Доска объявлений

VII Съезд Вавиловского общества генетиков и селекционеров

ВТОРОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Глубокоуважаемые коллеги!

Рады сообщить, что 18-22 июня 2019 г. в Санкт-Петербурге на базе кампуса Санкт-Петербургского государственного университета «Михайловская дача» (Санкт-Петербургское ш., 109, Новый Петергоф) пройдет международный конгресс

«VII Съезд Вавиловского общества генетиков и селекционеров, посвященный 100-летию кафедры генетики СПбГУ, и ассоциированные симпозиумы».

В рамках Конгресса будут проведены пленарные заседания, симпозиумы и постерные сессии, призванные осветить всю широту современных направлений в генетике и селекции. Научная программа Конгресса включает выступления более 200 докладчиков, включая профессоров Рида Викнера, Томаса Питеса, Роба Найта, Уильяма Мартина, Николая Колчанова, Стефана О’Брайена, Рауля Гайнетдинова, Николая Янковского, Юрия Чернова, Евгения Рогаева, Кристину Линдстром, Йохана Кумлена, Евгения Гинтера, Евгения Имянитова и многих других.

Общая информация о Конгрессе, а также возможность регистрации и загрузки тезисов доступны на его сайте, расположенном на официальном портале СПбГУ по адресу: http://vavilov.spbu.ru . Авторам тезисов, отобранных в результате рассмотрения программным комитетом, будет предоставлена возможность сделать на Конференции устный доклад. Остальным участникам, тезисы которых пройдут рецензирование, будут предоставлены постерные доклады. Ранняя регистрация на Конгресс продлится до 30 ноября 2018 г. Рабочие языки Конгресса: русский и английский.

Участникам Конгресса будет предложена культурная программа, включающая посещение всемирно известных музеев и театров Санкт-Петербурга.

Адрес электронной почты Секретариата Конгресса: gen2019@spbu.ru

Приглашаем Вас принять участие в VII Съезде ВОГиС!
С уважением
Организационный комитет

Второе информационное письмо VII Съезд ВОГиС

Poster VOGiS Rus

V Молодежная антропологическая конференция «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы».

Уважаемые коллеги,
приглашаем вас и ваших учеников принять участие в V Молодежной антропологической конференции «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы».
new-1
I ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
Дорогие коллеги,
Центр физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН приглашает молодых исследователей (до 35 лет) – магистрантов, аспирантов и научных сотрудников – принять участие в V Молодежной антропологической конференции «Актуальные проблемы физической антропологии: преемственность и новые подходы», которая пройдет 25–27 марта 2019 года в Москве на базе ИЭА РАН. Традиционно, конференцию откроют лекции приглашенных специалистов, два дня будут посвящены заслушиванию докладов молодых ученых, а третий день отведен практическому семинару.
Заявки на участие принимаются до 1 февраля 2019 года на электронный адрес cpha.conference@ya.ru. В заявке необходимо указать ФИО полностью, место учебы/работы, ФИО научного руководителя, тему доклада, контактные данные (e-mail, телефон).
По итогам конференции доклады, оформленные в виде статей, могут быть опубликованы в журнале «Вестник антропологии» (РИНЦ).
Призываем старших коллег не оставаться в стороне и поддержать молодых участников советами, вопросами, которые, возможно, откроют новые горизонты исследований, и принять участие в дискуссиях, являющихся неотъемлемой частью нашей конференции.
Ждем ваши заявки!
С уважением,
КООРДИНАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ
Герасимова Маргарита Михайловна (ИЭА РАН, Москва) – председатель
Агджоян Анастасия Торосовна (ИОГен РАН, Москва)
Балановский Олег Павлович (ИОГен РАН, Москва)
Галеев Равиль Марветович (ИЭА РАН, Москва)
Евтеев Андрей Алексеевич (МГУ, Москва)
Лейбова Наталья Александровна (ИЭА РАН, Москва)
Пежемский Денис Валерьевич (МГУ; ЦПИ, Москва)
Синева Ирина Михайловна (МГУ, Москва)
Широбоков Иван Григорьевич (МАЭ РАН, С.-Петербург)
Южакова Алёна Владимировна (ИЭА РАН, Москва)
ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ
Лейбова Наталья Александровна (ИЭА РАН, Москва) – председатель
Галеев Равиль Марветович (ИЭА РАН, Москва)
Южакова Алёна Владимировна (ИЭА РАН, Москва)
new-2

III Молодежная антропологическая конференция 2017 год, ИЭА РАН

new-3

IV Молодежная антропологическая конференция 2018 год, ИОГен РАН

Конференция, посвященная 85-летию со дня рождения выдающегося антрополога проф. А.А.Зубова «Проблемы изучения изменчивости в антропологии. Новое в многообразии традиционного»

II информационное письмо

Дорогие коллеги!

Приглашаем вас принять участие в конференции, посвященной 85-летию со дня рождения выдающегося антрополога, д-ра ист. наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ Александра Александровича Зубова, и сообщаем, что конференция пройдет 13–16 мая 2019 года в Государственном биологическом музее им. К.А. Тимирязева (г. Москва, ул. Малая Грузинская, д. 15, стр. 1) и в Центре физической антропологии ИЭА РАН (ул. Вавилова, д. 37А).

Прием заявок продлен до 20 декабря 2018 г.

Заявка должна содержать название доклада, ФИО, учреждение, контакты.
В связи с предполагаемым изданием сборника трудов конференции, просим участников прислать свои статьи строго до 23 мая 2019 г. (правила оформления – ниже). Заявки и статьи принимаются по адресу: zubov_conf@bk.ru. Рабочие языки
конференции – русский и английский.
* * *
Цель конференции – представить научное наследие профессора А.А. Зубова, достижения сформированного им направления одонтологии, его научной школы, обсудить современное состояние и перспективы развития физической антропологии в
отечественной и мировой науке, показать роль новых методов, новых теоретических разработок с учетом антропологического разнообразия и определяющих его факторов, роль антропологии в перспективе интеграции наук.

На конференции предполагается рассмотреть следующие проблемы, связанные с основными направлениями научной деятельности А.А. Зубова:
1. Эволюционная антропология: новые находки, методы и интерпретации рода Homo;
2. Одонтологические исследования в изучении популяций современного и ископаемого человека;
3. Роль антропологии в решении проблем этногенеза и этнической истории древних и современных народов;
4. «Памяти посвящается…»: российская антропология в лицах.
Также в рамках конференции планируется проведение практического семинара «Методология и методы одонтологических исследований».

С уважением,
ОРГКОМИТЕТ

Научный комитет
Васильев Сергей Владимирович (зав. ЦФА ИЭА РАН, д.и.н.)
Амирханов Хизри Амирханович (чл.-корр. РАН, зав. отделом камня ИА РАН, д.и.н.)
Перевозчиков Илья Васильевич (зав. лабораторией расоведения НИИиМА МГУ, д.б.н.)
Рахчеева Мария Витальевна (директор ГБМ им. К.А.Тимирязева, к.б.н.)

Оргкомитет конференции
Халдеева Наталия Ивановна (д.и.н., ИЭА РАН) – председатель
Алексеев Юрий Андреевич (ГБМТ)
Галеев Равиль Марметович (ИЭА РАН)
Касаткин Михаил Васильевич (ГБМТ)
Лейбова Наталья Александровна (к.и.н., ИЭА РАН)
Харламова Наталья Владимировна (к.и.н., ИЭА РАН)
Южакова Алёна Владимировна (ИЭА РАН)

ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ
Принимаются статьи в электронном виде объемом до 20 страниц (включая рисунки, таблицы и графики) на русском и английском языках. Основной текст должен быть предварён заголовком статьи, ФИО авторов (полностью) с указанием
места работы (город, название учреждения), краткой аннотацией и ключевыми словами – всё на русском и английском языках.
Шрифт Times New Roman, кегль 12, интервал 1,5, поля: левое – 3 см, верхнее, нижнее и правое – 2 см; без переносов. Рисунки в формате *.tif, *.jpg, разрешение не менее 300 dpi. Графики и диаграммы – черно-белые, без цветных или серых элементов и мелких (сплошных) заливок. Таблицы – созданные в программе Word. Все таблицы, рисунки и подписи к ним должны быть оформлены отдельными файлами. Оформление ссылок внутри текста: [Иванов, 1980, с. 7]. Полный библиографический список оформляется в конце статьи в алфавитном порядке. Пример: Автор А.А. Название книги. Москва: Название издательства, 1996. 307 с. Автор А.А. Название статьи // Название научного журнала. 2015. № 7 (50). С. 49–58.

Авторизация

Подписка

Если Вы хотите еженедельно получать по почте подборку новых материалов сайта "Генофонд.рф", напишите нам на адрес info@генофонд.рф

Свежие комментарии

Генофонд.рф
Синтез наук об этногенезе
Генофонд.рф / Словарик / Колоколовидных кубков культура

Колоколовидных кубков культура

Культура (комплекс, традиция) колоколовидных кубков (Bell Beaker Culture) относится к позднему неолиту (энеолиту, халколиту, медному веку) – раннему бронзовому веку Европы, преимущественно Западной, даты 2800/2600 – 1800 до н. э. В Британии нередко именуется культурой кубков (Beaker Culture). Выделена в начале ХХ века британским археологом Джоном Эберкромби (Abercromby), но еще в начале XIX века Ричард Колт Хор отметил колоколовидные кубки. По своему значению эта культура рассматривается как западная параллель культурам шнуровой керамики, занимавшим в то же самое время Центральную, Северную и Восточную Европу. Однако культура колоколовидных кубков (сокращенно ККК) примерно с 2400 г. распространяется и в Центральной Европе (в Среднем Подунавье) и даже заходит в Польшу и в Нижнее Подунавье, а колоколовидные кубки встречаются в среднеднепровской культуре Украины. Никогда ранее, да и позже на этой огромной территории не было столь явного господства единого комплекса.

400px-Beaker_culture_diffusion.svg

Распространение культуры колоковидных кубков. Карта из книги Стюарта Пиготта (Stuart Piggott) «Ancient Europe», 1979.

 

Как и культуры шнуровой керамики, ККК известна в основном по погребениям, хотя и поселения ныне обследованы.  Поселения на холмах, в труднодоступных местах, естественно защищенных, жилища в них овальные, редко расположенные.

Погребения этой культуры (в ямах, гротах, каменных ящиках) резко отличаются от предшествующих неолитических погребений Западной Европы: те – коллективные и безоружные, а эти – индивидуальные, скорченные на боку и с вооружением, как в культурах шнуровой керамики, но лишь иногда подкурганные, иногда с кремацией. Как и в культурах шнуровой керамики тут попадаются черепа с трепанацией (круглые отверстия, которые некоторые археологи считают не трепанацией, а следами ударов обушками  боевых топоров-молотов).

Но вместо каменных боевых топоров-молотов, проушных, полированных, характерных для культур шнуровой керамики, в погребениях ККК часто присутствует треугольный медный кинжал с широким черенком. В некоторых случаях это лезвие не кинжала, а алебарды (в одном случае найдено прямо укрепленным заклепками на длинной рукояти). Другим оружием был лук, от которого в погребениях остаются четырехугольные каменные или металлические плакетки с отверстиями по углам — наручные щитки, предохраняющие запястье руки, держащей лук, от удара тетивой. Треугольные наконечники стрел сделаны из кремня и на противоположном от острия конце имеют три выступа: черешок и две зазубрины по краям. Для находок в ККК характерны также конические пуговицы из кости или камня, перфорированные V-образно. Особый вид украшения — золотая лунула (полумесяц).

800px-Vaso_Campaniforme_Ciempozuelos

Кубок из Сьемпосуэлос. Источник: https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=558453

Опознавательным признаком этой культуры в керамике является кубок, похожий на перевернутый колокол, сплошь покрытый горизонтальными рядами гребенчатого орнамента или (уже под влиянием культур шнуровой керамики) шнурового орнамента, в двух местностях (Бретань во Франции и Южная Португалия) четко разделенными полосами («морской стиль»). В погребениях эти кубки более всего содержали опьяняющие напитки (Э. Шеррат/Sherratt 1987, в ряде случаев зафиксированы следы от пива и меда – Элиза Герра Доче/Doce 2006), но применяли их и для пищи, и для плавки металла, а также в качестве погребальных урн. Кроме кубков керамика состоит из  чаш на четырех или пяти ножках и кувшинов. Вся керамика выполнена из высококачественной глины с примесью песчаника, покрыта коричнево-красным или черным ангобом с последующим лощением (ангоб — жидкая глина другого цвета, наносимая на поверхность сосуда до обжига).

Население занималось скотоводством, сочетая его с охотой, иногда находят и признаки земледелия. Металлическое производство весьма развито – из испанских и из чешских руд.

index

Источник: http://bellbeakerblogger.blogspot.ru/2014_11_01_archive.html

О происхождении ККК споры среди археологов не прекращаются. Спорят о характере распространения комплекса: миграция сплошного массива — завоевание, или распространение групп воинов, или массовое и длительное проникновение отдельных семей, или вообще только диффузия идей в ходе торговых и иных контактов. В первые полвека исследования ККК господствовала идея миграции, и все говорили о «народе колоколовидных кубков», распространяющем медное оружие.  Сначала марксизм с его идеей повсеместной автохтонности, затем в 1960-е Новая Археология внесли догадку, что двигались идеи и типы, а не народы. Это коснулось и ККК (Колин Бёрджес/Burgess и Стив Шеннан/Shennan в статье 1976 г.). Погребения этого рода стали рассматривать как надкультурный феномен – могилы меньшинства: воинов-завоевателей или торговцев металлом или деятелей культа. Но в последние десятилетия успехи генетики и стронциевый анализ мест первоначального обитания древних индивидов вернул археологов к идее миграции (из 86 погребенных в могилах ККК Баварии до четверти происходило из других местностей – Дуглас Прайс и др. 1998), но не народов, а множества небольших групп. Так, видные археологи (француз Лемерсье, например) отстаивают идею проникновения небольших групп воинов и металлургов с аккультурацией местного неолитического населения.

Спорят и о первоначальной территории. Предлагались Центральная Европа (Childe 1925), Юго-Восток Франции (Clarke 1970), Сицилия (Guilaine 2004).  Но наибольшей популярностью вначале пользовалась идея о распространении с Иберийского полуострова (Дель Кастилло Юррите/Del Castillo Yurrite 1928, П. Босх-Жимпера/Bosch-Gimpera, Барри Канлиф/Cunliff 2010, Хамфри Кейс/Case 1993, 2001, 2007), где и должна была возникнуть металлургия, характерная для ККК. Нашли там и прототипы в виде кубков Копоз и даже некие корни в керамике Северной Африки – Марокко (Дж. Л. Форд-Джонстон /Forde-Johnston 1959, Г. Б. Адамс/Adams 1975). Но эта линия происхождения касается только кубков «морского стиля».

Beakerculture

Объекты культуры колоколовидных кубков. Автор: José-Manuel Benito Álvarez, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=558453

Что касается остальных кубков, то их выводят из северных районов – Нидерландов, с берегов Нижнего Рейна (следом за Дж. Н. Лантинг/Lanting и Дж. Д. Ван дер Ваальс /Van der Waals 1974, это проделали Вандер Линден/Vander Linden 2006, Гарри Фокенз/Fockens и Франко Николис/Nicolis 2012). Там просматривается постепенное возникновение этой культуры из местных корней и там можно увязать происхождение культуры с культурами шнуровой керамики и воронковидных кубков, а тем самым с одной из концепций происхождения индоевропейцев. Но как раз Лантинг и Ван дер Ваальс не считали Нидерланды исходным регионом. Они считали, что «голландская модель» применима ко многим районам, что во многих регионах можно также проследить постепенную эволюцию кубков из местных форм.

В последнее время происхождение каждого компонента ККК часто рассматривают порознь, отдельно, из разных регионов, полагая, что они сплавились где-то на Нижнем Рейне и оттуда стали распространяться. Все вместе эти компоненты (индивидуальное погребение с оружием, колоколовидный кубок, медный кинжал, пуговица с V-образной перфорацией, каменный щиток на запястье и некоторые другие) формируют так называемый «пакет» или комплекс колоколовидных кубков (Bell Beaker Package или Bell Beaker Set), который определил облик различных культурных групп, втянутых в одно культурное развитие. Понятие «кубкового пакета» (beaker package) ввел Стив Шеннан, утверждая этим, что нет культуры колоколовидных кубков , а только набор вещей для погребений, распространяемый среди элит. Культуры же низов в каждой местности свои. А медь приобрела важное значение только на позднем этапе кубков. Но цельный пакет находят только в Центральной Европе.  Оливье Лемерсье из Бургонского университета (Дижон, Франция) разделяет два типа памятников ККК: в одних господствует керамика ККК, в других колоколовидных сосудов немного, а преобладает керамика местной неолитической традиции.

Вещи из «кубкового пакета » — это символы престижа. Полагают, что колоколовидные кубки  столь стандартизированы потому, что служили для ритуального потребления алкогольных напитков на пиршествах, сплачивавших общество Шеррат/Sherratt  1987, Дитлер/Dietler 1990). А оружие (кинжалы и луки) было скорее символическим, чем употребительным в бою: на нем нет следов употребления (Вудвордс/Woodwards et al 2001), оно (кинжалы) и неудобно для боевого употребления (Робертс/Roberts 2008), а количество следов ранений на костях погребенных позднего неолита намного превышает такое количество периода кубков (Guilaine & Zammit 2001).

Но антропологи описывают «народ кубков» как резко отличающийся от предшествующего населения Западной Европы. Это высокие с мощным костяком широколицые брахицефалы. Жоселин Десидери исследовала преемственность по строению зубов и нашла, что только в Северной Испании и Чехии люди ККК имеют местные корни, а в остальных местах (Франция, Швейцария, Венгрия) преемственности нет.

Генетики заметили, что с ККК связана Y-гаплогруппа R1b-M269 с пиком ее частоты в области басков. В ранних исследованиях (около 2000 г.) они полагали, что это говорит о немедленном послеледниковом заселении Европы. Однако уже десятилетием позже генетики понизили возраст этой гаплогруппы в Западной Европе до позднего неолита, а последние исследования Д. Райха, В. Хаака и др. говорят о том, что эта гаплогруппа маркирует миграции популяций с Востока, из степей — от ямной культуры, что ничем археологически пока не поддерживается, кроме принципиальной смены погребального обряда на индивидуальный с вооружением и внедрением кургана.

Что до митохондриальной гаплогруппы, то здесь аналогичную роль играет гаплогруппа H (ее носители — до 40% всех женских образцов из ККК). Возникнув на Востоке ок. 28 – 23 тыс. лет назад, эта группа маркирует вторжение в Европу ок. 20 тыс. лет назад и экспансию популяций из Иберии, начавшуюся 15 тыс. лет назад. Однако большое исследование Роосталю/Roostalu и др. показало, что всё это касается лишь Ближнего Востока, Кавказа и Юго-Восточной Европы. Распространение дальше на запад произошло позже, с Южного Кавказа, и связывается с феноменом ККК. Разнообразие митохондриальных групп (W, I1a1, K1, T1, T1a, T2, U2, U4, U5, H, H4, H5) говорит о том, что прибывшие мужчины либо повсеместно женились на местных женщинах , либо брали себе жен из разных местностей.

Лингвистическое определение ККК крайне затруднительно.

Традиционный взгляд, что ККК принадлежит протокельтам, долго казался естественным (его можно видеть в работах Норы Чэдвик/ Chadwick и Майлза Дилтона /Dilton 1967, Альмагро-Корбеа /Almagro-Gorbea 2001), поскольку история застала кельтов уже в Британии и Франции, а в доисторические времена только ККК может претендовать на столь широкое распространение. Но традиционный же взгляд производит кельтов из Центральной Европы, а К. Х. Шмидт/Schmidt (1996) выдвинул доказательства, что кельтский протоязык принадлежит не к западноевропейским, а к восточноевропейским. Это не вяжется с тем, что мы знаем о ККК.

Швейцарский археолог А. Галлэ /Gallay 2001) подправил эту идею, опустив ККК глубже по ветви на генеалогическом древе индоевропейцев, связав с ней более древний узел – общий праязык кельтов и италиков. Но, во-первых, не так уж ясно, существовал ли такой общий для них праязык, в во-вторых, глоттохронологи очень расходятся в определении той даты, к которой относится распад этого языка.

Еще глубже опускают на индоевропейском древе искомый узел последователи лингвиста Ганса Краэ с его «древнеевропейским» языком (Alteuropäisch), выявленным на основе гидронимики. К этому языку возводятся все современные индоевропейские языки Северной, Центральной и Восточной Европы. Это общий праязык для кельтов, италиков, германцев, балтов и славян. К этому отождествлению склоняется Джеймс Мэллори (J.P. Mallory 2013). Но не совпадает ареал этого языка с ареалом ККК, да и нет такой ветви на индоевропейских древесах в любых вариантах.

Для тех, кто связывает происхождение индоевропейских языков исключительно с культурами шнуровой керамики, ККК либо производные и зависимые от них культуры, либо их носители говорили на неиндоевропейском языке, нам неизвестном. Для Адамса и Форда-Джонстона это ливийско-берберский этнос (хамито-семитическая семья языков).

Барри Канлиф опирается на идею сплава различных культур в ККК и считает, что язык ее представлял собой пиджин, сложившийся из разных языков, бытовавших в атлантическом регионе Европы. Но эта идея фактуальных доказательств не имеет, а облик такого языка совершенно непредставим.

Какие-то данные о словарном составе искомого языка можно было бы собрать из субстратной лексики атлантического региона, связанной с реалиями ККК  (нет ли неиндоевропейских корней у слов: кубок, кинжал, алебарда, лук, стрела, плакетка для защиты кисти, пуговица), а исходя отсюда судить (очень предположительно) о его фонетике, грамматике и родственных связях.

 

 

 

 

Другие слова

А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • К • Л • М • Н • О
П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Э • Ю • Я
Яндекс.Метрика © Генофонд.рф, 2015