что, наряду с другими великоморавскими артефактами, найденными в Гнёздове, позволяет предполагать передвижение в Гнёздово беженцев из Великой Моравии после её разгрома венграми. Второй шлем имеет аналогии со степными, кочевническими древностями[39].» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BD%D1%91%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B&nbsp; 3) «все же Ярополк был по праву законным киевским князем, в том числе и в глазах дружины и киевлян, Владимиру надо было искать опору в тех кругах, которые не считали его узурпатором» Если интерпретировать увеличение скандинавского археологического элемента после разгрома Гнездова и далее как дальнейшую норманнизацию Руси, мы приходим к явно абсурдному выводу, что последующие князья и их элита все более норманнизировались. Так  Ярополк был скандинавом?  — Нет конечно, он просто был славянизированным потомком Рюрика, со славянским же именем. И то, что Владимир приводит варяжское войско для борьбы за власть, не означает, что он скандинав/норманн. Он потомок скандинава и русский князь в славянском окружении, и дружина у него смешанного происхождения. (Но все эти наемники и давали, кстати, кумулятивный вклад в генофонд).  То есть заимствования не означают тождество. Это очевидно. В этом и проблема «норманнской интерпретации», потому что в развитии такой интерпретации к временам Владимира мы приходим к полному абсурду. 4) «И мы же знаем о появлении даже не одного, а трех славянских имен княжеского рода в Договоре Игоря 944 года.  «Не так уж и много на 7 десятков имен«. Так ведь трех имен из княжеского роду, а не кого попало! Значит какая часть от княжеского роду славянизировалась, треть, половина?   А все остальные, извините, не того ранга — только окружение. Методология и здравый смысл запрещают складывать семью князя князя и его послов, а разносить по рангам. Вот и получается зримая картина славянизации семьи Рюриковичей во втором-третьем поколениях.  5) «Касаемо«Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200″ Мы все библейские образы будем на веру принимать? Ну и Игорь Данилевский то столько пишет о том, сколько изобилия библейщины в ПВЛ.» Так ведь гаплогруппам все равно, законные они — через жен, или незаконные — через наложниц и случайные связи. И в случае с Владимиром — дыма без огня не бывает. Мы же прекрасно знаем, про эффекты основателей, и даже про миллионы их потомков. Та же скандинавская I1 — наследие всего одного человека. а сколько оставили только Рюриковичи и их потомки, плюс многие сотен или тысячи варягов — наемников и купцов путем случайных связей за 150 лет по торговым водным путям? Очень прилично. Кроме того, любой торговый город всегда имел категорию женщин для утех. И т. д. Вот и набежали искомые кумулятивные 4-5%.  6) И хочу еще раз напомнить, что Нестор Летописец родился всего лишь через 67 лет после крещения Руси, так что о варягах, идолах, богах память народная и монашеская вполне сохранялась. Не говоря уже про новгодские летописи и свидетельства участника событий. Поэтому, когда говорят, что события сер. 10-го века для летописцев  были аж 200 лет назад, и они ничего не знают, это явная натяжка. Они были гораздо ближе во времени и знали гораздо больше, чем писали. Да и мы имеем куцые фрагменты всей истории.  6) «Едва ли поддержку Владимиру обеспечивали христиане и варяжская гвардия Ярополка. Владимир стал искать опору в полянах, и, вероятно, остатках салтовцев.» Ну вот видите, варяги у обоих — просто наемники. Их скандинавских богов Владимир, естественно, игнорирует (это их личное дело), а вот богов влиятельных элит и групп населения — ставит. Салтовцы как иранцы — аланы — и их иранские боги у Владимира. Почему бы и нет? Правда потомки антов тоже могли иметь этих богов…И они вполне могли быть частью киевского населения, иначе какой смысл их ставить для почитания и жертвоприношений?

    • Уважаемый, Александр! Вообще-то Рюрики генетически типичные представители населения культуры новгородских сопок (славяно-балты). Разве они носители гаплогруппы І1? Ну, нанимали они скандинавов для службы, как и греки. Но в Турции мы же не «видим» данную гаплогруппу. По-видимому и у нас она была незначительна в средние века. И всё это норманство в Древней Руси раздутое немецкими учёными на основании нескольких субъективных оценок средневековых исследователей не вартэ такого глубоко-профессионального анализа. Определяющая роль небольшой группы скандинавских наёмников  в государственности Киевской Руси мягко говоря преувеличина. А вот противостояние западных и восточных славян имеет место уже тогда.

    • Уважаемый Александр! Если рассматривать Рюрика, как одного из вождей многочисленных племен кривичей (племени варягов), которое подчинило себе местное балтское население, то складывается вполне стройная картина царской династии Рюриков. Причина экспансии западных славян – взять под контроль торговлю с арабами и евреями янтарём. Получив приличный доход, Рюрик стремится открыть новый торговый путь в Византию через Днепр, чтобы устранить посредника в виде хазар. Для этого, наняв скандинавов, захватывает Киев (в первой трети 9 в.), разбив волынцевцев – Аскольд и Дир прекрасно вписываются. И негативное отношение местного населения к ним объясняется, а также поддержка Олега. Далее стратегия меняется. И приоритет переходит к грабительским набегам на Византию. Естественно роль Новгорода, как финансовой столицы падает, а роль Киева, как выгодного форпоста в атаке Византии, растёт.
      При такой постановке вопроса всё становится на свои места. Князья – западные славяне с примесью балтов (варяги), народ – восточные славяне и наёмники скандинавы – царская гвардия.

    • Приветствую, Александр!
      1)

      Ну, есть вещи вполне очевидные: потомки первые варягов ассимилировались в слявянской среде, а поздние — явно наемники, уже те, которых набирал Игорь, а более поздние -тем более. 

        Как то нет логики, первые ассимилировались, а последующие нет? Кстати, в Начальном своде нет никакй информации. что Игорь нанимал варягов для второго похода на Константинополь, нет этого и в списке Мациевича. Скорее всего, автор пошел по аналогии с последующими князьями, Владимиром и Ярославом, таскавшим за собой наёмных варягов.
      2)  

      Моравский элемент в Гнездово: » Также среди вещей, найденных в Гнёздово были бритвы и ножницы, серпы, подковообразные застёжки-фибулы, подвески к ожерельям, славянские и балтийские височные кольца, языческие амулеты, восточные ременные наборы, великоморавские украшения гомбики[30]. При раскопках кургана № 13 в Лесной группе была найдена корчага из Керчи, с древнейшей у нас кириллической надписью. По мнению О. Н. Трубачёва кириллица древнего образца свидетельствует о проникновении на Русь глаголицы из Среднего Подунавья[31]. Однако обнаруженное в 2013 году писало норманистка Тамара Пушкина отнесла не к X веку, а к XII или XIII веку, хотя к тому времени Гнёздово уже не существовало[32]. В 2014 году на северном участке раскопа П-8 в слоях конца Х века — первой четверти XI века было найдено два писала[33]. На трёх сердоликовых вставках в перстни из кургана Л-210 обнаружены надписи на арабском языке[34]. Луннические височные кольца «нитранского типа», кольца с гроздевидной подвеской, лучевые височные кольца (рубеж IX—X вв.), обнаруженные в Гнёздове, и некоторые типы гончарной керамики (20—30-е годы X века)[35] своим происхождением связаны с Великой Моравией[36], откуда, вероятно, прибыли славянские беженцы, теснимые венграми[37]. О присутствии великоморавского населения в Гнёздове свидетельствуют такие предметы вооружения как секира «блучинского» типа, топоры типа VI, возможно мечи типов V и X, наконечники стрел типа 2 и обломка шпоры[27]. Некоторые изделия привозные, преимущественно женские украшения из Скандинавии. Отдельные предметы вооружения имеют североевропейское, западнославянское и восточное происхождение, относящиеся к IX—XI векам (шлемы, стрелы, боевые топоры, мечи). При раскопках найдено большое количество восточных арабских монет — дирхемов, попавших сюда с арабского Востока по Волго-Балтийскому пути. Широтный путь росов с верховьев Днепра «в чёрную Булгарию и Хазарию» на Волгу, описанный в 42-й главе византийского трактата X века «Об управлении империей», совпадает с выводами археологов о том, что широтный торговый путь «Западная Двина — Днепр — Ока — Волга» был главной коммуникационной артерией в истории раннего Гнёздова, а «Путь из варяг в греки» стал в Гнёздове основной торговой магистралью только с середины X века[38]. В двух погребениях были обнаружены кольчуги, довольно часто находят отдельные кольца и обрывки кольчужного плетения. В Гнёздово нашли две целые и одну фрагментированную доспешные пластины. Ещё одна пластина от доспехов с древнерусской территории, относящаяся к X веку, найдена на селище рядом с Сарским городищем. При раскопках в Гнёздове в так называемых Больших курганах, где, возможно, захоронены представители княжеской династии, найдено два шлема. Один из шлемов находит аналогии среди материалов Великой Моравии, что, наряду с другими великоморавскими артефактами, найденными в Гнёздове, позволяет предполагать передвижение в Гнёздово беженцев из Великой Моравии после её разгрома венграми. Второй шлем имеет аналогии со степными, кочевническими древностями[39].» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BD%D1%91%D0%B7%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%8B&nbsp;

          Ну, когда ж у нас усвоят простую и очевидную истину, оружие и предметы роскоши не являются этномаркирующими признаками….
       
      «Кроме того, надо учитывать моду, заставлявшую самые разные группы ориентироваться на наиболее выдающуюся, в результате чего отдельные престижные вещи или комплексы таких вещей (то есть те же «руководящие типы») распространялись в широких ареалах, охватывавших несколько разных племенных групп (копья у возрастных групп маа-язычных народов [Hodder, 1982; Larick, 1985, vol. 4, no. 1, p. 201—215], кабардинский наряд на Северном Кавказе). Эта модель могла иметь место в степной зоне в эпоху раннего железного века и раннего средневековья. Поэтому, наличие огромной единой гомогенной культурной области или ареала однотипных престижных вещей вовсе не говорят однозначно о каком-то социальном или лингвокультурном единстве (хотя говорят о социальных связях, характер которых еще следует определить). В пределах таких ареалов вполне могли обитать группы с разными языками или с диалектами одного языка, которые вовсе не ассоциировали себя с какой-либо единой социальной целостностью.»(В. А. Шнирельман. «Этничность в археологии — реальность или фантом?»// Этничность в археологии или археология этничности?: Материалы Круглого стола / отв. ред.: В.С. Мосин, Л.Т. Яблонский. — Челябинск: ЦИКР Рифей, 2013. — 136 с.: ил.)
       
      Во многом это справедливо и для керамики:
       
      » Каким волшебным способом некоторым археологам вообще удаётся, внимательно вглядевшись в глиняные черепки, безошибочно определить языковую (и, следовательно, этническую) принадлеж- ность изготовителей данной керамики?! Последний вопрос, разумеется, риторический. Совершенно очевидно, что такие способы суще- ствуют лишь в воображении самих этих археологов. Мне вообще непонятна та обескураживающая убеждённость данной части археологов в том, что такая вполне утилитарная (а посему легко заимст- вуемая) вещь, как глиняная посуда, может служить надёжным «этномаркером».» (С. К. Белых — Этнос и археологические «Этномаркеры» (полемические заметки)//»Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология»». Вып 1. 2013)
      3)  

      «все же Ярополк был по праву законным киевским князем, в том числе и в глазах дружины и киевлян, Владимиру надо было искать опору в тех кругах, которые не считали его узурпатором» Если интерпретировать увеличение скандинавского археологического элемента после разгрома Гнездова и далее как дальнейшую норманнизацию Руси, мы приходим к явно абсурдному выводу, что последующие князья и их элита все более норманнизировались.  Так  Ярополк был скандинавом?  — Нет конечно, он просто был славянизированным потомком Рюрика, со славянским же именем. И то, что Владимир приводит варяжское войско для борьбы за власть, не означает, что он скандинав/норманн. Он потомок скандинава и русский князь в славянском окружении, и дружина у него смешанного происхождения. (Но все эти наемники и давали, кстати, кумулятивный вклад в генофонд).  То есть заимствования не означают тождество. Это очевидно. В этом и проблема «норманнской интерпретации», потому что в развитии такой интерпретации к временам Владимира мы приходим к полному абсурду.

         А что? Первая жена Владимира было варяжка Олоха (по тому же Татищеву и по саге об Олафе сыне Трюггви, которую Татищев едва ли мог знать), вторая жена Рогнеда варяжка,  жена Ярослава была шведкой. При Ярославе вообще орудовал огромный скандинавской корпус. Так что кто воспитывал Ярослава? Варяжка Рогнеда. Кто воспитывал сыновей Ярослава? Шведка Ингигерда. А давно известно, мировоззрение ребенка определяет мать. За кого выдавал дочерей Ярослав?  За норвежца, за франка и за венгра, еще одну дочь(или сестру) выдал за англичанина. 
      И что показательно, куда бежал Владимир? К варягам. Куда бежал Ярослав? Опять в варягам. Причем, во всех случаях, они помощь получали практически задаром, только обещаниями, чего то там заплатить потом. Такое могло иметь место только в одном случае, если его принимали за своего. Резня какую Ярослав устроил новгородцам, хорошо показывает, кем он был на самом деле, и это не взирая на вполне славянское имя. Кстати, Вильгельм Длинный меч, внук Ролло, христианин и носитель франкского имени, усидел в Нормандии только благодаря помощи Харальда Синезубого, который продолжал в Вильгельме признавать своего дана, хотя и с франкским именем. Показательно, что именно во времена Ярослава и Изяслава записываются первые летописи, в которых указывается совершенно конкретное происхождение рода князей от заморских варягов-руси, и первенство Новгорода среди княжеских столов.
       
       4)  

      «И мы же знаем о появлении даже не одного, а трех славянских имен княжеского рода в Договоре Игоря 944 года.  «Не так уж и много на 7 десятков имен». Так ведь трех имен из княжеского роду, а не кого попало! Значит какая часть от княжеского роду славянизировалась, треть, половина?   А все остальные, извините, не того ранга — только окружение. Методология и здравый смысл запрещают складывать семью князя князя и его послов, а разносить по рангам. Вот и получается зримая картина славянизации семьи Рюриковичей во втором-третьем поколениях. 

         Во первых, толком и не известно, сохранен ли порядок перечисления,второе — неизвестно, чье чтение правильно, Лаврентьевской,  Ипатьевской, или Львовской и источника Татищева. Неизвестно, был ли Володислав из семьи князя, или, как пишут польские хроники, он был лендзянским князем и вассалом Игоря.  Касаемо Предславы, доминирует мнение, что она была женой Улеба, племянника Игоря, или даже Святослава, а по роду венгеркой. Неизвестно, не славянизировал ли летописец имена в текстах, как он сделал с Игорем, вместо греческого Ингор, из Элги сделал Ольгу, а из Сфендостлаба — Святослава. 
      5)    

      «Касаемо «Был же Владимир побеждён похотью, и были у него жёны […], а наложниц было у него 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде и 200″ Мы все библейские образы будем на веру принимать? Ну и Игорь Данилевский то столько пишет о том, сколько изобилия библейщины в ПВЛ.» Так ведь гаплогруппам все равно, законные они — через жен, или незаконные — через наложниц и случайные связи. И в случае с Владимиром — дыма без огня не бывает. Мы же прекрасно знаем, про эффекты основателей, и даже про миллионы )х потомков. Та же скандинавская I1 — наследие всего одного человека. а сколько оставили только Рюриковичи и их потомки, плюс многие сотен или тысячи варягов — наемников и купцов путем случайных связей за 150 лет по торговым водным путям? Очень прилично. Кроме того, любой торговый город всегда имел категорию женщин для утех. И т. д. Вот и набежали искомые кумулятивные 4-5%.  6) И хочу еще раз напомнить, что Нестор Летописец родился всего лишь через 67 лет после крещения Руси, так что о варягах, идолах, богах память народная и монашеская вполне сохранялась. Не говоря уже про новгодские летописи и свидетельства участника событий. Поэтому, когда говорят, что события сер. 10-го века для летописцев  были аж 200 лет назад, и они ничего не знают, это явная натяжка. Они были гораздо ближе во времени и знали гораздо больше, чем писали. Да и мы имеем куцые фрагменты всей истории.  6) «Едва ли поддержку Владимиру обеспечивали христиане и варяжская гвардия Ярополка. Владимир стал искать опору в полянах, и, вероятно, остатках салтовцев.» Ну вот видите, варяги у обоих — просто наемники.

        У Ярополка варяги не были наемниками, это были те самые варяги, что вернулись со Свенельдом из Болгарии. А Свенельд, напомню, руководил не наемниками, а собственной дружиной князя. Никогда наемники не подчинялись воеводам, а только самому князю через своего предводителя, это хорошо видно из истории войн Ярослава. О популярности варягов говорит и прозвище Варяжки, которое, как думаю дали печенежскому царевичу, служившему Ярополку.
       
      Для проявления эффекта основателя нужно «бутылочное горлышко», а где оно?
      Тут складывается какое то превратное мнение о славянских женщинах и норманнских мужчинах. Первые будто вешались на норманнских «суперменах» гроздьями. Напомню, что в любых патриархальных обществах такое далеко не поощрялось.
       
      Касаемо кумулятивности, простой подсчет геометрической прогрессии по мальтузианскому методу показывает абсурдность его применения в данных условиях. Исходя из заложенного Мальтусом максимального коэффициента годового прироста 1,03 (3%), беря наличную численность  I1  на Украине 4,5%, пусть и завышенную, легко понять, что эти условия не работают. Какую то внятную цифру первоначального населения в начале 9 века можно получить только исходя из годового прироста  1,005 (0,5% или 5‰). А это совсем небольшой прирост, уровня современных Сингапура и Австралии.  Таким образом, необходимо:либо 1) увеличивать наличие I1  на Украине, либо 2) менять методу и учитывать а)изменение коэффициентов естественного прироста на протяжении 1200 лет, б) учитывать убыль в результате войн, эпидемий, неурожаев и пр…
       
      Касаемо Нестора. Не стоит думать, что до нас дошла редакция Нестора. До нас дошла редакция Сильвестра и редакция неизвестного монаха, доведшего летопись до 1118 года.  Кстати, сам Нестор был из Белоозера, как говорит Татищев, т.е. родился и жил далеко от Киева, прежде чем пришел в Печерский монастырь монахом. К тому же, судя по тексту списка Мациевича, договора и информация об идолах отсутствовала в общем протографе списка Мациевича и второй редакции ПВЛ (лаврентьевской). Если именно редакцию, сохранившуюся в списке Мациевича считать принадлежащей Нестору(если это не еще более ранний протограф. Интересность списка Мациевича в том, что подробные статьи сменяются короткими погодовыми заметками после сообщения о смерти Ярослава, как будто закончился какой-то подробный рассказ, а далее другой автор вел заметки, следующая серия подробных записей ведется уже только об Андрее Боголюбском), то именно Сильвестру принадлежит переработка Несторовой летописи и вставка в неё договоров и рассказов об идолах. В любом случае, более ранние своды, как сохранившийся в НПЛ и списке Мациевича отражают картину лучше, чем более поздние, поскольку их писали люди жившие еще ранее, чем Сильвестр и киевский монах(иногда считают, что его звали Василий, по одному месте из рассказа об ослеплении Василька Требвольского).
      С другой стороны. Лихачев рассматривал ПВЛ, не как хронику, а как антивизантийский памфлет, написанный «на злобу дня» в условиях кризиса русско-византийских отношений и жесткой оппозиции Печерского монастыря двору митрополита, где засели греки.

      Их скандинавских богов Владимир, естественно, игнорирует (это их личное дело), а вот богов влиятельных элит и групп населения — ставит. Салтовцы как иранцы — аланы — и их иранские боги у Владимира. Почему бы и нет? Правда потомки антов тоже могли иметь этих богов…И они вполне могли быть частью киевского населения, иначе какой смысл их ставить для почитания и жертвоприношений?

      Не влиятельных, а тех кто его поддержал. При этом, он побоялся оставить при себе наемных варягов, явно опасаясь их, т.к. войдя в сношение с местными варягами, они явно не были надежными союзниками. Ярослав позже, напротив, варягов оставил и опирался на них, для него они стали своими. Церковное предание об убитых варяжских мучениках явно является отголоском антиваряжской политики Владимира и террора, который он устроил против тех, кто был опорой Ярополка. Характерно, что Ярополка предал воевода со славянским именем, Блуд Ивещей. О чем это нам говорит? Что на сторону Владимира переметнулась именно полянское войско.

      Приветствую, Аксель! Увлекся и упустил из виду, что у Рюриковичей-то не скандинавская гаплогруппа I1, а балто-финская N1a1. По С. Л. Николаеву имена основной  группы варягов вокруг Олега-Игоря и самих Рюриковичей  из разных прасеверогерманских праязыков, причем первая группа  давно, лет 300  как обособилась от всех остальных. https://nestoriana.files.wordpress.com/2017/03/d18dd182d0b8d0bcd0bed0bbd0bed0b3d0b8d18f-d0b8d0bcd0b5d0bd-d0b2d0b0d180d18fd0b3d0bed0b21.pdf Значит она откуда-то из Прибалтики/Южной Балтики.  Для имени Рюрика Николаевым предполагается восточношведское или гутнийское происхождение, но вот гаплогруппа этому кажется противоречит…

      Абсолютно не противоречит, я уже не раз писал. что N1a1(L550+, 1025-) имеет именно шведское распространение, и может увязываться с существовавшей во времена бронзы и Ясторфа культурой Морбю, занимавшей земли к северу от Меларена, близкородственной культурам Финляндии и Эстонии.

      • Приветствую, Аксель:»Резня какую Ярослав устроил новгородцам, хорошо показывает, кем он был на самом деле, и это не взирая на вполне славянское имяНу  да, а потом повинился, заплатил виру, и собирали сами новгородцы деньги на новых варягов как на народ на танки и самолеты в годы второй мировой. :) . Я как раз об этом и писал ранее, в связи с факторным анализом:  наемники — как профессиональная ударная сила (плюс местное ополчение) —  даже для новгородских людей были делом абсолютно привычным и необходимым. Так что новгородцев тоже запишем в родственники скандинавов/варягов? «Есть привычка на Руси — ночью слушать Би-Би-Си». А у них были другая привычка, — «чуть что — сразу Косой! (Тьфу, варяг!). :) Ну да, был симбиоз — со времен Рюрика, если не ранее…Потому что были в единой торговой системе. Одни производили, другие торговали, третьи — профессионально воевали. Мы и самого Рюрика можем рассматривать как очень удачливого наемника: пригласили с  его людьми как специалиста по военному делу, а он выбился в князи…Вот и завелась традиция нанимать варягов для «решения вопросов» (как говорят в некоторых кругах). А связи устойчивые — если варяги ездят к русским князьям многие десятки лет- то конечно — это солидные партнеры… Впрочем Владимир Святославович, когда не смог заплатить наемникам, просто отправил их в Византию. А некоторых -лучших -оставил для управления городами. Очень напоминает политику Петра I и после него, привлечения немецких и др. офицеров и чиновников на высокие посты. Просто архетип управленческой ментальности. И куда запишем Петра I ? А он просто в молодости  был частым посетителем Немецкой слободы и сделал оргвыводы как управленец-царь. А на ассамблеях и в личном общении  он был просто Herr Peter , или Герр Питер, а не Государь, Царь и Великий Князь всея Руси. «Типичный немец» на престоле? Не говоря уже про его наследников… Не знай мы конечно так много о нем, вполне родилась бы «немецкая» теория его происхождения. Так и с варягами — очень фрагментарные летописные данные, однако князья по психологии и религии  — таки русские.

        • Приветствую, Александр!  

          Так что новгородцев тоже запишем в родственники скандинавов/варягов?

          А что? Это будет вполне в соответствии со словами летописца Начального свода и списка Мациевича -«И от тѣх Варягъ, находникъ тѣхъ, прозвашася Русь, и от тѣх словет Руская земля; и суть новгородстии людие до днешняго дня 54 от рода варяжьска.»
          Что любопытно в случае с  Ярославом — это то, что по сути это новгородцы выступили в роли наемников, за то золото, что Ярослав дал за перебитых.

           Ну да, был симбиоз — со времен Рюрика, если не ранее…Потому что были в единой торговой системе. Одни производили, другие торговали, третьи — профессионально воевали. Мы и самого Рюрика можем рассматривать как очень удачливого наемника: пригласили с  его людьми как специалиста по военному делу, а он выбился в князи…Вот и завелась традиция нанимать варягов для «решения вопросов» (как говорят в некоторых кругах). А связи устойчивые — если варяги ездят к русским князьям многие десятки лет- то конечно — это солидные партнеры… Впрочем Владимир Святославович, когда не смог заплатить наемникам, просто отправил их в Византию. А некоторых -лучших -оставил для управления городами. Очень напоминает политику Петра I и после него, привлечения немецких и др. офицеров и чиновников на высокие посты. Просто архетип управленческой ментальности. И куда запишем Петра I ? А он просто в молодости  был частым посетителем Немецкой слободы и сделал оргвыводы как управленец-царь. А на ассамблеях и в личном общении  он был просто Herr Peter , или Герр Питер, а не Государь, Царь и Великий Князь всея Руси. «Типичный немец» на престоле? Не говоря уже про его наследников… Не знай мы конечно так много о нем, вполне родилась бы «немецкая» теория его происхождения. Так и с варягами — очень фрагментарные летописные данные, однако князья по психологии и религии  — таки русские.

            Абсолютно согласен, что симбиоз был большой и сложный. Но вот, с «князья по психологии и религии  — таки русские.» это еще сложнее. понятие «русские», относительно первых князей это сложная суперпозиция славянских и норманнских взглядов и обычаев, к которой позже присоединяется и христианство.Касаемо взглядов на этничность в раннеклассовом обществе, неплохо сказал Виктор Александрович Шнилерман в вышеуказанном выступлении:
          «Оперируя терминами «этнос», «этнический» и другими, мало кто задумывается о том, применимы ли они вообще к первобытным или раннеклассовым обществам, а если да, то в каком смысле. В одном из своих выступлений Е. И. Крупнов совершенно справед- ливо заметил, что, говоря о родоплеменном строе, пусть и на за- ключительном его этапе, специалист имеет дело с племенами и пле- менными союзами, но не с народами, о которых говорить еще не приходится [Крупнов, 1967, с. 318]. В частности, вряд ли можно на- зывать скифов, сарматов или алан народностью (народом, этносом), как это иной раз делается в литературе [см., напр., Мурзин, 1990; Петрухин, Раевский, 1998; Хетагуров, 1996, № 6 (ноябрь)]. В свое время И. М. Дьяконов удачно показал, что в разные эпохи в разных социальных условиях люди очень по-разному относились к своей идентичности [Дьяконов, 1989, № 4]. В частности, в традиционных обществах идентичность могла опираться даже на хозяйственно- культурный тип [Шнирельман, 1992, с. 208—233]. Если связывать этнос, прежде всего с лояльностью языку и культуре, как в наше время часто и происходит, то в первобытности первостепенное значение имело социальное родство, то есть соци- альное пространство определялось родственными или псевдород- ственными отношениями, перед которыми все остальные параме- тры не представлялись сколько-нибудь важными. В соответствии с этим, в силу брачных норм переселяясь в другую общину, человек мог сменить и язык, и культуру! Это не представляло особых труд- ностей из-за распространенности билингвизма и бикультурализма.
          Следовательно, современное понимание этноса мало соответствует той реальной ситуации, которая могла встречаться в первобытности (в свое время я связал такую ситуацию с «протоэтносом» [Шнирель- ман, 1982, c. 83—109], но, исходя из современных установок, ее пра- вильнее называть безэтнической). Поэтому у меня большие сомнения в том, что мы вообще мо- жем говорить об этничности и этнических предках для ранних эпох – первобытности, античности или раннего средневековья. Я гово- рил об этом на конференции в Махачкале в 1997 году [Шнирельман, 1997, с. 9—11], а также на заседании Ученого совета Института ар- хеологии РАН 3 июня 2005 года.
          В современном понимании этническая группа определяется прежде всего языком и культурой (в отдельных случаях религией), которые служат этническими маркерами для самих носителей эт- ничности. Однако в традиционных обществах самоидентификация людей опиралась, прежде всего, на социальные семейно-клановые и общинные связи, имевшие лишь опосредованное отношение к языку и культуре, как они сегодня понимаются. Например, то, что современные лингвисты считают диалектами одного языка, абори- гены Австралии представляли отдельными языками. В подобных традиционных обществах царили билингвизм или многоязычие. Еще сложнее обстоит дело с традиционной культурой, которая была представлена большой вариативностью, включавшей многочислен- ные уровни иерархии. Мало того, благодаря обычаю адопции, весь- ма распространенному в традиционных обществах, в клан могли принимать выходцев из совершенно иных общин (иного лингвокуль- турного облика), причем не только детей, но и взрослых. И браки стремились заключать с членами отдаленных общин, чтобы расши- рить свою социальную сеть. Групповая лояльность в традиционных обществах определялась клановой и племенной принадлежностью, перед которой языковые и культурные факторы, свойственные со- временной этничности, отступали на второй план.»  
          Вот как то с этничностью в раннеклассовом обществе было тяжко, потому в первую очередь, я думаю,  в случае с формированием у летописца русских, следует понимать политноним, как инкорпорацию всех племен, в первую очередь новгородских и полянских, вовлеченных норманнами в формирование государства.
           

          «Первые скандинавы, или, как их называли на Руси, «варяги», появились в Ладожском озере ещё до эпохи викингов. Однако как только поток серебряной монеты хлынул в Восточную Европу, варяжские группы стали проникать вглубь территории по основным водным магистралям, стремясь поставить их под свой контроль и доминировать на рынках сбыта серебра, пушнины и рабов. Для того чтобы всё это увенчалось успехом, им было необходимо интегрироваться в состав местного общества, прежде всего в его социальные верхи (Noonan, 1998б, p.321–348)». http://archaeolog.ru/media/books_2012/Rus_2012_redu.pdf
           

          Совершенно верно, однако, интеграция — интеграции рознь. Нормандцы лихо «интегрировались» в англосаксонское общество, перебив всю англосаксонскую знать. Еще раньше франки «интегрировались» в галльское общество сходным же путем. Археологические находки пожарищ и разрушений городищ IX века на землях Севера Руси говорит нам,  что первоначальная «интегрция» имела такой же характер. Это же подтверждают арабские хронисты. Опыт государственного строительства раннесредневековых обществ говорит нам, что нигде не обходилось без войн. Басня о «призвании варягов» уж очень напоминает призвание англосаксов в Британию(всерьез рассматривается вариант заимствование сюжета от англосаксов либо Гиты Уэссекской, либо Эдуарда Изгнанника, за которого Ярослав выдал сестру  или дочь Агату) , завершившееся массовым побоищем и идеальной «интеграцией» англосаксов в британское общество. «Интеграция в социальные верхи»практически всегда означает уничтожение прежнего правящего слоя, либо его низведение в низшие классы.

      • Что за бред Вы несёте?! — Варяги =воины-мечники (безотносительно их племенной или этнической принадлежности), военные, полицейские, пограничники, спецназ и налоговики в одном лице. Обзывать их всех огульно «норманнами» или «скандинавами» оснований нет. Князья-рядники из рода Рюрика не «получали от варягов помощь задаром», а получали материальные ресурсы правительства Новгородской земли для найма варягов и организации военных операций в интересах Древнерусского государства и Новгородской земли (которая была его метрополией). Проблема была в том, что киевская знать несколько раз провозглашала «Великими князьями Киевскими» князей из клана Рюрика, не являвшихся рядниками Новгорода. В этих случаях правительство метрополии немедленно снаряжало войско под командованием легитимного (с точки зрения правительства Новгородской земли) князя-рядника для свержения власти князя-узурпатора в Киеве, который будучи «средневековым генералом Власовым», являлся марионеткой в руках местной киевской знати. В случае с Ярополком новгородские бояре не смогли начать военные действия против него сразу после его провозглашения «Великим князем Киевским» (историки считают, что Владимир Святославич родился примерно около 960 года и в 972 году ему было что-то около 12 лет),   но через 5 лет «отложенная» гражданская война Новгорода против Киева всё же началась и завершилась (как всегда) победой войска племён-федератов (метрополии) над войском киевских (полянских) конфедератов (См. свидетельства арабских авторов о «трёх видах руси»). — Всё «смущение в умах» историков XYIII-XXI веков связано с отсутствием в лексиконе русских летописцев слов «правительство» и «солдаты». — То есть, Варяжко просто является сыном варяга, точно также как люди с фамилиями «Солдатов», «Офицеров», «Воеводин» являются потомками каких-то своих предков, которые были солдатами, офицерами и воеводами.

  • Приветствую, Аксель! Увлекся и упустил из виду, что у Рюриковичей-то не скандинавская гаплогруппа I1, а балто-финская N1a1. По С. Л. Николаеву имена основной  группы варягов вокруг Олега-Игоря и самих Рюриковичей  из разных прасеверогерманских праязыков, причем первая группа  давно, лет 300  как обособилась от всех остальных. https://nestoriana.files.wordpress.com/2017/03/d18dd182d0b8d0bcd0bed0bbd0bed0b3d0b8d18f-d0b8d0bcd0b5d0bd-d0b2d0b0d180d18fd0b3d0bed0b21.pdf Значит она откуда-то из Прибалтики/Южной Балтики.  Для имени Рюрика Николаевым предполагается восточношведское или гутнийское происхождение, но вот гаплогруппа этому кажется противоречит…