Доска объявлений

«Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

Уважаемые коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика», которая пройдет в Санкт-Петербурге (октябрь 2018 года).

Информационное письмо № 1

 

Уважаемые коллеги!

Сообщаем, что Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН планирует проведение всероссийской научной конференции c международным участием

  «Piles of bones: палеоантропология, биоархеология, палеогенетика»

(К 90-летию И.И. Гохмана)

 Санкт-Петербург (МАЭ РАН) 8-15 октября 2018 года.

 

В рамках работы конференции предполагается обсуждение широкого круга проблем, связанных с изучением популяционной истории и образа жизни древнего населения земного шара.

Заявки на участие в конференции и темы докладов принимаются

до 30 января 2018 г.

Для заполнения заявки на участие необходимо перейти по ссылке

 

Секретарь оргкомитета: Е.Н. Учанева

электронный адрес  anthropology-spb@yandex.ru

контактный телефон +7 (981) 152-44-64

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

Тюменский научный центр СО РАН,

ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА

 Информационное письмо № 1

Уважаемые коллеги!

Институт проблем освоения Севера ТюмНЦ СО РАН

приглашает Вас принять участие в IV всероссийской конференции

 

«ЧЕЛОВЕК И СЕВЕР: АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ЭКОЛОГИЯ»

2-6 апреля 2018 года, г. Тюмень

 

В рамках конференции предполагаются следующие секции:

  1. Древнейшие свидетельства заселения, освоения Северной Евразии и адаптации к северной биосфере (новые археологические и антропологические данные, древние технологии и производства, стратегии освоения территорий и др.)
  2. Проблемы этнокультурного взаимодействия в исторической динамике (этнология, социокультурные сообщества на Севере; арктическая урбанистика; землепользование, системы передвижения и восприятия пространства у народов Севера и др.)
  3. Биоразнообразие и динамика природных комплексов Севера (видовое, экосистемное и ландшафтное разнообразие Севера, его естественная и антропогенная трансформация, экологические последствия освоения Севера, рациональное природопользование, особо охраняемые природные территории и др.)

 

Заявки на участие с указанием направления и темы доклада принимаются в электронном виде до 15 ноября 2017 г. (см. приложение)

Убедительно просим вас прислать предварительные темы докладов в срок, это необходимо для составления предварительной программы и важно для заявки на грант РФФИ.

 

Сбор материалов для публикации продлится до 1 февраля 2018 г.

Материалы конференции (объем статьи 10-12 тыс. знаков) будут размещены постатейно в eLIBRARY и индексироваться в РИНЦ.

 

В работе конференции предусмотрена культурная программа с экскурсией в Тобольский кремль с заездом в музей Григория Распутина в селе Покровском, возможно посещение целебных горячих источников Тюмени

 

Если у Вас есть вопросы или нужна дополнительная информация, пожалуйста, обращайтесь:

homo-nord@rambler.ru или (3452) 40-63-60.

Текущая информация будет отражаться на сайте http://ipdn.ru/nauchnye-meropriyatiya/chelovek-i-sever/

 

С уважением, Оргкомитет


Заявка участника

IV Всероссийской конференции

«Человек и север: антропология, археология, экология», 2018

 

ФИО (полностью), ученая степень, звание Название организации, город,телефон e-mail № Секции Предварительное название Соавторыи их e-mail Форма доклада(устная / постер)

 

Название файла заявки должно включать номер секции + имя первого автора (образец: секция 2.Петров)

Пожалуйста, отсылайте заявку только на адрес конференции homo-nord@rambler.ru

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания» (V Герасимовские чтения)

ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ им. Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЯ РАН

ЦЕНТР ФИЗИЧЕСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ ИЭА РАН

КАБИНЕТ АНТРОПОЛОГИИ им. В.П. АЛЕКСЕЕВА

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. К.А. ТИМИРЯЗЕВА

Международная научная конференция

«Человек эпохи камня, его материальная культура и среда обитания»

(V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ)

Москва

13–15 ноября 2017 г.

 

Информационное письмо №2

 

Дорогие коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Михаила Михайловича Герасимова (1907–1970).

Конференции, посвященные автору метода пластической портретной реконструкции – выдающемуся антропологу и археологу, мы проводим каждые пять лет совместно с различными организациями, с которыми в той или иной степени была связана его жизнь и научная деятельность – Государственным Дарвиновским музеем, Государственным Биологическим музеем им. К.А.Тимирязева (Москва), Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Институтом истории материальной культуры (Санкт–Петербург), Иркутским государственным университетом.

V ГЕРАСИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, которые в 2017 г. пройдут в Государственном Биологическом музее им. К.А.Тимирязева, предполагают следующие направления работы:

  1. Эволюционная антропология и палеолитоведение – старые проблемы и новые тенденции;
  2. Палеогеография и археология эпохи камня – от анализа к синтезу;
  3. Палеоантропология Евразии – факты и интерпретации;
  4. Пластическая реконструкция лица по черепу – традиции и инновации.

 

Прием заявок на конференцию продлен до 15 июня 2017 г.

Заявка должна содержать название доклада, ФИО автора (-ов) полностью, название учреждения, ученую степень/звание, контактные данные.

 

Заявки просим присылать по адресу gerasimovskie-2017@yandex.ru

 

C уважением, Оргкомитет

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", оставьте свой электронный адрес:


Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Словарик / Черняховская культура

Черняховская культура

Черняховская культура — археологическая культура развитого железного века, в частности позднеримского времени (II – IV веков н. э.), на территориях лесостепной и частично степной Украины, Молдавии и Румынии. Сменяет зарубинецкую культуру, с которой имеет много общих черт – вместе они относятся к культурам, известным прежде всего по своим специфическим бескурганным могильникам – полям погребений или полям погребальных урн (нем. Urnenefelder). Открыта, как и зарубинецкая, тем же археологом-любителем, который открыл и трипольскую культуру, – чехом по происхождению Викентием Хвойкой, в начале ХХ века и названа по селу Черняхов Киевской губернии (ныне области на Украине), где Хвойка обнаружил ее первые находки. В Румынии черняховскую культуру именуют Сынтана-де-Муреш по названию села в трансильванском районе Муреш, где найдены остатки поселений и грунтовые (бескурганные) могильники этой культуры.

 

new-1

Культура эта тянется от нижнего Дуная и Карпат до нижнего и частично среднего Днепра, по Восточной Румынии, Молдавии и югу правобережной Украины, прилегая на значительном протяжении к берегу Черного моря, переходит через Днепр и на левобережной Украине доходит до верхнего Донца. На Дунае она граничила с римской империей. На севере, в Среднем Поднепровье, с ней соседствует культура, в которой видят переживание зарубинецкой и называют киевской (не очень удобно: путаница с великокняжеской). На северо-западе, в Прикарпатье, к ней примыкают две культуры, протянувшиеся по Польше узкими полосами с берегов Балтики – вельбарская и, южнее, пшеворская.

Особый интерес к этой культуре вызван не только тем, что она археологически богата (поставляет много эффектных музейных экспонатов – высококачественную посуду, фибулы, украшения), но и спорами о роли и месте ее носителей в истории — были то предки славян или то были германцы-завоеватели – готы.

Состав культуры. В культуре этой известны сотни памятников, и многие из них раскопаны – как могильники, так и поселения.

рис330

Кувшин. Источник: «Украiна: хронологiя розвитку», т. 1, Киiв, КВIЦ, 2008.

Могилы не имеют внешних знаков (насыпей и т. п.), потому их и назвали «полями погребений», но какие-то знаки все же должны были в древности отмечать могилы, так как они не повреждают одна другую. В черняховской культуре сосуществовало два погребальных обряда: трупоположение (ингумация) и трупосожжение (кремация). При ингумации погребенные черняховцы лежат в узких овальных ямах вытянутыми на спине, с руками вдоль туловища, головою чаще на север (т. е. лицом на юг). Нередко сохранность скелета нарушена еще при похоронах (это некий ритуал). Кремация же производилась не в могиле, а где-то на стороне, и в яму кости ссыпаны кучкой или положены в глиняную урну, иногда прикрытую другим сосудом. Погребения сопровождаются погребальным инвентарем: сосудами (очевидно, с напитками и пищей), костями животных, железным ножом при них, оружием, украшениями личного убранства, предметами конского убора, монетами и т. п.

Погребальному обряду и всему типу подобных культур придала название («поля погребений») кремация на стороне, но в черняховских могильниках преобладало как раз не трупосожжение, а трупоположение (ингумация), особенно часто этот обряд применялся для властных особ. Такие трупоположения отличались большими размерами могильной ямы и богатством инвентаря (стеклянные импортные бокалы, наборы для игр и т. п.).

рис327

Посуда черняховской культуры. Источник: «Археологiя Украiнськоi РСР», т. III. Киiв, Наукова думка, 1975

Керамика очень богатая и совершенная по сравнению с окружающей – более ранней и более поздней (но разумеется, не с античной – римской и греческой). Для местного развития большим прогрессом было, что она в значительной части сделана на кругу, то есть это керамика кружальная, а значит, гончарная. Гончарное ремесло уже выделилось, как и другие. Имеется две группы гончарной посуды: а) кухонные и другие хозяйственные горшки с грубо шероховатой поверхностью (и с примесью дресвы, то есть толченого камня в тесте) и б) столовая посуда из серой хорошо отмученной глины и с блестящей пролощеной поверхностью: миски, кувшины, кубки. Но есть и немного лепной посуды – из глины с примесью шамота (толченых черепков старой посуды). Наконец, есть и импортная амфорная тара из греческих и римских городов и стеклянные сосуды.

В большинстве черняховских поселений гончарная керамика (сделанная на кругу) преобладала над лепной, а обжигалась в специальных двухъярусных горнах – они найдены в двух десятках поселений. Отличалась черняховская посуда чрезвычайным разнообразием форм: горшки, миски, кубки, кувшины, чарки, чаши, вазы с тремя ручками. Серая столовая посуда сочетает лощеную поверхность с матовыми полями, что придает ей особую нарядность.

рис328

Предметы туалета и украшения памятников черняховской культуры. Источник: «Археологiя Украiнськоi РСР», т. III. Киiв, Наукова думка, 1975

рис331

Серебряные фибулы и пряжка черняховской культуры. Источник: «Украiна: хронологiя розвитку», т. 1, Киiв, КВIЦ, 2008.

Инвентарь погребений вообще сравнительно богат: кроме качественной керамики имеются стеклянные кубки, горбатые костяные гребни, у женщин металлические (бронзовые, иногда серебряные) фибулы арбалетного типа – ими одежда скреплялась на плечах. Из оружия — длинные двулезвийные мечи, кинжалы, боевые топоры, наконечники стрел и дротиков. Ближайшие аналогии – в пшеворской культуре. Из туалетных принадлежностей – бронзовые двулезвийные бритвы.

Черняховские памятники располагались на удобных для земледелия почвах. Поселения представляют собой небольшие неукрепленные селища, вытянутые улицами на солнечных берегах небольших речек. Дома были большими (некоторые наземные превышали по площади 100 квадратных метров), принадлежа, вероятно, большим патриархальным семьям. Жилища сооружались без фундамента — деревянные каркасы (из жердей) оплетались лозой и обмазывались глиной, есть и полуземлянки, а пол обычно глиняный или просто утрамбованная земля. В жилищах устроены каменные или глиняные очаги. Строения делятся на жилые с печами, клети для хранения припасов и хлевы для скота. Возле домов располагались хозяйственные постройки, а среди них хозяйственные ямы (хранилища запасов), иногда глубиной до трех метров.

рис329

Орудия из памятников черняховской культуры. Источник: «Археологiя Украiнськоi РСР», т. III. Киiв, Наукова думка, 1975

О земледельческом хозяйстве говорят наральники узколезвийные и широколезвийные, чересла, серпы и косы. Население выращивало ячмень, просо, пшеницу, коноплю.

По сравнению с предшествующими культурами этой местности в черняховской виден явный подъём земледелия: усовершенствованы плуг и рало с железными наконечниками; состав культурных злаков расширен; под пашню освоены значительные площади. Земледелие было подсечным и переложным. Зерно мололи на зернотёрках. Урожай сохраняли в ямах или в больших глиняных сосудах — «зерновиках». Основу стада составляли крупный рогатый скот и лошади (волы и лошади использовались, вероятно, и как тягловая сила при пахоте); содержали также мелкий рогатый скот, свиней и домашнюю птицу – кур и др.

Поселки были неукрепленными, но по границе ареала черняховской культуры сохранились до нашего времени длиннющие – на много километров – валы (их называют Змиевыми и Траяновыми). Это говорит о том, что жизнь внутри сообщества была упорядоченной и безопасной, а оружие требовалось для отражения внешней опасности. Это характерно для общества государственного типа, с единой властью.

рис332

Предметы Черняховской культуры клада из Пьетроаса. Источник: Г. Б. Федоров и Л. Л. Полевой. Археология Румынии. М, Наука, 1973.

О торговле с античными центрами свидетельствуют импортные предметы: амфоры – тара для вина и оливкового масла с юга, стеклянные кубки, краснолаковые сосуды. Римская монета (сестерции) использовалась во внешней и внутренней торговле – своей не было. На черняховской территории известно более тысячи монетных кладов – всё это римские деньги. Некоторые черты черняховской культуры сложились под несомненным влиянием римской цивилизации – виды оружия и в целом военное дело, меры веса и, вероятно, другие меры, технические достижения, формы власти и общественного устройства, искусство и прочее.

Обнаружено множество вещей, импортированных из Римской империи. Но значительная часть артефактов изготовлялась в границах самой культуры. Черняховские мастера – кузнецы по железу и бронзе, каменотесы, косторезы -работали преимущественно на заказ и лишь частично на рынок. Украшения производились из бронзы, серебра и золота, а также из полудрагоценных камней, янтаря и стекла. Черняховские ювелиры применяли зернь и скань. Художественно оформленные фибулы изготовлялись местными мастерами, как и гривны, браслеты, височные кольца, ременные бляхи.

Историческая и этническая идентификация. Хвойка, археолог-самоучка, был энтузиастом в поисках предков славян и, естественно, воспринял новую культуру вместе со второй культурой полей, более ранней (зарубинецкой), как предков славян. В первых обобщениях А. А. Спицын, известный систематизатор российской археологии, принял эту идею: ему, видимо, по характеру его подготовки не хватало знаний европейской науки.

Между тем, по времени и территории черняховская культура точно совпадает с государством, которое было основано в начале III в. н. э. готами, прибывшими сюда с Балтики, и сметено гуннами в конце IV века. Всё это описано у готского историка VI века Иордана. Он сообщает, что готский король Германарих подчинил местные племена и готское государство просуществовало два века (III и IV). Даже после гуннского нашествия в 374 году н. э. и гибели Германариха еще некоторое время преемник Германариха Винитарий подавлял славянские восстания. Затем готы окончательно ушли, частью на запад, продвинувшись вплоть до Испании, а частью укрылись в Крыму, где еще в XIV веке звучал готский язык.

Еще в XIX веке в ареале Сынтана-де-Муреш был найден у с. Пьетроаса клад золотых предметов IV или V века, периода разгрома готского государства, состоявший из 22 предметов, из которых дошло до археологов 12: огромное блюдо с фигурками богов, чаша с двумя ручками в виде леопардов, фибулы в виде курицы и цыплят и др. На обломках золотой гривны читается руническая надпись: «Это есть священная собственность готов».

На этом основании, а также по аналогиям инвентаря и способа погребений, классик немецкой археологии Пауль Рейнеке (первая половина ХХ века) определил черняховскую культуру как германскую. По происхождению она явно связана с вельбарской культурой, которая протянулась узкой полосой от Балтики до Карпат через всю Польшу и очень хорошо совпадает именно с движением готов в берегов Балтики к Причерноморью. Кстати, среди подвесок имеются «молотки Тора», а большие длинные дома – этнографическая черта ранних германцев. Бритвы тоже не характерны для славян, по традиции очень ценивших свои бороды. Славянские женщины не носили одежды, скреплявшиеся застежками (фибулами) на плечах – это была более западная одежда.

Вообще поля погребений (или погребальных урн) появились в позднем бронзовом веке именно в Центральной Европе (ок. 1300 г. до н. э.) и с тех пор существовали там прежде всего.

В послевоенное время советский академик Б. А. Рыбаков, заработавший высокий авторитет на выявлении высокоразвитого ремесла Древней Руси, включил черняховскую культуру как самую богатую на украинской территории для этого времени основным звеном в славянский этногенез. Он выступил с концепцией, по которой украинские поля погребений (зарубинецкая и черняховская культуры) были признаны раннеславянскими. Ему тоже не хватало знания европейских древностей, но у него не было и желания их узнать. Это позволило ему построить многотысячелетнюю преемственную и непрерывную историю славянского земледелия на украинской земле (воспринимавшейся тогда как российская, отечественная), – от трипольской культуры медного века через весь бронзовый век, через земледельческо-скифскую, зарубинецкую и затем черняховскую культуры к культуре Киевской Руси. Правда, при этом получался необъяснимый упадок – возвращение от очень высококачественной черняховской керамики к весьма грубой и однообразной славянской, исчезновение такого вида оружия как мечи и т. д. Но подыскать причины при желании можно, а Рыбаков был очень талантливым и изобретательным человеком. Его концепция принималась охотно ведущими советскими идеологами, потому что воспринималась как патриотическое опровержение немецких претензий на территории (а между тем право народа не землю, на которой он живет, вовсе не зависит от того, кому эта земля принадлежала в древности, кто на ней жил или живал когда-либо, иначе венгров нужно было бы выселить из Венгрии, турок – из Турции и т. д.).

Точно такая же концепция автохтонного этногенеза славян была построена в Польше, только там этногенез славян шел от лужицкой культуры Польши через пшеворскую и вельбарскую к государству Пястов и попутно осуществлял миграцию на Украину.

Концепцию Хвойки –Рыбакова с энтузиазмом подхватили многие московские и украинские археологи, а чтобы перекрыть многовековой разрыв между черняховской культурой и культурой Киевской Руси, они старались всячески продлить существование этой культуры на несколько веков, подтянуть ее к Киевской Руси, перекрыть зияющий провал. Когда появились сведения о пражской культуре VI – VII веков, возникала гипотеза о перерастании черняховской в пражскую культуру, однако керамика этих культур не просто знаменовала бы неимоверный упадок, но и сильно разнится по всем параметрам, как и вся культура.

Ленинградские археологи осторожно возражали. Возражения переросли в разгромную критику после падения советской власти. Сначала отпали самые древние звенья – трипольцы и скифы, потом зашаталось и все здание. Падение построенной советскими академиками Б. Д. Грековым – Б. А. Рыбаковым автохтонной концепции славянского этногенеза на Украине вызвало поиски концепции, более близкой к фактам, но щадящей задетое этническое самолюбие восточных славян. Большинство археологов приняло компромиссную точку зрения — что черняховская культура была полиэтничной. Помимо германцев, здесь жили и другие народы – на Дунае фракийцы, даки и геты, в степях Украины — ираноязычные сарматы, в лесостепях – анты-славяне. То есть в ее составе оказались и славяне, и сарматы, и даки, все они скрывались под готской вуалью, а по ее исчезновении восстановили свой облик, и каждый из этих народов вправе включить черняховцев в свои предки. Это мнение археологи подтверждали ссылками на локальные особенности в культуре.

Академик В. В. Седов основным населением черняховской культуры считал славян-антов (на севере), скифо-сарматов (на юге), фракийцев (на юго-западе) и балтов (на север-востоке). Германский же (вельбарский) компонент, по его мнению, сосредоточен в Пруто-Днестровском междуречье (там их и знают исторические источники) и в небольшом количестве в Нижнем Поднепровье. Поскольку он считал пшеворскую и зарубинецкую культуры раннеславянскими, он считал, что их проявления в черняховской говорят о ее принадлежности в основном к ранним славянам. Однако в пшеворских погребениях полно оружия – куда оно потом девалось в пражской культуре, действительно славянской? Государство готов Ойум он вообще отодвигал в район Полесья, ограничивая Ойум Пинскими болотами. Хотя название по болотам для государства странное – гораздо более вероятно оно мотивировано прилеганием к Черноморским берегам.

В конце ХХ века сложилась группа археологов, которая в основном вернулась к трактовке П. Рейнеке, продолженной мюнхенским же археологом Иоахимом Вернером. Это в Петербурге М. Б. Щукин, а в Польше Казимеж Годловский, ныне покойные. Они сравнивали культуру черняховскую с вельбарской (культурой готов от Балтики до Карпат), а ту — с другими германскими и приходили к выводу, что кто бы ни втянулся в государство Ойум, но тон в нем задавали готы. В России особенный вклад в разрушение этой искусственной схемы внес ленинградский-петербургский археолог Марк Борисович Щукин (Эрмитаж), детально изучивший черняховскую культуру и смежные с ней культуры Польши и Германии и сопоставивший их с известиями древних писателей о германцах на Востоке Европы – готах, тайфалах, герулах, гепидах, вандалах, возможно не чисто германских бастарнах. Ныне реальную историю движения этих народов изучают ученики Щукина.

Антропологи отмечают значительные миграционные потоки из районов Центральной и Северной Европы, а черняховское население по своим антропологическим параметрам близко к населению вельбарской культуры (то есть готам от Балтики до Карпат) и содержит кельтский и балтский антропологические типы. Сравнить с антропологией пшеворской и зарубинецкой невозможно, потому что в тех культурах господствовала кремация.

Прежняя убежденность археологов в совпадении археологической культуры с этносом действительно пошатнулась. Но нет и противоположной убежденности: культура не обязательно полиэтнична, даже если и распадается на локальные варианты. Что в крупные культуры типа черняховской входили субстратом многие местные племена (например, сарматы), это несомненно, но были ли среди них славяне, сказать невозможно. Никаких признаков этого нет. Что славяне были где-то поблизости, также несомненно: в славянской речи оказался ряд готских заимствований.

Лингвисты же подсказывают, что именно во времена существования черняховской культуры праславянский язык заимствовал из готского ряд слов германского происхождения и важного культурного значения: военные – полк, хоругвь, торгово-денежные – купить, кусить (пробовать), лихва (проценты, рост), гобино (обилие), названия животных — лев, осел, верблюд, прочие – лечить, лек (лекарство), лесть, ужас, ужасать. Похоже, что от них получены и другие германские слова из тех же категорий, хотя они и не имеют четкого готского звучания, лишь общегерманское: броня, скот (деньги, имущество, потом уже скотина), мыто (пошлина), имена Цесарь, Христос, слово крест.

Но готская власть (очевидно, и влияние) распространялись, если верить Иордану, шире, чем черняховская культура (например, на мерю, мордву, чудь и эстов). Скорее, славян нужно искать в какой-то (или каких-то) из смежных более северных культур.


Другие слова

А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • К • Л • М • Н • О
П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Э • Ю • Я
Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015