Доска объявлений

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» (V Герасимовские чтения)

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН

КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. В.П. АЛЕКСЕЕВА

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. К.А. ТИМИРЯЗЕВА

Международная научная конференция

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»

(V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Москва

13–15 ноября 2017 г.

 

Информационное письмо №2

 

Дорогие коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова (1907–1970).

Конференции, посвященные автору метода пластической портретной реконструкции – выдающемуся антропологу и археологу, мы проводим каждые пять лет совместно с различными организациями, с которыми в той или иной степени была связана его жизнь и научная деятельность – Государственным Дарвиновским музеем, Государственным Биологическим музеем им. К.А.Тимирязева (Москва), Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Институтом истории материальной культуры (Санкт–Петербург), Иркутским государственным университетом.

V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, которые в 2017 г. пройдут в Государственном Биологическом музее им. К.А.Тимирязева, предполагают следующие направления работы:

  1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
  2. Палеогеография и археология эпохи камня – от анализа к синтезу;
  3. Палеоантропология Евразии – факты и интерпретации;
  4. Пластическая реконструкция лица по черепу – традиции и инновации.

 

Прием заявок на конференцию продлен до 15 июня 2017 г.

Заявка должна содержать название доклада, ФИО автора (-ов) полностью, название учреждения, ученую степень/звание, контактные данные.

 

Заявки просим присылать по адресу gerasimovskie-2017@yandex.ru

 

C уважением, Оргкомитет

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы»

5 и 6 июня 2017 года

Научная конференция памяти МАРИАННЫ ДАВИДОВНЫ ГВОЗДОВЕР (к 100-летию со дня рождения)

Место проведения  НИИ и Музей антропологии МГУ, ул. Моховая, 11

Программа конференции памяти М.Д. Гвоздовер

Программа конференции

5 июня
11-00 – 12-20

Леонова Н.Б. (Москва). Памяти М.Д. Гвоздовер.
Васильев С.А. (Санкт-Петербург). Сибирь-Европа: общее и особенное в развитии верхнепалеолитической культуры.
Гиджрати Н.И. (Владикавказ). Квесты типов, надтипов, подтипов, архетипов, фенотипов… и другие азартные игры века минувшего и нынешнего.
Демещенко С.А. (Санкт-Петербург). Орнамент костенковско-авдеевской культуры в плане изучения знаковых систем палеолита.

12-20 – 12-40 – кофе-брейк

12-40 – 14-00
Палиенко С.В. (Киев). Историко-культурное деление верхнего палеолита Восточной Европы в постсоветской археологии: современное состояние и основные тенденции.
Синицын А.А. (Санкт-Петербург) . Проблема граветтской атрибуции костенковско-авдеевской археологической культуры.
Грибченко Ю.Н (Москва), Куренкова Е.И. (Москва). Сравнительная характеристика условий формирования культурных слоев позднепалеолитических стоянок бассейна верхнего Днепра – Пушкаревской группы и Авдеево.
Marder O.S. (Beer Sheva). Overview on the Levantine Upper Paleolithic and Epipaleolitrhic Periods.

14-00 – 15-00 – обед

15-00 – 16-00
Виноградова Е.А. (Москва) . Древнейший культурный слой стоянки Каменная Балка II: перспективы изучения.
Леонова Н.Б. (Москва). Основной слой стоянки Каменная Балка II.
Медведев С.П. (Москва). Верхний слой стоянки Каменная Балка II.

16-00 – 16-10 – кофе-брейк

16-10 – 17-10
Хайкунова Н.А. (Москва), Симоненко А.А. (Москва). К вопросу об организации пространства структур обитания второго слоя стоянки Третий Мыс (на материалах полевых исследований 2013 – 2016 гг.).
Виноградова Е.А. (Москва). Микропластинки с притупленным краем второго культурного слоя Каменной Балки II.
Симоненко А.А. (Москва), Медведев С.П. (Москва), Хамакава М. (Москва). Клад кремневых изделий из верхнего культурного слоя стоянки Каменная Балка II.

17-10 – 17-30 – дисскусия
17-30 – фуршет

6 июня
11-00 – 12-40
Пахунов А.С. (Москва), Дэвлет Е.Г. Краткий обзор цифровых методов документации пещерных памятников с наскальным искусством.
Лбова Л.В. (Новосибирск), Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Губар Ю.С. (Новосибирск). Костенки-14: мультиэлементный анализ пигментов на основе SEM-EDX.
Беляева В.И. (Санкт-Петербург). Костенковская женская статуэтка, замечание к характеристике формы.
Ахметгалеева Н.Б. (Курчатов), Дудин А.Е. (Воронеж). Новые произведения искусства со стоянки Костёнки 11, 1А культурный слой: технологические особенности изготовления.
Житенев В.С. (Москва). Геометрические знаки Каповой пещеры.

12-40 – 13-00 – кофе-брейк

13-00 – 14-20
Яншина О.В. (Санкт-Петербург), Лев С.Ю. (Москва), Желтова М.Н. (Санкт-Петербург). Глина и краски в верхнепалеолитических памятниках России.
Степанова К.Н. (Санкт-Петербург), Синицын А.А. (Санкт-Петербург). Роговой пест из 2 слоя Маркиной горы: контекст обнаружения VS функциональное определение.
Колесник А.В. (Донецк), Янюшкина А.С. (Москва). Клады кремневой продукции Авдеево.
Семенов В.В. (Москва). Магнитостратиграфия плиоцен-плейстоценовых отложений бассейна Верхнего Дона.

14-20 – 15-20 – обед

15-20 – 16-40
Медникова М.Б. (Москва). Костенки 14 и Сунгирь 1: два полюса биологической адаптации верхнепалеолитического населения на Русской Равнине.
Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург), Диннис Р. (Оксфорд), Рейнольдс Н. А. (Бордо), Девиез Т. (Оксфорд), Артюшенко А.А. (Санкт-Петербург), Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Хайм Т. (Оксфорд). Первая радиоуглеродная дата по отдельной аминокислоте для погребения ребенка на стоянке Костенки 18 (Хвойковская) и проблема длительности существования костенковской-авдеевской культуры в Костенках.
Лев С.Ю. (Москва). Новые памятники палеолита в Зарайске.
Степанова К.Н. (Санкт-Петербург), Бессуднов А.Н. (Липецк), Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург). Ударно-абразивные орудия как дополнительное свидетельство различной функциональной специализации Дивногорских памятников.

16-40 – 17-00 – кофе-брейк

17-00 – 18-20
Хлопачев Г.В. (Санкт-Петербург). Верхнепалеолитическая стоянка Бугорок: результаты исследований 1998-2010 гг.
Леонова Е.В. (Москва). Памятники поздней поры верхнего палеолита и мезолита Северо-Западного Кавказа в контексте синхронных культур Северного Причерноморья.

Обсуждение стендовых докладов:
Воронцова Е.Л. (Москва). Венера из Авдеево: женщина или богиня?
Гаврилов К.Н. (Москва). «Незаконченные» статуэтки восточного граветта: классификация и археологический контекст.
Громадова Б. (Нантер). Технологические и стилистические особенности оформления костенковско-авдеевских лопаточек.
Синицын А.А. (Санкт-Петербург), Лада А.Р. (Санкт-Петербург), Артюшенко А.А. (Санкт-Петербург), Бессуднов А.А. (Санкт-Петербург). I культурный слой Маркиной горы (Костенки 14) в контексте костенковских памятников костенковско-авдевской культуры.
Чубур А.А. (Брянск). Три заметки о зооморфных образах из Авдеево: мамонты, «неусыпный страж» и «лошадь без головы».
Шмидт И.В. (Омск), Крафт И. (Дрезден). Гравировки лошадей из Гройча: проблема «авторства», сюжета, прагматики изобразительного текста.
Янова М.В. (Элиста), Калаханова З.М. (Карачаевск). Из истории становления науки. Светлой памяти известного советского археолога Марианны Давидовны Гвоздовер посвящается.

18-20 – 19-00 — дисскусия

Закрытие конференции

Регламент выступлений
15 минут — доклад, 5 минут – ответы на вопросы

Сообщение по стендовому докладу – 5 минут

Место проведения:
Москва, ул. Моховая, д.11, стр.1,
НИИ и Музей антропологии МГУ, 2-й этаж, Музей антропологии

 

 

Новая статья в Словарике: хронология верхнего палеолита

Читайте в Словарике новую статью  «Палеолит верхний» с обзором к.и.н. А.А.Синицына по хронологии верхнего палеолита

Новая статья в Словарике — Роменско-борщёвская культура

Читайте в Словарике новую статью от проф. Л.С.Клейна о роменско-борщевской культуре — культуре восточных славян VIII—X веков.

XII КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

АССОЦИАЦИЯ АНТРОПОЛОГОВ И ЭТНОЛОГОВ РОССИИ

XII Конгресс антропологов и этнологов России

Ижевск, 3–6 июля 2017 г.

ТРЕТЬЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

 

Уважаемые коллеги!

 

В Оргкомитет Конгресса поступило более полутора тысяч заявок на участие. Руководителями сессий проведена работа по отбору заявок, соответствующих теме Конгресса.

Информация о структуре Конгресса и прошедших отбор заявках будет размещена на сайтах Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН: http://www.iea-ras.ru/index.php?go=Ethno&in=cat&id=9 и Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН   http://udnii.ru/files/assets/12КАЭР%20список%20утвержденных%20заявок%20ИТОГ.docx .

Обращаем внимание, что в материалах Конгресса допустима одна индивидуальная публикация (плюс одна в соавторстве).

Просим вас до 23 апреля 2015 г. подтвердить личное участие в форуме, заполнив «Регистрационную форму участника», размещенную по адресу: https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLScM0Rwg-roD6a_hgwI2vzxzVlk6iSwcarRI5DecrWN3NbyEtQ/viewform

По вашему желанию, регистрационную форму можно заполнить отдельным файлом и направить по электронной почте на адрес Оргкомитета (aaer_2017@mail.ru, тел. в Москве +7-495-954-89-53, тел. в Ижевске 8-909-0554583).

Заполненная регистрационная форма станет основанием для направления персонального приглашения.

Заезд участников Конгресса – 2 и 3 июля 2017 г. Программа Конгресса, информация о бронировании гостиниц и экскурсиях будут представлены в следующем информационном письме.

 

ОРГКОМИТЕТ КАЭР

 

 

Примечание от Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза»

Читайте примечание от проф. Л.С.Клейна к статье «Степная прародина индоевропейцев как гипотеза» — его ответ на статью А.А.Клесова.

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

                             ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

                       Международная научная конференция

“Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика”

с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой

в рамках Второго Международного эпического форума

«Эпосы народов мира на Земле Олонхо»

6-8 июля 2017 г. Российская Федерация, Республика Саха (Якутия),

город Якутск

 

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт Олонхо Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова совместно с ЮНЕСКО, Правительством Республики Саха (Якутия) 6-8 июля 2017 г. проводит Международную научную конференцию “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” с участием Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой в рамках II Международного эпического форума «Эпосы народов мира на Земле Олонхо».

Цель конференции – дальнейшее углубление и расширение научного изучения национальных эпосов; обсуждение проблем по реализации программы ЮНЕСКО по культурному разнообразию в киберпространстве; изучение вопросов сохранения сказительского искусства и использования потенциала эпического наследия народов мира в условиях глобализации.

Основные направления работы конференции[1]:

  • Генезис и типология национальных эпосов
  • Эпос в контексте этнической истории
  • Сказительское искусство
  • Эпическое наследие в контексте этномузыковедения
  • Современное бытование эпического творчества
  • Памятники эпического наследия и вопросы их издания
  • Язык и поэтика национальных эпосов
  • Вопросы перевода эпических памятников
  • Информационные технологии в сохранении и актуализации эпического наследия

В рамках конференции будет проведен Круглый стол в целях реализации долгосрочного международного проекта «Эпосы народов мира: проблемы и перспективы сравнительного изучения» под патронатом ЮНЕСКО.

Также планируется участие во II Международном фестивале сказителей «По зову Земли Олонхо», который состоится в Хангаласском улусе, г. Якутске.

Рабочие языки: русский, английский

Форма участия в конференции:

— очная (публикация и выступление с докладом);

— заочная (публикация).

Для участия в конференции необходимо:

  • В срок до 15 мая 2017 года направить на электронный адрес institute-olonkho@mail.ru организационного комитета регистрационную заявку с пометкой «Конференция» и тезис доклада.
  • В срок до 30 августа 2017 года предоставить полный текст доклада для издания материалов Международной научной конференции “Эпическое наследие народов мира: традиции и этническая специфика” в серии «Эпосоведение» научного рецензируемого журнала «Вестник СВФУ имени М.К. Аммосова», которая включена в систему Российского индекса научного цитирования (РИНЦ).

Форма регистрационной заявки на участие и требования к оформлению материалов.

Форма заявки

Фамилия, имя, отчество участника (полностью)  
Название доклада  
Направление конференции  
Место учёбы, работы  
Должность  
Ученая степень, ученое звание  
Почтовый адрес (с индексом)  
Контактный телефон  
E-mail  
Форма участия (очная, заочная)  

 

Оплата командировочных расходов за счет направляющей стороны. Проживание и питание во время конференции обеспечивается принимающей стороной. 

Требования к оформлению тезисов докладов

Объем 3-5 страниц (электронный вариант), поля: верхнее и нижнее — 2 см., левое — 2 см., правое — 2 см., шрифт — Times New Roman, размер шрифта — 14, интервал — 1,5; отступ — 1,25, выравнивание по ширине, без переносов; сноски концевые, в квадратных скобках:[1, с. 45]. На первой странице в правом верхнем углу указывается фамилия и инициалы автора, место работы (учебы), далее через пробел по центру печатается название доклада.

С требованиями к оформлению статей, публикуемых в серии “Эпосоведение”, можете ознакомиться на сайте www.epossvfu.ru.

Контактные данные: 677000, Республика Саха (Якутия), г. Якутск, ул. Кулаковского, 42, ГУК СВФУ, Научно-исследовательский институт Олонхо, каб. 101 (Анисимов Руслан Николаевич, Николаева Наталия Алексеевна).

E-mail: institute-olonkho@mail.ru

Тел.: 8(4112) 49-68-83; 32-09-41

Информация о конференции размещена по адресам: http://iolonkho.s-vfu.ru http://olonkho.info

 

С уважением,

Оргкомитет конференции

[1] Секционная работа конференции формируется по итогам поступивших заявок.

Юхновская культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике новую статью — юхновская культура раннего железного века в российско-украинском лесостепном черноземье.

Городецкая культура — новая статья в Словарике

Читайте в Словарике статью от проф. Л.С.Клейна о городецкой культуре раннего железного века.

«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

Информационное письмо № 3.

Институт языкознания РАН,

Уфимский научный центр,

Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН,

Академия наук Республики Башкортостан,

Министерство образования Республики Башкортостан

Всемирный курултай башкир

 

Уважаемые коллеги!

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН приглашает Вас принять участие в  XVII Всероссийской научной конференции (с международным участием) «Актуальные проблемы диалектологии языков народов России», которая состоится 1-2 июня 2017 г.

 

Цель конференции: анализ и обсуждение вопросов аккумуляции опыта в области диалектологических исследований, современных тенденций в изучении новых диалектных материалов, а также сохранение диалектов в условиях глобализации и техногенного развития человеческой цивилизации, укрепление научных связей и обмен опытом.

 

На конференции будут рассматриваться следующие проблемы:
1. Актуальные проблемы тюркской диалектологии.
2. Актуальные проблемы славянской, финно-угорской диалектологии.
3. Диалектология и этнолингвистика.
4. Диалектология и смежные дисциплины.
5. Язык, история и культура в памятниках письменности.

  1. Актуальные проблемы разработки корпусов тюркских языков.
  2. Обучение родным и государственным языкам в условиях диалекта (на примере полиэтнических регионов Российской Федерации).
  3. Билингвизм и социолингвистика.

Секции данной конференции будут посвящены юбилейным датам известных башкирских диалектологов Н.Х. Максютовой (1932-2004), Т.Х. Кусимовой (1927-2001), У.Ф. Надергулова (1937-1999) и их научной деятельности.

 

Для участия в конференции необходимо в срок  до  20 апреля  2017 г. отправить на электронный адрес оргкомитета dialectologiya2017@mail.ru:

1) заявку на участие в конференции;

2) текст статьи.

Требования к оформлению статей: объем статьи 5-7 стр. в формате Word for Windows – 2003/2007. Формат страницы: А 4 (210 x 297 мм). Поля: сверху, снизу, справа, слева – 2 см. Шрифт: кегль – 14; тип –Times New Roman; абзацные отступы – 1,25. Межстрочный интервал – полуторный. Переносы не ставить. В тексте допускаются рисунки, графики, таблицы – не более 1. Рисунки, графики, схемы должны выполняться в графических редакторах, поддерживающих векторную графику; таблица – в режиме таблиц.

В левом верхнем углу проставляется индекс УДК. Инициалы и фамилия автор(ов), город указываются справа строчными буквами курсивом. На следующей строке печатается название статьи прописными буквами, шрифт – полужирный. Через одну строку печатается курсивом аннотация до 200 знаков и ключевые слова до 7 знаков на русском языке. Через одну строку – название доклада на английском языке прописными буквами, шрифт – полужирный. Далее следует резюме курсивом до 200 знаков и ключевые слова до 7 слов на английском языке. После отступа в 1,5 интервала следует текст, печатаемый через полуторный интервал.

Оформление ссылок в тексте статьи: [Дмитриев 1948, 147]. Список использованной литературы дается в алфавитном порядке после слова «Литература», набранного 14 кеглем и расположенного посередине.

В качестве рабочих языков конференции приняты башкирский, русский, английский. Если используются специальные шрифты для набора текстов на национальных языках, просим приложить все необходимые шрифты.

Текст статьи должен соответствовать теме конференции, быть тщательно выверен и отредактирован. Оргкомитет оставляет за собой право отбора докладов для включения в программу конференции. Рукописи и другие представленные материалы не рецензируются и не возвращаются. Публикация материалов предполагается к началу конференции. Сборник статей будет включен в РИНЦ.

Командировочные расходы участников несет направляющая сторона.

 

Адрес оргкомитета: 450054, г. Уфа, пр. Октября, 71, каб. 410
Отдел языкознания Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук.
Т.: (347) 235-60-50; факс (347) 235-60-77
Отв. секретарь – к.ф.н. Валиева Мадина Раилевна,

E-mail: dialectologiya2017@mail.ru
Режим работы конференции:

31 мая – заезд участников

1 июня – пленарное заседание

2 июня – секционные заседания

3 июня – отъезд участников конференции


Заявка

Заявка на участие в XVII Всероссийской научной конференции
«Актуальные проблемы диалектологии языков народов России»

ФИО (полностью)
Тема доклада
Форма участия     (очная, заочная)
Уч. степень, уч. звание
Должность
Название организации/ Адрес организации
Телефон (раб., моб.)
E-mail

 

 


Пример оформления статьи

Л.Г. Хабибов, г. Уфа

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОСЛОЖНЕННЫХ АФФИКСОВ НАПРАВИТЕЛЬНОГО ПАДЕЖА В ГОВОРАХ БАШКИРСКОГО И ТАТАРСКОГО ЯЗЫКОВ

 

Аннотация, аннотация, аннотация (до 200 знаков).

Ключевые слова: (до 7 слов).

 

TITLE. Abstract, abstract, abstract (until 200 symbols).

Keywords: (until 7 words)

 

Текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст, текст.

Литература

Азнабаев А.М., Псянчин В.Ш. Историческая грамматика башкирского языка. – Уфа: Изд-во БашГУ, 1983. – 244 с.

Диалектологический атлас башкирского языка / Отв. ред. Ф.Г. Хисамитдинова. – Уфа: Китап, 2005. – 234 с., 169 карт.

Хисамитдинова Ф.Г. Отражение диалектной лексики в «Академическом словаре башкирского языка» // Актуальные проблемы диалектологии языков народов России: Материалы XIII Международной конференции (Уфа, 13-14 сентября 2013 г.). – Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2013. – С. 148-154.

 

 

 

 

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Народы и регионы / Европа / Интерпретация взаимосвязей аутосомных генофондов народов Севера, говорящих на финских и пермских языках, в свете работ В.В. Напольских

Интерпретация взаимосвязей аутосомных генофондов народов Севера, говорящих на финских и пермских языках, в свете работ В.В. Напольских

Скачать страницу в PDF

napol'skyh

Сергей Козлов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

— Введение;

— Вероятная локализация прародины уральской языковой семьи, распад финно-угорской общности и начало движения финноязычных народов на запад. «Уральско-сибирский» аутосомный компонент в генофондах Европы;

— Продолжение распада финно-угорской общности при продвижении на запад. Немного о мерянах, муроме и о сложностях определения их положения среди других финноязычных народов;

— Лингвистическая ситуация к началу нашей эры и сложение дославянской части генофонда северных русских;

— Попытка соотнесения языковых групп первых веков нашей эры с наблюдаемыми в современности «генетическими полюсами»;

— Оценка доли «уральско-сибирского» компонента в генофонде народов, говорящих на финских, пермских и балтийских языках.

 

Введение

В недавно опубликованной работе об аутосомном генофонде Русского Севера  я в первую очередь сосредоточился на анализе русских выборок, лишь вкратце коснувшись финнов и пермян. Основной задачей было реконструировать состояние в регионе на момент перед приходом славян, более древние миграции освещались в самом общем виде. К тому же, для их подробного разбора у меня нет нужного объёма знаний в области археологии, лингвистики и т.п.

Вскоре после этой публикации мне попалась ссылка на монографию Владимира Владимировича Напольских, любезно размещенную в разделе «Библиотека» портала «Генофонд.рф» (Напольских В.В. Очерки по этнической истории. Казань, 2015 ). Книга представляет из себя объединение статей, созданных за несколько десятилетий работы этого известного специалиста в области изучения языков и культур финно-угорских народов. При включении многие статьи были обновлены и переработаны.

Думаю, что весьма интересно проинтерпретировать результаты анализа северных геномов в свете информации из этой книги. Первый раздел монографии (около 100 страниц), озаглавленный «Предыстория уральских народов»,  даёт хороший общий обзор интересующей нас здесь темы. Он состоит из следующих частей:

— Предыстория народов уральской языковой семьи;

— К реконструкции лингвистической карты Центра Европейской России в раннем железном веке;

— Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья;

— К начальным этапам этнической истории коми;

— Место трудов А. Х. Халикова в историографии проблем уральской предыстории.

Далее цитаты из этой работы будут приводиться с указанием страницы, но без ссылки на конкретную статью. Под словом «автор» везде подразумевается именно В.В. Напольских. Для удобства восприятия часть информации из моей исходной статьи (ссылка на сайт) будет вновь приведена здесь, однако я старался по возможности избежать дублирования.

 

Вероятная локализация прародины уральской языковой семьи, распад финно-угорской общности и начало движения финноязычных народов на запад. «Уральско-сибирский» аутосомный  компонент в генофондах Европы.

Согласно реконструкции Владимира Владимировича Напольских, перед распадом прауральского языка его носители проживали в таежной зоне Западной Сибири и Урала (карта со стр. 17).

 

Напольских1

 

Распространение уральцев на запад при этом связывается автором с климатическими изменениями и «металлической революцией»:

В.В. Напольских, стр. 20-21: «Распад уральской и финно-угорской общности и продвижение уральской (финно-угорской) речи на запад до Скандинавии и Прибалтики связаны с глобальными экологическими изменениями конца атлантикума – суббореала (с VI до конца II тыс. до н. э.) и с социально-экономической революцией в укладе жизни населения лесной зоны Евразии в бронзовом и раннем железном веке (II – начало I тыс. до н. э.). В эту эпоху происходит сдвиг «родной» экологической ниши уральцев – темнохвойных таёжных лесов: угнетение их в Западной Сибири и распространение в Восточной Европе на запад и юг в связи с похолоданием и увлажнением климата (см. рис. 2). Одновременно в Западной Сибири идёт интенсивный процесс формирования болот, что приводило к катастрофическому сокращению продуктивности этих территорий и не могло не вынуждать население к поиску новых земель. Расширение ареала темнохвойной тайги определило в целом западное направление этих поисков».

В.В. Напольских, стр. 37: «… скачка в развития производительных сил и общественных отношений (массовое распространение металлических орудий труда и оружия, скотоводства, в особенности – коневодства, и земледелия и т. д.), который я по аналогии с южной неолитической революцией VII-V тыс. до н. э. предложил называть металлической революцией».

Весьма вероятна взаимосвязь между приходом в Европу носителей уральских языков и распространением «уральско-сибирского» (он назван так по географическому признаку современного генофонда, поскольку его происхождение из указанного региона сомнений не вызывает) аутосомного компонента. Видимо, изначальное происхождение  этого компонента генофонда связано со смешением восточных — «сибирских» — вариантов континуума древних охотников-собирателей Северной Евразии (западным вариантом которых являются палеоевропейцы) и пришельцев с юго-востока, принесших с собой восточноазиатские генетические варианты. Напрашивается предположение о взаимосвязи аутосомного компонента с распространением в северо-восточной Европе языков уральской семьи, а также многих ветвей Y-гаплогруппы N. Совершенно необязательно, что корреляция здесь полная – аутосомный компонент мог распространяться разными путями и в разные времена. Однако абсолютное отсутствие взаимосвязи между приходом в Северную Европу «уральцев языковых» и «уральцев генетических» видится маловероятным.

Распространение «уральско-сибирского» аутосомного компонента можно проиллюстрировать суммами IBD-сегментов с выборкой манси (Краснее-больше. Результаты манси и ненцев превышают максимум использованной шкалы, поэтому отображены с одинаковой интенсивностью).

 

Map

 

Продолжение распада финно-угорской общности при продвижении на запад. Немного о мерянах,  муроме и о сложностях определения их положения среди других финноязычных народов.

По мере продвижения уральцев на запад продолжается расщепление исходной языковой общности. Согласно датировкам В.В. Напольских (стр. 13), финно-угорский праязык распался в середине III – на рубеже III/II тысячелетий до нашей эры. Далее в первую очередь происходит разделение на будущее финноязычное население, двинувшееся на запад, и будущих пермян, оставшихся близко к исходному ареалу. Надо заметить, что В.В. Напольских допускает и более ранние миграции на запад родственных уральцам групп («парауральцы»), но в таком случае они были поглощены поздними переселенцами (стр. 106). Кроме того, ряд языков не дошел до нашего времени и об их месте в общей схеме можно лишь строить предположения.

Уточню, что схема ступенчатого разделения языков является моим упрощением концепции В.В. Напольских, и за возможно возникшие при этом смысловые погрешности он никоим образом ответственности не несет.

На следующем этапе движения языковые предки прибалтийских финнов, саамов, эрзян и мокшан отделяются по аналогичной схеме от языковых предков марийцев (стр. 41). В.В. Напольских  делает осторожное предположение о возможном языковом родстве с марийцами племён меря и (через родство с мерянами) мурома:

В.В. Напольских, стр. 33: «вероятно, первая сколько-нибудь конкретная информация о языке летописной муромы, который оказывается (судя, естественно, только по нескольким топоформантам) близким к мерянскому [Матвеев 2001]»

В.В. Напольских, стр. 42: «я позволил себе поместить в схеме родословного древа мерянский язык как ветвь финно-волжской общности близкую хотя бы территориально к марийскому – см. выше данные топонимии, хотя, безусловно, наши фрагментарные знания о мерянском языке позволяют определять его место в финно-угорской группе лишь весьма приблизительно

В.В. Напольских, стр. 51: «Вместе с тем, это не значит, что уже во второй половине I тыс. до н. э., например, древнемарийский язык существовал обособленно: весьма вероятно, что для данного времени можно было бы говорить о сохранявшейся более широкой, возможно даже марийско-мерянской общности – если бы у нас было достаточно данных о мерянском языке (см. выше).»

Как я писал, против родственности мерян и марийцев существуют доводы генетического плана. Если летописные чудь и пермь достоверно оставили след в русском генофонде, логично предполагать, что свой вклад должна была внести и меря. Однако марийцы формируют свой, хорошо выраженный «генетический полюс». Не заметить их влияние на аутосомный генофонд русских было бы невозможно, но его следов нет. Аутосомные родственники марийцев известны – по моим исследованиям, в первую очередь это чуваши, и в меньшей степени – казанские татары.

Следовательно, чтобы вклад мери был трудноразличим, она должна быть генетически схожей с новоприбывшими в регион восточными славянами (аналогичное рассуждение справедливо и для двух других исчезнувших летописных племен – мещеры и муромы). Это вполне вероятно, поскольку известны результаты геномного анализа соседей мерян по региону, сохранивших языки уральской группы до наших дней – эрзян и мокшан. Их аутосомная основа – та же самая, что у балтов и славян («балтский генетический полюс»), лишь с некоторым «уральско-сибирским» налетом.

Эти аргументы следует считать косвенными — языковое родство вовсе не обязано совпадать с генетическим, а меря могла и не оставить следа в русском генофонде. С географической точки зрения мне также непонятно, почему расположенные восточнее эрзя и мокша оказываются в языковом плане ближе к прибалтийским финнам, чем меря и мурома. Однако, вероятно, и этому есть свои объяснения. В целом, с «мерянским вопросом» всё довольно сложно:

В.В. Напольских, стр. 33: «Сегодня ясно, что мерянский топонимический ареал делится как минимум на западный (связываемый с собственно ростовской мерей), восточный и нижнеклязьминский (мурома – ?). Топонимические типы восточного ареала показывают некоторое сходство с марийским языком, но ни в коем случае не идентичны ему [Матвеев 2015а, б]. Более того, на стыке восточномерянского и собственно древнемарийского (восточнее р. Керженец и Сура) можно предполагать наличие древних языков, сближающихся как с западным мерянским, так и с марийским, образовывавших, видимо сложную ареально-генетическую систему связей [Смирнов 2015]

Предположение о заметных различиях между ростовской и северо-восточной мерей делалось и в моей статье (ссылка). В завершение «мерянской» темы, приведу любопытное упоминание о возможном участии представителей этого народа в колонизации Севера:

В.В. Напольских, стр. 32: «предложенная А. К. Матвеевым гипотеза о мерянском происхождении очага субстратной топонимии в Заволочье, в бассейне р. Устья, сложившемся вследствие переселения мерянского населения в ходе русской колонизации Севера, возможно – в XIII в. [Матвеев 1996; 1998; 2001; Альквист 1997; 2000; 2000а; Шилов 1997; 2001]».

 

Лингвистическая ситуация к началу нашей эры и сложение дославянской части генофонда северных русских.

Наконец, от языковых предков эрзян и мокшан отделяются языковые предки саамов и прибалтийских финнов, позже происходит отделение саамов от прибалтийских финнов и уже в нашу эру прибалтийско-финские языки разделяются между собой. На стр. 35 В.В. Напольских представляет реконструкцию языковой ситуации в Восточной Европе «перед началом прибалтийско-финской (на севере и в Фенноскандии) и славянской экспансии, т. е. ориентировочно – в первые века н. э.»

 

Напольских3

 

Для удобства повторно размещу здесь схему взаимодействия «генетических полюсов» из моей работы (после коррекции, о сути которой упомяну ниже):

 

ДеревоСеверv2-2

 

На карте В.В. Напольских обращают на себя внимание «северные финны» на Сухоне и в верховьях Двины. Это родственная прибалтийским финнам, однако отличающаяся от них языковая группа:

В.В. Напольских, стр. 29 «многие из неясных топонимов Русского Севера были объяснены как происходящие от финских в широком смысле (т. е. не собственно прибалтийско-финских, но принадлежащих к западному финно-угорскому ареалу) языков [Матвеев 1964а: 74, 83], в последнее время называемых А. К. Матвеевым «севернофинскими»»

 В.В. Напольских, стр. 33 «о наличии в топонимии Заволочья, между саамским и мерянским ареалами, следов языка заволочской чуди – языка близкого к прибалтийско-финскому типа, но отличавшегося от собственно прибалтийско-финских (см. также выше), «севернофинского» по А. К. Матвееву [Матвеев 1996; 2001а: 305-308; Шилов 1997: 16-19; Хелимский 2006] и, соответственно, – реконструируемая последовательность топонимических пластов на севере и северо-западе Европейской России (от поздних к ранним): русский, собственно прибалтийско-финский, «севернофинский» + «саамский» (или парасаамский – см. выше) + пермский (на северо-востоке) [Матвеев 1964а: 70-71, 83; 1996; Шилов 1997: 3-4]

Похоже, что именно «северные финны» более других ответственны за появление «поморского» генетического полюса, столь повлиявшего на северных русских. Свой вклад в его формирование должны были также внести прибалтийские финны и «парасаамы», но у них есть и свои полюса. А для формирования отдельного полюса необходима хотя бы частичная изоляция, поэтому существование в регионе отличной от соседей языковой группы (в данном случае до наших дней не сохранившейся) прекрасно вписывается в модель. Приятно, когда генетические и лингвистические реконструкции оказываются хорошо соответствующими друг другу. Конечно, окончательную точку здесь поставит лишь прочтение древних геномов времен начала нашей эры.

Согласно В.В. Напольских, «парасаамы» — это родственные в языковом смысле современным саамам Фенноскандии группы, однако, по-видимому, не являющиеся их прямыми языковыми предками:

В.В. Напольских, стр. 30 «Появляется даже возможность судить об определённых отличиях «саамских» диалектов южного Прионежья и Заволочья, с одной стороны, и бассейнов Северной Двины и Мезени, с другой [Напольских 1995: 136]. Слово «саамские» взято здесь в кавычки, поскольку точнее было бы говорить о парасаамских или древнесаамских диалектах, так как, во-первых, понятно, что создатели субстратной топонимии Русского Севера едва ли были прямыми предками современных саамов Северной Фенноскандии, и, во-вторых, есть определённые факты, указывающие на более архаичное состояние этих диалектов по сравнению с собственно саамским языком»

На карте они выделены кавычками, в отличие от «истинных» саамов Фенноскандии. Интересно, что в языке последних выявлен значимый дофинноугорский субстрат (В.В. Напольских, стр. 39-40):

«Основной вывод – о наличии в саамском мощного субстратного лексического пласта неизвестного происхождения – остается несомненным [Sköld 1961: 50]

«Состав субстратной «протосаамской» лексики показывает, что из языка палеоевропейцев после их перехода на финно-угорскую речь в саамский вошли термины, обозначающие специфические северные и приморские природно-хозяйственные реалии (названия элементов ландшафта, видов снега, животных, типов жилища и предметов материальной культуры) [Itkonen T. 1984: 167]»

 «По-видимому, речь идёт о языке, не имеющем живых «родственников», можно только гадать о возможности связи его с другими северными палеоевропейскими языками»

 Что ж, если погадать, то не исключено, что довольно близким генетическим родственником этих поглощенных саамами северных палеоевропейцев был «оленеостровец», о результатах расшифровки генома которого упоминалось в моей работе. Как и в случае с удмуртами, наличие заметного «восточноазиатского» аутосомного компонента (здесь он выступает как субкомпонент в составе «уральско-сибирского») у современных саамов снизило их сходство с «оленеостровцем».

Итак, вероятная картина миграций реконструируется следующая: первыми из уральцев на Север попадают саамы (в широком смысле слова, то есть включая «парасаамов»), которые ассимилируют местное население, относившееся к ныне вымершей языковой семье. Вслед за ними с юга продвигаются северные финны, вытесняющие или, возможно, ассимилирующие саамов. Значимого влияния саамов Фенноскандии на генофонд северных русских не заметно. Однако нельзя полностью исключить вариант, что «парасаамы» генетически заметно отличались от «истинных» саамов, тогда их влияние подобным образом не выявить (вклад «парасаамов» в «поморский» генетический полюс в этом случае может быть весьма велик). Наконец, позже всех в регион проникают прибалтийские финны и русские. Следы пермян на Сухоне и Двине практически не фиксируются, что подтверждается и результатами анализа геномов современных северных русских (за исключением странностей в выборке HGDP). В.В. Напольских выдвигает версию о парапермском происхождении гидронимов бассейна реки Юг (стр. 93), однако при этом упоминает, что «А. К. Матвеев был склонен искать параллели к топоосновам языка гидронимов на -юг (который он назвал южанским языком) в саамских и прибалтийско-финских языках, относя его в целом к постулируемой им севернофинской группе субстратных языков Русского Севера [Матвеев 2007: 172 pass.].» Таким образом, и здесь вполне возможно предполагать присутствие северных финнов.

 

Попытка соотнесения языковых групп первых веков нашей эры с наблюдаемыми в современности «генетическими полюсами».

Необходимо упомянуть о небрежности (надеюсь, что единственной), допущенной в моей статье. Не следовало включать саамов в схему взаимоотношений финских и пермских народов, полученную по результатам моделирования, так как они, несомненно, не являются в чистом виде смесью использованных там полюсов. Саамы формируют свой, особый полюс. Однако, поскольку работа была сосредоточена на происхождении северных русских, а значимого влияния саамов (повторюсь) на них не замечено, «саамский» полюс оказался исключен из модели как лишний, наравне с «марийским». Но тогда не надо было и моделировать их как смесь. Поэтому со схемы они убраны.

Меньше всего трудностей я вижу при размещении на карте В.В. Напольских «балтского» (или «балто-славянского») генетического полюса. Не ожидаю выявления никаких препятствий к тому, чтобы поместить его центр в начале нашей эры примерно там же, где он находится и сейчас – среди балтов. К «балтскому» полюсу можно отнести и расшифрованные древние геномы европейских охотников-собирателей (в первую очередь, WHG), а также более поздние – представителей культур шнуровой керамики/боевых топоров. Расшифровок геномов восточных «шнуровиков» (фатьяновцы) пока нет, но не вижу оснований полагать, что они резко отличались в этом смысле.

Что касается «финского» полюса (прибалтийские финны), то я не уверен, где именно на карте будет наиболее правильным разместить его на тот момент. Сформировался ли он к этому времени в полной мере, или же это произошло в результате сильного дрейфа («эффект основателя» и другие) при миграциях прибалтийско-финских племен в Финляндию? А может, он в большей степени отражает вклад доприбалтийско-финского населения? Или самые выраженные носители «финского» полюса в это время проживали в центральной и восточной частях прибалтийско-финского ареала (на карте это зона от Волхова до Волги)? Стрелка показывает миграции прибалтийских финнов в Финляндию из Эстонии, и насколько я понимаю, это подтверждено археологически. Однако современные эстонцы мало подходят для роли «самых финских финнов» — наоборот, это эстонцы выглядят смесью финнов и балтов. Видимо, картина миграций была более сложной и комплексной.

Наличие у юго-западных финнов, эстонцев и карел «западного» компонента (в модели представленного шведами) можно объяснить не только известными событиями Средневековья и Нового Времени (шведская колонизация Финляндии, Ливонский орден и т.д.), но и гораздо более древним присутствием на берегах Финского залива германоязычного населения:

В.В. Напольских, стр. 273 «Гораздо удачнее согласуется эта картина с гипотезой о контактах вокруг Финского залива, где древние саамы внутренних районов Финляндии, с одной стороны, и прибалтийские финны в современной Эстонии и северо-западных областях России, с другой, уже в I тыс. до н. э. были разделены происходившими с территории современной Швеции скорее всего прото-германоязычными носителями культур скандинавских бронз и курганов с каменными ящиками, и скандинавское германоязычное население продолжало непрерывно занимать южное и северное побережья Финского залива и позже на протяжении длительного времени».

Взаимоотношения двух «пермских» полюсов хорошо укладываются в информацию от В.В. Напольских. Напомню, что второй (удмурты) «пермский» полюс оказался сравнительно далек от остальных восточноевропейских, рассмотренных в статье (при этом исключенный из рассмотрения «марийский» полюс можно считать относительно родственным «удмуртскому»). В то же время первый «пермский» полюс (коми-зыряне) находится в промежуточном положении. Я проинтерпретировал это, как наличие у зырян общей с другими северянами основы, подвергшейся влиянию второго «пермского» полюса.

Согласно В.В. Напольских, языковые предки современных пермян проживали (стр. 89) «в одном весьма узком районе: в Среднем (Пермско-Сарапульском) Прикамье. Вероятно, район обитания носителей пермского праязыка должен был быть так или иначе близок к этим территориям».  Кроме того, (стр. 91) «внешние связи прапермского, в том числе и на самом позднем этапе его развития (в эпоху, когда, например, уже завершился общепермский процесс деназализации, перехода типа *-NT- > -D(-)), явно тянут его на юг, в области Нижнего Прикамья и пограничья леса и степи: в праязыке имеются заимствования из среднеиранского языка, весьма близкого древнеосетинскому». При этом северо-западнее, на территориях, где позднее сложились коми-зыряне, автор предполагает на тот момент либо парапермские, либо вообще не пермские группы населения. Языковые предки коми пришли туда относительно поздно, вероятно, ассимилировав местное население.

В.В. Напольских, стр. 95: «наблюдаемое археологами в IX-X вв. движение населения из Верхнего и Среднего Прикамья на территорию Волжской Булгарии [Хлебникова 1984: 223-225; Иванов 1998: 107-109]. По всей вероятности, с формировавшимися таким образом в IX-X вв. пермскими группами на нижней Каме и её притоках и следует связывать начало сложения удмуртов и бесермян. Примерно в это же время, другая часть среднекамского пермского населения выбирает противоположную стратегию «ухода», и переселяется на нижнюю и среднюю Вычегду и её притоки, где складывается вымская культура X-XIV вв., соотносимая обычно с летописной Пермью Вычегодской, предками коми-зырян [Савельева 1985: 13-19]. Отмечаемая археологами преемственность вымской культуры с предшествовавшей ей на той же территории ванвиздинской не может служить аргументом в решении вопросов этнической истории: такую преемственность можно при желании доказать чуть ли не для любых двух сменяющих друг друга культур. В данном случае принципиальное значение имеет заметно более высокая доля земледелия и скотоводства в укладе носителей вымской культуры в отличие от ванвиздинцев, которую никак не возможно объяснить простой эволюцией хозяйства местного населения: именно в это время (X-XI вв.) начинается развитие международной пушной торговли как на южном (Волжская Булгария), так и на западном (Новгород) направлении, и в хозяйстве местного населения, жившего в довольно малопригодных для земледелия условиях, следовало бы ожидать, напротив, охотничьей специализации. Объяснить такую картину можно только, если принять гипотезу о приходе на Вычегду более южного населения – носителей иного южного земледельческо-скотоводческого уклада, не сразу отказавшихся от своих хозяйственных установок, не слишком подходящих к более северным условиям. Не случайно вымская культура возникает именно на нижней и средней Вычегде, в районах наиболее близких Верхнему Прикамью. В дальнейшем в хозяйстве вычегодских коми роль промысловой охоты и рыболовства вновь возросла. В создателях ванвиздинской культуры можно предполагать население, говорившее на диалектах пермского праязыка, не оставивших прямых потомков (парапермских), а равным образом – и население, говорившее на других языках, как известной (прежде всего – прибалтийско-финско-саамского круга), так и неизвестной принадлежности

Цитата длинная, но, на мой взгляд, она идеально иллюстрирует вероятную причину полученных при аутосомном анализе результатов юго-западных коми-зырян. По поводу происхождения коми-пермяков В.В. Напольских предлагает следующую версию (стр. 100): «Освобождение от булгарского присутствия должно было привести к возвращению части вычегодского населе­ния в Прикамье, что, по-видимому, и имело место в этот период. Вернувшись на свою историческую родину, вычегодские пермяне выступили в Прикамье как носители новой культурной и политической доминанты, союзники русских, а с конца XIV в. – и как христиане. Это должно было привести к ассимиляции ими местного пермского населения, что, вероятно, выразилось в распространении здесь принесённого с севера самоназвания коми, а также – в перенесении на эти территории старого русского этнотопонима Пер(ь)мь. Переселенцы с севера принесли и особенности собственно коми языка, которые, вероятно, также были усвоены местным прикамским населением в большинстве районов, за исключе­нием крайнего юга и востока, где сохранялись коми-пермяцкие и коми-язьвинский диалекты, отличающиеся определённым архаизмом».

Геномов коми-пермяков для анализа у меня нет, но результаты пермских и северо-восточных вятских русских (с предположительной долей коми-пермяцкого влияния) вышеизложенному не противоречат.

 

Оценка доли «уральско-сибирского» компонента в генофонде народов, говорящих на финских, пермских и балтийских языках.

Судя по результатам наших современников, при движении на запад финны активно ассимилировали местное население, и при выходе к берегам Балтики уже мало отличались от коренных восточноевропейцев по аутосомам (при этом сохранив заметную часть Y-хромосомного своеобразия). Самым «восточным» из финно-пермских народов Европы следует признать марийцев, которые выглядят на фоне соседей этаким «островком Сибири» (разумеется, относительным). Даже расположенные ближе к Уралу удмурты отстают от них. Думаю, что этот парадокс можно объяснить следующим образом. Изначально удмурты были такими же или даже более выраженными «генетическими уральцами», чем марийцы. Однако в какой-то момент своей истории они испытали заметное влияние из Степи, «ямного» типа (скорее его более позднего, «синташтинского», варианта). Следы этого заметны в их аутосомном портрете (на диаграмме ниже повышенное содержание компонентов Gedrosia-Caucasian и South-West European). Таким образом, доля «уральско-сибирского» компонента в генофонде удмуртов снизилась.

Следующими по степени «уральскости» идут коми и саамы. Видимо, это нужно объяснять двояким образом. Во-первых, население северо-восточной Европы (EHG) изначально было ближе к уральцам по аутосомам, чем остальные группы мезолитических европейцев. Поэтому «клин» с юго-запада на северо-восток (его можно наблюдать, например, на приводившейся выше карте сумм IBD-сегментов) частично объясняется этим древнейшим субстратом. Во-вторых, я подозреваю, что предки прибалтийских и северных финнов растеряли большую часть исходного генофонда ещё на Волге. Конечно, сейчас сложно сказать об этом со 100% уверенностью – ведь на приводимых в качестве примера эрзян и мокшан могли позже повлиять те же балты и степные группы, изменив этим генофонд. Однако и у предполагаемых потомков «северных финнов» доля «уральско-сибирского» компонента относительно невелика. А у таких прибалтийских финнов, как эстонцы, он почти отсутствует.

Что касается непосредственных количественных оценок, то всё зависит от того, какую именно популяцию выбрать в качестве образца «истинных уральцев». В качестве базы взяты результаты манси, которые удобны тем, что на них практически не видно влияния ни восточноевропейцев, ни степняков (точнее говоря, русское влияние на часть мансийской выборки было как раз вполне заметно, но эти образцы я исключил. Корректность получившегося подтверждается сравнением с результатами хантов).

Диаграмма Admixture для уральских народов:

 

ADMIXTURE

 

В первую очередь я ориентировался на долю восточноазиатских компонентов (жёлтый цвет на диаграмме, 36% для выборки манси), поскольку компонент Uralic в заметном количестве присутствует еще у «оленеостровца». Таким образом, при его использовании полностью разделить вклад пришельцев из Сибири и автохтонного населения северо-восточной Европы нельзя. Оценки, полученные таким образом, были приведены на схеме взаимодействия «генетических полюсов» — около 25-30% у пермян, 0-15% у разных групп северных русских, 0-10% у разных групп прибалтийских финнов, и грубо-оценочно 20% у саамов. Оценку для эрзян и мокшан сделать сложнее, где-то в пределах 15% (более реально 5-10%). Марийцы в таком случае получаются «аутосомными уральцами» примерно на 50%. При этом население западной части прауральского ареала принимается за генетически смешанное по сравнению с населением центральной части (ханты и манси). Такой подход кажется мне наиболее верным. Однако можно посчитать, что результаты манси искажены позднейшими влияниями с востока, и за образец «исходных уральцев» взять современных марийцев. Тогда численную оценку «уральского» вклада необходимо в каждом случае поднять примерно вдвое. Видимо, истина должна быть где-то в промежутке между этими двумя крайностями.

Благодаря высокой доле в генофонде Y-гаплогруппы N1c к популяциям с сильным влиянием уральцев нередко относят прибалтийские народы. Однако почти все носители N у литовцев, латышей и их соседей-славян являются потомками по прямой мужской линии одного-единственного человека, жившего, согласно оценке YFull, около 2800 лет назад. Вероятно, либо он, либо его близкие предки действительно говорили на языке уральской группы. При этом аутосомно он, скорее всего, имел немногим больше общего с Уралом, чем соседи-индоевропейцы. Более того, благодаря генетическому дрейфу единичный предок способен сильно повлиять на Y-генофонд целой популяции, при этом влияние на аутосомный генофонд останется небольшим. Поэтому никакого противоречия между отнесением балтов к наиболее выраженным потомкам мезолитических европейцев по аутосомам и их «урализированым» Y-генофондом нет.

На этом мой обзор завершён. Хочу поблагодарить Владимира Владимировича за интересную и полезную работу – множество фактов собрано, структурировано и проинтерпретировано, результат изложен в простой и увлекательной форме.


Похожие статьи

Структура генофонда населения Русского Севера по аутосомным данным

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Комментариев: 108 (смотреть все) (перейти к последнему комментарию)

  • Не рассматривается «аномалия» — венгры. Каким образом эта европейская популяция получила язык финно-угорской семьи? Это принципиально. Признается или нет полный «отрыв» языка от генетической основы.
     
    «Однако почти все носители N у литовцев, латышей и их соседей-славян являются потомками по прямой мужской линии одного-единственного человека, жившего, согласно оценке YFull, около 2800 лет назад.» Наиболее правдоподобное объяснение этого феномена – это потомки мужчины, получившем биологические или социальные преимущества, которые закреплены в генах Y-хромосомы.  

    • Ваша псевдонаучная новохронологическая версия уже надоела. Псевдонаучная она потому что она абсолютно неправдоподобна и кроме вашего личного мнения у нее нет аргументов.

    • Анатолий Тюрин сказал(а): Не рассматривается «аномалия» — венгры. Каким образом эта европейская популяция получила язык финно-угорской семьи? Это принципиально. Признается или нет полный «отрыв» языка от генетической основы.

      Венгры требуют отдельного исследования, в идеале с привлечением древней ДНК. Возможность смены языка без заметного изменения генофонда, конечно, существует.

      Наиболее правдоподобное объяснение этого феномена – это потомки мужчины, получившем биологические или социальные преимущества, которые закреплены в генах Y-хромосомы. 

      Совсем необязательно. О важности роли случайных факторов в распространении одних Y-линий и затухании других хорошо написал Вячеслав Носевич: http://генофонд.рф/?page_id=4776&cpage=1#comment-1609 , http://генофонд.рф/?page_id=4776&cpage=1#comment-1601
       

      • Спасибо. Дайте, пожалуйста, ссылку на научную публикацию, в которой отражена вот эта информация: «Однако почти все носители N у литовцев, латышей и их соседей-славян являются потомками по прямой мужской линии одного-единственного человека, жившего, согласно оценке YFull, около 2800 лет назад.» 

  • если погадать, то не исключено, что довольно близким генетическим родственником этих поглощенных саамами северных палеоевропейцев был «оленеостровец» - надеюсь вы не о южном «оленеостровце» который жил 8-9 тысяч лет назад, и врядли имел отношения хоть к каким-то контактам с прауральцами. На самом деле есть северные «оленеостровцы» (они тоже так называются), с Большого Оленьего Острова в Баренцевом море (1610–1420 (95,4 %) гг. до н.э.), которые были непосредственными субстратными предками для современных саамов, монголоидный в основном, хотя и не являются тем же самым что у современных саамов. Вот именно они и были языковым и, возможно, генетическим субстратом для саамов. Они очень сильно отличались от карельского «оленеостровца».
    «Отметим лишь, что черепа из могильника на БольшомОленьем острове существенно отличаются от извест-ных мезонеолитических краниологических матери-алов из могильников на Южном Оленьем острове вОнежском озере (Карелия), Звейниеки (Латвия), Дуд-ка (Польша) [Хартанович, 2006].
    В заключение целесообразно коснуться еще однойтемы, связанной с проблемой происхождения древне-го и современного населения Фенноскандии. Как мыпомним, В.П. Якимов указал на общее морфологиче-ское сходство черепов с Большого Оленьего острова ииз Луговского могильника ананьинской культуры, чторассматривалось как главный аргумент в пользу гипо-тезы о продвижении ананьинского населения на Край-ний Север Европы и участии в качестве основногоэлемента в этногенезе саамов. По результатам выпол-ненного нами анализа черепа из Оленеостровского иЛуговского могильников различаются вполне отчетли-во. Первые демонстрируют значительное антропологи-ческое своеобразие, вторые занимают промежуточноеположение между европеоидными и монголоиднымисериями. Костяки из могильника на Большом Оленьемострове древнее луговских почти на тысячу лет. Такимобразом, антропологические данные сейчас не могут
    служить аргументом в пользу гипотезы об участии но-сителей ананьинской культуры в генезисе населенияКольского полуострова эпохи раннего металла. Заклю-чение В.П. Якимова о близости характеристик череповиз Оленеостровского и Луговского могильников оста-ется справедливым в общей констатации присутствияв этих двух группах населения Европы выраженных«восточных» особенностей.» (В.Г. Моисеев, В.И. ХартановичКРАНИОЛОГИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ИЗ МОГИЛЬНИКА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА НА БОЛЬШОМ ОЛЕНЬЕМ ОСТРОВЕ БАРЕНЦЕВА МОРЯ, Археология, этнография и антропология Евразии 1 (49) 2012)
     

    • Володя Владимиров сказал(а):  надеюсь вы не о южном «оленеостровце» который жил 8-9 тысяч лет назад, и врядли имел отношения хоть к каким-то контактам с прауральцами.

      О нем, конечно ))) Имелось в виду, что среди имеющихся образцов дДНК он может быть наиболее близок к предкам тех, кто позже оказался ассимилирован саамами. Но не настаиваю на этой версии.
      По вопросу позиционирования EHG мы уже, подозреваю, спорили на Молгене. Думаю, каждый так и останется при своем мнении.

      На самом деле есть северные «оленеостровцы» (они тоже так называются), с Большого Оленьего Острова в Баренцевом море (1610–1420 (95,4 %) гг. до н.э.), которые были непосредственными субстратными предками для современных саамов, монголоидный в основном, хотя и не являются тем же самым что у современных саамов. Вот именно они и были языковым и, возможно, генетическим субстратом для саамов. Они очень сильно отличались от карельского «оленеостровца».

      Ну это уже совсем другая эпоха. Надеюсь, их геномы тоже прочтут по мере снижения стоимости этого процесса. В краниологии я плохо ориентируюсь, насколько надежно здесь разделение между «протоуралоидностью» и влиянием восточноазиатов (а к тому времени оно уже, видимо, добралось до Европы).

  • Уважаемый Сергей, почему калькулятор Давидски определяет тех , кто из Орловской области как эрзяне или литовцы ? Предки орловчан, что действительно были угро-финским населением до заселения славян или это все же были балты, как писал об этом В.В. Седов ? Говоря о предках орловчан, речь идет также о вятичах. По поводу их этногенеза сейчас много дискуссий.
    Очень интересна монография Т.Н. Алексеевой по этой тематике.

    • Не встречал такого, чтобы русские Орловской области получались более схожими с эрзянами или литовцами, чем с русскими соседних областей. Другое дело, что сами по себе эрзяне и литовцы относительно близки к «северным славянам», видимо, причина в этом.

  • «Конечно, сейчас сложно сказать об этом со 100% уверенностью – ведь на приводимых в качестве примера эрзян и мокшан могли позже повлиять те же балты и степные группы, изменив этим генофонд»
    Блогер «Поляко» считает, что уральский адмикс у мокшан и эрзян появляется на рубеж эр. Кандидаты на роль тех кто принес данный аутосомный компонет в этот период времени имеются, это восточные мигранты оставившие памятники андреевско-писеральского типа («кошибеевцы» в том числе) и вполне вероятно некоторые импульсы пьяноборской культуры.
    Балты как видим оставили намного больше своего генофонда, хотя возможно и местное население (до балтского влияния) имело схожий с балтами генофонд. Вляние балтов также прослеживается и в языковых заимствованиях. И стоит отметить высокий процент гаплогруппы R1a и практически полное отсутствие гаплогруппы I2a (как своеобразный маркёр влияния славян), что вполне может указывать именно на влияние балтов. Плюс участие голяди в формировании рязано-окской культуры, которая является предковой для мокшан и эрзян.
    Александр.

    • С недоверием отношусь к датировкам адмиксов по аутосомам, их сильно искажают различия в популяционной истории. Мне кажется, здесь надо ждать дДНК.

      • Будем посмотреть, когда появятся такие данные. Но на сегодняшний момент такие выкладки Поляко выглядят вполне логичными и хорошо встраиваются в ту картину, которую рисуют смежные дисциплины.
        Александр.
         

  • К какой археологической культуре принадлежали те, якобы настоящие финны, которых отрезали от палеоевропейских саамов германцы на берегах финского залива? Есть ли у вас, или у Напольских карты, где это видно? Если отойти от априорного суждения, что культура боевых топоров индоевропейская, то все становится на свои места. «Балтийскость» эстонцев объясняется тем, что они сохранили и первоначальный генофонд и археологическую культуру и язык боевых топоров. А если посмотреть, откуда Напольских выводит угров (вопреки своей таежной прародине) — из «андронизированных» культур, то версию о финно-угорском языке как результате степных миграций можно считать как минимум достойной серьезного рассмотрения. В. Владимиров тут написал, что в Эстонии была депопуляция из-за изменения климата. Оказалось, что никаких проблем с преемственностью боевых топоров там нет (или мне дадут ссылку?) А вот в Литве, культура Штрихованной керамики, которая как бы балтская имеет разрыв с боевыми топорами чуть ли не в тысячу лет, возникает неизвестно откуда и кончается незвестно чем (по Егорейченко).

    • Павел Поляков сказал(а): К какой археологической культуре принадлежали те, якобы настоящие финны, которых отрезали от палеоевропейских саамов германцы на берегах финского залива?

      Насколько понимаю, финнов обычно связывают с сетчатой/текстильной керамикой. Но вообще какая-то жесткая взаимосвязь между археологической культурой и языковой либо генетической общностью совсем не обязательна.

      Если отойти от априорного суждения, что культура боевых топоров индоевропейская, то все становится на свои места. «Балтийскость» эстонцев объясняется тем, что они сохранили и первоначальный генофонд и археологическую культуру и язык боевых топоров.

      Спорить с вами о боевых топорах мне лень, интересно только, как в вашу концепцию вписывается распространение N-L1026 https://yfull.com/tree/N-L1026/ . Вышележащие веточки вполне «сибирские» (хотя есть один эстонский образец )) ) , среди нисходящих одна «сибирская» (Чукотка, Бурятия и Турция), остальные Европа и Урал. В концепцию Напольских датировки вписываются отлично.

      • N-L1026 связана с культурой боевых топоров? Потому и выводят финнов с текстильной керамикой, раз боевые топоры одали индоевропейцам. Как написал С. Григорьев про другую «индоевропейскую» культуру: «Я, например, как и все прочие, убежден в индоевропейской принадлежности ямной культуры, но я не знаю ни одного аргумента, подтверждающего это. Впрочем, как и все прочие». Складывается впечатление, что с Шнуровой керамикой и боевыми топорами то же самое.

        • Впечатление безосновательное и ошибочное, между ситуацией с ямной культурой и шнуровой культурой огромная разница. В атрибуции культуры шнуровой керамики ни у кого нет никаких сомнений.

          • Приведите ссылку на конкретную работу, где доказывается индоевропейская принадлежность культур Шнуровой керамики и боевых топоров. Вроде «Откуда пришли индоарии» Кузьминой. Там замечательные аргументы вроде того, что нет другой культуры бронзового века, где бы были верблюды и не было свиней.

    • Оказалось, что никаких проблем с преемственностью боевых топоров там нет — ничего не оказалось, культура с ящиками не местная, а родом из Скандинавии. Так что приемственности там нет.
       
      »
      «Северный круг бронзы» (Nordisches Kreis) обычно не расчленяют на археологические культуры, но лишь на периоды: причина — возросшая унификация «нордической» скандинавской культуры, распространение общеевропейских и выработка собственных общескандинавских культурных норм, впервые свидетельствующих о реальном этнокультурно-языковом «северном единстве» нордических прагерманцев (Brandsted 1961). Общескандинавской особенностью этой прагерманской нордической культуры эпохи бронзы становятся, порою монументальные (до 3-5 м и более высотой), курганы, со сложными каменными конструкциями (венцами, платформами, внутренними насыпями) (Becker 1966:267- 269; Hagen 1869: 928-930; Stenberger 1969: 1256-1259).
       
       
      В погребальных памятниках ранней бронзы периода I обычны захоронения в каменном ящике или дубовой колоде (дубильные вещества прекрасно сохраняют ткани, одежды), мужчин — в туниках и шерстяных плащах, конических войлочных или шерстяных шапках, женщин — в шерстяных юбках, жакетах с короткими рукавами, с сеткой на волосах.»
       
      «андронизированных» культур, - так они находились в Сибири и Урале. У финноугров четко видны индоиранские заимствования, поэтому, видно кто на кого влиял и кто с кем контачил.
       
      версию о финно-угорском языке как результате степных миграций можно считать как минимум достойной серьезного рассмотрения. - серьезно ее расматривать нельзя, для этого нужен фактический метериал, а у вас его нет, и ни у кого нет.
       
       
       
      Как уже писалось неоднократно культура боевых топоров там сменяется на культуру текстильной керамики. В чем сомневаться не приходится. Собственно, это видно даже по первой карте, там четко показанно что во II тысячелетии до н. э. там распространяются темнохвойная тайга, скотоводам в ней делать нечего, а финноугры к ней привыкли.
       
      Культура штрихованной керамики не финноугорская, а родственна Днепро-Двинской (т.е. балтам) в Литву она скорее всего проникла с территории Белоруссии (Неман, что собственно и написано у Егорейченко, причем указано, что она от носителей культур шнуровоу керамики). Да и причем тут она? Вы выхватываете какие-то частности не относящиеся к вопросу.
      Почти про все культуры можно сказать, что они возникают «ниоткуда и исчезают в никуда», а вот как раз Егорейченко четко пишет истоки ёё происхождения.
       
      Так что привязать культуру боевых топоров к финноуграм категорически невозможно, даже в гипотезе. Суждение о том, что КШК индоевропейская никакое не априорное, а доказанное.
       

      • Так ведь и в Скандинавии могли жить финно-угры! Собственно от кого получили язык саамы (не коренные финно-угры даже по Напольских)? А в германском как раз подозревается саамский субстрат (Кузьменко). Курганы, туники и шерстяные шапки это атрибуты германства? Вы по поводу другой культуры яростно доказывали Клейну, что таких характерных атрибутов нет. Если еще Фатьяновская похожа на скандинавские культуры, то почему эта связь внутри родственных народов не сохранялась позже? К какому времени относятся индоиранские заимствования финно-угров? Это определено? И главное, почему контакт финно-угров и мнлоиранцев не мог быть в другом месте — в районе Балкан, например? У Егорейченко прямо указано, что предшествующий период до штрихованной керамики не изучен. Между боевыми топорами там огромный разрыв. А притом эта культура, что в Эстонии боевые топоры последовательно сменяются другими культурами от тех же боевых топоров (пусть и из Скандинавии),а в исконно индоевропейской Литве появляются культуры неизвестно откуда.

        • Так ведь и в Скандинавии могли жить финно-угры! — что-то из области фэнтези. Бедные индоевропейцы, по вашему им вообще места на планете земля не остается. Всегда читал что основная проблема индоевропейской прародины в том, что кандидатов слишком много, везде есть индоевропейцы, а почитаешь вас так места им просто не остается. Везде финноугры.
          Собственно от кого получили язык саамы? — от саамов.
          А в германском как раз подозревается саамский субстрат — не слышал о таком, догерманский субстрат знаю, но саамского нет.
           
          Если еще Фатьяновская похожа на скандинавские культуры, то почему эта связь внутри родственных народов не сохранялась позже? — фатьяновская и скандинавскиая это культуры боевых топоров и шнуровой керамики. А нордической бронзы это культура после КШК, ее наследник, но с фатьяновской уже никак не связанная.
          почему контакт финно-угров и мнлоиранцев не мог быть в другом месте — в районе Балкан, например? - потому что до америки далеко, можно ведь предполгать что он был в америке, ну и что? С равным успехом, все равно фантастика. Нет значит нет.
           
          в Эстонии боевые топоры последовательно сменяются другими культурами от тех же боевых топоров — не последовательно, боевых топоров это ранний бронзовый век, а каменых ящиков это железный век. Между ними тысяча лет разницы как минимум.
           
          в исконно индоевропейской Литве появляются культуры неизвестно откуда. — вообще не аргумент, все культуры меняются, перемещаются, одна сменяет другую. И не преувеличивайте — известно откуда. Да и причем тут Литва? Там финноугров никогда не было, впрочем, и исконно-индоевропейской Литва не была тоже .
           

          • У вас индоевропейские прародины ограничиваются территорией степи и северной Европы? Основная проблема не в том, что слишком много кандидатов, а что на севере неоправданно удревнили индоевропейское присутствие. И даже противники степной прародины зачем-то приняли как данность индоиранство Андроновской и славяно-балто-германство Боевых топоров. Если вы не читали книгу Кузьменко 2011 г. «Ранние германцы и их соседи», то это ваше упущение, а не мое. То, что саамы изначально не финно-угры написано у того же Напольских (кстати, ханты и манси тоже, Козлов ошибается, когда считает их изначальными уральцами «в свете работ Напольских»). Вы не знаете к какому времени относятся индоиранские заимствования. Если не принимать свино-верблюжьи и различные семиотико-структуралистские аргументы степной прародины «индоариев», то праиндоиранской культурой могла оказаться любая культура примыкающая к югу к боевым топорам (вы их уже все атрибутировали?) Да и вообще, заимстование может идти и через посредников. Сторонники степной прародины дружно забыли про семитские, картвельские и прочие заимствования от Гамкрелидзе-Иванова. Периодизацию культур Эстонии и Финляндии я взял из «Введения в историческую уралистику», в Археологии СССР написано, что это трудно сделать из-за «скудости находок»: культура Киукайнен — 2 четверть 2 тысячелетия; последняя четверть 2 тысячелетия — культура каменных курганов с ящиками (в Эстонию пришла позже). При этом шнуровая керамика исчезла и в южной Прибалтике. В любом случае это означает, что нет прямой преемственности от боевых топоров по всей Прибалтике. А именно это главное доказательство ее «индоевропейскости» — якобы везде ее сменяют культуры приведшие к и.е.народам. Получается, что от нее можно вывести только германцев, да и то, в Финляндии она ведет непосредственно к финнам (или у вас есть точные даты по культуре Киукайнен, которая по Кембриджской истории Скандинавии унаследовала шнуровую керамику?). Да и в Скандинавии оказывается произошли какие-то изменения под влиянием гальштата — может это и были германцы?

            • Павел Поляков сказал(а): И даже противники степной прародины зачем-то приняли как данность индоиранство Андроновской и славяно-балто-германство Боевых топоров.

              Это для вас причина задуматься )))
              Факт миграций в Европу с востока во II тысячелетии до нашей эры сомнений не вызывает, и потомки этих мигрантов говорят в первую очередь на уральских языках. Поэтому аргумент, что шнуровики должны были быть уральцами, поскольку сейчас там уральцы, просто рассыпается.

              • Как я понимаю, в какую сторону шло движение вы представляете исключительно исходя из той прародины, откуда по мнению Напольских пришел язык. То есть одну и ту же картину можно трактовать и как растворение уральцев в Европе и как растворение европейцев при движении к Уралу. Собственно вы легко переходите к этой модели, когда нужно показать меньшую «уралскость» удмуртов. Ну да, абашевцы могли принести удмуртам генофонд, а язык — нет.

                • Павел Поляков сказал(а): Как я понимаю, в какую сторону шло движение вы представляете исключительно исходя из той прародины, откуда по мнению Напольских пришел язык. То есть одну и ту же картину можно трактовать и как растворение уральцев в Европе и как растворение европейцев при движении к Уралу. Собственно вы легко переходите к этой модели, когда нужно показать меньшую «уралскость» удмуртов. Ну да, абашевцы могли принести удмуртам генофонд, а язык — нет.

                  Неправильно понимаете )) Выше вам давалась ссылка на N-L1026, но вы ее проигнорировали:
                  «интересно только, как в вашу концепцию вписывается распространение N-L1026 https://yfull.com/tree/N-L1026/ . Вышележащие веточки вполне «сибирские» (хотя есть один эстонский образец )) ) , среди нисходящих одна «сибирская» (Чукотка, Бурятия и Турция), остальные Европа и Урал. В концепцию Напольских датировки вписываются отлично.»
                  На минуточку, практически все европейские N — потомки этого человека, жившего около 4700 лет назад где-то в Сибири. А вот эстонские «боевые топоры» и ямочно-гребенчатая керамика оказались все R1a http://forum.molgen.org/index.php/topic,9830.msg370478.html#msg370478 , Нарва I2a. Зато N1c нашли у трех окуневцев http://forum.molgen.org/index.php/topic,70.msg370318.html#msg370318 . Самый ранний найденный в Европе N1c это сертейский образец возрастом 4.5 тысяч лет, но тут либо чуть завышен возраст, либо это параллельная к L1026 ветвь.
                  То же и с аутосомами — современные финны и пермяне более «восточноазиатские», чем оленеостровец. И здесь направление распространения однозначно. По древней ДНК хорошо видно, как восточноазиатский компонент появляется в степи — афанасьевцы R1b чистые «западники», у карасукцев и окуневцев заметная доля Восточной Азии.

                    • Уважаемый Андрей, речь про образцы из Эстонии (буквально на днях были опубликованы две новые работы по древней ДНК, ссылка на молгеновскую тему дана в ответе Павлу). Действительно, полезно упомянуть и R1b из Латвии, как географически близкие — спасибо за дополнение.Думаю, обнаружение в Прибалтике N ранее I-II тысячелетия до нашей эры маловероятно. Хотя нельзя исключать, что проявятся какие-то редкие или ныне исчезнувшие ветви этой гаплогруппы.

                  • А насколько вообще можно доверять результатам из Сертеи? Я посмотрел на источник(https://www.academia.edu/9452168/Archaeology_of_lake_settlements_IV-II_mill._BC_Mazurkevich_A._Polkovnikova_M._Dolbunova_E._ed) и вот что:
                    1. Это материалы конференции, а не публикация в рецензируемом журнале.
                    2. Среди авторов статьи нет специалистов по палеогенетике и/или популяционной генетике человека.
                    3. Не очень понятно была ли у них чистая комната для работы с палеоДНК. Они пишут что приняли меры для исключения загрязнения по мтДНК, но про Y-хромосомы не говорят.

                    • У меня тоже есть сомнения на этот счет )) Тем не менее, они могут оказаться и правы.

            • И даже противники степной прародины зачем-то приняли как данность индоиранство Андроновской и славяно-балто-германство Боевых топоров. - причем тут противники степной гипотезы? Это как данность существовала всегда, еще до степной гипотезы. Не существует ни одной гипотезы об индоевропейской прародине которая бы не утверждала что эти культуры не индоевропейские. Более того, целью любой гипотезы вывести культуры боевых топоров и андроновскую (пишутся с маленькой буквы кстати) из их предшественников, и тогда прародина якобы доказана, дело в шляпе. Индоевропейскость этих культур вне всяких гипотез, они над ними, их цель. 
               
              А именно это главное доказательство ее «индоевропейскости» — якобы везде ее сменяют культуры приведшие к и.е.народам. - в Эстонии живут не индоевропейцы, нет приемственности, индоевропейская культура там исчезла, сменилась неиндовропейской, и поэтому и.-е. там нет. Тохары были в Синьцзяне, но сечас их там нет, исчезли. Хетты были в Анатолии, но сечас их там нет, исчезли. Так в чем проблема?
               
              Кузьменко я читал, так что не получится, нет там ни слова о саамском субстрате в прагерманском, только о догерманском. Наоборот, там четко написано о заимствованиях из прагерманского в саамско-прибалтийско-финский, и даже, гипотетически, в досаамский.
               
              Уж извините, не вам критиковать Напольских, не тот уровень знаний и знакомства с материалами. Вот когда изучите всё по финноуграм (уральцам), будете знать не меньше него, а то и больше (языки, антропологию, археологию, историю, генетику), вот когда изучите всё то же по КШК, вот тогда можете критиковать, сейчас вы пользуетесь своим незнанием как оружием. Вести в таком формате дискуссию бессмысленно, всегда найдется нечто незначительное, что можно долго перетирать пользуясь аргументами малого количества знаний.
               
               

              • Культуры пишутся с большой буквы на Западе, мое дело, какой традиции следовать в неофициальном комментарии. Если все поиски прародины сводятся к выведению из степи и Боевых топоров, то это и привело к тому тупику, который вынудил одного из видных деятелей степной теории признать, что это лучшая из худших гипотез. «в Эстонии живут не индоевропейцы, нет приемственности, индоевропейская культура там исчезла, сменилась неиндовропейской, и поэтому и.-е. там нет». А в Литве тоже нет приемственности и там живут индоевропейцы — вот в чем проблема. Штрихованная керамика появляется еще до прихода боевых топоров и при желании можно выдвинуть теорию местного населения, среди которого жили «прабалты». А «западнобалтская» Жуцевская культура возникла тоже до прихода боевых топоров. Читать — не значит понимать. Кузьменко пишет о семи германских «инновациях» имеющих соответствия в саамском. Это можно понимать и как адстрат и как финно-угорский субстрат и как германский суперстрат. Сам автор выводов не делает, в отличие от Напольских он не пытается доказать какую-то одну прародину а делает обзор всех точек зрения. При этом контакты германцев с финно-уграми относятся к столь давнему времени, когда другими соседями прагерманцев были праиталийские языки и какие-то влияния проникли из финно-угорского в италийский!То, что вы считаете мелочами, из этого и складывается общая картина. Если Напольских посвятил археологическим культурам Финляндии и Эстонии несколько строчек и даже не пытается их сравнивать с культурами, приписываемыми балтам, то мы имеем полное право критиковать. Между прочим, сам он очень пренебрежительно отзывается о своих финских коллегах, что вызывает некоторые подозрения (они, по его словам, помещают прародину как раз в Европе).

                • Культуры пишутся с большой буквы на Западе, мое дело, какой традиции следовать в неофициальном комментарии. - мы не на западе, и это не традиция, а орфография. Вы же не пишете названия народов с большой буквы, Русские? А на западе пишут. Так же и остальное, русский язык, русская культура не с большой буквы. С большой буквы пишутся только имена (людей, местностей, стран), то есть культура Андроново (местность), но андроновская культура, а у культуры шнуровой керамики нет именной части, все с маленькой.
                   
                  А в Литве тоже нет приемственности и там живут индоевропейцы — вот в чем проблема. — Надуманно. Нет никакой проблемы, с объиндоевропеизации жуцевской культуры неиндоевропейцев там не было. Да даже если бы были, ровным счетом ничего не значит. Остальное вы я так понял проигнорировали.
                   
                  Читать — не значит понимать. Кузьменко пишет о семи германских «инновациях» имеющих соответствия в саамском. Это можно понимать и как адстрат и как финно-угорский субстрат и как германский суперстрат. Сам автор выводов не делает — вот именно, это ареальные инновации в которых межу прочим входят и балтославянские, но это не саамский субстрат. Кузьменко даже не предполагает такого, поскольку это не возможно, ареальные инновации есть где угодно и у кого угодно, из них существование субстратно-адстратных отношений не следует никак совсем. Это общеизвестно. А вы стали додумывать того чего нет, не писалось и даже не подразумевалось, причем как подлог сослались на Кузьменко, что якобы он это утверждал, а он такого не писал. Вот именно когда читаешь должен понимать, а не так как вы, не понимая, что пишут.
                  Остальное, если бы вы знали о других языках хоть что-то, то знали бы цену всем эти гипотезам. Их  огромное количество. Про италийские, так из этого никак не следует что из саамского субстрата было хоть что-то, это все могло быть от доиндоевропейского субстрата Северо-Западной Европы, который к уральцам не имеет никакого отношения. Что гораздо правдоподобнее. А может еще тысяча версий. И это не просто мелочи, это просто ничто, из такого никакой картины не складывается.
                   
                   
                  С германскими языками определение прародины сложнее, чем с уральскими. Все дело, что площадь прародины для германских языков маленькая, и надо буквально выбирать в масштабах нескольких десятков киллометров, а площадь определения уральской прародины это сотни-тысячи киллометров, и такая точность не требуется. Грубо говоря, даже сейчас точка прародины германских языков определена на порядок точнее, чем с уральскими языками, а следовательно и требования к точности еще выше.
                   
                  Генетика четко показала, что в родственниках у эстонцев отнюдь не население Балтики бронзового века, а нанайцы, эвенки, монголы, хань. У литовцев их даже в родственниках нет. Поэтому, миграция финноугров была из Сибири, и тот факт, что Напольских показал это чисто лингвистически, никак не умоляет его заслуг, так тоже самое давно показали антропологи, археологи, историки. Нет никаких сомнений, что язык пришел из Сибири, а не из Эстонии.
                  Существование этой миграции не оставляет шансов на «гипотезу», что в Германии обитали уральские языки. Мигранты приносят с собой язык.
                   

                  • Ваша способность отрицать прямые свидетельства источников известна (см. «голосование ученых» у Старостина). Однако, если вы решили продолжить орфографическую тему, то жду вашего толкования параграфа 102 правил русской орфографии 56 года. Пока вы не укажите нормальный обзор археологии Прибалтики можно даже не пытаться что-то доказывать о преемственности (или обратное) этих культур из Боевых топоров. Но фразу «неиндоевропейцев там не было. Да даже если бы были, ровным счетом ничего не значит» - надо сделать эпиграфом вашего метода. Про возможность финно-угорского субстрата я спрошу Кузьменко при случае, но удивительно, как общие явления для саамского и германского, возможно перешедшие в италийский, вообще не могут иметь отношения к финно-угорским языкам. Как же тогда они попали в саамский? Два варианта, или из германского в саамский или наоборот. Но Кузьменко прямо пишет, что путь был с севера на юг, а не из «Германии» во все стороны. Вообще, дайте цитаты из литературы по теориям субстратов, исключающие возможность такого явления. Удивительно, как быстро у вас возникают различные «доиндоевропейские» субстраты. При этом «сибирские» генетические «адстраты» вы исключаете. Если была миграция N, то только с финно-угорскими языками, никак иначе. Почему же тогда эта гаплогруппа попала к литовцам и другим нефинно-угорским народам без языка? Если это возможно для индоевропейцев, может быть возможно и для финно-угров. У вас доиндоевропейские субстраты появляются при каждом удобном случае, а других языков на севере быть не может. А между прочим такой язык предполагается для прасаамов. Как доказано, что он был до, а не после появления на юге Финляндии финно-угорского? Напольских предполагает некую первую ф.у. миграцию из Сибири еще в начале 2 тысячелетия до н.э. Но которая, якобы, почти не оставила ни генетических, ни языковых следов. Ничего не оставила, но известно, что она тоже финно-угорская. Ваш «коллега» вроде бы ясно выразился, что «у предполагаемых потомков «северных финнов» доля «уральско-сибирского» компонента относительно невелика. А у таких прибалтийских финнов, как эстонцы, он почти отсутствует». Или вы сознательно пренебрегайте «аутосомным» компонентом? Ведь, если считать только по N1С, то и литовцы у вас должны быть из Сибири.

                    • Павел Поляков сказал(а): Напольских предполагает некую первую ф.у. миграцию из Сибири еще в начале 2 тысячелетия до н.э. Но которая, якобы, почти не оставила ни генетических, ни языковых следов. Ничего не оставила, но известно, что она тоже финно-угорская.

                      О чём вы? Наблюдаемые в наши дни генетические и языковые следы уральцев в Европе это и есть последствия миграции II тысячелетия до нашей эры. Затем в начале нашей эры пошла вторичная экспансия наследников этой миграции — прибалтийских финнов. Они расходились уже из прибалтики.

                      Ваш «коллега» вроде бы ясно выразился, что «у предполагаемых потомков «северных финнов» доля «уральско-сибирского» компонента относительно невелика. А у таких прибалтийских финнов, как эстонцы, он почти отсутствует». Или вы сознательно пренебрегайте «аутосомным» компонентом? Ведь, если считать только по N1С, то и литовцы у вас должны быть из Сибири.

                      Действительно, у эстонцев «уральско-сибирский» аутосомный компонент составляет считаные проценты. Это и неудивительно, если при продвижении на запад он постепенно размывался. Однако его вполне можно увидеть — при сравнении с латышами по сумме IBD-сегментов у эстонцев явственно выделяются манси, марийцы, нганасаны, коми. И наоборот, у латышей выделяются балты и все славяне, кроме крайних северо-восточных русских выборок.
                      Естественно, при сравнении с латышами лучше всего у эстонцев выделяются другие прибалтийские финны и саамы. Также виден некоторый акцент на западноевропейцах («западный» компонент эстонцев).

                      Если была миграция N, то только с финно-угорскими языками, никак иначе. Почему же тогда эта гаплогруппа попала к литовцам и другим нефинно-угорским народам без языка?

                      А представьте, что первый носитель мутации M2783 в молодости простудился и умер. И всё, после этого N у литовцев практически нет. Зато какому-то другому N могло повезти и огромное количество его Y-потомков оказалось бы у белорусов, шведов или мокшан. При этом их аутосомный портрет бы практически не поменялся.

                    •  
                      надо сделать эпиграфом вашего метода. - это не «мой» метод, это общий. Это у вас нечто уникальное.
                       
                       
                      но удивительно, как общие явления для саамского и германского, возможно перешедшие в италийский, вообще не могут иметь отношения к финно-угорским языкам. Как же тогда они попали в саамский? Два варианта, или из германского в саамский или наоборот. Но Кузьменко прямо пишет, что путь был с севера на юг, а не из «Германии» во все стороны. Вообще, дайте цитаты из литературы по теориям субстратов, исключающие возможность такого явления. - гипотеза существования общих ареальных инноваций не делает возможным предпологать субстрат, это факт. Только из этой гипотезы предпологать субстрат невозможно. Для гипотезы субстрата нужно большее количество аргументов, наличие лексических соответствий, наличие топонимов и т.д. А общие инновации могут возникать многими способами, контактами с соседями, языковыми союзами (пример, балканский), просто пермещением части населения, адстратами, да субстратами тоже, причем не обязательно того современного языка, а давно вымершего, не родственного ни одному из нынешних, таких было тысячи и тысячи, но являвшемся общим для двух этих групп, да даже просто случайные совпадения, что сплошь и рядом. Так что ваши варианты не полны по определению.
                       
                       
                      Удивительно, как быстро у вас возникают различные «доиндоевропейские» субстраты. — не у меня, а у всех. Об этом уже пишут все наверное с XIX века, пишет и Кузьмин,  а не о каком не «саамском субстрате», о котором даже ни кому в голову не предет заикаться.
                       
                      Почему же тогда эта гаплогруппа попала к литовцам и другим нефинно-угорским народам без языка? — по моему это уже какой-то троллинг, вам уже много раз отвечали на этот вопрос. Поэтому не буду останавливаться на генетической стороне дела, напомню археологические. Часть территории фатьяновцев заняли представители культур сетчатой керамики — дьяковцы, само сабой они входили в теснейший контак с постфатьяновскими культурами, у них даже перекрытие территорий было. Вот от этого контакта, который носил характер даже языкового союза, у всех прибалтов масса финноугорских элементов в языке, даже общие неиндоевропейские падежи есть, и попала к балтам эта гаплогруппа.
                       
                       
                      У вас доиндоевропейские субстраты появляются при каждом удобном случае, а других языков на севере быть не может. между прочим такой язык предполагается для прасаамов. — совершенно верно, такой субстрат для саамов был, можно сказать, что он даже не предполагается, а однозначно был. Но однозначно доказано, что он не уральский. Тут двух мнений просто не существует. В Фенносканландии, до саамов, жили не уральцы, не финноугры. Это так же подтверждено генетическими и антропологическими данными на Большом Оленьем Острове. То есть, вы привели аргумент который сам разбивает ваши же постраения.
                       
                       
                      Или вы сознательно пренебрегайте «аутосомным» компонентом? - как раз я не принебрегаю. Я уже писал, что по новешим исследованиям, современные финноугры эстонцы ближе по аутосомам к китайцам, монголам, нанайцам, чем к представителям культуры боевых топоров из Эстонии/Балтики.
                       

                    • Володя Владимиров пишет: Я уже писал, что по новешим исследованиям, современные финноугры эстонцы ближе по аутосомам к китайцам, монголам, нанайцам, чем к представителям культуры боевых топоров из Эстонии/Балтики.

                      Наверное, всё же правильнее так: современные эстонцы несколько ближе по аутосомам к китайцам, чем представителИ культуры боевых топоров из Эстонии.
                      И это можно объяснить не только восточным влиянием у эстонцев, но и бОльшим вкладом южных неолитчиков у боевых топоров.

  • Admixture предпологает использование определённых популяций в качестве основы для компонентов . Нет ничего удивительного что популяции выбранные в качестве такой основы или близкие к ним показывают больший процент их собственного компонента . В данном случае «К27″ включает фактически только два компонента не отображающие в полной мере изменчивость внутри большинства финноязычных популяций , при столь неоправданно большом количестве «K» этого недостаточно , особенно с учётом высокой степени инбридинга внутри коренных народов северо-восточной Европы . Таким образом весь анализ компонентов , что по этим сэмплам , что по северным русским группам выглядит необъективно и вводит в заблуждение . 
    Кроме того использование единичных «коммерческих» сэмплов для проведения анализов подобного рода является недопустимым , т.к. допускает наличие ошибок или предвзятости по их подбору .

    • Екатерина Эркендаль сказал(а): Admixture предпологает использование определённых популяций в качестве основы для компонентов . Нет ничего удивительного что популяции выбранные в качестве такой основы или близкие к ним показывают больший процент их собственного компонента .

      Это лишь один из возможных режимов работы Admixture, и здесь он не использовался (о чем вам и Ксении ранее уже писалось на «Славантро»)

      В данном случае «К27″ включает фактически только два компонента не отображающие в полной мере изменчивость внутри большинства финноязычных популяций , при столь неоправданно большом количестве «K» этого недостаточно , особенно с учётом высокой степени инбридинга внутри коренных народов северо-восточной Европы .

      Странное представление о фактичности )) На диаграмме приведено восемь компонентов, не считая «Other». Причины, почему они разделились (в автоматическом режиме, а не волей автора) именно так, понятны при взгляде на график сумм IBD-сегментов из предыдущей статьи. North-European Baltic это «базовый» компонент восточноевропейцев. При увеличении К от него в первую очередь отделились компоненты, принадлежащие к испытавшим наиболее сильный дрейф и снижение генетического разнообразия популяциям (его величина видна по высоте соответствующего пика графика). Это финны Финляндии и саамы (компонент Baltic-Finnic), а также популяции Западной Сибири/Урала (компонент Uralic). Уровень дрейфа других прибалтийских финнов, северных русских и коми-зырян ниже.
      Разумеется, если взять исключительно популяции Севера и планомерно увеличивать К, то рано или поздно для каждой популяции выделится свой компонент, как это и произошло в работе Андрея Хрунина и др.

      Таким образом весь анализ компонентов , что по этим сэмплам , что по северным русским группам выглядит необъективно и вводит в заблуждение .  Кроме того использование единичных «коммерческих» сэмплов для проведения анализов подобного рода является недопустимым , т.к. допускает наличие ошибок или предвзятости по их подбору .

      Научные и коммерческие выборки взаимно подтвердили друг друга. Русские Мезени (выборка одного научного коллектива) оказались схожи с русскими Пинеги (другой коллектив) и низовьев Двины (коммерческая выборка). Русские Сольвычегодска (коммерческая) похожи на русских HGDP (научная), вятские русские (коммерческая) схожи с унжинскими (научная), с научными русскими Унжи схож и единичный коммерческий образец из этих же мест. Русские Устюжны (научная) схожи с новгородцами (коммерческая), но с несколько большим «финским» влиянием, что вполне логично.
      Для демонстрации того, что при использовании исключительно научных выборок логика не меняется, в работе о северных русских был приведён график главных компонент из работы А. Кушняревич и др.

      • Не знаю , что , где и кому вы писали . Однако судя по вашему комментарию прихожу к выводу , что вы не имеете полного представления о работе данного софта и возможности его использования , соответственно вы не поняли просто о чём было написано выше. Это и неудивительно , т.к. данный калькулятор на к27 писался другим любителем и похоже ещё несколько лет назад .
         Что касается ваших «коммерческих» образцов которые вы отобрали , то даже простой поверхностный взгляд на таблицы вызывает мягко говоря недоумение , русские Сибири , Байкала , Перми , Вятки  показывают очевидно недостоверные для реальных русских жителей этих регионов результаты . Карта о распространение сибирского влияния выглядит просто абсурдно.. Это заставляет усомнится в корректности и других ваших «коммерческих» образцов , далее по цепочке и выводов и что немаловажно в целом объективности .
         В итоге общее впечатление полного недоверия ко всем вашим построением и выводам —  очень заметно желание подвести результат к своим убеждениям , даже несмотря на их очевидную неверность и ошибочность . Таким образом назвать ваши публикации научными с моей точки зрения нельзя , как по причине абсолютной непроверяемости (получается вы предлагаете принять ваши данные просто на веру), так и по причине заметной личной ангажированности. Если бы мне не попались ваши статьи на этом сайте , то я бы на них и не обратила никакого серьёзного внимания, а так всё таки пришлось прочесть , вывод всё тот же — любители на то и пишут подобные тексты , что бы по возможности выразить свои убеждения , но это не наука даже близко.

        • Екатерина Эркендаль сказал(а): Не знаю , что , где и кому вы писали .

          Вы пользовательница «Славантро» Dal, торчащие уши не скрыть

          Однако судя по вашему комментарию прихожу к выводу , что вы не имеете полного представления о работе данного софта и возможности его использования , соответственно вы не поняли просто о чём было написано выше.

          Вами было написано: «Admixture предпологает использование определённых популяций в качестве основы для компонентов . Нет ничего удивительного что популяции выбранные в качестве такой основы или близкие к ним показывают больший процент их собственного компонента . »
          Режим работы Admixture, когда в качестве основы для компонентов используются заданные исследователем популяции, называется Supervised mode. Цитирую руководство пользователя по этой программе:«Supervised learning mode requires an additional file with a .pop suffix, specifying the ancestries of the reference individuals. It is assumed that all reference samples have 100% ancestry from some ancestral population.»Перевод: режим Supervised требует наличия дополнительного файла с расширением .pop, в котором указывается происхождение референсных образцов. При этом предполагается, что геном каждого из этих образцов на 100% относится к одной из предковых популяций.В большинстве случаев используется обычный (unsupervised) режим, когда предковые компоненты выделяются программой самостоятельно, а не задаются пользователем.

          Что касается ваших «коммерческих» образцов которые вы отобрали , то даже простой поверхностный взгляд на таблицы вызывает мягко говоря недоумение , русские Сибири , Байкала , Перми , Вятки  показывают очевидно недостоверные для реальных русских жителей этих регионов результаты .

          Бунак «почему-то» с вами не согласен. Напомню читателям, что по моим данным потомки русских старожилов Перми и Вятки получились схожими в своей основе с остальными северными русскими, однако с некоторым влиянием местных пермян (оценочная доля которого составила около 20%). А вот что написано в известной работе «Происхождение и этническая история русского народа по антропологическим данным» под редакцией В.В.Бунака (1965):
          «Русская вологдо-вятская группа (табл. 25) ясно отличается от восточнофинских и в целом сходна с другими русскими антропологическими вариантами, в частности с ильменским. В то же время вологдо-вятские русские по ряду признаков отличаются от ильменских в том же направлении, в каком западнорусские группы расходятся с восточнофинскими: по головному и лицевому указателям, увеличению ширины лица, цвету волос и радужины. Наиболее вероятное объяснение расхождения антропологических характеристик состоит в том, что в составе русского населения вологдо-вятской зоны имеется восточнофинский элемент, ветлужско-камская разновидность уральской расы.»
          Что касается вятско-камской группы русских, то она не успела сложиться, как единый антропологический комплекс: В.В.Бунак: «Вятско-пермский вариант (по новым данным) не сложился как особый тип, равнозначный с другими.»Упоминаемые при этом старые данные: В.В.Бунак: «Вятско-камский тип оказывается близким к смежным финским группам, у которых преобладает ослабленный вариант лапоноидного типа.»
          Примеры новых данных:
          В.В.Бунак: «В пяти вятско-камских районах сильно профилированный вариант поперечного контура лица встречается наиболее редко, головные и лицевые размеры, а также доля светлых оттенков волос почти такая же, как в ильменской группе, но частота светлых понижена. Группа неоднородна, включает элемент, близкий к ильменскому, в сочетании с каким-то иным, имеющим более темно пигментированную радужину и менее профилированное лицо.»В.В.Бунак: «Девять случаев эпикантуса из 12 в мужской серии и девять из 32 в женской констатированы в пяти районах вятско-камской зоны. В остальных 95 группах кожная складка во внутреннем углу глаза найдена у трех мужчин и 25 женщин.»
          В происхождении русских старожилов Сибири, как смеси северных, центральных и южных русских (а также других славян) с преобладанием влияния северян, также нет ничего, вызывающего недоумение (это сходится с известными лингвистическими данными).Случаи смешения отдельных групп сибирских русских и местного населения хорошо известны и задокументированы, поэтому в небольшом влиянии эвенков на русских из Забайкалья нет ничего странного.

          очень заметно желание подвести результат к своим убеждениям , даже несмотря на их очевидную неверность и ошибочность . Таким образом назвать ваши публикации научными с моей точки зрения нельзя , как по причине абсолютной непроверяемости (получается вы предлагаете принять ваши данные просто на веру), так и по причине заметной личной ангажированности.

          В компании с Бунаком я как-нибудь переживу ваше недовольство полученными результатами.

          Если бы мне не попались ваши статьи на этом сайте , то я бы на них и не обратила никакого серьёзного внимания, а так всё таки пришлось прочесть

          Да-да )))

          • Ну я могу вам ответить в том же духе — что вы пользователь форумов под ником Rugevit и «торчащие уши» не скрыть . Но я хочу последовать пожеланию уважаемой Елены Владимировны и перейти непосредственно к обсуждаемому вопросу .
            Для того что бы было максимально понятно о чём идёт речь в частности касаемо admixture можно использовать таблицу расчёта из вот этой статьи на которую вы в том числе и ссылаетесь http://journals.plos.org/plosone/article?id=10.1371/journal.pone.0058552  Смотрим на распределение компонентов на K5 , а затем на распределение на K2 . Так вот ваш алгоритм K27заданный с применением контролируемого анализа , фактически имеет схожий эффект , что и К5 в статье , распределение компонентов по финнам носет искаженный характер, и не отражает реальное содержание восточной «похожести». В действительности вы можете видеть что на К2 процент восточной «похожести» в общем , что у западных , что у восточных финнов Финляндии не отличается от выборки HGDP ( которую вы называете каргопольской) или от вепсов , различия с русскими Мезени невелики .Соответственно с самого начала применённый вами алгоритм был «искривлён» — и это заметно на ваших компонентных таблицах.
            В физической антропологии у русских восточное влияние проявляется незначительно, эпикантус присутствует вообще только в 0,2 % случаев , фактически отсутствует. В качестве источника антропологической информации по северным русским лучше всё таки пользоватся данными Витова , т.к. данные Бунака по северным регионам не столь подробны и охватывают только два района. Хотя результаты похожие — выделяются схожие типы явно североевропейского облика . Собственно зона белозерско-вятского типа , это территория в широком понимании населения беломоро-балтийской расы со всеми вытекающими особенностями , т.е. формально включающей и варианты немного отклоняющиеся в восточном направлении . Ничего нового в этом нет. Однако в вашей интерпретации у некоторых популяций это отклонение приобретает несколько неправдободобно раздутый характер , в частности на Вятке и в Перми . В целом и общем большинство ваших «коммерческих» выборок не вызывают у доверия , они выглядят очень странно даже с учётом поправки на неправильный алгоритм компонентного расчёта. Конечно такие образцы могут присутствовать — например известно что в Сибири имеются небольшие микропопуляции, потомки некоторых групп старожилов вступавших в контакты с коренным населением , но выставлять их в качестве представителей всей Сибири или русских живущих на Байкале совершенно недопустимо .  Это всё равно что выбрать те нетипичные образцы чехов с заметной восточной составляющей в статье по ссылке выше и выставить их за образцы чехов вообще .

  • Екатерина Эркендаль сказал(а):  В действительности вы можете видеть что на К2 процент восточной «похожести» в общем , что у западных , что у восточных финнов Финляндии не отличается от выборки HGDP ( которую вы называете каргопольской) или от вепсов , различия с русскими Мезени невелики .Соответственно с самого начала применённый вами алгоритм был «искривлён» — и это заметно на ваших компонентных таблицах.

    В действительности ведущий автор этой статьи высоко оценил мою работу в комментариях и последовавшей за ними личной переписке ))Однако разберу «восточную похожесть». Зеленый «китайский» компонент на графике Admixture из упомянутой статьи не есть в строгом смысле слова мой «уральско-сибирский» компонент, однако на большей части территории Северо-Восточной Европы их распространение должно хорошо коррелировать — ведь «восточноазиатский» компонент распространялся здесь в составе «уральско-сибирского», как его часть. Я увеличил нижнюю часть графика и провел горизонтальные линии для удобства сравнения популяций:
     

    Итак, его уровень у финнов Куусамо, вепсов и русских HGDP оказался схожим (вы сделали вид, будто я утверждал о русских HGDP обратное). Уровень «восточного» компонента у финнов Хельсинки ниже, а у русских Мезени выше, и разницу никак нельзя назвать незначительной — это почти половина разницы между финнами Куусамо и русскими Курска, или между финнами Куусамо и коми-зырянами.Итак, по данным Андрея Хрунина наиболее высок уровень «восточного» компонента у коми-зырян, далее идут русские Мезени (у меня отнесенные к выборке Russian-Pomor), следом за ними на одном уровне русские HGDP, финны Куусамо и вепсы, за ними юго-западные финны, и еще ниже остальная масса европейцев (о них напишу ниже). Сравниваем это с моей картой распространения «уральско-сибирского» компонента из статьи, о которой вы написали следующее: «Карта о распространение сибирского влияния выглядит просто абсурдно.»:

    Совпадение стопроцентное, в том числе и в том, что уровень компонента у финнов Куусамо, вепсов и русских HGDP (Russian-Kargopol) на карте показан одинаковым.Аналогичный порядок приведен и на моей схеме взаимодействия «генетических полюсов»: больше всего «восточного» компонента у пермян, далее идут поморы (Мезень), затем вепсы, восточные финны, юго-западные финны и эстонцы. На графиках Admixture и схеме полюсов в качестве восточных финнов взяты финны Саво и финской Карелии (это показано на карте использованных выборок), поэтому их уровень «восточности» чуть ниже, чем у финнов Куусамо. На iBD-карте использованы финны Куусамо, так как для этого вида анализа необходимы большие выборки.
    Таким образом, в этой части мои данные совпадают с результатами статьи. Однако есть и разница — например, на приводимом графике у итальянцев показано большее количество «восточного» компонента, чем у центральных и восточных европейцев. Очевидно, что здесь данные с моей карты более правильны.Причина расхождения в том, что почти все выборки, использованные в статье, либо относятся к Северу, либо несут в себе немалую долю палеоевропейского компонента. В результате разделение прошло не по принципу «запад-восток», а по принципу «Европа-неевропа». Поэтому у итальянцев с их высокой долей «ближневосточного» компонента он частично отобразился, как «китайский». Аналогично, южные русские (Курск) получились с большим влиянием «Китая», чем русские Твери. Это результат того же самого искажения. Для Севера влияние «южного» компонента уже невелико, поэтому сильных искажений не внесло.Что касается К=5, не буду останавливаться на нем настолько же подробно. Как нехватка выборок вносит свои искажения, я уже показал на примере «китайских» итальянцев. Например, там остро не хватает выборок из Поволжья, Приуралья и Сибири, поэтому все «восточные» влияния смешались и объединились в северо-восточный «красный» полюс. И в этом смысле 27-компонентная модель на основе огромного количества образцов (более 6 тысяч) со всего мира дает гораздо более объективный результат. Генезис остальных компонентов тоже понятен — синий это компонент неолитических земледельцев, желтый — «балтский» полюс палеоевропейских охотников-собирателей, фиолетовый — их же «прибалтийско-финский» полюс.Критика не в укор авторам статьи — работа хорошая и в своё время была прочитана с большим интересом. Поскольку тестирование производилось на отдельном чипе, естественно, упор был сделан на популяции региона.
    Мою статью можно в некотором роде считать расширением и дополнением этой работы.

    В качестве источника антропологической информации по северным русским лучше всё таки пользоватся данными Витова , т.к. данные Бунака по северным регионам не столь подробны и охватывают только два района.

    Бунак пишет о гораздо большем охвате. Однако если у вас есть данные Витова, сравнивающие пермских и, к примеру, вологодских русских, можете их ради интереса привести.
    В целом же при сравнении методов анализа по антропологическим данным и по данным генетики на стороне антропологии есть один плюс — большой объем накопленного материала. Что касается точности и достоверности, то здесь генетические методы вне конкуренции.

    Однако в вашей интерпретации у некоторых популяций это отклонение приобретает несколько неправдободобно раздутый характер , в частности на Вятке и в Перми . В целом и общем большинство ваших «коммерческих» выборок не вызывают у доверия , они выглядят очень странно даже с учётом поправки на неправильный алгоритм компонентного расчёта. Конечно такие образцы могут присутствовать — например известно что в Сибири имеются небольшие микропопуляции, потомки некоторых групп старожилов вступавших в контакты с коренным населением , но выставлять их в качестве представителей всей Сибири или русских живущих на Байкале совершенно недопустимо .  Это всё равно что выбрать те нетипичные образцы чехов с заметной восточной составляющей в статье по ссылке выше и выставить их за образцы чехов вообще .

    Про это здесь уже все многократно услышали. Естественно, никакого «специального отбора образцов в целях искажения результатов» не производилось и использованы все имеющиеся образцы, относящиеся к исследуемым регионам. Когда появятся научные образцы, они также будут использованы. Для регионов, охваченными научными выборками, мои результаты сходятся с полученными наукой, поэтому вам остается упирать на несколько выборок, где такого охвата пока нет. Возможно, «восточносибирский» компонент окажется нетипичным для Забайкалья, это не исключено. Однако на текущий момент у всех трех протестированных он обнаружился, причем образцы происходят из двух несвязанных регионов.

    я могу вам ответить в том же духе — что вы пользователь форумов под ником Rugevit и «торчащие уши» не скрыть

    Мой ник на профильных форумах хорошо известен и не скрывается — это Srkz. Я ведь не делаю вид, что случайно зашел на «генофонд» и был возмущен творящимся здесь беспределом ))

    • Екатерина Эркендаль сказал(а): формально включающей и варианты немного отклоняющиеся в восточном направлении . Ничего нового в этом нет. Однако в вашей интерпретации у некоторых популяций это отклонение приобретает несколько неправдободобно раздутый характер , в частности на Вятке и в Перми . В целом и общем большинство ваших «коммерческих» выборок не вызывают у доверия , они выглядят очень странно даже с учётом поправки на неправильный алгоритм компонентного расчёта. Конечно такие образцы могут присутствовать — например известно что в Сибири имеются небольшие микропопуляции, потомки некоторых групп старожилов вступавших в контакты с коренным населением , но выставлять их в качестве представителей всей Сибири или русских живущих на Байкале совершенно недопустимо .  Это всё равно что выбрать те нетипичные образцы чехов с заметной восточной составляющей в статье по ссылке выше и выставить их за образцы чехов вообще .

      Прямой вопрос — какой уровень восточноазиатской аутосомной составляющей вы считаете правильным для русских Вятки и Перми? Напомню, что вы привели в качестве результата, соответствующего действительности (ваши прямые слова: «В действительности вы можете видеть что на К2 процент восточной «похожести»») данные из статьи Андрея Хрунина и др, где для русских Мезени этот показатель составил 10% и для русских HGDP — 8% (в этом можно убедиться, увеличив график Admixture при К=2). Других выборок северных русских в статье нет.
      Согласно моим расчетам, для русских Мезени и Пинеги этот показатель составил 8% (компоненты Admixture East Asian + 1/5 Uralic + 3/5 Amerindian), для русских Перми 8%, для русских Вятки 6,8% , для русских Сибири 6,5% и для образцов из Забайкалья он составил 11%. Для всех групп, кроме забайкальцев, показатели получились меньше, чем объявленные вами правильными и нормальными для северных русских. В связи с этим многократно повторяемые заявления про «неправдободобно раздутый характер» выглядят «несколько» странно.
      «Уральско-сибирский» аутосомный компонент не является восточноазиатским, а смешанного происхождения (если брать в качестве его образца результаты манси, то пропорции Востока и Запада в нем близки).

      • Уважаемый Сергей. Один дилетантский вопрос не связанный с данной публикацией. В вашем исследовании «О «ближневосточном компоненте» палеолитических охотников и собирателей» говорится: «Интересно, что наиболее старые образцы Y-гаплогруппы I пока что найдены именно у представителей кластера Вестонице — возможно, это не случайное совпадение и вливание «базального» компонента связано с приходом носителей этой гаплогруппы». — Значит ли это, что «базальный» компонент связан с гаплогруппой I и в чем основное отличие компонент WHGот EHGи CHG?
         
         
         

        • Уважаемый Андрей, возможно, в какой-то момент истории в Европу произошла миграция. которая одновременно принесла в регион некоторую долю «базального» компонента и Y-гаплогруппу I. А может быть, эти события произошли независимо. Так что о какой-то однозначной взаимосвязи тут говорить не приходится. Вообще я не сторонник связывать аутосомные компоненты и Y-гаплогруппы «в целом», скорее такая взаимосвязь иногда возникает в конкретном регионе и в определенный период. Например, я предполагаю взаимосвязь между приходом в северную Европу носителей «восточноазиатского» аутосомного компонента и Y-гаплогруппы N-L1026. Однако уже в начале нашей эры ситуация поменялась на противоположную — замещая саамов, парасаамов и сенверных финнов, прибалтийские финны снижали долю «восточноазиатского» компонента в регионе, ведь у них он был уже сильно размыт.

          • PS Уточню, что речь именно о миграциях палеолита, а не о хорошо известном приходе «базальников» в Европу в неолите. В общем-то нет уверенности, что усиление «базальности» у палеолитических европейцев имело место быть, тут нужно дальнейшее изучение.

            • Подскажите, в чем различия или сходства миграций палеолита и неолита в Европу. Не была ли неолитическая миграция «родственной» палеолитической? И если да, то за счет какого компонента, носителей.

              • В смысле генетики неолитические миграции в Европу хорошо изучены, здесь на сайте много материалов на эту тему. В качестве основы можно взять составленную год назад схему https://verenich.wordpress.com/2015/12/05/%d1%80%d0%b5%d0%ba%d0%be%d0%bd%d1%81%d1%82%d1%80%d1%83%d0%ba%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d0%bc%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%86%d0%b8%d0%b9-%d0%bf%d0%be-%d0%bf%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%be%d0%b4%d0%bd%d0%ba/ (она есть и тут, на «Генофонде», но при вёрстке пропали указатели, поэтому даю ссылку на исходник). Из заметных изменений за прошедшее время — появились расшифровки неолитических геномов из лесной зоны Восточной Европы и геномы ранних земледельцев и скотоводов Плодородного Полумесяца / Загроса.
                Но вот про палеолит не могу ничего добавить к уже прочитанной вами статье.

                • У Вас в табл. «ENF возможно имеют вклад WHG», а в схеме «родственны» AEF через прото-WHG/ANE. На какой фазе этот вклад был возможен и как/откуда WHG появились в Европе. Мне интересна связь прото-WHG, WHG и неолитических земледельцев (можно ссылку на какую нибудь работу, если не трудно).

                  • Летом вышла наиболее подробная работа о неолитических земледельцах http://biorxiv.org/content/early/2016/06/16/059311 , вот схема из нее (сейчас проверим еще один метод вставки картинок )))

                     
                    В общем, неолитчики Анатолии (Anatolia_N) получились смесью неолитчиков Ирана и Леванта ( и те, и те несут базальный компонент) + 27% WHG. Европейские неолитчики это анатолийцы с небольшим дополнительным влиянием WHG (7%).
                    Что касается происхождения WHG, подозреваю, они где-то в Европе и родились, или рядом. Подробности непонятны.

                  • Да нет конечно, «циркумпонтийское путешествие» WHG и «возращение» в Европу в «анатолийцах» допустить невероятно. Анатолийские неолитчики это те, что жили практически на территории пролива Дарданелл, естественно, в те времена его просто не было, это была речушка. Они прямо контачили с северным населением, которое было WHG-like, более точно сказать нельзя. Миграция была именно анатолийских фермеров с их гаплогруппами и генетикой, а WHG никуда не мигрировали, они просто обменивались генами с соседями, изоляции одних от других не было. Что за популяция жила на территории Балкан пока что никто не скажет.

                    • Уважаемый Володя. Современные сардинцы аутосомно схожи с ранними неолитическими земледельцами, имеющими существенный (27%) вклад WHG. При этом сардинцы и западные охотники и собиратели имеют гаплогруппу Iв пределах 50%. Аутосомно WHGсхожи с современными жителями восточной Балтики. Расстояние от Дарданелл до севера немалое. Объяснить столь дальние «походы за женами-мужьями» можно какой-то невероятной привлекательностью анатолиек или особой харизмой голубоглазых и смуглокожих охотников и собирателей. Также интересно как гаплогруппа I оказалась самой древней в Анатолии, в пределах 20 % у современных турецких и иракских курдов, а I2 у древних жрецов Египта. Как можно сложить такой пазл?

                  • Современные сардинцы аутосомно схожи с ранними неолитическими земледельцами, имеющими существенный (27%) вклад WHG. — как и везде в неолитической Европе. 
                    При этом сардинцы и западные охотники и собиратели имеют гаплогруппу Iв пределах 50%. — А в чем проблема? Вы что же думаете, что при неолитизации Европы I2 куда-то исчезли? Никуда они не исчезли. Как жили на своих местах так и остались жить. Процесс неолитической миграции был не таким, он не привел к исчезновению предшествующего населения, это произошло уже позднее в результате экспансии КШК и ККК. А неолитчики просто занимали территории без вытеснения предшествующего населения и бурно плодились. Примитивное земледелие требовало большое количество рук, поэтому они были вынуждены рожать много, но качество жизни индивида от этого резко снизилось в сравнении с предшествующей эпохой, банально постоянно не хватало еды и питание было не сбалансировано, поэтому население было хилым и болезненным.
                     
                    Аутосомно WHGсхожи с современными жителями восточной Балтики. — сходство это очень очень отдаленное. Просто сохранение архаизма благодаря тому, что Балтика была в стороне от миграций.
                     
                    Расстояние от Дарданелл до севера немалое. Объяснить столь дальние «походы за женами-мужьями» можно какой-то невероятной привлекательностью анатолиек или особой харизмой голубоглазых и смуглокожих охотников и собирателей. — А причем тут север? На Балканах в палеолитические времена жили те же I2 с какой нибудь WHG-like. Конечно же никаких походов не было, просто сходил в соседнюю деревню за рекой и получил жену с другим набором генов, тоже самое делали балканцы, они тоже проникали в Анатолию и оставляли там потомков, расстояние-то «пара» километров. Обычная зона контакта.
                     
                    Также интересно как гаплогруппа I оказалась самой древней в Анатолии, в пределах 20 % у современных турецких и иракских курдов — внимание, курды иранцы, они из Европы, а у западных иранцев в Иране ее еще больше.
                    а I2 у древних жрецов Египта. - а это что-то из области легенд.

                    • Уважаемый Володя. «Процесс неолитической миграции был не таким, он не привел к исчезновению предшествующего населения, это произошло уже позднее в результате экспансии КШК и ККК». — WHG восстановили свое присутствие в генофонде Европы после неолитчиков, а в пещере Лихтенштейн 12 из 15 останков I2b2.
                        «Конечно же никаких походов не было, просто сходил в соседнюю деревню за рекой и получил жену с другим набором генов, тоже самое делали балканцы, они тоже проникали в Анатолию и оставляли там потомков, расстояние-то «пара» километров«. — Не совсем понятна логика. Две соседние, но совершенно разные деревни с границей по ручью Дарданеллы, одна с западными охотниками и собирателями, а другая, неолитические земледельцы. Прыг-скок через ручей, смешались. Но у неолитчиков охотники оставили «след», а неолитчики у охотников нет. При этом в какой-то момент времени неолитчики перешли ручей и пошли на север, уже повторно смешиваясь с охотниками и собирателями. 
                      «внимание, курды иранцы, они из Европы, а у западных иранцев в Иране ее еще больше». — Вы имеете ввиду, что курдская I от индо-иранцев? 
                      Про I2 у египетских жрецов было в исследованиях Карстена Пуша из Тюбингенского университета в 2013 г.
                       

                  • WHG восстановили свое присутствие в генофонде Европы после неолитчиков - совершенно ошибочное мнение, новейшие исследования показывают, что I2 одна из основных линий у неолитчиков. Никакого восстановления WHG после неолитчиков не было, сразу за неолитчиками пришли восточноевропейцы которые и вытеснили неолитчиков. Промежутка просто не существовало.
                     
                    Но у неолитчиков охотники оставили «след», а неолитчики у охотников нет. - я уже четко писал, что генофонд населения донеолитических Балкан неизвестен совсем, впрочем как и Анатолии. Поэтому, рассуждать о том кто там оставил какие следы, а кто не оставил, не приходится. Неолитчики не могли оставить следы у охотников, поскольку они просто мигрировали на их территории и включали их в свою популяцию.
                     
                    Про I2 у египетских жрецов было в исследованиях Карстена Пуша из Тюбингенского университета в 2013 г. — не помню, Вы ли или нет, тут вечно путался в митохондриальных и Y гаплогруппах. Но так вот сообщу Вам, что I2 там митохондриальная гаплагруппа (то есть женская) и к мужским Y-гаплагруппам I2 она отношения не имеет. И там гаплогруппа была получена не из многих жрецов, а только у один мумии, и кстати, четко написана, что она ближневосточная.
                     
                     

                    •  «Но так вот сообщу Вам, что I2 там митохондриальная гаплагруппа» — был бы признателен за ссылочку по данному исследованию. Я почерпнул информацию из СМИ, где мтДНК не упоминалась.

      • Казалось бы для иллюстрации почему именно ваш алгоритм неверен , приведён простой , но очень показательный пример — но нет вы не понимаете , или делаете вид что не понимаете . Давайте смотреть опять . На K5 хорошо видно , что инбридинг финнов Финляндии придаёт им при выборе их как основы для компонента собственную особенность — именно поэтому их сибирская составная на ваших таблицах замаскирована , что не происходит с другими популяциями . Таким образом автор разработчик алгоритма «искривил» реальное соотношение компонентов. В данном случае ваш К27 не отражает всей изменчивости генофонда северо-восточной Европы и не выглядит объективно о чём вам и указывалось с самого начала . А проверить его не представляется возможным , о чём вам и указали .
        По поводу выборок уже всё сказано , тут очевидна предвзятость в подборе . Там где имеются выборки из научных источников , вы стараетесь по возможности соответствовать — хотя и не везде . Там же где образцов в публичном доступе нет — вы позволяете себе создавать выборки по своему вкусу , т.е. по возможности с заметной сибирской примесью . Замечаю также , что и в данной статье не хватает некоторых образцов — о которых вы очевидно знаете , но использовать не стали — коми из EGDP , коми Обячево .. Т.е. «здесь вижу — а здесь не вижу» .. образцы из Устюжны тоже не понравились — не соответствуют видимо изначальной установке , «только два» ..

          • Я не строю из себя всезнайку , в отличии от некоторых . Могу только предполагать исходя из здравого смысла и объективной реальности . Белозерско-Камский тип свойственен вепсам, финнам , карелам , ижорцам и некоторым группам русских ,  нужно думать что как раз те образцы HGDP, Мезени, Пинеги, Унжи как раз и соответствуют этому типу , тем более что они собраны как раз у изолированных популяций . В большинстве своём думаю русские северных и отчасти центральных районов , как раз и будут соответствовать ильменско- белозёрскому и ильменско-беломорскому типам . Думаю именно подобные типы вы можете видеть в выборках Устюжны , Пскова и Андреаполя ..

            • Нет, Екатерина, увильнуть от вопроса вам не удастся. Придется уж вам привести данные ученых о содержании «восточного» аутосомного компонента у разных групп северных русских. Собственно, данные Хрунина и др. вы уже признали верными:
              Напомню, что вы привели в качестве результата, соответствующего действительности (ваши прямые слова: «В действительности вы можете видеть что на К2 процент восточной «похожести»») данные из статьи Андрея Хрунина и др, где для русских Мезени этот показатель составил 10% и для русских HGDP — 8% (в этом можно убедиться, увеличив график Admixture при К=2).
              Но можете сослаться и на известную статью о генофонде балто-славянских популяций http://генофонд.рф/?page_id=4440, а я вам помогу увеличенной картинкой оттуда (желтый компонент достигает 100% у якутов и эвенков):
              http://s019.radikal.ru/i627/1703/6f/bb8e07c1dabb.png
              <a target=»_blank» href=»http://radikal.ru»><img src=»http://s019.radikal.ru/i627/1703/6f/bb8e07c1dabb.png» /></a>

               
              А я погляжу, как вы будете доказывать, что 7-8 это непомерно раздутые значения по сравнению с 8-12.

            • Кстати, обращу ваше внимание на одну вещь. Кроме вас, никого из комментаторов здесь не заинтересовал вопрос «восточного» аутосомного компонента северных русских, да и меня он не сказать, чтобы волнует. Однако вы раз за разом привлекаете внимание читателей к факту его наличия. Вот и ссылки на научные статьи, утверждающие то же самое, появились. И их можно накидать десятки.
              Таким образом, пытаясь затушевать неприятные для вас результаты, вы только шире распространяете их. Я уж подумал, что вы исчезли из комментариев, наконец осознав это, но оказалось, что нет )) Подумайте над этим.

              • Я отвечу вам прямо. Исходя из очевидных вещей — таких как физический облик русских к примеру Екатеринбурга или Владивостока  , ясно что «восточность» там не превышает таковую в Финляндии. А в реальности в среднем видимо гораздо меньше . Вы же пытаетесь убедить нас в обратном . Рисуете откровенно абсурдные карты — вводите людей в заблуждение….(комментарий сокращен модератором)

                • Вопрос был про конкретные значения аутосомного компонента. Если вы утверждаете, что в моих работах они непомерно раздуты по сравнению с полученными большинством учёных-генетиков, то должны были привести «нераздутые» результаты. Но доказать, что 8 больше 12, вам оказалось не по силам.
                  Зафиксируем. Утверждения, что мои результаты неправдоподобно раздуты в области «восточного» компонента по сравнению с полученными научным сообществом оказались ложью. Утверждения, что это вызвано умышленным искажением мной выборок, оказались ложью. Предметом вы не владеете (что было ясно еще из первого диалога о работе Admixture). Если вы продолжите распространять ложь о моей работе, буду отсылать посетителей к этой ветке комментариев.
                  Что касается патриотизма, я видел удаленную модераторами часть вашего комментария. Я люблю свою страну и с уважением отношусь к северным русским. У северян немало достижений — создание первого в стране промышленного района (Урал), освоение Сибири (плодами которого мы сейчас пользуемся). Помор Ломоносов участвовал в создании первого в стране университета. Да и просто сами по себе это весьма достойные люди.
                  Если вы считаете людей с «восточным» аутосомным компонентом чем-то недостойным, никакого отношения к патриотизму это не имеет.

                  • У вас «Сибирь» непомерно раздута — и это противоречит объективной реальности . Факт , что русские не выглядят так как вы пытаетесь их подать . По поводу «admixture» — я лично знакома с одним из авторов программы , поэтому если я что то пишу — я знаю о чём идёт речь — и именно «изнутри» .

                    Русские не содержат БОЛЬШИЙ удельный вес «Сибири» чем финны . Я имела возможность посетить Екатеринбург — люди живущие там на мой взгляд в среднем ничем не отличаются от литовцев или эстонцев . 

                    • От модераторов.
                      Уважаемая Екатерина, Ваша аргументация не соответствует уровню научно-просветительского сайта.
                      Ссылки на Ваше эзотерическое знание «объективной реальности» и «как выглядят русские» — ненаучны.
                      Ссылки на личные знакомства — тем более.
                      Ссылки на Ваши личные впечатления об экскурсии в Екатеринбург еще менее могут служить доводом обнаруженного Вами сходства антропологического облика русских с балтами (литовцами) и западными финнами (эстонцами).
                      Это уже второе предупреждение.

                    • Ну а результаты исследований ученых-генетиков расходятся с вашим видением северных русских. К науке в целом и адресуйте обвинения в подтасовке данных в целях заговора против русского народа. Собственно, на вашем форуме это обычное дело.

  • Уважаемый Сергей и уважаемые участники  дискуссии,  у меня вот такой вопрос : почему если посмотреть на этно-плот , построенный на основании данных этно-популяционного калькулятора проекта Eurogenes EUtest V2 K15,  северо-восточные украинцы (в калькуляторе это украинцы Белгорода) и русские — это один кластер, а вот все остальные украинцы вместе с поляками — это совершенно другой кластер и другая группа популяций ? Вы знаете, на основании этих данных действительно можно делать далеко идущие выводы. Да и в предвзятости Давидски как-то не обвинишь, его калькулятор на сегодняшний день считается одним из самых точных и корректных.  
    http://abload.de/img/eutest_mfa_corduenexnocv.png этно-плот Eurogenes EUtest V2 K15

    • Кажется, у него там используются географически близкие южные русские и далекоидущий вывод можно сделать тот, что между соседними восточнославянскими популяциями нет отчетливых аутосомных границ )) К тому же PCA не очень подходящий для поиска точных соответствий инструмент, он предназначен для выведения тенденций.
      Могу вам показать свою карту расстояний от выборки русских Курска, Орла и Белгорода (среднеквадратичное отклонение по К27)
      http://s019.radikal.ru/i642/1703/3b/1f0226446000.png

       

      • Это понятно, но если верить Давидски, между восточнославянскими популяциями действительно нет отчетливых аутосомных границ, а именно между южными русскими и северо-восточными украинцами. Биологически по сути  — один народ.

        • Sergey Kornilovski сказал(а): Это понятно, но если верить Давидски, между восточнославянскими популяциями действительно нет отчетливых аутосомных границ, а именно между южными русскими и северо-восточными украинцами. Биологически по сути  — один народ.

          Да, смотря кому верить :) . Вот по швейцарскому этнографическому атласу https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%86%D1%8B#/media/File:1918_Carte_Ethnographique_de_L%27Europe_Ukrainiens.jpg  область расселения этнических украинцев охватывала и Курскую, и Воронежскую область,  и далее анклавы на север, не говоря уже про Ростовскую область, Краснодар, Кубань и др. вплоть до Волги. Так что «южные русские» — это таки в весьма значительной части просто потомки украинцев, перешедшие на русский язык в 20-м веке в результате известных исторических событий. А на Кубани до сих пор речь имеет украинскую тональность. Так что аутосомы действительно подтверждают это, и ничто иное. В общем, «Тщательнее надо ребята, тщательнее! (М. Жванецкий). :)

          • Южные русские начинаются от Рязани (и судя по языковым данным, Калуги, но аутосомных данных по ней у меня нет), туда значимых миграций украинцев не было. В степной зоне, действительно, население это потомки переселенцев как с севера (от Южного Порубежья Московского государства и до Заволжья, хотя первых, конечно, больше), так и с запада, с территории Украины. Сказать, что это преимущественно русифицированные украинцы можно разве что в отношении кубанцев, однако свой вклад в генофонд южан украинцы внесли.
            У самих украинцев восток отличается от запада в сторону большей схожести с русскими (не только южными). Так что все верно, отчетливых аутосомных границ между соседними восточнославянскими популяциями нет. Разве что Полесье служит некоторым разделителем с белорусами.

            • Насколько можно судить по швейцарскому атласу 1918 года, составленному по российским и др. данным начала 20-го века, темно-зеленый цвет означает преобладание этнографически различимого украинского населения. Это всего лишь 100 лет назад.  Поэтому  выводы относительно аутосомной близости , связанные с населением южнорусских областей, строго говоря, повисают в воздухе и методологически некорректны, ввиду банальной неразличимости с данными по населению северо-восточной Украины. В целом, для районов с перемешанным населением вопросы корректной методологии и истории миграционных расселений играют первостепенную роль в таких исследованиях.

              • Не так. Эти данные судя по всему составлены по языковым атласам русских диалектов, в частности 1914 года, где показано наличие тех или иных наречий на данной территории, совместно со стандартным русским, то есть на территории отмеченным зеленым цветом есть малороссийское наречие, совсем не обязательно что на нем говорило какое-то большинство. И которые были переименованы в «украинцев» в угоду германскому завоеванию. 

                • В сферу этнографии входит и материальный быт народа. Например, украинская мазанка явно отличается от русской избы, различается кухня, и т. д., что и маркирует различия между народами, в том числе и этнопсихологические.  Эти различия в быту и психологии отмечаются всеми средневековыми путешественниками. Так что дело не в «малороссийском наречии»: швейцарский атлас является этнографическим, а не лингвистическим. Конечно, пропорции русского и украинского населения меняются от района к району, но для обсуждаемого вопроса неучет этого фактора приводит к серьезной методологической ошибке. Кстати, термин «украинцы» начинает применяться еще с 17-го века по отношению к малороссийскому казачеству. А с начала 19-го века начинает использоваться интеллигенцией как этноним. Так что «германское вторжение» явно запоздало. :)

              • Александр, непонятно, что вы хотите доказать. От того, что вы выведете население Воронежской или Волгоградской области от украинцев, население Рязани или Тамбова украинцами не станет, а это всё южные русские. Более того, не станет украинцами от этого и современное население упомянутых Воронежской и Волгоградской областей — называть их русскими совершенно корректно.
                Что касается достоверности карты, то лучше все же ориентироваться на первоисточники. Хорошо известны результаты переписи 1897 года (где на юге смешиваются великороссы и малороссы с преобладанием великороссов) и карта диалектов 1914 года (где малорусские говоры показаны на Кубани и «языком» от Украины к Воронежу). Никаких противоречий с имеющимися у меня данными по генофонду русских в этом нет, также я не припоминаю, чтобы противоречия выявлялись у других исследователей.
                Если швейцарцы использовали какие-то другие источники, то их надо предоставить и обосновать. Само по себе «сделано в Швейцарии» доказательством точности в данном случае не является.

                • А я и ничего не утверждал относительно Рязани или Тамбова, а отметил неучет собственно украинского компонента  в Курской, Белгородской и др. областях, что методологически некорректно. Ведь  это уже повлекло сомнительные рассуждения одного из участников обсуждения по поводу «биологически единого народа», которые, как показывает регулярно история, обычно ведут к одним и тем же граблям в виде концепции «Ein Volk, ein Reich, ein Führer» с неизбежными печальными последствиями.

              • Ради интереса посмотрел распределение (по языку) для некоторых губерний по переписи 1897 http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97.php?reg=100
                Великорусский/малорусский/другие:
                 

                Курская
                77%
                22%
                0%

                Воронежская
                63%
                36%
                0%

                Область Войска Донского
                67%
                28%
                5%

                Екатеринославская
                17%
                69%
                14%

                Кубанская обл.
                43%
                47%
                10%

                 
                 
                 

                • Совершенно верно. Поэтому при оценке выводов всегда возникают вопросы репрезентативности исходной выборки, ее гомогенности, исторического происхождения и др. Все эти вещи надо исследовать и оговаривать, иначе качество работы будет сомнительным.

                • Уважаемый Сергей, как Вы оцениваете результаты эстонских анализов ДНК, в плане генетической близости представителей ямочно-гребенчатой керамики и культуры боевых топоров? Достаточно ли данного сходства, что бы сделать вывод, что первые могут являться предковыми для вторых?

  • Все претензии просьба направлять к швейцарским этнографам в 1918-й год. :) И знать историю, а не сравнивать аутосомы курских или белгородских потомков украинцев с северо-восточными украинцами с глубокомысленными «выводами» — «да это же один народ!» Хотя бы с владимирцами или калужанами сравнили что ли…

  • Уважаемая Елена Владимировна , откровенно говоря я не вижу никакой «эзотерики» в моих сообщениях . Вам не понравились мои комментарии ? Ну что же — всякий имеет право на личное мнение , которое не обязательно должно совпадать с Вашим.. По поводу предупреждений — откровенно говоря я не вижу повода для них — ни для первого — ни для второго .. 

    • Уважаемая Екатерина! Для комментариев на нашем сайте неприемлемы оценки оппонентов с позиций патриотизма-непатриотизма, мы вне политики. Что касается второго, то просим Вас оставаться в рамках научной парадигмы.

    • Простите, я не оцениваю в терминах «нравится» или «не нравится» — мы не на танцплощадке, а на площадке научно-просветительской. И обязанность модератора — сообщить комментаторам, которые оставляют ненаучные комментарии, об их несоответствии стилю нашего сайта. Что я и делаю. Еще раз.

Добавить комментарий

Избранное

Конференция «Позднепалеолитические памятники Восточной Европы», состоявшаяся в НИИ и Музее Антропологии МГУ, была посвящена 100-летию со дня рождения Марианны Давидовны Гвоздовер (1917-2004) – выдающегося археолога, специалиста по палеолиту. Участники конференции с большой теплотой вспоминали ее как своего учителя, а тематика докладов отражала развитие ее идей.

В журнале Science опубликованы размышления о роли исследований древней ДНК в представлениях об истории человечества и о непростых взаимодействиях генетиков с археологами. Одна из основных сложностей заключается в неоднозначных связях между популяциями и археологическими культурами. Решение сложных вопросов возможно только путем глубокой интеграции генетики, археологии и других наук.

По 367 митохондриальным геномам построено дерево гаплогруппы U7, определена ее прародина и описано распространение основных ветвей. Некоторые из них связывают с демографическими событиями неолита.

Казахские, российские и узбекские генетики исследовали генофонд населения исторического региона Центральной Азии – Трансоксианы по маркерам Y-хромосомы. Оказалось, что основную роль в структурировании генофонда Трансоксианы играет не географический ландшафт, а культура (хозяйственно-культурный тип): земледелие или же кочевое скотоводство. Показано, что культурная и демическая экспансии могут быть не взаимосвязаны: экспансия арабов не оказала значимого влияния на генофонд населения Трансоксианы, а демическая экспансия монголов не оказала значимого влияния на его культуру.

Российские антропологи исследовали особенности морфологии средней части лица в популяциях Северо-Восточной Европы в связи с факторами климата. Оказалось, что адаптации к низким температурам у них иные, чем у народов Северной Сибири. Полученные результаты помогут реконструировать адаптацию к климату Homo sapiens верхнего палеолита, так как верхнепалеолитический климат был более всего похож на современный климат Северо-Восточной Европы. Таким образом, современные северо-восточные европейцы могут послужить моделью для реконструкции процессов, происходивших десятки тысяч лет назад.

Немецкие генетики успешно секвенировали митохондриальную и проанализировали ядерную ДНК из египетских мумий разных исторических периодов. Они показали, что древние египтяне были генетически близки к ближневосточному населению. Современные египтяне довольно сильно отличаются от древних, главным образом долей африканского генетического компонента, приобретенного в поздние времена.

Данные по четырем древним геномам из бассейна Нижнего Дуная указали на долгое мирное сосуществование местных охотников-собирателей и мигрировавших земледельцев в этом регионе. На протяжении нескольких поколений между ними происходило генетическое смещение, а также передача культурных навыков.

Цвет кожи человека сформировался под сильным давлением естественного отбора и определяется балансом защиты от ультрафиолета и необходимого уровня синтеза витамина D. Цвет волос и радужной оболочки глаза, хотя в основном определяется тем же пигментом, в меньшей степени продукт естественного отбора и находится под большим влиянием других факторов. Одни и те же гены могут влиять на разные пигментные системы, а комбинация разных аллелей может давать один и тот же результат.

Юго-Восточная Европа в неолите служила местом интенсивных генетических и культурных контактов между мигрирующими земледельцами и местными охотниками-собирателями, показывает исследование 200 древних геномов из этого региона. Авторы описали разнообразие европейских охотников-собирателей; нашли, что не все популяции, принесшие земледелие в Европу, происходят из одного источника; оценили долю степного компонента в разных группах населения; продемонстрировали, что в смешении охотников-собирателей с земледельцами имел место гендерный дисбаланс – преобладание мужского вклада от первых.

Культурная традиция колоковидных кубков (одна из самых широко распространенных культур в позднем неолите/бронзовом веке), по-видимому, распространялась по Европе двумя способами – как передачей культурных навыков, так и миграциями населения. Это выяснили палеогенетики, представив новые данные по 170 древним геномам из разных регионов Европы. В частности, миграции с континентальной Европы сыграли ведущую роль в распространении ККК на Британские острова, что привело к замене 90% генофонда прежнего неолитического населения.

Российские антропологи провели новое исследование останков человека с верхнепалеолитической стоянки Костёнки-14 с использованием современных статистических методов анализа. Они пришли к выводу о его принадлежности к европеоидному типу и отсутствии австрало-меланезийских черт в строении черепа и зубной системы. Примечательно, что этот вывод согласуется с данными палеогенетиков.

Профессор Тоомас Кивисилд, один из ведущих геномных специалистов, представляющий Кембриджский университет и Эстонский биоцентр, опубликовал обзор по исследованиям Y-хромосомы из древних геномов. В этой обобщающей работе он сфокусировался на данных по Y-хромосомному разнообразию древних популяций в разных регионах Северной Евразии и Америки.

С разрешения редакции публикуем статью д.и.н. О.В.Шарова (Институт истории материальной культуры РАН) о роли выдающегося археолога д.и.н. М. Б. Щукина в решении проблемы природы черняховской культуры. В следующих публикациях на сайте можно будет познакомиться непосредственно с трудами М. Б. Щукина.

Перепечатываем статью выдающегося археолога М.Б.Щукина «Рождение славян», опубликованную в 1997 г. в сборнике СТРАТУМ: СТРУКТУРЫ И КАТАСТРОФЫ. Сборник символической индоевропейской истории. СПб: Нестор, 1997. 268 с.

Ученым удалось выделить древнюю мтДНК, в том числе неандертальцев и денисовцев, из осадочных отложений в пещерах, где не сохранилось самих костей. Авторы считают, что этот способ может значительно увеличить количество древних геномов.

Авторы находки в Южной Калифорнии считают, что метки на костях мастодонта и расположение самих костей говорят о следах человеческой деятельности. Датировка костей показала время 130 тысяч лет назад. Могли ли быть люди в Северной Америке в это время? Кто и откуда? Возникают вопросы, на которые нет ответов.

Представляем обзор статьи британского археолога Фолкера Хейда с критическим осмыслением последних работ палеогенетиков с археологических позиций.

Публикуем полную печатную версию видеоинтревью, которое несколько месяцев назад Лев Самуилович Клейн дал для портала "Русский материалист".

И снова о ямниках. Археолог Кристиан Кристиансен о роли степной ямной миграции в формировании культуры шнуровой керамики в Европе. Предлагаемый сценарий: миграция мужчин ямной культуры в Европу, которые брали в жены местных женщин из неолитических общин и формировали культуру шнуровой керамики, перенимая от женщин традицию изготовления керамики и обогащая протоиндоевропейский язык земледельческой лексикой.

Анализ древней ДНК из Эстонии показал, что переход от охоты-рыболовства-собирательства к сельскому хозяйству в этом регионе был связан с прибытием нового населения. Однако основной вклад внесла не миграция неолитических земледельцев из Анатолии (как в Центральной Европе), а миграция бронзового века из степей. Авторы пришли к выводу, что степной генетический вклад был, преимущественно, мужским, а вклад земледельцев Анатолии – женским.

Российские генетики изучили по Y-хромосоме генофонд четырех популяций коренного русского населения Ярославской области. Результаты указали на финно-угорский генетический след, но вклад его невелик. Наиболее ярко он проявился в генофонде потомков жителей города Молога, затопленного Рыбинским водохранилищем, что подтверждает давнюю гипотезу об их происхождении от летописных мерян. В остальных популяциях финно-угорский генетический пласт был почти полностью замещен славянским. Причем результаты позволяют выдвинуть гипотезу, что славянская колонизация шла преимущественно по «низовому» ростово-суздальскому пути, а не по «верховому» новгородскому.

Публикуем официальный отзыв д.ф.н. и д.и.н., проф. С.П.Щавелева на диссертацию и автореферат диссертации И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим», представленной на соискание ученой степени доктора философских наук.

Продолжаем ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть третья, от специалиста по генетической генеалогии и блогера Сергея Козлова.

Продолжаем публиковать ответ на "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть вторая, от генетика, д. б. н., профессора Е.В.Балановской.

Публикуем наш ответ на опубликованный в массовой печати "этнический портрет среднестатистического россиянина" от компании "Генотек" . Часть первая.

Размещаем на сайте препринт статьи, предназначенной для Acta Archaeologica (Kopenhagen), для тома, посвященного памяти выдающегося датского археолога Клауса Рандсборга (1944 – 2016), где она будет опубликована на английском языке.

Известнейший российский археолог Лев Клейн написал две новые книги. Как не потерять вдохновение в работе над книгой? Когда случилось ограбление века? И что читать, если хочешь разбираться в археологии? Лев Самуилович отвечает на вопросы корреспондента АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ

Публикуем комментарий проф. Л.С.Клейна на докторскую диссертацию И.П. Лобанковой «Пассионарность в динамике культуры: Философско-методологическая реконструкция культуры протогорода Аркаим».

Российские генетики исследовали генофонд народов Передней Азии и нашли интересную закономерность: наиболее генетически контрастны народы, живущие в горах и на равнине. Оказалось, что большинство армянских диаспор сохраняет генофонд исходной популяции на Армянском нагорье. По данным полного секвенирования 11 Y-хромосом авторы построили филогенетическое дерево гаплогруппы R1b и обнаружили на этом дереве помимо известной западноевропейской новую восточноевропейскую ветвь. Именно на ней разместились варианты Y-хромосом степных кочевников ямной культуры бронзового века. А значит, не они принести эту мужскую линию в Западную Европу.

В издательстве ЕВРАЗИЯ в Санкт-Петербурге вышла научно-популярная книга проф. Льва Самуиловича Клейна "Первый век: сокровища сарматских курганов". Она посвящена двум самым выдающимся памятникам сарматской эпохи нашей страны — Новочеркасскому кладу (курган Хохлач) и Садовому кургану.

Исследуя останки из захоронений степных кочевников железного века – скифов – методами краниометрии (измерение параметров черепов) и методами анализа древней ДНК, антропологи и генетики пришли к сопоставимым результатам. Те и другие специалисты обнаруживают близость кочевников культуры скифов к культурам кочевников бронзового века Восточной Европы. Антропологическими и генетическими методами у носителей скифской культуры выявляется также центральноазиатский (антропологи) либо восточноазиатско-сибирский (генетики) вклад. Что касается прародины скифов – европейские или азиатские степи – то по этому вопросу специалисты пока не пришли к единому мнению.

Представляем сводку археологических культур, представленных на страницах Словарика. Пока - список по алфавиту.

Публикуем статью Сергея Козлова с результатами анализа генофондов некоторых северных народов в свете данных из монографии В.В.Напольских "Очерки по этнической истории".

Анализ митохондриальной ДНК представителей трипольской культуры Украины показал ее генетическое происхождение по материнским линиям от неолитических земледельцев Анатолии с небольшой примесью охотников-собирателей верхнего палеолита. Популяция трипольской культуры из пещеры Вертеба генетически сходна с другими популяциями европейских земледельцев, но более всего – с популяциями культуры воронковидных кубков.

Анализ древней ДНК мезолита и неолита Балтики и Украины не выявил следов миграции земледельцев Анатолии, аналогичный найденным в неолите Центральной Европы. Авторы работы предполагают генетическую преемственность от мезолита к неолиту в обоих регионах. Они также нашли признаки внешнего влияния на генофонд позднего неолита, наиболее вероятно, это вклад миграции из причерноморских степей или из Северной Евразии. Определенно, неолит как в регионе Балтики, так и на Днепровских порогах (Украина) развивался иными темпами, чем в Центральной и Западной Европе, и не сопровождался такими масштабными генетическими изменениями.

Рассказ о генетико-антропологической экспедиции Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, проведенной в конце 2016 года в Тверскую область для исследования генофонда и создания антропологического портрета тверских карел и тверских русских.

Изучив митохондриальную ДНК из погребений энеолита и бронзового века в курганах Северного Причерноморья, генетики сделали вывод о генетической связи популяций степных культур с европейскими мезолитическими охотниками-собирателями.

9 января исполнился год со дня скоропостижной смерти смерти археолога и этнографа Владимира Александровича Кореняко, ведущего научного сотрудника Государственного музея искусства народов Востока, одного из авторов нашего сайта. С разрешения издательства перепечатываем его статью об этнонационализме, которая год назад была опубликована в журнале "Историческая экспертиза" (издательство "Нестор-история").

1 февраля на Биологическом факультете МГУ прошло Торжественное заседание, посвященное 125-летию со дня рождения Александра Сергеевича Серебровского, русского и советского генетика, члена-корр. АН СССР, академика ВАСХНИЛ, основателя кафедры генетики в Московском университете.

В совместной работе популяционных генетиков и генетических генеалогов удалось построить филогенетическое дерево гаплогруппы Q3, картографировать распределение ее ветвей, предположить место ее прародины и модель эволюции, начиная с верхнего палеолита. Авторы проследили путь ветвей гаплогруппы Q3 от Западной и Южной Азии до Европы и конкретно до популяции евреев ашкенази. Они считают, что этот удачный опыт послужит основой для дальнейшего сотрудничества академической и гражданской науки.

В конце ноября прошлого года в Москве прошла Всероссийская научная конференция «Пути эволюционной географии», посвященная памяти профессора Андрея Алексеевича Величко, создателя научной школы эволюционной географии и палеоклиматологии. Конференция носила междисциплинарный характер, многие доклады были посвящены исследованию географических факторов расселения человека по планете, его адаптации к различным природным условиям, влиянию этих условий на характер поселений и пути миграции древнего человека. Представляем краткий обзор некоторых из этих междисциплинарных докладов.

Публикуем статью Сергея Козлова о структуре генофонда Русского Севера, написанную по результатам анализа полногеномных аутосомных данных, собранных по научным и коммерческим выборкам.

Обзор истории заселения всего мира по данным последних исследований современной и древней ДНК от одного из самых известных коллективов палеогенетиков под руководством Эске Виллерслева. Представлена картина миграций в глобальном масштабе, пути освоения континентов и схемы генетических потоков между человеком современного типа и древними видами человека.

Изучение Y-хромосомных портретов крупнейшей родоплеменной группы казахов в сопоставлении с данными традиционной генеалогии позволяет выдвинуть гипотезу, что их генофонд восходит к наследию народов индоиранской языковой семьи с последующим генетическим вкладом тюркоязычных и монголоязычных народов. Вероятно, основным родоначальником большинства современных аргынов был золотоордынский эмир Караходжа (XIV в.) или его ближайшие предки.

Путем анализа Y-хромосомных и аутосомных данных современного населения Юго-Западной Азии генетики проследили пути, по которым шло заселение этой территории после окончания Последней ледниковой эпохи. Они выделили три климатических убежища (рефугиума), которые стали источником миграций в регионе, и определили время расхождения ветвей Y-хромосомы в популяциях. Полученные результаты авторы обсуждают в связи с археологическими данными и работами по древней ДНК.

Генетики секвенировали четыре генома Yersinia pestis эпохи бронзового века. Их сравнение с другими древними и современными геномами этой бактерии привело к гипотезе, что чума в Европе появилась со степной миграцией ямной культуры, а затем вернулась обратно в Центральную Азию.

Исследование показало, что подавляющее большинство американских антропологов не считают расы биологической реальностью, не видят в расовой классификации генетической основы и не считают, что расу нужно учитывать при диагностике и лечении заболеваний. Сравнение показало, что антропологов, не признающих расы, в 2013 году стало радикально больше, чем 40 лет назад. Cтатья с результатами этого исследования опубликована в American Journal of Physical Anthropology.

Отзыв проф. Л.С.Клейна о книге Д.В.Панченко «Гомер, „Илиада”, Троя», вышедшей в издательстве «Европейский Дом».

В конце уходящего 2016 года попробуем подвести его итоги – вспомнить самые интересные достижения на перекрестке наук, изучающих историю народонаселения – археологии, антропологии, генетики, палеогеографии, лингвистики и др. Конечно, наш взгляд субъективен, поскольку мы смотрим через окно сайта «Генофонд.рф», ориентируясь на опубликованные на нем материалы. По той же причине в научных итогах мы вынужденно делаем крен в генетику. Будем рады если эта картина станет полнее с помощью комментариев от наших читателей.

Коллектив генетиков и историков изучил генофонды пяти родовых объединений (кланов) северо-восточных башкир. Преобладание в их Y-хромосомных «генетических портретах» одного варианта гаплогрупп указывает на единый генетический источник их происхождения – генофонд прото-клана. Выдвинута гипотеза, что формирование генофонда северо-восточных башкир связано с трансуральским путем миграций из Западной Сибири в Приуралье, хорошо известном кочевникам в эпоху раннего железного века и средневековья.

Перепечатываем статью О.П.Балановского, опубликованную татарским интернет-изданием "Бизнес-онлайн" - ответ критикам исследования генофондов татар.

Изучение Y-хромосомных генофондов сибирских татар выявило генетическое своеобразие каждого из пяти субэтносов. По степени различий между пятью популяциями сибирские татары лидируют среди изученных коллективом народов Сибири и Центральной Азии. Результаты позволяют говорить о разных путях происхождения генофондов сибирских татар (по данным об отцовских линиях): в каждом субэтносе проявляется свой субстрат (вклад древнего населения) и свой суперстрат (влияние последующих миграций).

Дискуссия, вызванная статьей о генофонде татар в "Вестнике МГУ", вылилась на страницы интернет-издания "Бизнес-онлайн". Публикуем письмо, отправленное д.б.н., профессором РАН О.П. Балановским 17 декабря 2016 года одному из участников этой дискуссии, д.и.н., специалисту по этногенезу татарского народа И.Л.Измайлову. Письмо, к сожалению, осталось без ответа.

Исследование Y-хромосомы туркменской популяции в Каракалпакстане (на территории Узбекистана) выявило сильное доминирование гаплогруппыQ, что, вероятно, объясняется их преобладающей принадлежностью к одному роду (йомуд). По генетическим расстояниям туркмены Каракалпакстана оказались близки к географически далеким от них туркменам Ирана и Афганистана и далеки от своих географических соседей – узбеков и каракалпаков.

Генофонды популяций с этнонимом «татары» трех регионов Евразии - крымские, поволжские и сибирские – исследованы путем анализа Y-хромосомы. Этнотерриториальные группы татар оказались генетически очень разнообразны. В генофонде поволжских татар преобладают генетические варианты, характерные для Приуралья и Северной Европы; в генофонде крымских татар преобладает вклад переднеазиатского и средиземноморского населения; популяции сибирских татар наиболее разнообразны: одни включают значительный сибирский генетический компонент, в других преобладают генетические линии из юго-западных регионов Евразии.

Популяционно-генетическую историю друзов британский генетик Эран Элхаик исследует методом GPS (geographic population structure). Критика специалистов в адрес предыдущих работ с использованием данного метода, вызывает вопросы и к данной работе.

Опубликовано на сайте Антропогенез.ру

В пределах 265 языковых семей исследователи показали корреляцию между лексикой разных языков и географическим положением. На примере 11 популяций из Африки, Азии и Австралии выявили корреляцию лексических расстояний между популяциями с фенотипическими расстояниями, самую высокую – по строению лицевой части черепа. Делается вывод о том, что лингвистические показатели можно использовать для реконструкции недавней истории популяций, но не глубокой истории.

Представляяем обзор некоторых докладов на прошедшей в Москве конференции «Эволюционный континуум рода Homo», посвященной 125-летию со дня рождения выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака (1891–1979), иными словами, на Бунаковских чтениях.

Из-за чего случился бронзовый коллапс, как исчезла знаменитая майкопская культура, в чём заблуждаются сторонники «новой хронологии» и какие байки живут среди археологов, порталу АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ рассказал Александр Скаков - кандидат исторических наук, научный сотрудник Отдела бронзового века Института археологии РАН.

В Москве завершила свою работу международная антропологическая конференция, посвященная 125-летию выдающегося русского антрополога Виктора Валериановича Бунака. Приводим краткий обзор ее итогов, опубликованный на сайте Центра палеоэтнологических исследований.

К сожалению, эхо от казанского интервью академика Валерия Александровича Тишкова (директора Института этнологии и антропологии РАН) не затихло, а рождает все новые недоразумения, которые отчасти уже объяснены на нашем сайте. Чтобы приостановить снежный ком, нам все же придется дать разъяснения неточностей, его породивших.

Специалист по этногенезу тюркских народов Жаксылык Сабитов комментирует миф о финно-угорском происхождении татар, который без всяких на то оснований приписывается генетикам.

О.П.Балановский о том, как проходило обсуждение доклада А.В.Дыбо «Происхождение и родственные связи языков народов России» на Президиуме РАН.

Публикуем изложение доклада чл-корр. РАН Анны Владимировны Дыбо (Институт языкознания РАН), размещенное на сайте РАН.

Полное секвенирование геномов 83 австралийских аборигенов и 25 жителей Папуа Новая Гвинея позволило исследователям реконструировать историю заселения этой части света в пространстве и во времени. Они подтвердили, что предки австралийских аборигенов и папуасов Новой Гвинеи очень рано отделились от предков материковой Евразии. На ключевой вопрос о том, сколько раз человечество выходило из Африки – один или два, авторы отвечают с осторожностью. Большая часть их аргументов склоняет чашу весов к модели одного выхода, однако тот вариант, что их могло быть два, исследователи не отвергают.

Прочитав с высокой степенью надежности 379 геномов из 125 популяций со всего мира, исследователи уточнили картину современного генетического разнообразия и пути древних миграций, которые к нему привели. В частности, в геномах папуасов Новой Гвинеи они нашли небольшой вклад ранней миграционной волны из Африки, которая не оставила следов в геномах материковой Евразии.

Полное секвенирование 300 геномов из 142 популяций со всего мира дало возможность исследователям добавить важные фрагменты в мозаику геномного разнообразия населения планеты. Они пересчитали вклад неандертальцев и денисовцев в современный геном в глобальном масштабе, вычислили, как давно разошлись между собой разные народы, оценили степень гетерозиготности в разных регионах. Наконец, авторы уточнили источник генофонда жителей Австралии и Новой Гвинеи, показав, что они происходят от тех же популяций, что и жители остальной Евразии.

Приводим экспертное мнение Жаксылыка Сабитова (Евразийский Национальный Университет, Астана), специалиста по истории Золотой орды и этногенезу тюркских народов, по недавно опубликованной в журнале PLоS ONE статье .

Коллектив генетиков и биоинформатиков опубликовал обзор истории изучения древней ДНК, основных трудностей в ее изучении и методов их преодоления. Авторы представили новейшие знания о путях миграций и распространения населения, полученные путем анализа древних геномов, и показали, какую революционную роль анализ палеоДНК сыграл в популяционной и эволюционной генетике, археологии, палеоэпидемиологии и многих других науках.

Проект по секвенированию более 60 тысяч экзомов (часть генома, кодирующая белки) в популяциях на разных континентах выявил гены, устойчивые к мутированию, показал, сколько носимых нами мутаций полностью блокируют синтез белка, а также значительно приблизил специалистов к пониманию природы редких заболеваний.

Российские генетики определили полную последовательность шести митохондриальных геномов древних людей, обитавших на территории Северного Кавказа на рубеже неолита и бронзы.

Сравнив фенотипические расстояния между 10 популяциями по показателям формы черепа и генетические расстояния по 3 345 SNP, исследователи нашли корреляции между ними. Они утверждают, что форма черепа в целом и форма височных костей может быть использована для реконструкции истории человеческих популяций.

Изучен генофонд популяции польско-литовских татар (липок), проживающих в Белоруссии. В их генофонде примерно две трети составляет западноевразийский компонент и одну треть – восточноевразийский. Очевидно, последний отражает влияние дальних миграций – степных кочевников Золотой Орды, поселившихся в Центральной и Восточной Европе.

Лингвисты из Кембриджского и Оксфордского университетов, разработали технологию, которая, как они утверждают, позволяет реконструировать звуки праиндоевропейского языка. Сообщение об этом опубликовано на сайте Кембриджского университета http://www.cam.ac.uk/research/features/time-travelling-to-the-mother-tongue.

Перепечатываем статью Павла Флегонтова и Алексея Касьяна, опубликованную в газете "Троицкий вариант", с опровержением гипотезы английского генетика Эрана Элхаика о хазарском происхождении евреев ашкеназов и славянской природе языка идиш. Эта популярная статья вышла параллельно с научной статьей с участием этих же авторов в журнале Genome Biology and Evolution.

15 июля в Еженедельной газете научного сообщества "Поиск" опубликовано интервью с О.П. Балановским. Подробности по ссылке:

Турсервис Momondo сделал генетические тесты и записал реакцию на их результаты. Видео получилось простым и понятным. А что думает об этом популяционная генетика?

В только что опубликованной статье была подробно изучена история распространения одной из самых широко встречающихся в Евразии Y-хромосомных гаплогрупп – N. По данным полного секвенирования Y-хромосомы было построено филогенетическое дерево и описано подразделение гаплогруппы на ветви и субветви. Оказалось, что большинство из них имеют точную географическую но не лингвистическую привязку (встречаются в популяциях различных языковых семей).

Новое исследование генетических корней евреев ашкеназов подтвердило смешанное европейско-ближневосточное происхождение популяции. В составе европейского предкового компонента наиболее существенный генетический поток ашкеназы получили из Южной Европы.

Опубликована единственная на настоящий момент работа, посвященная исследованию генофонда верхнедонских казаков. Для изучения генофонда казаков использован новый инструмент - программа Haplomatch, позволяющая производить сравнение целых массивов гаплотипов. Удалось проследить, что формирование генофонда казаков верхнего Дона шло преимущественно за счет мигрантов из восточно-славянских популяций (в частности с южно-, центрально - русских и украинцев). Также обнаружено небольшое генетическое влияние ногайцев, вероятно вызванное их вхождением в Войско Донское в составе «татарской прослойки». Сходства с народами Кавказа у донских казаков не обнаружено.


Публикуем перевод статьи Душана Борича и Эмануэлы Кристиани, в которой рассматриваются социальные связи между группами собирателей палеолита и мезолита в Южной Европе (на Балканах и в Италии). Социальные связи прослеживаются в том числе путем исследования и сопоставления технологий изготовления орудий и украшений.

Используя традиционные подходы и свой собственный новый метод, специалисты изучили происхождение коренных народов Сибири. Для популяций Южной Сибири, они реконструировали последовательность генетических потоков, которые смешивались в генофонде.

Анализ древней ДНК с Ближнего Востока показал, что большой вклад в генофонд первых ближневосточных земледельцев внесла древняя линия базальных евразийцев; что в пределах Ближнего Востока популяции земледельцев генетически различались по регионам, и между охотниками-собирателями и первыми земледельцами в каждом регионе имелась генетическая преемственность.

Представляем обобщающую статью по культурам верхнего палеолита, которая может служить пояснением для соответствующих статей в Словарике, посвященных отдельным культурам верхнего палеолита.

Форум «Ученые против мифов», организованный порталом «Антропогенез.ру», прошел в Москве 5 июня. Организаторы обещают скоро выложить записи докладов. Пока же представляем основные тезисы, прозвучавшие в выступлениях участников форума.

Анализ древней и современной ДНК собак, включая полностью секвенированный древний геном неолитической собаки из Ирландии и 605 современных геномов, привел исследователей к гипотезе, что человек независимо одомашнил волка в Восточной Азии и в Европе. Затем палеолитическая европейская популяция собак была частично замещена восточноазиатскими собаками.

Митохондриальная ДНК человека возрастом 35 тыс. лет назад из пещеры в Румынии оказалась принадлежащей к африканской гаплогруппе U6. Из этого исследователи сделали вывод о евразийском происхождении этой гаплогруппы и о том, что она была принесена в Северную Африку путем верхнепалеолитической обратной миграции.

Археологи провели исследование загадочных конструкций в форме кольца из обломков сталагмитов в пещере Брюникель на юго-западе Франции. Особенности конструкций, следы огня на них и соседство с костями говори т об их рукотворном происхождении. Датировка - 176.5 тысяч лет назад – указала на ранних неандертальцев.

Cпециалисты нашли шесть генов, вариации в которых влияют на черты лица человека. Все они экспрессируются при эмбриональной закладке лицевой части черепа, влияя на дифференцировку клеток костной и хрящевой ткани. Больше всего генетические вариации связаны с параметрами носа.

С разрешения автора перепечатываем статью доктора истор. наук Виктора Александровича Шнирельмана "Междисциплинарный подход и этногенез", опубликованную в сборнике "Феномен междисциплинарности в отечественной этнологи" под ред Г. А. Комаровой, М.: ИЭА РАН, 2016. С. 258-284.

Исследование показало, что популяция Бене-Исраэль, живущая в Индии, имеет смешанное еврейско-индийское происхождение. Причем вклад евреев передался в основном по мужским линиям наследования (по Y-хромосоме), а вклад индийцев – по женским (по мтДНК). Время же возникновения популяции оказалось не столь давним, как в легендах.

Пещера Шове известна во всем мире наскальными рисунками эпохи палеолита. Древние художники использовали ее для своего творчества в два этапа с перерывом. Причем один из этих этапов перекрывался по времени с периодом обитания здесь пещерных медведей. Авторы нового исследования реконструировали историю обитания пещеры, используя многочисленные датировки и моделирование.

История генофонда Европы до неолитизации очень мало изучена. Новое исследование под руководством трех лидеров в области древней ДНК приоткрывает дверь в события более далекого прошлого. Авторы проанализировали 51 образец древней ДНК и частично реконструировали картину движения популяций до и после Последнего ледникового максимума. Они попытались связать обнаруженные ими генетические кластеры, объединяющие древних индивидов в пространстве и во времени, с определенными археологическими культурами.

Новый метод молекулярно-генетической датировки, предложенный в статье команды Дэвида Райха, основан на сравнении древних и современных геномов по длине неандертальских фрагментов ДНК. В отличие от радиоуглеродной датировки, этот метод точнее работает на более старых образцах. С его помощью авторы также вычислили длину поколения (26-30 лет), предположив, что она существенно не менялась за 45 тысячелетий.

По рекордному на сегодняшний день количеству полностью секвенированных Y-хромосом (1244 из базы проекта «1000 геномов») исследователи построили новое разветвленное Y-хромосомное дерево и попытались связать экспансию отдельных гаплогрупп с историческими сведениями и археологическими данными.

Палитра геномных исследований в России разнообразна. Создаются генетические биобанки, исследуется генетическое разнообразие популяций, в том числе генетические варианты, связанные с заболеваниями в разных популяциях; российские специалисты вовлечены в полногеномные исследования, и на карте мира постепенно появляются секвенированные геномы из России.

Исследователи секвенировали геномы из Меланезии и нашли у них наибольшую долю включений ДНК древних видов человека, причем как неандертальского, так и денисовского происхождения. Новые данные позволили нарисовать уточненную картину генетических потоков между разными видами Homo.

С разрешения автора публикуем тезисы его доклада на предстоящей конференции в Томске.

Представляем перевод статьи североирландского и американского археолога, специалиста по индоеропейской проблематике, профессора Джеймса Патрика Мэллори. Эта статья представляет собою обобщающий комментарий к некоторым докладам на семинаре «Прародина индоевропейцев и миграции: лингвистика, археология и ДНК» (Москва, 12 сентября 2012 года).

Исследователи из Стэнфордского университета, проанализировав Y-хромосому неандертальцев, убедились в том, что в Y-хромосоме современного человека нет неандертальских фрагментов ДНК, в отличие от остальной части генома. Этому факту они постарались дать объяснение. Скорее всего, дело в антигенах гистосовместимости, которые препятствовали рождению мальчиков с неандертальскими генами в Y-хромосоме.

Исследовав 92 образца древней мтДНК коренных американцев, генетики реконструировали основные этапы заселения Америки, уточнив пути основных миграций и их время. Они также пришли к выводу о драматическом влиянии европейской колонизации на генетическое разнообразие коренного населения Америки.

Публикуем перевод критической статьи известного болгарского археолога Лолиты Николовой. Ее критика направлена на авторов одной из самой яркой статьи прошлого года «Massive migration from the steppes was a source for Indo-European Languages in Europe» (Haak et al., 2015), в которой авторы представляют свою гипотезу распространения индоевропейских языков в Европе.

Публикуем статью украинского археолога, доктора ист. наук, проф. Леонида Львовича Зализняка, специально переведенную им на русский язык для нашего сайта. Статья представляет собой критический анализ взглядов на происхождение индоевропейцев с позиций археологии и других наук.

Перепечатываем статью швейцарского лингвиста Патрика Серио, перевод которой был опубликован в журнале «Политическая лингвистика». В статье анализируется явление «Новой парадигмы» в области лингвистики в странах Восточной Европы. С точки зрения автора, это явление подходит под определение ресентимента.

Человек (Homo sapiens) – единственное в природе существо, которое может переносить из сознания на внешние носители фигуративные образы. В эволюции нет ничего, что бы предшествовало этой способности. Таким же уникальным свойством является способность к членораздельной речи, к языку. Звуковые сигналы в мире других живых существ заданы генетически. Возникает предположение, что эти две способности связаны между собой больше, чем нам кажется.

Генетический анализ популяции кетов – коренного народа Сибири, в сравнении с окружающим народами в бассейне Енисея выявил их наиболее тесную связь с карасукской культурой бронзового века Южной Сибири - именно в этом регионе находится гипотетическая прародина енисейской семьи языков. Более глубокие корни кетов уходят к ветви древних северных евразийцев. По опубликованным ранее и по новым данным, 5000-6000 лет назад генетический поток протянулся от сибирских популяций до культуры саккак (палеоэскимосов американской Арктики), и от саккак к носителям языков на-дене. Примечательно, что данная миграция согласуется с гипотезой о родстве енисейских языков и языков на-дене.

История взаимоотношений человека современного вида и неандертальцев оказалась непростой и долгой. Не только неандертальцы оставили след в нашем геноме. Обнаружен генетический поток и от Homo sapiens к предкам алтайских неандертальцев. Он указывает на раннюю - около 100 тысяч лет назад - метисацию, что происходила еще до основной волны выхода наших предков из Африки.

Статья является реакцией на публикацию коллектива американских авторов, отрицающих существование рас у человека и, более того, призывающих отменить и запретить использование самого термина «раса». Авторы обнаруживают полное незнание предмета обсуждения и научной литературы по проблеме расы. «Антирасовая кампания», уже давно развязанная в США и перекинувщаяся в научные центры Западной Европы, отнюдь не служит делу борьбы с расизмом, а наоборот, способствует появлению разного рода действительно расистских публикации, в том числе, в самих США. А методы проведения этой кампании напоминают времена лысенковщины в СССР.

Публикуем статью генетика д.б.н. Е.В. Балановской (вернее, раздел в сборнике «Проблема расы в российской физической антропологии» [М., Институт этнологии и антропологии РАН, 2002]). Сегодня эта статья, к сожалению, не менее актуальна, чем пятнадцать лет назад: недавно Science опубликовал статью с предложением отказаться от понятия «раса» в генетических исследованиях. И это при том, что именно генетические исследования доказывают реальность существования рас.

Авторы статьи в Science утверждают, что в современной генетике понятие «раса» - бесполезный инструмент при характеристике генетического разнообразия человечества. Учитывая проблемы, связанные с неправильным употреблением термина, они предлагают вообще от него отказаться. Правда, рассуждения авторов касаются только генетики, они не рассматривают понятие "раса" в рамках антропологии.

Генетики исследовали популяцию уйгуров, по одной из версий являющихся генетическими потомками тохаров. Через ареал уйгуров проходил Великий Шелковый путь, соединявший Восточную Азию с Центральной Азией и Европой. Результаты, полученные по STR маркерам Y-хромосомы, подтверждают гипотезу, что в формировании современного генофонда уйгуров сыграли почти равную роль как европейские так и восточноазиатские популяции, но все же с преобладанием вклада генофондов Западной Евразии.

Секвенирование 55 древних митохондриальных геномов (возраст – от 35 до 7 тысяч лет), выявило в них варианты, которые не встречены в современном населении Европы. Описав демографические изменения в их связи с изменениями климата, коллектив Йоханеса Краузе (Йена) пришел к выводу, что около 14,5 тысяч лет назад в Европе радикально изменился генофонд охотников-собирателей.

Евразийский вклад в генофонд африканских популяций существует, но не столь велик – он обнаруживается не на всем континенте, а в основном в Восточной Африке. Важно, что ошибка признана авторами статьи публично и бесконфликтно - это – признак «здоровья» генетического консорциума.

Публикуем статью проф. Л.С.Клейна (вышедшую в журнале "Археологические Вести", 21, 2015) о том, как д.х.н. А.А.Клесов, занявшись темой происхождения славян, связывает ее с вопросом о «норманнской теории», хотя это совсем другая тема - происхождения государственности у восточных славян.

Путем секвенирования геномов из семи популяций исследователи подтвердили картину расселения человека по континентам после выхода из Африки. Серия миграций сопровождалась снижением генетического разнообразия. По этой же причине с увеличением расстояния от Африки возрастает мутационный груз в популяциях.

Две статьи с данными по секвенированным древним геномам дополнили представления о том, какую роль играли исторические миграции – римского времени и англосаксонская – в формировании современного генофонда Великобритании. Так, уточненный генетический вклад англосаксонских переселенцев составляет около 40% в восточной Англии и 30% - в Уэльсе и Шотландии.

Четыре секвенированных генома древних жителей Ирландии (один эпохи неолита, три – бронзового века) указывают, что генофонд Британских островов, как и остальной Европы, сформировался при смешении западно-европейских охотников-собирателей с неолитическими земледельцами, прибывшими с Ближнего Востока, и с более поздней миграцией, берущей начало из степей Евразии.

11-13 октября в Йене, Германия в Институте наук об истории человека общества Макса Планка (Max Planck Institute for the Science of Human History) прошла первая междисциплинарная конференция, посвященная недавним генетическим открытиям о миграциях индоевропейцев. Генетики, археологи и лингвисты собрались вместе, чтобы обсудить, как полученные ими последние данные интегрируются в индоевропейскую проблему. Приводим обзор основных идей участников конференции, которые они изложили в своих выступлениях.

Публикуем рецензию д.и.н. профессора Ф.Х. Гутнова на брошюру г-на Тахира Моллаева (работника Национального парка «Приэльбрусье», бывшего заочника-филолога КБГУ), «Новый взгляд на историю осетинского народа». Редакция особо отмечает, что пантюркистская тенденция никогда в нашей науке не имела ни авторитета, ни поддержки..

Якутские лошади – самые северные на планете и самые морозоустойчивые. Прочитав два древних и девять современных геномов и использовав базу данных по другим геномам, команда российских и зарубежных исследователей нашла ответы на два вопроса. Первый вопрос - от каких древних популяций произошли современные якутские лошади. А второй – как им удалось приспособиться к экстремальным условиям якутского климата за такое короткое время.

Почти рождественская история с пропавшим листком, поиском автора и ответами проф. Л.С.Клейна на вопросы антинорманиста.

Провожая уходящий год, мы решили подвести итоги и выделить наиболее интересные, на наш взгляд, междисциплинарные исследования в области истории популяций, формирования генетического ландшафта мира и этногенеза, которые были опубликованы в 2015 году. Почти все они нашли свое отражение в материалах нашего сайта. Основные открытия года можно сгруппировать в несколько блоков.

Генетики исследовали варианты Y-хромосомы у 657 австралийских аборигенов. Среди них оказалось 56% носителей пришлых евразийских гаплогрупп и только 44% носителей коренных гаплогрупп. Авторы подтвердили гипотезу раннего (около 50 тыс. лет назад) заселения Австралии и длительной изоляции Австралии и Новой Гвинеи. Не найдено доказательств миграций в Австралию из Индии в голоцене. А вот европейская колонизация в конце XVIII века драматически снизила разнообразие коренных австралийских гаплогрупп.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы", посвященный анализу полногеномных маркеров ДНК - самых современных и наиболее информативных для анализа генофонда. В этой части описан метод анализа предковых компонентов и его отображение на геногеографических картах народов Европы

Следующий фрагмент книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен полногеномным и широкогеномным маркерам ДНК. Это самые современные и наиболее информативные методы анализа генофонда. В первой части главы показано, как выявляемая с их помощью генетическая карта Европы соотносится с географической картой.

Продолжаем публиковать фрагмент из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы», посвященный митохондриальной ДНК. В нем разбирается географическая и лингвистическая структурированность генофонда Европы, а также гаплотипическое разнообразие по мтДНК и эколого-генетический мониторинг.

Доклад доктора биол. наук Л.А.Животовского об изданной им книге «Неизвестный Лысенко» собрал аншлаг в Институте океанологии РАН. Собственно, не сам доклад, а последующее за ним обсуждение этой попытки реабилитации самой одиозной фигуры советской биологии. Свое мнение высказали и специалисты ненавидимой им генетики, и те, для которых драматические события, связанные с «народным академиком» прошлись по судьбам их семей.

В публикуемом фрагменте из книги О.П.Балановского «Генофонд Европы» речь идет об одной из трех систем для оценки геномного разнообразия – митохондриальной ДНК (мтДНК). Дается обзор изменчивости генофонда Европы по мтДНК и рассматриваются генетические взаимоотношения популяций в этом зеркале.

В статье обсуждается этимология названия города Суздаль, а также предлагается и обосновывается гипотеза происхождения ойконима Суздаль от реконструируемого гидронима Суздаль (Суздаля).

В новой статье команды Сванте Паабо представлены антропологические и генетические данные по двум образцам – двум зубам из Денисовой пещеры. Поскольку генетически подтвердилась их принадлежность к денисовскому человеку, а не к неандертальцам, число проанализированных геномов денисовцев теперь увеличилось до трех.

В докладе доктора филолог. наук О.А.Мудрака «Язык и тексты восточно-европейской руники» была представлена расшифровка и перевод рунических надписей памятников, найденных на территории Восточной Европы – от Днепра и Кавказа до Поволжья. Прочтение этих надписей привело к неожиданным заключениям относительно языка бытового и официального письма живших на этой территории народов. Почти все они оказались написаны на осетинском языке и очень немногие - на чечено-ингушском.

Масштабный научный проект по изучению генофонда (экзомов) коренного населения народов Урало-Поволжья, в том числе генофонда татар, поддержал экс-президент Минтимер Шаймиев. Проект вызвал шумиху среди татарских националистов и тех, кто приписывает ученым националистически ориентированные цели.

Последняя часть главы по древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящена Европе бронзового века. Анализируя палеоДНК, генетики подтверждают представления археологов, что бронзовый век был временем активных миграций и радикальных изменений образа жизни. Все большее количество древних геномов позволяет реконструировать направления миграций и связать генетические потоки с конкретными археологическими культурами.

Этот фрагмент из главы о древней ДНК книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" рассказывает о том, как с помощью изучения палеоДНК можно реконструировать очень важные процессы неолитизации Европы. В том числе, выяснить, какие древние популяции внесли вклад в формирование генофонда европейцев.

В следующем разделе главы о древней ДНК из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" мы узнаем о генетических исследованиях находок времен верхнего палеолита и мезолита на территории Евразии.

Очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" посвящен анализу древней ДНК. Охарактеризованы проблемы и перспективы направления, сложности лабораторной работы и наиболее успешные исследовательские коллективы. Обзор конкретных исследований начинается со среднего палеолита - с результатов анализа ДНК неандертальцев и денисовцев.

Секвенировав три древних генома (верхний палеолит и мезолит) из Грузии и Швейцарии, генетики предполагают, что популяция кавказских охотников-собирателей могла быть четвертым источником европейского генофонда. А ее генетический вклад был передан в Европу, Южную и Центральную Азию через миграции степной ямной культуры.

Публикуем отрывок из готовящейся к изданию книги проф. Л.С. Клейна "Хохлач и Садовый". В этом фрагменте разбирается вопрос об этнической принадлежности тех, кто оставил донские курганы. Исследователи высказывают разные предположения о том, кому принадлежали курганы: сарматам, аланам или аорсам. Автор останавливается и на том, кто такие аланы и почему разные народы стремятся приписать себе происхождение от них.

В этом разделе из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" описывается структура генофонда Европы в зависимости от двух факторов - географического положения и лингвистики. Европейские популяции объединяются в кластеры как по географическому, так и по лингвистическому принципу. Анализ этой структурированности дается на двух уровнях: межэтническом и внутриэтническом.

Публикуем очередной фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). В нем представлен обобщенный анализ генофонда Европы по всем гаплогруппам на трех уровнях: региональном, этническом и субэтническом.

Публикуем вторую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History) на конференции в Санкт-Петербурге. Во второй части В.Хаак рассказывает Надежде Маркиной о роли, которая играет исследование древней ДНК в реконструкции истории популяций, и о важности мультидисциплинарного подхода.

Публикуем первую часть беседы с генетиком, специалистом по древней ДНК Вольфгангом Хааком (Max Planck Institute for the Science of Human History), которая состоялась в Санкт-Петербурге. В первой части Л.С.Клейн и В. Хаак говорят о том, как по изучению древней ДНК специалисты предположили вклад древнего населения степей в европейский генофонд и с какими культурами они его связывают.

В бронзовом веке чума была вполне обычным явлением, хотя в то время чумная бацилла еще не научилась передаваться с блохами и не могла вызывать самую опасную разновидность болезни – бубонную чуму. Время возникновения Yersinia pestis и ее этапы на пути превращения в возбудителя смертельной болезни – все это ученые выяснили, прочитав геномы бактерий из древних останков человека.

Публикуем следующий фрагмент из книги О.П.Балановского "Генофонд Европы" . В нем представлены карты всех гаплогрупп Y-хромосомы, по которым есть надежные данные об их распространении в Европе. Этот фрагмент можно рассматривать как первую версию Атласа Y-хромосомы в Европе.

Публикуем статью С.В.Кончи, посвященную описанию снега и прочих зимних атрибутов в общеиндоевропейском лексическом фонде. Многие специалисты трактуют «зимнию» лексику как указание на расположение прародины индоевропейцев.

Вышел новый номер журнала Stratum plus, посвященный раннеславянской археологии Подунавья «Славяне на Дунае. Обретение Родины» . Его редакторы реализовали грандиозный замысел – собрали в номере почти всех наиболее крупных специалистов в этой области, выступивших с обзорными статьями.

Последняя серия карт генетических расстояний (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») от народов, ничем друг на друга не похожих – ни языком, ни географией. Но зато эти три генофонда окаймляют пространство народов, рассмотренных в пяти предыдущих сериях, и позволяют увидеть, насколько велики различия генофондов европейской окраины Евразии. Эти три этноса – албанцы, шведы, ногайцы - не только географически «расставлены» по трем «концам земли», но и генетически полярно различны, показывая масштаб разнообразия генофонда Европы.

В пятой серии карт (из книги О. Балановского «Генофонд Европы») мы видим степень близости к каждой из популяций Европы южных славян - македонцев, сербов, хорватов, боснийцев и герцеговинцев. Географически их объединяет принадлежность к Балканам, а генетическое своеобразие связывается с сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках.

Публикуем четвертую серию карт генетических расстояний на основе гаплогрупп Y-хромосомы из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы». Эти карты отражают генетический ландшафт северной окраины Балкан, где проживают разноязыкие народы, говорящие на языках трех лингвистических семей.

Эта серия карт очередного фрагмента из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает разнообразие Y-хромосомного генофонда Волжско-Уральского региона. Рассмотрена только полоса соседствующих популяций - Башкортостана, Татарстана, Чувашии и Мордовии. Но несмотря на их относительно небольшой суммарный ареал, генофонды оказались своеобразны и даже загадочны.

Следующий фрагмент из книги О.П. Балановского «Генофонд Европы» описывает своеобразие генофондов западных и восточных славян. Карты генетических расстояний обобщают разнообразие гаплогрупп Y-хромосомы и позволяют самим убедиться, насколько каждая точка в ареале Европы генетически близка к средним параметрам каждого из народов западных и восточных славян: их генофонды оказались настолько близки, что им хочется дать имя "генофонд северных славян".

Публикуем фрагмент из книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет в декабре 2015 г.). Карты генетических расстояний позволят своими глазами увидеть, насколько генофонд отдельного народа похож на все остальные генофонды Европы. Представлены карты первой из шести серий - "Народы Северо-Восточной Европы": от карел и вепсов, от эстонцев и коми, от литовцев и латышей, от северных русских и финнов.

Экспертное мнение проф. Л.С.Клейна на статью С.А.Григорьева "Еще раз о концепции Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова и о критических этюдах в индоевропеистике".

Представлены итоги проекта «1000 геномов». Секвенированы геномы и экзомы для 2504 индивидов из 26 популяций пяти регионов. Описано свыше 88 млн генетических вариаций. Создана модель реконструкции демографической истории популяций и найдены новые мишени естественного отбора.

Замечания проф. Л.С.Клейна, высказанные с позиций археолога, относительно изложения материала по древним геномам в новой статье команды Райха. С точки зрения эксперта в статье недостаточно внимания уделено принадлежности изучаемых образцов конкретным археологическим культурам.

В дополненной статье команды Дэвида Райха про исследование естественного отбора по древней ДНК более чем вдвое увеличилось число проанализированных древних геномов. В результате авторы пришли к новым выводам относительно генетического родства популяций, носителей основных археологических культур от раннего неолита до поздней бронзы.

Публикуем раздел книги О.П. Балановского "Генофонд Европы" (выйдет из печати в декабре 2015 г.), посвященный чрезвычайно важному в изучении истории народов вопросу - датировках миграций и других исторических событий. Автор описывает способы, которым решают его популяционные генетики, генетические генеалоги, а также останавливается на подходах "ДНК-генеалогии" А.А. Клесова, разъясняя их ошибочность и лженаучность.

В заметке описывается проект Лаборатории востоковедения и сравнительно-исторического языкознания Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС, связанный с формализацией генетической классификации языков.

Захоронение предполагаемых останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии Романовых - детей императора Николая II, отложено на неопределенное время. Поэтому предлагаем вновь открыть страницы непростой истории генетической идентификации костных останков из двух захоронений близ Екатеринбурга – именно эти генетические исследования убедили ученых в их принадлежности членам царской семьи. Это отражено в заключении межведомственной правительственной комиссии, но уголовное дело вновь открыто: предстоит повторная экспертиза. В ее преддверии итоги уже пройденного пути подвел директор Института общей генетики РАН член-корреспондент РАН Н.К. Янковский.

В статье дается краткая характеристика текущего состояния и актуальных проблем т. н. "ностратической" гипотезы, разработанной в 1960-е гг. В. М. Иллич-Свитычем и А. Б. Долгопольским и предполагающей дальнее генетическое родство между собой ряда крупных языковых семей Старого Света (как минимум - индоевропейской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской).

Впервые генетики секвенировали хорошо сохранившуюся в пещере древнюю ДНК с территории Африки, получив первый эталонный африканский геном. Сравнение этого генома с современными указал на масштаб евразийской обратной миграции в Африку, вклад которой составляет 4-7% в современных африканских геномах на всем континенте.

В Америке вышла книга британского философа Стивена Лича «Российские перспективы теоретической археологии. Жизнь и труд Льва С. Клейна». Клейна считают самым известным из современных российских археологов на Западе, его больше других переводили, но на деле знают о нем и его идеях очень мало.

На рабочем совещании по проекту "Российские геномы" присутствовали организаторы проекта и лидеры всех основных популяционно-генетических коллективов России. Предлагаем Вашему вниманию доклад О.П. Балановского, представленный на этой конференции. В нем, в частности, говорится, что планируемый в проекте анализ триад (отец, мать, ребенок) сокращает объем полезной геномной информации на одну треть, и поэтому вместо 1000 российских геномов фактически будет изучено 666 геномов.

О.П. Балановский отвечает А.А. Клесову на его рецензию статьи о генофонде балтов и славян. Тезисы А.А. Клесова о «подгонке генетических данных под лингвистику» и об отсутствии новизны оказываются взятыми с потолка. Примечательно, что критик выдает за выводы статьи то, что выводами совсем не является, и в то же время не замечает настоящих выводов. Очевидно, поверхностное знакомство со статьей, которую он берется рецензировать, рассчитано на таких же поверхностных читателей.

Древняя ДНК с Иберийского полуострова, показала, что генетически баски оказались потомками ранних европейских земледельцев и отчасти - местных охотников-собирателей. Представление об их длительной генетической изоляции подтвердилось.

Впервые генетикам удалось изучить древнюю митохондриальную ДНК Балканского полуострова – с территории Румынии. Это навело их на мысль о второй волне неолитической миграции в Центральную Европу через Балканы. Именно она внесла вклад в генофонд современных европейцев.

Йоганнес Мюллер – археолог, профессор Кильского университета (Германия), известный специалист по неолиту Европы, мегалитам и радиоугеродным датировкам. Публикуем его статью о проблемах воссоздания общественных идентичностей в археологии и генетике в переводе проф. Л.С.Клейна.

Профессор Гётеборгского университета Кристиан Кристансен дал интервью соредактору нашего сайта профессору Л. С. Клейну, В беседе специалистов подвергаются обсуждению некоторые заключения авторов статьи, вызывающие споры у археологов.

Эта наиболее полная работа по генофонду славянских и балтских народов подводит итоги многолетних исследований. Генетики и лингвисты проследили пути формирования генофонда всех групп славян и балтов одновременно по трем генетическим системам. Прослежено, какие местные популяции впитывал генофонд славян при их расселении по Европе: именно этот глубинный субстрат сформировал основные различия генофондов разных ветвей славян.

(краткий вариант)
Опубликована наиболее полная на сегодняшний день работа по изучению генофонда славян и балтов, в которой использован синтез генетики и лингвистики. При распространении по Европе славяне смешивались с местными популяциями, которые составили глубинный субстрат генофондов, отличающий разные ветви славян друг от друга.

Перевод статьи Кристиана Кристиансена, профессора университета Гётеборга в Швеции, ведущего специалиста по археологии бронзового века. В статье рассматриваются модели распространения индоевропейских языков в контексте социальных изменений, подтвержденных новыми археологическими данными.

Существуют различные точки зрения на прародину сино-кавказской языковой макросемьи (и включенных в нее дене-кавказских языков). Автор, развивая предложенную им несколько лет назад гипотезу локализации прародины дене-кавказской языковой общности в Восточной Евразии, предпринимает попытку показать, что и данные геногеографии приводят нас к такому же выводу.

В постсоветскую эпоху специалисты встретились с явлением, которое получило название «альтернативной истории». Что это за явление, чем оно вызвано, какими идеями оно питается и чему служит? Как специалистам следует на него реагировать? Об этом рассуждает доктор исторических наук В.А.Шнирельман.

Две статьи, вышедшие почти одновременно в Nature и Science, посвящены генетической реконструкции заселения Америки методами анализа полных геномов. Их выводы схожи. В статье команды Давида Райха (Nature), помимо основной миграции из Сибири, давшей начало всем коренным популяциям Америки, обнаружен – пока загадочный - «австрало-меланезийский след» у некоторых популяций южноамериканских индейцев. В статье команды Эске Виллерслева (Science) обнаружен тот же след, хотя его источник мог включать, кроме Австрало-Меланезии, еще и Восточную Азию.

Исследователи математически доказывают связь между лингвистическим и генетическим разнообразием в популяциях Европы. По их мнению, для изученных народов язык точнее, чем география, указывает на генетическое сходство популяций.

Группа исследователей из Калифорнии, применив передовые математические методы, получила для распада праиндоевропейского языка дату 6500–5500 лет назад, что соответствует гипотезе, согласно которой прародина индоевропейцев была в степи. Однако лексический материал, взятый ими для анализа, не выдерживает критики, поэтому достоверность результата в целом оказывается сомнительной.

В этой статье автор, профессор Л. С. Клейн, рассматривает ряд книг и статей по этногенезу, явно дилетантских, даже если их авторы и принадлежат к сословию ученых (обычно в науках, далеких от темы исследований). Украинские авторы упирают на украинское происхождение индоевропейцев, российские – на исключительную древность праславян и их тождественность с ариями.

Впервые по анализу древней ДНК удалось изучить, по каким генам и в каком направлении в популяциях Европы в последние 8 тысяч лет действовал естественный отбор. Под отбором находились аллели толерантности к лактозе, пигментации кожи и глаз, метаболизма, а также роста и веса.

Существует ряд методов обнаружения в геноме современного человека фрагментов ДНК, заимствованных из древних популяций. Среди них есть генетические варианты, имеющие приспособительное значение в изменившихся условиях внешней среды и оказавшиеся под положительным отбором.

В 2015 году вышла книга украинского профессора и членкора Украинской академии наук А. Г. Химченко с сенсационными выводами о прародине индоевропейцев. В рецензии на эту книгу профессор Л. С. Клейн оценивает ее как низкопробную халтуру, невысоко ставит и самого автора.

В геноме современного человека на территории Европы возрастом 37-42 тыс. лет найдено 6-9% неандертальской ДНК. Она была приобретена всего 4-6 поколений назад. Это означает, что метисация сапиенсов и неандертальцев случалась не только на Ближнем Востоке но и в Европе.

Критический анализ концепции происхождения индоевропейцев Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванова предлагает историк Сергей Конча, научный сотрудник Киевского университета им. Шевченко.

Генетики секвенировали 102 древних генома и обнаружили динамичную картину перемещений, смешений и замещений популяций Евразии в бронзовом веке. По мнению авторов это дает ключ к загадке распространения индоевропейских языков.

Генетики показали родство «Кенневикского человека» с популяциями американских индейцев, а не с полинезийцами и айнами, как первоначально решили антропологи.

Анализ полногеномных данных современной популяции Египта и других африканских популяций привел генетиков к выводу о преобладании северного пути (через Египет) при выходе Homo sapiens из Африки.

Исследование генофонда Индии по полногеномной аутосомной панели GenoChip указало на преобладание в нем юго-западноазиатского компонента. Также ученые выяснили, что генетический ландшафт Индии довольно точно совпадает с географическим и лингвистическим делением её населения.

Полное секвенирование Y-хросомомы в 17 европейских популяциях показало, что от 2,1 до 4,2 тысячи лет назад почти по всей Европе началась Y-хромосомная экспансия — резкое увеличение эффективного размера популяции по мужской линии.

Публикуем аналитический обзор дискуссии "Спор о прародине индоариев" от историка, востоковеда, специалиста по древним и современным коммуникациям В.А.Новоженова. В обзоре разбираются аргументы "за" и "против" автохтонной концепции происхождения индоариев и анализируются многочисленные артефакты, свидетельствующие о возникновении и развитии колесных транспортных средств.

Публикуем статью доктора истор. наук Ю.Е.Березкина о том, что изучение распространения фольклорных мотивов может стать источником данных о миграциях популяций.

Накопленные данные по частотам микросаттелитных гаплотипов Y-хромосомы позволили исследователям обнаружить 11 крупных родословных кластеров в Азии. Их основателей можно считать отцами-основателями современной азиатской популяции, наряду с Чингисханом (Тимучином) и Гиочангом.

Публикуем аналитический обзор доктора истор. наук Л.С.Клейна дискуссии о происхождении индоариев. В данном обзоре Л.С.Клейн представил все обсуждаемые гипотезы, их аргументы и контраргументы, приводимые участниками дискуссии.

Дискуссия, которая развернулась в формате комментариев к заметке на сайте «Полное секвенирование отдельной гаплогруппы измеряет мутации и выявляет миграции» http://генофонд.рф/?page_id=2536. Тема происхождения индоариев, которая лишь косвенно относится к предмету исследования генетиков, вызвала бурные дебаты между сторонниками разных гипотез.

Перепечатываем беседу профессора Е.В Балановской с главным редактором журнала "Панорама Евразии"(Уфа) А.Т. Бердиным. Чем занимается наука геногеография? И почему ей необходимо решительно отмежеваться от ненаучных джунглей ДНК-генеалогии А. Клесова? Чем чреваты попытки дилетантов писать "народную генетическую историю"? Какие субъективные и объективные факторы позволили допустить квази-науку в здание Президиума РАН на карачаево-балкарской конференции?

Скифы – один из немногих бесписьменных народов древности, от которых до нас дошли и самоназвание, и достаточно подробные и в целом заслуживающие доверия сведения иноязычных нарративных источников. Тем не менее происхождение скифов остается предметом споров.

Изучив 456 секвенированных Y-хромосом из популяций по всему миру, исследователи уточнили и дополнили Y-хромосомное филогенетическое дерево, определили скорость мутирования на Y-хромосоме и обнаружили резкое снижение эффективного размера популяции по Y-хромосоме в районе 10 тысяч лет назад.

Исследователи нашли, что в современных популяциях европейцев и азиатов циркулируют фрагменты ДНК, составляющие около 20% генома неандертальцев. У азиатов их оказалось больше, чем у европейцев. Некоторые неандертальские аллели в геноме Homo sapiens поддерживались положительным отбором.

На основе полного секвенирования Y-хромосомной гаплогруппы G1 российские и казахские генетики построили детальное филогенетические дерево, вычислили скорость мутирования и генетически обосновали генгеалогию казахского рода аргынов.

Публикуем сокращенный вариант ветви дискуссии о гаплогруппах, языках и этносах к статье «ДНК-демагогия Анатолия Клесова», опубликованной в газете «Троицкий вариант-Наука». Обсуждение актуальных вопросов, затронутых в дискуссии, представляет интерес не только для ее участников, но и для широкого круга специалистов.

Представляем фрагменты из презентации доктора физико-математических наук, академика РАН Евгения Борисовича Александрова, председателя Комиссии по борьбе с лженаукой РАН «Лженаука в XXI веке в России и мире».

Продолжаем публиковать фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам».

Публикуем фрагменты из статьи археолога, этнолога и антрополога, доктора исторических наук Виктора Александровича Шнирельмана «Излечима ли болезнь этноцентризма? Из опыта конструирования образов прошлого — ответ моим критикам», опубликованной в журнале «Политическая концептология» в 2013 году.

Урарту, скифы, аланы... Статья Л.С.Клейна в "Троицком варианте" о том, как народы бывшего Советского союза борются за право считаться потомками тех или иных древних народов.

«Битва за аланство» вспыхнула с новой силой. Некий анонимный документ, появившийся в интернете под видом резолюции карачаево-балкарской конференции 2014 года, уже привлек внимание общественности. Специалисты разбирают этот документ с позиций науки.

Впервые проведен полноценный тест современных филогенетических методов на лексическом материале лезгинской языковой группы.

Представляем интервью о проблемах этногенеза, опубликованное на сайте Полит.ру, с доктором исторических наук, археологом и филологом профессором Львом Самуиловичем Клейном и доктором биологических наук, генетиком и антропологом профессором Еленой Владимировной Балановской.

Слайд-доклад О.П.Балановского на междисциплинарной конференции в Звенигороде посвящен изучению древней ДНК, современных генофондов, а также сотрудничеству генетиков и этнографов.

Экспедиции в Крым проводились на протяжении четырех лет (2010-2013 годы) дружным международным коллективом – украинских и российских генетиков при активной поддержке и участии Меджлиса крымскотатарского народа и многих представителей крымских татар. Цель этой работы - реконструировать все составные части генофонда крымских татар.

Генетики изучили рекордное число образцов древней ДНК европейцев и нашли признаки миграции в центральную Европу из причерноморских степей около 4,5 тысяч лет назад. После появления новых генетических данных споры о происхождении индоевропейцев разгораются с новой силой.

Слайд-доклад Е.В.Балановской на междисциплинарной конференции в Звенигороде выявляет разногласия между генетиками и этнологами и предлагает конкретные шаги для их преодоления.

Чем занимается каждая из этих областей - популяционная генетика и генетическая генеалогия? На этот вопрос отвечают по-разному. В первом диалоге мы попробуем выяснить, как мы видим наши сферы действия.

Чем занимается популяционная генетика и генетическая генеалогия? На тот же самый вопрос, что и в первом диалоге, отвечают два известных представителя этих областей - Олег Балановский и Вадим Веренич.

Перепечатываем коллективную статью ученых в газете «Троицкий вариант-наука», обеспокоенных снижением иммунитета научного сообщества, допустившего дилетантское выступление А.Клесова на академическую трибуну.

В связи с выходом нового исторического журнала «Исторический формат», (о чем сообщил сайт Переформат .ру) мы обратились к историку О.Л.Губареву с просьбой прорецензировать те статьи этого журнала, которые близки его профилю.

Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015