Доска объявлений

«Генетика человека и патология» 20-22 ноября 2019 г. Томск

Уважаемые коллеги!

Научно-исследовательский институт медицинской генетики Томского
НИМЦ информирует о проведении XII научной конференции «Генетика
человека и патология: Актуальные проблемы клинической и молекулярной цитогенетики».
Конференция состоится 20-22 ноября 2019 года в г.Томске
и будет посвящена памяти член-корреспондента РАМН, профессора Сергея Андреевича Назаренко.

Традиционно конференции «Генетика человека и патология» становятся ярким событием в научной жизни медицинских генетиков России, ученых, занимающихся вопросами генетики человека, врачей, лабораторных генетиков, клинических ординаторов, аспирантов.
Конференция 2019 года будет посвящена обсуждению современных трендов и достижений в области цитогенетики, в том числе тех ее направлений, которые были предметом научных исследований профессора С.А. Назаренко – организатора и первого руководителя лаборатории цитогенетики НИИ медицинской генетики.
В программе конференции запланированы пленарные лекции ведущих специалистов института и других генетических учреждений России, школы и мастер-классы по современным технологиям молекулярно-генетической диагностики, ассоциированные научные симпозиумы, выставка лабораторного и медицинского оборудования, расходных материалов и лекарственных средств, применяемых в научных исследованиях, диагностике и лечении наследственных заболеваний.
Состоится традиционный конкурс молодых ученых: лучшие докладчики будут отмечены дипломами и призами.
Планируется регистрация мероприятия в системе непрерывного медицинского образования.

ВАЖНЫЕ ДАТЫ:
до 15 февраля 2019 г. — заявить тему устного доклада
c 1 марта по 18 ноября 2019 г. — регистрация участников
до 15 марта 2019 г. — срок подачи тезисов
до 1 мая 2019 года – срок подачи статьи

Более подробную информацию о конференции можно получить на сайте
НИИ медицинской генетики Томского НИМЦ
http://www.medgenetics.ru/conference/conference2019/conference2019HGandP/

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Словарик / Колоколовидных кубков культура

Колоколовидных кубков культура

Культура (комплекс, традиция) колоколовидных кубков (Bell Beaker Culture) относится к позднему неолиту (энеолиту, халколиту, медному веку) – раннему бронзовому веку Европы, преимущественно Западной, даты 2800/2600 – 1800 до н. э. В Британии нередко именуется культурой кубков (Beaker Culture). Выделена в начале ХХ века британским археологом Джоном Эберкромби (Abercromby), но еще в начале XIX века Ричард Колт Хор отметил колоколовидные кубки. По своему значению эта культура рассматривается как западная параллель культурам шнуровой керамики, занимавшим в то же самое время Центральную, Северную и Восточную Европу. Однако культура колоколовидных кубков (сокращенно ККК) примерно с 2400 г. распространяется и в Центральной Европе (в Среднем Подунавье) и даже заходит в Польшу и в Нижнее Подунавье, а колоколовидные кубки встречаются в среднеднепровской культуре Украины. Никогда ранее, да и позже на этой огромной территории не было столь явного господства единого комплекса.

400px-Beaker_culture_diffusion.svg

Распространение культуры колоковидных кубков. Карта из книги Стюарта Пиготта (Stuart Piggott) «Ancient Europe», 1979.

 

Как и культуры шнуровой керамики, ККК известна в основном по погребениям, хотя и поселения ныне обследованы.  Поселения на холмах, в труднодоступных местах, естественно защищенных, жилища в них овальные, редко расположенные.

Погребения этой культуры (в ямах, гротах, каменных ящиках) резко отличаются от предшествующих неолитических погребений Западной Европы: те – коллективные и безоружные, а эти – индивидуальные, скорченные на боку и с вооружением, как в культурах шнуровой керамики, но лишь иногда подкурганные, иногда с кремацией. Как и в культурах шнуровой керамики тут попадаются черепа с трепанацией (круглые отверстия, которые некоторые археологи считают не трепанацией, а следами ударов обушками  боевых топоров-молотов).

Но вместо каменных боевых топоров-молотов, проушных, полированных, характерных для культур шнуровой керамики, в погребениях ККК часто присутствует треугольный медный кинжал с широким черенком. В некоторых случаях это лезвие не кинжала, а алебарды (в одном случае найдено прямо укрепленным заклепками на длинной рукояти). Другим оружием был лук, от которого в погребениях остаются четырехугольные каменные или металлические плакетки с отверстиями по углам — наручные щитки, предохраняющие запястье руки, держащей лук, от удара тетивой. Треугольные наконечники стрел сделаны из кремня и на противоположном от острия конце имеют три выступа: черешок и две зазубрины по краям. Для находок в ККК характерны также конические пуговицы из кости или камня, перфорированные V-образно. Особый вид украшения — золотая лунула (полумесяц).

800px-Vaso_Campaniforme_Ciempozuelos

Кубок из Сьемпосуэлос. Источник: https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=558453

Опознавательным признаком этой культуры в керамике является кубок, похожий на перевернутый колокол, сплошь покрытый горизонтальными рядами гребенчатого орнамента или (уже под влиянием культур шнуровой керамики) шнурового орнамента, в двух местностях (Бретань во Франции и Южная Португалия) четко разделенными полосами («морской стиль»). В погребениях эти кубки более всего содержали опьяняющие напитки (Э. Шеррат/Sherratt 1987, в ряде случаев зафиксированы следы от пива и меда – Элиза Герра Доче/Doce 2006), но применяли их и для пищи, и для плавки металла, а также в качестве погребальных урн. Кроме кубков керамика состоит из  чаш на четырех или пяти ножках и кувшинов. Вся керамика выполнена из высококачественной глины с примесью песчаника, покрыта коричнево-красным или черным ангобом с последующим лощением (ангоб — жидкая глина другого цвета, наносимая на поверхность сосуда до обжига).

Население занималось скотоводством, сочетая его с охотой, иногда находят и признаки земледелия. Металлическое производство весьма развито – из испанских и из чешских руд.

index

Источник: http://bellbeakerblogger.blogspot.ru/2014_11_01_archive.html

О происхождении ККК споры среди археологов не прекращаются. Спорят о характере распространения комплекса: миграция сплошного массива — завоевание, или распространение групп воинов, или массовое и длительное проникновение отдельных семей, или вообще только диффузия идей в ходе торговых и иных контактов. В первые полвека исследования ККК господствовала идея миграции, и все говорили о «народе колоколовидных кубков», распространяющем медное оружие.  Сначала марксизм с его идеей повсеместной автохтонности, затем в 1960-е Новая Археология внесли догадку, что двигались идеи и типы, а не народы. Это коснулось и ККК (Колин Бёрджес/Burgess и Стив Шеннан/Shennan в статье 1976 г.). Погребения этого рода стали рассматривать как надкультурный феномен – могилы меньшинства: воинов-завоевателей или торговцев металлом или деятелей культа. Но в последние десятилетия успехи генетики и стронциевый анализ мест первоначального обитания древних индивидов вернул археологов к идее миграции (из 86 погребенных в могилах ККК Баварии до четверти происходило из других местностей – Дуглас Прайс и др. 1998), но не народов, а множества небольших групп. Так, видные археологи (француз Лемерсье, например) отстаивают идею проникновения небольших групп воинов и металлургов с аккультурацией местного неолитического населения.

Спорят и о первоначальной территории. Предлагались Центральная Европа (Childe 1925), Юго-Восток Франции (Clarke 1970), Сицилия (Guilaine 2004).  Но наибольшей популярностью вначале пользовалась идея о распространении с Иберийского полуострова (Дель Кастилло Юррите/Del Castillo Yurrite 1928, П. Босх-Жимпера/Bosch-Gimpera, Барри Канлиф/Cunliff 2010, Хамфри Кейс/Case 1993, 2001, 2007), где и должна была возникнуть металлургия, характерная для ККК. Нашли там и прототипы в виде кубков Копоз и даже некие корни в керамике Северной Африки – Марокко (Дж. Л. Форд-Джонстон /Forde-Johnston 1959, Г. Б. Адамс/Adams 1975). Но эта линия происхождения касается только кубков «морского стиля».

Beakerculture

Объекты культуры колоколовидных кубков. Автор: José-Manuel Benito Álvarez, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=558453

Что касается остальных кубков, то их выводят из северных районов – Нидерландов, с берегов Нижнего Рейна (следом за Дж. Н. Лантинг/Lanting и Дж. Д. Ван дер Ваальс /Van der Waals 1974, это проделали Вандер Линден/Vander Linden 2006, Гарри Фокенз/Fockens и Франко Николис/Nicolis 2012). Там просматривается постепенное возникновение этой культуры из местных корней и там можно увязать происхождение культуры с культурами шнуровой керамики и воронковидных кубков, а тем самым с одной из концепций происхождения индоевропейцев. Но как раз Лантинг и Ван дер Ваальс не считали Нидерланды исходным регионом. Они считали, что «голландская модель» применима ко многим районам, что во многих регионах можно также проследить постепенную эволюцию кубков из местных форм.

В последнее время происхождение каждого компонента ККК часто рассматривают порознь, отдельно, из разных регионов, полагая, что они сплавились где-то на Нижнем Рейне и оттуда стали распространяться. Все вместе эти компоненты (индивидуальное погребение с оружием, колоколовидный кубок, медный кинжал, пуговица с V-образной перфорацией, каменный щиток на запястье и некоторые другие) формируют так называемый «пакет» или комплекс колоколовидных кубков (Bell Beaker Package или Bell Beaker Set), который определил облик различных культурных групп, втянутых в одно культурное развитие. Понятие «кубкового пакета» (beaker package) ввел Стив Шеннан, утверждая этим, что нет культуры колоколовидных кубков , а только набор вещей для погребений, распространяемый среди элит. Культуры же низов в каждой местности свои. А медь приобрела важное значение только на позднем этапе кубков. Но цельный пакет находят только в Центральной Европе.  Оливье Лемерсье из Бургонского университета (Дижон, Франция) разделяет два типа памятников ККК: в одних господствует керамика ККК, в других колоколовидных сосудов немного, а преобладает керамика местной неолитической традиции.

Вещи из «кубкового пакета » — это символы престижа. Полагают, что колоколовидные кубки  столь стандартизированы потому, что служили для ритуального потребления алкогольных напитков на пиршествах, сплачивавших общество Шеррат/Sherratt  1987, Дитлер/Dietler 1990). А оружие (кинжалы и луки) было скорее символическим, чем употребительным в бою: на нем нет следов употребления (Вудвордс/Woodwards et al 2001), оно (кинжалы) и неудобно для боевого употребления (Робертс/Roberts 2008), а количество следов ранений на костях погребенных позднего неолита намного превышает такое количество периода кубков (Guilaine & Zammit 2001).

Но антропологи описывают «народ кубков» как резко отличающийся от предшествующего населения Западной Европы. Это высокие с мощным костяком широколицые брахицефалы. Жоселин Десидери исследовала преемственность по строению зубов и нашла, что только в Северной Испании и Чехии люди ККК имеют местные корни, а в остальных местах (Франция, Швейцария, Венгрия) преемственности нет.

Генетики заметили, что с ККК связана Y-гаплогруппа R1b-M269 с пиком ее частоты в области басков. В ранних исследованиях (около 2000 г.) они полагали, что это говорит о немедленном послеледниковом заселении Европы. Однако уже десятилетием позже генетики понизили возраст этой гаплогруппы в Западной Европе до позднего неолита, а последние исследования Д. Райха, В. Хаака и др. говорят о том, что эта гаплогруппа маркирует миграции популяций с Востока, из степей — от ямной культуры, что ничем археологически пока не поддерживается, кроме принципиальной смены погребального обряда на индивидуальный с вооружением и внедрением кургана.

Что до митохондриальной гаплогруппы, то здесь аналогичную роль играет гаплогруппа H (ее носители — до 40% всех женских образцов из ККК). Возникнув на Востоке ок. 28 – 23 тыс. лет назад, эта группа маркирует вторжение в Европу ок. 20 тыс. лет назад и экспансию популяций из Иберии, начавшуюся 15 тыс. лет назад. Однако большое исследование Роосталю/Roostalu и др. показало, что всё это касается лишь Ближнего Востока, Кавказа и Юго-Восточной Европы. Распространение дальше на запад произошло позже, с Южного Кавказа, и связывается с феноменом ККК. Разнообразие митохондриальных групп (W, I1a1, K1, T1, T1a, T2, U2, U4, U5, H, H4, H5) говорит о том, что прибывшие мужчины либо повсеместно женились на местных женщинах , либо брали себе жен из разных местностей.

Лингвистическое определение ККК крайне затруднительно.

Традиционный взгляд, что ККК принадлежит протокельтам, долго казался естественным (его можно видеть в работах Норы Чэдвик/ Chadwick и Майлза Дилтона /Dilton 1967, Альмагро-Корбеа /Almagro-Gorbea 2001), поскольку история застала кельтов уже в Британии и Франции, а в доисторические времена только ККК может претендовать на столь широкое распространение. Но традиционный же взгляд производит кельтов из Центральной Европы, а К. Х. Шмидт/Schmidt (1996) выдвинул доказательства, что кельтский протоязык принадлежит не к западноевропейским, а к восточноевропейским. Это не вяжется с тем, что мы знаем о ККК.

Швейцарский археолог А. Галлэ /Gallay 2001) подправил эту идею, опустив ККК глубже по ветви на генеалогическом древе индоевропейцев, связав с ней более древний узел – общий праязык кельтов и италиков. Но, во-первых, не так уж ясно, существовал ли такой общий для них праязык, в во-вторых, глоттохронологи очень расходятся в определении той даты, к которой относится распад этого языка.

Еще глубже опускают на индоевропейском древе искомый узел последователи лингвиста Ганса Краэ с его «древнеевропейским» языком (Alteuropäisch), выявленным на основе гидронимики. К этому языку возводятся все современные индоевропейские языки Северной, Центральной и Восточной Европы. Это общий праязык для кельтов, италиков, германцев, балтов и славян. К этому отождествлению склоняется Джеймс Мэллори (J.P. Mallory 2013). Но не совпадает ареал этого языка с ареалом ККК, да и нет такой ветви на индоевропейских древесах в любых вариантах.

Для тех, кто связывает происхождение индоевропейских языков исключительно с культурами шнуровой керамики, ККК либо производные и зависимые от них культуры, либо их носители говорили на неиндоевропейском языке, нам неизвестном. Для Адамса и Форда-Джонстона это ливийско-берберский этнос (хамито-семитическая семья языков).

Барри Канлиф опирается на идею сплава различных культур в ККК и считает, что язык ее представлял собой пиджин, сложившийся из разных языков, бытовавших в атлантическом регионе Европы. Но эта идея фактуальных доказательств не имеет, а облик такого языка совершенно непредставим.

Какие-то данные о словарном составе искомого языка можно было бы собрать из субстратной лексики атлантического региона, связанной с реалиями ККК  (нет ли неиндоевропейских корней у слов: кубок, кинжал, алебарда, лук, стрела, плакетка для защиты кисти, пуговица), а исходя отсюда судить (очень предположительно) о его фонетике, грамматике и родственных связях.

 

 

 

 

Другие слова

А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • К • Л • М • Н • О
П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Э • Ю • Я
Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015