Доска объявлений

«Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения»

Международная заочная научная конференция

«Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения»

Уфа, 23 ноября 2018 г.

 

Институт истории, языка и литературы Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук проводит 23 ноября 2018 г. Международную заочную научную конференцию «Этногенез. История. Культура: III Юсуповские чтения».

Направления работы конференции:

  1. Вопросы антропологии, палеоантропологии и археологии. Проблемы исследований археологических культур от Восточной Европы до Южной Сибири, их роль и влияние на развитие степных культур с эпохи энеолита до Средневековья с использованием современных методов с участием естественных наук.
  2. Этническая история и этнография народов Евразии. Проблема этногенеза народов Урало-Поволжья и Западной Сибири, этническая история и этнография которых содержит в себе влияние культур Запада и Востока.
  3. Источниковедение и историография Башкортостана. Поиск и анализ источников о событиях и явлениях, происходивших в Урало-Поволжье в I и II тыс. н.э.
  4. Этнолингвистика и фольклор. Вопросы фольклора и этнолингвистики в культурах народов Евразии. Исследования духовной культуры народов Евразии даст возможность воссоздать те или иные аспекты этнической истории народов Восточной Европы, Сибири и Центральной Азии.

 

Срок приема заявок на участие в конференции и материалов для публикации: 31 октября 2018 г. В заявке указываются: фамилия, имя, отчество, ученая степень и звание, место работы, занимаемая должность, название доклада, название секции, адрес, контактные телефоны и электронный адрес. Материалы для публикации принимаются по электронной почте. Формат присылаемых материалов: в электронном виде объемом до 12 тыс. знаков, Microsoft Office (doc, rtf); сноски постраничные, оформление по ГОСТу, нумерация сносок начинается на каждой странице; таблицы, графики имеют название и номер; иллюстрации (фотографии, карты, схемы) принимаются отдельными файлами jpg, tif; название доклада, резюме (до 50 слов) и ключевые слова (до 10 слов) на русском и английском языках, УДК. Направление заявки рассматриваются как согласие на размещение присланных материалов в сборнике на интернет-странице rihll.com. Оргкомитет оставляет за собой право отбора заявок для формирования программы и публикации докладов.

Заявки и материалы направлять по электронной почте с указанием темы сообщения ЮСУПОВ_2018 по адресу: yusupovskie_chteniya_2018@mail.ru, ethno-ufa@mail.ru.

Адрес Оргкомитета конференции: 450054, г. Уфа, Проспект Октября, 71. Институт истории, языка и литературы УФИЦ РАН.

Председатель Оргкомитета – врио председателя УФИЦ РАН д.э.н., д.д.а. Ахунов Рустем Ринатович;

Координатор конференции – ученый секретарь ИИЯЛ УФИЦ РАН к.и.н. Сальманов Азат Салаватович.

VII Съезд ВОГиС

Глубокоуважаемые коллеги!Имеем честь пригласить Вас к участию в Международном Конгрессе «VII Съезд Вавиловского общества генетиков и селекционеров, посвященный 100-летию кафедры генетики СПбГУ, и ассоциированные симпозиумы».

Конгресс пройдет 18-22 июня 2019 г. в Санкт-Петербурге на базе кампуса Санкт-Петербургского государственного университета «Михайловская дача» (Санкт-Петербургское ш., 109, Новый Петергоф).

В рамках Конгресса будут проведены пленарные заседания и 20 симпозиумов, сгруппированных по 5 ключевым направлениям, призванным осветить всю широту современных исследований в области генетики и селекции:

I. Матричный принцип и механизмы генетических процессов
II. Экологическая и эволюционная генетика
III. Теоретическая генетика, биоинформатика и системная биология
IV. Медицинская генетика
V. Биотехнология как основа селекции следующего поколения

Научная программа Конгресса включает выступления более 200 пленарных и симпозиальных докладчиков, включая профессоров Рида Викнера, Томаса Питеса, Роба Найта, Уильяма Мартина, Николая Колчанова, Стефана О»Брайена, Рауля Гайнетдинова, Николая Янковского, Юрия Чернова, Евгения Рогаева, Кристину Линдстром, Йохана Кумлена, Евгения Имянитова, Евгения Гинтера и многих других.

Регистрация на Конгресс и возможность подачи тезисов открыты на официальном сайте по адресу: http://vavilov.spbu.ru Ранняя регистрация, предполагающая возможность участия в отборе на предоставление устных докладов, открыта до 30 ноября 2018 г.; поздняя регистрация продлится с 01 декабря 2018 г. по 01 марта 2019 г.

К данному приглашению прилагаются афиша, которую можно разместить на доске объявлений для сотрудников и заинтересованных лиц, а также информационный буклет. Распространите, пожалуйста, эту информацию среди лабораторий или кафедр Вашей организации, распечатав её и разослав по электронной почте, если посчитаете возможным.

2_poster-fin_s

С уважением,
Организационный комитет VII Съезда ВОГиС

Ответственный по письму
Анастасия Минец
anastasia@inno-mir.com

Международная научная конференция «Проблемы изучения изменчивости в антропологии. Новое в многообразии традиционного»

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН
ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН
КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. академика В.П. АЛЕКСЕЕВА
Международная научная конференция
«Проблемы изучения изменчивости в антропологии.
Новое в многообразии традиционного»

 

Зубов

А.А. Зубов (1934–2013)

 

I информационное письмо

Дорогие коллеги,

приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 85-летию со дня рождения выдающегося антрополога, д-ра ист. наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Александра Александровича Зубова.

Цель конференции – представить научное наследие профессора А.А. Зубова, достижения сформированного им направления одонтологии, его научной школы, обсудить современное состояние и перспективы развития физической антропологии в отечественной и мировой науке, показать роль новых методов, новых теоретических разработок с учетом антропологического разнообразия и определяющих его факторов, роль антропологии в перспективе интеграции наук.

На конференции предполагается рассмотреть следующие проблемы, связанные с основными направлениями научной деятельности А.А. Зубова:

1. Эволюционная антропология: новые находки, методы и интерпретации рода Homo;
2. Одонтологические исследования в изучении популяций современного и ископаемого человека;
3. Роль антропологии в решении проблем этногенеза и этнической истории древних и современных народов;
4. «Памяти посвящается…»: российская антропология в лицах.

Также в рамках конференции планируется проведение круглого стола «Методология и методы одонтологических исследований. Традиции и инновации».

Предполагаемые сроки проведения конференции – май 2019 года.

Прием заявок осуществляется до 15 октября 2018 г. Заявка должна содержать название доклада, ФИО, учреждение, контакты.
В связи с предполагаемым участием в конкурсе на проведение конференций просим докладчиков прислать краткие тезисы (не более 1 стр., шрифт Times New Roman, 14) до 1 декабря 2018 г.

Заявки и тезисы посылать по адресу: zubov_conf@bk.ru

C уважением, ОРГКОМИТЕТ
Васильев Сергей Владимирович (д-р ист. наук, зав. ЦФА ИЭА РАН) – сопредседатель
Халдеева Наталия Ивановна (д-р ист. наук, в.н.с. ЦФА ИЭА РАН) – сопредседатель
Лейбова Наталья Александровна (канд. ист. наук, н.с. ЦФА ИЭА РАН)
Харламова Наталья Владимировна (канд. ист. наук, н.с. ЦФА ИЭА РАН)
Южакова Алёна Владимировна (ЦФА ИЭА РАН)

Вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Диалоги. Теоретическая археология и не только»

В издательстве Евразия вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Диалоги. Теоретическая археология и не только».

Аннотация с сайта https://www.labirint.ru/books/655191/

Диалог издревле считался одной из главных форм обнаружения истины.
Искусство постановки вопроса и мастерство ответа на неудобные выпады, всегда считалось главным достоинством проповедников, софистов и философов.
Для науки же, строившей всю аргументацию исключительно вокруг экспериментальной практики, стереотипно пространство диалога казалось чуждым, а главным действующим лицом в науке представлялся герой одиночка, грызущий камень познания в тишине лаборатории или кабинета.
Предлагаемая Вашему вниманию книга не оставляет камня на камне от этого стереотипа. Наука — это, прежде всего, пространство диалога.
Здесь всегда есть место яростным спорам, страсти и даже политике.
Наука, прежде всего полемика, — с учителями и учениками, друзьями и недругами, с оппонентами и сторонниками.
Наука начинается с сомнения, расцветает там, где есть проблема, и никогда не дает окончательных ответов.
Это борьба гипотез за право стать теориями, это непрестанный конфликт и полемика. Такова реальная наука и такова судьба основного автора этой книги — Льва Самуиловича Клейна (всего участников диалогов — 36).
Таково итоговое изложение взглядов неординарного ученого и теоретика, человека, который не смотря на мировую известность и весьма почтенный возраст, постоянно открыт к диалогу.

 

Вышла книга Льва Самуиловича Клейна «Культура и эволюция. Теоретические исследования»

В издательстве «Евразия» вышла книга проф. Л.С.Клейна «Культура и эволюция. Теоретические исследования».

Аннотация с сайта https://www.labirint.ru/books/655192/

Новая книга знаменитого санкт-петербургского ученого, археолога и теоретика археологии, Льва Самуиловича Клейна, посвящена понятию культуры, которое в рамках археологии является скорее рабочим понятием, редко подвергающимся рефлексии.
Тем не менее, теоретические интересы автора этой книги всегда были шире любых дисциплинарных рамок: помимо археологии известны его работы в области культурной антропологии, классической филологии, этногенеза, лингвистики и общей теории культуры.
Первая часть книги посвящена определению понятия «культура» и сопутствующей полемике в различных школах и отраслях гуманитарного знания.
Во второй части излагается коммуникационная теория эволюции культуры, которую автор считает своим наиболее интересным вкладом в антропологию. Л.С.Клейн обосновывает свою гипотезу, что передачу культуры от поколения к поколению можно описать как сеть коммуникации, но растянутую не в пространстве, а во времени.
В таком качестве на ретрансляцию культуры и передачу информации должны воздействовать те же факторы, что действуют в любой сети связи (радио, телефон и т. д.). Нормальное прохождение информации обеспечивается за счет необходимой повторяемости и достаточного количества каналов связи с допустимой пропускной способностью. Самое интересное к пониманию — это соответствие феноменов культуры физическим факторам матрицы передачи информации, способствующим или препятствующим прохождению сигналов.

XIII Конгресс антропологов и этнологов России

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XIII Конгресс антропологов и этнологов России
Казань,2–6 июля 2019 г.

ПЕРВОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

Ассоциация антропологов и этнологов России совместно с Казанским (Приволжским) федеральным университетом, Институтом истории им. Ш. Марджани АН РТ, Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН При поддержке Правительства Республики Татарстан

Проводят 2–6 июля 2019года в Казани

XIII Конгресс антропологов и этнологов России

 Тема Конгресса — «Системы родства, связей и коммуникаций в истории человечества: антропологический аспект».

В русле общей темы возможен широкий спектр направлений и соответствующих сессий,в том числе:

  • Мониторинг межэтнических отношений
  • Религии, межрелигиозные отношения и этноконфессиональные процессы в духовном пространстве России
  • Мигранты, диаспоры, этнические меньшинства
  • Физическая антропология
  • Этнологическое образование и просвещение

Перечень предложенных к обсуждению вопросов может быть дополнен.

Заявки на организацию секций, круглых столов, симпозиумов (с обоснованием, объемом до 200 слов, см. приложение) просим высылать в электронном виде до 01сентября 2018 г. по адресам: congress@iea.ras.ru, caer2019@mail.ru. Обращаем ваше внимание: для того, чтобы заявка на организацию секции, симпозиума, круглого стола была принята к рассмотрению Организационным комитетом Конгресса, в ней должны быть заполнены все поля.

Просим сообщить информацию о Конгрессе Вашим коллегам

Контакты для связи с оргкомитетом:

Илизарова Валерия Владимировна– Исполнительный директор Ассоциации антропологов и этнологов России;тел. (495)954-89-53

e-mail: congress@iea.ras.ru; caer2019@mail.ru

 

ЗАЯВКА
на организацию секции (круглого стола, симпозиума, пр.)

 

Ф.И.О.(полностью) 
Наименование учреждения* (научно-исследовательский институт, университет, пр.) 
Наименование подразделения (отдел, кафедра, пр.) 
Должность
Ученая степень, звание
Предполагаемая форма заседания в рамках конгресса
(секция, круглый стол, симпозиум, пр.)
Название секции
(круглого стола, симпозиума, пр.) 

 

 

 

 

Тематика работы секции
(круглого стола, симпозиума, пр.;  до 200 слов) 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почтовый адрес (с индексом) 
Телефон моб., раб. (с кодом города)
E-mail

 

* Просим указывать полные, не сокращенные названия

 

VIII АМЕРИКАНИСТСКИЙ СИМПОЗИУМ. СЛИЯНИЕ ДВУХ МИРОВ: ИСТОРИЯ, МОБИЛЬНОСТЬ, СТАТУС ЖИТЕЛЕЙ НОВОГО СВЕТА ДО И ПОСЛЕ КОЛУМБА

  • VIII АМЕРИКАНИСТСКИЙ СИМПОЗИУМ. СЛИЯНИЕ ДВУХ МИРОВ: ИСТОРИЯ, МОБИЛЬНОСТЬ, СТАТУС ЖИТЕЛЕЙ НОВОГО СВЕТА ДО И ПОСЛЕ КОЛУМБА

Сроки и место проведения: 3-4 декабря 2018 г., Санкт-Петербург

Срок подачи заявок: до 30 сентября 2018 года

В рамках предстоящего форума предполагается обсудить широкий спектр вопросов, связанных с процессами социокультурной метисации населения Нового Света в прошлом и настоящем:

- Процессы формирования новых культур на основе взаимодействия местного, европейского и африканского компонентов;

- Расовая и этническая стратификация общества в колониальную эпоху;

- Социальная и пространственная мобильность;

- Социальный статус и его внешние проявления;

- Другие вопросы, имеющие отношение к основной теме симпозиума.

К участию в работе симпозиума приглашаются специалисты-антропологи, этнографы, археологи, историки, независимые исследователи. Рабочие языки: русский, английский, испанский. По итогам симпозиума планируется издание сборника статей участников.

Заявки на участие и резюме (не более 200 слов) направлять на электронный адрес оргкомитета: america-anthropology@mail.ru до 30 сентября 2018 г. по форме:

1). Ф.И.О.:

2). Ученая степень, место работы и должность:

3). Область научных интересов:

4). E-mail, телефон:

5). Название доклада (на рус. и англ. яз.):

6). Резюме (до 200 слов):

7). Summary (max 200 words):

8). Использование мультимедиа:

Контактная информация:

Кондакова Ольга Владимировна (МАЭ РАН)

Тел: 8(905)233-40-56

E-mail: sov@kunstkamera.ru

Объявлен прием в в магистратуру по специальности «Этническая история» в Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского университета

Уважаемые коллеги!

 

Институт международных отношений, истории и востоковедения Казанского (Приволжского) Федерального университета в сотрудничестве с Институтом археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан объявляет о наборе в 2018-2019 учебном году (обучение с сентября 2018 г.) в магистратуру по специальности «Этническая история». Мы ожидаем поступления в нашу магистратуру прежде всего студентов, получивших базовое образование по специальностям «история», «археология», «этнология и антропология», «сравнительно-историческое языкознание», однако по результатам собеседования могут быть приняты студенты, получившие образование в специалитете или бакалавриате и по другим гуманитарным направлениям: главным критерием отбора является наличие интереса к научной работе в области предыстории, древней и средневековой этнической истории. При этом, хотя основным направлением наших исследований является история Поволжья, Урала и Восточной Европы в целом, история тюркских и финно-угорских народов, магистрант вправе предложить тему, связанную с другими регионами Евразии, с историей народов индоевропейской, севернокавказской и др. языковых семей, расширение тематики и географии только приветствуется. Для поступления значимо наличие опубликованных научных работ по выбранному направлению, однако это условие не является обязательным.

В рамках подготовки в магистратуре читаются курсы методологии этноисторических исследований, основ археологии, сравнительно-исторического языкознания, ономастики, уралистики, тюркологии, истории народов Волго-Уральского региона. Занятия ведут квалифицированные специалисты, среди которых доктора наук, члены Российской Академии наук и Академии наук Республики Татарстан. В Институте международных отношений, истории и востоковедения имеется возможность слушать спецкурсы по широкому спектру гуманитарных дисциплин, изучать иностранные языки, в том числе – китайский, корейский, турецкий, арабский и др.

Обучение в магистратуре двухгодичное, итогом его должна стать выпускная квалификационная работа (диссертация). В случае успешной исследовательской работы возможно продолжение образования в аспирантуре Казанского Федерального университета или Института Археологии АН РТ. Магистрантом может быть как гражданин России, так и иностранец, обучение в магистратуре, если оно осуществляется впервые, бесплатное; если студент уже имеет одно магистерское образование возможно поступление в платную магистратуру с гибкой системой оплаты обучения. Студентам предоставляется благоустроенное общежитие, выплачивается стипендия. К(П)ФУ предоставляет все условия как для получения полноценного образования (библиотеки, музеи, архивы), так и для участия в общественной студенческой жизни. Казань является одним из старейших в России культурных и образовательных центров, динамично развивающимся современным городом с широкими возможностями для работы, профессионального роста и отдыха.

Дополнительную информацию и контакты для справок и предоставления документов см. на сайте Института международных отношений, истории и востоковедения К(П)ФУ (https://kpfu.ru/imoiv), вопросы по поводу поступления можно присылать и мне по адресу vovia@udm.ru

 

Надеюсь на успешное сотрудничество.

 

Напольских Владимир Владимирович,

д. и. н., проф., член-корреспондент РАН

Письмо о магистратуре 2018

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Место для дискуссий / Спор о варягах и Рюрике / О книге А.А. Амальрика «Норманны и Киевcкая Русь»: взгляд из 1960-х.

О книге А.А. Амальрика «Норманны и Киевcкая Русь»: взгляд из 1960-х.

Скачать страницу в PDF

Петрухин_Владимир_Яковлевич

д.и.н. В.Я. Петрухин

 

 

Книга А. Амальрика вышла в тот период, когда стала утихать волна  реанимации традиционного антинорманизма XVIII в. (А.Н. Сахаров, В.В. Фомин и др.), не вызвавшая сочувствия даже в том течении историографии, которое рассматривает внешнее воздействие на историю России, как «химеру» (Дворниченко 2014; см. о реакции на эту антинорманистскую тенденцию в приложении О.Л. Губарева — с. 119 и  сл.). Книга готовилась А. Амальриком – еще студентом Исторического факультета МГУ в 1960-е гг., время оттепели: оттепель мало коснулась «норманской проблемы» (или варяжского вопроса)  — слишком близки были времена шовинистической истерии последних лет сталинского режима, когда «призвание варягов» расценивалось как признак низкопоклонства перед Западом и былым смертельным врагом – немецким нацизмом.

Правда, в 1956 г. вышел перевод классической книги археолога Л. Нидерле «Славянские древности»: редактор перевода и друг отца А.Амальрика археолог А.Л. Монгайт дал «объективистские» примечания к вполне взвешенным характеристикам чешского слависта «норманской теории», не протестуя против представлений Нидерле о скандинавском происхождении руси.  А. Амальрик не был археологом и не владел теми новыми материалами, которые вынудили, в конце концов, науку заняться объективной оценкой степени присутствия норманнов в русской истории. Да и рассчитывать на содействие археологов тогда не проходилось – мои учителя проф. Д.А. Авдусин и зав. кафедрой А.В. Арциховский[1] считали вклад норманнов ничтожным: Арциховский выступил с такими выводами в 1955 г. на Всемирном конгрессе историков (там же с докладом о сложении государства у славян выступил Б.А. Рыбаков, чья позиция разбирается автором в конце книги). Арциховский  опубликовал свой по преимуществу «вещеведческий» доклад в 1966 г. (Арциховский 1966), Авдусин отрицал тогда скандинавскую принадлежность большей части погребальных комплексов исследуемых им гнёздовских курганов.

Историки живо реагировали на оттепель, особенно после разоблачительного ХХ съезда, но их интересы были далеки от древности. Впрочем, в 1965 г. вышла книга ленинградского историка И.П. Шаскольского «Норманская теория в современной буржуазной науке»: несмотря на официозный заголовок, книга содержала конкретную информацию о подходе к проблеме западных коллег, которая будила исследовательскую мысль.

Пересмотр основ официозного в советской историографии «антинорманизма» вызревал подспудно, до того, когда уже во второй половине 1960-х гг. на кафедрах археологии ЛГУ и МГУ сформировались проблемные семинары, ориентированные на исследование скандинавским древностей[2]. Историографическую книгу «Спор о варягах» закончил в 1960 г. аспирант Истфака ЛГУ Л.С. Клейн[3] – она была опубликована лишь в 2009 г., но была положена в основу спецкурсов (в том числе на грядущем семинаре) и использовалась на занятиях в школьном кружке, который посещал О.Л. Губарев – ему принадлежит заслуга открытия рукописи Амальрика и ее издания.

Можно заметить, что студенческий романтизм явно подхлестывал интерес А. Амальрика к запретной теме и стремление к исторической истине (это стремление и привело к его отчислению из МГУ в 1963 г.): ныне и вовсе наивным выглядит удивление будущего диссидента по поводу перлюстрации почты, не защищенной дипломатическим иммунитетом – так его рукопись о варягах попала через датское посольство не адресату – известному слависту А. Стендер-Петерсену, а в КГБ.

Не без романтизма начинает молодой исследователь и свою работу, поминая слёзы Карла Великого, увидевшего норманнов – грядущих страшных врагов. Не обошлось и без стереотипов советской историографии:  утверждения об отсутствии государственности у норманнов – поэтому они не могли воздействовать на процессы образования государств в Восточной Европе, принести с собой летописный «наряд»/порядок (С.19).  Приводятся и немногочисленные скандинавские заимствования в русском языке, их немногочисленность в «антинорманистском» дискурсе традиционно должно было свидетельствовать о немногочисленности самих норманнов (с.20)[4]. Амальрик сознательно не привлекает археологические данные: в те времена они практически не были доступны начинающим исследователям,  да и  раскопки, демонстрирующие раннюю социальную дифференциацию и преемственность институтов и центров власти, связующие эпоху викингов с меровингским и даже позднеримским временем, относятся к новейшему периоду[5]. Вопрос поставлен автором традиционно: не было ли русское государство результатом «столкновения двух антагонистических начал»? Этот вопрос волновал всю русскую историографию, начиная со славянофилов: еще И. Киреевский отмечал невозможность варяжского завоевания почти сразу после изгнания варягов, упоминаемого летописью накануне призвания князей (Киреевский 1979. С. 277-278).

Летопись – Повесть временных лет (ПВЛ) – остаётся главным источником по норманской проблеме, и представления  А. Амальрика естественно основываются на устоявшихся в историографии подходах к истории летописания, сформулированных еще А.А. Шахматовым в начале ХХ в.  Летопись представляла собой свод разных текстов,  а филологическое источниковедение того времени было ориентировано на поиски текстов, предшествующих анализируемому:  когда эти поиски основывались на сравнительном анализе сохранившихся текстов – для ПВЛ таким коррелятом была Новгородская первая летопись – реконструкции общих предшествующих сводов оказывались достаточно обоснованными.  Таков реконструированный Шахматовым Начальный свод; более глубокие реконструкции – Древнейшего Киевского свода и внешних источников летописания – т.н. болгарской летописи постоянно вызывали сомнения  не только критиков, но и последователей Шахматова. С 1990-х годов, когда возможно стало свободное обсуждение  и текстологических проблем, связанных с начальной русью, сомнению стали подвергаться и установки Шахматова, основанные на реконструкции Начального свода, и выделение им редакций ПВЛ, в частности, отнесение текста, сохраненного Ипатьевской летописью к позднейшей третьей редакции. Амальрик основывался на этих установках, что  поначалу исказило в целом верный его подход к проблеме начальной руси.  В частности, вслед за Шахматовым, он настаивает, что русью варяги и словене Олега прозвались только в Киеве (с.30): неверное понимание летописного «оттоле» (с тех пор) заставляет исследователей игнорировать летописное утверждение о том, что призванные варяги прозвались русью уже в Новгороде.

Эти стереотипы несколько снижают ценность перспективных  наблюдений Амальрика над текстом легенды о призвании, в том числе демонстрирующих непервичность конструкции текста, относимого к Начальному своду. Он верно заметил, что составителю Новгородской летописи непонятны были слова ПВЛ о князьях, взявших с собой «всю русь»: для него (в XIII в.) «русь» была уже на юге, в Киеве. Однако, и здесь он следует установке Шахматова о том, что речь идет о народе (с. 30-31): новгородец был более точен, усматривая в руси именно дружину – это понимание сохраняет вставленная тем же новгородцем в свою летопись  Русская правда, на чем справедливо настаивает ниже (с. 36) сам автор (ср. также: Петрухин 2017. С. 416 и сл.).  Далее Амальрик возвращается к распространенному в разных источниках – у Константина Багрянородного и в договорах руси с греками – фразеологизму «вся русь», означающему, по его мнению, «и страну и сословие» (дружину)[6].

Вообще поиски автора 1960-х гг., которому не были доступны ни последующие лингвистические (этимологические) разработки, связанные с происхождением самого имени русь[7], ни  текстологические изыскания, связанные с подготовкой комментария  к изданию текста Константина Багрянородного (Амальрик использует издание 1930-х гг. в   Известиях ГАИМК), имеют принципиальный историографический интерес.

«Доказательства норманнства Руси», приводимые автором, основываются на традиционных и вполне достоверных источниках – перечислении названий порогов в трактате Константина Багрянородного, именах послов в договорах руси с греками и т.д.

Релевантность этих доказательств всегда ставилась под сомнение антинорманистами,  и А. Амальрик  сосредоточивает свою критику (с. 41 и сл.) на исследователе, первым в советской историографии специально выступившим против «норманизма» – это был классик истории древнерусского права С.В. Юшков.  Разоблачительная критика его работы о происхождении русского государства, опубликованной в 1940 г., в целом справедлива  — Юшков опирался на общие места критики «норманизма» историографами XIX в.: он признавал, впрочем, скандинавское происхождение варягов, но не имени русь,  а главное — игнорировал задачи источниковедения. На этих позициях «залуженный деятель науки» С.В. Юшков оставался и в послевоенный период, когда опубликовал книгу «Общественно-политический строй и право Киевского государства» (М., 1949). Показательно, вместе с тем, отсутствие в антинорманизме Юшкова обвинительных инвектив в адрес норманистов, как исконных (со времен Ломоносова) врагов русского народа и его культуры, дошедших в послевоенной советской историографии до истерической тональности (ср. о космополитах и прочих врагах  — Мавродин  1949), сохраняющейся в современной националистической публицистике.  Что заставило серьезного историка права Юшкова обратиться к стереотипам старой историографии?

Главной задачей формирующейся «новой»  — советской историографии была демонстрация  местных основ (базиса) процессов образования государства, что соответствовало бы установкам догматического марксизма. Древнейшие источники противопоставляли русь славянам: единственной возможностью увязать это противопоставление с «общественно-политическим строем» была социальная, а не экзогенная этническая интерпретация начальной руси. Правовед Юшков напомнил, что в одном позднем списке «Русской правды»  термин «русин» был заменено термином «горожанин»: значит, русь отличалась от славян как жители городов от сельских землепашцев. Недаром Ибн Русте еще в начале Х в. писал, что у руси пашен нет – они питаются тем, что добывают от славян.  Парадоксальным образом эта интерпретация руси как социальной группы соответствует взглядам А. Амальрика, усматривающего и в скандинавской руси не народ, а дружину.

Показательно, что официозная наука  с энтузиазмом восприняла «антинорманизм» Юшкова, но не его социальную конструкцию (во многом перекликающуюся с раскритикованной  теорией торговых городов Ключевского).  В послевоенный период отечественной историографии нужны были автохтонные этнические – славянские корни именно русского народа, совпадающие с древним городским – столичным регионом. Киев – «мать городов русских», объявлялся древнейшим городом, лейтмотивом автохтонистской этногенетической конструкции стали летописны слова о киевских жителях – «поляне, яже ныне зовомая русь». Разбор этой формулировки, обычно вырываемой из контекста, естественно привел А. Амальрика к интерпретации очевидной (со времен Н.К. Никольского) летописной «тавтологии»: полянами назывались не только жители Киева, но и население Великопольши, «поляне ляхове».  Чтобы различить  полян киевских и ляшских летописец сделал ремарку – киевские поляне в его время («ныне») зовутся русью (с.50-51).

Замечу, что конструкция летописца была более замысловатой: фраза о полянах-руси читалась в конце летописного  рассказа о «Преложении книг на словенский язык»  -кирилло-мефодиевской миссии.  Этот рассказ был анахронистически помещен под 898 г., в рассказ о княжении Олега, когда первоучителей уже не было в живых. Летописец включил в ПВЛ договор Олега с греками 911 г., написанный по-русски: чтобы объяснить, каким образом письменный язык, созданный для славян Центральной Европы (в том числе польских полян) стал доступен руси, летописец сделал необходимую ремарку. завершив работу убийственной для «антинорманистов» фразой – «А словеньский язык и рускый одно есть, от варяг бо прозвашася русью, а первое бѣша словене» (ПВЛ. С.16; см. Петрухин 2017. С. 210-216).

Критический разбор «полянской теории» А. Амальрик дает на примере статьи М.Н. Тихомирова “«О происхождении названий «Русь» и «Русская земля»” (1947). Замечу, что автор не вполне справедливо упрекает Тихомирова в игнорировании работ Шахматова: интересно, что  Тихомиров отвергает «норманистские» конструкции знаменитого текстолога (о колонизации юга Восточной Европы скандинавской русью), но не ссылается на него, когда заимствует его утверждения об отсутствии отождествления варягов и руси в Новгородской летописи (Тихомиров 1947. С. 70-71).  «Положительные» заключения Тихомирова основываются на давно отвергнутой кабинетной этимологии имени русь, которая возводится к южной гидронимии — пресловутой речке Рось, которая по-древнерусски писалась как Ръсь (соответственно, ее населением были не «росы» и не «русы», а «поршане»).

Автохтонистской конструкции Тихомирова следует в послевоенной редакции своей «Киевской Руси» и Б.Д. Греков: у него традиции славян земледельцев восходят к энеолитической трипольской культуре.  Греков отвергает социальную интерпретацию имени русь, предложенную Юшковым, русь происходит из полянского Киева; попытки продолжить исследование славяно-скандинавских отношений в связи с происхождением имени русь у зарубежных ученых признаются однозначно «реакционными»: таков был итог официозной историографии,  с которой пришлось иметь дело А. Амальрику (избранные труды Грекова были изданы  в 1959 г. – Греков 1959)[8].

Амальрик принимает «грековское» обозначение Древнерусского государства «Киевская Русь», хотя первые известия о руси никак не связаны с Киевом. Не связан с ним и исследуемый автором историографический фантом,  который он сам справедливо ставит в кавычки – «Русский каганат». Провоцирующее на конструкцию этого фантома о первое упоминание  руси  — появление «народа Рос», правителем которого был «хакан», в столице империи Каролингов Ингельхайме в 839 г. справедливо соотноситься автором с рассказом о синхронном посольстве хазарского кагана в Константинополь (замечу, что такого мнения придерживался и Юшков). Посольство просило греков о строительстве крепости Саркел на Дону – этой магистралью (до широкого использования днепровского пути из варяг в греки) пользовалась и начальная русь, прознававшая власть хазарского кагана.  Автор, однако, не удерживается от попыток поиска «Русского каганата», поминая «остров русов», описанный Ибн Русте (и др. восточными авторами) и отмечая «эпизодичность» этого раннего норманнского государственного образования где-то на севере Восточной Европы (с. 61). Здесь Амальрик оказывается во власти историографических стереотипов: он отмечает продвижение носителей скандинавского имени русь с севера на юг, где это имя адаптируется к привычному на юге дославянскому имени рос- (роксоланы, аорсы и т.д. вплоть до индоиранских ассоциаций, возрождённых недавно О.Н. Трубачевым), что отразилось в словах «Россия» и «русский». К сожалению, А. Амальрик не использовал вышедшую в «Византийском временнике» (выпуск XII) в 1958 г. статью А.В. Соловьева  «Византийское имя России»:  то было книжное имя, воспринятое опять-таки книжностью уже средневековой Руси. Очевидно оно воспроизводило не реалии юга Восточной Европы, а самоназвание тех групп руси, которые говорили по-скандинавски и называли себя *roΡeR, «гребцы» (по этимологии,  предложенной еще В. Томсеном – ср. Бибиков и др. 2000). Это дружинное имя русь использовала и в Ингельхайме, когда выяснилось, что происходят они от народа свеонов – «шведов».

Историографическим стереотипам следует А. Амальрик и при изложении истории первых русских князей, отрицая верное наблюдения А. Стендер-Петерсена о том, что исправный текст варяжской легенды сохранился в Ипатьевской летописи, и приводя безграмотную кабинетную этимологию имен призванных князей – якобы Рюрик пришел со своим домом (у Амальрика – родом) и верной дружиной (с. 69).  Это позволяет ему произвольно расчленять текст варяжской легенды, предполагая начальную норманнскую «сагу» об основании Рюриком Новгорода (где призванный князь появился в 920-30х гг. на шесть десятилетий позже летописной даты 862 г. – с. 72); эта сага была потом распространена славянским преданием о трех братьях-варягах. Очередная реконструкция истории летописного текста, основанная на предшествующих реконструкциях Шахматова, не выглядит убедительной. Далее увлеченный собственными конструкциями автор начинает противоречить сам себе: стремясь разделить, в соответствии с реконструируемым Шахматовым Начальным сводом, Олега и Игоря, которые не могли идти вместе из Новгорода в Киев (как описывает это событие ПВЛ), Амальрик разделяет Аскольда и Дира, как князей киевских князей, правивших в разное время. Этой конструкцией удается искусственно растянуть русскую историю, сжатую в летописном изложении до правления  всего двух князей  —  Рюрика и Игоря (его соправителем рисуется Олег).  При этом Амальрик  ссылается на известие ал-Масуди, который поминает «первого из славянских царей ал-Дир» (с. 80): начальная и вполне справедливая установка Амальрика, что у восточных авторов (в том числе ал-Масуди) славяне и русь – разные народы, а то что в летописи (и по именам)  и Аскольд, и Дир – варяги, здесь забывается.

Описание захвата Олегом Киева завершается неудобочитаемой фразой: «осев в Киеве, дружина Олега была ассимилирована местной верхушкой — русью» (с. 82). Ее смысл, как уже говорилось, противоречит всем летописным данным о северном (новгородском) происхождении варяжской руси.  Поскольку отрицать реальность договора Олега с греками, заключенного в 911 г., оснований нет, автор предполагает, что после смерти пришлого норманнского князя от коня (912 г.), в Киеве вокняжился другой пришлый норманн – Дир (с. 83). Этой конструкции противоречит, однако, документ, традиционно используемый любителями переписывать летописную историю: это еврейский Кембриджский документ, относящий поход некоего русского князя Хелгу на Византию к правлению императора Роман Лакапина (920-944). Ничего общего с историей Олега, кроме совпадения скандинавского имени, деяния Хелгу не имеют: Хелгу потерпел поражение в Причерноморье и, бежав, погиб где-то в Персии; могила Вещего Олега располагалась в Киеве, имя же Олег, как и имя Игорь, оставалось популярным в русском княжеском роде не только в Х в., но и позже.  Автору приходится еще дальше к середине Х в. приближать вокняжение Дира в Киеве, его убил очередной варяг, явившийся в Киев и совершивший очередной поход на Византию уже в 941 г.  — Игорь. Провоцирует на эти никак не соотносящиеся с источниками конструкции некритическое восприятие автором позднесредневековых компиляций, в данном случае – М. Стрыйковского, где Игоря убивает некий древлянин Малдит, наследник Дира. Польская средневековая историография действительно настаивала на славянском — полянском происхождении первых «легитимных» правителей Киева и исконной принадлежности «полянской» Руси полякам (ср. Флоря 1990). Впрочем, сам Шахматов увлекался иногда привлечением поздних источников (в отношении варяжской легенды и  при конструкции родословных – ср. у Амальрика с.79).

В целом построение Амальрика опирается на данную им в начале романтическую установку  — представление о викингах, свободно совершающих набеги  в «море славянских родовых общин» и создающих там свои центры. Напомню, что само это «море» утопало в лесах Восточной Европы, где викинги были лишены свободы передвижения (поэтому скандинавы и носили здесь дружинное имя русь/«гребцы») и «тонкие артерии торговых путей» (с.90) были основой всех социально-экономических коммуникаций. Справедливости ради следует заметить, что эта романтическая концепция «норманских завоеваний», которой в отношении призвания варягов придерживался еще Ключевский, остается популярной среди археологов, готовых усматривать в исследуемых ими центрах столицы княжеств (в Гнёздове), «третью Русь» в Верхнем Поволжье и т.п.   Эти построения, встретившие неприятие историков[9], на первый взгляд, находят соответствия в летописи – традиционно поминается варяг Рогволод, занявший Полоцк (ср. с.90):  при этом игнорируется судьба Рогволода, схожая с судьбой Аскольда и Дира, пытавшихся создать свой независимый центр на пути из варяг в греки. Можно подозревать летопись в тенденциозной  конструкции пути из варяг в греки, объединяющей Новгород и Киев с Царьградом, но эта конструкция диктовалась представлениями властной элиты — всей руси или «всех росов» по Константину Багрянородному. Этот путь был магистралью, объединяющей «внутреннюю» (киевскую) и внешнюю Росию Константина   — имя русь получило широкое распространение к середине Х в.

Заслуга создания этой государственной магистрали приписывается А. Амальриком княгине Ольге. Впрочем, и здесь он рисует деяния Ольги не как «реформу» после кризиса полюдья и убийства Игоря, а как завоевательный поход: недаром она сажает там сына Святослава[10]. Административная деятельность Ольги отделяется Амальриком от завоеваний (с.94 и сл.). Целью ее была ликвидация «племенных княжений» (напомню, что мы знаем об одном – древлянском) и даже превращение былых князей в бояр киевского князя: любопытным представляется наблюдение автора, что в договоре с греками Святослава в 971 г. упоминаются  уже не князья, а только бояре (впрочем, интерпретация этих формулировок, явно составленных при включении договоров в ПВЛ, нуждается в специальном исследовании).

«Рецидивом» дружинной политики завоеваний  считает автор княжение Святослава, противника христианизаторской политики Ольги (в воинственном духе представляется и отношение князя с матерью – он подозревается в убийстве Ольги: с.95). Итог развития киевского государства при Владимире Святославиче увязывается с появлением в «русском языке слова варяг»: действительно, политика Владимира свидетельствует об отношении к скандинавам, как к пришлым наемникам, но и слово, и само отношение формируется раньше –когда Игорь отправляет за море к варягам после неудачного похода 941 г. на Царьград.

Амальрик завершает свою работу возвращением к проблеме формирования государства до «норманнских набегов», разбирая «метод» Б.А. Рыбакова на примере упомянутого выше доклада 1955 г.  об образовании древнерусского государства. Отмеченные автором несостыковки в отношении Рыбакова к источникам – в  основном в связи с реконструкциями Шахматова, справедливы, но в докладе он не мог развернуть свое видение истории летописания: Рыбаков сделал это в монографии о «сказаниях, былинах и летописях», которую готовил одновременно с работой Амальрика и издал в 1963 г. В те же годы развернулась дискуссия об исторических основах эпоса, и Рыбаков выступал в ней как адепт «исторической школы», стремящейся отыскать для любого фольклорного мотива или имени фактическое  соответствие в истории. В соответствии с эти «методом» Кий (с его мифоэпическим именем) должен был быть историческим князем эпохи расселения славян или хотя бы патронимом реального Киева, возникшего  в VI в.

Амальрик признает, что представления о миграциях  праславян им почерпнуты из самых общих данных, в основном лингвистических (поминается даже проблема прародины индоевропейцев).  Замечу, все же, что ни анты, ни венеды не были самоназваниями славян (в их характеристике автор следует стереотипам советской историографии). Выделение полян, древлян и вятичей (да еще не в бассейне Оки, а на Сейме и Донце) как трех основных восточнославянских общностей (с. 105) выглядит произвольным. Соответственно, помещенная в конце работы хронологическая таблица, где ранняя дата (820) отмечает расселение полян в степи, а древлян – в лесной зоне, продолжает архаическую летописную традицию, противопоставляющую «смысленых» полян диким лесным жителям; синхронизация этих процессов со становлением Русского норманнского каганата на севере (без участия славян) относится к историографическим фантомам. Последующее стремление «рационализировать»  летописные даты, убрав лишние десятилетия,  с  отнесением появления Олега в Киеве к 900 г. и т.д. напоминает позднейшую попытку «перестройки» русской истории у К. Цукермана – их сопоставление произведено О.Л. Губаревым в приложении к книге.

Автор проговаривается о своем собственном подходе к историческим фактам (с. 107), как к игре с кубиками (в современном мире – лего). Картинка может получиться складная, но контекст источников требует иного подхода. Увлеченный открывшейся ему далекой от официозной историографии истиной – скандинавским происхождением руси –автор со студенческим  максимализмом стал расправляться с этой историографией и получил традиционный отпор. В опубликованном в приложении отзыва о рукописи Амальрика, составленного в 1970 г. специалистом по истории советского речного транспорта Б.А. Сутырина, отпор был уже анахронистическим даже для эпохи застоя – поминавшим «норманизм»  как политическую диверсию против социалистического строя (что обнаруживает заказной характер отзыва, направленного против диссидента  — ср. комментарий О.Л. Губарева: с. 112). Историографический интерес представляли бы и документы об исключении Амальрика из МГУ:  задетые им официозные историки,  будучи профессорами университета, не простили бы Амальрику выпадов против «авторитетов». Как историографический феномен следует рассматривать и работу А. Амальрика.

Обширный комментарий О.Л. Губарева (фактически – вторая часть монографии) нуждается в специальном рецензировании. Здесь мне представляется своевременным поделиться своим опытом столкновения с историографической ситуацией, близкой ко времени написания работы А. Амальрика.

Мне довелось слушать лекции Б.А. Рыбакова и А.В. Арциховского на истфаке МГУ и кафедре археологии (куда удалось поступить в 1967 г., через четыре года после отчисления А. Амальрика). Отношение к норманской проблеме тогда менялось, особенно под воздействием археологии. Д.А. Авдусин предложил мне тему по скандинавскому погребальному обряду на Руси: изучать обряд я продолжил в аспирантуре и с максимализмом,  напоминающим задор А. Амальрика, выступил с докладом на секторе славяно-русской археологии институт археологии, которым руководил Рыбаков. Речь шла о том, что похороны руса, описанные Ибн Фадланом, соответствовали скандинавским обычаям. Аудитория реагировала на доклад с некоторым смятением (при отсутствии Б.А. Рыбакова), но по завершении доклада ко мне подошел соавтор А. С. Амальрика А.Л. Монгайт и предложил выступить оппонентом на защите (узнав о времени защиты  в 1975 г., А.Л. Монгайт сказал,  что не успеет – он был смертельно болен и скончался в феврале 1974 г.).  Не могу не вспомнить, что при обсуждении темы диссертации на кафедре ее заведующий А. В. Арциховский признал актуальность темы и посетовал, что сам он мало занимался проблемами обрядности.

В те годы, когда А.А. Амальрик увлекся уже иными сюжетами и готовил особенно возмутившую советские власти книгу «Доживет ли СССР до 1984 г.?», относительно свободная полемика по поводу  участия норманнов в строительстве Русского государства приобрела вполне конкретные формы: дискутировалась численность норманнов на Руси и т.п.  Запретной для историков оставалась лишь проблема происхождения имени русь: для филологов этой проблемы не существовало со времен  Байера, открывшего финское наименование Швеции – ruotsi; да и этимологический  словарь Фасмера издавался не раз при советской власти. В 1985 г. (который ещё «переживал» СССР) вышла в русском переводе книга польского «антинорманиста» Х. Ловмяньского «Русь и норманны» — старая книга нуждалась в комментариях, и комментаторы (Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин) дали научную этимологию имени русь; тогда же ленинградский археолог Г.С. Лебедев опубликовал монографию «Эпоха викингов в Северной Европе», где придерживался скандинавской этимологии этого имени.  Сложнее было со специальными публикациями по этой теме: в 1989 г. было издано комментированное издание трактата Константина Багрянородного «Об управлении империей», и ответственный редактор Г.Г. Литаврин вынужден был выслушивать в Отделении истории АН СССР неудовольствие в адрес нетрадиционной для советской историографии трактовки Руси («росов») в комментарии.  Статья тех же Е.А. Мельниковой и В.Я. Петрухина об эволюции имени русь, сданная в «Вопросы истории», несколько лет лежала без движения: она была опубликована в 1989 г.; показательно, что в начале того же года журнал опубликовал «Секретную дипломатическую историю» Маркса, где тот выступал с «норманистских»  позиций к явному смущению советских историков.

Непривычность для историков мысли об экзогенном происхождении имени русь давала себя знать и далее: мне пришлось выступать на защите С.В. Соколовым кандидатской диссертации  «Концепции происхождения варяжской руси в отечественной историографии XVIII – XIX вв.» в Екатеринбурге, где члены совета выразили недоумение по поводу того, как может соискатель посягать на проблемы, решенные Б.А. Рыбаковым и Д.С. Лихачевым. Пришлось напомнить об отсутствии запретных тем в нынешнем демократическом обществе. За это общество ратовал и Андрей Амальрик.

 

Литература

Арциховский 1966 –Арциховский А.В. Археологические данные по варяжскому вопросу// Культура древней Руси. Отв. ред. А.Л. Монгайт. М., 1966. С. 36-41.

Бибиков и др. 2000  — Бибиков М.В., Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Ранние этапы русско-византийских отношений в свете исторической ономастики//Византийский временник 59 (84). М., 2000. С. 35-39.

Горский 1999 – Горский А.А. Государство или конгломерат конунгов? Русь в первой половине Х века// ВИ 1999. №8.

Греков 1945  — Греков Б.Д. Борьба Руси за создание своего государства. М.;Л., 1945.

Греков 1959 – Греков Б.Д. Избранные труды. Т.II. Под ред. Л.В. Черепнина и В.Т. Пашуто. М., 1959.

Дворниченко 2014  — Дворниченко А.Ю. Зеркала и химеры о возникновении древнерусского государства. СПб., 2014.

Мавродин  1949 – Мавродин В.В. Борьба в норманизмом в русской исторической науке. Л., 1949.

Петрухин 2017  — Петрухин В.Я.  Русь в IX-X вв.: от призвания варягов о выбора веры. М., 2017.

Флоря 1990 — Флоря Б. Н. Русь и русские в историко-политической концепции Яна Длугоша // Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы в Средние века / Отв. ред. Г. Г. Литаврин. М., 1990. С. 16–28.

[1] Интересно, что благодарность Арциховскому приносит в предисловии А. Амальрик  (с.14), как и благодарность Б.А. Рыбакову, упорно игнорировавшему любые «внешние» воздействия на древнерусскую культуру: вероятно, автор посчитал обязанным поблагодарить своих учителей, читавших общие курсы археологии и древнерусской истории на истфаке.

[2] Л.С. Клейн предложил рецензенту поместить информацию о московском семинаре и общении его участников с ленинградскими коллегами в сборник работ: см. Петрухин В.Я., Пушкина Т.А. Смоленская археологический семинар МГУ и норманнская проблема// Клейн Л.С. Спор о варягах. Спб., 2009. С. 301-309.

[3] Замечу, что учителем Клейна был проф. М.И. Артамонов, специалист по истории и археологии хазар: для него известия летописи о хазарской и варяжской дани со славян были важным и верифицируемым свидетельством начальной русской истории.

[4] Замечу, что не все приведенные слова восходят к скандинавскому: слово князь является заимствованием из западногерманского в праславянский и приводится как свидетельство обратного воздействия славян на скандинавов – ведь призванные князья не стали называться на Руси конунгами.

[5] См., в частности: New Aspects on Viking-age Urbanism c. AD 750–1100: Proceedings of the International Symposium at the Swedish History Museum, April 17–20th 2013 / Eds L. Holmquist, S. Kalmring , Ch. Hedenstierna-Jonson. Stockholm, 2016.

[6] Те же наблюдения были сделаны рецензентом при  подготовке комментария к трактату Константина Багрянородного, вышедшему  в 1989 г.

[7] В частности,  традиционные поиски основы рус в топонимии Севера Восточной Европы (см. с. 37, 60)  должны учитывать возможность балтского происхождения гидронимов и т.п.

[8] Впрочем, уже в 1945 г. Греков возводил начало «борьбы (sic!) Руси за создание своего государства» к эпохе расселения славян – в том числе антов, которые «есть восточная русская ветвь славян»  (Греков 1945. С. 7). Юшков, напротив, считал неадекватной этническую интерпретацию начальной руси, в том числе, возведение к антам-украинцам у М. Грушевского.

[9] См. о «конгломерате конунгов»  — Горский 1999.

[10] Здесь возникают источниковедческие проблемы, от которых автор оказывается далек. Константин Багрянородный действительно поминает «сидение» Святослава в Новгороде, но княжич оказывается там при жизни Игоря (о смерти князя византийский автор не знает).


Комментариев: 237 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Ув. Алексей Виноградов. Ну вы меня и насмешили. И в антинорманисты лихо записали, и 4 раза слово «патриотизм»,  «лжепатриотизм» прозвучало. А в другом посте — «Да что вы все цепляетесь к истории Руси и России? «. И «кий» вам покоя не дает. :) Так весь этот комплекс лозунгов про патриотическую науку — и ждет вас на Переформате — вы как раз и ошиблись адресом, здесь о нормальной науке, и о научных доказательствах, а не о фантазиях про ругательствах Олега и «кий». Вот еще перл: «Простите, а это кто?» https://a.radikal.ru/a36/1806/8b/5946df6408d0.jpg. А это просто глупость, потому что просто снята какая-то группа людей в военном обмундировании с флагом. Из них подавляющая часть — явно из Средней Азии. У нас такой типаж есть на всех базарах — торгуют сухофруктами и др. Люди приехали деньги зарабатывать. При чем тут украинцы?
    Вот вам настоящий народ Украины: http://zz.te.ua/na-pidhajechchyni-vidbuvsya-festyval-odyn-boh-odyn-narod-odna-ukrajina/   https://www.google.com.ua/search?q=%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4+%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%8B+%D1%84%D0%BE%D1%82%D0%BE&tbm=isch&tbs=rimg:CfPvCAjSnvGWIjhw-HDwU5Bi44Q68tHOVk24R7TJWQW7xWPxpuaRAsEaoSno8OdvVyZSxW61wzL-Y6Cbzfh_12LwhsyoSCXD4cPBTkGLjESbhEnB0VufBKhIJhDry0c5WTbgRtLdqHjiD0NgqEglHtMlZBbvFYxEjKQlYGjueUCoSCfGm5pECwRqhEdORQ74ulsdPKhIJKejw529XJlIREAnmnTnUwXQqEgnFbrXDMv5joBESGviezUWcoCoSCZvN-H_1YvCGzEXFdnMoKyvYo&tbo=u&sa=X&ved=2ahUKEwjlzaWL8-DbAhXqNpoKHRt8BLQQ9C96BAgBEBs&biw=1242&bih=594&dpr=1.1 Думаю, что обсуждать далее что-либо бессмысленно, давайте закроем тему.

  • Уважаемый Игорь Клименко, все цитаты которые вы привели из околонаучной статьи написанной украинскими журналистами, на подъеме патриотических чувств, а вовсе не цитаты из научных работ антропологов. Алексеева и Алексеев всегда писали, что русские тяготеют к полякам, а украинцы к молдавским славянам, близким к молдованам

  • Уважаемый Игорь Клименко, ……………..
    Мне сейчас некогда искать цитаты Алексеева и Алексеевой, к тому же я их уже приводил тут и на других ресурсах и мы с вами это все подробно разбирали. Напомню в двух словах. Алексеев и его супруга видят современных русских вместе с поляками близкими к прототипу славянства изначального, потомками шнуровиков. А украинцев — южными европеоидами — потомками культуры колоколовидных кубков. 

  • Уважаемый, Андрей Степанов! Непонятно скифо-сарматы и аланы. Скифы и сарматы совершенно разные народы. И аланы — потомки скифов, которые пересекали Кавказ. Сарматы — типичные кочевники, которые уничтожали скифов. Причём с учётом мт ДНК сарматы могли иметь тюрские компоненты.

    •    Уважаемый Игорь.
         Скифы и сарматы, конечно, разные народы, но родственны общей «степной» культурой. Сами скифы очень разные. «Венгерский скиф» генетически очень отличается от южносибирских или центральноазиатских. Скифы это результат смешения двух встречных курсов с запада и востока. Родственность скифов (тех, что я полагаю за скифов) и сарматов в их основном ареале обитания Южная Сибирь, Центральная, Средняя Азия — Асия. Там и формировалось их противостояние.

  • Уважаемый, Андрей Плахин! Извините, что не ответил по І2а. Слишком сыро. Например, одним из предков Лошборна получается Кукрекец? Хотел с Вами обсудить пару моментов: 1. Завоевание вятичами Подмосковья предполагается в VI веке. 2. Были ассимилированы угрофиннами и составляли основное население Подмосковья в средние века. 3. Теперешнее население этого региона (по мнению антропологов) является родственным западным славянам и неродственным средневековому. 4. Возникает закономерный вопрос, откуда пришли? 5. Новгородцы в основном были истреблены голодом и Иваном Грозным, праукраинцы и прабеларусы — рядом, но они отличаются от западных славян. Куда делись «вятичи»? 
     

    • Уважаемый Игорь Клименко. Мне кажется, что подход в вопросе: «Например, одним из предков Лошборна получается Кукрекец?» слишком прямолинеен. И мужская и женская группы образца из Васильевки относятся к старейшим в Европе. Причем распространенными по всему континенту. Наиболее часто они представлены в западной и центральной Европе к этому же региону тяготеют древнейшие образцы группы I-I2, Кукрекская же культура скорее определяет восточную границу расселения носителей данных гаплогрупп. Поэтому мы можем говорить о родственных связях, но существование линии предок-потомок весьма маловероятно.
      Подмосковье-очевидно имеется ввиду Московская область? Тогда речь идет не только о вятичах — они проникли только в южные районы, западные районы колонизировали кривичи, северные- ильменские словене, продвижение этих племен относится к 9-12 векам. Кроме того, новгородское присутствие возросло в 15-16 веках, во время крупного обмена населением при Иване 3, а затем при его внуке- он не только резал. Были еще волны переселенцев из южной руси, но послабее, основу славянского населения составляли именно три первых племени. «Теперешнее население этого региона (по мнению антропологов) является родственным западным славянам и неродственным средневековому» — Если можно укажите конкретнее какие данные имеются ввиду. Собственно, все 3 базовые славянские группы имеют связь именно с западными областями, можно ли вычленить потомков каждой из них-не уверен.

  • Уважаемый, Андрей! Скифы  времён сарматов в Европе были уже передовым народом. А сарматы – варвары-дикари. Язык – отличается, Антропология – отличается, Генетика — отличается. Менталитет — разный, Культура — разная, Военная тактика — разная. Общий далёкий предок и всё…Т.е. рассматривать какую-то родственность в аспекте взаимодействия со славянами не вижу смысла. Однозначно влияние скифов на создание этносов Антов и Аланов больше, чем сарматов. Я думаю, что противостояние зародилось в Предкавказье. Из противоречий «богатый» — «бедный» и «земледелец» — «кочевник». И роль языка должна быть.

    •    Уважаемый Игорь.
         Я не рассматриваю какую-то родственность в аспекте взаимодействия со славянами.  Повторюсь, скифо-сарматы объединены «степной» культурой, не более того. И сарматы более оказали влияние на западную часть Европы, скифы на восточную. При том, что надо понимать каких «скифов» подразумевать. Они мало того, что неоднородны, так еще менялись во времени и пространстве.

      • Уважаемый, Андрей! Вопрос стоит несколько иначе. Степень принятия участия в формировании этносов Антов (земледельцев) и Аланов (скотоводов) — Скифов и Сарматов. И взаимодействие Антов с Аланами. Менталитет кочевника несовсем вписывается в это действо. Генетика и лингвистика в этом вопросе тоже не помощники. Насчёт Скифов мне достаточно мнения Геродота — «умный народ». Во всё сказанное, понятие воина-анта не гармонирует. Высокий, русявый, с разрисованным голым торсом, агрессивный, презрение к смерти — явно какое-то дополнительное влияние. Подходят галлы и может быть фракийцы. Но вторые — антропологически отличаются. Насчёт влияния кочевников вообще — разве что вначале разрушить и разграбить, а потом наниматься наёмниками. Но это в основном по мужской линии. По женской — всё сложнее.

  • Если говорить о антропологических данных которые тут упоминают некоторые комментаторы , то можно видеть на графиках что украинцы действительно сдвигаются в южном направлении , русские , поляки и балтские группы занимают положение в верхней части графика , а вот украинские популяции смещаются в южном направлении весьма заметно .
    https://a.radikal.ru/a04/1806/e1/4b076d48df87.png    
    Теперь по поводу русских и их «финно-угорскости» , как видно на следующем графике к карелам и коми действительно несколько сдвигаются некоторые популяции , как мы видим это всё северно-русские выборки , в центральных районах , а это как раз и московская область в том числе , это не заметно .
    https://c.radikal.ru/c28/1806/32/dca1872e228f.png  
    Что же касается «татаро-монголов» то тут вообще нет никаких свидетельств даже поверхностных контактов , ни антропологических ни генетических . Была одна статья Busby по расчёту длины сегментов , где авторы пытались интерпретировать примеси подгоняя их к историческим событиям , основывая данные по вероятному времени события примеси . Однако генетические данные указывают на дрейф с нганасанами для той выборки северных русских HGDP которую они использовали .

    • Уважаемая Екатерина! В меню комментов есть иконка с картинкой, при клике на нее открывается поле, в которое надо вставить ссылку.
      Не работает?

      • Уважаемая Надежда ! Именно таким образом и вводились ссылки , но они не отобразились непосредственно в сообщении , правда при попытке редактирования они видны в окошке редактирования , но при нажатии «сохранить» в получившемся сообщении не отображаются . Вот сейчас ввожу в качестве эксперимента ещё одну картинку-
        И я её не вижу , но она есть в редакторском окошке . Попробуйте редактировать моё сообщение и вы увидите картинку там .

        • Уважаемая Екатерина, я сейчас попробовала в тестовом сообщении вставить картинку, и у меня получилось. С картинки я правой кнопкой выбирала в меню опцию «Копировать ссылку на изображение», и эту ссылку вставляла в поле, открывающееся при клике на иконку над комментом, обозначенное URL.

          • Уважаемая Надежда , возможно проблема может быть только с ссылками на конкретный фото-хостинг , но у меня картинки видны в редакторском окошке , в момент редактирования сообщения  (после обновления страницы пропадает), т.е. до сайта изображение проходит , но почему то не отображается и не сохраняется в основном форуме  , по моему опыту в редакторском окне должен быть виден только код ссылки , а не само изображение .  В принципе это всё не столь важно , в любом случае спасибо за подсказки .
            http://radikal.ru/fp/xfbajzmf43c4r

  • Ув.Андрей Степанов,Вы Мине делаете весело.Смотрю Я на календарь и мучаюсь вопросом —- а когда же Ваши региональные власти перенесли день смеха с апреля на июнь??А иначе как иначе обмыслить тот весёлый халоймес в Вашем письме??Вандалы у Вас уже не германцы!!У Меня холодеют коленки от такой новости (а Я всегда предчуствовал,что они только косили под граждан Евросоюза,а на самом деле типичные  восточные мигранты).И если они не сармато-славяне то Я вынужден предположить наихудшее:а)бастардо-винеты;б)херониты-туфталиты;в)скрелинги -инглинги;г)гом____ты—транс_______ты;д)песиглавцы—-эксгиби______ ты??Осталось только уразуметь,что же насочиняли винделы-венделы аланам,уговоривши их на совместную прогулку в Северную Африку.А аланы тоже хороши,мало того ,что они у Вас не сарматоязычны(восхитительная новость!),так у Вас оказывается(из одному Вам известных генетических изысков),что сарматы 1-го века до н.э.это одно,а аланы 1-2го веков н.э.это уже совсем -совсем другое——лица исключительно кавказской национальности.Стесняюсь спросить ,а сарматы ираноязычны?А то от этих ваших этно—лингвистических откровений у Меня все смешалось!!Андрей,Вы будете смеяться,но Я таки знаю откуда сарматы в Европе.Но вот точно чего Я не знаю ,так это из каких—таких веселушных книжонок Вы вычитали ВСЕ вышеизложенное(про вандалов и аланов не сарматов),а также про рокс—аланов(Андрей так ведь скифы плюс сарматы плюс аланы =3 народа,а у Вас ДВА ??А с другой стороны зачем себя ограничивать——Вы ещё о меотах,синдах и таврах забыли,давайте ИХ ВСЕХ запишем в роксоланы,а что жалко что ли).Взял мощную лупу—-ищу в Вашем тексте очень-очень ВАЖНЫЕ мысли,эврика—нашел:а)сарматы и скифы(видимо ЗОМБО-скифы) устали бедолаги разбойничать,решили поторговать и попаразитировать(это Вы Гумилева начитались на ночь?)на производительных культурах—- создав общеевропейский общественный строй.Ну не знаю ,Я пока не слышал об ирано-кавказской всеобщеевропейской мафии ,нагнувшей всю Западно-Восточную римскую империю.А  Мне вообще интересно,а что там эти самые аланы —сарматы—не сарматы успели засветить в центральной и особенно в западной Европе(проскакав через неё за 30-40-50 лет)?Да Вы не таитесь,поделитесь одному Вам известной информацией о невероятном влиянии.б)Пшеворская культура,а Вам не надоело вынимать пронафталиненные гипотезы и теории из сундука г-на В В Седова?Уже ВСЕМ (кроме Вас и покойного ВВ Седова) понятно,что теория о ДВУх вариантах Пшеворской культуры ошибочна и никаких славян в этой германской культуре и рядом не стояло!А влияние иранского мира на возможное изменение обряда погребения здесь причём?в)Тацит конечно голова,только у него вандалы —— германцы,а венеты скорее балты.А вот зачем Вы настругали  гору цитат из Нестора(большого путаника) и арабских писателей(ещё больших любителей восточных преувеличений и искажений)так это видимо понятно только Вам.г)Зачем же передергивать с кавалерией и болотно-лесной местностью у славян?Если бы славяне и сарматы в 5-6-7 веках н.э.имели значимое культурное влияние(а славяне в это время уже вышли из лесов) ,то сарматы наверняка бы передали свои великолепные кавалерийские навыки соседям-братьям славянам.А вот не произошло этого,еще очень долго восточные славяне не знали что такое кавалерия(до начала 10 века).Так что не наблюдается и такое важное влияние.д)Не надо так часто сообщать всем про Сизифа.Я понял он не Ваш герой.Я подозреваю,что Ваш герой Тантал.Потому как Вы обрекаете ВСЕХ, пытающихся разобраться в Вашей скифо-сарматомании ,на танталовы муки.Истина также быстро иссякает в Ваших рассуждениях(при тщетных попытках её отыскать)—— как вода в танталовом пруду.е)Ну раз Вы говорите что Ваши истины появлялся только в тумане (аж жуть пробирает),то придётся поверить.Вы в прошлой жизни не нибелунгом были(в смысле дите тумана)?То есть в этом тумане Вы себе сами и только себе(Ваши слова)чегой-то доказываете.Ну и ладненько .Как говорится вы рисуйте -вам зачтется.Я бессилен  вытащить Вас из Вашего тумана.
    PS Ув Андрей Вы когда иногда вылазите из своего палеолита-мезолита и начинаете писать как говорится о скифах о языческих богах,намекните что ли ,что у Вас день веселья и Ваши опусы о вандалах,об аланах не сарматах, о триединных роксоланах и о сармато-кавказском общеевропейском общественном строе надо воспринимать с огромной долей юмора.Так что Вас с днём веселухи!

  • Уважаемый Владимир Трипольский

    1. Древнерусское население Правобережья и Левобережья Днепра формировалось в несколько этапов. На первом в 9-10 вв. это славяне шедшие с юга из Северного Причерноморья, славяне шедшие с запада из Карпатского региона, местные финно-угры, балты с северо-западного направления. Не будем забывать и скандинавских германцев русь. 

    Все почти верно. Можно правда кое что добавить.

    3. С разделением русского этногенетического поля на три части начинают формироваться основные русские субэтносы: великороссов на востоке (в смешении с народами уральскими и тюркскими); на северо-западе белороссов (в смешении с балтами и поляками); на юго-западе малороссов (в смешении с тюрками, волохами шедшими от Дуная, поляками шедшими из Польши, татарами Северного Причерноморья). 

    Тут совсем все не так. Великорусский этнос имея этно-культурное единство, все же четко разделен по происхождению генетическому на две половины: русские севера/северо-запада и русские центра/юга.  Между ними есть и граница смешения — Углич, Устюжина, Унжа. 
    1) Северная часть великорусского этноса и Поволжье, происходит из смешения циркумбалтийских племен: славяне балтийского поморья, балты, финно-угры и скандинавы.
    2) Центральная и южная часть великорусского этноса происходит от славян мигрантов из Центральной и Восточной Европы и местных балтов. Ни финно-угров ни скандинавов тут нет.
    3) Никаких тюрок, татар, азиатов тут  не было в помине. Все азиаты расселялись в степной зоне Украины. Предки великорусов жили в лесах недоступных опасных и не привлекательных для жизни степных азиатских народов.

    4. В 17 в. случилась корректировка в субэтносе малороссов. Потоки поляков и волохов достигнув Днепра, ослабли. Русское население под польским давлением мигрирует с правого берега Днепра на левый. Так на Левобережье начинает складываться субэтнос новороссов при смешении малороссов, великороссов, остатков тюрок, добавками сербов, болгар, даже греков. 5. Эта мешанина самых разных племён и народов сказалась и на антропологических типах современного населения современной Украины. Стоит добавить ещё одно, с 17-18 вв. здесь появляются в большом числе евреи из Европы через Польшу. В 19 в. эти территории стали «чертой осёдлости». 

    Как мы выяснили, этно-культурное единство это не одно и то же с единством генетическим. Поэтому происхождение частей одного и того же народа может быть разным. То же и с русскими и украинцами. Украинцы были субэтносом русских, а потом стали самостоятельным этносом. Когда то все славяне так же разъединялись и начинали жить самостоятельной жизнью. Поэтому тут необходимо отпустить ситуацию. Украинцы есть украинцы, а русские есть русские. Мое личное мнение, что генетическая близость народы совершенно не сближает. Сближает людей и народы — общая материальная и политическая база. Если один народ считает, что им выгодно будет отдельно от другого народа, то никакие гипотезы общего происхождения никого не удержат друг с другом. 
    Теперь имея эти знания можно спокойно рассуждать об этногенезе украинцев.Украинцы = малоросы = черкасы народ очень смешанный.
    1)Базовый этнос конечно же славяне, но славяне не простые, славяне не похожие на прочих славян. Основа украинского народа племя древлян, которые по данным антропологии были отдельным видом славян, отличным от всех других и схожим с румынами и молдаванами. То есть древляне это перешедшие на славянский язык волохи.
    2) Балты или балтославяне, это тот элемент украинцев, который сближает их с русскими. Получили они эту часть своего этногенеза от оттока славянского населения с территории России в средневековье. 
    3) Тюрки — печенеги, половцы и прочие многочисленные степняки гуляющие все средневековье на Украине как у себя дома. 
    4) Готы — древняя примесь в украинцах. Непременно она тоже есть в том или ином количестве. В украинцах, среди массы южноевропеоидных и североафриканских типов можно очень иногда встретить и северных европеоидов, — ясных, светлых и голубоглазых людей. Это вероятно и есть носители фенотипических признаков славян с территории России, балтов и готов в украинцах.

    Современные генетические изыскания не убеждают. В том числе есть ли в русских «монгольская кровь». 
     

    Если она и есть то в незначительном количестве, а то и вовсе нет. Вернее не было примеси этой до начала 1917 го года, времени распада крестьянских общин. Сегодня, начиная с 90-х годов эта примесь нарастает в геометрической прогрессии.  Точно такая же ситуация во всех развитых странах, кроме Польши наверное только. 

  • О родовых знаках Рюриковичей: «Использование изображений двузубца и трезубца сближает знаки Рюриковичей со сложными царскими гербами Боспорского царства, основными элементами которых также были эти символы. На связь боспорских и древнерусских княжеских эмблем указывает преимущественное употребление именно двузубца как основы композиции «герба». Другим моментом, сближающим эмблемы древнерусских князей с гербами боспорских царей, является наследственный характер их развития. Как уже было сказано выше, княжеские «гербы» Древней Руси были личными знаками, не передававшимися по наследству, но, как и символы Боспорского царства, имевшими единую базу в виде двузубца, к которому каждый правитель добавлял (или из которых изымал) элементы в виде разного рода «отростков», завитков и т. п. Среди «гербов» древнерусских князей встречались и полные аналоги гербов боспорских правителей. Например, личный знак Ярослава Мудрого на поясных бляшках, найденных в Приладожье и в окрестностях Суздаля, практически полностью совпадает с изображённым на поясном наборе из Перещепинского клада Полтавской области, изготовленном в VIIVIII веках в Среднем Причерноморье. И то, и другое изображение напоминает по форме трезубец. Несмотря на сходство между геральдическими эмблемами правителей Боспорского царства и личными «гербами» древнерусских князей, говорить об их связи, как о чём-то бесспорно установленном, было бы неверно. До сего времени не обнаружено геральдических знаков эпохи, непосредственно предшествовавшей возникновению Древнерусского государства; возможно, будущие археологические находки смогут дать ответ на этот вопрос. Подобные знаки (двузубцы и трезубцы) широко использовались на территории Хазарского каганата в качестве символов верховной власти — они являлись тамгами правящих родов. Это являлось продолжением сармато-аланской традиции использования подобных знаков, восходящей ко временам Боспорского царства (Яценко С. А. Знаки-тамги ираноязычных народов древности и раннего средневековья. М. 2001.) Двузубые и трезубые тамги известны в VIII—IX вв. в хазарском мире на деталях поясной гарнитуры (Подгоровский могильник), в виде граффити на каменных блоках и кирпичах крепостей (СаркелМаяцкое, Семикаракорское, Хумаринское городища), в виде гончарных клейм на сосудах (Дмитриевский могильник). Возможно в древнерусскую среду такие знаки попали именно из Хазарии, как и титул «каган», воспринятый первыми русскими князьями» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BD%D0%B0%D0%BA%D0%B8_%D0%A0%D1%8E%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%B9  Однако в последних рассуждениях есть существенный изъян: Ничего существенного, кроме титула из Хазарии в древнерусскую среду не попало, — в том числе — ни религии,  ни богов. Тем более как раз сами перестали быть данниками Хазарии, и ряд присоединенных племен стали платить дань русским князьям, начиная с Олега, а не Хазарии.  ПВЛ: «Я враг хазарам, поэтому и вам незачем платить им дань». К радимичам: «Кому дань даёте?». Те ответили: «хазарам». И говорит Олег: «Не давайте хазарам, но мне давайте». «И владел Олег деревлянами, полянами, радимичами, а с — уличами и тиверцами имъяше рать». (Фактически — «я — русский князь — сам каган, равный, или превосходящий  хазарского, — поэтому платите мне, а не ему»). А от индоиранских народов — принесена половина пантеона богов киевских князей. Видимо это цена образования мощного союза местных племен/народов, и их элит. Поэтому намного проще и очевиднее является заимствование родовых знаков непосредственно из иранской среды, которая и сохраняла традиции, восходящие к тому же Боспорскому царству. 

    • А учитывая, что меоты — жители Боспорского царства, вероятно говорили на языке индоиранской группы (О. Трубачев), («меотиянка Тиргатао (Ира) вышла замуж за грека Гекатея, ставшего царём синдов, которые живут немного выше Боспора». Тиргатао — единственное зафиксированное источниками меотское имя, и оно надежно сближается с индо-иранским женским именем Тиргутавия, зафиксированным на территории Митанни«), то легенда об основании города Куара/Киева, в которой фигурируют «князья индов» и  их дети, обретает более отчетливый контекст вклада индоиранских племен в основание Киева, и вероятно — Древнерусского государства, которое потом было затушевано, возможно по политическим/династическим причинам.

      • Уважаемый Александр Букалов! Имеется в виду Предкавказский Киев — по-видимому столица алано-славянского государства. Вряд ли присутствует непосредственное влияние иранцев на Киев на Днепре и тем более на Древнерусскую государственность. Хиатус слишком большой.

  • Уважаемый Игорь Клименко. А откуда же тогда в пантеоне киевских князей трое богов из шести — индоиранского происхождения, плюс родовые знаки? Хочешь-не хочешь — а это факт. А вот, например, индолог С. Наливайко лет 20 назад, учитывая мнение О. Трубачева об индийских реликтах на территории Украины сопоставил, названия славянских и балтских племен с племенами из индийского эпоса. То, что они отчасти генетические родственники (по Y- хромосоме), он конечно не знал. Но сопоставления интересные: http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=12387&view=next Сейчас у него три книги на эту тему — на украинском, почитайте по-возможности.

  • Уважаемый Александр Букалов! Дякую за книги. Про исход какой-то составляющей пралитовцев из Индии я читал лет 40 назад. Инициатива исходила от лингвистов. Идея о зарождении одной из составляющих индоариев в Литве – была не в моде. Мне больше импонируют исследования О.Трубачова относительно кельтской составляющей в славянах. «Никак не могу представить славянина-земледельца-рыболова, конного «бронированного» сармата и голого по пояс разукрашенного анта, бросающегося на врага без щита с презрением к смерти».
    Вообще-то территория Украины была постоянно под индо-иранским влиянием. Опять же ассимиляция славянами скифо-сарматов  (по мнению греков земледельцы лучше розмножаются, чем кочевники), гипотетическая алано-славянская государственность в Предкавказье. Вопрос именно в катакомбниках, как первоисточнике индоирацев-индоевропейцев. Потому что у скифов иранский язык и арийский культ коня (ирано-арийцы?), нет дравидских примесей в антропологии. А кони на территории Украины нам известны со времён Среднего Стога. Но Дереивка по генетике, антропологи — явно не индоиранская. Ямники – по-моему мнению – метисы дереивцев и мешоковцев. Остаются только катакомбовцы. Хотя в них можно предполагать и прагреческую составляющую.


  • Желание А. Амальрика найти альтернативу норманнской версии начала Руси вполне обосновано – слишком много нестыковок и неясностей в «традиционной» версии:
    1. Превращение финского ruotsiв русь лингвистически возможно, однако нет доказательств существования слова ruotsiв финском языке VIII-IX вв.
    2. Свидетельство Бертинских анналов о том, что русы это свеоны, – всего лишь предположение Людовика либо намеренная дезинформация. Непонятно, как Людовик смог отличить свеонов от данов или представителей других племён скандинавского происхождения, имеющих схожие языки.
    3. Попытка послов «хакана росов» вернуться в Ладогу через Ингельхайм в 839 г. лишена смысла, поскольку абсурдно было надеяться на то, что Людовик предоставит им корабль для возвращения домой.
    4. Поездка из Ладоги за 2500 км в Константинополь «дружбы ради» или с разведывательной целью также лишена смысла. Зачем совершать столь опасное и крайне трудоёмкое путешествие по рекам и по суше, если скандинавские корабли, обогнув Европу, доходили по Средиземному морю до Италии и Греции?
    5. Использование восточного титула «каган» в Ладоге необъяснимо – подражание хазарам лишено смысла, поскольку логичнее заимствовать титул у западноевропейских государств или использовать титул, привычный для скандинавов.
    6. В Киеве отсутствуют следы пребывания скандинавов в IX в., а поход нескольких сотен кораблей скандинавов на Константинополь в 860 г. из Ладоги нереален. Пороги, многочисленные волоки и враждебные племена на пути в 2500 км не позволят добраться до Константинополя за 2 месяца (с начала навигации до середины июня, когда совершено нападение). Константин Багрянородный писал, что даже путь из Киева невероятно труден.
    7. Норманнская версия не даёт ответа на вопрос: где находился «остров русов», описанный в арабских источниках?
    8. Нет ответа и на вопрос: что за «три города русов» находились в нескольких днях пути один от другого, о чём так же написано в арабских источниках?

    • «однако нет доказательств существования слова ruotsiв финском языке VIII-IX вв»
      А какие доказательства существования слова славяне в русском языке 8-9 веков?

      • Речь идёт о происхождении слова «русь», которое по утверждению норманистов использовалось на северо-западе будущей Руси с 8-9 в. А как называли себя те, кого мы зовём славянами, в данном случае не принципиально. Да и свидетельств никаких нет, кроме сомнительных сведений из ПВЛ о 9 в. Вывод о существовании слова ruotsi в 9в. сделан лингвистами чисто умозрительно, на основании того, что схожие слова есть в других прибалтийских языках. Нужны более убедительные доказательства. Вот например слово rōþ встречается на рунических камнях XI в., поэтому на такой основе в принципе можно строить какие-то предположения, но они не получили поддержки у историков.

        • Нет, это принципиально. Ибо вас очень беспокоит национальность первых князей, а последующих «славянских» почему-то нет. Может для начала докажете их славянство?

  • Князья меня вообще не интересуют. Есть нерешённая проблема — происхождения народа «русь». Могу предложить свою версию. Но сначала хотел бы обсудить «традиционную», норманнскую версию. Что касается моих взглядов, то ещё год назад был её сторонником, но постепенно разочаровался. Это не значит, что стал последователем Сахарова, Фомина, Галкиной и пр. Я за «третью силу»! ) Но только не подумайте, что это А.Г Кузьмин, хотя формально с моей версией есть нечто общее.

    • Приветствую, Владимир!
      Судя по отсутствию живой реакции на Ваш пост, местные комментаторы, наверное, уже устали от хожений по одним и тем же кругам критики т.н. норманнской теории. Ждем новых данных или новых версий. К тому же конструктивнее диалог, основанный не на «анти-…-изьме», а на сопоставлении аргументов, контраргументов и убедительности конкурирующих версий.
      Вы анонсировали свежую идею. Как я подозреваю, Вы хотите поведать о германцах ругах-русах. В любом случае, очень интересно услышать. А если сюжет о их странствиях по Европе еще будет сопровождаться доказательствами, то появится и предмет для диалога. Тогда и самое время соотнести альтернативные тезисы с имеющимися источниками о руси/росах, в том числе уже Вами упомянутыми, и дать оценку «нестыковкам и неясностям».  

  • Хотите узнать происхождение слова «русь» — изучайте древнюю историю племени пруссов! Чтобы понять, что понимается под словом «русь» в русских летописях применительно к событиям IX века, нужно исправить ПУНКТУАЦИОННУЮ ОШИБКУ, которая была допущена при расстановке знаков пунктуации при изучении русских летописей. — Удачи!


  • Предлагаемая вашему вниманию версия (в кратком изложении) позволяет объяснить многие факты, которые не находят объяснения в рамках норманнской версии (см. первый мой пост). Прямых доказательств нет, но ведь в пользу «традиционной» версии свидетельствуют только Бертинские анналы, где сказано, что росы это свеоны. Однако в X-XI вв. франки не раз называли русов ругами (см. Назаренко). Вроде бы археология не подтверждает тождества русов и ругов, но кто знает, какие археологические находки могут свидетельствовать о присутствии ругов в IX-Xвв. где-то на территории от Дуная до Днепра? Если они долгое время жили среди славян (см. ниже), трудно рассчитывать, что сохранили какие-то отличительные признаки (обычаи, обряды, одежду), кроме языка. Да и то, скорее всего, было двуязычие. Итак, допустим, что в V в. не все руги ушли из Паннонии – известно, что одни отправились в Италию, а другие во Фракию (так пишет Иордан), но часть ругов могла обосноваться в малодоступной местности близ Дуная. Таков был болотистый Житный остров (Zitny ostrov) к востоку от Братиславы, образованный тремя реками: Дунаем, Малым Дунаем и Вагом. Болота были осушены только к концу XIX века, а в прежние времена завоеватели обходили это гиблое место стороной (об этом пишут словацкие историки). По своим размерам (75 на 30 км) остров (междуречье) вполне соответствует болотистому острову (или междуречью), упоминаемому в арабских источниках. Там же описаны «три города русов» Артсаб (Арса), Славия и Куяба, расположенные близ реки Дану – это наверняка Дунай, а не Днепр, как принято считать. По ряду признаков можно предположить, что в арабских источниках описаны Тренчин, Братислава и Рацкеве (старое название – Кеве). Если руги с VI по IX в. жили на Житном острове среди славян, тогда со временем, в результате палатализации в языке славян, руги превратилось в рузи (хотя Назаренко такую возможность отвергает), а далее в результате оглушения согласной руз превратилось в рус. В итоге возник народ рус, состоявший из русинов (руги + славяне, хотя часть русов могла по-прежнему называть себя ругами). В пользу этого предположения свидетельствует наличие района Ружинов (Ružinov) в Братиславе, возникшего близ мест, где когда-то была деревня Старый Ружинов (Starý Ružinov). Замечу, что ružinov не имеет никакого отношения к слову ružov (розовый), хотя словацкие краеведы придерживаются такой версии. В начале IX в. предводитель русов взял себе титул хакан (каган), что вполне естественно, поскольку к тому времени прекратил своё существование Аварский каганат, в состав которого входила и Паннония с Житным островом. В конце 830-х гг. моравы попытались завоевать Паннонию. Вполне логично, что русы решили обратиться за помощью – то ли искали защиты, то ли хотели перебраться на другую территорию. Сначала они отправились в Константинополь, но греки не захотели или не смогли им помочь. И только потом послы «хакана русов» отправились к императору франков в Ингельхайм. Тот мог обидеться из-за того, что русы сначала обратились за помощью к грекам, а не к нему (Житный остров располагался близ границы королевства франков). Поэтому и могло возникнуть обвинение в том, что они разведчики-свеоны. Тут следует учесть двуязычие русов – говорили и на славянском языке, и на языке ругов, который был производным от древнескандинавского и, возможно, не сильно отличался от языка свеонов. В итоге русы под давлением моравов вынуждены были покинуть Паннонию. Единственный возможный вариант – уйти на восток, через Карпаты. Русы искали такую же полноводную реку, как Дунай, и остановились только в Приднестровье, основав там некое подобие государства, во главе которого стояли Аскольд и\или Дир. Днестр был судоходным до конца XIX в., в отличие от Южного Буга и Днепра. Вероятно, в 860 г. русы решили отомстить грекам за то, не получили помощи в 839 г., и отправились из Киева в поход на Константинополь. Позже возникла новая опасность –  массы венгров мигрировали с Дона через Северное Причерноморье в Бессарабию, а потом в Паннонию. Руги вынуждены были уйти на север, в Приднепровье. Столицу назвали в память о придунайском Кеве.

    • Ув.Владимир!
      С ходу возникло несколько вопросов для уточнения деталей картины:
       
      1. Так все-таки, где обосновались и жили «дунайские руги» — на Житном острове или в регионе (треугольнике?), включающем Братиславу, Тренчин, Кеве
      2. Какого рода у них были взаимоотношения с соседями (моравами, словаками, аварами и др.), как они участвовали в региональной истории 6-8вв.
      3. В каких источниках за 6-9вв., под каким названием, в каком качестве упоминаются «дунайские руги». Имеют ли они какое-либо отношение к руянам и о.Рюген того времени
      4. По какой причине руги усвоили обряды, обычаи, быт местных славян до степени археологической неотличимости и ничего не привнесли в АК местных славян (или как-то повлияли). Когда и как быстро это произошло
      5. Кто, когда оглушил согласную в слове «рузи». Славяне если говорили «нози» (мн.ч. от «нога»), «бози» мн.ч. от «бог») после палатализации, то разве потом переменили произношение на «носи», «боси»
      6. Руги находились в составе Нитранского княжества
      7. Если можно, поконкретнее — почему предводитель ругов взял себе титул каган, хотя их соседи-славяне управлялись князьями. Считал себя правопреемником авар, имел соответствующие политические амбиции, проводил завоевательную политику
      8. Имеются ли археологические данные по тому периоду, подтверждающие наличие обжитых городов/городищ в упомянутых Вами трех н.п. Словакии и Венгрии
      9. Арса — все-таки это неприступный остров или только город, ей соответствует Братислава или Тренчин
      10. Когда обнаружили эти три города ругов арабские купцы. И что случилось с этими городами после ухода ругов
      11. Руги успели принять христианство перед уходом на восток
      12. За что их изгнали моравы целым племенем
      13. Археологическая их локализация в Приднестровье тоже не предполагается
      14. Почему племя ругов долгое время скитаясь, смешиваясь — все равно помнило свой родной язык, а как дошло до Поднепровья, относительно быстро его забыло (или не забыло)
      15. Так ходили ли руги-росы по Днепру в Константинополь с начала 10 века
      16. Когда и каким образом они присоединили к себе северные славяно-финские племена и города
      17. Их взаимоотношения со скандинавами-поселенцами в Восточной Европе
      18. С какого момента летописи Нестор перестает врать и почему он решил пустить читателей по ложному следу

  • 1. Возможно и то, и другое в разное время. 
    2. Вы слишком многого хотите. А что знают историки о взаимоотношениях ладожских скандинавов со своими соседями? 
    3. Есть только один (!) источник, описывающий 9 в. в Паннонии, но в основном он посвящён крещению моравов и частично началу создания Великой Моравии. Есть источники, описывающие деяния аваров, а словаков тогда и вовсе не было. Руги были немногочисленным народом, жили уединённо, поэтому хронисты о них ничего не знали. Ругиане (руяне) – это славяне, жители о.Рюген, а не руги. 
    4. Историки ничего не знают об обычаях местных славян, а о ругах тем более. 
    5. Руги – множественное число. Превратилось в рузи. Один руз превратился в рус. Что тут удивительного? 
    6. Нитранское «княжество» здесь ни при чём. Его правитель был вассалом императора франков, и ему незачем было посылать послов в Константинополь и Ингельхайм. 
    7. С чего вы взяли, что «их соседи-славяне управлялись князьями»? Можете сослаться на источники 9 в.? Руги не были славянами, а титул каган был в почёте на этой территории. 
    8. Есть. На месте Братиславы и Тренчина сохранились остатки крепостей, построенных римлянами. 
    9. Артаб (Арса) был неприступной крепостью. Поблизости добывали свинец и возможно ртуть. Тренчин впервые упоминается около 150 г. н.э. в трудах Птолемея под названием Leukaristos (Lefkaristos, Лаугарицио). В средние века на высокой скале была построена крепость – вероятно, в VII веке здесь располагалась столица государства Само. В 50 км к востоку от Тренчина находится город Nitrianske Pravno, окрестности которого богаты месторождениями полиметаллических руд, в том числе золота, серебра и свинца. 
    10. Вряд ли сторонники норманнской задавались таким вопросом, когда выдвигали версии о местонахождении этих городов. Ну вот и я… 
    11. Боже упаси! Тогда бы послы отправились либо в Константинополь, либо в Ингельхайм, но не в оба города. 
    12. Руги ценили свою независимость, не хотели подчиняться ни франкам, ни моравам, поэтому и уединились на острове. 
    13. Если они были в Приднестровье, то недолго. А что там искать, если о ругах мы почти ничего не знаем? 
    14. В двуязычии нет ничего необычного. 
    15. Читайте Константина Багрянородного – «Об управлении империей». 
    16, 17. Это написано в учебниках. Между Киевом и Новгородом всегда было скрытое противостояние. Насколько я помню, в 13 в. они разошлись. 
    18. С 10 в. Чем вызваны искажения реальных событий 9 в. в Новгородской первой летописи и в «Повести временных лет»? Если бы летописцы признали, что киевские русы не имеют никакого отношения к ладожским варягам (скандинавам), тогда Киев не смог бы подчинить себе Новгород и претендовать на роль главного города Руси, а новгородские власти нажили бы себе злейших врагов в лице киевских властей. Пришлось сочинять два близких по содержанию текста – вот только автор ПВЛ отдавал приоритет Киеву, а новгородский летописец попытался в мягкой форме обосновать независимость новгородцев от киевлян, поэтому написал, что Аскольд и Дир, хоть и варяги, но никак не связаны с Рюриком.

    Руги не раз упоминались в источниках 10-11 вв.:
    1. Раффельштеттенский таможенный устав (Inquisitio de theloneis Raffelstettensis, перевод А.В. Назаренко, 2010 г.), датированный примерно 905 годом.
    2. Рассказ о миссии магдебургского архиепископа Адальберта на Русь в 961-962 гг. (Адальберт, «Продолжение хроники Регино из Прюма»).
    3, 4, 5, 6. Назаренко нашёл ещё несколько свидетельств использования термина «руги» в той или иной форме:
    «По отношению к руси этот этникон… употребляется… в двух независимых друг от друга текстах 970-х гг.: в источнике (брачной грамоте?), связанном с женитьбой киевского князя Ярополка Святославича (972-978) ок. 977/8 на дочери «знатнейшего графа Куно из Эннингена» и отразившемся в 20-е гг. XII в. в родословии Вельфов («rex Rugorum»)».
    «Два упоминания XI-XII вв. содержатся в англо-нормандской письменности: «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью», отправляются в изгнание ок. 1017 г. сыновья англо-саксонского короля Эдмунда Желез-нобокого… «ad regnum Rugorum, quod nos melius vocamus Russiam»… Автор «Истории норманнов» Гийом Жюмьежский (начало 70-х гг. XIв.), говоря о женитьбе французского короля Генриха 1 на Анне Ярославне ок. 1050 г., называет Ярослава Мудрого «rex Rugorum»

    В середине XI веке титул «каган» встречается в трудах церковного историка Илариона, митрополита Волоколамского. Автор «Слова о полку Игореве» (конец XII в.) называет каганом тмутороканского князя Олега Святославича: «Рекъ Боянъ и ходы на Святъславля пѣстворца стараго времени Ярославля Ольгова коганя хоти». На стене собора Св. Софии Киевской есть надпись: «Спаси, Господи, кагана нашего». Скорее всего, здесь речь идёт о Святославе Ярославиче, сыне Ярослава Мудрого, княжившем в Киеве в 1073—1076 годах.
     
    ПС. У меня нет готовой теории – только более или менее логически обоснованная версия толкования некоторых событий 9в. Если бы я мог так же объяснить эти события в рамках норманнской версии, я бы не стал искать начало Руси на Дунае.
    ППС. Что за служебные слова в начале поста? Нужно ли их удалять? Как сохранить текст в оригинальном виде?

    • в Ваш текст попали метасимволы какого-то редактора вроде LO Write или MS Word. Пожалуйста, проверяйте перед отправкой содержание (или используйте промежуточный редактор, более простой)

  • 2. >>> Вы слишком многого хотите. А что знают историки о взаимоотношениях ладожских скандинавов со своими соседями?
     
    Владимир, я пока задаю данные вопросы не в пику Вашей позиции и хочу только одного — уточнения картины Вашего видения. А не того, чтобы получать встречный вопрос по другой теме. Если я считаю, что в какой-либо из «норманнских конструкций» есть проблемы, неясности (коих множество), так и скажу — не знаю, нет четкого понимания, но наиболее правдоподобным считаю …, что может подтверждаться … Чего и жду от Вас. Максимализм в обсуждении затемненных страниц истории совершенно неуместен, и потому отсутствие ясности по ряду вопросов смотрится естественно и Вас не должно напрягать. Надеюсь все-таки получить ответ на заданный вопрос с учетом Ваших тезисов — что руги были уединенным народом, что русы (русины) — это руги+славяне, а также источников, в частности, арабских о прибытии восточных купцов в Куябу и о торговых делах русов в Хазарии и Булгаре, если, конечно, их признаете.
    4.>>> Историки ничего не знают об обычаях местных славян, а о ругах тем более.
     
    Речь шла вообще-то про археологию. Славяне были представлены своими АК — у скандинавов/германцев были свои. Соответственно, являются правомерными как минимум два вопроса — о том, известны ли Вам признаки смены культур в предполагаемом месте (и времени) заселения ругов на Дунае и какие-либо отличия археологий этой и соседних земель в последующее время.
    8. Хорошо. А что насчет Кеве?
    10. >>> Вряд ли сторонники норманнской задавались таким вопросом, когда выдвигали версии о местонахождении этих городов. Ну вот и я…
     
    При чем тут неупомянутые «сторонники норманнской» — Вы же ищете, как говорите, «более или менее логически обоснованную версию», чего не находите у «норманистов»… Тем более, что анализом арабских источников те занимаются.
    >>> 14. В двуязычии нет ничего необычного.
     
    Я вообще-то задал вопрос о причинах отхода от двуязычия и утраты родного языка…
    >>> 15. Читайте Константина Багрянородного – «Об управлении империей».
     
    К чему это? Я ж не знаю Вашего отношения к данному источнику и тому, что в нем написано. Тем более, Вы что-то не очень мне понятное написали про судоходство по Днепру и, видимо, в увязке с этим решили перенести «базу Аскольда и Дира» с Днепра в Приднестровье. И еще — ПВЛ о походах Олега и Игоря на Царьград тоже можно читать?))
     
    >>> 16-17. Это написано в учебниках. Между Киевом и Новгородом всегда было скрытое противостояние. Насколько я помню, в 13 в. они разошлись.
     
    Давно уже не обращался к учебникам. Но с высокой долей вероятности там написано, что русь пришла в Киев с севера и что ею как раз и были, вернее всего, скандинавы. Так эта же версия не про Вас
    18. Если бы летописцы признали, что киевские русы не имеют никакого отношения к ладожским варягам (скандинавам), тогда Киев не смог бы подчинить себе Новгород и претендовать на роль главного города Руси, а новгородские власти нажили бы себе злейших врагов в лице киевских властей.
     
    Не очень понял кто есть новгородские власти — это скандинавы, которые добровольно согласились назваться чужим именем во избежание военного завоевания с юга, а подчиненное им население оставили зваться словенами, чудью и т.д.? Так?
     
    >>> Что за служебные слова в начале поста? Нужно ли их удалять? Как сохранить текст в оригинальном виде?
     
    Обратитесь к модераторам, если после опубликования не исчезнут. Я всегда копирую из ворда — с такой проблемой не сталкивался еще


  • Виталий! Я вкратце изложил свою версию. Прямых доказательств нет. Если я буду уточнять «картину своего видения», это ничего не изменит. Роль студента на экзамене меня не устраивает, а копаться в малосущественных деталях мне неинтересно. Было обсуждение этой версии на одном из интернет-форумов, пытался опубликовать в журнале, однако «норманисты» стоят намертво. Похоже, и здесь обсуждения не получится. «Вы хочете песен – их нет у меня».

    • Ув.Владимир!
      Для дискуссии вначале формулируют (проясняют) тезисы, приводят базовые доказательства, а потом начинается обсуждение. И только стал я задавать вопросы, чтоб определить предмет для разговора, как Вы сразу засобирались: «малосущественно… норманисты… похоже, и здесь обсуждения не получится»)). Значит, не особо Вам оно и надо.
       
      Хорошо, Вы изложили то, что сочли нужным. Итак, обсуждаем замеченные аргументы:
       
      1) Происхождение названия русь из руги — важное звено для Вашей концепции.
       
      >>> Руги – множественное число. Превратилось в рузи. Один руз превратился в рус. Что тут удивительного?
       
      Первые два утверждения имеют отношение к славянским языкам. А вот следующее — прямо начиная с «одного руза» — Ваш личный вклад в лингвистику. Если бы вопрос решался столь просто, к.-н. группа «норманистов» давно бы уже щеголяла экспериментами с норвежским Рогаландом. Но руг не превращается в руза, как и руз не превращался в руса — нет таких заклинаний.
       
      И, кстати, связь тех же самых ругов и Ружинова тоже требует обоснования. Лингвистического — большего уже и не прошу.
       
      2) Несколько сообщений ЗЕ источников о ругах-русах 10-11вв.
       
      Безусловно, это неустранимый аргумент. Но пробуем оценить его значимость.
       
      а) Сперва в целом. Византийские, арабские, хазарские именования русов хорошо известны — рос и рус. Причем именно русы как субъекты торговли (и/или войны) ходили на Восток и пребывали там долгое время. Их отличали (в больш.источников) от славян и с ними совершали сделки. Однако «руги» как один из вариантов названия (аутентичный!) по Вашей версии — ни у кого из восточных авторов не отражен.
      ЗЕ источники пестрят вариантами руси: Rhos, Ruzzi, Rutheni, Ruszi, Russi, Reuszen и еще воз и маленькая тележка. Почти все со свистящим согласным. Вариант с «г» единственный — «Rug-” и может быть сведен в основном к одной традиции.
      Разумеется, на фоне значительного множества прочих свидетельств традиция с 5-6 «ругами» весьма бледнеет, даже с хитрой версией о двух самоназваниях руси. В научных трудах традицию объясняют довольно распространенной в те времена «ученой» этнонимией, ошибочным кабинетным именованием на основе старых книг — в духе «вечных» скифов и т.п. — думаю, это верно, но лишь отчасти. Об этом чуть позже.
       
      б) Если обратиться даже к ключевому свидетельству о «ругах» от Продолжателя Регинона из Приюма, то также нельзя не принять во внимание, что та же самая история с посольством княгини Ольги к Оттону I описана в анналах Хильдесхаймских (конец 10в.), Кведлинбургских и Ламберта (11в.). Но увы — везде вместо «ругов» почему-то аналог слова «русь». Опять серьезный повод сомневаться.
       
      Теперь конкретно по источникам. С версиями о возможных причинах «ошибки». Впрочем, объяснение причин большой роли не играет. Чтобы поставить двойку ученику за «малоко», не требуется знать написал ли он это по безграмотности или оттого что ему чего-то не хватало. И все же попробую.
       
      в) Рафф.устав Баварской восточной марки (904-906гг.) с упоминанием о славянских купцах, прибывающих от ругов и богемов. «Норманист» Назаренко видит в них купцов из Киевской Руси. Не вижу причин делать такой вывод.
      Во-первых, тогда еще никто не использовал это слово по отношение к Руси. Существовали более правдоподобные кандидаты. Норвежский Rogaland (Ryger). Рюген и руяне (ругиане). Их называли также ругийские славяне (Корвейские анналы), а остров Rugia (Саксон Грамматик), и ошибочно или справедливо могли полагать (по «ученой» традиции), что на Рюгене и побережье еще живут те самые руги. Собственно, о каких-то ругиях на балтийском побережье писал Беда Достопочтенный еще и в 8 веке. Также на Ваш вкус — любая криптоверсия с реликтовыми ругами, например, во Фракии или Италии. Ее плюс — в сравнительной путевой близости к Баварии.
      Во-вторых. Товарная номенклатура этих славянских купцов мало что проясняет. Особенно лошади. Не знаю, куда в те времена могли скакать по лесам восточные славяне. Дружины массово начали обзаводиться лошадьми позже. Лошади если только в натуральном хозяйстве, но явно не на экспорт. Рабы — скорее всего, славянского этноса. Но западные, восточные, южные? Воск. Вроде бы подходит — знаменитая статья древнерусского экспорта. Но может быть так только кажется, потому что знаменитой она станет лишь в более поздний период? А воск для свечей в Европе готовили, продавали и до Новгорода и до создания Киевской Руси.
      В-третьих. Путь в Баварию из Киевской Руси лежал через степи (либо степной Днепр) и Дунай. А на рубеже веков как раз через степи к Дунаю прорывались угры с их не самым дружелюбным отношением к местным. Даже накануне (898г.) осаждали Киев. С чего бы это вдруг гипотетических купцов из Киева потянуло искать себе приключений в столь опасном путешествии?
      Короче, не верю.
       
      г) Наконец, свидетельство Продолжателя Регинона Приюмского (вероятно, Адальберта) о послах от Елены (Ольги), королевы ругов (reginae Rugorum), прибывших к Оттону I с просьбой приобщить их народ к христианству. Считаю самым правдоподобным его объяснением намеренную попытку внедрения в христианском мире такой традиции именования Руси.
      Как известно, за души славян — то бишь за политическое и культурное влияние — давно уже велась борьба между западноевропейскими и византийскими епархиями пока единой церкви — кстати, и ведется до сих пор). В 950-ые годы Оттон I начал добиваться от римского престола дозволения на учреждение Магдебургского архиепископства для «окормления» ободритов и прочих славян к востоку от империи, включая ругиан и остров Рюген (образовано в 968г.).
      Тогда же княгиня Ольга принимает крещение в Константинополе. Но вроде бы возникает какой-то конфликт с Византией и она в качестве финта (или всерьез) обращает взоры на Запад, отправляя в 959г. посольство к императору. Германцы решили воспользоваться ситуацией и схватить быка за рога, быстренько учредив «ругийский» епископат. Ну и т.д. — вплоть до печального завершения миссии в 962г.
      Объявление элиты Киевской Руси «ругами», как бы потомками известных по античным трудам ругов о.Рюгена и побережья, я полагаю, позволяло бы заранее включить территорию Руси если и не в диоцез Магдебурга, то в любом случае в сферу влияния Св.Рим.империи и давало серьезное преимущество в неминуемых спорах с Константинополем. Эту псевдоисторическую политизированную концепцию разработал, вероятно, Адальберт — второй «ругийский» епископ, первый архиепископ Магдебурга. Так что с некоторой оговоркой, но Адальберт — это Ваша первая, Владимир, инкарнация)))
      По поводу позиции Назаренко, которого смущает «автопсия» — факт личной поездки Адальберта на Русь. Как раз версия намеренного изобретения термина и не противоречит автопсии. Кроме того, во всей этой истории естественнее предположить, что уже Либуция назвали первым «ругийским» епископом, т. е. до русской миссии Адальберта — хотя это уже второстепенно.
       
      д) Три других источника я подробно разбирать не буду. Это уже следующие по времени франко-германские сообщения. Все они имеют исключительно титульный характер — правителя Руси именуют rex Rugorum. Понятно, что это делалось в русле политизированной адальбертовской традиции.
       
      е) Англосаксонский источник о сыновьях короля, изгнанных «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью (Russiam)”. Учитывая выводы историков, что информатором для автора этого сообщения явился кто-то из числа изгнанников, все встает на свои места. Автор, как видно, был наслышан об адальбертовской традиции, но получил из первых рук дополнительное доказательство ее некорректности — отсюда и такая фраза. Лучшего вердикта всей этой возне с «русскими» ругами я не смог бы и сформулировать.
      Далее

  • Ув. Виталий!

    1. По поводу «личного клада в лингвистику». Вы пишете «руг не превращается в руза, как и руз не превращался в руса». А я писал о превращении руги в рузи, а руз в рус – последнее в результате оглушения согласной в конце слова. О личном вкладе чуть позже. «связь тех же самых ругов и Ружинова тоже требует обоснования». См. ниже.
     
    2а. «»руги» … ни у кого из восточных авторов не отражён». Это вполне естественно, поскольку на востоке укоренилась традиция называть этот народ русами (росами). Начало положил визит послов «хакана росов» в Константинополь в 839 г. Источником сведений для арабских географов были рассказы купцов, встречавших русов на базаре в Булгаре, Хазарии и Византии. Сомнительно, чтобы при этих встречах русы рассказывали о своём происхождении – о том, что «русы – свеи» нет упоминаний ни в одном арабском источнике.  
     
    2б. «та же самая история с посольством княгини Ольги к Оттону I описана в анналах Хильдесхаймских (конец 10в.), Кведлинбургских и Ламберта (11в.). Но увы — везде вместо «ругов» почему-то аналог слова «русь». Опять серьезный повод сомневаться». Отнюдь! Упоминание одного и того же народа под разными этнонимами в разных источниках свидетельствует о тождестве ругов и русов.  
     
    2в. «Рафф.устав Баварской восточной марки (904-906гг.) … тогда еще никто не использовал это слово по отношение к Руси. Существовали более правдоподобные кандидаты. Норвежский Rogaland (Ryger). Рюген и руяне (ругиане)». Во-первых, Саксон Грамматик пишет об острове Ругия (Rugiam), на котором живут ругияне (Rugiani), а не руги (Rugi). Во-вторых, не вижу смысла «славянским» купцам из Норвегии (?) или с Рюгена идти с товаром за 1000-1500 км в Баварскую восточную марку. В ЗЕ было множество мест для торговли. А уж завоз рабов с Рюгена или из Норвегии и вовсе нереален. Торговлей рабами в то время промышляли русы. Что касается лошадей, то в РТУ об этом сказано неоднозначно: «если же пожелают продать рабов или лошадей». Чем конкретно торговали, неизвестно. «Путь в Баварию из Киевской Руси лежал через степи (либо степной Днепр) и Дунай. А на рубеже веков как раз через степи к Дунаю прорывались угры с их не самым дружелюбным отношением к местным. Даже накануне (898г.) осаждали Киев. С чего бы это вдруг гипотетических купцов из Киева потянуло искать себе приключений в столь опасном путешествии?» Появление угров близ Киева ничем не подтверждено. Угорское урочище не аргумент, поскольку угорье – это подножие горы. А ПВЛ в том, что касается 9 в., нельзя доверять, так же как и фантазиям венгерских историков. Угры шли в Трансильванию, поэтому их путь пролегал через нижнее течение Днепра. Не исключено, что до конца 9 в. русов в Приднепровье не было. Если они мигрировали из Паннонии, то могли остановиться на Днестре. Там не было порогов, и это был более удобный путь и для торговли, и для нападения на Константинополь в 860 г.  
     
    2г. «Наконец, свидетельство Продолжателя Регинона Приюмского (вероятно, Адальберта) о послах от Елены (Ольги), королевы ругов (reginae Rugorum), прибывших к Оттону I с просьбой приобщить их народ к христианству. Считаю самым правдоподобным его объяснением намеренную попытку внедрения в христианском мире такой традиции именования Руси». Что же у нас получается? В 905 г. в РТУ упоминаются руги (не ругияне), но вдруг оказывается, что никаких ругов тогда не было, поскольку Адальберт превратил ругиян в ругов только а 962 г. Одно с другим никак не сходится. А ссылаться на ошибку в таком серьёзном документе, как РТУ, я бы не стал.  
     
    2е. «Англосаксонский источник о сыновьях короля, изгнанных «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью (Russiam)”… Лучшего вердикта всей этой возне с «русскими» ругами я не смог бы и сформулировать». Не аргумент. Конституции России в то время не было, так что мнения о правильном названии основывались на слухах.  
     
    О превращении руги в руги (хотя могут быть и другие варианты превращения ).
    Всё, что есть в нашем распоряжении, – это древнескандинавское rúgr, означающее «рожь», латино-германское Rugi (Rugii) и славянское Žitný ostrov, т.е. «Остров ржи». Взяв за основу rúgr и Rugi, попытаемся найти древнескандинавский аналог словосочетания Žitný ostrov. В словаре OldNorse приведены названия нескольких островов: острова Барра – это Barreyjar, Оркнейские острова – это Orkneyjar. Здесь ey переводится как «остров», а суффикс -jar (или -ar) служит для обозначения множественного числа. Тогда «Остров ржи» на этом языке читается как Rugey, что по звучанию аналогично латино-германскому Rugi (Rugii). Так что любое из этих слов можно использовать при дальнейших рассуждениях. Лингвисты утверждают, что на протяжении нескольких веков в праславянских языках происходил многоступенчатый процесс под названием палатализация. В результате смягчения согласных перед гласными первого ряда (i, e, y и др.) славяне стали произносить gey как zi [зи] или dzi [дзи]. Таким образом, Rugey в языке славян должно было превратиться в Ruzi (или в Rudzi). Однако это предположение наталкивается на непреодолимое препятствие (А.В. Назаренко, «Древняя Русь на международных путях», 2001 г., с. 47): «Корневой -u- в германском был, как известно, этимологически кратким, следовательно, при заимствовании в славянский этот этноним [Rug(i)i] должен был бы дать не *Ru(d)zi > *Ryzi, а *Rъzi». Эти аргументы Назаренко использовал для того, чтобы опровергнуть версию немецких историков Конрада Шиффманна и Людвига Шмидта о возможности превращения Rugi в Ruzi. Возможно, Назаренко прав, если подобное превращение происходило в чисто славянской среде, хотя, насколько можно судить, среди лингвистов нет единого представления об этих превращениях. Но если Žitný ostrov стал территорией совместного проживания славян и ругов с VI по IX век, это привело к появлению здесь нового народа, язык которого содержал элементы и древнескандинавского, и славянского языков. А в этом случае известные лингвистам правила изменения гласных и согласных наверняка работают иначе. Но как называли себя жители этого «острова», которые уже не были ни славянами, ни ругами? Если исходить из Rugey, превратившегося в Ruzi, таким термином должно было стать Ruz, поскольку Ruziна слух воспринималось как название острова. Вполне логично, что это Ruzстало причиной появления топонима Ruzaramarcha в языке франков. Заметим, что в Ruzar суффикс прилагательного -ar мог быть заимствован из латинского языка, который оказал значительное влияние на диалекты южных земель королевства франков. Тогда топоним Ruzaramarcha можно составить из двух слов: Ruzar (рузский) и marcha (поселение). В целом, по мнению Назаренко, «вопрос по-прежнему остаётся открытым».  
     
    О возможности превращения руз в рус.
    Мнение Назаренко (там же, с. 30): «Древневерхненемецкое Ruz в древнесаксонском должно было произноситься как [ruts-]… Аффриката [ts] регулярно служила в нижненемецком для передачи славянского s». Нижненемецкий язык распространён преимущественно на севере Германии, а также в Дании. Придунайские руги родом из тех же земель южного побережья Балтики. Если древние саксы произносили окончание Ruz как [ts], а звук [ts] был аналогичен славянскому [s], вывод очевиден: нижненемецкое Ruz у славян неизбежно превращалось в Rus. Вот так, в результате «кровосмешения» ругов и славян, возник новый народ, который стал называть себя Rus, народ Рус. А для обозначения одного человека из этого народа возникло слово Rusín, где использован обычный для славянских языков суффикс -in.  
     
    О происхождении топонима Ružinov.
    Прежде всего, следует иметь в виду, что выше мы ограничились превращением gey в zi [зи], поскольку речь шла о территории, где смешались древнескандинавский и славянский языки. Если в первом, ставшем основой для германских языков, не существовало звука [ж], то в восточнославянских языках ситуация иная – примером является превращение индоевропейского gwiwos в русское слово «жизнь» (životв словацком и чешском языках, życieв польском языке). Тогда как могли жители территорий, близких к «Острову ржи», называть это место? Для этих славян Rugey превратилось в Ruži (Ружи), так что они имели полное право использовать суффикс -in для того, чтобы появилось словосочетание Ružinov ostrov, что по своему смыслу означает «Остров ругов». Однако есть ли связь между словами «русин» и Ružinov? Как известно, русинами и теперь называют часть жителей Паннонии, Воеводины и Львова. Встречается этот термин и в тексте ПВЛ – отсюда следует, что он возник не позднее XI века.

    • Ув.Владимир!
      1. Руги => русь
      Один первоначальный тезис у Вас уже начал дрейфовать, вот этот 24.08.2018 в 15:49
      >>> Если они долгое время жили среди славян…, трудно рассчитывать, что сохранили какие-то отличительные признаки…, кроме языка. Тут следует учесть двуязычие русов – говорили и на славянском языке, и на языке ругов, который был производным от древнескандинавского и, возможно, не сильно отличался от языка свеонов  
       
      Новый тезис 29.08.2018 в 12:39: … Это привело к появлению здесь нового народа, язык которого содержал элементы и древнескандинавского, и славянского языков. А в этом случае известные лингвистам правила изменения гласных и согласных наверняка работают иначе.  
       
      Уже Вам приходится создавать и эльфийскую трасянку — новый, науке неизвестный язык — еще одну фантазийную сущность, лишь бы как-то за рамками известных лингвистических законов объяснить концепцию ругов-русов)). Не может не растрогать идея об установлении близких партнерских отношений между германским и славянским племенами до степени изменения фонетических законов в германском языке. При продвижении других немцев в Центральной и Восточной Европе (готы, Св.Рим.империя) такого как-то не наблюдалось…  
      Ладно, проверяем звенья выстроенной цепочки:
       
       а)>>> В словаре OldNorseey переводится как «остров» … Тогда «Остров ржи» на этом языке читается как Rugey  
       
      OldNorse — это древнескандинавский язык, возник в 8-9вв., у Вас же события происходят с германцами на юге Центральной Европы в 6-7вв.: анахронизм и «анахоронизм».  
       
      >>> читается как Rugey, что по звучанию аналогично латино-германскому Rugi(Rugii).  
       
      Это Вы читаете на современном английском что ли — оркни, руги, буги?))) Тогда ey звучало иначе. Но это к слову. А главное в том, что руги никак не могли говорить на OldNorse. Давно уже обитали на южном побережье Балтики, развивались как континентальное германское племя. Протогерманская основа *awjō (остров) — ее рефлексы в разных германских языках можете посмотреть здесь: https://en.wiktionary.org/wiki/Reconstruction:Proto-Germanic/awj%C5%8D. Увы, но «остров ругов» не получается назвать «Руги».  
       
      б) >>> Но как называли себя жители этого «острова», которые уже не были ни славянами, ни ругами? Если исходить из Rugey, превратившегося в Ruzi, таким термином должно было стать Ruz, поскольку Ruzi на слух воспринималось как название острова.  
       
      Мы уже выяснили, что Руги-Рузи не могло быть названием острова, уже можно и не продолжать. Но тут и без этого куча неувязок. Во-1х, происходит какой-то пинг-понг. Славяне называют ругов рузами, после чего руги зачем-то меняют самоназвание на искаженное варварами! Далее, по каким правилам руги переделывают «рузи» в именно «руз»? Наконец, если они перешли на новый язык, на котором назвались «руз» («рус»), значит не от них у Адальберта «ругинорум» и весь сыр-бор!? Вы поменяли исходный тезис — поменялись и следствия из него: «ругов» уже нет больше на Житном острове))  
       
      в) >>> Если древние саксы произносили окончание Ruz как [ts], а звук [ts] был аналогичен славянскому [s], вывод очевиден: нижненемецкое Ruz у славян неизбежно превращалось в Rus.  
       
      Вот это трюк — у Вас же здесь логическая подмена! )))) Когда говорили о превращениях руги в рузи, а потом в руз, Вы использовали «Ruz” как фонетическую транскрипцию (т.е. Ruz читаемое как руз). Теперь же незаметным движением руки Ruz у Вас становится не звуками, а текстом на саксонском диалекте с буквой Z, которая естественно читается по-другому (ts)!
      И, кстати, опять продолжается пинг-понг: от ругов «руз» уходит в Саксонию, а оттуда возвращается после высокотехнологичной переработки как «рус» к славянам. Забыли только закончить все это превращением рус в русь и возвращением на Житный остров.  
       
      г) >>> О происхождении топонима Ružinov … Для этих славян Rugey превратилось в Ruži (Ружи)  
      Для каких этих славян? Чем отличались славяне «территории смешения», превратившие «руги» в «рузи», от славян, «близких к «Острову ржи», которые якобы переделали «руги» в «ружи»? Все-таки, у славян –современников тех событий «ги» переходило в «зи» или «жи»? — уж определитесь пжл.
      И, к слову, что это за утверждение, что древнескандинавский стал основой для германских языков? Вот почему взяли ey из словаря OldNorse – так Вы все перепутали! В общем, все написанное не выдерживает никакой критики.  
       
      >>> О превращении руги в руги (хотя могут быть и другие варианты превращения)  
       
      Насчет вариантов не сомневаюсь. Можете совместно с креативщиками «Исторического формата» продолжить натягивание руси на ругов — они давно этим занимаются: тот же славяно-германский пинг-понг, те же неудачные попытки. Одно только неудобство для Вас — они принципиальные «славянисты».  
       
      2а. Мое >>> «»руги» … ни у кого из восточных авторов не отражён».
      Ваше >>> Это вполне естественно, поскольку на востоке укоренилась традиция называть этот народ русами (росами). Начало положил визит послов «хакана росов» в Константинополь в 839 г.
       
      А их визит к императору франков в том же году что-то не укоренил традицию называть русь Rhos на Западе…
       
      >>> Сомнительно, чтобы при этих встречах русы рассказывали о своём происхождении – о том, что «русы – свеи» нет упоминаний ни в одном арабском источнике.  
       
      Им и не надо было рассказывать о происхождении — всего-то достаточно было назваться на родном языке, что вполне естественно — «ругами», разумеется. Но это по первой Вашей версии. А если они все-таки переменили название на «руз-рус», как пишете теперь, — вопросов по Востоку не имеется… только к Адальберту))  
       
      2г. >>> В 905 г. в РТУ упоминаются руги (не ругияне), но вдруг оказывается, что никаких ругов тогда не было, поскольку Адальберт превратил ругиян в ругов только а 962 г. Одно с другим никак не сходится.
       
      И что же там не сходится? По старым книгам, начиная с Тацита, руги- жители южной Прибалтики, часть их ушла на юг — после всех перипетий кто-то оказался в Норике (Ругиланд), кто-то в Италии, а кто-то во Фракии. Получается, что Адальберт якобы «обнаружил» еще одну ветвь прибалтийских ругов — среди восточных славян. И не надо ему было превращать ругиян в ругов. Руги — это те же самые руги. А ругияне (rugiani) — это славянские колонисты земли ругов (этнохоронимический суффикс -ан, -ян).
       
      2в.>>>не вижу смысла «славянским» купцам из Норвегии (?) или с Рюгена идти с товаром за 1000-1500 км в Баварскую восточную марку. … А уж завоз рабов с Рюгена или из Норвегии и вовсе нереален. Торговлей рабами в то время промышляли русы.  
       
      Во-1х, зачем прямо из Норвегии? Взять к примеру г.Рерик — его население было смешанным, славяно-скандинавским (Jürgen H., 2004). Далее — история с его разорением данами и переселением славянских купцов в Хедебю — это яркий из дошедших до нас эпизодов взаимоотношений норманнов и славян. Т.е. использование викингами славянских торговцев и полиэтнический состав населения южнобалтийского побережья — это факты. Во-2х. Идти за 1000 км из Киева, тем более через венгров — чем лучше? В-3х, рабы — такая же добыча викингов, «фабрикой» по генерации рабства являлись и зоны германо-славянского контакта в глубине Европы. В 4х, достоверные русы (которые не руги) замечены в работорговле только на Востоке.
      Наконец, возвращаясь к «криптоверсиям». Если взглянуть на перечень племен в Баварском Географе 9 века, 3 неидентифицированных племени к востоку от ВФК содержат в своем названии -rozi, что может указывать на славянскую передачу (от информатора) германской формы руги/роги. И по анализу документа можно предполагать о том, что от БВМ они находились не столь далеко. Так что вопрос остается открытым.  
       
      >>> Появление угров близ Киева ничем не подтверждено.ПВЛ в том, что касается 9 в., нельзя доверять, так же как и фантазиям венгерских историков.  
       
      Что за табу такое? Я тоже многим сообщениям ПВЛ не доверяю по 9в., — но по результатам логического анализа или сравнения данных, а не в силу отрицательной религиозности. Два источника — ПВЛ и Деяния венгров, причем от событийных оппонентов свидетельствуют об одном и том же факте — прохождении венгров в одном и том же месте, почти в одно и то же время. Пусть венгерский Аноним где-то и явно привирает, но совпадение очевидное.
       
      >>> Угры шли в Трансильванию, поэтому их путь пролегал через нижнее течение Днепра.
       
        Вот и я о том же писал — что риск попадания volens nolens киевскими купцами на венгров, рыскавших по региону, был очень велик. Как раз венгры тогда подбирались к Баварии — РТУ датирован 904-906гг., а уже в 907г. при Братиславе (Прешпорке) венгры разгромят баварцев.
       
        2б. >>> Отнюдь! Упоминание одного и того же народа под разными этнонимами в разных источниках свидетельствует о тождестве ругов и русов.
       
      Скользкие у Вас персонажи — руги-русы — прямо как колобок: «Я от Нестора ушел, и от угров я ушел, от арабов с греками ушел, от соседей-немцев ушел, от лингвистов и археологов … а от тебя и подавно …»
      Мало того, что их не видят исследователи и почти все источники эпохи. В сухом остатке народ русь НАПРЯМУЮ вообще НИГДЕ не называется ругами. Даже эти 4 оставшихся после утряски источника — Продолжатель Регинона и трое вторящих ему последователей фиксируют одну лишь титулатуру «король (королева) ругов». Где «руги» не может быть этнонимом по определению — это ПОЛИТОНИМ, причем неаутентичный. Его автор (Адальберт) — представитель той же религиозно-идеологической школы, что незадолго до этого породила еще один политический конструкт — новую формулу для восточно-франкского короля — imperator Romanorum et Francorum. О том, чем является историческая достоверность для идеологических институтов, думаю, объяснять не надо. О том, что эта единственная традиция уже вскоре затеряется под массой привычных наименований Руси и ее правителей (к примеру, rex Ruscorum у Титмара Мерзенбургского, в булле РП Григория VII и др.) — я уже говорил.  
       
      2е. Мое >>> «Англосаксонский источник о сыновьях короля, изгнанных «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью (Russiam)”… Лучшего вердикта всей этой возне с «русскими» ругами я не смог бы и сформулировать».
      Ваше >>> Не аргумент. Конституции России в то время не было, так что мнения о правильном названии основывались на слухах.
       
      Аргумент. Безусловный аргумент, чтобы вычеркнуть этот источник из числа свидетельств о тождестве ругов и русов. И один из множества гвоздей для погребения идеи «русских ругов» — причем последний.


  • 1. Всё, что по п.1, очень глубоко, но не в состоянии растрогать. Вас не удивляет, что язык россиян содержит элементы разных языков? Забыли, что в СССР существовало двуязычие – к примеру, эстонцы владели и своим, и русским языком. Так что пуля мимо просвистела, под хохот зрителей.  
     
    «При продвижении других немцев в Центральной и Восточной Европе (готы, Св.Рим.империя) такого как-то не наблюдалось». Руги никуда до поры до времени не двигались. Ежу ясно, что вынуждены были находить общий язык с окружавшими их славянами.  
     
    «OldNorse — это древнескандинавский язык, возник в 8-9вв». А до этого скандинавы объяснялись жестами? Если дадите ссылку на словарь протоскандинавского языка, проверю, есть ли там слово rugr. Уверен, что нечто похожее найдётся. Кстати немецкие историки тоже обратили внимание на rugr = рожь и сделали предположение, что руги – это едоки или фермеры ржи. Попробуйтеихопровергнуть: Johannes Hoops, Herbert Jankuhn, Heinrich Beck, Dieter Geuenich, Heiko Steuer, Reallexikon der germanischen Altertumskunde, 2nd edition, Walter de Gruyter, 2004, pp.452ff.  
     
    «у Вас же события происходят с германцами на юге Центральной Европы в 6-7вв.» Откуда вы это выкопали? Палатализация происходила где-то в промежутке с 6 по 9 в. – число и месяц сообщу, если узнаю.  
     
    «Тогда ey звучало иначе. Но это к слову». К слову – это как звучало?  
     
    «А главное в том, что руги никак не могли говорить на OldNorse». Вы знаете, на каком языке они говорили? Нет. А я делаю предположение, что в их языке было что-то общее с ОldNorse. Кстати, спасибо за ссылку – она это подтверждает.  
     
    б) «происходит какой-то пинг-понг. Славяне называют ругов рузами, после чего руги зачем-то меняют самоназвание на искаженное варварами!» А руги разве уже стали христианами?
     
    г) «Все-таки, у славян –современников тех событий «ги» переходило в «зи» или «жи»? Если у вас есть машина времени – слетайте и спросите.  
     
    2а. «А их визит к императору франков в том же году что-то не укоренил традицию называть русь Rhos на Западе…» Остановитесь, а то я уже падстулом хахачу! Один визит – и франки взяли под козырёк?  
     
    2г. «Получается, что Адальберт якобы «обнаружил» еще одну ветвь прибалтийских ругов — среди восточных славян». Уже нет сил, пощадите!  
     
    2в. «Идти за 1000 км из Киева, тем более через венгров — чем лучше?» У вас что было по географии? К северу от БВМ – Чехия, Польша, а не Венгрия. Именно таким путём шли славяне, по мнению Назаренко, а идти через венгров – нет дураков. Кстати, если знаете поблизости от Киева такие же торжища, как в БВМ, непременно сообщите.   
     
    2г. «В сухом остатке народ русь НАПРЯМУЮ вообще НИГДЕ не называется ругами». Как это нигде? Вы мой текст внимательно читали?)) Впрочем, не только я и, но и Назаренко писал. Читаем у него: «Два упоминания XI-XII вв. содержатся в англо-нор-мандской письменности: «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью», отправляются в изгнание ок. 1017 г. сыновья англо-саксонского короля Эдмунда Желез-нобокого…» Вы предлагаете «вычеркнуть этот источник из числа свидетельств о тождестве ругов и русов. И один из множества гвоздей для погребения идеи «русских ругов» — причем последний». Похоже на истерику – видимо, за недостатком аргументов и гвоздей.  
     
    Подведём итог квазидискуссии. Вы славно потрудились, но всё напрасно. Я пытаюсь разобраться, почему русов называли ругами, строю предположения на скудном материале, иногда занимаюсь лингвофричеством, но ничего категорически не утверждаю. А вы пытаетесь опровергнуть теорию, которой ещё нет. У вас всё просто: Адальберт, ставший Магдебургским епископом в 968 году, ещё в 962 г. задумал «включить территорию Руси если и не в диоцез Магдебурга, то в любом случае в сферу влияния Св.Рим.империи», потому и обозвал русов ругами». Потрясающая логика! Ещё раз поздравляю!

  • Ув.Владимир!
    >>> Я пытаюсь разобраться, почему русов называли ругами, строю предположения на скудном материале, иногда занимаюсь лингвофричеством, но ничего категорически не утверждаю. А вы пытаетесь опровергнуть теорию, которой ещё нет.
     
    Это как же, оттого что Вы занимаетесь лингвофричеством и утверждаете, но не то что б категорично, мне нельзя и опровергать высказанные тезисы и доводы? Для чего же выставляете, как признались, свою версию на форумах или даже для публикации в журнале, сетуя, что «норманисты» стоят намертво? Стало быть ищете не обсуждения, а человека, который «удочерил» бы Вашу недоношенную идею и вскармливал ее доказательствами))
     
    По ключевым моментам, которые могли бы дать зацепки для поиска в направлении «русских ругов», мы с Вами прошлись. По материальным артефактам Вы не работали или ничего не нашли. В обоснование этнонимической смычки у Вас есть только фокусы. По источникам есть доводы — это «колебания» Назаренко из-за нескольких ЗЕ сообщений. И Ваше твердое желание пренепременно объяснить мотивы деятельности персонажей 1000-летней давности — на правах видного политолога 10 века.
     
    Короче, непохоже, что идея стоящая:
    1.С лингвистикой Вы всё и сами поняли, в чем состояло Ваше заблуждение — с этапами развития германских языков разберетесь самостоятельно. Вопросы и взмахи уже к делу не относятся, но вкратце прокомментирую.
    Мысль о двуязычии я не трогал: наоборот, она как раз была наиболее логична в данной ситуации — что руги сохранили свой язык и самоназвание «руги», а второй язык — славянский с палатализациями и т.п. «Подкорректировать» их язык и «изменить» в нем ругов на руз-рус решили Вы, а не я.
    Идеи что рожь > руги я также не касался и касаться не собираюсь: к доказыванию тезиса о лингв.переходе руги в русь она отношения не имеет.
     
    >>> Вы знаете, на каком языке они говорили? Нет. А я делаю предположение, что в их языке было что-то общее с ОldNorse
     
    Конечно было что-то общее — протогерманский исток и много чего похожего. Но развивался их язык в среде германских, а не скандинавских языков и уже поэтому совпасть с OldNorse 9в. не мог. Вы сами видели по ссылке, как расходились германская и скандинавская ветвь на примере «острова»: ōiaouwa в герман. иey в ON с дальнейшими рефлексами к современным. Как звучало ey в ON — пжл читайте, если сами не можете искать — http://norse.ulver.com/articles/gjerde/pronunciation.html. На этом консультацию закрываю.
     
    >>> “…на искаженное варварами!» А руги разве уже стали христианами?
     
    Спутали варваров и язычников? Бывает…
     
    Мое >>>«Все-таки, у славян –современников тех событий «ги» переходило в «зи» или «жи»?
    Ваше >>> Если у вас есть машина времени – слетайте и спросите.
     
    Эта не моя задача защищать Ваши тезисы- сами обосновывайте, как могли состояться с ругами сразу две палатализации.
     
    2а. Ваше >>> Это вполне естественно, поскольку на востоке укоренилась традиция называть этот народ русами (росами). Начало положил визит послов «хакана росов» в Константинополь в 839 г.
    Мое >>> А их визит к императору франков в том же году что-то не укоренил традицию называть русь Rhos на Западе…
    Ваше >>> Остановитесь, а то я уже падстулом хахачу! Один визит – и франки взяли под козырёк?
    Ну да, а тут я должен был ответить «Один визит к византийскому императору — и греки, арабы, хазары взяли под козырек … пацталом» и т.д. Не, аrgumenta ambigua не катит, опять Ваши фокусы. В общем, удовлетворительного объяснения почему из всего множества источников лишь единицы называют их ругами у Вас нет.
     
    2г. Мое >>> «Получается, что Адальберт якобы «обнаружил» еще одну ветвь прибалтийских ругов — среди восточных славян».
    Ваше >>> Уже нет сил, пощадите!
     
    Рад Вашей самокритике, что смеетесь над своей же идеей. Ведь как там в Вашем фэнтези: балтийские руги > руги придунайские (рожноостровские) > руги днестровско-днепровские.
     
    >>> К северу от БВМ – Чехия, Польша, а не Венгрия. Именно таким путём шли славяне, по мнению Назаренко, а идти через венгров – нет дураков. Кстати, если знаете поблизости от Киева такие же торжища, как в БВМ, непременно сообщите.
     
    Это той самой через Краков и Прагу, о которой имеются источники в основном 11-12вв. и кое-что по 2-й половине 10в.? Н-да, Назаренко опять пытается перенести более поздние реалии на события рубежа 9 и 10вв., когда Киев только рождался как город. Что, собственно, сам и признает, испытывая проблемы с обнаружением подтверждающих источников и монет и именуя РТУ «изолированным фактом». Вот к чему приводит слабая гипотеза о тождестве ругов РТУ и Руси!
    Топ-топ-топ купцы 1300 км с тюками воска и рабами по непроторенному пути, «по горам, по лесам, по проселкам». Куда проще в условиях засилья венгров на Дунае было доплыть по Припяти с притоками поближе к Бугу и далее через Вислу в Балтику с ее торговыми центрами.
     
    >>> Как это нигде? Вы мой текст внимательно читали?)) Впрочем, не только я и, но и Назаренко писал…: «в королевство ругов, которое мы правильнее называем Русью», Вы предлагаете «вычеркнуть этот источник из числа свидетельств о тождестве ругов и русов».
     
    А что же еще с ним делать, если сам автор сообщения говорит, что правильнее не ругов, а Русь. Или Вас смущает, что здесь нет титула? Действительно, между rex Rugorum (король ругов) и производным «в корол-евство ругов (ad regnum Rugorum) никакой связи!)) Вот найдете в источниках реальный этноним, когда русь назвали бы ругами или Русь землей ругов и т. д. — тогда и поговорим.
     
    >>> Похоже на истерику – видимо, за недостатком аргументов и гвоздей.
     
    Про истерику заговорили Вы — что кагбе намекает… Понимаю, с соотношением 4 источника против десятков (если не больше) вся концепция «русских ругов» держится только на характере.
    В общем, если будете дорабатывать эту идею по второму кругу с целью опубликования, то при выборе в какое издание отнести сиквел о похождениях ругов, я посоветовал бы Вам обратить внимание на «Литературную газету».
     
    >>> Я пытаюсь разобраться, почему русов называли ругами … У вас всё просто: Адальберт … Потрясающая логика! Ещё раз поздравляю!
     
    Поздравления принимаю). За внимание спасибо. Ваше право продолжать медитировать о мотивах Адальберта, пока он Вам сам не явится и не расскажет как все было на самом деле. Успехов!
     
     

  • P.S.
     
    Ну вот и «Литературке» досталось. И тут политика! Видимо мою статью в ЛГ о неизвестных страницах из жизни М.А. Булгакова (и книги о том же, изданные в Москве и на Амазоне) следует квалифицировать как прокремлёвскую пропаганду. ))
     
    Жаль, что мы так и не услышали мнения начальника транспортного цеха по поводу моих возражений против норманнской версии. Некоторые читатели и авторы «Новой газеты» горазды ловко уходить от неприятных вопросов, переводя разговор на другую тему. А всё потому что намного легче критиковать чужую версию (а также президента, правительство и т.п.), чем разработать и защищать свою версию (или программу реформирования экономики и т.п.). В этом я ещё раз убедился, участвуя в совершенно бесполезном споре со своим оппонентом.

  • Владимир, мы действительно не дошли до Ваших возражений против «норманистов». Но такова степень обоснованности предложенной Вами версии, что ее и близко нельзя ставить на одну доску с «норманской», как впрочем и «иранской» или «славянской».
    Со своей стороны, я хоть и разделяю те «норманские» тезисы, которые считаю сравнительно более доказанными и убедительными, но и прекрасно понимаю существующие пределы и неясности теории в целом. Поэтому, как я сразу предупредил, лично мне неинтересно обсуждать «норманизм» в отрыве от других версий, но серьезных.  
     
    Насколько я смог понять, Вас интересует прежде всего «объясняющая сила» и полнота теории. Поэтому и беспокоят больше неясности «норманизма», чем принципиальная необоснованность собственных реконструкций. Однако темные стороны теорий о возникновении государственности у восточных славян — это проблема не интеллектуального уровня ученых, а современного объема накопленных данных, являющих собой многоголосую и противоречивую картину. В итоге Вы хотите дать объяснения мучащим нестыковкам с отдельными свидетельствами, не обращая внимание, что при этом неизбежно придется войти в противоречие с другими, что судя по ответам почему-то Вас уже не так напрягает. На мой взгляд, явленный Вами подход субъективен — намертво прицепляясь к одним деталям, упускаете из виду другие и картину в целом. Так же как и крайне субъективны эти ассоциации, которые сквозят в последнем Вашем сообщении: «норманист» — он же критик Кремля — он же читатель Новой газеты — он же (ай-яй-яй) начальник транспортного цеха…  
     
    Хорошо, что занимаетесь литературой. Судя по обложкам на ОЗОНе, пишете об известных персонах. Про Булгакова я с удовольствием почитаю, если в книгах на переднем плане творческая сторона его жизни, а не копание в личном белье.
    С уважением.  

  • Уважаемый Виталий! Наверное Вы видели, что в  этой теме я предложил провести факторный анализ проблемы: 13.06.2018 в 00:19 и др.  Было бы интересно знать Ваше мнение — не упущено ли что-то?

    • Ув. Александр!
      Что я отметил бы по факторному анализу. Во-первых, для сравнения неплохо было бы не ограничиваться «варягами», а «прогнать сквозь строй» факторов всех кандидатов на роль создателей Древней Руси и ее возможных региональных предтеч — норманнов, славян, хазаров (степняков каганата). По региональному делению тоже одно соображение: у Вас есть такое понятие Прибалтийская зона — думаю, его стоит расширить до условного понятия Север — включая Гнездово и земель племени меря — т.е. зоны, где норманны были представлены в наибольшей степени.
       
      Во-вторых, интересно произвести анализ в динамике — например, по 4м периодам «гос. строительства», с поэтапной переоценкой факторов. Допустим, 850-880 / 880-930 / 930-980 / и далее. Более раннее время я не беру — слишком туманно.
       
      В-третьих, на мой взгляд, не стоит в один ряд ставить факторы вклада в создание гос-ти и факторы их проверки. Первый вопрос — «кто?» — о субъектах, создающих государство — 4 социальных слоя (см.ниже 1-4) по степени влияния на политические процессы. Первым делом производится их этническая идентификация, определяется удельный вес в составе соц.группы. Для этого анализируются проверочные факторы: антропология и генетика, имена, язык, погребальный обряд, религиозная атрибутика, оружие, одежда, прочие вещи и обычаи, вклад в генофонд аборигенов, сообщения письменных источников. С учетом рассчитанного удельного веса корректируется и значимость конкретного фактора вклада.
      Всего получилось 12 факторов:
      1. Правящая династия
      2. Гос.элита (маркер — богатые захоронения)
      3. Дружина (маркер — воинские захоронения кроме п.2)
      4. Свободное население (остальные захоронения)
      5. Происхождение названия государства/политонима (русь)
      6. Объединяющее влияние (внутренняя организация и политика) — местные структуры администрации и самоуправления, полюдье, суд
      7. Влияние на военное дело (структуры, вооружение, военное искусство, оборонная инфраструктура)
      8. Влияние на развитие торговли и ремесленничества (градостроительство, торговля: купцы, торжки, пути, волоки)
      9. Влияние на бытовую культуру
      10. Влияние на язык аборигенов
      11. Влияние на религию
      12. Влияние на внешнюю политику (дипломатия, завоевания, грабительские походы)  

      • Уважаемый Виталий! Спасибо за вдумчивый ответ. Есть над чем подумать. Но я хотел бы еще раз обратить внимание и на индоиранский след,  который как правило игнорируется, или зачастую приписывается хазарам. Например, непонятное название Самбатас. В частности, индолог и санскритолог Степан Наливайко (Киев) рассматривает связь перевозчика и князя: «… именно из-за своего княжеский статус Кий не только мог, но и должен иметь дело с лодкой, потому что лодка играл важную роль в представлениях, верованиях и обрядах древних славян. »  Константин Багрянородный (Х в.) Названием Самбатас называет Киев, или крепость в нем. А имя Самбатас, как известно, имел отец антского князя Хильбудия, о котором в VI в. пишет Прокопий Кесарийский. «В санскрите слово samba означает «кий, жезл, скипетр», одновременно это и название громовой стрелы, ваджры — оружия Индры. От samba в санскрите образовано и sambin — «гребец, лодочник». [Наливайко C.I. Українська індоаріка. – К, 2007. – 640 с.]. То есть «Самбатас» можно рассматривать как семантический двойник «Киева» (т. е. города Кия (кий-жезл, палица)) в древнеиндийском. А в сочетании с индоиранской частью пантеона киевских князей, армянской легендой про детей князей индов, основавших Куар, родовыми знаками Рюриковичей, восходящих в Боспорскому царству (с)индов (см.  Александр Букалов 01.08.2018 в 22:13 О родовых знаках Рюриковичей), и возможным индоиранским происхождением названия «Русь» (О. Н. Трубачев и др.), в общем-то вся историческая картина образования Древней Руси с ее столицей в Киеве (изначальная Русь, которую считали для себя внешней новгородцы, и др.), приобретает облик явного союза славянского и индоиранского населения Поднепровья, особенно в лице элит (Рюриковичи, ославяненые почти сразу (т. к. уже Олег клялся Перуном и Волосом, а молоточки Тора и др. религиозные даже домашние скандинавские атрибуты в Киеве отсутствуют: с высокой вероятностью можно предполагать воспитание Олега в славянской среде — независимо от его происхождения), их окружение и местные князья, с последующей постепенной мирной ассимиляцией индоиранцев. Об этом говорит многочисленная топонимическая преемственность от (индо)иранских названий рек и др., не изменявшаяся славянами на территории Украины и смежных регионов. Индоиранцев видимо было меньше (вероятно ввиду преимущественно кочевого образа жизни). 

        • С. Наливайченко: «У списках імен, викарбуваних на двох окремих біломармурових плитах (знайдені в 1869–1870 рр. у Недвиговці на Таманському півострові), засвідчене ім’я Ґосак (Gosak). Воно фонетично напрочуд близьке до винятково важливого для української історії терміну козак, над походженням і значенням якого не одне століття ламають голови дослідники. Обидва списки з іменем Ґосак уміщені в «Корпусі боспорських написів» (далі — КБН) під №№ 1278 і 1279. Перший список датується 517, а другий — 522 роком боспорської ери, що відповідає 220 і 225 рокові нової ери. Оскільки обидві плити з написами (зараз — в Ермітажі) знайдені майже одночасно і в одному місці, а часова різниця між обома списками складає лише п’ять років, то можна припустити, що Ґосак обох написів — одна й та сама особа (КБН, 765–769). Зараз про ім’я Ґосак можна сказати тільки те, що воно двокомпонентне, тобто складається з двох значимих основ — ґо+сак. Бо саме в списках з іменем Ґосак є імена Далосак і Рахойсак із тим самим елементом сак. Сак у цих іменах — другий компонент. Але в боспорських іменах він може бути й першим компонентом, наприклад, в імені Сакдей. Це ім’я фіксується в написі № 1282 на плиті з білого мармуру, відновленій із 83 уламків і, як і дві попередні, знайденій у ті ж роки в Недвиговці. Ця плита зі списком імен (зараз також в Ермітажі) датується 525 роком боспорської ери, тобто 228 роком нової ери. Тут ім’я Сакдей виступає в ім’ясполученні Самбатіон, син Сакдея (КБН, 772–773). Ім’я Сакдей цікаве й важливе з кількох точок зору. По-перше, компонент дей у ньому відомий: він означає «бог» і споріднений із санскритським дева та хінді дев — «бог» (СРС, 284). По-друге, воно пов’язане з іменем Самбатіон, досить частим у боспорських написах, і утворене від імені Самбат, означаючи Самбатовий, Самбатів. Ім’я Смбат, Самбат, Сумбат сьогодні побутує в азербайджанців, вірменів, грузинів. Самбатом називає Київ візантійський імператор та історик Костянтин Багрянородний (Х ст.). Самбатом звали батька антського князя Хільбудія, про якого пише у VI столітті Прокопій Кесарійський (ТРС, 187–191). <83> У боспорських написах чимало й імен Самбіон, утворених від первісного Самба — воно означає Самбин, Самбів. На індійському грунті ім’я Самба має син Крішни, а поклоніння Крішні відбито в Україні на різних рівнях, в тому числі й на іменному…, прізвища Кришненко у запорозьких козаків, сучасне українське прізвище Кришень тощо). Українська історія знає країну Самбію і балтійське плем’я самбів, родичів ятвягів. Літописні ж ятвяги, в свою чергу, споріднені з індійськими ядавами, племенем, що з нього походили Крішна та його старший брат Баладева (хінді — Бальдев); ім’я його теж відбите в боспорських написах ІІІ ст. Та найцікавіше у цьому те, що слово самба/шамба у санскриті означає атрибут і символ царської влади — «жезл», «скипетр», «кий» (згадаймо відомі слова В.К.Тредіаковського ще у ХVIII ст.: «Кий есть жезл по-славянски: а слово сие и доныне в употреблении у малороссиян сим знамением»). Самба також — зброя царя богів і ватажка небесного воїнства Індри, його громова стріла, перун-ваджра. Слово самбін у санскриті означає «веслувальник», «човняр» (СРС, 636), а це спонукає пригадати слова літописця Нестора в «Повісті врем’яних літ» про те, що полянський князь Кий не міг бути перевізником. Проте саме через свій князівський статус Кий не тільки міг, а й мусив мати справу з човном, бо він відігравав важливу роль в уявленнях та обрядах слов’ян. Імена Самбіон (Саббіон) і Самбатіон фіксуються в боспорських написах ІІ — ІV ст. Ім’ясполучення Сакдей, син Самбатіона відноситься до початку ІІІ ст. Саме в цей час у Вірменії шириться християнство, проти навернення до якого рішуче виступили індійські громади в Тароні (історична область Вірменії, зараз у Туреччині), звідки й походить легенда про трьох братів, співвідносна з літописною легендою про Кия, Щека й Хорива. Батьками цих трьох братів вірменська легенда називає двох індійських князів — Деметра і Гісане (насправді, як виявилося, двоє індійських божеств). І цей опір язичників-індійців очолив верховний жрець Ардзан, ім’я якого тотожне індійському імені Арджун. Саме таке ім’я має в «Махабгараті» могутній воїн, найближчий соратник і родич Крішни, одружений із його сестрою Субгадрою. Під час 18-денної битви, описаної в «Махабгараті», Крішна був колісничим в Арджуна і саме йому виклав своє філософське вчення, яке склало знамениту «Бгаґавадґіту» — «Божественну пісню». Давньовірменська <84> пам’ятка «Історія Тарона» Зеноба Глака і розповідає про події ІІІ століття, у яких активну участь брали індійські громади на території історичної Вірменії. Частина їх прийняла християнство, а інша частина — під проводом своїх князів і жерців — мусила полишити рідні краї і вирушити на чужину, назустріч небезпекам і злигодням, аби зберегти предківську віру (ТРС, 222–236)» http://www.rulit.me/books/indoarijski-taemnici-ukraini-read-178747-27.html&nbsp; P. S. Фамилия Гозак — типично украинская. Я лично знаю человека с такой фамилией. 

        • Ув.Александр!
          Прежде всего в чем я с Вами соглашусь — что «восточноиранское» влияние на славян имело место, как и  славянская ассимиляция  некоторого «иранского» элемента. Не исключается скифский след (напрямую или через скифоидные культуры). Более вероятны сарматский, аланский.
          Говорить же об индоарийском влиянии на славян пока нет сколь-нибудь серьезных оснований. Изыскания Трубачева о синдах в лучшем случае поддерживаются как перспективные, как первооснова для более серьезных исследований. Так или иначе речь идет о неопределенных событиях, к тому же отдаленных от Нестора во времени и пространстве.
          Сочинения Наливайко не хочется комментировать. Эта литература не является научной ни по стилю, ни по уровню, ни по рецензируемости. Я несколько лет назад заглянул в одну из его книжек — с ходу увидел несколько ошибок, отсутствие лингвистических увязок между условно созвучной лексикой и авторскую тенденцию этимологизировать с помощью санскрита все что только можно на территории Украины, включая фамилии (!), известные по второй половине прошедшего тысячелетия. А когда обнаружил еще и цитирование Велесовой книги на полном серьезе — краткое ознакомление прекратил без желания обращаться к его сочинениям в другой раз.
          Шамба (не самбат-ас) и Кий «жезл» — «семантическое совпадение», по Наливайко. А вот по-грузински самеба — троица: при желании тоже можно увидеть отсылку к легенде о трех братьях и градах… Сплошные ассоциативные связи и созвучия. Разбирать весь информационный мусор, набросанный автором — только терять время, даже если и есть где-то крупица толкового.
          С чем я полностью согласен — так это с Вашей оценкой названия Самбатас как непонятного. Нет достаточно убедительной версии происхождения имени, хотя их и много.
          Связи армянской легенды со славянским сказанием о Кие туманны, еще более призрачна — ассоциация с синдами. О местных (армянских, ближневосточных) корнях Куара, Мелтея, Хореана, Палуни уже писали (см. Арутюнова-Федонян В.А. Божество грома в Тароне. — Вестник ПСТГУ III: Филология 2008. Вып. 4 и Еремян С.Т. О некоторых историко-географических параллелях в «Повести временных лет» и «Истории Тарона» Иоанна Мамиконяна. — В сб. Исторические связи и дружба украинского и армянского народов. — Киев, 1965).
           
          Что же касается других точек сближения с Вашей позицией — я согласен с тем, что ославянивание русской элиты произошло относительно быстро. Однако под русью и варягами понимаю носителей древнескандинавского языка, первоначально концентрировавшихся на севере (земли словен, чуди, мери, кривичей — вплоть до Гнездово-Смоленска). Историографию Нестора о раннем закреплении Киева в качестве столицы считаю поздней — политизированной, искусственной. Думаю, что полное объединение северных и южных земель под единой русской династией (т.н.«Рюриковичей») произошло уже в 10 веке (после Олега — 920-ые или 930-ые годы). Тогда же Киев и стал летней резиденцией русского великого князя (по КБ), а до того времени играл прежде всего роль торгового (вика) и транзитно-мобилизационного (Sambåd? — при походах в/на Константинополь) города с условным присутствием русской администрации. (Кстати, даже Святослав все еще продолжал размышлять о своей столице.)
          К тому моменту осевшая часть норманнов (русь) отчасти ославянилась (на бытовом, религиозном уровнях), отчасти христианизировалась, отчасти была разбавлена славянами и «финнами», и потому их прибытие и присутствие в Киеве не оставило ярко выраженный скандинавский след. Варяги как наемники утрачивали свое значение для русских князей, более заинтересованных в постоянной службе и преданности, и постепенно вымывались из княжеской дружины.
          Какого-то наличия ираноязычной элиты в постхазарский период я не усматриваю.

          • «К тому моменту осевшая часть норманнов (русь) отчасти ославянилась … отчасти была разбавлена славянами и «финнами», и потому их прибытие и присутствие в Киеве не оставило ярко выраженный скандинавский след«.
            Помнится, одним из поводов для критики моей версии было то, что в Киеве не найдено следов присутствия ругов. А я вам отвечал, что к IX веку руги смешались со славянами и потому непонятно, что следует искать. Проводите «Политику двойных стандартов»? :(
            Что касается Гнездово, то наиболее ранние скандинавские находки относятся не к IX, а к первой половине X века. Поэтому носители древнескандинавского языка не могли «первоначально концентрироваться … вплоть до Гнездово-Смоленска». Судя по археологическим находкам, скандинавы (скорее всего, наёмники на службе кагана русов) появились в Гнездово не намного раньше, чем в Киеве. А первоначально (!) скандинавы концентрировались в Ладоге и близлежащих районах. Так что не надо вводить граждан в заблуждение.

            • >>> Помнится, одним из поводов для критики моей версии было то, что в Киеве не найдено следов присутствия ругов. А я вам отвечал, что к IX веку руги смешались со славянами и потому непонятно, что следует искать. Проводите «Политику двойных стандартов»?
              Ув.Владимир, я буду очень признателен Вам, если продолжите начатый поиск противоречий в разных диалогах с моим участием. Это поможет формированию у меня, как говорится, непротиворечивой картины мира. Однако не в данном случае.
              Позволю себе предложить Вам немного сместить акценты в восприятии той фразы, дабы охватить ее в целом: «их прибытие и присутствие в Киеве не оставило ярко выраженный скандинавский след» и «норманны (русь) отчасти ославянились (на бытовом, религиозном уровнях)…». Иными словами, речь у меня идет о возможной утрате отдельных скандинавских атрибутов, а не об отсутствии следов и не об археологической неотличимости норманнов в Киеве. Скандинавские древности в Киеве хорошо известны и я их, разумеется, не отрицаю.
               
              Касательно разбора Вашей версии — напомню, что мы ограничились двумя вопросами, а критиковать то, чего у Вас нет (в частности, археологическую составляющую), я как раз отказался. Наоборот, посоветовал заняться «поиском артефактов западного (дунайского) происхождения на Киевщине», поскольку Вы намеревались опубликовать свою версию в некоем историческом журнале. Тем более, ведь реально можно что-то найти — было бы только желание.
              Однако Вы заявили, что принципиально не согласны с моим подходом к решению исторических загадок «вынь да положь артефакты». Конечно, это личное дело — для решения загадок, ребусов, сканвордов артефакты действительно необязательны, но опять-таки — это Ваша идея продвинуть свою версию не куда-нибудь, а именно в научный оборот.
              Вы пытаетесь приравнять доказательный багаж норманнской теории к пустой археологической авоське с ругами — и все потому что на одну доску ставите разные вещи.
              Во-первых, факты и интерпретации. У норманистов собраны археологически доказанные факты далеко не единичного присутствия норманнов в ВЕ. Интерпретация норманнской роли — это уже второй шаг, но предмет для обсуждения хотя бы сформирован. Вы же для своей версии о ругах не сделали и первого шага. 1:0 в пользу Миллера.
              Во-вторых, процессы и результаты. Если мы говорим об ославянивании руси, то демонстрируя исходные события — появление неместных (скандинавских) артефактов, останков, именослова, и процесс дальнейших изменений — смешивание артефактов, постепенное уменьшение списка скандинавских имен элиты вплоть до их полного исчезновения. Вы же хотите прикрыться отговоркой «руги смешались со славянами и потому непонятно, что следует искать». Но даже если целое германское племя растворилось среди славян, никак не отразившись на их АК, то такому итогу должен был предшествовать процесс появления иноземного элемента в культурном слое и т.д. по цепочке (см. чуть выше). 2:0 в пользу Шлецера.
              В-третьих, археологическую доступность данных о мобильных торгово-военных группах норманнов и данных о гипотетических миграциях и оседании целого народа ругов-русов. Она априори должна быть не в пользу скандинавов. Норманисты ведь говорят не о переселении норманнского племени в ВЕ, а о функционировании ограниченных социальных групп, преимущественно мужских, не засиживавшихся подолгу на одном месте, особенно в первое время — набеги, походы, полюдье и т.д. Понятно, что при таких обстоятельствах под вопросом представленность, предсказуемость, локализация их ранних памятников. Однако по факту они есть и продолжают появляться на свет по мере археологических раскопов. А вот для целого племени ругов Вы почему-то допускаете возможность затеряться — сперва на Житном острове (на 200-300 лет), а затем и в Приднепровье. Извините, но побеждает все-таки Байер, а не Ваша методология.
               
              >>> Что касается Гнездово, то наиболее ранние скандинавские находки относятся не к IX, а к первой половине X века…
              По раннему периоду Гнездовского комплекса отсутствовали естественнонаучные датирования. Имелась только верхняя граница — примерно середина 10 века. По отдельным находкам (монеты, мечи и др.) теоретически нижнюю границу Гнездово можно назначать хоть концом 8 века. И.И.Ляпушкин, например, давал датировку с начала 9 века. Однако сопоставляя находки и соответствующие слои основная масса археологов и историков определяла и определяет нижнюю границу гнездовских памятников концом 9 века (В.А.Булкин, В.А.Назаренко, Е.А.Шмидт, И.В.Дубов, Л.В.Алексеев, Ю.Э.Жарнов, С.Ю.Каинов и др.). Конечно, у них имеются оппоненты, несколько «омолаживающие» Гнездово — о чем и так знаете, судя по Вашему утверждению.
              Однако в последнее время поступают новые данные, подтверждающих существование Гнездовского поселения с скандинавским присутствием все-таки в 9 веке. Так, недавний изотопный анализ материала из костной ткани черепа, найденного в районе комплекса, выдал с высокой вероятностью результат — принадлежит женщине родом из Средней Швеции, которая умерла в 9 веке (между 807 и 894гг) https://www.bbc.com/russian/features-43827106 .
               
              >>> А первоначально (!) скандинавы концентрировались в Ладоге и близлежащих районах. Так что не надо вводить граждан в заблуждение.
              Мы с Александром обсуждаем не скандинавских пионеров 8 века, а более поздние времена. Тот же самый конец 9 века. Помимо Старой Ладоги функционирует Рюриково городище, скандинавское присутствие обнаруживается в Тимерево, Сарском городище (меря), междуречье верховьев Днепра и Западной Двины, Гнездово (кривичи) и др. Археологическая картина неплохо коррелирует со сказанием о призвании варягов, из которого следует взятие ими под контроль волховского плацдарма с выходом к верховьям крупнейших рек региона. В общем, северные земли будущей Руси.

              • Ув. Виталий, я высказал краткое замечание, но вовсе не имел намерения продолжить с Вами спор. Тем не менее, рискну заметить, что слова «не оставило ярко выраженный скандинавский след» можно трактовать и так – то ли это были скандинавы, то ли люди, которые по каким-то причинам использовали скандинавскую одежду и т.п. К примеру, поляне побывали в Ладоге, ну и позаимствовали кое-что. ))
                Что касается желания опубликовать статью в научном журнале, я ранее уже писал: это дело прошлое и предпринимать ещё одну попытку я не собираюсь. Не доставлю такого удовольствия – ведь кое-кому конфетку в рот не клади, а дай возможность ткнуть пальцем в оппонента: «Гляньте, граждане! С таким-то рылом и в калашный ряд».
                Должен Вас ещё самую малость огорчить: к ближайшему празднику археологическую авоську с ругами не пришлю, и не надейтесь. Взамен рекомендую перечитать РТУ, Ансгария и т.д. Возможно, найдёте более внятное объяснение, нежели то, что подсунули мне ранее.
                1. О фактах и интерпретации. Кто-то откопал скандинавские подвязки в Гнездово. Следует ли из этого, что скандинавы правили на Руси?! А вот Ольга названа королевой ругов. 1:0 в мою пользу.
                2. О процессах и результатах. Я готов описать «процесс появления иноземного элемента в культурном слое и т.д. по цепочке», но вот беда: предположим, у меня есть отпечатки пальцев с места преступления, но нет отпечатков Ваших пальцев. Могу ли я обвинить Вас? Возможно, но только после того, как получу от вас посылочку с бутылкой коньяка, на которой… Ну вы и сами понимаете. Вот так и с ругами – «отпечатков их пальцев» пока нет. 1,5:0,5.
                3. О набегах, походах, полюдье. Всё эти события связаны с русами. Фотий и КБ не упоминали скандинавов. То ли скандинавы, то ли руги, то ли кто ещё… 2:0 в мою пользу.
                P.S. Ссылка на Би-Би-Си меня крайне удивила – неужели нельзя было сослаться на Янина или на Петрухина?

                • Ув. Владимир!
                  >>> (ваши) слова … можно трактовать и так – то ли это были скандинавы, то ли люди, которые по каким-то причинам использовали скандинавскую одежду и т.п. К примеру, поляне ...
                  Ну что Вы! Как Вы могли подумать, что я мог так подумать!)) Я-то знаю, что обернуться медведем, волком или антинорманистом славяне еще могли, но вот чтобы скандинавом… Ну, разве что в составе варяжской дружины…
                  >>> Взамен рекомендую перечитать РТУ, Ансгария и т.д.
                  Перечитал, но карт в приложении к ним не нашел
                  >>> Возможно, найдёте более внятное объяснение, нежели то, что подсунули мне ранее.
                  Я и не сомневался ни на минуту, что этот вопрос «почему называли ругами» — сродни вопросу крокодила из известного древнегреческого софизма и его цель, как и других «вопросов» к норманистам, свести всё к плодотворному обсуждению Вашей версии — независимо от вариантов ответа))
                  >>> Ссылка на Би-Би-Си меня крайне удивила – неужели нельзя было сослаться на Янина или на Петрухина?
                  Увы, но они не там копают).Приходится обходиться пока устными сообщениями и докладами «гнездовских» археологов, переданными в том числе через СМИ, о свежих датировках комплекса 8-9 веками. К сожалению, до научной публикации данных обычно проходит минимум 1,5-2 года. Есть время кому-то надышаться.
                  >>> Кто-то откопал скандинавские подвязки в Гнездово. Следует ли из этого, что скандинавы правили на Руси?!
                  По крайней мере тогда ясно, что скандинавы с подвязками присутствовали на Руси, а были ли здесь житноостровцы — вот это вопрос.
                  >>> А вот Ольга названа королевой ругов.
                  Задунайских? Нету привязки к Острову ржи. Да и не понять по всей совокупности источников— то ли королевой ругов она названа, то ли русов. Остаются интерпретации — а фактов как не было, так и нет.
                  >>> предположим, у меня есть отпечатки пальцев с места преступления, но нет отпечатков Ваших пальцев. Могу ли я обвинить Вас?
                  О нет! Первый вопрос дознавателя — не кого обвинить, а имел ли место вообще факт преступления. Если на створке найдены только отпечатки, принадлежащие хозяевам дома (славянам), то не инсценировано ли вторжение. А вот если обнаружены и чужие отпечатки — значит в доме побывал посторонний, пока неважно кто. Что и требуется установить первым делом. А потом только задержать подозреваемого в Киеве (туда же он сбежал от моравского меча?) и сверить отпечатки.
                  >>> О набегах, походах, полюдье. Всё эти события связаны с русами. Фотий и КБ не упоминали скандинавов. То ли скандинавы, то ли руги, то ли кто ещё…
                  Кто — не осетины же)) Да вот привычка дурная была у русов — много болтать: то у Людовика засыпались, то КБ наговорили ненужные подробности про днепровские пороги, то в договорах с Византией засветились. То ли дело — руги, с ними хоть в разведку: ни следов не оставят, ни слова на допросе не скажут…
                   
                  Спасибо, конечно, за полбалла. Но то, что Вы себе накрутили, придется опять обнулить. Вот как наполните авоську — так счет по методологии сравняется.

                  • Ув. Виталий!
                    1. О Ваших поисках карт в приложении к РТУ и запискам Ансгария. Сочувствую и восхищаюсь Вашим подвижничеством. Я тоже ничего не нашёл – ни одного документа 9-10 вв. в подтверждение господства скандинавов на Руси, а уж о карте того же времени с маршрутом передвижения в 860 г. скандинавов из Ладоги в К-ль даже не мечтаю.
                    2. О крокодиле из известного древнегреческого софизма. Не надо заниматься подражательством – это Вас не красит. Я высказал замечания к норманнской версии, а Вы вместо того, чтобы ответить по существу, сводите всё к плодотворному обсуждению моей версии. По принципу: сам такой!
                    3. О привязке королевы ругов к Острову ржи? Да что вы! И в мыслях не было так непочтительно поступить по отношению к Ея Величеству!
                    4. Рад, что мы хоть в чём-то пришли к согласию: «скандинавы с подвязками присутствовали на Руси!»

                    • Ув.Владимир!
                      >>> О Ваших поисках карт в приложении к РТУ и запискам Ансгария. Сочувствую и восхищаюсь Вашим подвижничеством.
                      Старался. Чего только не сделаешь ради хоть какого-то подкрепления Вашей версии. Но увы… Пока придется считать ругов блуждающими ц. и ю.-евр. цыганами эпохи Раннего Средневековья.
                      Кстати, коли Вы уж вспомнили Ансгария. Он же ведь окормлял свеонов, а не ругов. Значит, духовным соучредителям Магдебургского архиепископства тем и интересно было закрепление в ученой и официальной традиции концепции ругов-русов, чтобы не только К-ль не путался у них под ногами, но и никто из Гамбург-Бременского архиепископства, не дай Бог, не воспомянул и не заикнулся, что русы это кто-то из свеонов — со всеми вытекающими последствиями…
                      А уж как умели темнить пастыри ради сфер влияния… Кому Вы поверили на слово, ув.Владимир?!))
                       
                      >>> Я тоже ничего не нашёл – ни одного документа 9-10 вв. в подтверждение господства скандинавов на Руси
                      Бесспорно норманнская цепочка имен первых правителей Руси, масса норманнских имен в их окружении — это, конечно, всё баловство.
                       
                      >>> а Вы вместо того, чтобы ответить по существу, сводите всё к плодотворному обсуждению моей версии.
                      Давно уже не касаюсь Вашей версии, ее и не за что пока трогать — это я только высказал свои соображения по методологии ее доказывания. Я ж говорил — мне интереснее сравнительный анализ. Так что если желаете, присоединяйтесь к стороне ув.Александра Букалова в сравнении норманнской и индоарийской гипотез

          • Уважаемый Виталий!
            1)      По поводу загадочного Самбатоса. Как известно, еще есть река Самбатовка, приток Лопати – в Новгородской обл. , -прямо на пути к Днепру, рядом – река Порусья, известна также прусская Самбия. Но в Карелии существует и река Самбатукса, название которой неубедительно выводят из карельского, игнорируя существующее отдельное наименование «Тукса». И остров Самба-Луда на севере Карелии, на 65 град. с. ш. А на всей территории Евразии и др.  мы обнаруживаем топонимы Sambat  и Samba также в Пакистане, Иране, Индии, ЮВА (индийский вклад), ЮжномСудане (опять!), и Корейском полуострове
            Исходя из этого, и надписей в Тамани, мы можем выбирать по вкусу – балтийский или индоиранский варианты – вероятно родственные из и. е.- КШК. Но скандинавское Sambåd нигде не просматривается… И бритва Оккама говорит, что на фоне приведенного ряда это наиболее маловероятно.
            2)      Поэтому, конечно,  работы С. Наливайченко есть за что критиковать, и по делу, но некоторые факты и соображения заслуживают внимания. Например,сходство ряда украинских фамилий с индийскими именами просто бросается в глаза – например Гозак, Шандра, Балвір Андрушко, Балвір Васько, и др. (ср. санскр. Балавіра, (хинди — Балвір, Бальвір  — имя земледельч. божества, старшего брата Кришны),  Гопя, Гупало, и др. (ср. санскр. gopa — пастух), укр. танецгопакКришненко Іван и др. (ср. санскр. krishna — черный, бог Кришна)Манзуленко, Манжула, Манджула (ср. санскр. manjula — «прекрасный, красивый»), Путренко, Путра и др. (санскр. putra — сын), Семен Ранжида (ср. инд. Ранжит , с санскр. rana-jita, букв.  «битво-победоносный»), Рохманенко Харко (ср. санскр. brahmana — жрец, и также«Рахманський великдень» — в Украине, в том числе у гуцулов в Карпатах, Румынии, и др. ), Талапінда Іван, Тала Пінда Юхим, и др. (инд. пінда — ритуальная жертва предкам — шарики из муки и риса), Чамаренко Дахно (ср. санскр. chamara — бунчук — атрибут власти, чамары — большая это-кастовая группа в Индии), Шудренко Василь,Шудриченко Децько, а также Шудря, Шудра, Шудрик (ср. санскр. shudra — 4-я варна индийского общества). См. Александр Букалов: 2018-09-02 в 17:00:34 Собственно, украинские историки и не отрицают эти связи. Просто мало кто этим занимается.
            3)      Учитывая широкое распространение топонимов с корнем «Рус»,как в Восточной Европе, так и в индоиранском мире, выводить название русов из скандинавского – тоже проблематично, как и в п. 1. Чтобы не быть голословным, приведу ряд топонимов Пакистана, Индии, Бангладеш, Ирана, коих даже не единицы, а десятки: Rusi, Rasiya, Rosia, Rūs, Rūsia, Rūsiya
            4)      Это гораздо более древние названия и производные от них,существовавшие и у скифов, и у сарматов, и у синдов. Поэтому  вообще методологически было бы правильнее разделить вопросы о скандинавах/варягах и названии «Русь», «русы» как различные.
            5)      Со скандинавским происхождением  названия русов/росов есть принципиальные сложности. Византийцы знают народ «рос» под славянским названием в финской передаче? А арабы – народ «рус» в той же передаче? И никто в Северной и Западной Европе не знает такой народ – своих соседей? И сами «скандинавы» представляются так византийцам и арабам? Если это так, то возможны два варианта: а)они либо приняли для самоназвания славянскую версию этнонима – то есть они уже славянизировались – в первой трети  9-го века, б) это название не связано со скандинавами,а с другим народом.
            6)      Еще раз напомню, что новгородцы никакой «руси» кроме Киевской не знали в принципе: «Поехать в Русь». Поэтому выводить «русь» из Новгорода , откуда, согласно ПВЛ пришли Рюриковичи – просто невозможно.
            7)      Для нападений на Византию в середине 9-го века из Киева через Днепр нужна серьезная промышленно-корабельно-лодочная база. И серьезный воинский ресурс – несколько тысяч человек. Но нет никаких таких археологических доказательств/следов по Киеву и др. существования такой базы. И никаких героических саг о таких удачных походах.
            8)      В то же время трудно отрицать скандинавское присутствие в Восточной Европе. Другое дело – каков был их вклад в создание собственно Древнерусского государства. Здесь есть тонкость. Давайте на время забудем про ПВЛ и др. источники, их интерпретации, и посмотрим только с точки зрения археологии.
            Киев: скандинавских захоронений нет, религиозных атрибутов (молоточки Тора)– нет, вообще моравских и угорских артефактов намного больше разрозненных скандинавских. Гнездово: скандинавские захоронения есть – несколько процентов, а в женских – по одной фибуле. А для скандинавского костюма нужны две. Вывод:  это было модное подражание местных женщин скандинавскому костюму. А что говорит генетика? Ни там, ни там нет скандинавских гаплотипов. –Уж казалось бы в районе Гнездова-Смоленска должны были быть. Но их нет. Объективно – ни археологи, ни генетики без письменных источников в определенной интерпретации даже не догадались бы, что в Киеве могла быть столица скандинавской династии. Это город  с преимущественно славянским населением и обычаями,с  заимствованиями из всей Европы. И что очень важно – то, что обычно игнорируют – именно Киевская власть, не представленная скандинавскими атрибутами, разгромила «более скандинавское» Гнездово, а не наоборот. Поэтому аппеляция к Гнездово вместо Киева как доказательство государственного строительства скандинавами (к чему довольно часто прибегают в дискуссиях) есть подмена понятий и просто некорректна. Но это явным образом указывает на ославяненность Рюриковичей, которые скорее уживались или использовали собственно скандинавов – обычно как наемников.
            9)      При этом данные А. Комара и др. указывают на хорошее соответствие аспектов градостроительства при Олеге в конце 9-го и начале 10-го веков в Киеве, Вышгороде, и др., сведениям из ПВЛ.То есть это действительно археологически подтвержденное строительство именно столицы Древнерусского государства. Поэтому и ранее, и в других местах – о русской государственности говорить невозможно.
            10)   Так кем же были Рюриковичи?
            а) У настоящих скандинавов могли быть только две жены, а у них могло быть множество.  б) Индоиранские родовые знаки родом из Боспорского царства плюс славяно-индоиранский пантеон. в) Отсутствие даже личных молоточков Тора. г) Клятвы славянскими богами перед византийцами. д)Отсутствие скандинавских погребальных комплексов. е) Использование скандинавов как наемников, возможно и в качестве дипломатов. ж) При этом Рюриковичи не признавали скандинавских наемников ни своими земляками, ни родственниками.
            11)   И интересная деталь, кажется никем не замечавшаяся: В трактате «Об управлении империей», написанном около 950 года, византийский император Константин Багрянородный, который указывает и славянские, и росские названия порогов, .
            «…Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь, их князья выходят со всеми россами из Киева и отправляются в полюдье, то есть круговой обход, а именно — в славянские земли древлян, дреговичей, кривичей, северян и остальных славян, платящих дань росам. Кормясь там в течение зимы, они в апреле, когда растает лёд на Днепре, возвращаются в Киев, собирают и оснащают свои корабли и отправляются в Византию».
            При этом не только Константин Багрянородный, но и скандинавские источники (сага о Гаральде) используют для обозначения подобного полюдью механизма сбора дани славянское слово (poluta, polutaswarf), а не аналог русского полюдья, — а это древненорвежская вейцла (veizla), буквально — «пир», «угощение». Почему даже скандинавы заимствовали славянское слово, а не наоборот – если исходить из логики правления именно скандинавской династии и властителей? И использовали его, а не свое родное, даже для византийцев и оно передано в сагах? Если забыли,то что это значит? См.п. 5: Почти полная ассимиляция уже начиная с Олега. В том числе, по-видимому,  и генетическая. Или южнобалтийский вариант, – но он пока представляется менее вероятным. Еще представляется, что слабо исследованы связи с Великой Моравией.
             
             

            • Ув. Александр!
              1) >>> По поводу загадочного Самбатоса
              Согласен, Самбатовка в Новгородской, Самбатукса — в Карелии — все это зоны «шведского» влияния, так что очень даже может быть и Sambåd…))
              А если серьезно, то «шведская» версия действительно изящно и экономно решила бы те проблемы, что создает прочтение текста КБ:«Итак, все они (моноксилы) спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самбатас». Но о том, что Киев еще как-то звался, никакие иные источники нам не сообщают. Считать, что Самбатасом именовалось соседнее поселение, — все-таки отступление от слов КБ. Однако если предположить, что здесь также, как и далее по тексту, КБ приводит двуязычное (славяно-русское) наименование географического объекта, то все встает на свои места. Перечитываем: моноксилы … сходятся в крепости Киев (слав.), называемой «Дом/крепость, (в котором) лодки (собраны) вместе» (швед. Сам-бот-hюс — в современной озвучке). И уже не надо изобретать лишние сущности с городами, степняками и т.п. — вся разгадка в самом повествовании.
               
               
              2) Наливайко >>> Например,сходство ряда украинских фамилий с индийскими именами просто бросается в глаза
              Во-первых, у славян не было никаких родовых имен и прозвищ, передаваемых по наследству. Образование первых фамилий на Руси — это 15-16 века, пусть даже, допускаю, и чуть ранее. Каким образом в Южной Руси до 15 века могли дожить неизвестные индийские слова, хотя бы они вдруг и попали когда-то в славянскую среду от индоариев? Или в казаки подавались не только беглые славяне, тюрки, «финны», кавказцы и т.д., но и цыгане, факиры и прочие индийцы…?))
              Во-вторых, казацкие/украинские прозвища, преобразованные позже в фамилии, разноязыки: Карабаш, Кардаш из тюрк., Шевченко из адыг. и т.д. Их озвучивание на украинской земле происходило и с искажениями, и в разных вариантах. Из-за чего многие фамилии теперь невозможно расшифровать в принципе.
              В-третьих, для примера — несколько естественных альтернатив индийским трактовкам Наливайко:
              Гупало — от укр.гупати — топать, хлопать, ударять — т.е. прозвище шумного и невоздержанного человека;
              Путренко — от путря — разновидность каши (казацкое, в.-укр. блюдо);
              Кришненко — от укр.кришити — крошить, в т.ч. в переносном смысле (нещадно бить, рубить);
              Тала Пінда — что такое «тала» Наливайко и сам не знает, а вот пінда у него инд.ритуальная жертва предкам. Индийская версия, конечно, ярче и экзотичнее, чем местная: пінда — девочка-подросток (в галицких говорах);
              Чамаренко — от чамара — разновидность кафтана (Словакия, Украина).
              Короче, работы Наливайко — это в лучшем случае черновой материал для ученого, который когда-нибудь возьмется проверять или развивать идеи Трубачева. Другим опираться на них смысла нет.  
               
               
              4) >>> Вообще методологически было бы правильнее разделить вопросы о скандинавах/варягах и названии «Русь», «русы» как различные.
              Согласен. Многие этнонимы не имеют ясной этимологии или происхождения в рамках родного языка (как те же венеды).
               
               
              3)>>> Учитывая широкое распространение топонимов с корнем «Рус», как в Восточной Европе, так и в индоиранском мире, выводить название русов из скандинавского – тоже проблематично… Чтобы не быть голословным, приведу ряд топонимов Пакистана, Индии, Бангладеш, Ирана…
              Ну, при таком подходе, хоть он и ненаучный из-за этимологической и фонетической неясности топонимов, явно будет в выигрыше шведская версия: Руслаген, Русктреск, Русксанд, Руске, Рускселе, Руселе, Русаребо, Русбекке, Рускон, Рускайоври, Рускшён, Руссфьерден, Русснес, Руссельбакка, Русторп, Россён, Росмон, Россболь, Ространд, Россберг, Россосен, Россла, Роса, Росбёлле, Росфорс и еще много-много. Кучность высоченная — на 1 кв.км территории…
              По остальным вопросам смогу ответить немного позже.

              • Александр, Rusi, Rasiya, Rosia, Rūs, Rūsiaво всех этих словах разные первые гласные и быть родственными они соответственно не могут.)
                PS Ну когда уже про шумеров?)

                • Борис, так ведь у слов «Русь» и «Россия» тоже «разные первые гласные и быть родственными они соответственно не могут.)». Согласитесь,  это вообще разные исторические сущности. С другой стороны, «может быть, именно в этом великая сермяжная правда.… она же домотканая и кондовая?…» :) (И. Ильф, Е. Петров). Но я ведь не сравнивал эти слова, а просто показал, что в индоиранском мире такие топонимы — весьма распространены, — в продолжение идей О. Н. Трубачева. И нет ничего удивительного, что некоторые из них  могут быть родственными названию «Русь», ввиду индоиранской части пантеона русских князей. А поскольку в Новгороде и др. знали только Русь в Киеве, и даже не подозревали, что оная пришла от них на юг с варягами, то другого выхода надо еще поискать. P. S. А до шумеров все руки не доходят дооформить и выложить. Откровенно говоря, постоянные разговоры даже самих шумерологов, не говоря уже про наш форум, на тему «все чтения шумерских текстов и произношение условны, ничего нельзя точно установить или доказать»-  обессмысливают любые новые поиски в этой области.

            • Ув.Александр! Продолжу.
               
               
              7) >>> Для нападений на Византию в середине 9-го века из Киева через Днепр нужна серьезная промышленно-корабельно-лодочная база… Но нет никаких таких археологических доказательств/следов по Киеву и др. существования такой базы.  
               
              Согласен с тем, что роль Киева в ранних экспедициях руси пока под вопросом — неясно, служил ли он основной базой, перевалочно-починочной или вообще до некоторого времени не играл особой роли. Как, собственно, и неочевидно, что все торгово-военные походы осуществлялись по Днепровскому маршруту.
              Набег росов на Византию, описанный в Житии св.Георгия Амастридского (если это не поздняя вставка), велся от Пропонтиды (Мраморного моря), т.е. с запада на восток. Заключить отсюда, из Черного или Средиземного моря пришли корабли, проблематично. Но примерно к тому времени относится и продолжительный поход норманнов на Западную Европу (от Франции к Испании), в связи с которым Аль-Йа‘куби писал об участии ар-Рус в захвате Севильи (844г.). Достоверность его сообщения о русах тоже оспорена. Однако если еще и вспомнить о пробуждении дипломатической активности росов-свеонов (БА) в это же время, то «русский» след в тех военных событиях вполне вероятен, причем скорее со стороны Атлантики.
              Поход 860г. больше оснований увязывать с ЧМ, но опять-таки необязательно с Киевом. Сообщения древнерусских летописей явно заимствованы из византийских источников. Привязка Нестором похода к Аскольду-Диру (и через них вроде бы к Киеву) искусственна, т.к. расходится с версией НПЛ МИ и не подтверждается другими источниками. Видимо, осуществлялся откуда-то с норманнского/славянского севера (см.Венецианскую хронику ИД).
              Отсюда, кстати, и еще одно следствие — историографических оснований связывать раннее Киевское поселение с понятием «русь» не имеется.
               
              >>> И никаких героических саг о таких удачных походах.
               
              Если соотнести информацию об экспедициях викингов в сагах и всех прочих источниках, то правильно скорее говорить о том, что наличие сказания о конкретном походе — выпавшая историкам удача, а не о том, что отсутствие сказания — свидетельство против факта. О фактах же участия норманнов в последующих походах на Константинополь (10 век), думаю, у нас с Вами разногласий нет. Только Ваша трактовка — лишь в качестве  наемников, моя — как продолжение их политики 9 века.
               
              6) >>> Еще раз напомню, что новгородцы никакой «руси» кроме Киевской не знали в принципе: «Поехать в Русь». Поэтому выводить «русь» из Новгорода , откуда, согласно ПВЛ пришли Рюриковичи – просто невозможно.
               
              Этот вопрос следует рассматривать конкретно-исторически — в какое время и с кем/чем связано употребление термина. «Русь» выводится не из Новгорода или Киева, а из этнонима или названия некоей социальной группы (вроде викингов).
              Именно в этом духе упоминают русь первые релевантные иностранные источники. Причем эти сообщения дают гораздо больше оснований предполагать ее северное происхождение. Информация арабских географов, восходящая к второй половине/ концу 9 века, локализует русь на небольшой территории — джазире (острове, полуострове), которую связать с Киевом (южными землями будущей Руси) весьма проблематично.
              Применительно к первой четверти 10 века арабские географы упоминают ойконимы русов, в т.ч. Куйябу. Но по-прежнему имя народа Рус не переносится на название подконтрольной им территории. Хороним «Русь» (в иностранных передачах — греч. Ρωια и т.д.) начал фиксироваться ближе к середине 10 в. и семантически относился ко всей Русской земле (не считая арабского «островного» мотива).
              Интересны и сообщения КБ о росах (ок.950г.). Во-первых, КБ, описывая процесс полюдья, свидетельствует о том, что архонты из Киева «выходят со всеми росами» (видимо, местными), что исключает этнонимический характер термина «росы» — с высокой вероятностью, речь идет о княжеской дружине. Во-вторых, росов КБ помещает не только в Киеве: «в верховьях реки Днепр живут росы». Все эти свидетельства прекрасно объясняются в рамках норманнской теории.
               
              Тот же вектор прослеживается и в ранних древнерусских летописях (ПВЛ, НПЛ о 9-11вв.). С одной лишь разницей, что они удревняют хороним. Сперва в летописной хронике появляются заморские варяги-русь, «по вызову» прибывшие в славяно-финскую Прибалтику под началом трех братьев: и поӕша по собѣ всю Русь, и придоша къ Словѣномъ пѣрвѣє. Итак, северная первоначальная локализация летописцами руси очевидна.
              Но опять тот же вопрос: как понимали летописцы «русь»? Во-первых, как этноним — но с некоторой долей искусственности. Во-вторых, и несколько Уже — как род: договоры заключались  «от рода русского…». В-третьих, как определенную социальную группу, вероятно, военного сословия: «взял с собой всю Русь» (перекликается с сообщением КБ), «приходила русь на Царьград».
              Далее следует захват Киева варягами с севера. Киев летописцами не наделяется никакой особенной «русскостью». Упомянутые летописи именуют его «старейшим градом в земле во всей» и «матерью городов русских» (калька с византийского «метрополис»). И никак иначе.
               
               
              После объединения Севера и Юга завершается, по версии летописцев, процесс формирования государства — единого народа и единой земли. В связи с чем авторы считают необходимым дать название новым сущностям:
              а) Новое имя народа: А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне (ПВЛ). … И были … варяги, словене и прочии, прозвавшиеся русью (НПЛ). Как видим, эксклюзивной «русскостью» не наделяется ни одно восточнославянское племя. В ПВЛ присутствует фраза «поляне, которые теперь зовутся русь», однако в каком контексте? — Перечисляются дунайские славяне, покоренные уграми: «и моравы, и чехи, и поляки, и поляне, которые теперь зовутся русь». Понятно, что с помощью такого уточнения поляне лишь отделяются от среды западных славян. А русью же они зовутся в числе всех прочих восточнославянских племен (см.выше). Специального «русского» прозвища для полян не обнаруживаем и в других текстах ПВЛ: «Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словен…».
              Однако на практике летописцы в основном используют понятие «русь» для великокняжеской дружины, а собственно народ (со времен Владимира) именуется «русьскими (людьми)».
              б) Новое (единое) имя для земель, ранее разделенных по племенам.
              ПВЛ: И от тех варягов (руси) прозвалась Русская земля; Се бо токмо Словѣнескъ ӕзыкъ в Русі Полѧне Деревлѧне Новъгородьци Полочане Дьрьговичи.
              НПЛ: И от тѣх Варягъ, находникъ тѣхъ, прозвашася Русь, и от тѣх словет Руская земля. Как видим, понятия Русь и Русская земля никоим образом не противопоставляются. Также в НПЛ: А Ярополкъ посади (после бегства Владимира из Новгорода) посадникы в Новѣгородѣ; и бѣ владѣя единъ в Руси. — Наглядное свидетельство тому, что новгородцы не считали Русью одну лишь Киевщину. В другом месте: «се число колко есть епискупии в Русѣ: первая киевьская митрополия, потом новгородчкая архиепискупья, такоже черниговьская, переяславьска, бѣлогородчьская, володимирьская, юргевьская, ростовьская, полочьская, смоленьская, тфѣрьская, рязаньская.»
               
              Ситуация с наименованиями меняется, когда происходит раздел единой Руси — после княжеских съездов, главным образом, после смерти Владимира Мономаха. Если раньше вся Русская земля считалась общим владением рода Рюриковичей, то с 12 в. за ветвями рода закрепляются собственные отчины, а общая часть владений рода Рюриковичей сокращается до Киевской+ земли. Подстать чему и сокращается ареал, на который распространяется хороним Русь. Это дает серьезное основание считать, что изначально под хоронимом «Русь»  понималось владение рода Рюриковичей.
              Отныне не только в Новгороде, Владимире, Смоленске под Русью подразумевают Киевщину, но и, к примеру, в Галиче: после победы в 1152 г. над Владимиром Галицким Изяслав пошел «у Русскую землю» (Киев). А вся земля, ранее именовавшаяся Русью, теперь именуется Русской землей.
              При этом нельзя говорить, что Киев в качестве Руси уже не считается Русской землей и как бы ей противопоставляется, как имперская метрополия. Во-первых, в 12-13 вв. Киев и близко не имел подобного статуса. Во-вторых, в широком смысле словосочетание Русская земля употребляется авторами Слова о полку Игореве, Слова о погибели земли Русской. В Лаврентьевской летописи: «…хотя бы и вся Русская земля, и Галичьская, и Киевьская, и Смоленьская, и Черниговьская, и Новогородская, и Рязаньская».
               
               
              Подытоживаю: история словоупотребления термина «Русь» не дает оснований видеть южный (киевский) след в его появлении. Кроме того, сторонникам южных гипотез  важно дать правдоподобное объяснение, почему древнерусские летописцы решили «исказить» историю и вести отсчет династии, элиты и гос.строительства от некоего северного народа, ассоциируемого с варягами — варяжский госпереворот 11в.?

              • Ув. Виталий! Прежде всего скажу, что моя цель, как и Ваша (насколько я понял), построить непротиворечивую объемную, целостную картину исторического процесса, не привязываясь к парадигмальным «-измам», поскольку любая парадигма автоматически отбрасывает/игнорирует факты и концепции, в нее не вписывающиеся. В данном случае это более чем очевидно для обеих противоборствующих парадигм. При этом факторный весовой  анализ проблемы возникновения государственности — т. е. собственно Древнерусского государства (а это не одно и то же, что проблема прихода варягов — здесь проблем меньше) приводит  к выводу (который за полгода никто не оспорил) , что фактический основатель Древнерусского государства с центром в Киеве — князь Олег — если и был родственником Рюрика (это с высокой вероятностью), то был уже значительно ассимилирован, то есть воспитан в славянской (княжеской) среде, в том числе, в культурно-религиозном аспекте. То же, естественно, касается и Игоря. Это легко объясняет их религиозную ориентацию — клятвы Перуном и Волосом, отсутствие скандинавских богов и даже личных атрибутов — типа молоточков Тора, целостных скандинавских захоронений собственно в столице – Киеве (не в разоренном Гнездове с его элитными скандинавскими захоронениями!), строительство в котором и окрестностях в конце 9-го – начале 10-го веков при Олеге, описанное в ПВЛ, полностью подтверждается археологически (А. Комар).  А также присутствие многих артефактов, захоронений и переселенцев (которые переселялись под давлением угров) — из Великой Моравии (822—907 годы) – уже имевшей сложившуюся вполне славянскую государственность, и вполне могущей дать саму идеюпример и методы построения централизованного государства (в отличие от скандинавов, такой государственности не имевших, и не создавших ее нигде в Восточной Европе , при наличии ряда опорных баз/поселений. Неславянизированные скандинавы занимались среди славянтолько торговлей и грабежом, но не управлением и организацией государственных форм). К этому можно добавить и связи между Древнерусским государством и Моравией (например, Олег Моравский). Поэтому нетрудно понять, как существование более ранней государственности у родственного народа, да еще при притоке населения оттуда, стало индуцирующим и стимулирующим фактором возникновения уже Древнерусского государства на основе традиционных институтов княжеской власти, притом с использованием наемных варягов как весомой части дружины/войска. Таким образом, собственно столица нарождающегося Древнерусского государства оказывается управляемой не скандинавской династией (этому не никаких весомых археологических и генетических доказательств), а славяноцентричной/славянизированной княжеской элитой, поклоняющейся славянским и индоиранским богам и воспринявшим даже индоиранские родовые знаки, исторически  происходящие из Боспорского царства. (Эти боги и знаки – могли быть и от потомков антов, ассимилировавших индоиранцев) – представлявшей собой некий союз всех местных и пришедших элит,  с дружиной, в которой действительно было немало наемных варягов. В эту элиту/союз по-видимому, входили и скандинавы – в т. ч. верхушка того же Гнездова – как реальная сила – в условиях конкуренции/противостояния с Хазарией, вплоть до использования киевскими князьями титула «каган». Судя по всему, Олег легко и гибко  шел на коалициии и объединения под его руководством: организация захвата Киева многоплеменным отрядом и и союз, в т. ч. и религиозный, договоренность с местной элитой и населением. Однако коалиция с гнездовской скандинавской верхушкой просуществовала не очень долго, и непокорная/бунтующая/конкурирующая гнездовская скандинавская элита была уничтожена центральной киевской властью славянизированных, (но сохранявших некоторое время родовые скандинавские имена) Рюриковичей и их окружения. (Напомню, что при этом Рюриковичи не считали варяжских наемников своими земляками, родственниками, называя их чужеземцами). Наемничество варягов-скандинавов, их временное пребывание  полностью объясняет отсутствие собственно скандинавских захоронений в Киеве, а также полное отсутствие генетического скандинавского вклада в местный генофонд – и не только на Киевщине, но и на Смоленщине, и др. Такая синтетическая модель, построенная на основе анализа ряда факторов исторического процесса с учетом их веса, снимает целый ряд противоречий, и кажется более полно отвечает имеющимся фактам. Когда же в интерпретации и изложении исторических событий произошел «варяжский переворот»? На этот вопрос ответить нетрудно: по-всей видимости со времен Ярослава Мудрого, женой которого была Индигерда Шведская, и его родственниками стали скандинавские конунги.   P. S. По поводу собственно «русов» отвечу чуть позже.

                • Ув. Виталий!  Теперь, когда мы методологически разделили вопросы «варягов» и «русов», можно обсуждать собственно «русов», и их название. Здесь есть ряд темных и непонятных/противоречивых мест. 1) «Русы» — это самоназвание? Византийцы знают «росов», но похоже что всех северных пришельцев из Причерноморья они называли скифами/росами),  предположительно, по аналогии с названием демонического библейского народа рош: («причём скифы-рось(Σκυθας τους Ρως) и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу.»). Арабы называли — «ар-Рус» («Они имеют царя, который зовётся хакан-Рус. Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян…). У ибн-Фадлана смущает следующее описание дворца царя русов и его обычаев: «В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей, к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…«. Как это вяжется со скандинавами? Аль-Масуди: ««Что касается язычников в [хазарском] государстве, то среди них есть сакалиба и русы, которые живут на одном конце этого города [Итиля]. Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями [букв.: животными], утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожжёнными, чтобы с душами мужей войти в рай […] Русы и саклабы, которые, как мы уже говорили, язычники, [также] служат в войске царя [хазар] и являются его слугами.[…] (И здесь невольно вспоминается более ранний, столетней давности, эпизод при Феофиле с послами хакана народа Рос, оказавшимися свеями, и версия об их наемной службе у какого-то кагана. И гипотеза о русском каганате). Русы — громадное племя; они не подчиняются никакому царю и никакому закону. […] Русы состоят из многочисленных племён разного рода. Среди них находятся ал-лудзгана, которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны АндалусРимКонстантинополь и страну хазар.» Проблема заключается в том, что западноевропейские источники 9-го века ничего не говорят о русах/росах, при этом прекрасно зная скандинавов — норманнов.  2) Почему также новгородцы, прекрасно зная варягов, ничего не знают о том, что они — «русы»? Только намного позже указывают один раз на связь варягов и руси.  И никогда себя не ассоциировали с «русами», и южной «Русью» . 3) Почему с 822 г. только все южные соседи знают именно «русов», то есть не самоназвание, а название предположительно славянское, да еще выводимое из финской огласовки? При том, что авторы лично видели этих «русов», а не получали рассказы о них через цепочку посредников? Что могло заставить собственно скандинавов уже в 822-839 годах называться славянским, а не собственным наименованием? 4) ««Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Остров этот, на котором живут они, занимает пространство трёх дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясётся по причине обилия в ней воды…» Строго говоря, географически наиболее подходящее место (закрыв глаза на все остальное), — это Припятские болота (Полесье) — шедшие почти от Днепра — на запад. Я был там. По описанию в целом — очень похоже. Три дня пути от Днепра? Но там, по этим болотам можно идти и неделю. И озер сколько угодно… С другой стороны Днепра — Чернигов и Десна. А Вернадский, из анализа маршрутов, — предлагал и  дельту Кубани, окрестности г. Темрюк — тоже подходящее место — я там тоже был. Подходит, но менее — там не озера, а дельта реки). При этом Припять — прекрасная водная дорога на запад. Ладога и др. места таким описаниям не удовлетворяют. 5) «В Раффельштеттенском таможенном уставе (около 905 года) упомянуты руги как вид славян. Некоторые историки полагают, что речь идёт о русских купцах на среднем Дунае во времена Вещего Олега. Другие полагают, что речь идёт о придунайских славянах, населявших земли, где в V веке обитало германское племя ругов» . 6)Значительное количество гидронимов и др. топонимов с корнями рус, рос, рас, руг — по всей Восточной Европе — и далее — уходящих в индоиранский мир (примеры я приводил ранее). В сочетании с неизвестностью скандинавов с названием «рус» у их ближайших европейских соседей, у нас нет другого варианта кроме вывода, что (само)название «русь» возникло на местной почве в Восточной Европе, и заметно южнее Ладоги и Рюрикова городища/Новгорода.   7) Этот вывод полностью согласуется с «Баварским географом» (830-850 гг.):  «Рядом с племенем Ruzzi стоит племя Caziri, из чего историки идентифицируют пару русь—хазары. Согласно списку русь обитала восточнее пруссов и не относилась к жителям Скандинавского полуострова, которые перечислялись как находившиеся к северу от границ империи франков».

                  • Ув.Александр! Продолжаю.
                    >>>5) Со скандинавским происхождением  названия русов/росов есть принципиальные сложности …
                    Что касаемо этнонима русь, абсолютно надежных этимологий и версий об источниках его происхождения с безупречным формально-лингвистическим обоснованием не предложено ни норманистами, ни не-норманистами. Как, впрочем, и по многим другим этнонимам — славяне, анты, вятичи, венеды, германцы, роксоланы, росомоны, хазары и др. — ситуация довольно распространенная.  
                    Наиболее распространенной из норманнских этимологий по-прежнему остается версия с «гребцами», хотя и подвергается критике, в том числе со стороны ряда норманистов. Я не разделяю данную конкретную версию, хотя предполагаю северногерманское происхождение исходной формы для «руси».
                    Однако и та же «гребцовая» гипотеза смотрится более доказательной по сравнению с «южными» (к примеру, индоарийской Трубачева «рукси-рутси-русси»). В северногерманском праязыке с помощью лингвистической реконструкции восстанавливается форма rōþs- (rōþ(e)r и др.), связанная с греблей, походом на гребных судах, из которой и выводится путем трансформаций слово «русь». Надежность реконструкции высокая, поскольку подтверждается обширным современным, а также историческим языковым материалом.
                    Однако, «к несчастью» для норманнской этимологии, сохранилось несколько сотен единиц лексики языка старшерунических надписей и несколько тысяч языка младшерунических (с 10в.). С одной стороны, они представляют собой подспорье для восстановления древней лексики. С другой стороны, отсутствие в этом небольшом лексиконе конкретной формы становится поводом для критики. В «гребцовой» версии, в принципе, удовлетворительно объясняется переход rōþs/ rōþ(e)r в финское ruotsi и далее в славянское «русь». Однако исходные краткие формы, которые можно было бы перевести как «гребец», «участник похода» и т.д., — в древнем лексиконе не найдены.
                     
                    Что имеем у Трубачева? Сколь-нибудь подходящим материалом для реконструкций являются ведийский язык и авестийский язык, отстоящие от гипотетического северно-причерноморского индоарийского языка кануна пришествия русов на 1-1,5 тысячи лет  и на тысячи километров. Мы знаем, что индийские, иранские языки развивались, впитали некие местные и привнесенные адстраты. Как развивалась фонетика, лексика, морфология гипотетического языка «синдов» (вдали от носителей санскрита, древнеперсидского и т. д.) — неизвестно. Языков-потомков «синдского» нет. Невозможность поверить реконструкции Трубачева данными реального лексикона (как для СГЯ), с одной стороны, «упрощает» задачу его последователям, с другой, делает предлагаемые им исходные формы и рефлексы гораздо менее надежными по сравнению с сев.-герм.
                    Не говоря уж о том, что индоарийская гипотеза Трубачева подвергается критике и сторонниками западно-кавказского происхождения синдо-меотских языков, и иранистами, усматривающими «присвоение» им скифо-сарматской (иранской) топонимики.
                     
                    Таким образом, с т.з. лингвистики норманнская гипотеза теоретически достаточно продвинута, но остановилась в шаге от обнаружения «живой» единицы лексики и стоит так уже более сотни лет. С не-норманистскими версиями дела более печальны уже в теории.
                     
                    >>> И сами «скандинавы» представляются так византийцам и арабам? Если это так, то возможны два варианта: а) они либо приняли для самоназвания славянскую версию этнонима – то есть они уже славянизировались – в первой трети 9-го века, б) это название не связано со скандинавами,а с другим народом.
                    Нет готового решения по этимологии и векторам заимствования/переноса. «Гребцовая» гипотеза опирается на необходимость финского посредника: что финны издревле называли восточных норманнов ruotsi или похожим образом — славяне заимствовали у финнов, а славянский стал языком-койне для полиэтнического населения Севера 9в. и т.д.
                    На мой взгляд, есть возможность развивать и версию о прямом переходе из русско-скандинавского в славянский некоего созвучного слова. Особенно в свете недавних исследований С.Л.Николаева, выявившего признаки существования особого «русского» диалекта древнескандинавского языка. Тогда и отпали бы вопросы, озвученные Вами.
                    Наконец, маловероятна, но не исключается версия, которую можно вывести из сообщений Лиутпранда и аль-Масуди — что византийцы назвали скандинавских воинов-торговцев, появившихся при Феофиле, «красными» (русиос), а те по возвращении принесли на родину это название и оно локально, в восточной стороне закрепилось в качестве «интернационального» прозвища промысловых шаек.
                     
                    Сложности с «русью» еще и в том, что ни по ДР, ни по зарубежным источникам не удается однозначно определить, кого же все-таки так называли — этническую и/или социально-профессиональную группу.
                     
                    1) >>> Византийцы знают «росов», но похоже что всех северных пришельцев из Причерноморья они называли скифами/росами),  предположительно, по аналогии с названием демонического библейского народа рош: («причём скифы-рось(Σκυθας τους Ρως) и другие гиперборейские народы живут ближе к арктическому поясу.»).
                    Это не совсем так, поскольку скифонимия имеет давнюю традицию («скифы» стали катойконимом, подобным современному «европейцы»), а появление термина Rhos — с 9 века, синхронно с появлением русов в арабских и ЗЕ источниках. Ассоциация у христиан с князем Рош могла иметь место — но как вторичное явление.
                    Приведенная же Вами цитата — из схолий середины 10 века, когда в Византии уже хорошо знали русь.
                     
                    >>> У ибн-Фадлана смущает следующее описание дворца царя русов и его обычаев: «В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей, к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…«. Как это вяжется со скандинавами?
                    То что называется «шведская семья»)) Институт наложничества (при живой супруге) был известен у викингов (см. Байок Дж.). Кроме того, с норманнами (и вообще германцами) прекрасно вяжутся сообщения о жилищах, в которых проживали десятки или даже сотни человек (см. понятия — длинные дома, медовые залы).
                    >>> Русы и саклабы, которые, как мы уже говорили, язычники, [также] служат в войске царя [хазар] и являются его слугами.[…] (И здесь невольно вспоминается более ранний, столетней давности, эпизод при Феофиле с послами хакана народа Рос, оказавшимися свеями, и версия об их наемной службе у какого-то кагана. И гипотеза о русском каганате).
                    Послы ясно представились представителями народа «рос», а не хазар.
                    >>>Проблема заключаетсяв том, что западноевропейские источники 9-го века ничего не говорят о русах/росах, при этом прекрасно зная скандинавов — норманнов
                    Бертинские анналы говорят о росах-свеонах. По поводу норманнов из ЗЕ источников — за этим собирательным названием северных людей скрывались разные северногерманские племена. Более того, известно, что в состав викингов вливались и представители соседних народов. Разбираться во всей племенной пестроте у ЗЕ хронистов не было нужды, поэтому «норманны» стало наиболее употребляемым обозначением скандинавских пиратов. (Единственно, кого хорошо выделяли в хрониках, так это данов — соседей Франкской империи.) Даже в Житии св.Ансгария, составленном Римбертом, лично посещавшем Скандинавию (будущую Швецию), используется лишь обобщающее наименование «свеоны», о раннешведских же племенах (коих было, по крайней мере, два) ничего не сообщается.
                    >>> Почему также новгородцы, прекрасно зная варягов, ничего не знают о том, что они — «русы»? Только намного позже указывают один раз на связь варягов и руси. И никогда себя не ассоциировали с «русами», и южной «Русью» .
                    Давайте обратимся к новгородским письменным источникам.
                    Начальный письменный период (конец 10-11 века) представлен в основном личной и деловой перепиской горожан, эпиграфикой и церковно-переводной литературой, где интересующую нас информацию можно было бы найти разве что по случайности. Ранними источниками, в которых затронута наша тема, являются Русская правда (Ярослава) начала 11 века, т.к. предполагается ее новгородское происхождение, и НПМ младшего извода, вероятно, частично основанная на некоей хронике 11 века.
                    Остальные источники — поздние. Я уже показывал трансформацию значения слова Русь, произошедшей после раздела государства в 12 веке, когда словом Русь стали обозначать определенную область на Юге, оставшуюся общим владением династии. Соответственно уже к этому периоду относится, например, берестяная грамота с текстом о хождении «в Русь» (2-я половина 12 века). Поэтому интерес представляют более ранние сведения.
                     
                    В НПЛ новгородцы прямо ассоциируются с русью: «бѣша у него Варязи мужи Словенѣ и оттолѣ прочии прозвашася Русью». Такая же история с переносом обозначения «русь» от варягов на славян, что и в ПВЛ. Причем есть один интересный нюанс: если Нестор в начале 12в. считает необходимым для жителей Юга подробно объяснить, как от варягов произошло слово русь (было такое варяжское племя и т.д.), то новгородский автор пишет просто: «И от тѣх Варягъ, находникъ тѣхъ, прозвашася Русь, и от тѣх словет Руская земля». Для стороннего читателя совершенно непонятное утверждение (где варяги и где Русь), однако почему-то оставленное автором без логической связи, хотя летописцы обычно не чурались подробных изъяснений. Причина становится понятна, если исходить из того, что для новгородской среды ничего и не нужно было уточнять — там и так знали, как связаны меж собой варяги и русь.
                     
                    Таким образом, как на Севере, так и на Юге определения «русь», «русские» стали политонимом населения Русской земли. Предполагаю, что произошло это сперва при Владимире — в форме прилагательного с последующим субстантивированием (русские люди, русская земля — как объекты, принадлежащие Рюриковичам). Позже летописцы «разрешили» именовать «русских» также и «русью», хотя говоря о древних временах (Олег, Игорь) они продолжали различать славян и русь. В Древнейшей Русской правде тоже упоминаются русины (в ед.ч.) как некто отличные от славян. Поэтому знак тождества между русскими и русью был поставлен, видимо, немного позднее, правда, форма русь, русин в отношении народа использовалась очень редко.
                     
                    Что интересно, даже когда в 12 в. произошло территориальное сужение «Руси», политонимы на Севере сохранились, причем обе формы (см.: договорная грамота 1189-1199 гг. Новгорода с немецкими городами и Готским берегом, договор Смоленского князя Мстислава Давидовича с Ригою 1223 года). Процесс этнонимизации поначалу политического термина, созданного с тем, чтобы многоплеменной народ усвоил единую национальную самоидентификацию, уже было не остановить.
                    Что касается иностранцев, то до них внутрирусские нюансы словоупотребления практически и не докатились. Ливонская хроника 13в.: «На Руси есть город, он называется Новгород», «Есть город большой и широкий, который также расположен на Руси: он называется Суздаль», и т. д.
                     
                    Относительно варягов и руси. Летописцы (и киевский, и новгородский) под «русью» понимали чаще великокняжескую дружину, состоявшую из осевших варягов рода (племени) Рюрика (которые постепенно ассимилировались). Слово «варяги» после истории о призвании Рюрика употребляется по отношению к тем разноплеменным норманнам, что оставались чужеземцами на Русской земле — наемниками, купцами, иноверцами (см.Русскую правду), поэтому их и не называли русью.
                    Так что новгородцы безусловно ассоциировали себя с «русами», с русской нацией. И о варягах — древней связи их отдельной группы с «русью» летописи упомянули как об историческом факте, который уже не был актуальным в 11-12 вв. в связи с расширением этого понятия.
                     
                    3) >>> Почему с 822 г.только все южные соседи знают именно «русов», то есть не самоназвание, а название предположительно славянское, да еще выводимое из финской огласовки? При том, что авторы лично видели этих «русов», а не получали рассказы о них через цепочку посредников? Что могло заставить собственно скандинавов уже в 822-839 годах называться славянским, а не собственным наименованием?
                    Вопрос о самоназвании русов, как я написал выше, нерешенный, как и варианты донесения их названия (собственного или искаженного) до иностранцев. Одно из наиболее ранних сообщений о контактах — о том, что русы использовали в качестве переводчиков славянских евнухов (ибн Хордадбех, 9 век), поэтому не исключается и вариант искажения…
                    Насчет 822г. — а какие события с упоминанием русов тогда произошли?
                     
                    4) >>> Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Строго говоря, географически наиболее подходящее место (закрыв глаза на все остальное), — это Припятские болота (Полесье) — шедшие почти от Днепра — на запад.
                    Много на что нужно закрыть глаза, чтобы допустить припятский вариант. Район, по описанию, должен быть окружен озером или, по некоторым источникам, даже морем — откуда русы отправлялись в землю славян и далее в Хазарию и Булгар. В районе Припяти нет сколь-нибудь заметных озер, чтобы можно было говорить, что они окружают некую аль-джазиру. И к тому же вдоль Припяти по 9 в. не обнаружено монетных кладов, свидетельствовавших бы о функционировании торгового пути (А.С.Щавелев, А.В.Фетисов).
                    Тогда как на острове Готланд найдено просто огромное количество арабских монет, даже есть хазарские монеты 9в., в Средней Швеции (Бирка) — арабские монеты, хазарские изделия. Да и на северо-западе России — более подходящие кандидаты.
                    Мощные торговые связи норманнов с Хазарией налицо — неужто о припятских насельниках, поскупившихся перед археологами, восточные географы слагали рассказы на протяжении нескольких столетий, а про норманнов так и ничего не прознали? Ну и захват славян, пиратство — это все, конечно, очень в духе норманнов того времени, активность которых резко возросла в 9-10 веках, причем далеко не только в соседних с ними регионах.
                     
                    5) >>> «В Раффельштеттенском таможенном уставе (около 905 года) упомянуты ругикак вид славян.
                    Там упомянуты руги как «посылающие» славян (по некоторым трактовкам, как обозначение местности, откуда приходят славяне) — Sclavi vero, qui de Rugis vel de Boemanis mercandi causa exeunt, но не как вид славян.
                     
                    6) >>> Значительное количество гидронимов и др. топонимов с корнями рус, рос, рас, руг — по всей Восточной Европе — и далее — уходящих в индоиранский мир (примеры я приводил ранее).
                    Науке их связи с индоиранским миром остаются неизвестными, как и то, корни ли это или обрывки либо созвучия, как и их связи со славянским миром (например, р. Рось до 12в. обозначалась как Ръсь, тогда как наименование «русь», «роусь» с совершенно другим корнем бытовало уже давно). С в.у. короткими фрагментами существует множество топонимов по всему миру, в том числе в Западной Европе. А вот об очень необычной их концентрации именно в Швеции (особенно восточной) я уже говорил.
                    >>> В сочетании с неизвестностью скандинавов с названием «рус» у их ближайших европейских соседей
                    Как неизвестны? Ruotsi финнов, roots эстонцев, roodsi выру, карельское rōtši и т.п. А многие этнонимы на финском действительно уходят корнями в глубь веков: venäläinen — русские, saksalaiset –немцы…
                    Хотя викинги, называемые ар-Рус, были замечены и в Севилье, их деятельность велась преимущественно в ВЕ и на БВ — там их, соответственно, хорошо знают. Ядро норманнов, совершавших походы на Востоке, составляли те, кто назывался или принимал название «рус». Обитали в 9 веке они, видимо, в Поволховье, а также, возможно, где-то в Восточной/Средней Швеции — в медвежьем углу Европы, окруженные массой не имеющих письменности народов. Образно говоря, если медведь впервые фиксируется возле пасеки с медом, это не значит, что он родился на пасеке, а не в глухом лесу. Ествественно, первые сведения о них и приходили из мест их кипучей деятельности (из Византии — БА, Фотий, от славян — Баварский географ, от хазар — ибн Хордадбех). Тем не менее, мостики соответствий между ЗЕ и византийской «географиями» время от времени наводились, открывая норманнскую природу русов. Это происходило в случаях дипломатических контактов (БА, миссия Лиутпранда Кремонского).
                     
                    7) >>> Этот вывод полностью согласуется с «Баварским географом» (830-850 гг.): «Рядом с племенем Ruzzi стоит племя Caziri, из чего историки идентифицируют пару русь—хазары. Согласно списку русь обитала восточнее пруссови не относилась к жителям Скандинавского полуострова, которые перечислялись как находившиеся к северу от границ империи франков».
                    Разумеется, русь тогда (середина, вторая половина 9 века — по БГ нет однозначной датировки по десятилетиям) уже активно проявляла себя в ВЕ (район Поволховья, смешанные хазарско-скандинавские элементы в земле вятичей, служба и торговая деятельность у хазар). Собственно, и Хазария — это земли не только Прикаспия, но и их славянских данников (вятичи, северяне, радимичи, поляне), которые не перечислены в БГ (возможно, потому что «перекрыты» «хазарами»). Вспомним еще и сообщение ибн Хаукала (позднее, но вроде бы восходящее к более ранним временам) о том, что ар-рус живут «в стороне булгар, между ними и славянами по реке Итиль».
                     
                    Ну и о «соседстве» из википедийной цитаты. Вслед за Marharii (моравами) в БГ указаны сразу Uulgarii (болгары) – не близко. Наша цепочка: Bruzi (пруссы?) — Uuizunbeire (весь?)- Caziri (хазары ли? — а то в другом месте указано еще племя Chozirozi) – Ruzzi (русы?) — так-то даже получается, что хазары обитают неподалеку от пруссов, а русы живут восточнее хазар )). А где же словене, чудь, кривичи и др.? — Конечно же, БГ не карта, понятия «соседство» в нем нет: какие-то племена перечисляются в действительной близости друг от друга, а какие-то очень условной.
                    Поэтому БГ рассматривается учеными только как лишнее подтверждение того, что русь в 9 веке обитала в ВЕ, что и так корреспондирует с археологией и другими источниками.

                    • Происхождение слова «русь» нужно искать в истории древних пруссов, а не  у норманистов или антинорманистов. Слово «варяг» означало воина-МЕЧНИКА, силовика-регуляра, противопоставляемого плохо вооружённому воину-ополченцу. Под «русью» в русских летописях изначально понималась ПОЛИТИЧЕСКИ ИНТЕГРИРОВАННАЯ в одно целое часть племён «венедского» (балтославянского и финского), а затем и «антского» происхождения. «Варяжские диктаторы» назвали «русью» славянские и другие подчинённые им племена так же, как впоследствии большевики назвали всё население бывшей Российской империи, над которым им удалось установить свою политическую власть (большевистскую диктатуру), «советскими гражданами». В 1169 году Новгород впервые назван в летописи Великим Новгородом и в этот же год русские войска разорили и разграбили Киев. Уже в начале XII века   русские правители стали считать Новгородскую землю (метрополию) и Ростово-Суздальскую (Владимирскую) землю ( княжеский домен князей-рядников) «Великой Русью», а более южные русские земли стали называть «земля просто Русская»https://books.google.ru/books?id=M439AgAAQBAJ&pg=PA399&lpg=PA399&dq=и+вся+земля+просто+русская&source=bl&ots=63oRvGpze6&sig=5-FNFjeG1qsU36LyOxgB4TjMdr8&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwiY3eOe8_XaAhUn8I  Когда в 1072 году сыновья князя Ярослава Мудрого собрались распространить действие «Правды» Ярослава Мудрого за пределы Новгородской земли и Ростово-Суздальской земли, в другие русские земли, то они предусмотрительно не поехали для принятия новой редакции «Правды» в Киев, где в 1068 году было восстание автохтонного населения, а собрались на свой съезд на военной базе в Вышгороде, где их безопасность обеспечивал Микула Чудин, один из «ближних» дружинников, явно выходец либо из Новгородской земли, либо из Ростово-Суздальской земли. Цитату из Ибн-Фаблана, о которой вы упоминаете, следует понимать следующим образом: охрану русских князей из клана Рюрика в «просто Руси» осуществляли 400 варягов, приведённых ими из Новгородской и Ростово-Суздальской земли, которые дислоцировались в Верхнем городе Киева и на Вышгородской военной базе, их служба частично оплачивалась правительством Новгородской земли (метрополии), вместе с ними внутри замка Верхнего города Киева и на Вышгородской военной базе проживали их то ли жёны, то ли наложницы. Местное автохтонное население Киевской и Древлянской земли (поляне и древляне) было не вполне лояльно настроено к северно-русским князьям-находникам и их солдатам-«оккупантам» (ни один летописец никогда не писал, что древляне или поляне когда-либо  «призывали» к себе на княжение варягов из клана Рюрика).

                    • Ув.Михаил. Глядя на историографию прусской версии, думаешь, что ее очень непросто обосновать одними лишь материалами и словами…


              • Ув. Виталий!
                1. Вы пишете: «Набег росов на Византию, описанный в Житии св.Георгия Амастридского (если это не поздняя вставка), велся от Пропонтиды (Мраморного моря), т.е. с запада на восток». Эту версию я отстаивал на одном из форумов года полтора назад. Но она не безупречна: Пропонтидой иногда называли не только Мраморное море, но и Босфор, а византийцы упорно утверждали, что русы пришли с севера. Тем не менее, мой вывод следующий: если русы это скандинавы Ладоги или Упланда, они могли напасть на К-ль в 860 г. только с юга, через Мраморное море.
                2. Вы пишете: «Во-первых, КБ, описывая процесс полюдья, свидетельствует о том, что архонты из Киева «выходят со всеми росами» (видимо, местными), что исключает этнонимический характер термина «росы» — с высокой вероятностью, речь идет о княжеской дружине. Во-вторых, росов КБ помещает не только в Киеве: «в верховьях реки Днепр живут росы»». И далее следует утверждение: «Все эти свидетельства прекрасно объясняются в рамках норманнской теории». Но во-первых, мнение КБ о том, что росы — это княжеская дружина, элита, ничего не объясняет, поскольку эта дружина могла быть составлена по этническому признаку (то ли свеоны, то ли даны, то ли руги и т.д.). Во-вторых, вряд ли КБ имел карту Среднерусской возвышенности, поэтому верховья в его понимании — это по-видимому Гнездово. Там могла быть основная база наёмников-скандинавов.
                3. Вы пишете: «Кроме того, сторонникам южных гипотез  важно дать правдоподобное объяснение, почему древнерусские летописцы решили исказить» историю и вести отсчет династии, элиты и гос.строительства от некоего северного народа, ассоциируемого с варягами — варяжский госпереворот 11в.?» Если бы летописцы признали, что киевские русы не имеют никакого отношения к ладожским варягам (скандинавам), тогда Киев не смог бы подчинить себе Новгород мирным путём, не смог бы на законных основаниях претендовать на роль главного города Руси, а новгородские власти нажили бы себе злейших врагов в лице киевских властей. Неминуемо началась бы кровопролитная война, которой могли воспользоваться южные кочевники. Поэтому пришлось сочинять два близких по содержанию текста – вот только автор ПВЛ отдавал приоритет Киеву, а новгородский летописец попытался в мягкой форме обосновать независимость новгородцев от киевлян, по сути написав, что Аскольд и Дир, хоть и варяги, но никак не связаны с Рюриком. Действительно, в НПЛ нет ни одной фразы, из которой можно было бы сделать вывод, что они пришли с Рюриком.

                • «Росы», которые «вместе с архонтами» выходили из Киева в полюдье — это солдаты северорусских (по происхождению) гарнизонов Верхнего города Киева и Вышгородской военной базы. Варяги — воины-мечники, силовики-регуляры, они исчезают со страниц русских летописей перед тем , как летописцы начинают фиксировать «МЕЧНИКОВ» как представителей княжеской власти со специфическими должностными полномочиями. — Слово «варяг» исчезает из хроники текущих событий, когда слово «мечник» занимает его место. В Киеве (почти как в средневековой Японии, в которой Ставка сёгунов и резиденция императора находились в разных частях страны) с 882 по 1169 год находилась ставка военных правителей Древнерусского государства из клана Рюрика, которая в 1169 году была переведена во Владимир-на-Клязьме (когда одни кочевые орды, представлявшие угрозу для Руси, ушли из Причерноморья на запад  или на Кавказ, другие были уничтожены или покорены, а с третьими были установлены дружеские дипломатические, военные и экономические взаимоотношения, а наиболее серьёзной угрозой стала Волжская Булгария) — После того, как русские князья-рядники решили все острые военно-стратегические проблемы в Причерноморье, они перенесли свою Военную Ставку в Ростово-Суздальскую (Владимирскую) землю, откуда они прикрывали от внешней агрессии метрополию (Новгородскую землю) и сами проводили экспансию в отношении Волжской Булгарии. Как показывают сведения о Битве на Чудском озере в 1242 году, при необходимости русские князья-рядники направляли войска и для защиты Новгородской земли от иностранного военного нападения с западного направления.

                • Ув.Владимир!
                  1. В любом случае, я говорил, только по данному описанию проблематично понять откуда пришли росы. А вот если это как-то связать с ЗЕ набегом…
                  Насчет 860г. не очень понял: разорение Пафлагонии и поход на Константинополь — это же разные события, и по времени в том числе. Или Вы согласны с теми исследователями, кто их объединял?
                  И по 860г. — это еще и Ваш вопрос о хронометраже похода?
                  2. >>> Но во-первых, мнение КБ о том, что росы — это княжеская дружина, элита, ничего не объясняет, поскольку эта дружина могла быть составлена по этническому признаку
                  Могла быть. Поэтому фраза «со всеми росами» буквально означает, что других росов в Киеве, по выходу дружины, не оставалось — а значит КБ и не считал росов народом (гражданским населением) Киевской земли.
                  >>> Во-вторых, вряд ли КБ имел карту Среднерусской возвышенности, поэтому верховья в его понимании — это по-видимому Гнездово. Там могла быть основная база наёмников-скандинавов.
                  Да, возможно, Гнездово, а то и сам «Невогард» (если на «карте» КБ не различались речной путь и волок). К тому и клоню, что росы — это северные люди в понимании КБ, а не «исконные» киевляне
                  3. >>> Если бы летописцы признали, что киевские русы не имеют никакого отношения к ладожским варягам (скандинавам), тогда Киев не смог бы подчинить себе Новгород мирным путём, не смог бы на законных основаниях претендовать на роль главного города Руси, а новгородские власти нажили бы себе злейших врагов в лице киевских властей. Неминуемо началась бы кровопролитная война, которой могли воспользоваться южные кочевники…
                  Такая схема слияния больше напоминает любовь и семейные отношения, чем политические…
                  Внешние источники упоминают H-l-g-w предводителя русов, Игоря, Ольгу как русских правителей из Киева — т. е. те же имена из норманнской серии ПВЛ и НПЛ. Явно не сочиненные нашими «пропагандистами», как и договоры с Византией. И потому неважно как звали их предка на самом деле — Рюрик или Ёрик — главное, что уж точно не Добрыня.
                  Второе. Чем могло прельстить варягов Ладоги, Рюрикова городища и прочего Севера объявление их какими-то «истинными» русами и «родственниками» киевским князьям? Если грабитель с ножом требует кошелек и при этом говорит, что ты мой брат и ваще крутой пацан, то жертва расстанется с деньгами из-за «теплых» слов или из-за ножа? А варяги и сами всегда с ножом — до войны охочие и на дипмиссии к степнякам в южном тылу способные.
                  Если же речь у Вас идет о добровольной капитуляции варяжской элиты Севера и внедрении (по сговору) пропаганды «единства», то непонятно на кого она была рассчитана: на словен, чудь, кривичей? — но тема общих Родриг и Аскольдов явно про не их, да и разных варягов им уже приходилось гонять без всякого почтения; на «младших» варягов? — но не та психология, чтобы мириться с неудобствами — и «родство» их не останавливало в случае конфликта, да и уйти всегда могли.
                   
                  В общем непонятно, что конкретно затушевывали или приплетали летописи и с какой целью.
                  И еще — что за необходимость подталкивала обе стороны, с одной стороне, к войне (которую, как Вы говорите, сами же опасались), а с другой — к взаимному слиянию? Предчувствие будущего единства?  


                  • Ув. Виталий! Вы пишете:
                    «Такая схема слияния больше напоминает любовь и семейные отношения, чем политические…»
                    Не согласен. Посмотрите, что происходит в Каталонии и на Украине. Каталонцы доказывают свою национальную несхожесть с остальной Испанией. Украинские власти пошли ещё дальше (вплоть до запрета русского языка). А Мадрид и Москва пытаются доказать обратное.
                    «Чем могло прельстить варягов Ладоги, Рюрикова городища и прочего Севера объявление их какими-то «истинными» русами и «родственниками» киевским князьям? Если грабитель с ножом требует кошелек…»
                    Причём тут грабёж? Правителей Новгорода прельщал торговый путь к Чёрному морю по Днепру через земли дружественного народа.
                    «Если же речь у Вас идет о добровольной капитуляции варяжской элиты Севера…»
                    Не капитуляция, а объединение примерно равных по силам народов.
                    «Что за необходимость подталкивала обе стороны, с одной стороне, к войне (которую, как Вы говорите, сами же опасались), а с другой — к взаимному слиянию? Предчувствие будущего единства?» 
                    Как я уже писал выше, материальная выгода (торговый путь на юго-восток). Но каждый князь надеялся в итоге взять верх. А если что не понравится, тогда можно разойтись. Так оно и было.

                • Приветствую Владимир!
                  С Житием Георгия Амастридского большая проблема даже не в вставке похода, а в его аутентичности. Принадлежность Жития авторству Игнатия Диакона и датировка 1Х веком были довольно удачно оспорены Кириллом(Сирилом) Магно, показавшим. что все попытки Шевченко доказать авторство Игнатия и датировку последней фазой иконоборчества, разрушаются довольно простыми доводами. При этом, даже если Житие и может быть датировано ранее Х века(хотя, пока веских оснований для этого нет), то ничто не может гарантировать, что упоминание росов не поздняя вставка, тут показательны разночтения в списках Тактики Льва Мудрого, где в старейшем списке(датируемом 930 гг) главы «Морская война» фигурируют «гиперборейские скифы», а в более позднем с датировкой конца Х века вставлено пояснение, что это росы.
                  По подчинению Новгорода. Вообще то, если рассматривать историческую перспективу, даже отбросив Игоря и Олега, то это Новгород раз за разом захватывал Киев. Если следовать Константину, то Святослав сидел в Новгороде, потом он перебирается в Киев. Владимир, сидевший в Новгороде, захватывает Киев. Ярослав, сидевший в Новгороде, захватывает Киев. Последний особо примечателен тем, что когда варяги Ярослава, учинявшие бесчинства, были избиты новгородцами, то Ярослав, собрав варягов, устроил новгородцам западню и перерезал, участвовавших в избиении варягов.  Но  после того, заслышав, что надо идти и повоевать Киев, новгородцы, позабыв по резню своих, устроенную Ярославом, изъявили горячее желание участвовать в этом предприятии вместе с варягами. Новгород издревле действовал, как перевалочная база, и был сильно зависим от функционирования бесперебойной торговли. Показательно, что когда в 1230 году на Руси случился неурожайный год и поставки хлеба с юга прекратились, то на Новгород обрушился жесточайший голод, из которого его выручили только немцы, начавшие поставки своего хлеба, вместо обычного вывоза.

                  • Я уже несколько раз объяснял здесь, что к чему. — Новгород с конца IX века — центр метрополии Древнерусского государства (Новгородской земли). В 882-1169 годах в Киеве находилась Военная Ставка русских князей-рядников, получавших легитимность от новгородского правительства., в 1169 году она была вновь перенесена, на этот раз — во Владимир-на-Клязьме. Новгород каждый раз немедленно отправлял правительственные войска на Киев во главе с летитимным военным правителем Древнерусского государства (князем-рядником), когда Киевское Вече провозглашало Великим князем Киевским князя-узурпатора (с точки зрения русского правительства Новгорода) всё из того же клана Рюрика (в 972-977 годах русское правительство метрополии не приняло наместников Ярополка, но терпело 5 лет в Киеве князя-узурпатора Ярополка Святославича, но когда киевские бояре-самостийники инспирировали конфликт между Ярополком и его братом Олегом, управлявшим Древлянской землёй, в результате которого Олег был убит и Древлянская земля оказалась в подчинении Ярополка, немедленно собрали войско во главе с младшим братом Ярополка и Олега, Владимиром Святославичем, и отправили его на юг для восстановления правительственного контроля над Киевской и Древлянской землями.

                  • Добрый день, Аксель! Должен признаться, что тема противостояния Киева и Новгорода, борьбы князей за власть меня мало увлекает. Куда интереснее попытаться решить проблему происхождения руси. И вот что я надумал в дополнение к тому, что писал о дунайской версии.   
                    О. Прицак в работе о происхождении руси высказал интересную мысль:   «Происхождение Руси — это прежде всего исторический вопрос. В анализе этой проблемы археология и языковедение имеют второстепенный вспомогательный вес… История начинается — делаю акцент на слове начинается — с письменных источников… Исторические источники служат единственной основой для установления исторических фактов».  
                    На самом деле, не всё так просто, как казалось Прицаку, поскольку в сообщениях источников IX-XI вв. о Руси существуют вроде бы неустранимые противоречия. Западноевропейские, арабские и византийские летописцы называют жителей Руси по-разному: росы, русы, руги, Ruzi, Ruteni.   
                    Вот что написано в Бертинских анналах:   «839 г. …Прибыли также греческие послы, отправленные императором Феофилом… Он также послал с ними неких [людей], которые говорили, что их, то есть их народ, называют рос [gens Rhos – народ рос], что их король, по имени хакан, послал их к нему [Феофилу], как они заявляли, дружбы ради… Расследуя более тщательно причину их прибытия, император [король франков Людовик Благочестивый] узнал, что они из народа свеонов…»  
                    Сторонники норманнской версии утверждают, что послы прибыли из Ладоги, от предводителя скандинавов, которые называли себя русами, поскольку финны называли их ruotsi. Но до сих пор никто из норманистов не смог объяснить:
                    — зачем главе крохотной ладожской колонии скандинавов (849 г., до Рюрика) понадобилась дружба могущественной империи, до которой 2500 км пути,
                    — почему предводитель скандинавов взял себе тюркский титул «хакан», хотя логичнее было бы назвать себя конунгом свеонов или архонтом русов,
                    — почему в хронике Адальберта вдова князя Игоря названа «королевой ругов».   
                    Следует также учесть, что согласно ПВЛ, на которую ссылаются норманисты, ильменские славяне прогнали варягов за несколько лет до призвания Рюрика, поэтому в 839 г. ладожские скандинавы были либо малочисленны, либо уже успели сбежать на родину.
                       Объяснить причины появления противоречий в средневековых источниках можно только при следующих допущениях:
                    1. Руги жили в Подунавье до середины IX в.
                    2. Предводитель ругов взял себе титул «каган» после распада Аварского каганата.
                    3. В результате палатализации в языке славян Rugi превратилось в Ruzi, а затем – в русы, русь.  
                    Сразу возникает вопрос: если послы кагана были ругами, зачем, прибыв в Константинополь, они назвали себя русами (на слух греки это восприняли как «рос»)? Причина в том, что для толмача из придунайских славян (соседей ругов и византийцев) послы кагана были русами (результат палатализации термина «руги»). Так он и сказал: «это люди, которых называют рус» либо «это люди, которых мы называем рус». Предложенная версия объясняет, почему Людовик решил, что послы являются свеонами. Руги были выходцами из южной части Норвегии (до I в.), наверняка сохранили свой язык, а франки называли жителей южной и средней частей Скандинавского п-ва свеонами. Теперь получает логичное объяснение и странный вояж послов хакана сначала в Константинополь, а затем в Ингельхайм – наверняка послы просили защитить их от наступающих моравов, предоставив другую землю для проживания ругов и подконтрольных им славян.  
                    А вот что написано в трактате Константина Багрянородного (середина X в.): «Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты [предводители дружин] выходят со всеми росами из Киава [из Киева] и отправляются в полюдия…».  
                    Здесь тоже всё соответствует реальности. Приходя в славянское поселение, члены княжеской дружины называли себя тем именем, которое закрепилось за ними среди славян: «мы русы, пришли собирать дань». Со временем слово «русы» (росы у греков) стало для славян синонимом власти, поэтому страна позже получила названия Русь, Русия, а ещё позже православная Русь была названа Россией, поскольку основателям этой религии жители страны были известны как росы.  
                    Теперь обратимся к Раффельштеттенскому таможенному уставу (РТУ), где написано:«Славяне же, отправляющиеся для торговли от ругов (de Rugis) или от богемов (de Boemanis)…» РТУ был составлен примерно в 905 г., но славяне приходили в Баварию и в середине IX века, что подтверждается, по мнению А.В. Назаренко, упоминанием топонима Ruzaramarcha в 862-863 г. Однако, если выражение «от ругов» означает, что славяне пришли из Приднепровья, из Киева, почему они не сказали франкам, что пришли «от русов»? А дело в том, что русы – это княжеская дружина, но славяне пришли не от дружинников. Произнеся фразу «мы от ругов», славянские купцы дали понять франкам, из какой страны они пришли – из страны, где власть принадлежит ругам.  
                    Но как быть с «ар-Рус» из арабских источников (Ибн Хордадбех, IX в.)? Ответ очевиден: в Булгар и Хазарию славянских рабов приводили члены княжеских дружин, а славянские толмачи называли их русами (в языке славян «руги» превратилось в «русы») и передавали их рассказы о своей родине в Подунавье («остров русов» и «три города русов» из арабских источников).  
                    Помимо Rugi и Rhos, в немецких источниках IX-XI в. встречаются другие термины, имеющие отношение к термину «русы». Вот что пишет Назаренко: «Все перечисленные полсотни упоминаний разбиваются на две большие группы: формы с «с» (Rusci, Ruci и т.п.) и формы с «z» (Ruzi, Ruzzi и др.)». Вывод Назаренко однозначен: все эти формы являются аналогом «руси» (встречается и такая форма – Ruz). Здесь тоже всё понятно: поначалу термины Ruzi и т.п. относились к княжеской дружине, а в XI в. стали названием народа.  
                    Назаренко также рассмотрел причину появления термина Ruteni в европейских источниках XI-XII вв.: «Термин Rut(h)eni / Rut(h)enia применительно к руси / Руси относится к тому обширному классу «учёной» этно- и топонимии средневековья, которая заменяла реальные названия заимствованиями, как правило, из античной ономастической номенклатуры по принципу либо той же территориальной приуроченности, либо большей или меньшей созвучности».  
                    Вроде бы сделан логичный вывод, если речь идёт о созвучности, но вот что странно: Назаренко категорически отрицает возможность превращения Rugi в Ruzi, однако соглашается с превращением «Руси» в «Рутению».   
                    А вот как он оценивает перспективы решения загадки появления в европейских источниках термина «руги» применительно к руси: «Составители «Раффельштеттенского устава» имели дело непосредственно с древнерусскими купцами в Баварской восточной марке. Адальберт лично побывал в Киеве и провёл на Руси не менее полугода, свидетельство «Законов Эдуарда Исповедника» [rex Rugorum] восходит, надо думать, к рассказу одного из изгнанных принцев – Эдуарда, вернувшегося в Англию в 1057 г. … Всё это создаёт трудности при истолковании термина Rugi применительно к руси как чисто литературного. В то же время не видно и никакой другой сколько-нибудь удовлетворительной интерпретации».
                    Поскольку, по мнению Назаренко, проблема не решена, у меня есть полное право предложить свою версию. Что же касается археологических доказательств присутствия ругов в Подунавье и Приднепровье в IX в., то их в принципе не может быть – если руги несколько веков жили в Подунавье в окружении славян, они могли сохранить только своё самоназвание, свой язык и, частично, неизвестные нам обычаи.

  • Ув. Виталий! Меня больше всего увлекает попытка решения проблем, которые принято считать «нерешаемыми». Так было и с загадочной фразой из дневника Булгакова, которую удалось разгадать. Впрочем, как и в случае с версией начала Руси, прямых доказательств нет, но есть немало косвенных.
    Я уже писал, что года два назад был сторонником норманнской версии, но огорчало, что она не в состоянии объяснить ряд фактов из источников. Поэтому стал разрабатывать новые версии, нашёл кое-какие новые факты. Каюсь, в лингвистику на этом форуме напрасно ударился – всё ещё довольно сыро. Вот и в статье, которую предлагал журналу, о лингвистике не было ни слова. Однако «принципиальной необоснованности» в своих «реконструкциях» не нахожу.
    Что касается литературы, то похоже, что исписался. К тому же с издательством разошёлся, а на Амазоне, где размещал книги последние четыре года, очень скоро будет введён запрет на публикацию книг на русском языке. Так что не знаю, чем займусь, хотя кое-какие планы были. Поэтому и пытаюсь пока обкатать свою версию здесь и ещё на одном форуме. Такое обсуждение полезно не тем, что оппонент даст ценные замечания или уточнения, а тем, что желание опровергнуть оппонента позволяет найти новые аргументы в пользу версии.

  • Ув.Владимир! Говоря о принципиальной необоснованности, я имею в виду не частные моменты маршрута ругов (например, Вашу локализацию «острова руси» по отдельным арабским источникам, в пользу которой Вы собрали немалое количество косвенных доводов), а само направление поиска: ложный след я вижу на основе своей оценки серьезности тех двух проблем, на которых и заострил внимание.
     
    Надеяться на возможность их преодоления — Ваше право. В любом случае не обойти Вам и поиск материальных артефактов западного (дунайского) происхождения в Киевщине и отсюда культурологическую реконструкцию вещественного арсенала ругов. Иначе никакое историческое издание рассуждениями об источниках и географии не удовлетворится.
     
    П.С. >>> на Амазоне, где размещал книги последние четыре года
     
    Сейчас же можно работать и с электронными издательствами типа ЛитРес
     

  • Ув. Виталий! Я принципиально не согласен с вашим подходом к решению исторических загадок. Вынь да положь артефакты, докажи «переход» руги в рус (Rhos). Даже такой профессионал, как Назаренко, критикуя версию немецких историков Конрада Шиффманна и Людвига Шмидта о возможности превращения Rugi в Ruzi, не позволял себе такой мелочной (sorry) критики в адрес оппонентов. И ему, и Шиффману со Шмидтом было ясно, что если (!) допустимо превращение Rugi в Ruzi, дальнейшие превращения в русь, рос (рус) – это малосущественные детали.
     
    Коренной вопрос в нашем споре – почему в документах франков упоминаются руги (которые вроде бы уже испарились в пространстве) и почему Ольгу называли королевой ругов? Вы ответа не знаете, он вас по-видимому не интересует (что странно), поэтому вывернули проблему наизнанку: «удовлетворительного объяснения почему из всего множества источников лишь единицы называют их ругами у Вас нет». Ну нет и нет – со временем объяснение найдётся. Но только в том случае, если искать. На летописные источники слабая надежда. В земле – непонятно, что искать. Остаются непротиворечивые логические построения, частично основанные на фактах. Если сравнивать доказательную базу «ладожской» и «дунайской» версий, то перевес будет в пользу последней. А это значит, что эта версия достойна обсуждения, хотя допускаю, что не вполне достоин я. )) Но ведь других сторонников этой версии пока не видно.
     
    По поводу ЛитРес. При регистрации они требуют фото автора с раскрытым паспортом (хорошо хоть, не в трусах). На Амазоне ничего подобно нет, хотя американцы куда больше нас озабочены проблемами безопасности, идентификации личности и т.п.
     
    ПС. Загружаю текст из Блокнота – только тогда служебные слова не появляются.

  • Ув. Владимир!
    Как же Вам не везет с лингвистикой — опять не разобрались)) На этот раз в вопросе, за что критикует Назаренко Шиффмана, Шмидта и Шварца: не за попытку превращения ругов в славянское «русь», а за превращение в немецкое диалектное Ruzen через славянское «рузи». А ведь казалось бы, какая мелочь — что за разница между z или з! А самоедство норманистов вообще за гранью: roþs > русь не подходит, roþs > Ruotsi > русь — тоже немного не то… Так и остались без руси…
    Вопрос, который я Вам задал «наизнанку» — это и есть призыв не зацикливаться, а видеть ситуацию в целом: не ответив на мой вопрос, Вы не можете оценить весомость своего, который будете задавать до скончания веков, не слыша ответы))
    «Непротиворечивые логические построения, частично основанные на фактах» Вы принесли из какой-то умозрительной дисциплины, наверно, математики. Когда историки-оппоненты в свою копилку собирают разного рода артефакты, языковые аргументы, анализируют источники и делают осторожные выводы, Вы ставите себе задачу соорудить эдакого сферического коня в дунайском вакууме, который будет висеть над землей назло всем наукам и фактам. Меня радует, что Вы хоть не столь радикальны в выводах как другой представитель этого подхода — Фоменко.
    П.С. Небольшие комментарии проще писать прямо на сайте — как их видите, так они и опубликуются

  • «Вопрос… – это и есть призыв» — такая конструкция выше моего понимания. На самом деле, вопрос, на который вы не сумели внятно ответить, звучал так: почему русов называли ругами?
    Что касается непротиворечивых логических построений, основанных на изучении источников – это «скелет», на который затем нанизываются новые факты. Любой аналитик работает именно так. Жаль, что вам это неизвестно.
    «Когда историки-оппоненты в свою копилку собирают разного рода артефакты, языковые аргументы, анализируют источники и делают осторожные выводы, Вы ставите себе задачу соорудить эдакого сферического коня в дунайском вакууме». Звучит красиво, но опять не по делу – вспоминается только «тебе бы книжки писать, начальник!»
    «Осторожные выводы» — ненаучный термин. Есть гипотезы и теории, есть предположения и утверждения. Так вот, я ничего не утверждал, а сферический конь… видимо, это галлюцинация. Оставляю вас с нею наедине.

    • >>> Что касается непротиворечивых логических построений, основанных на изучении источников – это «скелет», на который затем нанизываются новые факты. Любой аналитик работает именно так. Жаль, что вам это неизвестно.  
       
      В том-то и дело, ув.Владимир, что Вы остановились на этой стадии исследования (предположения, домыслы, «модели») и упорно не хотите двигаться дальше. В итоге всем предъявляете «скелет» и удивляетесь почему от него все шарахаются. «Непротиворечивый конь» так и будет висеть в воздухе как сырая идея, пока Вы не позаботитесь как опустить его на твердую опору доказательной базы  

      • «Вы остановились на этой стадии исследования (предположения, домыслы, «модели») и упорно не хотите двигаться дальше».
        Полагаете, я на уроке по истории древнего мира в носу поковырял и выдал версию? Если так, то это опять похоже на галлюцинации. Могу привести библиографию из нескольких десятков древних и современных источников, которыми я пользовался, когда писал книгу «Загадочная Русь: от Рюрика до Путина». Книга размещена на Амазоне в 2016 г. — в то время я ещё был сторонником норманнской версии. 
        Хочу вас успокоить — на Нобелевку я не собираюсь претендовать — именно потому, что у меня есть только версия начала Руси, но нет достаточных доказательств. В таком же примерно состоянии находится и норманнская версия (предположения, домыслы… и несколько черепков, найденных в раскопах). Но в отличие от норманистов, я могу объяснить многие известные факты: «метания» послов хакана русов между Константинополем и Ингельхаймом, обстоятельства похода русов в 860 г., расположение «острова русов» и «трёх городов русов» и наконец ответить на вопрос: почему русов называли ругами».
         

        • Да ничуть я не сомневался в Ваших знаниях. То, чем Вы решили заняться, больше похоже на эксцесс перфекциониста. Все равно особо далеко уходить от норманнской теории и не собирались. Норманизм — это, другими словами, северогерманская теория, ну, и заменили Вы ее для пробы на восточногерманскую, получился эдакий маневр, уход от некоторых проблем.
          Только что это принесло? Приблизили солдатиков поближе к Константинополю, а потеряли массу «черепков» — антропологию, религиозную атрибутику, материальную культуру. В то время как «норманны» 9 века в Ваше отсутствие тоже потихоньку «сдвигались» на юг, но с доказательствами.
          Нашли конфигурацию городов начала 9 века по описанию источника 12 века? — Сомнительное достижение, особенно если принять во внимание существование отличающихся описаний, более интересных.
          Как и по остальным вопросам — опираетесь на самые слабые показания или трактовки источников. Слабые — потому что порождают еще большую волну проблем и противоречий.
          Вы не можете сами этого не понимать. Так что приходится по-прежнему считать Вас «норманистом», но на каникулах. С уважением.

  • Ув.Александр!
    Прошу заранее извинить: сейчас у меня меньше времени комментировать — буду обязательно отвечать на Ваши посты от 25.09 и последующие, но постепенно, с перерывами.
    >>>Прежде всего скажу, что моя цель, как и Ваша (насколько я понял), построить непротиворечивую объемную, целостную картину исторического процесса, не привязываясь к парадигмальным «-измам», поскольку любая парадигма автоматически отбрасывает/игнорирует факты и концепции, в нее не вписывающиеся.
    Разумеется. Как программу можно использовать пункты факторного анализа, которые мы с Вами уже обсудили. Но в любом случае придется оговаривать по ходу дела оценки значимости факторов и входные данные для анализа. Совсем не отсекать все равно невозможно — очень много данных письменных источников, археологии и т.д. допускает неоднозначную трактовку, не согласуется, а то и прямо противоречит друг другу.
     
    9) >>> При этом данные А. Комара и др. указывают на хорошее соответствие аспектов градостроительства при Олеге в конце 9-го и начале 10-го веков в Киеве, Вышгороде, и др., сведениям из ПВЛ. То есть это действительно археологически подтвержденное строительство именно столицы Древнерусского государства. Поэтому и ранее, и в других местах – о русской государственности говорить невозможно.
    Ну, о государственности я не скажу, поскольку мы не условились, что под ней понимать. Вопрос в первую очередь о зависимости или независимости.
    Период 880х-940х годов остается темным в древнерусской истории. Русские летописи и внешние источники о тех временах порождают больше вопросов, чем дают ответов:
    а) хронологические нестыковки: последовательности и датировки в ПВЛ и НПЛ (начиная с того, что согласно НПЛ Аскольд и Дир княжили после похода на К-ль), подозрительно растянутая во времени (более чем на 60 лет) деятельность Олега и Игоря (причем по НПЛ Игорь уже сам являлся активным участником киевского переворота), сомнительный возраст Ольги, затяжные перерывы в летописании княжеской деятельности (20-летние в ПВЛ);
    б) возможная рассинхронизация событий по русским летописям и внешним источникам.
    У аль-Масуди: «Первый (самый близкий на пути с Востока?) из славянских царей есть царь Дира (одно из чтений), он имеет обширные города и многие обитаемые страны; мусульманские купцы прибывают в столицу его государства с разного рода товарами». Сообщения этого автора трудно связать с 3-ей четвертью 9в., когда княжил Дир согласно Нестору. Прибытие восточных купцов в столицу и наличие городов неплохо вяжется с сообщениями других арабских авторов, которые возводятся историками к реалиям первых десятилетий 10в., и данными археологии по тому же времени.
    Хазарский источник, упоминавший некоего русского H-l-g-w в контексте событий середины 10в., гораздо позже гибели летописного Олега. Конечно, уверенно соотносить всех этих вроде бы тезок нельзя, но…;
    в) нехарактерные «дуумвираты»: Аскольд и Дир; Олег и Игорь — согласно НПЛ, а также при сопоставлении времени в.у. хазарского письма и достоверных сообщений о деятельности кн.Игоря;
    г) неясные роли и ареалы деятельности Олега и Игоря: по ПВЛ Олег бесспорно киевский великий князь, правивший до Игоря; по НПЛ он — воевода, ушедший в Ладогу и предводительствовавший в походе на К-ль;
    д) сложности надплеменного устройства: упоминания каких-то светлых и великих князей (как территориальных правителей) в первых договорах с Византией; сообщения восточных географов, предположительно восходящие к 1-й четверти 10в. о трех землях (племенах, городах) русов Куйяба, Славия, Арсания со своим царем во главе каждой (ибн-Хаукаль, аль-Истахри).
     
    Идеологические задачи, стоявшие перед летописцами позднего древнерусского времени, более или менее понятны: исторически обосновать единственность великокняжеской династии и идею централизации Руси. Соответственно для этого должны отсекаться все «посторонние претенденты»: Аскольд и Дир объявляются клиентами Рюрика и киевскими самозванцами (ПВЛ); «назначаются» братьями Рюрику и скоропостижно кончаются бездетными Синеус и Трувор; не исключено, «зачищаются» и другие имена правителей центров будущей Руси; превращены в дуумвиров начальники, возможно, разных земель (Аскольд-Дир, Олег-Игорь); Олег, чье имя Нестор похоже обнаружил в византийских договорах, представлен в ПВЛ назначенным в качестве князя-регента родичем Рюрика (прє̑дасть кнѧжениє своє Ѡлгови . ѿ рода єму суща . въдавъ єму на руцѣ сн҃а своєго Игорѧ).
    «Торопится» объединение Руси. Словами из византийских ученых книг провозглашает Олег будущий статус Киева. И для восполнения подтертых лет хроники летописцы размазывают во времени «жития» Олега и Игоря.
    Тем не менее, сквозь нестыковки между ПВЛ, НПЛ, зарубежными источниками просматриваются следы иной реальности конца 9 — первой половины 10 века — более сложного и драматического становления ДР государственности, чем рисуют нам летописцы. В которой не существовало единства территорий, а первые десятилетия — и единой власти и единого центра.
     
    Что касается всплеска градостроительства в рассматриваемый период. Во-первых, ему сопутствовало резкое расширение зоны норманнского присутствия: Тимерево на северо-востоке, «скандинавский» расцвет и укрепление Гнездово, наконец, формирование Шестовицкой вики на Юге — как наиболее яркие эпизоды норманнского продвижения вглубь земель восточных славян. «Скандинавские» элементы появляются и в других поселениях, которые возникали или трансформировались в грады — причем как на Севере, так и на Юге будущей ДР. Прежде всего это свидетельствует о притоке норманнского населения в ВЕ.
     
    Во-вторых, началось развитие Киева как одного из территориальных центров Руси. Какие-то первые сооружения появляются в «нижнем городе» еще в конце 9 века, но уже в первые десятилетия следующего столетия Подол значительно разрастается как торгово-ремесленное поселение. С начала века формируется участок курганных могильников Киевского некрополя и в 1-й четверти века возводятся укрепления (еще слабые, по мнению А.В.Комара) на Старокиевской горе — возможно в связи со сменой князя и династии. «Причем эти фортификации технически аналогичны укреплениям Рюрикова городища в Приильменье» (Михайлов К.А. Реконструкция древнейших укреплений Старокиевского городища // Археологія і давня історія Украіни. Вып.1. Київ, 2010). Итак, возник торгово-административный центр, который восточные купцы называли Куябой. Соответственно, фиксируются и первые (за последние столетия) монетные клады Киева (дирхемы с 905/906г. выпуска и далее).
    Город становится также и политическим центром, поскольку окружается форпостами — Вышгород, Китаевское городище, позже — Витичев. То есть для защиты как с юга, так и с севера. Организуются миграции населения в районах Среднего Днепра-Нижнего Подесенья, где вырастают города Чернигов, Любеч.
    Однако крайне маловероятно, чтобы т. н. Рюриковичи сразу смогли добиться объединения Севера и Юга — военно-политических и экономических ресурсов на столь раннюю и разовую акцию у них не было. Поэтому строительство единого государства, законченное при Владимире, происходило поэтапно.
     
    В экономическом аспекте правители Киева держали в своих руках торгово-транзитный пункт на пути купцов в Европу, а также водный путь в Византию, который являлся альтернативным по отношению к уже известным с 9 века — Волжскому к булгарам, хазарам и арабам и Волго-Окско-Донскому к хазарам, грекам и их восточным соседям. Особой необходимости в освоении нового пути у «северян» изначально не было — старые маршруты гарантировали им экономическую независимость от Киева. Как сообщали арабы, «Слаба (РГ или ранний Новгород?) — приятный город, из которого в мирное время жители ездят торговать в землю болгар».
    Однако на востоке обстановка становилась все более нестабильной. Ок.920г. были уничтожены центры, контролировавшие волоки в земле вятичей и прекращено функционирование Волго-Окско-Донского пути (Григорьев А.В.). Хазарский каганат постепенно слабел политически и экономически, к тому же еще преподносил русам неприятные «сюрпризы» как-то в 914г. Торговые маршруты становились более длинными и рискованными. Возможно, желая решить возникшие проблемы северные русы неудачно пытались закрепиться в Прикаспийском регионе (поход 943-944гг.). Таким образом, ухудшающаяся внешнеполитическая конъюнктура постепенно подталкивала их к переориентации на Днепровский путь, а значит и экономической зависимости от Киева.
     
    При Игоре Древнем Киев уже контролировал все Поднепровье (судя по маршруту полюдья) и далее на север до Новгорода. В Новгороде  «сидел» сын киевского князя. В качестве отступного элита северных русов (Ладога?) получала 300 гривен дани «ради сохранения мира» до самой смерти Ярослава Мудрого (ПВЛ). Северные родичи новой киевской династии стали наиболее опасными конкурентами, и летописец уже дистанцируется от них, именуя варягами.
    Однако Игорю северные земли еще не платили. Данью (уроками) их обложила Ольга. С этим эпизодом, видимо, был связан и погром варяжского Гнездово, фиксируемый археологами. Значительные успехи Южной Руси нашли отражение в новом этапе киевского градостроительства — усилении укреплений на Старокиевской горе и сооружении каменной резиденции для княгини.
    Но русы, и Рюриковичи в их числе, не связанные происхождением с Киевом, слабо мыслили себя в новой роли. Похоже, в их среде сложились две партии. Номады желали «продолжения банкета» — поиска и завоевания новых земель и выгодных торгово-транзитных узлов. Таким был Святослав, вскормленный в «северных» традициях, искавший себе очередную столицу — на Балканах. Психология и идеология оседлой государственности воплотилась в деятельности княгини Ольги и была передана ее воспитаннику — Владимиру, который и смог довершить дело гос.строительства и закрепить Киев уже не просто в качестве княжеской резиденции, а в статусе неоспоримого политического и религиозного центра, первого стола на Руси.
     
    11) >>>И интересная деталь, кажется никем не замечавшаяся… При этом не только Константин Багрянородный, но и скандинавские источники (сага о Гаральде) используют для обозначения подобного полюдью механизма сбора дани славянское слово (poluta, polutaswarf), а не аналог русского полюдья, — а это древненорвежская вейцла (veizla), буквально — «пир», «угощение». Почему даже скандинавы заимствовали славянское слово, а не наоборот – если исходить из логики правления именно скандинавской династии и властителей? И использовали его, а не свое родное, даже для византийцев и оно передано в сагах? Если забыли,то что это значит?
    Дело-то в том, что эту деталь заметили — точнее, заметил ак.Б.А.Рыбаков в работе А.Стендер-Петерсена, и превратил ее в антинорманистский довод, хотя ничего такого в источниках и не предполагалось.
    История слова и его трактовки восходит к Снорри Стурлусону и его Саге о Гаральде Сигурдасоне. Еще до того как стать королем Норвегии Гаральд служил наемником со своей дружиной на Руси (у Ярослава Мудрого) и в Византии. Упоминание формы pólútasvarf / polotasvarf относится к периоду его византийской службы: «Гаральд трижды ходил в обход палат [pólútasvarf], пока находился в Миклагарде (Константинополе). Там было в обычае, что всякий раз, когда умирал конунг греков, веринги (Væringjar) имели право обходить все палаты конунга (ganga um allar pólutir konungs), где находились его сокровища, и каждый был волен присвоить себе то, на что сумеет наложить руку». Poluta здесь, очевидно, искаженная передача ср.-греч. παλάτιον -«дворец», «палаты», svarf от sverfa – исл. «идти колонной».
     
    Вроде бы все просто — скальд сам рассказал и сам все объяснил. Но в 1940г. А.Стендер-Петерсен высказал сомнения в аутентичной трактовке слова и предложил свою версию. Что pólútasvarf связано с пребыванием Гаральда на службе у Ярослава, его участием в сборе дани со славян, и представляет собой два слова — искаженное славянское «полюдье» и его близкий по смыслу перевод (вейцла в Норвегии все же имела свои нюансы — там предполагались ритуальные пиршества, угощения — см. у А.Я.Гуревича). Сторонников этой версии немного. Но даже в этом случае вроде бы все понятно — русский термин запомнился участниками похода и отразился в норманнских сказаниях, к скандинавским же институтам отношения не имеет.
    Однако в своей научно-популярной книге 1982г. Рыбаков «развил» тему: «… В шведских средневековых документах сбор дани обозначался словом, заимствованным варягами из русского языка — «полюдье» (poluta), что с несомненностью свидетельствует о первичности у славян такого раннегосударственного действия, как сбор полюдья.» Никаких других источников в подтверждение своего заявления академик не привел, только упомянул в.у. Сагу (правда, ничуть не шведскую). Насколько я знаю, антинорманисты пруфов пока так не нашли и в качестве аргумента это давно уже не используют. Даже когда задали соответствующий вопрос Л.П.Грот, она ответила http://pereformat.ru/2015/03/drevnerusskie-goroda/, что в шведской системе сбора дани подобный термин ей не встречался… Интрига сохраняется…))
     
    Что же касается вопроса о том, варяги ли распространили обычай вейцлы на восточных славян (такое предположение высказывалось некоторыми норманистами), то он остается пока дискуссионным.

  • Уважаемый Виталий! Спасибо за обстоятельные ответы. а) По поводу названия «русы» я уже писал, что скорее склоняюсь к версии наложения «северного», но «локального» названия на местное, поднепровское, вероятно иранского происхождения. Дело и в том, что народ «русов» никак не отмечен в хрониках их западноевропейских соседей. И ситуация с послами от «кагана росов» говорит, что император франков, в отличие от византийцев и арабов,  ничего не знал о существовании такого народа, да еще во главе с каганом, хотя знал свеев. Набег на Севилью связывается не только с ар-Рус, но и с тюрками, в т. ч.  хазарами. А в хазарском  войске служили и русы, и славяне. Они использовались для военных действий против мусульман, т. к. хазарские мусульмане отказывались воевать с единоверцами. Поэтому послы также вполне могли быть наемниками или представителями вассального вождя, и называть хазарского кагана  — каганом и народа рос. Кстати, в некоторых источниках указывается, что остров русам подарил каган Хазарии. То есть эта территория примыкала к Хазарии. (Есть версия и о причерноморских заболоченных территориях). При этом никакой предводитель отряда скандинавов не мог называться каганом – эквивалентом императорского титула. И этот титул имел бы смысл только в прихазарских землях. И это было бы просто оскорбление настоящего кагана – то есть самозванством. Поэтому и Готланд здесь явно не то место, да и его геология совсем иная. (А про 822 г. – это описка, связанная с Великой Моравией). б) Проанализируем оборот в  договоре Олега с Византией 911 года: «Мы от рода русского…». Если это «от рода гребцов» — выглядит просто неадекватно. Очевидно, что речь идет о некоей родственной и уже ассимилированной и/или вошедшей в автохтонное самосознание общности. Так как «а Олега водиша и мужий его на роту; по Рускому закону кляшася оружьемь своимъ, и Перуном богомъ своим, и Волосомъ скотьимъ богомъ и утвердиша миръ». в) Индоиранская гипотеза Трубачева сама по себе конечно уязвима. Но у Рюриковичей родовые ирано-тюркские знаки родом из Боспорского царства, и три (индо)иранских бога. Это весьма весомый аргумент в пользу теории и южного аспекта происхождения как названия «русь», так и союза элиты Рюриковичей с местным постиранским населением и его княжеской элитой. И наименование киевских князей «каганами». И здесь мы можем вспомнить и работы Брайчевского, и иранские этимологии порогов и ряда имен в договорах с Византией. Кстати, да, Рось- «поршане» в более поздних славянских источниках. Но здесь есть одна тонкость. Для ираноязычного/пост(индо)иранского/пост-антского населения времен объединения под началом Олега (и для этого имени предлагалась иранская этимология),это название  ранее могло звучать иначе. Опять таки, укажу соответствующие топонимы. Например, Расава, Росава  — приток Роси), –  Литва, Украина, Хабаровский край, и …Индия. То есть эти названия весьма древние и общие для потомков восточноевропейского и. е. населения бронзового века. Таким образом наибольший вес имеет сценарий объединения северного и южного компонентов княжеских элит при совпадении/наложении/резонансе названий «рус/рос», как одного из консолидирующих факторов. (Например: «Вы, «русы» – русые, и мы тоже – светлые, русые, и т. д.».). Про стимулирующий пример родственной Великой Моравии в создании собственно государства я уже писал. А протогосударственные формы княжеской власти, в том числе племенные объединения у славян Восточной Европы уже давно существовали.  г) Любопытным и многозначительным представляется практически полное отсутствие генетических следов скандинавов в генофонде народов Древней Руси, даже в тех регионах, где были их базы, подтверждаемые археологически. Это означает, что скандинавы, торговавшие и мехами, и рабами,  практически не смешивались с местным населением, то есть были репродуктивно изолированными от славян сообществами/группами/отрядами. (Наложницы из местных – видимо погибали на похоронах).  Ср. с монголами, которые только убивали или захватывали славянское население, не смешиваясь с ним: поэтому никакого генетического вклада монголы у славян не оставили. И это резко контрастирует с Рюриковичами – которые видимо были почти сразу, начиная с Олега, ассимилированы и находились в союзе, в т. ч. династическом, с местными славяно-постиранскими элитами. Именно это и позволило им стать основателями Древнерусского государства, в отличие от предводителей чисто скандинавских отрядов, некоторых из которых им позднее пришлось устранить (Гнездово и др.), а другие стали просто наемниками-варягами при руси: «В лъто 6452 (944) Игорь совокупи воя многы: Варягы, и Русь, и Поляны, и Словъны, и Кривичи, и Печенъгы». Напомню также, что в Киеве  захоронения и артефакты – самые различные по происхождению, много в моравском и др. стилях, а чисто скандинавских  -просто нет. Как и генетического скандинавского вклада. 

    • Насколько мне известно , никаких исследований посвященных следам скандинавов в генофонде народов Древней Руси , как и современных популяций никто ещё не опубликовал .  Необходимо специальное исследование , притом искать лучше видимо среди коренных жителей древних городов , в том числе небольших , сельское население которое сейчас тестируют тут на мой взгляд не очень хорошо подходит. Вообще тема очень интересная для крупномасштабного исследования , тем более что и по имеющемся сейчас данным всё таки следы присутствия вероятного скандинавского происхождения прослеживаются , вспомнить можно например своеобразие современного генофонда потомков жителей Волжской Болгарии — казанских татар , да и у русских тоже можно отметить некоторое повышение частоты I1a .

      • «Вообще тема очень интересная для крупномасштабного исследования , тем более что и по имеющемся сейчас данным всё таки следы присутствия вероятного скандинавского происхождения прослеживаются , вспомнить можно например своеобразие современного генофонда потомков жителей Волжской Болгарии — казанских татар , да и у русских тоже можно отметить некоторое повышение частоты I1a» . Здесь есть два аспекта. Во-первых надо из всех I1a вделить только скандинавские субклады. Во-вторых, генетические следы от случайных связей по торговому водному пути (это малые проценты), отличаются от следов предполагаемого по норманистской модели массового проживания скандинавской общности в городищах, и ее неизбежного сексуального взаимодействия с местными женщинами. Согласно норманистской модели, на Руси жили тысячи скандинавов. Ясно, что и генетический вклад должен быть значительным, и давно заметным — в районе Гнездово/Смоленская обл., Шестовицы/Черниговская обл., и др.  А вот данные по Шестовице:  «Курганный могильник» насчитывает несколько сотен курганов, из которых раскопано свыше 150. В том числе за погребальным обрядом 57 с сожжением, 48 с трупоположением, 48 пустые кенотафы. В 7 курганах были захоронения вместе от 2 до 9 покойников, мужчин, женщин и детей. Во многих захоронениях найдены воины с убитыми рабынями, боевыми лошадьми, оружием. Богатый инвентарь (некоторые вещи скандинавского происхождения) : оружие (боевые топоры, мечи, наконечники копий, кинжалы, колчаны со стрелами); украшения и бытовые вещи (ножи, гребни, лепная и гончарная посуда); остатки одежды, застёжки-фибулы; арабские и византийские монеты. Большинство курганов датируются X—XI вв., только некоторые XII в. 13—14 из 167 захоронений в 148 курганах идентифицируются как скандинавские (8—9%)». https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%86%D0%B0 Так что и реальный процент скандинавских захоронений не очень большой, и рабынь убивали (а ставших ненужными-продавали далее) … И в результате никакого значимого генетического вклада на территории Украины, например, субкладу М227+, не оставили. Как и в районе Гнездово.

    • Уважаемый Александр!
      Так тут то и момент, что нескандинавских субкладов I1  на настоящий момент нет. Это связано с недавним по историческим меркам «бутылочным горлышком», которое для головной I1-M253 датируется по оценкам TRMCA , полученным двумя разными методами,  3460  или 4190 лет назад ( см Chiara Batini et al. Large-scale recent expansion of European patrilineages shown by population resequencing. Nature Communications volume 6, Article number: 7152 (2015)). Все существующие на настоящий момент субклады показывают то или иное отношение к Фенноскандии, будь это L287, существующая у финнов,  или L1302, имеющаяся у саамов, они все одно являются субветвями одного ствола DF29+. Из имеющихся данных о наличии I1-M253  в России, Белоруссии,Украины, они относятся в основном к субкладам Y3866+> S4767+>Y4781+>M227+, Y3866+> S4767+>Y4781+>S7642+,  L22+ (S142+)>P109+, Z59+>Z382+>Y2170+, Z59+>Z60+>A196+, Z63+>S2078+>Y2245.2+/PR683>L1237+, Z63+>S2078+>Y2245.2+/PR683>Y3968+/S10360+. Какой то изолированной ветви I1-M253 имеющейся только у славян и отсутствующей у германцев нет. При этом, непростой задачей явлется отделение субкладов, привнесенных готами или вандалами, от привнесенных варягами. Тут необходимо привлечь географию распределения субкладов. При этом, Z63+>S2078+>Y2245.2+/PR683>L1237+, Z63+>S2078+>Y2245.2+/PR683>Y3968+/S10360+, следы которых находятся в Испании и Италии, надо полагать, были в основном готскими, а Y3866+> S4767+>Y4781+>M227+, Y3866+> S4767+>Y4781+>S7642+, L22+ (S142+)>P109+ варяжскими. 
      Имеющаяся оценка наличия I1-M253 для  России ок 5%, для Украины ок 4,5 %,  для Белоруссии ок 5,5 %, — совсем не мало. Арабы,  торчавшие на Пиренеях  700 лет в качестве хозяев, оставили испанцам всего ок. 2 % аравийской J1. Надо еще помнить, что варяги составляли военизированную группу и мерли в боях, часто не успев обзавистись потомками.Касаемо захоронений, тут та беда , что вообще большое везение определить этническую принадлежность погребенного. Однако, оценки хотя бы Гнездовких погребений, тех где удается определить этническую принадлежность, дают такую картину

      Обилие находок северного происхождения на различных участках гнёздовского комплекса отражает непрерывные контакты с территорией Скандинавии на протяжении X в.и дает основания говорить о миграции на эту территорию населения из Средней Швеции. Судя по находкам украшений, скандинавские женщины были похоронены в 40–50% гнёздовских курганов, а скандинавам в целом принадлежит не менее четверти погребений некрополя.
       
      Н. В. Ениосова,Т. А. Пушкина. «Гнёздово как раннегородской центр эпохи формирования древнерусского государства и некоторые вопросы его интерпретации.» в сб.»Древнейшие государства Восточной Европы. 2014 год. Древняя Русь и средневековая Европа: возникновение государств»
       
       
       

       
       

      • Едва ли даваемая вами оценка наличия I1a соответствует объективному положению вещей. Полагаю будет правильно увеличить у русских по крайней мере втрое или около того  — до примерно 15 % , у белорусов снизить до 3 или 4 % . Тут не нужно пренебрегать опытом различных частных компаний занимающихся изучением ДНК на коммерческой основе , а также различных любительских проектов в области ДНК генеалогии . Кроме того , ни археологические , ни исторические источники ничего не рассказывают нам о значительном варяжском присутствии на территории Белоруссии , за исключением может быть Полоцких земель .

    • Уважаемый Александр!
      Спасибо за интересный ответ!
       
      1) К сожалению, это практически невозможно. Народ мобилен. Сейчас очень трудно найти генетику людей, живших на данном месте 1000 лет назад, если не проводить массовый анализ генетики из захоронений. По ныне живущим сказать нечего. Даже в Смоленске, рядом с Гнездово, трудно найти людей, чьи предки жили б тут 100 лет назад, а что уж говорит о 1000 лет. Остается надеяться только на массовые выборки в пределах стран и ждать, когда анализы генетики средневековых погребений станут обычными.
       2) Не такая уж аномалия. Завоевание арабами Испании не привело ни к арабизации, ни к распространению их генетики. Завоевания монголов так вообще прокатили у нас «никак».  
      3) Все ж нет. Две фибулы не обязательно.

        Находки на территории Древней Руси в погребениях единичных экземпляров этих эффектных застежек не противоречат данным скандинавского материала: из 148 погребений могильника Бирки, содержащих в составе инвентаря овальные фибулы, в 43 эти фибулы были встречены по одному экземпляру. Причем две трети фибул найдены в погребениях с трупоположением. Надо отметить, что значительное число единичных экземпляров овальных фибул на территории Руси происходит из погребений с трупосожжением, при котором утрата части инвентаря практически неизбежна, особенно при сожжении на стороне. Т. А. Пушкина «О проникновении некоторых украшений скандинавского происхождения на территорию Древней Руси».

        Так что и в Скандинавии «однофибульные» захоронения не диковина.
       
        4)Касаемо «южнобалтийского» влияния вопрос великолепно был рассмотрен А. А. Зализняком в связи с проблемой «Новгородского наречия». Никакого особого «южнобалтийского» влияния не было, была миграция носителей лехитских(скорее даже «протолехитских») наречий, которые практически точно связаны с традицией длинных курганов.  
       
      5)Касаемо антропологии напомню недавнюю отповедь Санкиной по этому вопросу:  

      По данным и антропологии, и генетики в популяциях Русского Северо-Запада и Севера от средневековья до современности обнаруживается ярко выражен-ный след древнего европеоидного населения, связанного, предположительно, с носителями культур шнуровой керамики и боевых топоров, в частности, фатья-новской культуры. На основе этого мощного субстрата сформировались балты, скандинавы, западные славяне, а также часть восточных славян и финнов. Это, на первый взгляд, противоречит сложившимся в науке представлениям о еди-ной «прародине» всех славян и их быстром распространении на огромные тер-ритории в V–VI вв. н. э. Однако на деле подобный результат ярко свидетель-ствует о том, что лингвистическая, культурная история народов и формирова-ние их антропологического облика — разные процессы.Наряду с палеоевропейским, на рассматриваемой территории в разные эпо-хи наблюдается умеренное присутствие восточного, «уральского» элемента. Этот компонент также внес свой вклад в сложение населения как Русского Се-веро-Запада и Севера, так и более западных областей Балтийского побережья. Наиболее сильно он проявляется в некоторых позднесредневековых и близких к современности русских и финских популяциях.Результаты проведенных в последнее время антропологических исследо-ваний не могут быть основанием для подтверждения теории происхождения средневековых новгородцев от балтийских славян. Отсутствие материалов I тыс. н. э. ограничивает возможности антропологии, на материалах же начала II тыс н. э. такого сходства не выявляется. Предположение о наличии неких об-щих тенденций в изменчивости краниологических признаков, которые намека-ют на родство балтийских и новгородских славян, пока не получило достаточ-ного обоснования.Новгородское население XI–XIII вв. обладает теми же чертами, что и ряд дру-гих древнерусских групп, в отношении которых южнобалтийская версия проис-хождения не рассматривается.Предположение о том, что принадлежность балтийских славян (поморян и ободритов) и некоторых новгородских групп XI–XIII вв. к германскому краниоло-гическому варианту может служить доказательством их родства, не подтвержда-ется ни данными антропологии, ни историческими источниками. Древнерусские группы с германским комплексом признаков тяготеют к группам Скандинавии, славяне юга Балтики — к группам Германии.Санкина С. Л. О западнославянской версии происхождения словен новгородских… 2017  

      С антропологией еще много будет споров

      Я хочу еще раз обратить внимание, что не Гнездово (к которому обычно аппелируют в дискуссиях о роли варягов), определяло создание древнерусской государственности, а столица-Киев, княжеская власть которого позже и уничтожила Гнездово, его вяряжскую элиту. А в самом Киеве, согласно последнему обзору А. Комара, не найдено ни одно полностью скандинавское захоронение, только смешанные по происхождению, артефактам и стилям. И никаких данных о повышенной плотности скандинавских субкладов в Киевской области.

      Вот хотелось бы спросить А. Комара, а как он себе представляет «полностью скандинавское захоронение» при всем гигантском разнообразии традиций и стилей, бытовавших в Скандинавии? В Скандинавии дохристианского времени не было ни единой традиции захоронений(кремационные, ингумационные), ни единой типологии захоронений даже внутри одной традиции(ингумации в ладье, ингумации в камере, ингумации в гробу и. т. д. и т. п, дальше больше).
       
      Лебедев еще в 70-е насчитал с полтора десятка типов только ингумационных захоронений, и это еще «по крупному».
       
      6)Касаемо Гнездовского пожара, так как раз после него возрастает число камерных могил скандинавского типа(см В. В. Мурашева «Град велик и мног людьми». Некоторые итоги исследований Смоленской экспедиции Исторического музея . 2014.) , что говорит об еще большем притоке туда варягов. Похоже завоевание Гнездова в 950-е, было осуществлено варягами Свенельда, который и устроил там опорную базу.    

      Следует отметить также, что срубные камерные гробницы имеют традиции и в Среднем Поднепровье. В них хоронили умерших здесь в скифское и сарматское время.

          П.П. Толочко, конечно человек уважаемый….. но… «срубные камерные гробницы» скифо-сарматского времени, это что то совсем новое. Это какая-то смесь бульдога с носорогом. Бывали подкурганные срубы на горизонте, которые скифы, чаще всего сжигали перед насыпкой кургана. Это раз. Были еще катакомбные захоронения сармато-аланского времени. Но катакомбные погребения степных иранцев и камерные могилы раннего русского времени отличаются, как пирамиды Гизы от пирамид Теотиуакана. Пусть бы показал для начала, где у камерных погребений дромос или шахта, а там уже по мелочам обсудим. Ну, а касаемо того много ли найдено скандинавских предметов, можно отослаться к каталогу Occasional Monographs — Андрощук Ф., Зоценко В. — Скандинавские древности Южной Руси: Каталог. Год издания: 2012.

      • Куда же , уважаемый Аксель , девались жители столетней давности в районе Гнездово ? Вы как то уж слишком преувеличиваете мобильность населения , напротив в этом вопросе русские похоже весьма консервативны , насколько я помню даже премьер министр призывал к большей мобильности населения , но этого не происходит. Тем более , что никаких генетических исследований в районе Гнездово , насколько мне известно , не проводилось . Другое дело 1000 летней давности , тут возможны какие то изменения , про Гнездово не знаю , но вот Смоленск в своё время подвергся ужасной эпидемии чумы , фактически уничтожившей жителей , так что снаружи заперли ворота и город в устах современников носил имя «город мёртвых» , или Киевское княжество совершенно уничтоженное монголами , едва ли корректно искать там сейчас потомков жителей тысячелетней давности .

  • Ув.Александр!
    О Рюриковичах.
    а) У настоящих скандинавов могли быть только две жены, а у них могло быть множество.
     
    Почему две? — Как правило, одна. Но если человек знатный — то ему все можно)). Сага о Харальде Прекрасноволосом: «Люди говорят, что когда Харальд конунг женился на Рагнхильд Могущественной, он прогнал девять своих жен». Истоки — еще при Таците («Германия»): «Ведь они почти единственные из варваров довольствуются, за очень немногими исключениями, одною женой, а если кто и имеет по нескольку жен, то его побуждает к этому не любострастие, а занимаемое им видное положение».
    А наложницы (frula, frilla) у скандинавов — вообще отдельная песня, их имели не только знатные мужи.
     
    б) Индоиранские родовые знаки родом из Боспорского царства
     
    В качестве знаков Рюриковичей атрибуируются двузубцы, трезубцы разных видов, в которых также можно усмотреть стилизованное изображение птицы. Что имеем на данный момент.
    Во-1х и в-главных, старейшие монеты с граффити в форме двузубца, которые можно связать с Рюриковичами, найдены отнюдь не на юге: древнейшая происходит из клада рубежа IX-X вв., найденного на Готланде, следующая — начала X в. — из Погорельщинского клада начала X в. (Минская обл., Белоруссия). Есть и другие монеты ранней чеканки (конца IX-первой половины Xвв.) с двузубцами, обнаруженные скандинавами. В древнерусском Среднем Поднепровье такие монеты зафиксированы только с середины X века. Естественно, знаки были процарапаны владельцами монет, а не чеканщиками. Их держателями были норманны, с которыми эти или похожие знаки позже последовали на юг.
    Другой вопрос — откуда они взяли эти знаки, могли ли у кого заимствовать: здесь полагаю, что восточный след вполне возможен.
    Во-2х, трезубцы. Собственно, триденсы наносились и на ЗЕ монеты, но также в качестве тамги замечены и в Хазарском каганате. При этом на основе имеющегося материала предполагается (Белецкий С.В.), что у первых Рюриковичей знаком являлся простой двузубец и только начиная с Владимира начинается композитное развитие знаков.
    В-3х, «птичья» стилизация (у Рюриковичей — с последней четверти 10 века) легко прослеживается по цепочке: монеты датского конунга Анлафа Гутфритссона (сокол или ворон бога Одина, неподалеку и на реверсе — кресты) — ладожская глиняная форма середины 10 века (обломок с нижними очертаниями птицы) — «дирхем» Ярополка опять-таки из Готланда (голова птицы с крестом) — псковская тамга Xв. (та же голова с крестом и двузубец) — наконец, птицеобразные трезубцы Владимира.
     
    Таким образом, у Рюриковичей, наблюдается лишь на более позднем этапе усложнение системы родовых знаков, а потому нет никаких причин связывать их со сложными и разнообразными формами знаков Боспорского царства, не говоря уж о том, что это анахронично. Как пишет С.В.Белецкий, «поиски истоков двузубца Рюриковичей среди знаков Боспорского царства первой четверти I тысячелетия и знаков на подвесках середины I тысячелетия представляются мне некорректными по хронологическим причинам: те и другие бытовали на несколько столетий раньше знаков Рюриковичей, и связующие звенья между ними отсутствуют».
    Я бы уточнил только, что связь вполне возможна, но как опосредованная и отраженная. Нельзя исключать того, что знаки из Боспора попали в сарматский мир, оттуда к хазарам и т. д. Но тут главный момент — у степняков произошло значительное упрощение этих знаков, что говорит не о сохранении прямой традиции, а лишь о возможности подражания им со стороны чужаков.
    Двузубцы на предметах известны по захоронениям салтово-маяцкой культуры (Белгородская, Воронежская области), а также в Булгаре. То есть носителями подобных знаков были тюрки, возможно, еще и аланы. Поэтому вероятность усвоения Рюриковичами похожих знаков у булгар или хазар, к которым уже в 9 веке плавали норманны, существует. Но оснований связывать заимствования с индоарийским миром нет. Также, судя по в.у. данным, знаки Рюриковичей «пришли» в Киев скорее с севера, чем были заимствованы на месте. Дальнейшее их развитие могло быть связано с восприятием как хазарских (после разгрома каганата), так и норманнских элементов эмблематики.
     

    • Ув.Александр, продолжу — о Рюриковичах-2.  
      >>> И здесь мы можем вспомнить и работы Брайчевского, и иранские этимологии порогов  
      Ирано-осетинские этимологии днепровских порогов историка Брайчевского очень слабые — если коротко:
      Эссупи — Не спи: Ае спу (Не глаз). Спу — по-скифски глаз. Насчет того, что глаз мог иметь значение и сна — только выдумка автора.
      Улб/ворси — Островок порога (Островной порог): Ул(аен) вара (волна-ограждение). Семантика серьезно разнится, да и ворси вместо вара необъяснимо.
      Геландри — Шум порога: Гелаес двар (голос-дверь). Дри и двар акцентологически отличаются, двар в иранских яз. имеет значения дверь, ворота, во дворе, снаружи, а не водный порог.
      Аифор — Неясит (гнездятся пеликаны): Айк фарс (яйцо-бок/сторона). Семантика неблизкая, да и сибилянт как можно было не расслышать (в фразах Цеца грек передает аланское хуарш как хас — т. е. в вокальных звуках растворяется «р», а не «с» или «ш»).
      Б/варуфорос — Волновой (вольный?) порог (образует большую заводь, озеро): Вара фарс (широкий бок/сторона). Опять-таки, бок/сторона — это не водный порог-водопад и применительно к речной теме может значить только «берег», а не поперечную преграду.
      Леанди — Кипение воды: Лейун  = Бежать на осетинском, как утверждал М.Ю. Однако лаеуун значит стоять, оставаться. Видимо, автор перепутал с лаеуерун — прыгать, вскакивать, как производное м.б. бег с прыжками (но фонетика уже другая).
      Струкун — Малый порог: Стуркон = Большеватый (слегка большой). Стур — большой, -гон — ослабляющая частица. Например, саугон — черноватый от сау — черный. Как видим, значение сохраняет характеристику основы, ей лишь придается умеренный оттенок, но никак не отрицание. Поэтому попытка перевода Брайчевским стуркон как малый сродни объявлению черного (ну или черноватого) белым.
      О грамматических формах и связях в предложенных словосочетаниях уж и не спрашиваю. Большего успеха, думаю, можно добиться, если пытаться объяснить названия порогов с помощью праиндоевропейских корней)) В общем, вряд ли кто из ученых-языковедов когда-нибудь рискнет своей репутацией и поддержит его трактовку, хотя конечно опыт националистических проявлений в ученой среде наставляет нас не зарекаться.
      Также имена русских князей не имеют соответствий в восточноиранской ономастике, в отличие от норманнской.  
       
      >>> фактический основатель Древнерусского государства с центром в Киеве — князь Олег … был уже значительно ассимилирован, то есть воспитан в славянской (княжеской) среде, в том числе, в культурно-религиозном аспекте. То же, естественно, касается и Игоря. >>> е) Использование скандинавов как наемников, возможно и в качестве дипломатов. >>> ж) При этом Рюриковичи не признавали скандинавских наемников ни своими земляками, ни родственниками.  
      По поводу ассимиляции Олега, Рюриковичей и их среды.
      По генетике Рюриковичей много неясного: если не ошибаюсь, с учетом всех субкладов «потомков» по Y-ДНК Рюрика дается шесть вариантов выбора на любой вкус. /Кстати, вот так женщины могут «корректировать» формулу репродуктивного успеха элиты))/. Наиболее распространенный вариант (N1) – по снипу вроде бы имеет восточно-скандинавское хождение…
       
      По Олегу — я предполагаю, что он больше был правителем в северных регионах будущей Руси, но также, вероятно, некоторое время в качестве соправителя помогал юному Игорю утвердиться на Юге и предводительствовал в походах, в том числе общерусском на К-ль. Хотя в данном вопросе — это не суть важно.
      Имя Олега норманнское. Договоры заключает в интересах «руси» (не-хороним). Доверяет вести переговоры с византийцами Карлы, Фарлафу, Вермуду, Рулаву и Стемиду — ни одного славянского, все имена имеют норманнские аналоги. По возвращении домой из похода — противопоставляет русь славянским ополченцам (история с парусами). В списке договора «от рода русского» с 14 (!) именами представителей от великих князей нет ни одного славянского, иранского и т. п. — опять норманнские.
      Далее. Аскольд и Дир названы в летописях варягами. Вот как к ним обращается Олег: «мы купцы, идем в Греки от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, к родичам своим (к роду своєму к намъ)».    
      Игорь — от скандинавского имени Ingvar (Yngvarr). Племянники Игоря — один его тезка, другой — Акун (Hákon — не путать с каганом! :-)) Воспитание своего сына (передачу культурной традиции) поручил Асмунду (Asmund(r)). Воевода и другой наставник сына — Свенельд (Sveinaldr), ему Игорь дозволял кормиться за счет целого племени. Перефразируя известную песню: «Варяги, варяги, кругом одни варяги!» — а где же иноязычные персонажи, стоявшие у истоков ДР? Имена правителей, послов, купцов в договорах прекрасно дополняют друг друга, характеризуя этнический состав раннерусской элиты.
      И сам Игорь ведет себя порой как грабитель-варяг, разоряя славян-древлян. Ходит с русью в полюдье, русь сбывает собранную дань в К-ле — все та же известная с 9 века по купцам-русам схема наполнения «общака». Тем не менее, именно при нем осевшая русь, заинтересованная в хозяйском обживании контролируемых земель, начинает противопоставляться внешним варягам. Судя по «росским» названиям днепровских порогов у КБ, русь еще продолжает разговаривать на некоем северногерманском (или древнескандинавском) языке.
      Однако окончившийся катастрофой поход Игоря на К-ль 941г., судя по всему, ослабил его позиции — видимо, от «индийского огня» погибло множество местных варягов-руси. Для нового похода Игорь вынужден был обращаться к заморским варягам и даже печенегам. В договоре по итогам 2-го похода на К-ль — больше половины имен «всякого княжья», послов и купцов — по-прежнему еще норманнские: Ивор (Ívarr) - посол Игоря, Вуефаст (Uifastr) — от сына Игоря, Слуды (Slóði) от племянника, Улеб (Óleifr), Прастен (Freysteinn) и др. Но появляются имена и славянского, и восточного происхождения. Процесс ассимиляции и растворения норманнской элиты потихоньку шел, а после гибели Игоря — ускорился.  
       
      Ольга (Helga) — тоже «ѿ ѩꙁыка варѧжска» согласно ее житию. Однако, по-видимому, первая всерьез осознала бесперспективность «варяжского» поведения великих князей, что рано или поздно «банкет» для всех Рюриковичей может закончиться так, как закончился для ее супруга. Вряд ли что-то полезное для гос.строительства она могла усмотреть в недрах юного восточнославянского или норманнского мира. Она боролась и с племенными, и с варяжскими (Гнездово) местными князьями. Очевидны ее поиски наставников и советчиков для элиты создаваемого государства — миссии в Византию, Св.Рим.империю. По-видимому, без иноземных учителей и не обошлось — для налоговой и административной реформы (начался отход от ненормированного полюдья) нужен был свой Елюй Чуцай, как и опытные архитекторы — для нового этапа строительства Киева в качестве столицы нарождающегося гос-ва, с первыми на Руси каменными зданиями.  
      Святослав — хотя и получил славянское имя, по происхождению и по образу жизни был настоящий варяг — безродный добытчик лучшего за счет хорошего, герой варяжской «контрреволюции». Но своими успешными и неудачными походами чего он смог добиться — так это только разрушения старого мира — ВЕ политии 9-10вв. с ее полюсами: хазарами и старой, привилегированной русью, ушедшей в последний балканский поход со своим князем-конунгом.  
       
      Только при Ярополке и, особенно, при Владимире, наполовину славянине, воспитанном дядей-славянином «под присмотром» Ольги, начинается этап трансформации механически-объединенного территориального образования в единое (с известной для феодализма долей условности) государство, освобождающееся от реликтов племенного устройства, в котором закладываются основы государствообразующей политики (одна вера, один закон, попытки внедрения единого политического и этнического самосознания, система образования и т. д.). Рюриковичи погружаются в политический мир преимущественно христианской ойкумены, привязываясь к нему династическими браками.
      В 11 веке постепенно «русь» уравнивается в правах со славянским населением, в итоге это определение (как политоним) распространяется на население ДР. Варяги какое-то время по-прежнему призываются из-за моря для участия в военно-политических акциях гос-ва в целом и отдельных князей в частности, им поручают управление территориями и войсками (Олаф Трюггвасон, Эймунд, Рагнар, Гаральд Суровый и др.), отношения с ними русских князей, судя по сагам, часто доверительные, они имеют юрид.привилегии — см.Русскую правду. Но если в целом — их злоупотребления временами пресекаются (варяжские высылки при Владимире, новгородский погром), а их роль в ДР к концу 11 века снижается.
       
      Такова вкратце эволюция Рюриковичей, руси и их отношения к норманнству и норманнам в отражении летописей — от единородства к обособлению и взаимному дистанцированию: типичный исторический пример этнической или племенной дивергенции. Все завершилось ассимиляцией «тех находников», однако, я полагаю, не столь стремительной, чтобы связывать ее прямо с Олегом или Игорем.  
       
      Насчет правок. При Ингигерде вокруг великого князя варягов было не больше, чем в 10 веке. Вероятные искажения истории в летописях политически мотивированы — обосновывают притязания на власть одной династии. При этом летописцы, указывая на общее происхождение варягов, руси и Рюриковичей, далеко не всегда лицеприятно высказываются о варягах. Да и к тому же их участие в политической жизни ДР после Ярослава сходит на нет, и сохранение якобы навязанного сказания о призвании варягов-руси ко временам Нестора становится, по меньшей мере, бессмысленным.  
       
      И главное — летописная информация о Рюриковичах с норманнскими именами и норманнско-русском родстве подтверждается внешними источниками, которые я уже упоминал. Это обстоятельство вкупе с прочими данными и делает фундаментальной одну только норманнскую теорию происхождения древнерусской элиты. Опровергнуть которую за 200 с лишним лет никто не смог.  
      Про пороги Брайчевского уже писал. Столь же несерьезны попытки противопоставить династической цепочке имен (сев.-герм. именослова и/или этимологии) — контраргументы в духе гоголевской невесты: «да если к современному чешскому имени Олек да приставить кельтских Ингов начала н.э., да прицепить еще гой еси сокола-рарога…» Если некто квакает как лягушка, прыгает как лягушка, выглядит как лягушка, даже отзывается на лягушачьи клички)) — наверно, все-таки это лягушка, а не уткосаранча.  

      • Когда же до вас всех дойдёт понимание простой вещи: «варягами» назывались воины-мечники, как только летописцы перестали называть воинов-мечников «варягами» и стали называть их «мечниками», слово «варяги» автоматически «испарилось» со страниц русских летописей!

      • Ув. Виталий! 1) «Таким образом, у Рюриковичей, наблюдается лишь на более позднем этапе усложнение системы родовых знаков, а потому нет никаких причин связывать их со сложными и разнообразными формами знаков Боспорского царства, не говоря уж о том, что это анахронично«. А вот другая информация: «Использование изображений двузубца и трезубца сближает знаки Рюриковичей со сложными царскими гербами Боспорского царства, основными элементами которых также были эти символы. На связь боспорских и древнерусских княжеских эмблем указывает преимущественное употребление именно двузубца как основы композиции «герба». Другим моментом, сближающим эмблемы древнерусских князей с гербами боспорских царей, является наследственный характер их развития. Как уже было сказано выше, княжеские «гербы» Древней Руси были личными знаками, не передававшимися по наследству, но, как и символы Боспорского царства, имевшими единую базу в виде двузубца, к которому каждый правитель добавлял (или из которых изымал) элементы в виде разного рода «отростков», завитков и т. п. Среди «гербов» древнерусских князей встречались и полные аналоги гербов боспорских правителей. Например, личный знак Ярослава Мудрого на поясных бляшках, найденных в Приладожье и в окрестностях Суздаля, практически полностью совпадает с изображённым на поясном наборе из Перещепинского клада Полтавской области, изготовленном в VIIVIII веках в Среднем Причерноморье. И то, и другое изображение напоминает по форме трезубец. Несмотря на сходство между геральдическими эмблемами правителей Боспорского царства и личными «гербами» древнерусских князей, говорить об их связи, как о чём-то бесспорно установленном, было бы неверно. До сего времени не обнаружено геральдических знаков эпохи, непосредственно предшествовавшей возникновению Древнерусского государства; возможно, будущие археологические находки смогут дать ответ на этот вопрос. Подобные знаки (двузубцы и трезубцы) широко использовались на территории Хазарского каганата в качестве символов верховной власти — они являлись тамгами правящих родов. Это являлось продолжением сармато-аланской традиции использования подобных знаков, восходящей ко временам Боспорского царства[5]. Двузубые и трезубые тамги известны в VIII—IX вв. в хазарском мире на деталях поясной гарнитуры (Подгоровский могильник), в виде граффити на каменных блоках и кирпичах крепостей (СаркелМаяцкое, Семикаракорское, Хумаринское городища), в виде гончарных клейм на сосудах (Дмитриевский могильник). Возможно в древнерусскую среду такие знаки попали именно из Хазарии, как и титул «каган», воспринятый первыми русскими князьями» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%BD%D0%B0%D0%BA%D0%B8_%D0%A0%D1%8E%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%B9 . То есть вопрос сложный: мы видим некую традицию, которая заимствуются с юга даже северными норманнами. 2) «Такова вкратце эволюция Рюриковичей, руси и их отношения к норманнству и норманнам в отражении летописей — от единородства к обособлению и взаимному дистанцированию: типичный исторический пример этнической или племенной дивергенции. Все завершилось ассимиляцией «тех находников», однако, я полагаю, не столь стремительной, чтобы связывать ее прямо с Олегом или Игорем». Безусловно, варяжский, норманнский  вклад весом. И в общем я был согласен с такой моделью, пока не стал анализировать совокупность различных факторов и их  веса. Выделение главных факторов приводит в Киев как столицу Древней Руси, и здесь мы должны найти и генетические следы скандинавской элиты, и весомый языковый вклад в древнерусский язык, как это произошло в Нормандии и др., и элитные скандинавские могильники, и религиозные скандинавские атрибуты — поклонение Одину, Тору, и др…  Однако ничего этого мы не находим! 1. Генетика: гаплогрупп I1 и N не найдено ни в Киеве, ни в немалой Киевской области (разорение Киева кочевниками-монголами  не уничтожало окрестный люд, прятавшийся в лесах). 2. Языковый вклад ограничивается двумя десятками специальных технических слов, в основном дружинного употребления. 3. Не найдено ни одного чисто скандинавского захоронения: все несут черты смешанности стилей различных народов как Европы, так и степи. 4. И Олег и Игорь, и дружина, поклоняются Перуну в его требище, построенном в конце 9-го века: (А. Комар, «К дискуссии о происхождении и ранних фазах истории Киева» : , стр. 135: «С конца IX в. начинает формироваться и древнерусский курганный могильник на Старокиевской горе. В центре древнейшего городища возводится требище Перуну (не обязательно изначально каменное...»). И Олег, и Игорь, и их дружины клянутся в договоре с Византией Перуном и Волосом: «а Олега водиша и мужий его на роту; по Рускому закону кляшася оружьемь своимъ, и Перуном богомъ своим, и Волосомъ скотьимъ богомъ и утвердиша миръ». В Киеве не найдено никаких религиозных скандинавских атрибутов, включая даже личные индикаторы — молоточки Тора. 5) Константин Багрянородный,  приводя название порогов на росском и славянском языках, почему-то пишет про князей росов, а не конунгов  росов, идущих в славянское полюдье, а не в скандинавскую  вейцлу. 6) Три индоиранских бога пантеона Владимира говорят о весомом влиянии наследников (индо)иранских народов в Киеве — как населении, так и правящей элите. Сюда же косвенно — и родовые знаки Рюриковичей, почему-то во многом совпадающие с наследством Боспорского царства. 7) Еще интересный вопрос: если бы Олег и Игорь не были признаваемыми населением легитимными князьями (а не просто кучкой иноземных узурпаторов), то как они могли бы покидать Киев «со всеми росами» без боязни, что киевляне их «не пустят обратно», произведут переворот в их отсутствие, и др.? На другой стороне весов — скандинавские имена из окружения Рюриковичей. (Здесь, конечно есть один дискутируемый вопрос — какая часть из них — чисто скандинавская, а какая — славянская, иранская, и др., но это — вторично). Таким образом возникает явное противоречие с вышеприведенным. Однако оно снимается, если следовать фактам. А именно — Олег и Игорь, будучи по происхождению (по отцу) скандинавами, воспитывались в славянской княжеской среде, которая, в свою очередь  восприняла элементы дружинной культуры, привнесенные Рюриком и его отрядом. Поэтому уже Олег, родственник Рюрика, ранее породнившегося с местной княжеской элитой, имея по этно-религиозным признакам славянское самосознание, рассматривал и варягов-норманнов как своих соратников, и помощников. Но при этом, имея легитимность и самосознание славянского князя, свободно владея древнерусским языком, мог взаимодействовать с целым рядом племен, собирая их под свои знамена (чего никогда не делали, да и не могли делать отдельные вожди отрядов скандинавов, действовавших по всей Восточной Европе). О преимущественно славянской, а не только норманнской среде воспитания и жизни Игоря прямо говорит чисто славянское имя его сына — Святослав. И уже это говорит о славянизированном самосознании Игоря, поскольку выбор имени сына — не шутка. Скандинав по самосознанию не даст сыну славянское имя.  Но это не мешало ни Олегу, ни Игорю иметь в своем окружении, под своим началом норманнов, нанимать их как хороших воинов, совершать с ними походы, уничтожать непокорных и конкурентов (как в Гнездово), и др. То есть отсутствие в столь скудных источниках прямых указаний на славянскую (а может быть частично и постиранскую, или антскую), часть элиты, не отменяет очевидных фактов, значимость которых выявлена факторным анализом. Отдельный интересный вопрос — этно-религиозные аспекты ассимиляции скандинавской части княжеской дружины, ее полиэтничного состава, и то, что элиту и видимо дружинников в Киеве хоронили по неким смешанным обрядам, но не по скандинавским, не со скандинавскими же артефактами. Таким образом скандинавское происхождение первых Рюриковичей в силу их этнорелигиозной ассимиляции в славянской среде,  ставших русскими князьями, а не конунгами, и пр., не дает основания говорить собственно о скандинавской династии с сопутствующими атрибутами,  основавшей Древнерусское государство. (Ни один скандинавский центр в ВЕ не мог в принципе стать государствообразующим — в силу инородности по отношению к местному населению. А в случае Киева — была легитимная княжеская власть, поддержаная союзом с норманнами, и пример как минимум столетней государственности родственной Великой Моравии). Это было сложное славяно-норманнское взаимодействие, в котором роль норманнского элемента все время уменьшалась, пока полностью не сошла на нет.   

  • Уважаемый Аксель! 1) Общая оценка — это только половина дела. Здесь надо смотреть локальные распределения субкладов и корреляцию их повышенной плотности с районами варяжских городищ. Потому что, насколько мне известно, варяжские субклады обнаружены по всей Восточной и Центральной  Европе, даже в Швейцарии. 2) Успешные завоеватели и властители всегда имели репродуктивный успех у женщин покоренных народов.  А здесь его надо очень сильно поискать: вот в чем аномалия. 3) В Гнездово только  6% курганов (60 из 1000) полностью скандинавские (П. П. Толочко). При этом, например, из 43 гнёздовских трупосожжений с овальными фибулами, лишь в 5 случаях отмечено не менее двух фибул. Это 11%, а не 40-50%. А для скандинавского женского костюма нужно 2 фибулы. Очевидно, что одна фибула в костюме — это модное подражание местных женщин скандинавкам. То же касается и других украшений и нарядов. (Иначе раскопки многих городов 20-го века показали бы, например, что не менее 50 процентов женщин были парижанками — они следовали парижской моде, использовали французские духи, а большинство мужчин — американцами (все они ходили  в джинсах, от которых остались латунные заклепки :) ).  Поэтому  утверждение Н. В. Ениосовой и Т. А. Пушкиной: «Судя по находкам украшений, скандинавские женщины были похоронены в 40–50% гнёздовских курганов, а скандинавам в целом принадлежит не менее четверти погребений некрополя…» трудно признать корректными. Скорее это похоже на стремление  выдать желаемое за действительное. (Не говоря уже о нарушении элементарной логики: предлагается 25% скандинавских захоронений от общего числа, при одновременном 50% захоронений скандинавских женщин тоже от общего числа гнездовских курганов(???) Антропология: по Алексеевой краниологическая серия из мужских и женских  черепов дает явное сходство с балтским и прибалтийско-финским комплексом и отличие от германского комплекса. И здесь уже возникает вопрос о южнобалтийских субкладах, и всем комплексе проблем, связанных с притоком и влиянием южнобалтийского населения в район Новгорода и др. К тому же очень весомый вклад артефактов переселенцев из Моравии. И кстати, 6%  чисто скандинавских захоронений в Гнездово хорошо коррелирует с 8-9% в Шестовице.   4) Я хочу еще раз обратить внимание, что не Гнездово (к которому обычно аппелируют в дискуссиях о роли варягов), определяло создание древнерусской государственности, а столица-Киев, княжеская власть которого позже и уничтожила Гнездово, его вяряжскую элиту. А в самом Киеве, согласно последнему обзору А. Комара,  не найдено ни одно полностью скандинавское захоронение, только смешанные по происхождению, артефактам и стилям. И никаких данных о повышенной плотности скандинавских субкладов в Киевской области.
    P. S. П. П. Толочко, «СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ РАННЕЙ
     ИСТОРИИ КИЕВСКОЙ РУСИ»: «Следует отметить также, что срубные камерные гробницы имеют традиции и в Среднем Поднепровье. В них хоронили умерших здесь в скифское и сарматское время. Еще более показателен в определении места скандинавов в жизни Руси IX— Х вв. археологический материал. Скандинавские вещи встречаются во всех древнейших русских центрах, но ни о какой их многочисленности, как это часто можно прочитать в трудах западных историков и археологов, не может быть и речи. Если вычленить из круга северных по происхождению древностей финно-угорские и балтские находки, а также франкские мечи, то окажется, что собственно скандинавских вещей на Руси не так уж и много. В Киеве, например, при самом тщательном подсчете, их количество не превысит двух десятков предметов. Это скорлупообразные фибулы IX—Х вв. (всего 10), происходящие из южных районов Швеции: кольцевидные фибулы с длинной иглой — три; круглые фибулы с обычной иглой — три; витые браслеты — два, близкие готладским; несколько экземпляров наконечников ножен меча. К кругу скандинавских древностей обычно относят исследователи и стеклянные игральные шашки в виде усеченного конуса с верхом в виде полушара, широко бытовавшие в варяжской среде. Встречаются они и в Киеве. Еще X. Арбман на основании химического анализа полагал, что стеклянные игральные шашки происходили из прирейнских областей. Ю. Л. Щапова относит их производство к одному из средиземно-византийских центров. Из районов нижнего течения Рейна и Эльбы поступали на Русь стеклянные геммы, элипсоидные и кольцеобразные ребристые бусы.
         Не более полутора-двух десятков скандинавских вещей обнаружено в Шестовице, где, учитывая дружинный характер поселения, их, казалось бы, должно быть особенно много. В. Гнездове скандинавские находки встречаются не чаще, чем западнославянские, восточные  или  западноевропейские. Аналогичное положение и в других старейших древнерусских центрах: везде скандинавские вещи составляют только небольшую долю из общего числа археологических находок IX—XI вв.     Если обратиться к археологическим комплексам торгово-ремесленных центров Балтийского поморья, то окажется, что в них примерно в таком же соотношении встречаются вещи, происходящие из Руси. Серебреники Владимира и Ярослава найдены на Готланде, в Несбю (Норвегия), на западнославянских землях; сумки кожаные с лировидными пряжками известны в Бирке; лунницы серебряные с зернью встречены на Готланде (33 экз.) и в Норвегии (4 экз.); шиферные пряслица происходят из Бирки, Лунде, Сигтуны, Хайтхабу. В Сигтуне и на о-ве Готланд зафиксированы крестики с выемчатой эмалью, глиняные расписные яички, монетные гривны…». http://old-ru.ru/articles/art_29.htm

    • Приветствую, Александр!
      1) Z-93 в Европе на карте Масиамо Хай хорошо показывает не иранский, а тюркский след гунно-аваро-татарско-турецких экспансий (Откуда иранцы в Турции??), при этом, если судить по градациям карт Андерхилла(Underhill, Peter A. (2014), «The phylogenetic and geographic structure of Y-chromosome haplogroup R1a», European Journal of Human Genetics, 23 (1): 124–131,)
      Figure 3 (a–d) Spatial frequency distributions of Z93 affiliated haplogroups.
       
      https://media.springernature.com/m685/nature-assets/ejhg/journal/v23/n1/images/ejhg201450f3.jpg
       
      То в Причерноморье имеются именно следовые Z-93, менее 5%, точную локализацию которых тоже не очень то и понять.
      Касаемо сегодняшней картины, она очень сильно отлична по сравнению с теми веками. Только по Смоленщине после ВОВ население заместилось практически на половину.
       
      2) Касаемо арабов и монголов. И это противоречит Вашему утверждению, что завоеватели доминируют в распространении. Арабы за 700 лет так и не оставили видного следа в испанской генетики, не смотря на то, что они заводили гаремы. Утверждение, что их было всего 1-2%, противоречит историческому факту длительной Реконкисты. Касаемо работорговли, русы не занимались работорговлей? Арабы про это только и пишут.
       
      3) Касаемо женщин. Тут надо смотреть не на Y-ДНК, а на мт-ДНК, а тут очень сложная картина. Надо искать специализированные данные по отдельным кладам H мт гаплогруппы. Хотя карта Масиамо Хаи,показывающая интересный клин H1+H3 на северо-западе может многое сказать.
       
      https://www.eupedia.com/europe/Haplogroup_H_mtDNA.shtml
       
      Карта 1.
       
      4) При всех заклинаниях, что найдено мало скандинавских предметов, основополагающим и важнейшим признаком наличия и доминирующего влияния скандинавской верхушки в Киеве остается практически полная смена славянской кремации на стороне камерными и ямными скандинавскими ингумациями
       

      В современной отечественной научной литературе камерные захоронения, как правило, связывают со скандинавским населением , так как почти все находки древнерусских погребальных камер известны на некрополях ранних городских поселений эпохи викингов ( Киев , Псков , Старая Ладога , Гнездово , Тимерево , Чернигов , Шестовица ). Однако некоторые скандинавские ученые воспринимают камерные погребения как чуждый элемент, традицию , привнесенную извне (Gräslund1980: 46). Неоднократные попытки идентифицировать происхождение погребенных в камерных комплексах , анализируя предме ты сопроводительного инвентаря , результатов не принесли . Поэтому именно социальная характеристика , а не определение этнической принадлежности , является доминирующей для реконструкции статуса погребенных в ка — мерах древнерусского Киева . Роль этническо го фактора здесь нивелируется интеграционными процессами между скандинавским , балтским и угро — финским элементами и массой славянского населения . Очевидно , правильным будет считать захоронения в камерах основным погребальным обрядом новой аристократической верхушки социальной военно — торговой группы — «Руси».
      (…)
      Идеологические представления киевлян, социально- экономические процессы в городе периода становления Киевской Руси отображают особенности погребального обряда на дружинных городских могильниках Х в. Особенности погребальных традиций дружинного Киева свидетельствуют о неоднородности этнического состава его населения. Здесь присутствуют черты обряда, характерные для славян, скандинавов, финно-угорских племен. Анализ значительной базы источников, накопленной киевскими археологами за почти полуторавековой период изучения могильников города,позволил создать каталог киевских погребальных памятников дружинной эпохи (168 погребальных коммплексов).На курганных могильниках Киева исследовано 155 ингумаций(92%) и 13 (8%) кремаций.
      В.Г.Ивакин. Киевские погребения Х века.

       
      Ингумации «сто тысяч других улик перевесят», как говаривал Жеглов. Погребальный обряд одна из самых консервативных вещей во все времена, такая резкая смена обряда не могла произойти без очень большого давления иноплеменной верхушки. При этом, привнесенные в Скандинавию с континента, из Фризии и Дании, а оттуда перекочевавшие в Приладожье вместе со скандинавскими поселенцами, они пришли вместе с дружинным комплексом и в Киев, где стали признаком аристократизма, объединенной верхушки.
       
      Весьма точную характеристику процессу становления Киева дал Андрощук

      Что касается вопроса о месте скандинавов в урбанизационных процессах становления города, то здесь неясной остаётся проблема, когда «Гора» и Подол стали осознаваться как составные элементы единого целого? Согласно дендрохронологическим данным и археологическим находкам, жилые комплексы Подола возникли на рубеже IX-X вв. В это время никаких административных центров на Горе не существовало. В начале Xв., вероятно, существовали какие-то усадьбы скандинавов в районе Кирилловских высот, однако в это время они представляли собой отдельные посёлки в окрестностях Подола. Нужно сказать, что по количеству ярких находок этого времени Киев несколько уступает Шестовице, где найдены две византийские печати уникальные свидетельства активных административных и торговых контактов с Византией. Только около середины и во второй половине X в. на Подоле возникают ремесленные мастерские, что связано, вероятно, с активным функционированием Пути из Варяг в Греки. Одновременно с этим процессом совершаются погребения, а также, возможно, строятся усадьбы киевской знати и выходцев из Скандинавии. Многие из них обрели высокое социальное положение на службе в Византии, а также у киевских князей. Вероятно, именно с этого времени «Гора» и Подол становятся элементами одного цельного организма, причём первая принимает явно доминирующую и контролирующую функцию по отношению ко второму. Официальное признание Византией ведущей роли Киева, согласно договору Руси с Греками, произошло только в 945 г. и было регламентировано особой статьёй документа, предполагающей наличие у купцов особой грамоты,выданной «великим князем русским». С принятием христианства, многие представители киевской знати (в том числе и скандинавской) сооружают на месте родовых приусадебных курганов часовни,а также каменные церкви. Первоначально языческие, кладбища становятся церковными погостами, их забытые или заброшенные участки планируются и застраиваются рядовой застройкой.
       
      Фёдор Андрощук
      Скандинавские древности в социальной топографии древнего Киева. Ruthenica.2004

       

      • Aксель Винтерманн сказал(а): Только по Смоленщине после ВОВ население заместилось практически на половину 

         
         
         
         
                    Это не верно, население только существенно сократилось , но оно осталось прежним. Сильно разрушенная после ВОВ Смоленская область испытала значительный отток населения , например приняв активное участие в заселении Калининградской области . Этот факт и последующий за ним демографический спад способствовали тому, что численность населения к 59 году , по сравнению с довоенным периодом сократилась вдвое. Понятие заместилось или заменилось тут совершенно не подходит , поскольку никакого замещения просто не было .

  •      Есть у нас эта склонность к самоуничижению. Только у нас могут спорить сотни лет, образовала родное государство шайка разбойников или нет (норманны то или скифо-сарматы неважно). Вроде никакого научного спора и быть не должно, чай поди огонь не от молнии разводили и разбойников у нас в истории всяких хватало, на любой вкус и этническую принадлежность. Но вот почему то эти. Наверное, самые красивые. В общем непонятно. Тут скорее интерес в этом споре у других наук, например психологии, или риторики. И чему точно стоит поучиться у норманистов, так это изворотливости и изощренности. У меня даже короткая притча-сказ (в усеченном варианте) образовалась  про мальчиша-нурманиста.    Поймали как-то в пионер лагере мальчиша, на воростве варенья. Вызвал его директор лагеря и спрашивает: «Ты, мальчиш, ночью банку общего варенья сьел? – Нет, — говорит мальчиш, — не я. – Так тебя видеокамера зафиксировала в столовой. – То был не я, а человек похожий на меня. – Так у тебя на губах варенье еще осталось. –говорит ему Директор. И тут мальчиш не смутился. – То, недельной давности осталось. В обед нам всем давали. – Ладно. Но тебя видело десять человек. Сначала в комнате, ты вставал, затем в коридоре, ты шел в столовую, а затем и в столовой тебя видели, как ты варенье ел. – Нет, господин директор. Это наговоры. Они сами сьели, а на меня наговаривают. – Но мальчиш, я сам тебя видел в столовой, когда ночью проверял лагерь. – Возмутился Директор. Тут мальчиш слегка смутился (совсем слегка, молодой еще был), но нашелся что ответить – Так вы меня не разглядели, господин директор, были без очков. – Вот ты и попался мальчиш, – обрадовался Директор. — Откуда ты знаешь, что я был без очков? Это ты! – Но видимо уже тогда в мальчише начались проявляться задатки будущего нурманиста, и он снова нашелся, как выкрутиться. – А у вас господин директор, следов от очков не видно. Я так и подумал. – И вырос тот мальчиш-нурманист, теорию нурманскую придумал и стал министром образования и ввел ее во всех школах.    Казалось бы зачем это все нужно норманистам?  Ну пытают нас, взрослых дядек, норманисты своими теориями. Ладно. Посмеялись и забыли. Но над детьми за что в школах измываются? Дети – цветы жизни. Они то в чем провинились. Вырастут, разберутся во всем (если останется в чем разбираться), и что о нас подумают.    Но я понимаю, варенье, … вкусное.

    • Расскажите свою притчу заказчикам и сочинителям ПВЛ…»нурманистам», их то такая версия бытования Древней Руси более чем устраивала. С чего бы вдруг? 

  • Уважаемый Аксель! 1) По поводу степени выраженности генетического следа. Вот карта Distribution of haplogroup R1a-Z93 in Eurasia (рис. 4) в https://www.eupedia.com/europe/Haplogroup_R1a_Y-DNA.shtml . Обратите внимание, что даже в степной зоне (!) от Приазовья  через Молдавию тянется этот индоиранский след у ныне живущих людей. И это там, где за последние 1500 лет прошли многие народы, и где, казалось бы и зацепиться не за что. А если речь идет о лесостепных, лесных районах, там все гораздо устойчивее и выраженнее. Потому что населения и больше, и оно в значительной части никуда не девалось. Поэтому в районах скандинавских городищ в лесной/лесостепной местности должны быть явно выраженные области повышенной концентрации  I1-M253 — при условии интенсивного взаимодействия с местным населением. А если этого нет — имеем слабое взаимодействие в виде «случайных связей» на торговых путях и диффузную картинку с малой плотностью. Конечно, даже выраженные области  могут быть несколько размыты ввиду миграций, набегов, и т. д. Но население обычно возвращалось на свои поселения, переждав набег.  Что касается Испании, то хорошо известно, как арабов выдавливали при реконкисте. И арабы составляли даже при халифате всего 1-3% населения. Смешивались ли они с берберами и др. — это вряд ли.  А монголов я как раз и приводил как пример полного несмешивания с завоеванным, убиваемым, эксплуатируемым, угоняемым в рабство населением. Так ведь скандинавы и промышляли работорговлей в том числе. Какая уж тут ассимиляция с «потенциальными рабами»… (Поэтому есть весомые основания полагать, что славянское население при случае вполне могло отплатить им той же монетой — устроить резню — как позднее новгородцы. А чтобы быть признаваемым властителем — легитимным князем — надо породниться с местным населением, его элитой — то есть ассимилироваться). 2) Так я же привел пример банальной логической ошибки с оценкой числа захоронений. У них получается, что скандинавских женщин было значительно больше, чем мужчин. Как ни считай, не сходится. Вообще, в контактно-торговых зонах, как я уже писал в связи с факторным анализом, все моды и новации распространяются очень быстро, и на этой основе оценивать количество тех же скандинавок — просто несерьезно. А если конкретно по фибулам, то методологически надо сравнивать процент потерь одной фибулы при трупосожжении в Скандинавии с Гнездовскими.  И в каков процент нахождения  совсем без обоих фибул — то есть полной потери — его должно быть в два раза меньше.  И куда подевались эти тысячи предполагаемых «скандинавок»? Вымерли? Они ведь не воевали…А их дети? Где их исторический, антропологический и генетический вклады? Но совершенно нормальная ситуация, когда вярягов-скандинавов в таких городищах/лагерях было 6-9%,  а остальное население — местное, привлеченное как рядовой состав, и для обеспечения жизнедеятельности. 3) Вот  обзор 2012 г.  А. Комара в «Русь в IX–XI веках : археологическая панорама / Rus’ in 9th — 10th centuries: archaeological panorama. — Ин-т археологии РАН ; отв. ред. Н. А. Макаров. –Москва ; Вологда : Древности Севера, 2012 – 496 с.» Вот что он пишет об археологии древнего Киева: «Предметы скандинавского круга (рис. 13; 14; 15;16: 1, 3) в погребениях чаще всего единичны, реже представлены несколькими экземплярами и никогда не образуют «чистый» закрытый комплекс, часто сочетаясь с предметами «венгерского» или «восточного»стиля (рис. 16: 2, 4; 17; 18), представляющими совершенно другой вектор влияния в древнерусской культуре. Хронологическое распределение скандинавских находок по киевским некрополям следующее: наиболее ранние предметы первой половины Х в. происходят из нижнего могильника некрополя II, а также из разрушенных погребений могильника на усадьбе Михайловского монастыря (по В. Б. Антоновичу, «возле Боричева спуска»); предметы второй половины Х в.концентрируются в могильнике на усадьбе Десятин-ной церкви (Андрощук,2004 б, с. 46). Последний факт коррелируется с переносом наСтарокиевское городище княжеского двора»… «Находки скандинавского круга в Вышгороде немногочисленны и происходят в основном из фрагментарно исследованного могильника (Зоценко, 2009, с. 24–27, илл. 3–5)»…»Смешение в раннем Вышгороде двух групп славянского населения различного происхождения, а также скандинавского компонента, аналогично наблюдаемому в этот же период в Киеве, и прозрачно свидетельствует об основании Вышгорода в правление Олега в качестве княжеского города». ««Не менее ярко Шестовицкий комплекс представлен в международной историографии «норманского вопроса»…»Д. И. Блифельдс… Общий вклад скандинавов в культуру Шестовицкого могильника исследователь также расценил как «незначительный», отметив наличие скандинавских элементов только в 20 из 147 раскопанных курганов Шестовицы, при явном сочетании в таких комплексах вещей местного и привозного производства. Наличие же на городище объектов волынцевской культуры послужило основанием для утверждения об эволюционном развитии славянского поселения в древнерусское (Бліфельд, 1977).Б. А. Рыбаков разрешил проблему концентрации скандинавских элементов в Шестовице предположением, что варягов-наёмников предусмотрительно селили не в городах, а в специальных лагерях за пределами городских стен (Рыбаков, 1965 б, с. 489;1982, с. 315). Трактовку Шестовицы как «дружинного лагеря» повторил также С. С. Ширинский(Ширинский, 1978). Несколько модифицировали гипотезу Г. С. Лебедев и А. П. Моця, предположив, что Шестовица была дружинным лагерем киевских князей, предназначенным для контроля полунезависимого Чернигова (Лебедев, 1985, с. 413–414;Моця, 1987, с. 104). Развитие линии «дружинных лагерей» представлено также в работе Е. А. Шинакова (Шинаков, 2002)…   находки предметов вооружения традиционны для рядовых поселений – это наконечники стрел и дротиков, топоры и кистени. В то же время в различных частях поселения обнаружены обломки весов,весовые гирьки импортного и кустарного производства, а также предметы скандинавского и византийского происхождения, не представляющие обменной ценности и привезённые скорее как сувениры(фибула VII в., стеклянный экзагий VI в., свинцовая печать и т. п.) (рис. 10), что свидетельствует о прямом контакте жителей Шестовицкого поселения с участниками торговли на пути «из варяг в греки».   И общий вывод обзора А. Комара: ««Летопись выделяет три основные этапа градостроительства Х в. в Среднем Поднепровье, историческая реальность которых находит полное подтверждение в археологическом материале: 1. При князе Олеге (882 г. – первая четверть Х в.).К этому времени относится реконструкция Киева, основание Вышгорода, Чернигова и Любеча, формирование системы древнерусского заселения Нижнего Подесенья;2. При княгине Ольге (946 – 60-е гг. Х в.). В этот период происходит расширение древнерусской колонизации Правобережного Поднепровья, основание Овруча, Витичева, а также административных центров-погостов на территории Древлянской земли;3. При Владимире Святославиче (980–1000 гг.).На этом этапе производится масштабное строительство новых крепостей в пограничных зонах, перестройка существующих древнерусских городов и укреплённых племенных центров; происходит формирование древнерусской сельскохозяйственной округи городов. Окончательное включение остатков племенных территорий Южной Руси в административную и социально-экономическую структуру государства выражается археологически в исчезновении роменской культуры на Левобережье Днепра и последнихпроявлений традиций культуры Луки-Райковецкой в западных южнорусских землях. Происходит это в 30-х гг. XI в., в правление Ярослава Мудрого, с которым Повесть временных лет связывает завершениеформирования Древнерусского государства в его политических и этнических границах.» https://www.academia.edu/5028113/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%8C_%D0%B2_IX_XI_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D1%85_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B0_Rus_in_9th_-_10th_centuries_archaeological_panorama._-_%D0%98%D0%BD-%D1%82_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A0%D0%90%D0%9D_%D0%BE%D1%82%D0%B2._%D1%80%D0%B5%D0%B4._%D0%9D._%D0%90._%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2._%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0_%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0_%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B0_2012_496_%D1%81 А сопутствующий факторный анализ здесь: Александр Букалов01.04.2018 в 20:20  http://xn--c1acc6aafa1c.xn--p1ai/?page_id=29604&cpage=1#comment-9341 4) Касаемо Гнездово. Безусловно, варяги были наемниками на службе ославяненых со времен Олега (уже клявшегося Перуном и Волосом -это явный индикатор этнического самосознания)  потомков и родственников Рюрика. Вначале это мог быть и союз, и коалиция с некоторыми варяжскими предводителями, их отрядами. Но если они выходили «за  рамки» дозволенного, их уничтожали, как в Гнездово. 

  • Приветствую, Аксель! Так я принципиальных противоречий не вижу. 1) Генетический степной след также после ВОВ, и он отчетливый. И там сменилось 90% населения — все там в основном украинцы, многие переселились после начала орошения этих  засушливых степей. А при предполагаемом значительном вкладе скандинавов в лесо-степной зоне он должен быть гораздо больше, несмотря на смену даже половины населения.  2) Арабы Испании:  «Этно-социальные группы населения Пиренейского полуострова в ходе Реконкисты Мавры, включавшие собственно африканских мусульман: арабов, составлявших малочисленную (1-3 %) и высоко привилегированную элиту халифата; а также берберов, выполняющих роль наёмников в армии и мелких чиновников мусульманского государственного аппарата, говорящих на берберском языке и использующих арабский язык в официальном окружении (5-10 %) Мувалладыхристиане романского происхождения, добровольно или насильственно принявшие ислам и практически полностью слившиеся с мусульманами (5 %) Мудéхары, крестьяне и ремесленники мусульмане, оставшиеся в захваченных христианами землях. Ренегаты, бывшие христиане, недавно принявшие ислам и воевавшие на стороне мусульман Мориски, крестьяне и ремесленники мусульмане, добровольно или насильственно перешедшие в христианство в контролируемых христианами землях Сефарды, группы романоязычных евреев Пиренейского полуострова Марраны, группы перешедших в христианство романоязычных евреев Пиренейского полуострова Мосарабы, группы романоязычных христиан европейского происхождения, проживавших на контролируемых мусульманами землях. Христиане, группы романоязычных христиан-католиков европейского происхождения, доминировавшего на севере страны. Исконные христиане, привилегированные группы романоязычных потомственных христиан-католиков, начиная с последнего этапа Реконкисты. Новые христиане — крещёные евреимавры и цыгане.»   «Во время реконкисты Кордовы и прилегающих к ней земель многие мусульмане покинули город. Они или переселялись на юг страны, где ещё сохранялась власть мусульман, или же вообще переселялись вглубь Халифата на земли Северной Африки и Ближнего Востока…» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BA%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0&nbsp; Поэтому настоящих арабов было очень мало, и такой же вклад они оставили в генофонде. А для гаремов у них было мусульманское окружение из других народов халифата, которое также большей частью покинуло Испанию. 3) Так ведь я и говорю про интеграцию различных этнических элементов в Киеве. Но о собственно скандинавской династии со скандинавским этническим и религиозным самосознанием говорить не приходится ввиду явного отсутствия чистых религиозных, культурных, материальных, да и генетических  маркеров такой династии. В Киеве отсутствуют даже «молоточки Тора» — индивидуальный этнорелигиозный маркер.  Прослеживаются ранняя ассимиляция Рюриковичей, (начиная с Олега, да  и Игорь  воспитывался в славянской среде: у них уже было славянское самосознание. А сын Игоря, Святослав уже имел чисто славянское имя, ср. Святополк (871 — 894),  князь Великой Моравии ), с вкладом северного «дружинного комплекса». союзных и наемных варягов.  Но ватаги скандинавов орудовали по всей Восточной Европе, создавая базы, а собственно государственность Древней Руси  возникла только в Киеве — полиэтнической и поликультурной славянизированной среде, с сильным влиянием моравского и других элементов. И на основе уже ранее существовавших у славян институтов княжеской власти, и имея пример давней государственности родственной Великой Моравии. 

  • Приветствую, Аксель! Ну, право, это чисто произвольное, ничем не подтвержденное предположение, что Олег с дружиной клялся не славянскими, а скандинавскими богами, а переписчики все переиначили… Это действующая парадигма заставляет так работать сознание исследователя… (См. Т. Кун «Структура научных революций»). Теперь к вопросу, кому клялись Олег, Игорь, и их дружинники. А. Комар, «К дискуссии о происхождении и ранних фазах истории Киева» : , стр. 135: «С конца IX в. начинает формироваться и древнерусский курганный могильник на Старокиевской горе. В центре древнейшего городища возводится требище Перуну (не обязательно изначально каменное), с сооружением которого, возможно, было связано и возведение новой деревянной ограды по периметру городища, хотя и без чистки волынцевского рва. В 957 г. требище Перуну уничтожает принявшая христианство княгиня Ольга и переносит на территорию святилища княжеский двор, в котором позже сидит и Ярополк. В 980 г. Владимир возобновляет на Старокиевской горе языческое святилище, разместив его на Андреевской горке или же за окраиной курганного могильника…» С. 130: «Итак, речь идёт о сооружении несомненно культового характера, построенном не ранее VIII в. (а скорее Х в.) и достоверно функционировавшем в Х в. Последний факт, на наш взгляд, свидетельствует в пользу предположения Л. А. Динцеса, поддержанного М. К. Карге ром, И. Е. Иванцовым, В. В. Седовым, Я. Е. Боровским и др., что речь идёт о святилище Перуна на горе, перед которым присягали Олег и Игорь. Важный момент: славянские святилища и в описаниях, и по данным археологии, всегда экстериториальны по отношению к поселению. В этом был не только ритуальный, но и практический смысл — славянские праздники всегда предполагали участие в ритуалах большого количества людей, для чего и выбирались большие открытые площадки. Кроме того, в VIII–X вв. практически все известные святилища окружены символическим или реальным рвом, что подталкивает нас к выводу о том, что «капище» соорудили не ранее второй пол.IX в. в центре древнейшего городища, использовав его площадку как сакральную зону, вне которой формируется могильник. Интересно, что такая же ситуация наблюдается и в Чернигове. Древнерусский могильник Х в. с курганом с показательным названием «Гульбище» занимает доминирующие высоты города —Болдины горы, на склоне которых расположена церковь Ильи — традиционного православного заменителя Перуна, а под ней находятся «Святая роща» и «Святое озеро», маркируя, по мнению Б. А. Рыбакова, древний языческий ритуальный центр Чернигова.» По поводу «северного дружинного комплекса». Безусловно его внедрил Рюрик и его люди (для этого, в частности, и был приглашен), н Рюриковичи, хотя и славянизировались (демонстрируя отчетливый славянский этнорелигиозный комплекс), но имели новую дружинную воинскую культуру и обычаи, с этим связанные.  Стр. 132: «Но поселение на Замковой горе второй пол. IX — первой пол. Х в. по культуре откровенно славянское, ничем не напоминающее культуру Ладоги или Рюрикового городища, что никак не вяжется с ожидаемым «русско-скандинавским» обликом дружины киевского князя»…» Ранний княжеский двор на Киселёвке, скорее всего, был мало похожим и на более поздний детинец, и на средневековый за мок ХV–XVII вв. с их плотной военно-аристократической застройкой, напоминая большую укреплённую усадьбу с большим деревянным теремом, амбарами, погребами и полуземлянками челяди. Возможно, здесь же находились и «казармы» для части дружины, хотя нарисованный арабским авторами образ «очень высокого замка» хакана русов, в котором «постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников», спящих вокруг ложа хакана, скорее следует воспринимать как своеобразный «рекламный проспект» русской военной демократии, в которой князь разделял кров и пищу со своей дружиной».   О происхождении Киева: Стр. 136-137: «Поли» известны в Польше (поляне, поляки), Болгарии (поляки,польчане, польци), Моравии (поляне), Словении (поланцы), Поднепровье (поляне)Если обратить внимание на сложенную О. Н. Трубачёвым кар ту распространения топонимов с основой «Киев», охватывающих все славянские регионы за исключением Словении, становится совершенно ясной дати ровка праславянским временем и легендарного персонажа «Кия»; также к праславянскому времени О. Н. Трубачёв относит возникновение слова «кияне», означающего не«жители Киева», а «люди Кия». Поскольку славянское расселение VI–VII вв. выразительно связано в носителями пражской культуры, практически нет сомнений в том, что возникновение топонима «Киев» действительно связано именно с пражским по селением VI в. на Старокиевской горе…   «Живучесть названия «Киев», а также сохранение информации о событиях древнейшей киевской истории, в таких условиях закономерно вызывают удивление, заставляя констатировать, что несмотря на все этнические, культурные и политические пертурбации, всегда оставались носители исторической памяти, помнившие об обособленности киевского региона».

    • Приветствую, Александр!
       
      Ну надо ж относиться к источнику критически. Для этого и есть критика исторического источника. люди именовавшие себя неславянскими именами, клявшиеся скандинавской клятвой на оружие и обручах. Не задавались никогда вопросом, а что это за обручи, причем которые носят воины? А это оказалось то просто. Мельникова еще писала, это обручи хевдингов, которые совмещали функции военачальников, жрецов и судей. Во время суда на обруче приносилась присяга свидетелей,в святилищах клятвой на обруче давали обеты. Обруч хевдинга считался сакральным предметом. И тут поминают всуе Перуна и Велеса. А вот и вопрос, как они писались по византийски, что переводчик, перековеркавший добрую половину имен, так лихо воспроизвел имена богов?
       
       
      Касаемо капищ. Да не было там никаких капищ, и сам Алексей Комар пересмотрел свою оценку и в более поздних работах высказывается отрицательно о существовании каких то капищ на территории Киева.
       
       
       

       
       
      Ядром города Х в. в историографии ХХ в. счи-талась Старокиевская гора, где функционировало «раннеславянское» городище с монументальными каменными сооружениями в виде «капища», «двор-ца Ольги» и «каменного терема вне града». В нача- ле ХХI в. хронология всех указанных объектов была пересмотрена, а в качестве княжеского центра уже рассматривается Замковая гора.Раскопками 2007–2011 гг. получены данные о времени и этапах функционирования рва Старо-киевского городища (рис. 11). Разрез рва, зало- женный к северо-западу от Десятинной церкви, продемонстрировал, что загадочные «ступени» на внутреннем склоне рва отражают не конструктивные особенности, а два эпизода расширения и углубле-ния первоначального рва. Ров первого этапа глубиной 2,6 м от уровня древней поверхности достигал в ширину не более 6,5–7 м. Дно рва перекрыто слоем замывов и осыпи культурного слоя мощностью до 0,5 м, а внутренний склон рва густо иссечен в древности корнями много- летних трав. Последнего не наблюдается на склонах рва последующих этапов, что должно свидетельство-вать о стадии заброшенного состояния рва, активно зараставшего сорняками. На втором этапе ров расширили до 9,5 м и углу-били до 3,8–4 м. На дне рва успело образоваться 0,3 м прослоек замывов до момента пожара, про-слеженного в виде прокалённой поверхности слоя
      по всей площади разреза. Последствия пожара, за исключением мелких угольков, убрали; над горизон-том пожара образовался ещё один замывной слой, что, возможно, говорит о восстановлении укрепле-ний в прежнем виде. На третьем этапе ров углубили до 5,5 м и значи-тельно расширили, дополнив эскарпом внешнего края шириной до 2,4 м. Суммарная ширина превы-сила 14 м, но на внутреннем склоне рва при этом остались две ступеньки от рвов предыдущих пери-одов, заметно ослабляющие оборонные свойства рва. На втором этапе эту проблему, скорее всего, решили сооружением искусственной бревенчатой бермы из пустотелых клетей, тыльная часть бревен боковых стенок которых втыкалась в пазы на скло-не рва. Такая конструкция была недолговечной, от-сюда на третьем этапе искусственная берма была создана путём сооружения многослойной земляной стены, каждый ярус которой «армирован» уложен-ными через промежутки 0,2–0,7 м обрезками бревен. С внешней стороны стена укреплена дополнительно земляной подсыпкой, придавшей этой части рва от-кос около 35°, но сократившей ширину рва до 12,5 м. За какое-то время до начала строительства Де-сятинной церкви (989 г.) ров превратили в зольник, интенсивно насыщенный бытовыми отходами, а затем и просто засыпали, свернув в него земляной вал. Засыпка скоро дала усадку, и поверх неё вновь образовывается зольник, перекрытый уже непо-средственно строительными горизонтами церк-ви. Материалы из двух ярусов зольника аналогич-ны, свидетельствуя о коротком промежутке между ликвидацией рва и строительством церкви, что позволяет уверенно связать прекращение функ-ционирования укреплений с расширением города Владимиром Святославичем после 980 г.
      Наиболее интересным фактом является эпизод заплывания и зарастания рва первого этапа. Матери-алы из замывного слоя представлены исключитель-но тонкостенной гончарной посудой, что не позво- ляет опустить дату события ниже середины Х в. Этот факт объясняет появление сразу за рвом курганного могильника, противоречащего всем представлениям о законах фортификации. Но внешний эскарп рва третьего этапа подрезал языческое погребение № 82 (2009 г.) – расширение крепости происходило за счёт могильника.Как теперь стало понятным, разрез 1936 г. достиг дна рва только второго этапа. Но остаётся загадкой, почему исследователи акцентировали внимание на отдельных находках лепной керамики, а не на пол-ностью преобладающей гончарной, что привело в результате к столь ошибочным представлениям о дате сооружения рва. Возможно, виной тому деталь, отмеченная новыми работами, – внутренний склон рва первого этапа покрыт гумусированным культур-ным слоем толщиной до 0,1 м с включением мелких фрагментов лепной и гончарной древнерусской по-суды, который образовался либо в результате осыпи сформированного из культурного слоя вала, либо отражает конструктивный приём укрепления склона рва и насыпи вала при помощи дёрна.Первые слабые укрепления Старокиевского горо- дища возникли не ранее рубежа IX–Х вв. В этот же период склоны горы обживает несомненно пришлое роменское население. К середине Х в. оказалось, что своё существование в качестве крепости городище не оправдывает, укрепления забросили и вал начал раз-рушаться. Но этот процесс вскоре приостановили, со-орудив на том же месте более мощные новые укреп- ления, что может коррелироваться с летописным сообщением о существовании на Старокиевской горе двора княгини Ольги. Третьему этапу реконструкции укреплений предшествовал пожар, вероятно, связан-ный с событиями печенежской осады Киева 968 г., по-сле чего крепость пришлось существенно усилить. Древнерусский летописец называет Старокиев-ское городище «двором теремным» с «теремом вне града», замечая, что сам «град Киев» располагался в другом месте, скорее всего, – на Замковой горе, тем самым противопоставляя феодальный княжеский двор «граду». Возражения этому тезису сводятся в основном к отсутствию монументальных каменных сооружений на Замковой горе (Толочко, 2009).«Каменный терем Ольги» впервые отождествил с «восточным» дворцом В. В. Хвойка. Исследовав-ший его позже М. К. Каргер обратил внимание на идентичность материалов и строительной техники Десятинной церкви, что подтвердил новым крити-ческим анализом Д. Д. Ёлшин (Ёлшин, 2010). Другой претендент на роль «терема Ольги» – так называемая «ротонда» в рамках Старокиевского городища – вме-щает уже в качестве забутовки фундамента плинфу и черепицу, фрагменты резных пирофиллитовых дета- лей, что сочетается с использованием глиняного рас-твора, характерного для XII в. Фундаменты перекры-вают так и не доследованный хозяйственный объект, датированный К. Н. Гупало XII в. Близкая картина наблюдается и в фундаментах «капища» по ул. Владимирская, 3: в их забутовке аналогично встречены материалы Десятинной церк-ви Х в. (плинфа, цемянка, фрески, пирофиллитовые плиты) вместе с обломками плинфы XII–XIII вв. (Ёлшин, 2010). Полевые материалы полностью ис-ключают перерезание постройки погребением Х в., ошибочное утверждение чего и обусловило раннюю датировку объекта и столь рискованную интерпрета-цию Я. Е. Боровского происхождения строительных материалов из заполнения фундаментов. Вторичное использование материалов Десятинной церкви в обоих случаях заставляет вспомнить о масштабном ремонте храма после землетрясения в XII в., сопро-вождавшемся полной перестройкой её юго-запад-ной части.Остатков материалов Десятинной церкви не от-мечено лишь в «капище» 1907–1908 гг., но сам со-став камней из него аналогичен фундаменту храма, включая красный кварцит из района Овруча. Слой, на котором уложена вымостка, включал обломки тонкостенной гончарной посуды (не ранее второй половины Х в.), а так называемый «жертвенник» и нетронутый слой над нераскрытыми В. В. Хвойкой частями объекта – материалы XI–XII вв. При этом глубина залегания камней и мощность выкладки говорят именно о фундаменте, а не о наземном объ-екте. Из всех предложенных версий предназначения данного сооружения пока наименее противоречивой в сочетании «дата–техника–материал–форма» вы-глядит его интерпретация Р. С. Орловым как поста-мента для бронзовой квадриги, привезённой в каче-стве трофея Владимиром Святославичем из Херсона (Орлов, 1998).Противоречит представлениям о каменном стро-ительстве на Старокиевской горе в довладимиров период и стратиграфия закрытых комплексов Х в., исследованных в 2005–2011 гг. Горизонт строитель-ства Десятинной церкви в виде фрагментов извёст-ки, цемянки, плинфы и сколов камней охватывает существенную площадь вокруг храма, отложившись даже на Андреевской горке (наблюдения 2011 г.). Все этапы строительства, начиная от сколов фунда-ментных камней, великолепно отражены в соседнем рве Старокиевского городища. В слое засыпки рва третьего этапа ниже горизонта зольника 80-х гг. Х в. обломков камней и плинфы нет, хотя ещё присут-ствуют мелкие фрагменты известки и известкового раствора. Несколько фрагментов известковой шту-катурки с отпечатками дерева обнаружены в нижнем слое зольника, предшествующем засыпке рва (око- ло 980 г.).
      «КИЕВ И ПРАВОБЕРЕЖНОЕ ПОДНЕПРОВЬЕ. КОМАР А.В

       
      Раскопки заставили Алексея самого опровергнуть утверждения о каких то капищах на Старокиевской горе
       
       

  • Уважаемый Аксель, приведу еще свой более ранний пост: Александр Букалов:
     
    08.04.2018 в 02:17
    Вот кратко из французской Википедии о следах норманнов во Франции — для сравнения с Восточной Европой: «Выживание скандинавских элементов (в Нормандии) проявилось в юридических терминах в герцогских обычаях . Таким образом, хамфара увековечивалась в результате подавления вооруженных нападений на дома… Более того, многие викинги, которые распространились из своей родной земли, сделали это потому, что были изгнаны. Строгое наказание воровства, проиллюстрированное рассказом о дубе, на котором Роллон оставил золотое кольцо, которое никто не думал о краже, также находит свой источник в датском фольклоре. Закон войны и обломки ( veriscum ) также имеет значение скандинавского законодательства, и историки считают, что Уильям Завоеватель прибегнул к мобилизации флота, который позволил ему вторгнуться и завоевать Англию. Но самым заметным упорством скандинавского обычая в нравах норманнов, несомненно, является брак  «датский», легализующий двоеженство. Дети, родившиеся от фризы , второй жены, считались ими законными. Таким образом, Уильям был «Ублюдком» только в глазах Церкви, и это не помешало его отцу назначить его своим преемником. Только после семи поколений, именно с Уильямом Завоевателем, герцоги Нормандии кажутся моногамными. Правящий класс, выражающий себя на данешском языке, то есть древне-датском, или в древнескандинавском, немного отличающемся, откажется в трех поколениях от их использования, в то время как люди, особенно на побережье, больше времени.  Бенуа де Сент-Море заявляет в двенадцатом веке в своей «Хронике герцогов Нормандии», что все еще говорили «по-датски» на побережье… Кроме того, он не должен носить единообразный характер из-за разнообразного географического происхождения иммигрантов. Тем не менее, он привел к романскому языку, придавшему ему в этой древней части Нейстрии особую окраску (особенно вдоль побережий), что способствует тому, что нормандский диалект проявляется своеобразием в местном языке . Фундаментальное влияние скандинавской традиции на древнюю навигацию и ее методы проявилось в ее морской лексике, почти полностью изученной на французском языке. Это влияние на общий лексикон Нормана по-прежнему скромно и ограничено примерно 150 словами , что делает его примерно равным по величине французскому языку, унаследованному от галльских. С другой стороны, старый скандинавский и древнеанглийский языки оставили значительные следы в нормандской топонимии (доказательство того, что на этой территории были скандинавские языки) и в личной онмастике (имена людей). В дополнение к топонимам в -tot, -bec, -beuf, -vy ( -vic ), -lon (de), -crique, -ret, -mare, -dalle, -uit, -fleur, -to (u) rp Ho (и) GUE, Hom (меня) , и т.д., есть много антропонимов становятся Фамилией к xiii — го  века: Toutain, Anquetil, Обер, е (s) Tur, Ниль, Т (е) urquetil, Кетил, Гунуф, Осуф, Т (о) Ургис, Аузоу, Ингуф, Игут, Фу, Анфри, Дольдрам, Додеман и т. Д. и средневековая привычка в благородных семьях герцогства, присоединиться к Фильцу (также написанию Физа или Фитца ) «сын» во имя отца, согласно скандинавской традиции -сонов, которая все еще сохраняется в Исландии, поэтому сын Оссберн из Крепона называетсяУильям Фитц Осберн , откуда многочисленные фицджеральды в Ирландии и т. Д. или Стерджис , Стурджес в Британии, сокращение для Фитца Турджиса «. https://fr.wikipedia.org/wiki/Normands&nbsp; P. S. Конечно, норманны, в конце-концов офранцузились, но их следы проявляются весьма четко, в отличие от значительно более слабых на территории Древней Руси. Это опять-таки приводит к выводу, что древнерусские князья сначала ославянились, — вплоть до богов (начиная с Олега), а только затем создавали собственно Древнерусское государство с наемной варяжской/скандинавской и др. дружиной, которая не была правящим слоем, и это — очень важный аспект. Речь идет об этническом и религиозном самосознании князей русских и правящей элиты. Скандинавской ее назвать не получается.  Даже в Византии Олег и его дружина клянутся своими — славянскими, а не скандинавскими  богами — Перуном и Волосом. Об этом свидетельствует и малый процент захоронений по скандинавским обрядам, особенно — в столице — Киеве. Поэтому вклад собственно воевавших и торговавших скандинавов в язык и топонимику Древнерусского государства более чем скромный. Отмечается скандинавский вклад в законы («Русская правда»), но это более позднее явление (с 1016 г.), и отмечается также общеевропейская основа: «Русская Правда аналогична более ранним европейским правовым сборникам, в том числе так называемым германским правдам, например, «Салической правде» — сборнику законодательных актов Франкского государства, древнейший текст которого относится к началу VI века. Также известны Рипуарская и Бургундская правды, составленные в V—VI веках, и другие. К варварским правдам относятся и англосаксонские судебники, а также ирландский, алеманский, баварский и некоторые другие юридические сборники. Наименование этих сборников законов «правдами» — условно и принято в русскоязычной литературе (по аналогии с Русской Правдой). В оригинале, например, Салическая правда известна как Lex Salica (лат.) — «Салический закон». Вопрос о времени происхождения древнейшей части Русской Правды спорен. Большинство современных исследователей связывают так называемую Древнейшую Правду (первая часть Краткой редакции) с именем Ярослава Мудрого. Период создания Древнейшей Правды — 30-е годы XI века — 1054 годы. Нормы Русской Правды были постепенно кодифицированы киевскими князьями на основе устного восточнославянского обычного права, с включением элементов византийского права и бытовавших в среде руси элементов скандинавского права. Имелось также церковное влияние. Как полагает И. В. Петров, Русская правда «явилась конечным кодифицированным результатом эволюции Древнерусского права», прошедшего несколько этапов в своем развитии».https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%9F%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B4%D0%B0        

    •   Приветствую, Александр!
      Касаемо нормандцев, тут с путаница между несколькими степенями союзов, бытовавшего у германцев. Вестготская правда различала три такие степени:1) обычный брак, завершался между равнородными, с соблюдением условий помолвки, обряда, выплаты «утреннего дара», с согласия родитетелей,2) брак заключенный между равнородными, даже с выплатой «утреннего дара» и с согласия родных, но без помолвки, рассматривался, как «спешный» или «слабый» брак, к нему относились презрительно, 3) союз между неравнородными рассматривался, как банальное наложничество и не предусматривал, ни помолвки, ни обряда. Чаще всего, при этом заключалось согласие с родителями и выплачивалась определенная сумма, как гарантия содержания, неравнородные союзы рассматривались как своего рода похищение. Такой союз мог быть расторгнут в любой момент мужчиной по собственному желанию. При этом, при рассмотрении наследования первыми наследовали дети от обычного брака или «слабого» брака(если обычный брак не заключался), и только потом дети от неравнородного брака. More danico, «датский обычай» это именно наложничество, о чем недвусмысленно говорит неравнородность герцогов и их фрилл.
      Шведская википедия дает точное определение frilla — «официальная любовница или наложница с определенными правами», «Фриллы обычно происходили из уважаемых семей, но не из высшего общества. Хотя положение фриллы было социально признано, но было немыслимо, чтобы благородный женился на женщине более низкого происхождения. Знатный человек или принц женился на женщине одного с ним ранга, которая экономически и политически была хорошей партией для рода и дала бы благородное потомство». Жесткое требование к равнородности вступающих в официальный брак содержалось не только в Вестготской правде, но и в Салической правде, и в скандинавских уложениях. При этом все источники подчеркивают, наследниками в первую очередь являются дети от брака законного, «с дарами и оценкой». Усыновление, «введение в род», незаконнорожденного сына можно было осуществить, но только с согласия законных детей или других наследников, которые бы могли претендовать на наследство, после смерти отца(к примеру, его братьев или еще живого деда). Однако, в случае, если законных детей нет, то незаконные дети могли наследовать отцу. Вот, как о том говорит Гуталаг:  

      «Если у готландца будут внебрачные дети с готландкой, и не будет после него [законных] мужских потомков, и оставит после себя внебрачных детей, сыновей и дочерей, то пусть они поделят движимое наследство отца по числу голов с благородными дочерьми, если таковые есть. Если таковых нет, то пусть они поделят между собой движимое отцовское наследство по числу голов.»

       
        Именно это мы видим в случае с нормандцами.    
      Роллон имел только одного сына Вильгельма Длинный Меч, но нет ясности, от жены или от фриллы. Достоверных сведений о его матери Поппе нет, а более поздние авторы путаются. И у современных историков нет единого мнения о её происхождении. У Длинного Меча был тоже один сын Ричард Бесстрашный от конкубины Спроты Бретонской, поскольку его официальный брак остался бездетным. Низкорожденность Ричарда вызвала град насмешек со стороны враждебного французского двора. Считается, что Спрота была пленницей, захваченной во время войны Вильгельма с Бретанью, более достоверной информации нет. Ричард был женат два раза, на Эмме Парижской и второй раз на Гунноре де Крепон. Первый брак остался бездетным, но еще во время жизни с Эммой родились старшие дети Ричарда и Гунноры. У Ричарда хватило ума сочетаться с Гуннорой законным браком после смерти первой жены. По представлениям современных историков, вопреки красивой басни Роберта Ториньи, семья Гунноры была знатного рода, и брак Ричарда имел большое политическое значение для укрепления позиций нормандских герцогов на западных границах. Однако, ввиду официального (хотя и запоздавшего) брака старшие дети Ричарда, как по каноническим, так и по германским правилам, оказывались законными. Ричард Добрый, старший сын Бесстрашного, имел старшее законное потомство от Юдит Бретонской. Касаемо его младших детей мнения расходятся. После смерти Юдит Ричард сошелся с Поппой де Энвермеу. Вопрос о том, официально ли женился Ричард(а ему ничего не мешало это сделать) или нет, остается открытым. Единого мнения у историков на сей счет нет. Ричарду Доброму наследовал его старший сын Ричард Третий. Официально он женился на Адель Французской, но прижил от неизвестных женщин двух детей, Николаса и Алису. Однако, после скоропостижной смерти Ричарда, ему унаследовал не Николас,а Роберт, младший брат Ричарда.
      Так впервые, были буквально использованы положения германского права. При наличии живого брата, незаконное потомство отстраняется. У Роберта, как знаем, не было законной жены, но он сожительствовал с Херлевой, дамой незнатной, хотя и видимо зажиточной семьи, которую перед отъездом в паломничество выдал за Эрлуэна де Контвиля. Вильгельма Роберт провозгласил наследником на случай своей смерти в пути, хотя, едва ли он помышлял, что в столь молодом возрасте сгинет в дороге. Но оно так и произошло. Итак, из изложенного довольно несложно установить, что все наследования герцогов-бастардов происходили в случаях отсутствия законного потомства, вполне в соответствии с положениями германского права, однако, при этом, у фрилл не было положения жен, даже в германском смысле. Больше всего фриллы напоминают более поздних фавориток.  
        Касаемо фицев. Вот тут очень неверно. Фиц это искажение латинского filles — «сына». А вовсе не германского -son. При этом, разница тем более заметна в употребление фиц- препозитивно, в соответствии с латинской и кельтской традицией, а не суффиксально, по скандинавски -son.
      Появление такого патронима c препозитивным- фиц, позже употребляемого в качестве родового имени, с куда большим основанием можно отнести бретонскому влиянию(у бретонцев, как и у всех кельтов, в большом ходу были патронимы с препозитивными «сын» маб- ), чем норманнскому. Кстати, знаменитые Фиц-Аланы, ветвью коих являются Стюарты, были именно бретонцами по происхождению, а не нормандцами. Нормандцы просто скопировали кельтскую схему, подхваченную у бретонцев и использовали для этого ойль, а древнескандинавскую систему вообще утратили. Это еще раз подчеркивает не такую уж и глубину скандинавского влияния, которое вытеснялось, как французским, так и бретонским влиянием.Позже к ним присоединится и английское.
       
      Ну, коль уж зашел разговор о патронимов, то не лишним будет напомнить, что появлению отчеств русские именно и обязаны скандинавам. Только на Руси из всех славян появилось развитая система патронимов. Да и в настоящее время кроме восточных славян система отчеств имеется только у болгар, но, как пишет болгарский ономастолог Иван Танев Иванов, болгары обязаны её появлению именно русскому влиянию, да и вообще документально стали фиксироваться болгарские отчества («бащино имя») только в 1830-е, во время переписей «задунайских переселенцев» после очередной русско-турецкой войны 1828—1829 гг. При этом, на Руси отчества начинают фиксироваться еще ранний период, фигурируя, как в летописях, так и в документах. При этом, по мнению лингвиста Ф.Б Успенского ученика Топорова, отчества фигурируют уже в списках варягов-послов Игоря в достопамятном договоре 945 года(Ф.Б. Успенский. У истоков русского отчества. в сб. «Скандинавы, варяги и Русь. Историко-филологические очерки.». Изд-во «Языки славянской культуры», Институт славяноведения РАН. 2002). При этом, русская система патронимов, как и скандинавская, сейчас образуется суффиксально. Ранее имела большое распространение аналитическая официальная форма, хорошо известная по литературе 19 века. Вот хотя бы  

      Бобчинский. Имею честь представиться: житель здешнего города, Петр Иванов сын Бобчинский.  

      Добчинский. Помещик Петр Иванов сын Добчинский.  

      Н.В. Гоголь. «Ревизор».

       
       
       
      Такая форма является прямой калькой скандинавской формы с употреблением в постпозиции -son, дожившая аж до 19 века. Уж, глубже влияния, чем формирование патронимов, и некуда.   Теперь по частностям.  

      Это влияние на общий лексикон Нормана по-прежнему скромно и ограничено примерно 150 словами , что делает его примерно равным по величине французскому языку, унаследованному от галльских.

       
       
        Это как? В основе vieux normaund лежит северофранцузский langue d’oïl, каким макаром влияние французского на normaund может ограничиваться 150 словами?  

      С другой стороны, старый скандинавский и древнеанглийский языки оставили значительные следы в нормандской топонимии (доказательство того, что на этой территории были скандинавские языки) и в личной онмастике (имена людей). В дополнение к топонимам в -tot, -bec, -beuf, -vy ( -vic ), -lon (de), -crique, -ret, -mare, -dalle, -uit, -fleur, -to (u) rp Ho (и) GUE, Hom (меня) , и т.д., есть много антропонимов становятся Фамилией к xiii — го века: Toutain, Anquetil, Обер, е (s) Tur, Ниль, Т (е) urquetil, Кетил, Гунуф, Осуф, Т (о) Ургис, Аузоу, Ингуф, Игут, Фу, Анфри, Дольдрам, Додеман и т.

       
      А как про разделение скандинавских и древнеанглийских? Я еще выше писал, их влияние на инородные языки неотличимо. Тем более, учитывая очень длительное английское владычество в Нормандии, продолжавшееся(хотя и с небольшими перерывами) вплоть до конца Столетней Войны.
      Всего 150 слов одновременно из vieux norrois и древнеанглийского? Это не столь много. А Кохановский В. А. насчитывает 215 скандинавизмов в русском языке(Кохановский, Виталий Александрович. Русская лексика скандинавского происхождения. диссертация на соискание уч.ст. к.фил. н. 2010) при этом, из общего числа 140 лексем он относит к периоду первоначальных контактов восточних славян и скандинавов. Процитирую:

      Знакомство славян с языковым богатством выходцев из Скандинавии началось уже в VIII-IX веках н.э. В это же время начинается проникновение скандинавской лексики и её освоение языком. Уже на начальном этапе формирования русского языка (X-XIV вв.) в нём уже присутствовали 140 скандинавских лексем.

  • Если бы дети изучали родной язык по надписям на заборе, то у них бы сложилась искаженная картина мира. Нельзя картину мира сводить к примитивизму и верить всему что на «заборе» написано. Откровенно говоря, я не думал, что на данном сайте придется объяснять столь примитивные понятия на «обезьяних» примерах. Но. . . Сборная Франции по футболу стала чемпионом мира. Сколько там этнических (с корнями) французов? Согласно норманнской теории победила бы сборная Камеруна. За «Зенит» играют Клаудио Маркизио, Леандро Паредес, Эрнани Азаведо, Роберт Мак, Себастьян Дриусси, Луиш Нету, Кристиан Нобоа, Эмануэль Маммана и т.д. (это не все!). Согласно норманской теории это были бы скорее испанцы. Сколько медалей взял на олимпиаде Виктор Ан? По норманнской теории — для Кореи. Было время, когда в РИ элита говорила по-французски. По норманнской теории элита была французской, а Россия Францией. Были у нас Гордон, Суворов, Брюс, Беринг, Крузенштерн, Барклай-де Толли, Кутузов, Багратион, Ольмт, Сакен, Миних, Барятинский, Рольо, Альбрехт, Витгенштейн, Фермор, Манезиус, Сухтелен, Броун, Ригельман, Вернандер и многие, многие, многие другие. Согласно норманнской теории.. Я в затруднении. Наверное, кельты, а Россия Шотландия. Некоторые подразделения военной полиции и спецназа имеют этнический приоритет. Возможно, потому что они лучшие на данный момент. И? Меняла ли каждый раз Россия или та же Франция свое название? По норманнской теории – да. В реальной истории нет. Когда надо Хельга у норманистов превращается в Олега, а Ингвар в Игоря, когда не надо все вдруг не соответствует лингвистическим канонам. В первом «предложении» германцы могут иметь многообразнейший погребальный обряд, в следующем уже сугубо им присущий. Надо «остров русов» в Ирландию  поместим, и оттуда к хазарам на тройках будем рабов катать. А лучше на лодках из Ирландии до Итиля. Потому как русы это и не русы вовсе, а гребцы. Надо соответствовать. А финнов будем возить в Ирландию на соревнования по гребле, чтобы они потом про тех гребцов-русов Ивану рассказали. Ерунда, что никто ни в Ирландии, ни в Швеции, ни вообще в европах о русах ничего не знал. Вот в других местах знали и даже писали о них. Причем не как о гребцах, а о самом что ни наесть народе. Не вписывается в теорию – не замечаем, а то и в дураки или вруны тех писак определяем.  Потому что норманисты всесильны, за ними вся наука. Захотят кагана-хакана в Хокона переделают, а где надо монетки раскидают. Ну а раз русы — гребцы, то и этнических маркеров не требуется. Удобно. Потому как маркеров то этих нету. Ну нет и все. А раз нет, то и не надо, не будем это замечать, доказывать что-то. Поступим как протеже, хлопнем кулаком-мечом и всех дураками назовем. Проверено, работает. В крайнем случае, нафантазируем, на Мадагаскар «остров русов» определим или какие правила специальные, только норманистам послушные придумаем. А на слете «всех ученых мира» завизируем и синие печати поставим. Опять же не разбойники какие, есть чем и гордиться. Несколько имен и два порога. Для образования государства достаточно. А кто там кого на царство позвал, зачем разбираться. Странно только, варяги под боком, а какая-то деревенщина аж за море, за русью послов послала. Чудеса. Не иначе финны, руку приложили. Это они Ивану из Ирландии предложили царя выписать. Видно знатные гребцы были, раз земля слухами наполнилась. А Ивану-дураку (и еще паре сотен первобытных охотников-собирателей) того и надо, чтобы пришел кто и владел им, ну и бил заодно, грабил и налогами обложил. Лишь бы огонь научили добывать. Самое интересное, что норманисты в этот бред верят. Норманская теория это такой немыслимый примитив в обзоре и понимании исторической картины, что уже украинцы смеются над нашими «теориями», прекрасно понимая насколько глубока славянская история. Нет в норманизме глубокой основы и реальных доказательств, детский лепет, который сводится к признанию — не признанию русов скандинавами. Это Наука? Это позор Науки.   П.с. Опять же интересно, почему варяги, а не викинги. Герберштейн и Гедеонов были не убедительны, а убедительно все то, что для норманской теории удобно?

  •  
    Ув.Александр!

    >>> г) Клятвы славянскими богами перед византийцами.
    >>> Отсутствуют скандинавские вотивные изображения Одина и др. божеств, и пр., например «молоточки Тора»
    Касательно религиозного вопроса — сперва нужно сделать несколько общих акцентов, чтобы современные популярные установки не искажали наше восприятие исторической действительности.
    1. В контексте канонически-христианской парадигмы мы можем называть религиозные трансформации у носителей архаического язычества как «отступление от старой веры», «двоеверие» и т.п. Однако политеистическое язычество, в отличие от религий авраамических толков, не основано на первой заповеди: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим», что априори обусловливает более открытое и гибкое мировоззрение язычника.
    2. Наши представления о религиозных культах зиждутся главным образом на культурологических реконструкциях последних 2-3 веков, многие из которых производились с целью во что бы то ни стало восполнить пробелы древней истории своих «варварских» предков — будь-то германцев, славян, скифов и т.д. Однако зачастую, в сухом остатке, конкретно-исторических данных в них — с шишку, а всяческих домыслов — с елку.
    3. Языческие пантеоны мы привыкли воспринимать как нечто застывшее и имманентно присущее конкретному культурно-этническому типу — древнеегипетский, древнегреческий, римский, скандинавский, восточнославянский и т. п. пантеоны. Однако реальность состояла в том, что многие роды/города/племена имели локальных божков со своим культом, своей мифологией, и их принятие или отторжение на более высоком уровне общественной структуры/развития становилось политическим актом. Так, борьба Сета против Осириса и Гора — миф, родившийся после объединения Северного и Южного Египта, т. к. изначально эти культы были региональными. Или вроде бы один и тот же Зевс имел свои «истории похождений» в Додоне, Аркадии или на Крите, что свидетельствует о переносах, слияниях или замещениях старых (местных) богов новыми (общеплеменными или общегосударственными).
    При этом религиозные трансформации далеко не всегда были обусловлены политическими причинами. Характерный пример — Древний Рим. Время религиозного синкретизма, когда на пике политического могущества граждане вдруг стали поклоняться Исиде, Митре, Сабазию. Библейские истории о поклонениях местным богам после завоевания Ханаана или во времена вавилонского плена… Т.о., причинами религиозных реформаций являются также духовные кризисы, в частности, сопровождающие разложение системы общинно-родовых отношений.
    Как итог, вся история язычества представляет собой историю постоянных трансформаций культов, ритуалов и священных сказаний.
    4. Язычники на чужеземных богов часто смотрели не с отвержением, а с пониманием: либо как на незнакомых насельников местных «олимпов», либо как на общих богов, только с региональными именами и историями. Так, Геродот наводил соответствия между греческими и скифскими богами, иногда даже опуская скифские теонимы: «Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки…» Юлий Цезарь в «Записках» галльских богов тоже напрямую отождествляет с представителями римского пантеона: «Из богов они больше всего почитают Меркурия… После него (почитают) Аполлона, Марса, Юпитера  и  Минерву. В отношении этих божеств галлы имеют почти такие же представления, как другие народы…». Как видим, религиозное мировоззрение разных народов представлялось, в общем-то, схожим. И общие, и местные боги — всем требовалось почитание и поклонение, особенно в местах их «обитания». Известно, что римляне по мере завоевания своих соседей включали их богов в свой пантеон.
    5. Разумеется, культы старых богов охранялись жрецами и властителями, сочинявшими грозные санкции за непочитание «родных» богов и т.д., однако смена политической обстановки либо оторванность отдельных индивидов или коллективов от родины создавали благоприятные условия для религиозного брожения.

    Теперь что имеем конкретно по норманнам, руси и Рюриковичам:
    1. В норманнском мире 8-9 веков только-только начинали появляться неустойчивые раннегосударственные образования, соответственно, и нет причин говорить о существовании тогда единого религиозного культа. Исследования привели ученых к выводам, что почитание Одина не было распространено в Юго-Западной Швеции и Норвегии, почитание Тора не было особо характерным для Норвегии, культ Фрейра концентрировался вокруг озера Меларен и и т. д. Столь же многообразны погребальные обряды скандинавов, что тоже говорит об отсутствии религиозного единства. Разнились и предметы языческой атрибутики. Например, железные гривны с «молоточками Тора» в Скандинавии характерны именно для Средней Швеции (Ström K. Torshammarringen — ett i Västmanland unikt vikingatida föremål).
    Разные волны викингов, прибывавших в ВЕ, имели и разное происхождение, степень смешения, отсюда и региональные различия их погребений и предметов культа. Например, гривны с «молоточками» имеют высокую концентрацию в Гнездово, но единичны в Киеве, Ср.Поднепровье (Зоценко В. Н. Киевский некрополь-II…, 2010; Ивакин В.Г. Киевские погребения Х века, 2011 и др.).

    2. Духовный кризис в норманнской среде. Как отмечал Гуревич А.Я., «разложение общинно-родового строя, ускорившееся в эпоху викингов, переселение в другие страны, разрушение прежней замкнутости и изолированности жизни, открытие новых миров … неизбежно вели к подрыву и старой родовой идеологии, и синтеза ее — язычества … Для достижения успеха в чужой стране викинг, купец, переселенец должны были заручиться поддержкой господствующего в ней бога, ибо, по их представлению, божества, которые правили у них на родине, вне Скандинавии силы не имели». Это создавало предпосылки, как минимум, для большей религиозной терпимости норманнов.
    Из ПВЛ: «Жила же Ольга вместе с сыном своим Святославом и уговаривала принять крещение, но он и не думал прислушаться к этому; но если кто собирался по своей воле креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем».

    3. Терпимость — это как минимум, а практически норманны «заигрывали» с другими религиями ради установления выгодных политических и торговых связей. В Скандинавии с определенным успехом миссионерствовал Ансгарий. После похода 860г. русы приняли епископа из К-ля, кто-то крестился. Ибн Хордадбех говорил о русах, которые в мусульманских странах представлялись христианами. Хорошо известны погребения с христианской символикой или по христианскому обряду (ингумации, безынвентарные) до официального крещения Руси на территориях присутствия варягов, включая Киев. Об этом мы хорошо знаем и из летописей (ПВЛ: «мнози бо беша варязи христиане», часть древнерусской элиты в 944г. приносила клятву в христианской церкви). Все эти данные о норманнах, русах, первых христианах ВЕ хорошо увязываются между собой, отражая известную долю пластичности мировоззрения людей, оторванных от своей исторической родины.

    4. В ВЕ, с одной стороны, мы наблюдаем соответствие местно-норманнских похоронных обрядов, предметов культа известным по Скандинавии, с другой стороны, встречаются и их определенные модификации, свидетельствующие о локальной эволюции культа.
    Безусловно, в состав княжеских дружин происходило вливание и славян, и «финнов», хотя в основном на начальных этапах им отводилось место ополченцев — вспомним о парусах и раздельных кораблях. В большей степени, видимо, имело место использование местных женщин для собственного воспроизводства. Все это в определенной мере способствовало инфильтрации норманнами здешних культурно-бытовых и религиозных элементов.

    5. Какую информацию нам дают сведения ПВЛ о клятвах в обеспечение русско-византийских договоров? Во-1х, об именах богов, которыми клялись дружинники — известных в славянском и балтийском пантеоне. Во-2х, о религиозных обычаях и представлениях дружины. К их числу относятся: а) клятва на оружии; б) на обручье; в) представления о каре преступников от собственного оружия.
    Все эти элементы представлены в норманнских традициях в комплексе:
    а) Анналы королевства франков (811г.): «Установленный между императором и королём данов Хеммингом мир, будучи подтверждён клятвой на оружии…«;
    б) об обручьях — священных кольцах (stallahringr) норманнов хорошо известно по историческим источникам. Внутри их капищ было большое святилище. Посередине на полу стоял жертвенник. Поверх него лежало драгоценное кольцо, на нем следовало приносить клятвы. На всех праздниках жрец капища должен был надевать кольцо на руку. Книга Хаука: «Кольцо в два эйрира или больше должно лежать на алтаре в каждом главном капище… Каждый человек, которому нужно будет выступать на суде, должен сначала принести клятву на этом кольце и назвать двух или больше своих свидетелей»;
    в) Преступники, нарушители обычаев согласно сагам наказываются своим же оружием: так были убиты конунг Гейрред, берсерк Хаки, Ульвкелль Сниллинг, Торкель Глина, Торбъерн Крючок…
    В саге о Ньяле :»Оружие с такой силой напало на людей, что им пришлось прикрыться щитами…»
     
    О сохранении некоторых скандинавских традиций может свидетельствовать и другой пример — удивительное совпадение ритуалов при выносе тела покойника (вероятно, в определенных случаях).
    ПВЛ о смерти князя Владимира Св-ча: «Ночью же разобрали помост между двумя клетями, завернули его в ковер и спустили веревками на землю; затем, возложив его на сани, отвезли и поставили в церкви …»
    Сага о людях с Песчаного Берега о смерти Торольва Скрюченная Нога: «Потом он обмотал голову Торольва покрывалом и убрал тело, как полагалось по обычаю. После этого он распорядился сломать стену за спиной Торольва и вытащить его наружу через пролом. Затем подвели сани, запряженные двумя волами: Торольва погрузили на сани и повезли в горы…»
    Таким образом, религиозное сознание древнерусской элиты норманнского происхождения по-прежнему основывалось на языческих традициях далекой родины. Также вполне возможно, что происходило наложение имен и черт славянских богов на соответствующую скандинавскую основу. Тем более, известная ассоциативная связь между божествами прослеживалась: Перун-громовержец (балт.Перкон/Перкунас) — бог грома и войны Тор, мать его звали Fjörgyn — клятвенный атрибут оружие — дружинное божество; бог богатства Волос/Велес?/ (балт.Велс) — бог плодородия Фрей(р) — атрибут золото (золотой браслет, золотые слезы Фрейи — сестры-близнеца Фрейра).

    6. Модели религиозных трансформаций в сознании норманнских пришельцев будь-то в Нормандии, на Британских островах, Ирландии, ВЕ имеют везде локальные особенности, но в целом схожи.
    Решительного слома мировоззрения не происходило. Мы это хорошо знаем и по своей, славянской истории — когда на языческую основу накладывались христианские имена,обряды, Велес превращался в св.Власия, Перун в пророка Илью, Мокошь в Параскеву-Пятницу, хоронили без кремации, но насыпая курганы и т. д. Та же тема — у северных германцев.
    В Книге Стурлы рассказывается о Хельги Тощем, который верил во Христа, но молился Тору перед морской поездкой или при трудностях. Из другой саги: «Там она велела возвести крест, ибо она была крещенной и свято верила. Позже ее родственники очень почитали эти холмы. Там было построено святилище, где приносились жертвы. Они верили в то, что после смерти попадут в эти холмы…». В Исландии священниками становились языческие жрецы — годи. Там же одновременно узаконивались для местных христиан и старые традиции — выбрасывание новорожденных, употребление в пищу крови и др. Такой вот беспредельный языческий синкретизм — т.н. «народное христианство», за которым, по сути, стоит феномен несгибаемого «народного язычества». Потому нет причин полагать, что почитание местными норманнами славянских богов имело эксклюзивный, несинкретический характер.
    Как видим, массовые религиозные трансформации являли собой плавный, заместительный и надэтнический процесс, т.к. не меняли самоидентификацию прозелитов. Оттого и очень сложно говорить, что какой-то иноземный язычник ославянивался только потому, что поклонялся богу грома и войны (всеобщему?) с местным именем Перун.

    7. Наконец, главный вопрос — о мотивах реформаций.
    Вполне возможно, что первые варяжские правители Киева являлись христианами, что вызывало недовольство среди местного населения (как известно, христианам в Киеве доставалось и позже от основной массы населения, хотя они и составляли немалую прослойку общества). Этим обстоятельством могли воспользоваться Олег и Игорь, довольно легко осуществившие переворот в Киеве. Учитывая печальный опыт предшественников, они могли формально признать культ Перуна и других богов, видя в них соответствия родным богам.
    Безусловно, весьма проблематично контролировать огромную территорию при поддержке лишь небольшого количества даже и высокопрофессиональных воинов. И тактические компромиссы норманнов с элитами ряда племенных образований были неизбежны, хотя в итоге все закончилось полным устранением племенных вождеств.
    Конкретные цели религиозной акции Владимира 980г. определить непросто: возможно, репетиция общерусской религиозной реформы, но учитывая ее время (только-только уселся на киевском столе) — скорее, опять-таки для умиротворения славян (южных и северных).
    Цели христианизации, разумеется, уже шли вразрез с интересами племенных элит — об этом хорошо сказал Гуревич А.Я. применительно к скандинавской обстановке: «…За сохранение старой веры в скандинавских странах обычно держалась родовая знать, которая издавна контролировала языческий культ и видела в нем гарантию своего могущества и независимости от конунга-объединителя, тогда как последний вместе с поддерживающими его слоями населения добивался установления своего единовластия, находившего оправдание в христианском монотеизме.»

    Можно ли после всего этого утверждать, что «религиозность» элиты свидетельствует о ее политическом подчинении или ассимиляции? Об аккультурации — да, но в очень условной мере для первого поколения. Как известно, принятие христианства отнюдь не свидетельствовало об ассимиляции населения Римской империи евреями.)) Норманны, переселившиеся в Нормандию, Британские острова и др. — в среднем достаточно быстро принимали религию завоеванных народов — христианство, оставаясь завоевателями. Языковая, этническая, культурная их ассимиляция (там, где она происходила) носила постепенный характер и не находилась в зависимости от формально-религиозной принадлежности. И здесь мы видим, что русь и Рюриковичи достаточное время сохраняли имена, язык, дух дружинной культуры, религиозные традиции далекой родины.

    >>> 6) Три индоиранских бога пантеона Владимира говорят о весомом влиянии наследников (индо)иранских народов в Киеве — как населении, так и правящей элите.
     
    Очень спорно все, что касается славянской мифологии, трактовки ученых носят весьма предположительный, спекулятивный характер и сильно разнятся. «Ясность» по этой теме имеют только поклонники Влесокниги и родноверы))
     
    Первая проблема уже в том, что версия об индоиранских богах довольно условна и прежде всего во временнОм отношении.
    Есть пример иранского религиозного заимствования, но безусловно древнего, поскольку является общеславянским — слово «бог». Из-за чего уже требуется достаточное обоснование, чтобы связывать имена конкретных богов с поздним, хазарским периодом.
    Более или менее обоснованной, на мой взгляд, является версия об алано-хазарском происхождении Хорса-жидовина (осет. «солнечный, хороший»+ассоциация прозвища с хазарами), хотя нельзя исключать и его более раннее воспринятие (отмечен похожий топоним в Болгарии).
    Сварог. Хорошо известен бог Сварожич, правда, он почитался и у балтийских славян, которых проблематично связывать с аланами и другими народами степи 8-9вв. Патронимический элемент делает возможным «существование» предка с именем Сварог, но это значит, что форма Сварожич могла возникнуть по результатам первой, более древней палатализации. Таким образом, даже если допустить, что «Сварог» и является заимствованием из индоиранских языков/религий, то оно довольно архаичное. Наличие же имен с элементом «рог» фиксируется в ареале литвы и западных кривичей, что дает пищу и альтернативным версиям о балто-славянской этимологии.
    Стрибог — двухсоставное слово с древним ирано-славянским элементом, как и Дажьбог, потому и нет причин увязывать его с более поздними временами. Кроме того, многие лингвисты (Вяч.Вс.Иванов, О.Н.Трубачев, др.) отвергают иранскую природа первого элемента.
    Сѣмарьгл — мы даже не знаем, один ли это бог или два — Сим и Рьгл согласно Слову христолюбца. Полагаю, что логичнее говорить о двух богах, поскольку в этом случае пантеон Владимира замкнулся бы на священном числе семь. Опять же, если допустить иранский прообраз в лице Симурга-Сэнмува, то остается непроясненным: откуда-куда он мог попасть в ВЕ (есть аналоги в Средней Азии и Поволжье) и когда.
     
    Второй момент: языческая реформа Владимира имела место уже после погрома, учиненного Хазарскому каганату Святославом, с возможной зачисткой в Киеве, поэтому остается открытым вопрос, была ли у князя необходимость угождать гипотетической «восточной» партии города.

  • Приветствую, Аксель и Виталий! Объдиняю ответы в силу пересечения тем. 1) Прежде всего по поводу каталога  А н д р о щ у к Ф., З о ц е н к о В. «Скандинавские древности Южной Руси: каталог». Вот что что пишет А. Комар в резензии: «Введение посвящено формулировке критериев определения «скандинавских древностей» Южной Руси, отобранных для каталога, с краткой характеристикой их специфики. Впрочем, довольно быстро мы убеждаемся, что термин «скандинавский» для авторов является условным (с. 29), а главным критерием отбора предметов для каталога является наличие параллелей форме и соответствий стилистическим и технологическим традициям в материальной культуре всего Севера Европы (с. 36). Это предполагает значительно более широкий круг аналогий, а также неизбежно поднимает проблему центров производства и соотношения оригинала — копии — подражания, с выделением специфических «местных» вариантов, не представленных вне Руси. Последняя проблема уже обсуждалась в литературе на примере наконечников ножен мечей [Ениосова, 1994; Каинов, 2009]. Так, наиболее распространенные на юге Руси наконечники ножен типа I-2 по П. Паульсену или группы В по Н.В. Ениосовой (кат. № 93; 118, 120; 156; 166; 189; 208) не содержат специфически скандинавского декора и относятся к технологически простым, доступным для изготовления любому ювелиру. Анализ же «щитообразных» подвесок позволил выделить две четкие группы, находки которых концентрируются соответственно в Швеции и Руси [Новикова, 1998, рис. 4]. Подобные предметы проблематично считать импортом или продукцией скандинавских мастеров на Руси — корректнее говорить о «предметах скандинавского круга влияния». На Гнёздовском поселении зафиксированы остатки производства на месте древнерусскими мастерами фибул, подвесок, амулетов и т.д. и без заметных видоизменений, с сохранением исходных «скандинавских» признаков [Ениосова, 1998; 2001]. К сожалению, лаконизм вступительной части и отсутствие каких-либо выводов или заключения в конце книги не позволяют непосредственно из текста понять позицию авторов каталога по данному вопросу. Проблема копирования, подражания и местной доработки импортных предметов поднимается только для мечей «каролингского типа» в самой Скандинавии, с выводом о возможности изготовления рукоятей части мечей скандинавскими мастерами уже на территории Руси (с. 25—29). Но в каталоге, например, фигурирует клинок из котлована плотины Днепростроя (кат. № 79) вообще без рукояти с европейским клеймом в виде костыльного креста, дату которого Ф.А. Андрощук называет неопределенной (с. 124). Т.е. фактически в каталоге просто собраны все известные авторам южнорусские мечи Х — начала XI в., невзирая на наличие или отсутствие собственно скандинавских черт. Продукцией скандинавских кузнецов Ф.А. Андрощук считает предметы, выполненные в технике трехслойного пакетирования (с. 31—32), правда, занося непосредственно в каталог только ножи из погребений Шестовицы (кат. № 123; 124; 156; 176; 177; 196; 206). Для такой осторожности действительно есть основания, ведь специалисты по древнерусскому железоделательному ремеслу считают скандинавской (или «североевропейской») по происхождению технологическую традицию трехслойного пакета, а не все изготовленные таким способом предметы [Вознесенская, 2010, с. 90—91]. Об исключительной монополии Севера на трехслойный пакет речь также не идет — например, данный технологический прием использовался салтовскими кузнецами VIII—IX вв. для орудий труда, хотя не для ножей; хорошо знакомым им было и фосфористое железо [Толмачева, 1990]. У славян Днепровского Левобережья ножи, изготовленные трехслойным пакетированием, появляются еще в волынцевской культуре VIII — начала IX в., о чем свидетельствует находка из жилища на поселении Волынцево, а на роменском этапе доля предметов в этой технике уже достигала 19—21 % [Вознесенская, 1990, с. 390—392; рис. 85; Терехова, Розанова, Завьялов, Толмачева, 1997, с. 208—213; рис. 8]. Выше показатели, чем в материалах Шестовицы (31 %), по данным Г.А. Вознесенской, для юга в X—XI вв. демонстрируют материалы Вышгорода и Старокиевской горы Киева (41 %). На севере же Руси в X—XI вв. трехслойный пакет вообще относится к доминирующей технологии [Розанова, 1990, с. 94—95], т. е. предположение о её использовании только кузнецами — скандинавами влечет сомнительный вывод о существовании некой «этнической монополии» на профессию. Показательно также присутствие в Гнёздове, Киеве и Вышгороде заготовок из трехслойного пакета и отдельно — из твердой стали [Вознесенская, Недопако, Паньков, 1996, с. 130; Розанова, Пушкина, 2001, с. 81]…» http://dspace.nbuv.gov.ua/bitstream/handle/123456789/89611/23-Komar.pdf?sequence=1&nbsp;» То есть при критическом анализе все оказывается далеко не так, как это представляют и интерпретируют авторы… Я ведь тоже опирался и цитировал обзор А. Комара 2012  г. Я предполагаю в обозримое время обсудить с ним лично все эти археологические вопросы: как он сейчас на все это смотрит в 2018 году  — благо живем в одном городе — прямо на месте дискутируемых событий. 2) Так ведь все равно заимствований не очень много, и они уже начиная с 8-го века. Но и и у скандинавов ряд заимствований из русского. Строго говоря, даже у арабов форма отчества похожа: Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб. Если перевести на русский — будет полностью аналогично. Но все это никак не противоречит выводу из проведенного факторного анализа — о ранней славянизации Рюриковичей, а также Олега. И ничего удивительного, что дружинная культура скандинавов, привнесенная Рюриком, стала частью воинской культуры дружины Рюриковичей. Для того он и был приглашен — для создания профессионального войска для защиты от набегов других норманнов, с последующим породнением его , и вероятно его ближайшего окружения, с местной славянской княжеской элитой. По поводу клятвы на обручах мне надо было сразу написать, что такая клятва в сочетании с клятвой Перуном и Волосом как раз и характеризует гибридный характер дружины и элиты Рюриковичей: явная славянизация, поклонение славянским богам, плюс усвоение дружинной культуры и  т.п. скандинавов, и союз элит до поры, до времени (до разорения Гнездова и др.).  
    Особое внимание обращаю на то, что в Киеве, в отличие от Ладоги вообще не найдено «молоточков Тора» — личных индикаторов скандинавской этнорелигиозной идентичности: Вот мнение эксперта, приведенное мной ранее: Александр Букалов13.04.2018 в 23:40 «А вот независимое археологическое подтверждение предложенной модели ранней этнокультурной ассимиляции скандинавов: ПОДВЕСКИ ТОРА НА РУСИ (Российский археологический ежегодник (№ 2, 2012) Мусин А. Е. Скандинавское язычество на Востоке по данным археологии): «Сделанные наблюдения заставляют признать, что на сегодняшний день культовые места скандинавов на Руси остаются нам неизвестны. Исследованные в  Старой Ладоге «большие дома» IX–X вв. не связаны с  находками культовых предметов (Рябинин 2002; Kirpichnikov in print). Несмотря на то что ритуальные функции этих построек не исключены, нельзя не признать очевидное отличие этих предполагаемых ритуалов от скандинавских. Уникальный клад кузнечных инструментов, сопровождавшийся ритуальной фигуркой мужской головы с двумя птицами, найденный в древнейших горизонтах Старой Ладоги в связи с мастерской (Рябинин 1985: 55–64, рис. 23: 11) (рис. 4: 1), лишь отчасти восполняет отсутствие таких практик на Руси, будучи, очевидно, воплощением ритуала, совершенного первопоселенцами… Необходимо признать, что воспроизводство северной религии на Руси происходило не в рамках этнически организованной общины. Будучи вовлеченной в совершенно иные общественные отношения и соприкасаясь с иными культурами, она постепенно утрачивала здесь свою изначальную идентичность. Скандинавский культ предположительно отправлялся в рамках малой семьи, или же в интересах отдельной личности. Это определило «копийность» скандинавской языческой культуры на Востоке, ориентированную на архаичную иконографию. Иконографический ряд северного язычества на памятниках Древней Руси открывает и замыкает изображение Одина и двух его воронов — Хугина и Мунина, заимствованное из «Младшей Эдды»… Однако на Руси практически неизвестны… — «молоточки Тора» из благородных металлов. Похоже, что на Руси архаичная иконографии была апелляцией к традиции далекой родины, или отражала культуру новых переселенцев, приносящих с собой архаику сельской Швеции. Впрочем, категорически исключить возможность влияния финно-угорской традиции на скандинавскую культуру нельзя Ближайшие параллели им можно найти среди пермских древностей рубежа эр  — I тыс. н. э. (Оборин 1976: 185, илл. 23а; Оборин, Чагин 1988: 24, 26, 159, рис. 39: № 1), где многочисленные скопления ритуальных фигурок на «костищах» вообще весьма близки концентрации сакральных предметов в  уже упоминавшихся культовых центрах Скандинавии. Известно, что изделия Пермского звериного стиля проникали в Ладогу в VI–VII вв. (Кирпичников, Сакса 2002: 137, рис. 1: 6), откуда могли распространиться и в Скандинавии. Однако такого рода культурные влияния могли распространяться и  иными географическими широтами. Похожие амулеты в  виде змей, в  том числе и  свернувшихся кольцом, входят в  состав инвентаря курганов у  д. Васильки (Владимирская обл.) (Уваров 1871: 703, 730, № 134, 823), часть которых оставлена финно-угорским населением, а форма для их изготовления найдена в Вышгороде близ Киева (Лесман 2010: 479, рис. 1) (рис. 5: 6)… В  этой связи интересно обратиться к  очевидным региональным различиям, которые присущи скандинавскому язычеству на Руси4. Выше мы уже отмечали, что классические «кольца клятвы» характерны для Рюрикова Городища с его служилыми функциями, примеры взаимной адаптации скандинавских амулетов к восточно-европейским украшениям встречаются в Гнездове и на памятниках Верхневолжья, а Юго-Восточное Приладожье не знает же- лезных гривен с подвесками. Последний факт с очевидностью демонстрирует, что этот регион не был зоной скандинавской колонизации, а местные, очевидно, финно-угорские верования, оказались невосприимчивы к  аграрным культам Средней Швеции. На этом фоне незначительное количество предметов северной религии, зафиксированное в Южной Руси, несмотря на присутствие здесь скандинавов в X–XI вв. (Андрощук 1999; Зоценко 2003, 2004), на первый взгляд выглядит парадоксальным. При этом основное количество предметов происходит не из Киева, а из Подесенья. Помимо скандинавского идола из Черной Могилы и  сюжета, пред- ставленного на обкладках турьих рогов из того же погребения, который возможно истолковать с точки зрения скандинавской мифологии (Молчанов 1988; Чернецов 1988), особого внимания заслуживают немногочисленные культовые находки из Шестовицы, скандинавские древности которой хорошо известны… В самом Киеве и на правом берегу Днепра известно несколько случайных находок, которые лишь условно можно связать со Скандинавией. Это т-образная каменная подвеска из с. Пекари Каневского р-на Черкасской обл., интерпретируемая как атрибут бога Тора, и несколько культовых шиферных оселков (Тараненко, Iвакiн 2008: 196–199, рис. 1, 3; Тараненко, Ивакин 2008: 196–200; Зоценко 2010: 459–460, 461, рис. 2: 1). Интерпретация оселков как «молоточков Тора» и  их соотнесение с  трапециевидными подвесками, отнесенными К. Штрёмом к типу «D», представляются не совсем верными: шведский исследователь создавал свою классификацию исключительно для железных кованых привесок. К тому же «культ точильного камня» носит общебалтийский характер (Lamm 1987: 219–231)… Отсутствие атрибутов скандинавского язычества у  днепровской руси, носившей скандинавские имена и следовавшей скандинавской моде, становится понятно лишь в контексте происходившего здесь процесса этно- и культурогенеза. Русь как этносоциальная общность складывалась на полиэтничной почве севера Восточной Европы в VIII–IX вв. (Лебедев 1985: 226; Кирпичников, Дубов, Лебедев 1987: 202–205; Мачинский 1984, 1986; Мельникова, Петрухин 1989), что неизбежно приводило к  ослаблению племенных культов. К Х в. центр ее активности перемещается в  Среднее Поднепровье. Жившие здесь русы, поклонявшиеся, по свидетельству сохранившихся договоров с  греками, Перуну и  Велесу, не могут быть в  полной мере отождествлены со скандинавами, почитавшими Одина и  Тора. Изменение религиозно-культурной идентичности скандинавов в  Восточной Европе, связанное с  их аккультурацией, носило достаточно радикальный характер. Попытка представить руссов этнически и  культурно замкнутой «колониальной компанией» Нового времени (Tolochko 2001: 131), или же мнение о неизменности скандинавской идентичности руссов IX–XI вв., лишь в  конце этого периода сменивших прежнее имя на «варягов» (Androshchuk 2008: 533), не соответствуют реалиям того времени. Как показывает проведенное исследование, эволюция, происходившая со скандинавами на Востоке, нашла свое приоритетное выражение в  трансформации материальной культуры северного язычества. Именно религиозная трансформация должна рассматриваться как наиболее надежный индикатор аккультурационных процессов. http://www.archeo.ru/izdaniya-1/rossiiskii-arheologicheskii-ezhegodnik/vypuski-ezhegodnika/pdf/Musin2012.pdf    
      3) И наконец, если говорить об аспектах социальной и этнокультурной  психологии, к которой уже я сам имею отношение,  то здесь возникают аспекты легитимизации власти Рюриковичей  в славянском окружении. Без ассимиляционных этнокультурных процессов вследствие брачных союзов с местной элитой  это было бы в принципе невозможно. Древние славяне прекрасно представляли себе, кто имеет право на власть, а кто не имеет. В силу общего недавнего прошлого, они неплохо ориентировались и в делах своих родственников, расселившихся до Центральной Европы, Дуная, и др. Если бы, например,  Олег был просто захватчиком — узурпатором во главе иноземной скандинавской дружины, то он всегда бы рисковал всем, уходя из Киева  «со всеми росами» даже в полюдье. Но он был легитимным русским князем (а не конунгом) и Киев -был его базой, метрополией. Он строил новые города, расселял новых жителей, и т. д. Это явно и качественно отличается от состояния дел на базах/городищах просто отрядов скандинавов  и их действий
    Понимаете, если мы принимаем вывод из факторного анализа о ранней ассимиляции и славянизации уже первых русских князей при их одновременном союзе со скандинавами (и их наемничестве), и использовании со времен Рюрика их дружинной воинской культуры, то у нас исчезают все противоречия с источниками и археологическими данными! И нам не надо ничего предполагать, притиворечащее или цензурирующее документы/артефакты, в т. ч. насчет сомнительных ошибок в византийских договорах с Перуном, Волосом, отсутствующих генетических следах скандинавов, и др.  Это самый оптимальный и реалистичный сценарий (исходя из имеющихся археологических и письменных данных, и других различных факторов), удовлетворяющий кстати и «бритве Оккамы». 

    • Уважаемый Виталий! 1) «Святослав — хотя и получил славянское имя, по происхождению и по образу жизни был настоящий варяг — безродный добытчик лучшего за счет хорошего, герой варяжской «контрреволюции» И в дополнение про легитимность и ассимиляцию. А. Комар в https://www.academia.edu/5028113/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%8C_%D0%B2_IX_XI_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D1%85_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%B0_Rus_in_9th_-_10th_centuries_archaeological_panorama._-_%D0%98%D0%BD-%D1%82_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A0%D0%90%D0%9D_%D0%BE%D1%82%D0%B2._%D1%80%D0%B5%D0%B4._%D0%9D._%D0%90._%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2._%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0_%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0_%D0%94%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D0%A1%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B0_2012_496_%D1%81, с. 330, отмечает: «с. 330 : «Инкорпорация племён  «Древнерусское влияние на материальную культуру жителей Искоростеня проявляется уже в первой половине Х в. на уровне бытовых предметов и украшений. Традиции культуры Луки-Райковецкой в первой половине Х в. сохраняются в лепной посуде и строительстве (фортификационном и жилищном), а также погребальном обряде (кремация на уровне горизонта). Но во второй половине Х в. они полностью  уступают место древнерусскому комплексу культуры, включая появление ингумационных погребений  древнерусского обряда (Звіздецький, 2006).Смена культуры Луки-Райковецкой древнерусской в случае Искоростеня, очевидно, связана с ликвидацией политической автономии древлян, а также началом древнерусской колонизации Овручской волости. Шире, в масштабах Древлянской земли, провести подобное сравнение пока не представляется возможным из-за слабой исследованности древлянских городищ. На многих из них разведками собраны материалы IX–XIII вв. (что, впрочем, не является гарантией непрерывности существования поселения), дру-гие, подобно Малинскому городищу, содержат только материалы IX – начала Х в. (Звіздецький, 2008).Тесно связанная с механизмами «огосударствления» Русью «племенных» территорий проблема распространения древнерусской культуры в регионе от  Днепра до Карпат практически не разработана на современном методическом уровне. Доминирующая в  литературе советского времени эволюционная модель  упирается в относительно невысокий процент документированных случаев перерастания поселений культуры Луки-Райковецкой VIII–IX вв. в древнерусские Х–XIII вв., который особенно низок для городищ и «общественных центров» в виде гнёзд поселений культуры Луки-Райковецкой Западной Украины. Если последнее связано со сменой политических институтов и формированием новых административных центров на  древнерусском этапе, то изменения в использовании  ландшафтно-хозяйственных зон, скорее, являются не продуктом эволюции славянского общества, а потреб-ностью адаптации к новым реалиям формирующейся  древнерусской феодальной экономики. Другой серьёзный процедурный момент связан с механическим включением в состав признаков культуры Луки-Райковецкой горизонтов Киева и Монастырька конца IX – первой половины X в., то есть уже памятников, более чем очевидно инкорпорированных в древнерусскую культуру. В результате, горшки так называемого «курганного типа» и подражания им занимают прочное место в типологии гончарной посуды Луки-Райковецкой, фигурируя в качестве конечной точки её эволюции (Смиленко, 1985, рис. 21; Смиленко, Юренко, 1990, рис. 63; Михайлина, 2007, рис. 7: 18). В реальности распространение этого признака от Днепра на запад отражает динамику влияния  древнерусской культуры на рядовое славянское население, а время появления типа в керамических комплексах различных локальных групп не совпадает. Наиболее ярко последнее иллюстрируется заметным отличием форм гончарных сосудов памятников  Луки-Райковецкой Х в. Правобережного Поднепровья и Поднестровья (Михайлина, 2007, рис. 7: 11–13), при том, что в Киеве и Черниговском Подесенье этого  же периода наблюдаются уже «чистые» древнерусские комплексы, лишённые какой-либо «племенной» этнографической специфики. В таких условиях речь, несомненно, идёт не о стадиях эволюции собственно культуры Луки-Райковецкой, а об этапах инкорпорации её носителей в древнерусское общество.» «Массовое распространение гончарной посуды древнерусских форм в будущей Галицко-Волынской земле приходится уже на вторую половину Х в., что свидетельствует о древнерусском влиянии на данной территории задолго до предполагаемого рубежа «огосударствления» – похода Владимира Святославича на хорватов 993 г.  Летопись умалчивает не только о более ранних походах, но и самом факте насильственного подчи-нения соседей древлян – волынян и бужан. В то же время историки неоднократно высказывали мнение, что ко времени дальних восточных и балканских по-ходов Святослава Игоревича 60–70 гг. Х в. Южная Русь представляла уже относительно монолитное образование, позволявшее Святославу рассчитывать на крепкий тыл. Динамика распространения древне-русских форм посуды в регионе от Днепра до Карпат во второй половине Х в. позволяет прийти к такому  же выводу и археологам.» «Невостребованные вещевые и монетно-вещевые клады традиционно служат археологическими признаками войн и опасностей, уносивших жизни собственников кладов. В период 945–961 гг. такие опасности постигли не только древлян и уличей, но и группы собственно древнерусского населения Ниж-него Подесенья и Верхнего Поднепровья. Вряд ли  является случайностью и тот факт, что покорением  древлян и уличей в 40–50-х гг. Х в., согласно летописи, занимался один и тот же воевода Свенельд, а в характеристике княгини Ольги летописец уделяет особое внимание её роли в основании новых древне-русских административных центров и институтов. О настоящих причинах и характере событий, имевших место в период около 946–960 гг., разуме-ется, остаётся только догадываться, но именно после них был ликвидирован приведший к смерти князя Игоря институт «кружения», описанный Констан-тином Багрянородным, а «кормление» дружины и княжеского окружения возложено на стационарные административные центры – «погосты». Таким образом Святослав Игоревич — явно славянский князь, со славянским же именем, и с ним распространяется славянская древнерусская культура, при том, что и воевода Свенельд,  и войско последнего из «отроков» было явно славянского состава. Да и сын Свенельда  — Лют — также похоже имел вполне славянское имя (хотя есть и скандинавская версия), а также славянское имя имел второй сын — Мстиша. В общем процесс явной славянизации рода воеводы уже во втором поколении при женитьбе на местной славянке, , что полностью аналогично ситуации с Рюриковичами.  Хотя были и скандинавы — как элитные наемные отряды. Поэтому называть Святослава «варягом» нет никакой возможности. Его воинственность легко объясняется именно индивидуальными личностными качествами — психологическим, или соционическим типом личности: по типологии Юнга Аугустинавичюте он с высокой вероятностью принадлежал к типу «сенсорно-логический экстраверт», с доминантной психической функцией волевой, агрессивной сенсорики  (даже функциональное название этого типа — «Маршал»). Очень часто это прирожденные воины , среди них много и полководцев. При этом они абсолютно неприхотливы в быту, что мы и знаем из описаний жизни Святослава Игоревича. Они также, имея власть, зачастую все время хотят и любят воевать. 
      2) Погребальный обряд на санях — это очень распространенный и древний обряд в Северной Евразии, и я полагаю, еще дославянский, и доскандинавский.
      3) Индоиранская часть пантеона Владимира. Три из шести (У А. Комара отмечается, что похоже были найдены шесть оснований для идолов) означает очень весомое влияние, и не дальних, а ближних, и явно представленных и элитой. Потому что им поклонялись регулярно, и регулярно приносили жертвы именно верящие в них. 

Добавить комментарий

Избранное

Анализ древних геномов с запада Иберийского полуострова показал увеличение генетического вклада охотников-собирателей в позднем неолите и бронзовом веке. След степной миграции здесь также имеется, хотя в меньшей степени, чем в Северной и Центральной Европе.

Геологи показали, что древний канал, претендующий на приток мифической реки Сарасвати, пересох еще до возникновения Индской (Хараппской) цивилизации. Это ставит под сомнение ее зависимость от крупных гималайских рек.

Текст по пресс-релизу Института археологии РАН о находке наскального рисунка двугорбого верблюда в Каповой пещере опубликован на сайте "Полит.ру".

На основе изученных геномов бактерии Yersinia pestis из образцов позднего неолита – раннего железного века палеогенетики реконструировали пути распространения чумы. Ключевое значение в ее переносе в Европу они придают массовой миграции из причерноморско-каспийских степей около 5000 лет назад. По их гипотезе возбудитель чумы продвигался по тому же степному коридору с двусторонним движением между Европой и Азией, что и мигрирующее население.

Генетическое разнообразие населения Сванетии в этой работе изучили по образцам мтДНК и Y-хромосомы 184 человек. Данные показали разнообразие митохондриального и сравнительную гомогенность Y-хромосомного генофонда сванов. Авторы делают вывод о влиянии на Y-хромосомный генофонд Южного Кавказа географии, но не языков. И о том, что современное население, в частности, сваны, являются потомками ранних обитателей этого региона, времен верхнего палеолита.

Опубликовано на сайте Коммерсант.ru

Авторы свежей статьи в Nature опровергают представления о почти полном замещении охотников-собирателей земледельцами в ходе неолитизации Европы. Он и обнаружили, что генетический вклад охотников-собирателей различается у европейских неолитических земледельцев разных регионов и увеличивается со временем. Это говорит, скорее, о мирном сосуществовании тех и других и о постоянном генетическом смешении.

Последние дни у нас веселые – телефон звонит, не переставая, приглашая всюду сказать слово генетика. Обычно я отказываюсь. А здесь все одно к одному - как раз накануне сдали отчет на шестистах страницах, а новый – еще только через месяц. И вопросы не обычные - не про то, когда исчезнет последняя блондинка или не возьмусь ли я изучить геном Гитлера. Вопросы про президента и про биологические образцы.

В Медико-генетическом научном центре (ФГБНУ МГНЦ) 10 ноября прошла пресс-конференция, на которой руководители нескольких направлений рассказали о своей работе, связанной с генетическими и прочими исследованиями биологических материалов.

Горячая тема образцов биоматериалов обсуждается в программе "В центре внимания" на Радио Маяк. В студии специалисты по геногеографии и медицинской генетике: зав. лаб. геномной географии Института общей генетики РАН, проф. РАН Олег Балановский и зав. лаб. молекулярной генетики наследственных заболеваний Института молекулярной генетики РАН, д.б.н., проф. Петр Сломинский.

О совсем недавно открытой лейлатепинской культуре в Закавказье, ее отличительных признаков и корнях и ее отношениях с известной майкопской культурой.

Интервью О.П.Балановского газете "Троицкий вариант"

В издательстве «Захаров» вышла книга «Эта короткая жизнь: Николай Вавилов и его время». Ее автор Семен Ефимович Резник, он же автор самой первой биографической книги о Н.И.Вавилове, вышедшей в 1968 году в серии ЖЗЛ.

Исследование генофонда четырех современных русских популяций в ареале бывшей земли Новгородской позволяет лучше понять его положение в генетическом пространстве окружающих популяций. Он оказался в буферной зоне между северным и южным «полюсами» русского генофонда. Значительную (пятую) часть генофонда население Новгородчины унаследовало от финноязычного населения, которое, видимо, в свою очередь, впитало мезолитический генофонд Северо-Восточной Европы. Генетические различия между отдельными популяциями Новгородчины могут отражать особенности расселения древних славян вдоль речной системы, сохранившиеся в современном генофонде вопреки бурным демографическим событиям более поздних времен.

На "Эхе Москвы" в программе "Культурный шок" беседа глав. ред. Алексея Венедиктова с д.б.н., зав. кафедрой биологической эволюции Биологического факультета МГУ Александром Марковым.

О том, неужели кто-то пытается придумать биологическое оружие против граждан России — материал Марии Борзуновой (телеканал "Дождь").

Отличная статья на сайте "Московского комсомольца"

Что такое биоматериал? Где он хранится и как используется? Об этом в эфире “Вестей FM” расскажут директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев и заведующий лабораторией геномной географии Института общей генетики имени Вавилова, доктор биологических наук, профессор РАН Олег Балановский.

Что стоит за высказыванием В.В.Путина о сборе биологических материалов россиян, и реакцию на его слова в студии "Радио Свобода" обсуждают: политик Владимир Семаго, доктор биологических наук, генетик Светлана Боринская, руководитель лаборатории геномной географии Института общей генетики РАН Олег Балановский. ​

Как сказал ведущий программы «Блог-аут» Майкл Наки, одна из самых обсуждаемых новостей недели – это высказывание Владимира Путина, про то, что собираются биоматериалы россиян – массово и по разным этносам. И это было бы смешно, когда бы не было так грустно - если бы после этого высказывания всякие каналы не начали выпускать сюжеты о биооружии, которое готовится против россиян. По поводу этой странной истории ведущий беседует с д.б.н., проф. РАН О.П.Балановским.

Ведущие специалисты в области генетики человека считают напрасными страхи перед неким «этническим оружием». Сделать его невозможно.

Комментируем ситуацию вокруг вопроса Президента РФ, кто и зачем собирает биологический материал россиян.

В африканских популяциях, как выяснилось, представлено большое разнообразие генетических вариантов, отвечающих за цвет кожи: не только аллели темной кожи, но и аллели светлой кожи. Последних оказалось особенно много у южноафриканских бушменов. Генетики пришли к заключению, что варианты, обеспечивающие светлую кожу, более древние, и возникли они в Африке задолго до формирования современного человека как вида.

Анализ генома 40-тысячелетнего человека из китайской пещеры Тяньянь показал его генетическую близость к предкам восточноазиатских и юговосточных азиатских популяций и указал на картину популяционного разнообразия в верхнем палеолите. Исследователи полагают, что 40-35 тыс. лет назад на территории Евразии обитали не менее четырех популяций, которые в разной степени оставили генетический след в современном населении.

В Санкт-Петербургском государственном университете, в Петровском зале здания Двенадцати коллегий состоялись чтения, посвященные 90-летию со дня рождения Льва Самуиловича Клейна. Большинство из выступавших на них археологов, антропологов, историков и других специалистов считают себя его учениками, которым он привил основы научного мышления, научил идти непроторенными дорогами, показал пример преодоления обстоятельств и стойкости в борьбе. Научные доклады начинались со слов признательности учителю. Представляем здесь выступление доктора исторических наук, профессора СПбГУ, главного научного сотрудника Музея антропологии и этнографии РАН Александра Григорьевича Козинцева.

Накануне 110-летия со дня рождения знаменитого антрополога и скульптора, автора всемирно известного метода реконструкции лица по черепу Михаила Михайловича Герасимова, в Дарвиновском музее прошел вечер его памяти. О том, как появился знаменитый метод, о работах мастера и развитии этого направления в наши дни рассказали его последователи и коллеги.

Генетики секвенировали митохондриальную ДНК 340 человек из 17 популяций Европы и Ближнего Востока и сравнили эти данные с данными по секвенированию Y-хромосомы. Демографическая история популяций, реконструированная по отцовским и материнским линиям наследования, оказалась совершенно разной. Если первые указывают на экспансию в период бронзового века, то вторые хранят память о расселении в палеолите после окончания оледенения.

Анализ геномов четырех индивидов с верхнепалеолитической стоянки Сунгирь показал, что они не являются близкими родственниками. Из этого авторы работы делают вывод, что охотники-собиратели верхнего палеолита успешно избегали инбридинга, так как каждая группа была включена в разветвленную сеть по обмену брачными партнерами.

Изучив 16 древних геномов из Африки возрастом от 8100 до 400 лет, палеогенетики предлагают картину смешений и перемещений, приведшую к формированию современных африканских популяций.

Анализ семи древних геномов из Южной Африки показал глубокие генетические различия между бушменами и прочими африканскими и неафриканскими популяциями. Время формирования первой развилки на древе человечества соответствует периоду формирования современного человека как вида, авторы оценили его в диапазоне от 350 до 260 тысяч лет назад.

Генетический ландшафт Папуа Новая Гвинея отмечен кардинальными различиями между горными и равнинными популяциями. Первые, в отличие от вторых, не обнаруживают влияния Юго-Восточной Азии. Среди горных популяций отмечается высокое генетическое разнообразие, возникшее в период возникновения земледелия. Делается вывод, что неолитический переход не всегда приводит к генетической однородности населения (как в Западной Евразии).

В неолитизации Европы роль культурной диффузии была очень незначительной. Основную роль играло распространение земледельцев с Ближнего Востока, которые почти полностью замещали местные племена охотников-собирателей. Доля генетического смешения оценивается в 2%. К таким выводам исследователей привел анализ частоты гаплогрупп митохондриальной ДНК и математическое моделирование.

Сочетание генетического и изотопного анализа останков из захоронений на юге Германии продемонстрировало патрилокальность общества в позднем неолите – раннем бронзовом веке. Мужчины в этом регионе вели оседлый образ жизни, а женщины перемещались из других регионов.

Наш постоянный читатель и активный участник дискуссий на сайте Лев Агни поделился своим мнением о том, что противопоставить изобилию некачественных научных публикаций в области истории.

Древние геномы изучили по аллелям, ассоциированным с болезнями, и вычислили генетический риск наших предков для разных групп заболеваний. Оказалось, что этот риск выше у более древних индивидов (9500 лет и старше), чем у более молодых (3500 лет и моложе). Обнаружилась также зависимость генетического риска заболеваний от типа хозяйства и питания древних людей: